Никита Кричевский: Главная причина роста цен - жадность предпринимателей

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают выступление Мишустина в Госдуме

А. Иванов:

- Никита Кричевский и Алексей Иванов в эфире радио «Комсомольская правда». Сегодня премьер-министр выступал в Государственной Думе с ежегодным отчетом перед депутатами о своей работе, говорил много интересного на разные темы, широкими мазками описывал ситуацию в российской экономике. Сейчас некоторые из этих фрагментов его выступления мы послушаем. Давайте начнем с первого фрагмента – про жадность.

Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Премьер-министр РФ

- Мы поддержали производителей муки, хлеба, сахара и другой агробизнес, который поставляет продукцию на внутренний рынок. На это дополнительно выделили около 15 млрд. рублей. Результат сдерживания цен, конечно, никого из нас полностью не устраивает, но если бы не предпринятые меры, обсуждать пришлось бы не их эффективность, а взрывной, неконтролируемый рост цен. Мы за то, чтобы наши производители зарабатывали на экспорте, но не в ущерб интересам главных своих покупателей, которые живут и работают в России.

И здесь важно сказать еще об одной причине, почему растут цены. Это жадность отдельных производителей и торговых сетей. И здесь, хочу напомнить, у правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе во всех сферах.

А. Иванов:

- Никита Александрович, это практически то же самое, что говорили и вы месяцем раньше – что цены растут, в том числе из-за того, что оптовики, перекупщики наглеют.

Н. Кричевский:

- Почему «в том числе»? В первую очередь. Скажу два слова по поводу выступления Мишустина. Я считаю, что оно, с одной стороны, чересчур общее, а с другой стороны, я понимаю, что по-другому оно и звучать не могло. Потому что это же отчет, причем отчет для депутатов, которые, как правило, крайне далеки от народа и от экономики.

А. Иванов:

- Он им рассказал, что творится.

Н. Кричевский:

- Да, они наконец-то увидели живого премьера, услышали, какие они молодцы, как они здорово работают, что спасибо им огромное говорит правительство. Все остались очень довольны. Естественно, в стране ментально ненавидят предпринимателей, коммерсантов (и это абсолютно нормально)…

А. Иванов:

- …начиная с президента.

Н. Кричевский:

- Президент не был предпринимателем. Первый, кто ненавидит?

А. Иванов:

- Да.

Н. Кричевский:

- Он относится очень аккуратно, толерантно. Если бы он их ненавидел, он давно бы их прижучил.

А. Иванов:

- Помните, знаменитая фраза его была про торгашей, кажется.

Н. Кричевский:

- Не помню.

А. Иванов:

- Что его какой-то торгаш в начале 90-х обманул, и с тех пор он как-то косо поглядывает на этот класс людей.

Н. Кричевский:

- Память у него хорошая, даже очень. Говорят: а вот этого надо в премьеры, этого надо в министры, этого надо в президенты и пр. Я бы не смог так выступать. Потому что я бы бил конкретно. Единственное место в выступлении Мишустина, которое безоговорочно вызывает у меня принятие и аплодисменты, это как раз тот синхрон, который вы сейчас запустили – про жадность. Потому что мы об этом с вами говорим уже полгода, наверное. И нам полгода говорят: да нет, это мировой рынок и т.д. Слушайте, когда мы поймем, что против нас работает огромное предпринимательское лобби, которое сегодня состоит не из предпринимателей, а из общественных организаций, представляющих те или иные отрасли предпринимательства (мясной союз, союз мукомолов, хлебный, зерновой союз и т.д.)? Люди платят специальные взносы. Для чего? Для того чтобы они создавали соответствующий фонд, чтобы они могли лоббировать интересы отрасли (крупнейших производителей) на уровне министерства, на уровне правительства. А что значит лоббировать? В ряде случаев это банальная взятка, какие-то подарки или еще что-то.

По поводу неуемной жадности. Известен же случай, когда в конце марта компания «Русагро», когда правительство решило доплачивать 5 рублей за каждый отпущенный в продуктовой сети килограмм сахара, просто попридержала отгрузку сахара в сети. Почему она это сделала? Потому что с 1 апреля они будут получать по 5 рублей за каждый килограмм.

Я сегодня целый день слушаю по бизнес-радиостанции комментарии одного из таких же, извините, долбанных коммерсов. Знаете, что он говорит? «У нас рентабельность – 3,5%». Напомню, рентабельность это отношение прибыли к затратам. Не результатов к затратам, как эффективность, а прибыли к затратам. Говорят: рентабельность – 3,5%, мы же не можем себе в убыток работать. Вы сволочи, вы подонки. Вы мне-то не рассказывайте. Я понимаю, вы это делаете для людей, которые занимаются наукой, лечат людей, учат детей, выступают на радио. Вы им можете вешать лапшу на уши, но мне-то не рассказывайте о том, что у вас кратно выросли затраты – административные, коммерческие, хозяйственные, маркетинговые, называйте как угодно эти расходы. Но отчетность же открыта. Я много раз об этом писал и тыкал их носом. Слушайте, в два раза за год вырастают издержки, скажем, по коммерческим расходам – в 3 раза, по некоторым позициям – в 10 раз. И они сейчас выходят и говорят: у нас же рентабельность – 3,5%. То есть они прячут львиную долю выручки через прокладки. Они искусственно завышают закупочные цены. Каким образом они это делают? Приходит человек и говорит: «Я семечки подсолнечника в прошлом году сдавал по 24 рублей за килограмм (24 тысячи за тонну)». – «А в этом году ты будешь сдавать за 12, а оформлять ты будешь за 24». А куда 12? В карман. И тут выходит Мишустин и говорит то же самое, что говорили мы, - жадность, алчность, назовите как угодно.

Это то, что касается продовольствия. ФАС некоторое время назад возбудила дело по подозрению в картельном сговоре против трех металлургических комбинатов – «Северсталь», Магнитка и Новолипецкий. Что делает эта троица? Она организовывает конференцию, где с пеной у рта доказывают, что на мировом рынке, что мы не хотим перегрева, что мы не будем производить излишнюю продукцию, потому что скоро рынок просядет, и тогда появятся излишки, и вообще, мы думаем о том, что во втором квартале внутренние цены вырастут на 25-30% еще.

И Мишустин говорит открытым текстом: ребята, вы тормозите, это до добра не доведет. А они что говорят? Они говорят: ну, мы прикинули, на четверть еще во втором квартале цены вырастут, такой рынок нынче. Вот с какой гидрой столкнулся Мишустин. Все остальное – это для депутатов, а вот это – самая суть.

А. Иванов:

- Я думаю, следующие, кого будут ошкуривать, производители бензина. Потому что сейчас сказали, что будут запрещать экспорт бензина.

Из Саратовской области пишут: «Никита, что за институты развития упомянуты в ходе слушания отчета правительства?»

Н. Кричевский:

- Смотря в каком контексте.

А. Иванов:

- Он говорил про реформу институтов развития.

Н. Кричевский:

- Их порядка 40. Они были созданы часто как синекуры для почетных и уважаемых людей.

А. Иванов:

- Например, Роснано.

Н. Кричевский:

- С многомиллиардными бюджетами из казны. И эффективность этих институтов развития с самого начала была сомнительной. В общем-то, они создавались не для того, чтобы давать эффективность, а для того, чтобы давать какие-то планшеты, где вся школьная программа (Чубайс показывал Путину). Ну, показал, все посмеялись. Так с него, как с гуся вода, уже 30 лет. Кого вы хотите застыдить?

А. Иванов:

- В общем, это такие государственные фонды, типа, корпорация по развитию туризма на Северном Кавказе, где люди получают зарплату под миллион рублей в месяц…

Н. Кричевский:

- За миллион там никто работать не будет. Это их официальная часть. На самом деле они сидят на разбрасывании (называйте это как хотите) многомиллиардных заказов, субсидий и бюджетных средств, например, для строительства чего бы то ни было. Вот они получили средства, они их освоили. Освоили, естественно, по своим, по родственникам, друзьям, приятелям, получили за это долю, и немалую, а после этого они говорят: ну, мы всё сделали, отчитались, а у нас работа как-то не получилась, ну, бывает, что делать, не пошло. У них есть специальные советчики такие. Есть даже один такой Телеграм-канальчик – «Умный еврей при губернаторе». У них такие ребята ушлые сидят, которые придумывают им отмазки.

А Мишустин говорит: спасибо, часть отдаем ВЭБу. При этом ВЭБ, не могу сказать, что это мусорная урна, но это такой, можно сказать, шредер, для того чтобы похоронить эти институты развития. Потому что тут уже нужно будет разбираться с каждым, и ВЭБ это та еще организация, тем не менее, задача перед ней стоит: те, которые нужны, оставим, а основную часть ликвидируем. Почему я и говорю, что это шредер, и значительная часть туда уйдет. Ну, а уважаемые люди за те годы, когда они занимались развитием самых разных направлений, они поднялись, и поднялись очень хорошо, и за их будущее можно не волноваться.

А. Иванов:

- Тут спрашивают, «для чего они существуют, если есть министерства»? Потому что в министерствах вы не сможете установить зарплату в 1 миллион рублей, а тем более 2 или 3 миллиона рублей, они подчиняются строгому штатному расписанию, тогда как институты развития намного свободнее могут распоряжаться деньгами, чем официальные структуры власти.

Давайте послушаем еще один фрагмент из сегодняшнего выступления Михаилу Мишустина в Государственной Думе.

Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Премьер-министр РФ

- Ограничение свободы передвижения наших граждан – это, наверное, не совсем правильный путь. Ну, мало ли по каким причинам человек захочет, в том числе и отдохнуть. Второе. Это снизит конкуренцию. Все-таки мы должны делать в первую очередь хорошие, качественные инфраструктурные объекты, гостиницы, объекты туризма, чтобы нам захотелось туда поехать.

А. Иванов:

- Ну вот, против железного занавеса выступает Михаил Мишустин, хотя, как мне кажется, довольно сильно железный занавес за последний год помог российской экономике - сколько валюты туристы не вывезли за рубеж. Не лучше ли оставить его?

Н. Кричевский:

- Да что вы жути нагоняете, Алексей Валерьевич? Я периодически сталкиваюсь с этой версией: это специально делают – Турцию, Египет закрывают, чтобы валюту не увозили. Ну, несколько миллиардов долларов не вывезли. Но у нас экспорт только одной нефти составляет порядка 250 миллиардов долларов в год. А всего экспорт у нас превышает 400 млрд. долларов. Это только экспорт. Импорт у нас на том же уровне – больше 400 миллиардов. Разговор о том, что мы бы и рады никуда не ехать, да некуда в России ехать.

А. Иванов:

- Там цены уже, как в Испании.

Н. Кричевский:

- Да если бы. Как в Монако, и то не уверен. Как только Турцию закрыли, народ подумал: а что бы мне не поехать в Сочи?

А. Иванов:

- 250 тысяч человек только за майские праздники отдохнули там.

Н. Кричевский:

- Да. Мало того, что цены безумные, так еще и ехать некуда, ограничен номерной отельный фонд. И Крым такой же. А сервис, а все остальное? Да никуда не годится. Поэтому когда Мишустин говорит о том, что по разным причинам люди хотят уехать за границу, он говорит о том, что ехать в России некуда. Есть, конечно, места, но их очень мало.

А. Иванов:

- Нужно развивать конкуренцию. Открыть границу, чтобы Сочи конкурировал с Анталией в честной борьбе.

Н. Кричевский:

- Что такое конкуренция? Это одна из составляющих экономического роста. Главная составляющая – расширенное воспроизводство, чтобы производили каждый год больше, чем в предыдущий. Конкуренция может быть в плюс, может быть в минус. Еще нобелевский лауреат Милтон Фридман говорил, что из всех видов монополий опасны только неуправляемые, а управляемые или естественные ничего опасного из себя не представляют. То есть задача – выявлять те самые неуправляемые монополии и ставить их под свой контроль.

По поводу конкуренции. Ну, наверное, да. Но до тех пор, пока будет железный занавес, никто ничего ни в Сочи, ни в Ялте, нигде делать не будет. Конечно, есть у нас очень хорошие варианты для размещения, их с каждым годом становится больше, но их недопустимо мало. И тут Мишустин и говорит как раз: по разным причинам люди уезжают за границу. И будут уезжать и дальше. А вы сидите и говорите: чего это границу не закрывают?

А. Иванов:

- Мне кажется, он потрафил депутатам. Депутаты покивали: да, за границу… Ну, не могут же они сами себе запретить за границу ездить.

Н. Кричевский:

- Депутаты – это товарищи, которые на него смотрят, как на человека, который за последние 25 лет (ну, за исключением премьерства Путина) впервые взял нити управления экономикой в свои руки и держит их жестко. Причем по многим позициям он их держит куда жестче, чем его предшественники. Посмотрите, что он делает с теми, кого он называет жадинами. Посмотрите, как он денонсирует соглашение об избежании двойного налогообложения. Посмотрите, как он плющит просто Big 4, как он их отсеивает. И как в открытую с ним конфликтует Минфин. Минфин в открытую начал лоббировать интересы иностранцев. То есть вышло 622-е постановление, запрещающее крупнейшим российским компаниям работать с аудиторскими компаниями Big 4…

А. Иванов:

- …Deloitte, KPMG, HRLider, Pricewaterhouse.

Н. Кричевский:

- Но у нас же как получилось? У нас за прошедшие десятилетия аудиторов обязаны вступить в международные аудиторские сети. А «большая четверка» заставила вступить всех аудиторов в единственную СРО (саморегулируемую организацию) в России. И Deloitte, KPMG и все остальные из Big 4 имеют полное право залезть в отчетность этих аудиторов, запросить любую информацию о тех компаниях, которые они проверяют, и использовать ее в своих целях. Мишустин поставил на этом крест. Минфин в открытую выступает против.

А. Иванов:

- Послушаем еще фрагменты выступления Мишустина.

Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Премьер-министр РФ

- Желание человека работать. В принципе, мы говорим обо всем, кроме одного, что наверняка все знают, когда не хватало средств, подрабатывали в молодости. Я сам лично и работал грузчиком, и занимался техническими вещами в качестве лаборанта. Мы все зарабатывали. Это было нормально. И сегодня, когда мы видим, что вакансий в Москве более сотни тысяч, а люди не идут на работу, это тоже вопрос.

А. Иванов:

- Я не ожидал от Мишустина такого. Он все правильно говорил всю дорогу, и тут промелькнуло у него, что народец-то тоже у нас, знаете, не того, ленив. Сотни тысяч вакансий в службах занятости, а люди почему-то работать на них не хотят.

Н. Кричевский:

- Это вы дали констатацию. А дальше чего было?

А. Иванов:

- Он на этом и завершил, что это большой вопрос. Все поняли, о чем он говорит. Мишустин работал грузчиком, чтобы заработать копеечку. Брался за любую работу. Почему россияне лежат на печи?

Н. Кричевский:

- Наше поколение, Мишустин меня старше на три года, все так жило. Мы работали в течение года. Брались за любую работу. Я и фотокружок вел, и дворником работал, и грузчиком, вагоны разгружал. И чего я только ни делал. И телеграммы разносил. Мне лично гордиться нечем. Потому что я был одним из сотен тысяч, миллионов таких же, как я. Все где-то крутились, как-то работали. И еще учились. И учились неплохо.

Что имел в виду Мишустин, я не знаю. Я полагаю, что у него не отнять того, что он вгрызается в самую суть проблемы. И вот эта фраза – бальзам на душу нашей программе. По поводу жадности. Мы же об этом говорим постоянно. Про Big4 говорили. Отсекаем открытым противостоянием. Про антимонопольное расследование на рынке стройматериалов и металлоконструкций – пожалуйста. И здесь можно приводить массу примеров. Я уж не говорю про то, что он делал, когда он был главой ФНС. Это самозанятость, в первую очередь.

Я о том, что если он начал говорить о том, что у нас вакансии, но люди не хотят работать, значит, надо понять, почему.

А. Иванов:

- Он не сказал, какие зарплаты на этих вакансиях.

Н. Кричевский:

- Да. Зная его по разным делам и словам, кстати говоря, исключительно позитивные отзывы об этом человеке, мы понимаем, что дальше пойдет разговор: а почему такие маленькие зарплаты? А давайте сравним? У вас по ведомости идет одна сумма, а в объявлении – другая, в два раза меньше. А что случилось? Усушка, утруска? А в чей карман, в какую сторону? И тут окажется, что там мафия, те самые артели, о которых мы говорили, но только это не русские артели, которые привозят вахтовым методом людей из Саратовской области, к примеру, в Москву на подработку. А они потом уезжают. У них есть старший, у них есть ответственность, определенные социальные гарантии и обязательства. Это все есть. Но они только не из Саратовской области, а из Киргизии. И это все знают. И это знаем мы. И это знает Мишустин.

Артели киргизов, узбеков, таджиков – это очень работящие люди. Хорошо выполняют свою работу. Но очень часто они живут в нечеловеческих условиях, без каких-либо социальных гарантий. И у них забирают не половину, но значительную часть зарплаты. Они делятся по собственной инициативе. Потому что была договоренность, что вы будете расписываться за одну сумму, а получать другую таких вариантов очень много. Но это Москва. Мы не из Питера с Мишустиным, нам повезло, и мы не из Саратова.

Давайте возьмем Белгородскую область, Брянскую, другие области Центральной России и посмотрим, что там уже вывески на иностранных языках – на языках народов Средней Азии, на тюркских наречиях, на китайских, на вьетнамских. Там уже вывески, указатели дорог и деревень на иностранных языках. В Тверской области такая же история. То, что много лет стояло в запустении, в этом году выглядит уже очень даже цивильно и презентабельно. Но кто там работает? Там работают представители Средней Азии. А почему русские там не работают?

А. Иванов:

- Русским платить надо в два раза больше. Это главная причина.

Н. Кричевский:

- Это первое. А русские плохо работают, русские все спились, им бы лишь бы нажраться, они ничего больше не умеют. Только бухают. В любой нации есть не очень хорошие представители. Или вы думаете, что среди ваших близких все как на подбор чемпионы? Нет.

А. Иванов:

- Татьяна Петрова у нас в чате очень хвалит Жириновского за то, что он предложил запретить ввоз мигрантов. А я с ужасом думаю об этой мере. Представьте, как вырастут цены, если в России не будет мигрантов? Это дешевый труд.

Н. Кричевский:

- Это женский подход – либо черное, либо белое. Я не про Татьяну Петрову. Ей просто понравилось, что говорил Жириновский. Я про подход Жириновского. А давайте запретим! Мужик, а давай делать пошагово, постепенно. Давай ограничим квоту. К примеру, сегодня 100 тысяч, завтра – 80, послезавтра – 50. Давай пойдем по этому пути, поступательно. С плеча рубить все умеют. Но работать в моменте может оказаться некому. И что тогда?

Помните, из Ростова нам писали о том, что зарплату подняли в два раза на стройке, все равно люди не пошли. То есть поднять в два раза можно совершенно спокойно. А если по сусекам да по карманам?

А. Иванов:

- Из Новосибирска нам пишут: «Люди не хотят работать. У них отсутствует мотивация. И зарплата тут не при чем».

Н. Кричевский:

- Согласен.

А. Иванов:

- Зарплата – это и есть главная мотивация.

Н. Кричевский:

- Работа должна приносить, кроме материального, еще и моральное удовлетворение. Потому что работа – это способ социализации. Способ ощущения, нахождения, продвижения себя в обществе. Потому что мы на работу ходим не только для того, чтобы зарабатывать деньги. Это очень важно, но это только одна сторона медали. Вторая сторона – это коллектив. Почему в Советском Союзе такое внимание уделялось морально-нравственному климату, бригадному подряду и прочим вещам? Потому что люди занимались тем, что продвигали себя. Ощущали себя, идентифицировали себя в социальных стратах. Это было нормально. И это поощрялось. А сегодня этого нет.

И сегодня мы доходим до крайности. Вчерашняя трагедия – это показатель того, что на поверку, может быть, и не так, а вот на телевизоре все отлично. И по радио все отлично. А потом выходит такой человек под непонятными веществами…

А. Иванов:

- Человек с психиатрическими отклонениями.

Н. Кричевский:

- Вы берете самую легкую версию. Я бы не торопился. Неврология – это не психиатрия.

А. Иванов:

- Меня тут спрашивают, получаю ли я свою долю от вашей джинсы в адрес Мишустина. Мол, Мишустина хвалит Кричевский, а я тоже свою долю с этого имею. А Мишустину больше не на что деньги бюджетные тратить, как покупать…

Н. Кричевский:

- Да, хочется прямо! Да, очень даже хочется. Но, видимо, пролетаем мы.

А. Иванов:

- Не судьба.

Н. Кричевский:

- С другой стороны, давайте мы будем всю дорогу гнать, как все плохо, как ужасно. И как все безобразно, паскудно, вообще конец света. Да вы же переключите, потому что это будет одно и то же с «Эхом Москвы». А на другой стороне полюса у нас «Вести ФМ», которые говорят: у нас изумительно!

А. Иванов:

- А мы дозируем.

Н. Кричевский:

- А мы на позитиве. И как я должен транслировать, демонстрировать этот позитив, кроме как не брать конкретные примеры? В данном случае лейтмотивом у нас идет выступление Мишустина. Я вам говорю: есть свет в конце тоннеля. Все будет хорошо. Жизнь исправляется в лучшую сторону, по сравнению с тем, что было года три назад, это небо и земля. Я не буду работать на «Эхе Москвы» и рассказывать, как у нас все плохо, паршиво, погано и похабно. Потому что я по натуре другой человек. Даже в наших крайне неблагоприятных условиях надо находить хорошие стороны, надо ими пользоваться, жить на позитиве, надо думать о позитиве. Надо голосовать на позитиве.

Мы тут спрашивали в программе Мардана слушателей, сколько из них не боятся, что Европа отключит Россию от SWIFT и будет сокращение поставок углеводородов в Европу. 78 % поддержали мою позицию. Это наш русский менталитет. Они говорят: вы нас не пугайте, мы пуганые. Хотите отключить от SWIFT? Да нате! Хотите закрыть кран со своей стороны, чтобы мы не заходили со своей нефтью и газом? Да мы сами это сделаем. Да подавитесь! Только потом придете к нам и будете говорить: а чего-то не хватает! Русские, вы нам дайте Urals ваш, потому что у нас нефтеперерабатывающие заводы подстроены под вашу нефть. В том году Urals стоил дороже Brent, а потому что Urals не было на рынке, а Brent был. Вообще ничего не менялось. 78 % слушателей!

А. Иванов:

- Прочту сообщения от слушателей.

Н. Кричевский:

- А давайте мы закончим на том, что, да, ситуация в стране и в наших кошельках, в наших семьях далеко не самая благоприятная. Но впереди лето, теплое время, другие, не связанные с материальными вещами, маленькие радости жизни. Так нужно жить ради них. Нужно посвящать свою жизнь этим вещам, а не вечной погоне за деньгами, за долларами, за рублями. Какая, к чертовой матери, разница? Жизнь все равно прекрасна!

А. Иванов:

- И не забывайте, что 50 % экономики – это психология! До следующей недели!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!