Почему в Китае получилось снизить цены на металл по приказу руководства страны, а в России - нет

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и экономист Никита Кричевский обсуждают, надо ли давать средства материнского капитала на ремонт жилья, на каком жаргоне общается власть и бизнес, удастся ли приструнить российских металлургов и о нравах в Высшей школе экономики

А.Иванов:

- Народный экономист России Никита Кричевский снова приехал в студию Радио «Комсомольская правда» со своей дальней дачи. И все для того, чтобы вам, дорогие наши слушатели, растолковать главные события недели.

Н. Кричевский:

- Нет у меня никакой дачи! Что вы напраслину возводите на меня? Подумают, что у меня дача есть.

А. Иванов:

- Да еще и дальняя.

Н. Кричевский:

- Значит, у меня еще и ближняя есть. Ах ты, иди сюда, вот кого мы будем ошкуривать…

А. Иванов:

- Нахлобучивать.

Н. Кричевский:

- Нахлобучивает тот, кто нагрузил или перегрузил. Раскулачивать. У меня ничего.

А. Иванов:

- Как богат русский язык. Но давайте сначала с новости последних минут.

Н. Кричевский:

- Сленг-новояз, это словечки, пришедшие к нам в 90-х и остающиеся с нами уже больше четверти века.

А. Иванов:

- Владимир Владимирович Путин тоже не чужд сленгу.

Н. Кричевский:

- Любитель…

А. Иванов:

- Знаток.

Н. Кричевский:

- А кто первым произнес фразу «прекратите кошмарить бизнес»?

А. Иванов:

- Владимир Путин.

Н. Кричевский:

- Кошмарить – это значит, прессовать. Мы сегодня можем всю программу разговаривать по понятиям.

А. Иванов:

- Интересный почин. Так вот, президент Владимир Путин согласился с идеей продумать возможность использования материнского капитала на ремонт жилья. «Можно подумать», - прокомментировал он соответствующий запрос участников праймериз одной партии.

Н. Кричевский:

- Я не знаю, что значит – на ремонт жилья. Это, очевидно, нужно предъявлять к осмотру некий договор в Пенсионный фонд для того, чтобы через этот договор получить эти деньги. Нельзя же написать в заявлении: буду делать ремонт. Дайте мне бабло.

А. Иванов:

- Вы, как человек, который в данный момент делает ремонт…

Н. Кричевский:

- Я уж подумал о себе. У меня есть договор. Но он может ПФР не устроить. И потом, нормативной базы еще нет. Путин на прошлой неделе говорил: мы детский туристический кэшбэк ввели, а нормативной документации к первой смене не подготовили. Получается, на первую смену родители не получат возврат. А на вторую смену – получат. Дальше мне начали писать в сетях: на вторую смену путевок уже нет. А на первую – сколько хочешь. Путин говорит: давайте так, чтобы еще и на первую смену тоже успеть захватить. Не знаю, получится ли.

Это я к тому, что вы говорите: вот надо на ремонт жилья. Дело-то ведь не в хотелках Путина. А дело в нормативной базе, которую должно разработать и в кратчайшие сроки внедрить не только правительство, но и благословенный Пенсионный фонд России. А там ведь у людей еще обед и фиксированный рабочий день.

А. Иванов:

- Я заметил, что у нас очень часто приходится корректировать вот эти самые нормативные акты по ходу пьесы. Сегодня тоже была история, пришлось корректировать указ по выплатам школьникам, которые должны в августе произойти, 10 тысяч рублей на подготовку к школе. То, что изначально правительство выпустило, эти деньги полагались детям, которым 6 лет исполнилось не позднее марта 2021 года. Президенту пришлось вмешиваться и говорить, что у нас же есть дети, которые идут в первый класс в 6 лет, которым 6 лет исполняется в апреле, в мае.

Н. Кричевский:

- Шестилеток нельзя отдавать в первый класс ни в коем случае. Послушайте старика-профессора, отца шестерых детей, четверо из которых – мальчики. Первый сын и третий сын пошли в школу в 6 лет. И это очень сильно дубасит, лупит, отражается, рикошетит на детскую психику. В негативную сторону.

А. Иванов:

- А если вундеркинд?

Н. Кричевский:

- Нет! Ни в коем случае! У меня первый сын, ему сейчас 33-й год, умнейший парень, он в 6 лет знал программу третьего класса. И мы его отправили в 6 лет в первый класс. Так у него были сплошные конфликты. Потому что между шестилеткой и семилеткой разница огромная. Это не то что у нас с вами сейчас. Пять-десять лет – да, чувствительно, но не очень. Переживем. А между шестью и семью годами – это просто караул! Вот с третьим ребенком была такая же ситуация. Ему приходилось утверждаться, доказывать, что он им ровня. Ему приходилось постоянно биться с ними. Это все рикошетило на его успеваемость, на его оценки. В итоге получилось так, что мы его после первого класса просто оттуда забрали. И мы себе до сих пор не можем простить, что мы его отдали в 6 лет.

Господа, молодые родители, а также бабушки и дедушки, послушайте старика профессора. Не отдавайте своих деток или внучат в 6 лет. Дождитесь семи.

А. Иванов:

- Я с вами абсолютно согласен. Но согласитесь, это не повод лишать родителей, которые почему-то отдали детей в 6 лет в школу, законной выплаты в 10 тысяч рублей.

Н. Кричевский:

- А вы хотите, чтобы я прокомментировал слова президента? Может быть, даже возразил ему? Чтобы я сегодня последний раз поучаствовал в нашей программе? Обойдетесь, Иванов! Кстати, вы сегодня куда едете? Вот туда и езжайте. Вы, я смотрю, миллионером стали. У вас 960 тысяч рублей появилось? Завалялось. Помните, за участие в Питерском международном экономическом форуме с одной общественной деятельницы запросили 960 тысяч рублей, при том, что она будет выступить на пленарной сессии. У меня вопрос: у вас что, 960 тысяч лишние?

А. Иванов:

- Во-первых, я не участник, а еду туда работать, как журналист. Поэтому я еду туда с журналистской аккредитацией. А во-вторых, вашей любимой деятельнице уже объяснили, что она может принять участие бесплатно, поскольку имеет должность омбудсмена по делам малого и среднего предпринимательства.

Н. Кричевский:

- Имел место сбой системы. Так всегда, когда хай поднялся, когда шумиха пошла, когда во всех сетях и СМИ начали полоскать благословенный Питерский экономический форум, они сказали: ну что вы, нет, вы просто нас неправильно поняли. Да мы вас всегда неправильно понимаем. Мы не понимаем одного, что у вас в левом глазу огромные деньги и золото, а в правом глазу у вас уже не золото, а бриллианты.

А. Иванов:

- Самая хайповая тема этой недели – это интервью…

Н. Кричевский:

- Хайпануть – это уже лексика новояза. Хайпожорство. В 90-е появилось: нахлобучить, ошкурить, прессануть, нагрузить, разгрузить, пассажир, терпила. Это уже сленг АУЕ (экстремистская организация, запрещенная в России). Это был такой пограничный сленг. Шли годы, смеркалось, вечерело. Появились в нулевые годы такие выражения как «олбанский язык», «падонки». В десятых годах появились такие слова как «хайпануть» и прочие. Любой может дополнить наш скудный словарный запас из лексики, появившейся совсем недавно.

Когда я работал в университете, заведовал кафедрой и вел лекции, у меня студенты вели два словарика. Один словарик в начале тетрадки, где были лекции, для умных слов. А в конце тетрадки были как раз слова новояза, из лексики наших руководителей. «Кошмарить», «землю есть из горшка с цветами».

А. Иванов:

- «Донбасс порожняк не гонит».

Н. Кричевский:

- Это был 2006-2007 год, они даже не знали слова «лавэ».

А. Иванов:

- Откуда же ваши студенты вообще выросли? В какой стране?

Н. Кричевский:

- Не знаю. И чем кончилось? Выросли достойными людьми. В том числе благодаря моей школе.

А. Иванов:

- Первый вице-премьер Андрей Белоусов отжег на этой неделе, заявив в интервью, что нахлобучили металлурги российские на 100 млрд. рублей российский бюджет. Теперь будут нахлобучивать металлургом.

Н. Кричевский:

- Нет, не будут. Нахлобучить – это нагрузить. Это впарить по максимуму.

А. Иванов:

- Они нам впарили свою металлургическую продукцию.

Н. Кричевский:

- Как говорят – по хайям. То есть высоко – high. Народ подумал, что я буквы перепутал. Нет, не перепутал. То, что он сказал 100 миллиардов, ну, тут вот я как-то, знаете, да… Мне кажется, никак не сто, а существенно больше. Это ни о чем – сто миллиардов. Я все последние дни наблюдал подозрительное шевеление, которое краем коснулось и меня. Когда меня несколько раз просили сделать акцент на истории взаимоотношений металлургов с властями в Китае. Я практически единственный, который нашел и перевел заметку Bloomberg о том, что 23 мая в Китае утром собрали совещание. Там были представители министерств, национальных комиссий, существенные официальные лица. Со стороны металлургов были все крупнейшие менеджеры и собственники металлургических предприятий. И им там категорично и безапелляционно заявили о том, что, ребята, то, что мы наблюдаем в последнее время, это как-то не по-товарищески. Не по-китайски.

А. Иванов:

- Они тоже пытались нахлобучивать.

Н. Кричевский:

- Цены там пошли вверх. Они говорят: ну как же, а вот внешняя конъюнктура, мы тут ни при чем. Они говорят: это мы все поняли. Но вы провоцируете рост цен, инфляцию внутри страны. А это неправильно. Потому что китайские металлургические предприятия – это не малые лавочки, которые вы создали буквально на коленке за неделю-другую на деньги ваших родственников или старших братьев. Это огромные предприятия, которые строились, возводились на деньги всего китайского народа.

А. Иванов:

- Вы вообще читали Дэн Сяопина?

Н. Кричевский:

- На секундочку. Со стороны металлургов было заявлено, что они, безусловно, понимают и осознают всю полноту своей ответственности перед китайским народом. Они ни в коем случае не заинтересованы в том, чтобы раскачивать ситуацию, запускать фейки о том, что цены будут расти и дальше. И вообще они всеми фибрами своих душ за то, чтобы наладить в самые кратчайшие сроки ситуацию на внутреннем китайском рынке металлопродукции, металлопроката.

Буквально с самого начала торгов металлопродукции на китайских биржах в понедельник наблюдалось резкое падение цен на китайский металл, достигавшее 6-7 %. И все, и тишина. Потому что они сказали: вы, сволочи, если вы еще раз рот свой поганый вонючий откроете, твари, мы устроим вам и правоохранительные проверочки, и прочие проверочки. И вы вообще поедете в лучшем случае в тюрьму, а в худшем случае вас даже не найдут и не вспомнят, как вас звали. Вы все поняли? Теперь встали и пошли вон отсюда! Вот так это было.

А. Иванов:

- Я сейчас чуть сам не вышел, когда вы стали так орать.

Н. Кричевский:

- Это было ровно так. Только, естественно… Вот почему Кричевского нет в правительстве? Потому что Кричевский вот так сорвется, и чего с ним потом делать?

А. Иванов:

- А вы заметили, как дерзко ответил Лисин Белоусову?

Н. Кричевский:

- Подождите, мы до этого дойдем. И с тех пор – тишь да гладь. Нет проблем. Если вы хотите спекульнуть на внешних рынках, да ради бога. Но если вы хотите поддуть цены на металл внутри страны, не за свой счет, а, скажем, за счет Лисина с Мордашовым, то вы забудьте о том, что вы это собирались сделать. И назначайте Лисину с Мордашовым такие цены, которые ни в коем случае не смогут поколебать спокойствие на внутреннем рынке металлопродукции. Вот что им было сказано.

А дальше мы с вами вспоминаем об этих жуликах. И это я говорю мягко, потому что представители этих жуликов сейчас сидят и в три уха слушают нашу программу. И ждут не дождутся, когда я скажу что-то не то, и они тут же побегут в суд. Я еще с 2009 года писал о том, что это жулье вместо того, чтобы вкладывать деньги в производство, в кризис 2008 года все 100 % чистой прибыли и свободного денежного потока выводили через промежуточные и ежегодные дивиденды в свои офшоры. Это до сих пор оффшорные компании.

А. Иванов:

- Владимир Лисин – один из главных металлургов страны, владелец Новолипецкого металлургического комбината, очень быстро, в течение пары часов очень дерзко ответил Белоусову, первому вице-премьеру российского правительства. «В этом коротком сообщении выразилось многое. Неизгладимый синдром Госплана и болезнь красных глаз». Если кто не знает, болезнь красных глаз – это китайское выражение.

Н. Кричевский:

- А также то, что он попытался включить дурочку.

А. Иванов:

- Что «вы не видите двойной рост налогов»…

Н. Кричевский:

- Это само собой. Это у них дежурная отмазка. По поводу налогов закроем тему. Предположим, мы с вами в прошлом году заработали больше денег. Мы, естественно, больше заплатили подоходного налога. Нам теперь медаль за это? Или что? Вот он говорит? А я уже заплатил в два раза больше, слышь, Белоусов. Чего ты от меня хочешь? И одновременно он строит из себя невинную девочку, которая не знает, что такое «нахлобучить». То есть люди, которые прожгли все 90-е, которые до сих пор мыслят на бандитском сленге из 90-х, делают вид, что не знают, что значит «нахлобучить». Мы с вами знаем, что это – впарили по максимуму.

Это значит, что у нас есть БАМ, Транссиб, у нас есть оборонзаказ, у нас есть реновация, у нас есть другие проекты, где требуется металл в очень больших количествах. У нас есть «Восток Ойл», у нас есть судостроительная верфь «Звезда», у нас есть трубопроводы, у нас есть много чего, что финансируется госкомпаниями. И эти госкомпании, естественно, вместе с государством вынуждены все последние месяцы принимать своих подрядчиков, которые говорят: ребята, либо вы доплачиваете, потому что мы по таким ценам работать не можем, либо мы разрываем контракт. Потому что работать в убыток мы себе позволить не можем.

И вот эти 100 миллиардов – это цифра, скажем, которая была посчитана на коленке или во время передвижения Белоусова из дома на работу. Потому что он так просто в уме прикинул, сколько это может быть. Ну, сто, значит, сто. Хотя на самом деле там наверняка сто процентов больше. Он пришел и говорит: ну, вот эти деньги надо вернуть. А ему говорят: а мы заплатили уже в два раза больше налогов. Мы, которые отжали в результате залоговых аукционов элитную производственную собственность в 1995 году, мы, которые тут же ее оформили на офшоры, мы, которые на протяжении 25 лет тырили бабки всеми правдами и неправдами, мы, которые послали на три буквы Путина, который в 2012 году сказал: давайте закрывать тему залоговых аукционов, мужики, потому что инвестиционный климат в стране отвратительный, люди не верят в то, что предпринимательство может быть честным, все уверены в том, что предприниматель – это синоним коррупционера. Да зачем нам это? Давайте вот как закроем эту тему. Может быть, какой-то налог придумаем, может, еще что-то. На что ему было сказано, тот же Лисин говорил: мы платим налоги, мы все уже заплатили. Это при том, что у него миллиарды в Forbes. И Путин эту тему забыл. Господин Лисин, Путин, в отличие от нас с вами, ничего не забывает. Не сам, так через Мишустина и Белоусова он вспомнил о том разговоре. Это еще один тезис.

Вчера господин Мантуров, когда Мордашов у него спросил: вам что нужно – деньги, налоги или скидки? – Мантуров сказал: нам нужны скидки. Потому что он не мог сказать о налогах. Это не его компетенция. Это компетенция вице-премьера и премьер-министра. Эти говорят: ну все, значит, безболезненно проскочим. И тут же по всем СМИ, которые они кормят на протяжении многих лет, а во многих они являются собственниками, например, в «Коммерсанте», где собственник – Алишер Усманов, металлург, кстати говоря, тут же пошли тексты о том, что все отлично, все хорошо, опять много шума из ничего. Проскочили.

Кстати, вот сегодня мне сообщили о том, что некоторое время назад случился бэмц, когда руководство ГБУ «Ритуал» Николо-Архангельского кладбища обвинило маленького блогера в том, что он с кем-то там поцапался, замдиректора кладбища толкнул, он, якобы, в больнице лежал. Тут же предъявили видеозапись, где показано, что человек близко не подходил к этому замдиректора. Близко не подходил. И по билингу, и по всему было видно, что никакого ущерба здоровью не было. 4 года поселения ему дали. Вот просто за то, что близко подошел к этой теме. Что ждет живую рок-звезду?!

А. Иванов:

- Давайте, Никита Александрович, вы побережете себя! Вы нам нужны здесь.

Н. Кричевский:

- Это вы потом на суде скажете…

А. Иванов:

- Так, давайте я пару слов буквально скажу еще… вот два комментария буквально. Вадим пишет: «Зачем обсуждать нахлобучку Белоусова? Уже договорились о скидках…»

Н. Кричевский:

- Нет, нет, по поводу скидок - да. По поводу решения закрытия вопроса - нет, нет и нет. Потому что впереди встреча с господином Мишустиным. Мантуров не уполномочен решать налоговые вопросы. По скидкам договорились. Что есть скидки? Это прямая дорога к масштабным хищениям, воровству, завышению объемов, которые направлены на то, чтобы получить больше металла, чем требуется, и отправить его куда? На продажу. На рынок, на экспорт. Все это понимают. Дураков там нет. Нету. Они все понимают, что это делается для того, чтобы… слушайте, вы только не говорите мне про честность людей, которые занимаются строительством за государственный счет. Вспомните космодром «Восточный» - самый шикарный долгострой начала 21 века в России. Там сперли каждый десятый рубль. Посадили больше 50 человек! Сроки первого запуска постоянно переносились? Почему? Потому что деньги воровали. Потому что люди голодали. Люди реально устраивали голодовки, потому что работать не хотели. Бастовали из-за того, что деньги тырили и не платили. И это, Алексей Валерьевич, между прочим, в условиях, когда одной из базовых рамок было приобретение продукции исключительно в центральных областях России. То есть, Спецстрой, который ныне расформирован, именно за воровство на «Восточном», кстати говоря, который Одинцово выстроил! - он эшелонами, составами грузил и вез туда песок, щебенку, цемент… Почему? Потому что все уже лапы потирали вокруг там криминальные бандитские карьеры, где добывали там щебенку и прочий стройматериал… они говорят - ну, есть у тебя кто, давай человечка своего, мы там с ним порешаем. Ну, представляете, вот это - их логика! И даже в условиях, когда тащили все из центральных регионов, и то каждый десятый рубль сперли!

А. Иванов:

- Но вы послушайте все-таки о чем говорил Белоусов? Он не говорил о скидках в будущем - типа, проехали сейчас эту тему, будем сейчас по скидкам получать. Он говорил о том, что нас кинули на сто миллиардов рублей.

Н. Кричевский:

- Кинули - это взяли и пропали, не вернули. То есть, обманули.

А. Иванов:

- Ну, давайте не будем придираться к словам, Никита Александрович. Хорошо, нахлобучили на 100 миллиардов рублей.

Н. Кричевский:

- Вы не фильтруйте базар, Иванов! Вы гнете пальцы здесь передо мной… мы с вами когда будем чуть постарше, мы даже сделаем с вами некий словарик крылатых выражений Владимира Владимировича…

А. Иванов:

- А у нас в «Комсомольской правде» есть такой и называется - «Путинки». Так вот, Белоусов говорил о том, чтобы вернуть уже нахлобученное, о том, чтобы скидки получить?

Н. Кричевский:

- Конечно, конечно. Они говорят - все, вопрос закрыли. И это я сегодня прочитал в усмановском «Коммерсанте», что прошли эту историю относительно безболезненно.

А. Иванов:

- Это опять же разводка такая?

Н. Кричевский:

- О, видите, у вас сегодня сплошной сленг. Знаете, я спокоен за вас, что вы едете в Питер на форум - вы подготовлены, вы владеете необходимым словарным запасом, вам там будет легко и приятно. Потому что вы разговариваете на одном языке. И если попадется какой-нибудь Кисин, который будет говорить - нахлобучили это от слова «клобук» - церковная шапка и т.д… он бы мне еще про белый клобук рассказал, про епископа и митрополита Геннадия из Новгорода, который придумал эту шляпу-панаму, да. Он бы много мне еще чего рассказал… Он сделал вид, что не понимает, о чем разговор. Он такой весь белый и пушистый… Друзья мои, вы обули страну по заниженным оценкам первого вице-премьера на 100 миллиардов рублей!

А. Иванов:

- И самое главное - после того, как Белоусов сказал, что нас нахлобучили, они ужен не имеют права спрыгнуть с этой темы.

Н. Кричевский:

- Знаете, самое главное-то ведь не это. Самое главное знаете что? Самое главное то, что, когда я месяц назад приступал к ремонту, мне директор компании, которую я знаю тысячу лет и в частности которого у меня была масса поводов убедиться, он сказал - Никита Александрович, тех денег, которые вы отложили, еще полгода назад хватило бы с лихвой. А сейчас я в этом не уверен. Потому что цены выросли. И на некоторые позиции они выросли в два раза. В том числе, на металл. Самое главное-то не государство, самый главный - я, вы, Алексей Валерьевич. Потому что вы сейчас поедете на «Сапсанчике», а он ездит по рельсам, а рельсы иногда приходят в негодность и их надо менять. А кто производит рельсы? Металлурги. А металлурги продают эти рельсы по более высоким ценам. И это значит что? Это значит, что дорожают цены на билеты. А вы едете за счет «Комсомолки» - и это значит, что на копеечку подорожает газета, которую покупают люди. Это значит, что это рикошетит на всю цепочку. Вот и все. Государство здесь, конечно, да. Но главное все-таки - не государство, а мы. Они нахлобучили нас.

А. Иванов:

- «Надо учить блатной язык, а то скоро перестанем понимать наше правительство», пишут наши слушатели.

Н. Кричевский:

- Надо чаще слушать радио "Комсомольская правда". Здесь вам на простом, понятном, доступном языке объяснят, переведут, что имел в виду тот или иной руководитель партии и правительства.

А. Иванов:

- А мы, кстати, вас просили сегодня, какие новые слэнговые словечки вы узнали. Вот пока нам пишут из Удмуртии про слово «хейтить». Сегодня, кстати, вы очень много хейтили металлургов, и не только…

Н. Кричевский:

- Вы знаете, это люди, которые на протяжении четверти века занимаются тем, что доят страну. Они не платят налоги, они выводят деньги за границу, они сидят в оффшорах, они используют серые схемы при экспорте и импорте, они делают вид, что они благодетели, что они содержат спортивные клубы, они там даже какие-то строят детские площадки, я думаю, у себя в своих многогектарных поместьях. Кстати говоря, несколько лет назад мой горячо любимый риэлтор - не буду говорить имя и фамилию - рассказывал мне, что есть закрытый клуб риэлторов, куда пускают исключительно по рекомендации. Почему? Потому что там речь идет об активах от 1 миллиарда рублей! То есть, там продаются поместья рядом с Москвой - не 10-20 соток - а гектары! Вместе с крепостными! Ну, то есть, крепостные здесь, естественно, в кавычках. То есть, есть там, скажем, 10-20 человек, которые заняты исключительно обслуживанием таких, как Лисин или Мордашев, когда они приезжают. И они там живут, они там получают зарплату, у них там все хорошо. И это не только рядом с Москвой, это, например, в районе нашего с вами любимого Завидова. Целые сельскохозяйственные кооперативы! Или рыболовецкие хозяйства! И это все было сделано, в том числе, и во многом вследствие хамства по отношению к нации таких, как Мордашев, Лисин, Рашников, Усманов и прочие товарищи.

А. Иванов:

- И наконец-то им стали давать оборотку.

Н. Кричевский:

- А вы посмотрите, какой пошел хайп в обратную сторону! Это вообще кошмар!

Так, давайте посмотрим, что пишут. Что пишут?

А. Иванов:

- Мы же спрашивали про жаргон - так вот, жаргон и пишут.

Н. Кричевский:

- Пишут про мой ремонт.

А. Иванов:

- Да, пишут про ваш ремонт, просят выставить фотки в Телеграм канале «Антискрепа».

Н. Кричевский:

- Значит, у меня этот канал несколько для других вещей и это более серьезный ресурс, нежели чем простой Инстаграм. Так вот, в Инстаграме-то фотки и есть. Там подписчиков всего-ничего, но можно и полюбоваться. Свежие, последние фотки еще не выложил, они пришли полчаса назад. А первые фотки - там, где вообще просто… все, кто видел, говорят - что случилось-то? Что? Взрыв? Может, обыск? Я говорю - нет, ремонт начался.

А. Иванов:

- Сергей из Кировской области напоминает нам еще одно модное слово - «схематоз». Ну, куда ж без него? Как вы считаете, схематоз - это то, что происходит в Высшей школе экономики? Сегодня такую гадкую историю прочитал у вас, аж прямо даже не знаю, стоит ли о ней говорить?

Н. Кричевский:

- Слушайте, далеко не все знают, что в одном из больших Телеграм-каналов были опубликованы записи телефонных разговоров проректора Высшей школы экономики моей любимой Косомары с саратовской гадалкой Ирмой.

А. Иванов:

- Какое же слово из них плохое?

Н. Кричевский:

- Саратов. Ну, потому что в Саратове все только хорошее, а тут еще вот… есть там и гадалки, которая, как оказалось, и руководит университетом Высшей школы экономики. Что имеется в виду? Имеется в виду то, что Косомара советуется с ней буквально по всем ключевым вопросам. Жуткая, поганая, гадкая, зашкварная история. Она у нее спрашивает - Ирма, как ты думаешь, чистку в руководящем составе Высшей школе экономики начинать? Она говорит - да, надо начинать.

А. Иванов:

- Слушайте, эта страна управляется гадалками, экстрасенсами, магами? Серьезно?

Н. Кричевский:

- Да, да. Ирма, а вот если я пойду ректором корпоративного университета Сбербанка, ты что думаешь по этому поводу?.. Потом она говорит о том, что она с Кузьминовым спит по принуждению…

А. Иванов:

- Ой, ну, хватит уже.

Н. Кричевский:

- Это расшифровка. Потом она говорит - я хочу у хозяина, которого она называет то Хозяин, то Саахов - хочу попросить новую машину. Потому что моей машине 11 лет уже, говорит… Потом говорит - а, может быть, мне квартиру купить дочери? Или в следующем году купить? Она говорит - нет, в этом не надо, а в следующем - купи. То есть, вы представляете? Вот это все выложено. Причем, сомневаться в достоверности опубликованных записей навскидку нет никаких оснований, тем более, что это никто не опроверг и не прокомментировал. Я увидел это сегодня ночью. Там, кстати говоря, паскудное прозвище у Кириенко, еще более паскудное прозвище у главы администрации Вайно. Там постоянная трансформация и постоянный разговор о страхах ректора Вышки Кузьминова за свою пятую точку, за то, что его могут выгнать, за то, что его жену могут погнать. В общем, ситуация кошмарная. Я почему об этом начал говорить? Слушайте, меня в этой ситуации поразило не то, что о морали и нравственности в Высшей школе экономики можно даже ничего не говорить. И даже не то, что она на протяжении десятилетий выступала ярым защитником, авангардом вот этой воровской либероты, которая сегодня со своими гнилыми золотыми зубами отрыгивает там нашими внутренностями и внутренностями до срока ушедших людей - тех, из-за кого повысили до 65 лет пенсионный возраст. Это все из-за них случилось. Она выступала всегда их защитником - Высшая школа экономики. Они говорят - ну, как же конкуренция, как же свобода рынка, как же то, как же се… В последние месяца получилось, что Вышка переобулась в воздухе и начали говорить о том, что - да государство у нас шикарное, да правительство у нас все делает правильно, да мы вообще вышли из рецессии… хотя мы до сих пор в ней находимся. Не суть. Я не об этом. Это все понятно… Я про то, что, слушайте, ребята, какие бы вы умные, талантливые и защищенные не были, обсуждайте как можно меньше своих дел, тем более дел для вас интимных - ну, не в плане постели, а в плане личных дел, материальных дел - по телефону. Обсуждайте это как можно меньше. Потому что вполне вероятно, через какое-то время вас выложат и об этом будет знать весь мир. Я вот рассказывал сегодня, что я позвонил знакомому в Дюссельдорф и говорю - ну как? А он меня назвал суслик. Ну, мы дружим 20 лет! И это, конечно, было сказано с любовью и все… то есть, он мне дал понять, что… я говорю - так ты тоже Косомару слушал с утра? Он говорит - да. Представляете?! Будьте мудрее! Учитесь на ошибках Косомары! Учитесь на ошибках Кузьминова! Учитесь на ошибках людей, которые пожертвовали всем ради того, чтобы отмыться, и у них ничего не получится в итоге. Господа хорошие, бдительность и еще раз бдительность! Расслабляться не стоит! Тем более, что нам так нравится болтать по телефону и рассказывать о своих секретах!

А. Иванов:

- А я тут подумал - вдруг когда-нибудь нашу переписку кто-нибудь выложит? А мы такую там антисоветчину разводим, Никита Александрович!

Н. Кричевский:

- Антисоветчику мы там не разводим. Мы что-то такое там высказываем друг другу, а потом все это стираем. Но по телефону мы ничего с вами не говорим.

А. Иванов:

- Следите за собой, будьте осторожны! Следите…

Н. Кричевский:

- … за базаром, друзья мои!

А. Иванов:

- А мы уходим на перерыв до следующей недели! Всего вам доброго!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!