Никита Кричевский: Мы сами отключимся от SWIFT и перекроем углеводородные краники в Европу

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и профессор Никита Кричевский обсуждают, не слишком ли часто и много нас штрафуют, кого отнести к среднему классу, должна ли Россия по собственной воле отключиться от SWIFT и что должен был ответить Володин саратовской бабушке

А. Иванов:

- Здравствуйте. В студии Никита Кричевский и Алексей Иванов. Никита Александрович, как у вас проходят майские праздники?

Н. Кричевский:

- Не буду рассказывать, но проходят.

А. Иванов:

- Ну, давайте обсуждать новости. Правительство решило вернуться к обсуждению одной из самых резонансных инициатив в области безопасности движения – снижению не штрафуемого порога скорости до 10 км в час. О чем речь? О том, что сейчас превышение скорости в пределах 20 км в час не карается штрафами. Так вот, этот порог собираются снизить с 20 до 10 км в час, что приводит, конечно, в негодование водителей. Как вы к этому относитесь, Никита Александрович?

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, вы меня сейчас будете опять ругать, но сегодня с утра в своем Телеграм-канале «Антискрепа» я написал, что это, скорее всего, дымовая завеса, ложная тревога, некий резиновый танк, призванный прикрыть более существенные инициативы. Потому что понятно, что в предвыборный период эта инициатива не пройдет. Прошло несколько часов, и секретарь Генсовета «Единой России» Турчак сказал, что «Единая Россия» не поддержит эти изменения в КоАП. А если она не поддержит, значит, об этих изменениях можно забыть. Ведь они должны будут проходить через голосование в Государственной Думе.

Я с самого начала, когда посмотрел эту историю, понял, что эти разговоры время от времени происходят и заканчиваются ничем. А по большому счету, разговор идет о следующих кейсах. Разговор идет о том, что параллельно пакетом предлагается ограничение юридически значимых действий для граждан, не оплачивающих в срок штрафы. И я не знаю, что значит ограничение юридически значимых действий.

А. Иванов:

- Поражение в правах гражданских, видимо.

Н. Кричевский:

- Я полагаю, что да.

А. Иванов:

- Запрет, например, на выезд за рубеж.

Н. Кричевский:

- Это и сейчас есть. А кроме этого, что еще будет?

А. Иванов:

- Может быть, голосовать нельзя?

Н. Кричевский:

- Не знаю. Надо смотреть. Это не расшифровывается. Это первый кейс. Второй кейс. Меры, направленные на уменьшение числа выездов на встречку водителей грузовиков и водителей автобусов из-за засыпания за рулем. Это по следам нескольких трагедий, которые случились на этих днях.

А. Иванов:

- Это, видимо, какие-то приборы, которые будут мониторить круглосуточно состояние водителя.

Н. Кричевский:

- В первую очередь это будут знаки, запрещающие обгон автобусам и грузовикам. Но что будет кроме этого, я не знаю. Тем не менее, это анонсировано. Установка виртуальной разметки с проектора на дорогу, имитирующей спецсигнал автомобилей ДПС. Мне кажется, это весьма коррупционная тема. Ну, имитаторы автомобилей ДПС, которые будут якобы светить своими «люстрами», как их называют. И, наконец, изменение примерных программ подготовки водителей в автошколах. Тоже непонятно, что это значит.

А. Иванов:

- Так уже поменяли в автошколах.

Н. Кричевский:

- Значит, будут менять дальше. Но ограничение юридически значимых действий для тех, кто не оплачивает штрафы в срок – это, мне кажется, очень интересный момент. Я полагаю, что здесь может быть все что угодно, вплоть до временного прекращения действия водительского удостоверения. То есть вы можете ездить, не оплачивая штрафы в срок, но как только вы попадаетесь, первый же полицейский говорит вам о том, что ваше удостоверение недействительно, следовательно, вы ездите на машине без прав.

А. Иванов:

- Меня волнует вот такой вопрос. Не слишком ли часто и много нас штрафуют? Если почитать новости, то чуть ли не каждую неделю принимаются законы о каких-то новых штрафах. Вот я сейчас открыл новости. С 1 мая вступил закон о новых штрафах за нарушение правил дорожного движения на железнодорожных переездах. Вчера обсуждалось, что могут штрафовать дачников за одуванчики. Правда, в Думе поспешили опровергнуть, сказали, что дачников это не коснется, а коснется только крупных сельхозпроизводителей. За высадку детей из транспорта водителей начинают штрафовать с 1 мая. В общем, штрафов много. А нужны ли они в таком количестве, как вы считаете?

Н. Кричевский:

- Это очень сложный вопрос. Потому что какие-то штрафы, безусловно, нужны, и нужно даже их существенное ужесточение, а какие-то штрафы мне кажутся избыточными. Другое дело, что сейчас специально педалируется тема дополнительных штрафов в преддверии сентябрьских выборов. Буквально вчера мне в личную почту Телеграм-канала «Антискрепа» пришло обращение от женщины, где она говорит: почитайте, «Единая Россия», что она сделала, что не сделала, я буду вам очень благодарна за распространение этой истории… И это даже не начало предвыборной кампании. Но многие специально сейчас подзуживают тему одних штрафов, вторых штрафов, третьих. И все это, как подразумевается, идет из стана «Единой России».

«Единая Россия» на самом деле предложила много чего полезного за последнее время. Ну, например, те социальные инициативы Путина, о которых он говорил в своем Послании, это предложения, которые выдвигали «единороссы». Но мы здесь не будем пиарить эту прекрасную партию. Я скажу только одно. Вчера господин Миронов сказал, что «Справедливая Россия» предлагает ввести налог на роскошь. И я упал со стула. Я подумал: так вы уже лет 100, наверное, предлагаете ввести налог на роскошь. Есть же налог на автомобили…

А. Иванов:

- На слишком дорогие автомобили.

Н. Кричевский:

- Что есть налоги на дорогие активы? Есть налоговая база, которая, если мы говорим о недвижимости, исходит от кадастра, и есть налоговая ставка. Вот для дорогих вещей налоговая ставка, естественно, выше. Для дорогой недвижимости более существенна оценка по кадастру. И тут, хочешь, не хочешь, но ты уже платишь этот повышенный налог. Миронов же говорит о том, что мы хотим, чтобы по повышенной ставке облагалась недвижимость, жилье, квартиры стоимостью выше 50 млн. рублей. И я здесь не про бабушку, которая живет в квартире на Фрунзенской набережной или на Старом Арбате. Я о том, что с нынешним кадастром в крупных городах квартира стоимостью 50 млн. рублей – это отнюдь не роскошь. Вот если у тебя квартира стоимостью 200-300 млн. рублей, даже от 100, тут я согласен. Но что такое 50 миллионов? Особенно если у тебя много детей, если вы съехались с кем-то (например, муж с женой) либо это ипотека.

А. Иванов:

- Приватизированная советская квартира.

Н. Кричевский:

- Да, либо так. То есть вариантов масса. И эту по нынешним временам стандартную недвижимость (ну, выше, конечно, чем стандартную, но, тем не менее, очень часто встречающуюся) Миронов предлагает облагать налогом. Дальше идет разговор о машинах стоимостью свыше 8 млн. рублей. Тут уже я начинаю приседать. Почему? Потому что у меня машина выше 8 млн. рублей, но у меня автокредит. Сергей Михайлович, вы предлагаете вычетать автокредит из этой суммы? Тогда у нас автокредиты будут получать все обладатели будущих дорогих машин. А если они будут получать и тут же гасить, значит, внакладе останутся банки, а банки будут вводить штрафы за досрочное погашение автокредитов. Вы представляете, какую бучу поднимаете?

Разговор о том, что «Единая Россия» выступает за то, чтобы не было бедных, а «Справедливая Россия» - за то, чтобы не было богатых.

А. Иванов:

- В этом плане «Справедливая Россия» наследует большевикам.

Н. Кричевский:

- А мы за то, чтобы не было богатых. То есть вы чуть-чуть приподнялись, прибарахлились – иди сюда, по рукам получай.

А. Иванов:

- «Какое у Никиты авто?» - интересуются наши слушатели.

Н. Кричевский:

- У меня «Мерседес».

А. Иванов:

- Он относится к роскоши?

Н. Кричевский:

- Да. Ну, во-первых, мне 52 года. Машины у меня в собственности на протяжении 30 лет. Естественно, я их периодически меняю, естественно, они растут в цене, естественно, я что-то каждый раз добавляю. Раньше где-то занимал, сейчас уже не занимаю, поскольку есть автокредитование в коммерческих банках, то есть цивилизованная система перехватывания до лучших времен.

Как я покупал эту машину? Это, кстати, не немецкий «Мерседес», а солнечногорской сборки, так что это, можно сказать, отечественный производитель. Что-то досталось по trade-in, какие-то сбережения у меня были, а остальное я взял в банке (не скажу, что на половину машины, но очень существенную сумму). Это я к тому, что Миронов предлагает облагать повышенным налогом таких, как я. А таких, как я, очень много. Люди ездят, продают, а сейчас цены на подержанные машины существенно выросли, процентов на 30-40 за год. Взять автокредит очень и очень удобно, это можно сделать в автосалоне. И, наконец, всегда есть сбережения, которые ты можешь потратить на то, чтобы поменять свой автопарк. Поэтому ничего сверхъестественного и какого-то роскошества в том, что у Кричевского автомобиль «Мерседес», я не вижу. Очень многие так живут – старую продают, что-то докладывают, берут автокредит. Я имею в виду тех, кто живет на трудовые доходы, естественно. Те, кто живет на нетрудовые, им все равно.

А. Иванов:

- Кстати, по поводу нелепых штрафов. Власти Китая будут штрафовать за пропаганду обжорства и расточительства в еде. Я считаю, нам это тоже надо как-то представить.

Н. Кричевский:

- У нас все впереди, Алексей.

А. Иванов:

- Не могу не зачитать еще одно сообщение. «Пожалуйста, продиктуйте, где искать сайт «Антискрепа». Из Московской области нам слушатель пишет.

Н. Кричевский:

- Загружаете приложение Telegram. Набирайте: «Антискрепа». И попали ко мне в гости.

А. Иванов:

- В это праздничное затишье было не так много новостей. Тем громче прозвучало интервью Ярослава Кузьминова, ректора Высшей школы экономики. Как я понимаю, это супруг Эльвиры Набиуллиной, главы Центробанка.

Н. Кричевский:

- Да. Который защищает нас с вами, в том числе меня, как человека, которого Миронов хочет обложить какими-то сумасшедшими налогами.

А. Иванов:

- Ярослав Кузьминов дал интервью РБК и, в частности, сообщил о том, что поддерживать нужно не только самых бедных (чем занимается государство в течение последнего года), но и средний класс.

Н. Кричевский:

- Нет, он не так сказал. Он сказал, что нельзя поддерживать самых бедных. Не «не только»…

А. Иванов:

- Цитата. «Справляться с ним (падением реальных доходов населения) традиционными методами, то есть поддержкой самых слабых, просто нельзя».

Н. Кричевский:

- Отлично сказано. Я не знаю, на какой планете эти люди живут.

А. Иванов:

- Они живут на планете среднего класса. Там, где люди занимаются творческими профессиями…

Н. Кричевский:

- Они живут на планете Высшей школы экономики.

А. Иванов:

- Это люди, которые из хороших семей, с красивыми лицами, которые занимаются гуманитарными науками.

Н. Кричевский:

- Которые 30 лет варятся в своей тусовочке…

А. Иванов:

- Любят ездить за границу и очень страдают оттого, что в последний год им отказывают в этом…

Н. Кричевский:

- У которых дети – граждане Норвегии, и у них с деньгами все хорошо.

А. Иванов:

- Да. Вы сейчас намекаете на самого Ярослава Кузьминова.

Н. Кричевский:

- Мы с вами, Алексей Валерьевич, со своими, извините, свиными рылами в этот калашный ряд никак не вписываемся. Наш удел – «Комсомольская правда». Так же как и миллионов наших слушателей.

А. Иванов:

- А радио «Комсомольская правда» - радио простого народа.

Н. Кричевский:

- Абсолютно.

А. Иванов:

- Никита Александрович, давайте разберем, в чем он неправ. Средний класс не нужно поддерживать?

Н. Кричевский:

- Подождите. Вы скажите, что он подразумевает под средним классом.

А. Иванов:

- Поскольку Ярослав Кузьминов – редактор Высшей школы экономики, то и методику среднего класса мы будем брать ту, которую нам предлагает ВШЭ. Так вот, в ВШЭ считают, что к среднему классу относятся люди с доходом не ниже 1,25 от медианного по региону, которые имеют высшее образование либо работают в госструктурах, руководителями высшего и среднего звена, специалистами высшего и среднего уровня квалификации, офисными служащими или военными.

Я, кстати, специально посмотрел по медианному доходу по моей родной Саратовской области. 28 тысяч рублей по последнему году он составлял.

Н. Кричевский:

- Не средняя зарплата, а медианный доход.

А. Иванов:

- Да. То есть 50% ниже получают, а 50% получают выше. Так вот, 28 тысяч был медианный доход в минувшем году. Соответственно, средним классом господин Кузьминов предлагает считать всех саратовцев, которые получают свыше 35 тысяч рублей.

Н. Кричевский:

- А теперь смотрите. В крупных городах количество занятых, не учитываемых статистикой и налоговыми органами, составляет до 25%. Это в столицах - Москва, Санкт-Петербург, Екатеринбург, туда же можно отправить Краснодар, Пермь, то есть все миллионники. До 25%, их не видно, сколько они получают, неизвестно.

Дальше идут самозанятые. С самозанятыми тоже большой вопрос. Потому что есть люди, которые получают и 100, и даже до 200 тысяч рублей в месяц и являются самозанятыми. О них Кузьминов также ничего не говорит.

Наконец, до 40% российской экономики, по международным подсчетам (да и по нашим тоже), находится в серой зоне. То есть до 40% доходов просто невидимы. Это первое замечание.

Второе замечание. Давайте смотреть по людям, которым, по мнению Кузьминова, нужно помогать. Люди, которые работают в госструктурах, как им помогать?

А. Иванов:

- Поднимать оклады.

Н. Кричевский:

- И закрывать глаза на коррупцию.

А. Иванов:

- Взятки разрешать? Но не больше 10 тысяч рублей за один раз.

Н. Кричевский:

- У меня тут же вопрос. А почему для всех одинаково? Для младшего персонала пусть 10 тысяч (декларируемые, кстати)…

А. Иванов:

- А если замминистра, тогда…

Н. Кричевский:

- …и миллиончик пойдет. Дальше. Руководители высшего и среднего звена. Это тоже, по мнению Кузьминова, средний класс. Ну, надо обнал разрешать, восстанавливать обналичку. Потому что падают доходы. Как жить-то в этой ситуации? Набиуллина будет против? Ну, мы ее подвинем.

Дальше. Офисные служащие из той же оперы. Но последние, кого перечисляет Кузьминов, это военные. И тут я хватаюсь за голову. Кстати, полицейские – это военные, по мнению Кузьминова? Я уверен, что да. Все, кто носит погоны, все военные. Это значит, административный, полицейский, ментовской (называйте как угодно) беспредел должен быть в порядке вещей. Подброс наркотиков (а почему нет?), левые свидетели, подставы на дорогах…

А. Иванов:

- И взятки, в конце концов.

Н. Кричевский:

- А куда без них? Представляете, всю эту разношерстную историю объединить в одну и обозвать ее средним классом.

А. Иванов:

- Мы спрашивали у наших слушателей, какие самые нелепые штрафы им приходили. Вот нам пишут из Тверской области: «Самый нелепый штраф был в прошлом году. Я в мае ехал из Твери через МКАД в Рязань. И пришло «письмо счастья» на 5 тысяч рублей за то, что ехал мимо Москвы по МКАДу без цифрового пропуска. Штраф отстоял в суде».

Н. Кричевский:

- Это выше моих умственных способностей. Я не понимаю, что такое цифровой пропуск.

А. Иванов:

- Вы что, забыли уже, год назад у нас вводили цифровые пропуска?

Н. Кричевский:

- Да, забыл. Но мы с вами про Кузьминова не закончили. Мы остановились на том, что в средний класс, по мнению господина Кузьминова, попадают чиновники, менеджеры, военные, клерки. И всем им нужно помогать, их нужно поддерживать, потому что в противном случае…

А. Иванов:

- «…они скатятся в бедность, и это угрожает политической стабильности в стране».

Н. Кричевский:

- При этом, обратите внимание, Кузьминов ничего абсолютно не предлагает. Как поддерживать? Потому что такая разношерстная публика, которая называется средним классом. Я, например, не считаю, что это средний класс. Я вообще не считаю, что есть какая-то актуальность в тематике и определении среднего класса. Вот кем ты себя считаешь, тем и считаешь. Вот спросите меня, я средний класс? Я понятия не имею. А какие еще есть варианты?

А. Иванов:

- Вот вы, Никита Александрович, мне кажется, больше себя идентифицируете не как средний класс, а как многодетный отец.

Н. Кричевский:

- Да я сам по себе. Я еще и доктор наук, профессор и пр. Мало того, что Кузьминов ничего не предлагает, но, судя по всему, его личные перспективы весьма и весьма несимпатичны, что ли. Иначе смысла позориться, причем делать это публично, высказываться так, что тебя еще и на РБК цитируют, а потом полоскают в Telegram-каналах… Но самая фишка господина Кузьминова – это то, что он на своем посту до тех пор, пока жив Евгений Григорьевич Ясин. Ведь это же Ясин его поставил. А что значит Ясин? Он не вечен, он 37-го года рождения. Дай бог ему здоровья. Фигура столь же легендарная, сколь и трагическая для истории современной России. Потому что именно Ясин с неким Гайдаром летом 1998 года настоятельно посоветовали руководству Центробанка засушить денежную массу в стране. То есть рублей для погашения ГКО стало не хватать. И кончилось это, вы знаете чем. 17 августа 1998 года.

А предшествовало 17 августа то, что по совету этих двух выдающихся ученых была изъята значительная часть денежной массы из экономики. Я вам больше скажу. В начале нулевых я видел на сайте ЦБ эти публикации, причем с цифрами до запятой, научные (с регалиями, именами, фамилиями) статьи, очень серьезные и обстоятельные. К своему стыду, я их не скопировал. Знаете, я был уверен, что если это на официальном сайте ЦБ, значит, это будет там всегда. Что вы думаете? Удалили.

А. Иванов:

- Решили не палиться.

Н. Кричевский:

- Да. Пришла госпожа Набиуллина – и всё. А Набиуллина – это кто? Лучшая ученица Евгения Григорьевича. Еще раз повторяю, чем крепче будет здоровье господина Ясина, тем дольше господин Кузьминов будет находиться на своем посту. Иных заслуг, на мой субъективный взгляд, у господина Кузьминова просто нет. Но то, что начало подгорать под его пятой точкой, на мой взгляд, очевидно.

А. Иванов:

- Еще одну новость хочу с вами обсудить. Продолжаются пляски вокруг SWIFT. «Сценарий отключения России от SWIFT у нас пока рассматривают как гипотетический сценарий. Ведется межведомственная проработка на предмет минимизации рисков и экономического ущерба от ограничения доступа нашей страны к привычным международным финансовым инструментам и платежным механизмам», - сказала Мария Захарова. У меня такой вопрос. А что они никак не успокоятся? Уже вроде и на Западе думать забыли про этот SWIFT…

Н. Кричевский:

- Знаете, на Западе недвусмысленная позиция: SWIFT – это частный кооператив (ну, по бельгийской форме собственности), который соблюдает все санкционные ограничения и ничего не нарушает. SWIFT это система, которая, конечно, не самая свежая, не самая лучшая, но это система, которая в зависимости от колеи предшествующего развития… Понимаете, она как 50 лет едет, так она и будет ехать. При этом параллельно создано уже несколько альтернативных расчетных систем, где в том числе участвует Россия. Кроме этого, участвуют Иран, Китай, многие европейские страны, многие страны Азии. Мы там отнюдь не одиноки. Если бы, Алексей Валерьевич, у вас была возможность поставить вопрос на голосование, я бы вас попросил поставить на голосование такой вопрос: как вы считаете, нужно ли России инициативно, по собственной воле отключиться от SWIFT?

А. Иванов:

- Это вы кого хотите спросить, наших слушателей?

Н. Кричевский:

- Да. Я бы поставил на голосование. Я не сомневаюсь, что значительная часть наших слушателей скажут: да, мы за то, чтобы самим отключиться.

А. Иванов:

- А вы уверены, что люди понимают последствия этого шага?

Н. Кричевский:

- Знаете, последствия, безусловно, будут, но никакой катастрофой здесь и не пахнет. Почему я так говорю? Потому что у русского человека склонность к изоляции, к экономическому самообеспечению, что называется, в крови. Скажу вам еще больше. По своему общению с весьма и весьма высокими чиновниками с одной из площадей (вы знаете, что это не Лубянская площадь), я могу сказать, что не только сейчас стоит вопрос о том, что мы сами плюнем на этот SWIFT и отключимся от него, но мы перекроем углеводородные краники в Европу, причем сделаем это сами (что нефть, что газ).

Потому что достало это уже. Ну, сколько можно нам грозить? Вот краник – до свидания. SWIFT вы нам отключите? Да до свидания. Забирайте свой SWIFT и живите с ним, как хотите. Как вы будете с нами расплачиваться (у нас положительный платежный баланс внешней торговли), это ваши проблемы. Да, нам будет хуже, но никакой катастрофы в России не будет. А куда мы будем толкать нефть с газом? Да вон страны Юго-Восточной Азии, да вон Китай, да вон Индия. Да куда угодно. Вы хотите, чтобы с «Северным потоком-2» были проблемы, чтобы мы ничего не поставляли никому? Да подавитесь. И я уверен, что такая постановка вопроса будет ко двору и будет позитивно принята очень многими из тех, кто нас слушает. Не потому, что мы такие дурики, а потому что, если Кричевский говорит (а Кричевский, на секундочку, доктор наук), то наверняка и простые люди тоже к нему присоединятся.

Что такое Россия? По большому счету, как на Западе говорят, папское государство, то есть церковное государство. Потому что монастыри и православная церковь играли, конечно, очень серьезную роль в становлении Руси, Московии как государства. А что касается монастырей, так они были оплотом, форпостами на границах Руси. Я, например, с огромным удовольствием посещаю Лужецкий монастырь на окраине Можайска. Монастырь был основан в 1408 году. Почему на окраине Можайска? Потому что дальше – земли Литвы, дальше Смоленск. А что есть Смоленск? Он то ли наш, то ли не наш.

А. Иванов:

- Переходил постоянно туда и обратно.

Н. Кричевский:

- Кстати говоря, поляки шли через Можайск, французы шли через Можайск. То есть это город, который всегда был форпостом. И вот тогда святой Ферапонт основал этот монастырь по наущению Дмитрия Донского, именно как форпост на южном рубеже. Что есть монастырь? Это структура, которая могла очень долгое время находиться на самообеспечении. Когда обманом взяли Соловецкий монастырь во время реформ Патриарха Никона (7 лет монахи отбивались), хлеба в Соловецком монастыре обнаружили еще на 7 лет. То есть они могли совершенно спокойно еще 7 лет держать осаду. И вот эта черта русского характера, она как была с нами на протяжении более чем половины тысячелетия, она с нами так и осталась. И когда значительная часть публики (и, не побоюсь этого слова, высшей власти) говорит об изоляционизме, говорит об осажденной крепости, в ней на самом деле говорит русский менталитет.

А. Иванов:

- Никита Александрович, не могу еще одну тему не затронуть. Лучшее видео прошедшей недели – общение в моем родном Саратове. Вячеслав Володин, наш саратовский политический деятель, и наша же саратовская пенсионерка, 90-летняя Анна Александровна, встретились на одной из улиц моего родного города, и произошел зажигательный… Я бы не назвал это диалогом, это был монолог бабушки, которая высказывала Володину все, что она думает о сегодняшней власти, не столько о нем лично, сколько в принципе о системе власти в России.

Никита Александрович, что бы вы ответили на месте Володина, когда бабушка (кстати, она очень подкованной оказалась в вопросах экономики) спрашивает: «Как же так, инфляция 5,8%, а у меня гробовые лежат под 3,5% в банке?»

Н. Кричевский:

- Абсолютная часть медиа прицепилась именно к этой детальке. Я бы сказал на месте Володина: Анна Александровна, во-первых, 5,8 – это сейчас, а по году, вполне вероятно, будет 4, а может быть, даже меньше. Во-вторых, в Европе ставки во многих странах вообще отрицательные, и люди все равно держат там деньги. Потому что вы держите деньги в банке не потому, что они вам приносят какие-то копеечные проценты, а потому что так надежнее, так сохраннее.

Все уцепились за эти 3,5 и 5,8, а разговор шел о гробовых. И тут возникает вопрос. Я бы сказал на месте Володина: «Анна Александровна, а почему гробовые, почему в виде вклада? В Саратове что, нет системы муниципального захоронения или муниципальной кремации, когда вашим родственникам оперативно выплачивается пособие на погребение?» И вот тут она бы сказала: знаете, тут у нас мафия похоронная и т.д. И тут я бы на месте Володина сказал: «Цифра похоронки буксует, но мы работаем в этом направлении. И вы, Анна Александровна, доживете до той светлой поры, когда ваши родственники уже не будут иметь никаких проблем. Сколько у вас там лежит, 80-90 тысяч? А вы знаете, сколько стоит похоронить близкого родственника в Москве на Николо-Архангельском кладбище? До 500 тысяч рублей. Где брать эти деньги? Вы думаете, мы это не знаем, Анна Александровна. Мы всё это знаем. Про вашу саратовскую историю мы тоже всё знаем. Лежат ваши деньги, и пусть они лежат. А лучше раздайте их внукам, детям, они вас похоронят. На земле, я вам обещаю, Анна Александровна, вы лежать не останетесь».

А. Иванов:

- «В стране много лет воруют, врут и богу молятся…»

Н. Кричевский:

- Это моя любимая фраза.

А. Иванов:

- Как вы думаете, Никита Александрович, станет ли это девизом политической кампании этого сезона?

Н. Кричевский:

- «Единой России», я считаю.

А. Иванов:

- Может быть, «Справедливой России»?

Н. Кричевский:

- Нет, «Справедливая Россия» за то, чтобы не было богатых. А вот «врут, воруют и богу молятся» – это за то, чтобы не было бедных.

А. Иванов:

- Ну что ж, на этой ноте, наверное, будем завершать наш сегодняшний эфир. Прощаемся до следующей недели. Всего вам хорошего. Живите богато, отдыхайте хорошо. Скоро снова начинаются рабочие будни.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!