Никита Кричевский: У Мишустина решающая схватка с жадностью предпринимателей

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, кто виноват в резком росте цен, как при помощи маркировки продуктов собирается новый квазиналог и что изменится после того, как «Магнит» поглотит «Дикси», а «Лента» Billa

А. Иванов:

- Приветствую всех. Никита Кричевский и Алексей Иванов снова в прямом эфире. Объявлю список тем, которые мы намереваемся сегодня обсудить. Инфляция, все дорожает, оценка действий Центробанка. Олег Дерипаска ответил на фразу Мишустина про жадный бизнес. Войны торговых сетей – «Магнит» поглощает «Дикси», а «Лента» поглощает «Билла». Хватит кормить Тамбов. Что делать с хронически дотационными регионами России? Дефицит мороженого может сложиться в стране после 1 июня. Долговая нагрузка россиян в марте 2021 года побила очередной рекорд. И каким будет выход из сырьевого тупика.

Н. Кричевский:

- Насчет последнего я не понял. Мы что, в сырьевом тупике?

А. Иванов:

- Знаете, это написал авторитетный Телеграм-канал «Антискрепа».

Н. Кричевский:

- Да не может такого быть. Сырьевое проклятье, сырьевое благословение – это другой разговор, но никакого сырьевого тупика нет.

А. Иванов:

- Это тоже обсудим. Давайте поговорим про инфляцию. Мне лично на этой неделе стало совершенно понятно, что именно повышение цен станет главной, самой обсуждаемой темой как минимум этого лета. Потому что уже сейчас в разговорах со знакомыми, друзьями, случайные разговоры в троллейбусе – все они про то, как все подорожало в 2-3 раза, а далеко не 5-10%, о которых говорит Росстат. Кто собирается ехать в отпуск, причитает, что невозможно купить авиабилеты за какие-то нормальные деньги. Кто строит дом, говорит про том, что брус или арматура просто невероятно подорожали. В общем, все несчастные люди несчастны одинаково сейчас в России, все очень дорого.

Н. Кричевский:

- Я бы не сказал, что все люди. Те, кто назначает цены, они, наоборот, счастливы.

А. Иванов:

- А у нас назначают цены, у нас не свободный рынок разве?

Н. Кричевский:

- У вас, может быть, и свободный рынок, а у нас с Мишустиным решающая схватка с жадностью предпринимателей. Каждый раз нам говорят о том, что инфляция у нас импортируется, приходит извне. На мировом рынке, скажем, подорожал сахар, зерно, стройматериалы, металлоконструкции, еще что-то, поэтому надо компенсировать, надо переносить рост цен сюда, на внутренний рынок. И впервые за последние 20, а то и 30 лет я слышу здравые голоса, которые говорят против того, что это нужно переносить внутрь страны. По той простой причине, что, может быть, за рубежом у кого-то действительно доходы растут, особенно они растут после того, как раздавались «вертолетные» ковидные деньги. Это было в ЕС, в Америке, во многих других странах. А у нас-то ничего этого нет. И одновременно нам говорят о том, что вы же видите, цены везде растут. У нас такого быть не должно. И самый такой идеализированный либеральствующий вариант минимизации негативного влияния роста цен на внутреннем рынке – дополнительные субсидии, выплата дотаций из бюджета в карманы наших с вами дорогих сограждан.

Но давайте определимся, кому конкретно мы должны выплачивать, например, за рост цен на стройматериалы. Если у вас нет дачи, никакого приусадебного участка, если вы не собираетесь делать ремонт, вам вроде бы эти субсидии без надобности. То же самое – металлопродукция, то же самое – сахар. Есть множество людей, которые сахар не употребляют в принципе. Есть люди, которые кладут в чай, например, по 3-5 ложек. С этим как быть? Это как раз не сырьевой тупик, но ценовой тупик или дотационный тупик. Потому что невозможно всем в одинаковой мере отсыпать из общего котла под названием бюджет некие компенсации.

Что делать? Правительство, на мой взгляд, выбрало правильную тактику, оно решило бороться именно с жадностью производителей. Потому что, по моему глубочайшему убеждению, все последние 30 лет мы жили с вами в спекулятивной экономике. Не в производительной, не в расширенно воспроизводственной, а именно в спекулятивной. И это имело отношение абсолютно ко всем, как классическим спекулянтам, связанным, например, с фондовым рынком или с посредниками, так и с теми, кто производит энную продукцию и потом делает все для того, чтобы наварить на ее реализации как можно больше.

Масла в огонь подлил процесс денонсации соглашения об избежании двойного налогообложения с рядом офшорных юрисдикций Европы, в первую очередь с Нидерландами и с Кипром. И те самые спекулянты решили, что им необходимо добить, добрать привычную для них маржу прибыли, и добить ее за счет внутреннего потребителя, у которого реальные доходы находятся на уровне 2009 года. Удивительно, что начало этой недели было омрачено провокационной статьей в «Коммерсанте». Это был жесткий троллинг с угрозами, посвященный сахару. Там было четко сказано, что цена после снятия ограничений будет запредельной. Это был классический троллинг. И мой канал «Антискрепа» был, наверное, единственным каналом, который четко сразу сказал о том, что это угроза, это наезд, это попытка похоронить правительство Мишустина осенью этого года. Я это утверждаю.

Прошло несколько часов, сахаропроизводители одумались, очухались, поняли, что, видимо, не они здесь первая скрипка, и включили заднюю скорость, сказали о том, что у нас в этом году и посевные площади по свекле будут расширены, и вообще никакого дефицита не будет. Они, конечно, не сказали о том, что есть Александр Григорьевич Лукашенко, который на протяжении многих месяцев говорил о том, что откройте нам ваш рынок сахара, и мы просто завалим вас белорусским сахаром, он дешевле, он интереснее, он слаще, в конце концов. И мы решим проблему роста цен на сахар.

Ну, некоторое время назад открыли. И сегодня угрозы дефицита или какого-то взрывного роста цен просто нет. Тем не менее, эта шизофреническая дискуссия внутри правящей элиты (здесь я имею в виду широкий круг акторов от членов правительства до Центробанка и отраслевых лоббистов), как надо себя вести в ситуации, когда во внешнем рынке цены растут, а во внутреннем необходимо их тоже поднимать, или не поднимать, или субсидировать, или накладывать ограничения, она вываливается на поверхность и негативно отражается на принятии управленческих решений. И вот здесь я очень надеюсь на то, что ключевые акторы и руководители нашего правительства смогут взять ситуацию под контроль и не выпустить шизофрению за пределы больницы под названием то ли ЦБ, то ли Минсельхоз, то ли как-то еще. Особенно перед выборами чтобы у людей не было дополнительного негатива (потому что негатив у них есть и так), чтобы не усугублять ситуацию.

А. Иванов:

- Вот нам пишут: «До выборов цены будут сдерживать всеми способами».

Н. Кричевский:

- Они будут сдерживаться и после выборов. Или вы думаете, что после выборов мы все проснемся в стране, окруженной колючей проволокой? Да не будет этого никогда. И милиционера у каждого подъезда не будет, и турникета не будет при входе в наши квартиры. Наоборот, самая соль начнется как раз после выборов. Потому что предвыборная история – это один разговор, а вот после выборов, когда, так или иначе, ситуация будет раскачиваться, это будет совершенно другая история. И если после выборов цены на сахар, предположим, или подсолнечное масло пойдут вверх, вот здесь я никому не позавидую – ни тем, кто будет протестовать, ни тем, кто будет пытаться как-то сдержать ситуацию и продолжать ее контролировать.

А. Иванов:

- Вот еще одно сообщение. «Бочка моторного масла 200 литров выросла в цене минимум на 50% с февраля».

Вот Вадим Речкин принципиально заостряет вопрос: «Все-таки, в чем причина инфляции? Увеличенный спрос, как говорит мадам Брошкина (Вадим Речкин имеет в виду, конечно же, Эльвиру Набиуллину) или все-таки увеличение издержек по жадности, как утверждает Мишустин и Никита Кричевский?

Н. Кричевский:

- И то, и другое. У России женская душа. У нас либо черное, либо белое. Посередине гвоздика не бывает, гвоздик бывает только в поговорке. Два конца, два кольца, посередине гвоздик - только в поговорке. У нас либо красные, либо белые. Либо одно, либо другое. А если и то, и другое в бОльшей или меньшей степени, тогда что делать?

А. Иванов:

- Синергетический эффект. Кумулятивный эффект.

Н. Кричевский:

- Слова-то умные вспомнил какие Иванов! Давайте дальше.

А. Иванов:

- Давайте дальше. Вот я хотел, кстати, по поводу инфляции вам забавное прочитать…

Н. Кричевский:

- Слушайте, у нас мало тем сегодня?

А. Иванов:

- Подождите, давайте все-таки закончим. Важнее этой темы нет ничего сейчас. Зампред ЦБ Алексей Заботкин - «Замедление годовой инфляции в России произойдет уже ближе к осени, до этого она будет держаться около текущего уровня». И я напомню предыдущую серию - по оценке Минэкономразвития России, в марте пройден пик годовой инфляции. Вот вы как считаете, нам будут переносить этот срок?

Н. Кричевский:

- Так я уже обстебал Минэкономразвития по поводу того, что у нас в марте или в апреле - ну, в марте пик был, а в апреле у нас должна наступить стабилизация.

А. Иванов:

- А теперь Заботкин говорит, что осенью.

Н. Кричевский:

- Да, ни в апреле, ни в мае она не наступила по-прежнему, по-прежнему все тихой сапой подрастает, теперь нам это все переносится на осень, а вывод, приговор и одному ведомству, и другому очень простой. И там, и там сидят балаболы. Ба-ла-бо-лы! И вот они болтают, болтают и болтают. Пришел, надо накормить, повесить лапшу на уши депутатам, широкой публике или еще кому-то.. . и вот они придут сюда, сядут к микрофону и будут нести то же самое… Да хрен он придет осенью, у него будет масса других дел. Ведь я же сколько в той же Антискрепе приводил примеры товарищей, которые прогнозировали какие-то безумные курсы доллара, евро, нефти, еще чего-то, вплоть до всяких безумных аналитиков Сбера, совершенно непонятных, которые говорили, что в конце апреля, если не будет новых санкций, ничего не будет, доллар окажется на отметке 70-71 рубль. Вот я больше десяти лет работаю, ну - детский сад и сбоку бантик…

А. Иванов:

- 73.70 сейчас, между прочим…

Н. Кричевский:

- Мы говорили о конце апреля, во-первых. Во-вторых, там был разброс 70-71. Вы оправдываете, что ли, этого человека?

А. Иванов:

- Ни в коем случае.

Н. Кричевский:

- Остановился он. Ну, вот то же самое сейчас выходят всякие ребята из Минэкономразвития и прочее, и они в общем-то на нас пробуют или обыгрывают на наших ушах, на наших мозгах то, что они будут говорить Путину. Они будут говорить, что - ну, вот здесь ситуация не очень хорошая, тут не очень хорошая… вот там сейчас будет окончания количественного смягчения, там будет пресыщение рынка, там будет еще что-то, там рак на горе свистнет и к осени у нас будет стабилизация. На каком уровне у тебя будет стабилизация, сынок?! Сахар у тебя сколько будет стоить? 100 или 150 рублей за килограмм? Сейчас-то он 36 оптом, 45 - в розницу. А тогда сколько он будет стоить? Ну, ты уж нам про сахар-то конкретно скажи, конкретно. 5% - это плюс 2 рубля с копейками. Ну, значит, до 50 рублей сахар не выскочит по осени, правда? Или по сахару все-таки будет 100-150, а по подсолнечному маслу не будет ничего? И депутаты же слышат то, что хотят услышать. А чиновники приходят и знают, что они хотят услышать, и они говорят - ситуация под контролем. Сложная, но под контролем. Если что, резиновая дубинка у нас всегда под рукой, мы долбанем ставочкой… а что есть ставочка? Это рост цен… рост ипотечных ставок - это рост цен на жилье, на новое, вводимое жилье. Ну, возможно, это рост ставок по депозитам, а, может, и нет, но в любом случае это рост ставок по кредитам. А мы для чего это делаем? А мы это делаем для того, чтобы обуздать инфляцию. А вот Китай, например, вообще плюнул на эту инфляцию. И плюнули на то, что у них дефицит в бюджете хронический. Зато у них темпы экономического роста высокие. Так нам что важнее? Нам важнее, чтобы у нас был экономический рост и росли доходы людей? Или нам важнее сбалансированный бюджет и низкая инфляция? При том, что на инфляцию мы повлиять не можем. Очевидно, первое. Очевидно, экономический рост, очевидно, экономическое развитие, расширенное воспроизводство, расширение конкуренции и - самое главное - рост реальных доходов людей. Да, будет инфляция. Инфляция будет, скажем, не 5%, а 7%. Да наплевать! Ведь тут самые разные варианты влияют на инфляцию и на рост цен внутри страны, минуя Центральный банк. Центробанк здесь ничего сделать не сможет. Какие это способы? Ну, вот самый простой и самый тот, который на поверхности, что называется, под рукой - это экспортные пошлины и приведение в чувство основных производителей. То есть, то, что сегодня практикует правительство. Ну и как, влияет? Влияет. Да еще как! В первой части мы говорили - несколько часов после жесткого троллинга сахаропроизводители - здесь я в кавычках, потому что я прихожу к выводу, что это Минсельхоз угрожает руководству кабинета министров и, собственно, президенту даже, да. Несколько часов прошло и они говорят - извините, мы вот здесь не причем, у нас все с сахаром хорошо, а будет вообще отлично. И не волнуйтесь! И в этот момент выходит ЦБ и начинает вот эту параноидальную, шизофреническую и вообще психиатрическую дискуссию по поводу того, из-за чего у нас растут цены. Да нам наплевать на причины роста цен, нам главное, чтобы они не росли. Вот вы повысили ставочку, подкрутили, брошку нацепили и у вас все хорошо. А цены все равно растут. Так чего получается? Не тот инструмент? Надо какой-то другой? А какой у вас другой есть? А у вас нет ни хрена. Эльвира Сахипзадовна, берите свои брошки, мы даже вам дадим коробочку безымянную - собирайте брошки и идите по своим делам!

А. Иванов:

- Мишустину и Кричевскому оппонировал Олег Дерипаска. Мы обсуждали на прошлой неделе фразу Михаила Мишустина про то, что основная причина подорожания - это жадность. Так вот что ответил Дерипаска. «Про жадный бизнес. Это тоже инструмент. Такие вербальные инвестиции. Жадный бизнес понял, теперь очень важно, какой будет следующий вариант обсуждения - у доктора? - ну, это понятно аллюзия на что - или будет какая-то цивилизованная форма?»

Н. Кричевский:

- Значит, это цивилизованная форма - я имею в виду доктора. Это первый момент. Второй момент - доктора необъявленные уже путешествуют по основным производителям. А что есть доктор? Доктор - это федеральная налоговая служба, доктор - это федеральная антимонопольная служба. Доктор - это Ростехнадзор, доктор - это Росприроднадзор и доктор - это прочие ведомства, которые контролируют жизнь основных производителей. И не удивительно, что сахаропроизводители через несколько часов вышли с опровержением. Им не нужен доктор. Там же вот то, что Путин говорил - а мы вам сейчас там доктора пришлем и вы выздоровеете, ништяк… 13 лет прошло. 13 лет! В ФНС сегодня совершенно другие люди работают. Я это уже говорил много раз и повторю еще раз - совершенно другие люди. Они придут, у них есть калькуляторы, у них есть высшее образование, у них есть установка служить государству, служить родине, стране, они знают, что они строят карьеру. Для них это важнее. Для них важнее не сиюминутная какая-то коррупционная взятка или какие-то другие варианты решения проблемы - поймают рано или поздно, все равно поймают. Или сдадут. И они это знают. Поэтому они приходят и говорят - а давайте мне вот это, а давайте мне вот то… Спасибо. А после этого идет акт. А по акту уже более серьезные и более большие дяди принимают решение и выкатывают многомиллиардные штрафы. Все это знают. Вот это и есть доктора. Это, может быть, даже не доктора, а докторишки, но их очень много. И думать о том, что Дерипаска возвращает нас к ситуации 2008 года, наверное, неправильно. Тогда были одни доктора, но сегодня этих докторов очень много. А, самое главное, что это люди совершенно другой формации. Ну, не верьте вы тем, кто говорит, что пришла молодая поросль и у нее в голове ничего, кроме моментального обогащения, нет. За моментальным обогащением следует тюремное заключение - и они это прекрасно знают. Вот стоит жизнь, карьеру, здоровье родителей ломать, уничтожать ради того, чтобы получить несколько миллионов рублей взятки?

А. Иванов:

- Зачитаю еще сообщение. «Вопрос господину Кричевскому. Не настала ли уже ситуация, когда низы не хотят, а верхи не могут, то есть, согласно Ленину, ситуация революционная?»

Н. Кричевский:

- Слушайте, Ленин же подводил теоретическую базу под то, что тогда произошло. Это было совершенно не очевидно, что революция выиграет, и она проживет больше недели или месяца. Ведь это было не очевидно на протяжении нескольких лет, после того как она случилась. И Ленин говорил о том, что низы не хотят, верхи не могут и т.д. И тут же мы с вами вспоминаем о том, что помимо низов и верхов была еще Первая мировая война, были очень многие другие вещи, которые сегодня для всех очевидны.

И низы сегодня могут, и верхи сегодня хотят. И если бы низы не могли, то жизнь была бы совершенной отличной от того, что мы сегодня наблюдаем. Посмотрите на пробки, которые с наступлением теплых дней в столице не опускаются ниже 6 баллов. Посмотрите на правительство, которое впервые за десятилетия занялось настоящими делами, а не разглагольствует по телевизору о том, что они всё делают для того, чтобы жить стало лучше. Посмотрите на то, что рутиной стали аресты и посадки коррупционеров, мы на это уже внимания особо не обращаем. Раньше это было каким-то из ряда вон выходящим событием, а сегодня это в порядке вещей. Жизнь меняется в не самую плохую сторону. Есть, конечно, отдельные недостатки. Алексей Валерьевич их представил в качестве одной из тем. Я имею в виду, в частности, сегодняшнюю информацию о том, что в стране может случиться дефицит мороженого.

А. Иванов:

- Причем с 1 июня, в самый сезон.

Н. Кричевский:

- Он, конечно, не случится, но потенциально это может быть. Произойдет это из-за того, что президент, поддавшись на уговоры приближенных олигархов, крутых парней, которым он чем-то обязан, дал им на откуп новый квазиналог под названием «маркировка». И они сейчас маркируют всё и вся, в том числе и мороженое. Им говорят: знаете, то, что наносится в качестве маркировки на упаковки от мороженого, просто пальцем стирается. Я уж не говорю о том, что мороженое вообще-то бывает и на вес. А знаете, почему все это? Потому что трансфер не за горами, и после окончания трансфера те же господа Усманов или Чемезов очень хорошо понимают, что как только трансфер закончится, следующая власть скажет: ребята, вы не охренели случайно, вы еще воздух и воду промаркируйте. И говорят, что такой системы нет нигде в мире. Правильно. Потому что нигде в мире ни один президент (даже в Северной Корее и Венесуэле) не догадался отдать новый квазиналог, который поступает в частные карманы, на откуп отдельным своим приближенным олигархам. Ни в одной стране мира этого нет, а в России есть. Мы не только в космосе первые, мы еще первые в маркировке. Но только насчет космоса – это предмет для гордости, а насчет маркировки – это позор.

А. Иванов:

- Никита Александрович, что вы думаете о том, что происходит на рынке продуктового ритейла? «Магнит» покупает сеть «Дикси». Сегодня объявили, что «Лента» покупает известную немецкую сеть Billa.

Н. Кричевский:

- Вы с какой целью интересуетесь?

А. Иванов:

- Меня интересуют чисто утилитарные вопросы. Что это значит для покупателей?

Н. Кричевский:

- Для покупателей это не будет значить абсолютно ничего нового.

А. Иванов:

- Конкуренция обостряется на этом рынке?

Н. Кричевский:

- Ее как не было, по большому счету, так и нет. И нет ее не потому, что, скажем «Дикси» или «Магнит» вступили в картельный сговор, а потому что производителей у нас минимум. Тот же «Русагро», который отгружает одним и другим по одним и тем же ценам. У них может быть разница во внутренних издержках, но не более. Потому что они («Магнит», «Лента», Billa и т.д.) посредники между производителями и нами, потребителями. Я все последние дни привожу в пример ситуацию четырехлетней давности вокруг присоединения (или поглощения) «Башнефти» «Роснефтью». Вот «Башнефть» была как бы частной компанией, которая была захапана с явными нарушениями законодательства. Тем не менее, ситуация разрешилась в пользу квазигосударственной компании под названием Роснефть.

У меня вопрос. Что-нибудь изменилось, кроме того, что «Башнефть» стала работать прозрачнее и лучше для бюджета, для налогов? Ничего. Что изменилось оттого, что «Магнит» стал принадлежать госбанку ВТБ?

А. Иванов:

- А был у Галицкого.

Н. Кричевский:

- Ничего не изменилось. Что изменится после того, как «Магнит» поглотит «Дикси»? Да то же самое. Единственный вопрос, который меня справочно занимает. Мне кажется, цена, объявленная за «Дикси», необоснованно завышена. Я предполагаю, что там есть некий откат от «Дикси» тем акторам, которые принимали решение по «Магниту». Но это мое личное мнение, я прошу его не тиражировать как истину в последней инстанции.

А. Иванов:

- На финишной прямой наша передача… Ольга из Москвы интересуются: «Правильно ли я понимаю, что мы построили экономику услуг, спекуляции, ростовщичества?»

Н. Кричевский:

- Насчет экономики услуг - это не мы построили, это весь мир ее построил, причем, построил где-то лет 30-40 назад. Мы здесь, что называется, даже не в тренде, а долгое время были догоняющей организацией. После нас последней экономикой, пожалуй, из ведущих экономик мира, кто перестроился, был Китай, потому что долгое время у Китая...

А. Иванов:

- И перестроился успешно?

Н. Кричевский:

- …производство преобладало над сферой услуг. Ну, вот где-то лет 10 назад и они тоже пережили этот переломный момент. Когда сфера услуг стала занимать больше времени и места. Слушайте, ведь сфера услуг - это ведь не только такси или подшив брюк. Сфера услуг - это банковский сектор, страховой, это торговля, транспорт, связь, перевозки. Это доставка в конце концов электроэнергии. Это в конце концов все, что делает нашу жизнь спокойнее, уютнее.

А. Иванов:

- Тот же продуктовый ритейл.

Н. Кричевский:

- Ну, я же сказал - торговля. Оптовая, розничная. Это все, что делает нашу жизнь доступнее, проще, легче. Освобождает кучу нашего времени для того, чтобы заниматься чем, Ольга, вы думаете? Не зарабатыванием денег, а саморазвитием, самосовершенствованием, для того, чтобы элементарно больше проводить время с детьми или читать книги. Вот вы, Ольга, какие книги последние прочитали? И как давно вы вообще читали книги? А что касается меня, я начал читать на выходных одну книжку, но, к своему стыду, вчера, например, не перевернул ни одной страницы. Корю себя. Книжка мне не нравится, книжка, я считаю, человека, настроенного враждебно по отношению к существующей экономической системе в России - я не буду говорить кто это. Он откровенно передергивает, он ставит с ног на голову, он пытается облить дерьмом то, что было в экономике российской государственности. Но его надо знать. Хотя бы для общего развития, надо понимать, с кем имеешь дело. Поэтому я его и читаю. Следующая книжка у меня будет Оруэлл «1984». Я ее читал, кстати говоря, в армии, в конце 80-х годов, и вот решил перечитать, тем более, что на нее все как-то частенько сейчас ссылаются, говорят, что у нас Оруэлл. Ну, отчасти да. С другой стороны, господа хорошие, вот, положа руку на сердце, сейчас далеко не самое плохое время в истории нашей страны. Могло быть лучше? Вне всякого сомнения. Виноват ли в этом Путин, Собянин, Медведев или еще кто-то? Да. Да. Но ведь я вас уверяю, есть множество примеров, негативных и отрицательных примеров в мире, где ситуация на порядок кратно хуже, чем у нас. Самый такой большой пример. Богатейшая по запасам страна мира Венесуэла. Посмотрите, какая там история. А мы? А мы плачемся, что у нас вот кэшбэк маловат…

А. Иванов:

- Ну, хотелось бы все-таки конкурировать не с Венесуэлой и Ливией, а с Америкой и Францией, наверное…

Н. Кричевский:

- Я привожу антипримеры. А что касается конкурирования с Америкой и Францией, вы всю дорогу сводите дискуссию исключительно к экономике. Даже не к потребительской экономике и конечному потреблению, а к экономике производства. А я вам скажу, что отчасти вы правы, конечно. Вот с экономической точки зрения, как ведущий экономической программы, вы имеете на это полное право. А с позиции общего качества жизни - ну небо и земля. Вам напомнить, что было в Америке в том году?

А. Иванов:

- Черные погромы. Выборы президента.

Н. Кричевский:

- А что сейчас происходит в Европе, когда арабы выходят на улицы и поддерживают всеми возможными и невозможными способами палестинцев? А вспомните о том, что, например, в туристической мекке Европы, в Ницце, есть несколько районов, куда полиция в принципе не заезжает, потому что там своя жизнь, там свои правила и свои порядки. Ну, вот реально не заезжает. Потому что, если они живыми оттуда уедут, значит, будет хорошо, значит, им повезло и сегодняшний день прожит не зря. А как правило, они огребают там по полной программе. Ну, там живут по своим правилам и по своим законам. И Ницца - это еще не самый плохой пример. Там есть пример похуже, он чуть южнее, называется Марсель. Вот это криминал на криминале. У нас, конечно, тоже не все хорошо, но, по сравнению с Марселем - это небо и земля. Представьте себе, вы являетесь коренным жителем Франции, который родился, вырос, женился, родил детей в Марселе и в последние 30 лет вы оказываетесь в аду! И вас просто вот реально могут толкнуть, например, ногой в спину, а вы уже в весьма пожилом возрасте, плюнуть вам в лицо в конце концов. И таких, как эти отморозки, с каждым годом становится все больше. И вы после этого говорите, что у нас в стране все ужасно и что жить в ней невозможно? Да вы просто нигде в другом месте не были. Хотя это никакая не пропаганда.

А. Иванов:

- Кстати, Ольга вам ответила в чате, что она читает книгу под названием «Однажды в СССР».

Н. Кричевский:

- Ну и молодец!

А. Иванов:

- Еще одну темку давайте быстренько обсудим. Россияне взяли в марте 2021 года рекордный объем потребительских кредитов. Показатель составил 340 миллиардов рублей, средний займ - 308 тысяч рублей. Куда нам столько?

Н. Кричевский:

- Не куда нам столько, а вот это тот самый сильный повышенный спрос, которым оправдывает ЦБ якобы рост инфляции. И тот же ЦБ абсолютно не говорит ничего о том, что будет через несколько месяцев, когда у людей не хватит денег для того, чтобы эти кредиты обслуживать. Вот это проблема! Ставочкой эту проблему не решишь и придется ее решать каким-то другим способом. А ведь там выборы. И у меня большой вопрос, какую брошку по осени нацепит на себя госпожа Набиуллина? Вы, кстати, не слышали, есть ли брошка с виселицей?

А. Иванов:

- С эшафотом.

Н. Кричевский:

- Или с эшафотом. Может, с гильотинкой.

А. Иванов:

- Я думаю, что Эльвира Сахипзадовна может найти все, в том числе, и это. Никита Александрович Кричевский был в прямом эфире Радио «Комсомольская правда».

Н. Кричевский:

- Я вас обнимаю и обожаю! Счастливо!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.