Никита Кричевский: Я не вижу ничего выходящего из ряда вон в указе Собянина

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают введение обязательной вакцинации, бегство российских миллиардеров в Лондон и попытки навести порядок на рынке ритуальных услуг

А. Иванов:

- Всем привет. Кричевский и Иванов в эфире Радио «Комсомольская правда». Мы с Никитой Александровичем находимся в разных регионах: Никита Александрович – в Тверской области, я – в Москве. Сообщаю вам, Никита Александрович, что у нас тут сегодня Сергей Семенович Собянин объявил обязательную вакцинацию, возможно, воспользовавшись тем, что президент уехал за рубеж. Как известно, Владимир Путин был одним из тех людей, кто говорил, что обязательная вакцинация недопустима в России. Но Сергей Собянин объявил о том, что она будет обязательной для представителей сферы услуг, и сделал соответствующую запись в своем блоге. И логику градоначальника Москвы я считаю безупречной. Он говорит о том, что, конечно же, вы можете сами выбирать, прививаться или нет, но если вы выбираете не прививаться, то, пожалуйста, сидите дома, на даче, сидите на самоизоляции, сидите в своих тверских имениях, в конце концов, если они у вас имеются. А если вы работаете с людьми, то – будьте любезны. Вы согласны с такой логикой?

Н. Кричевский:

- С логикой, в общем и целом, да. Я не вижу ничего выходящего из ряда вон в указе Собянина. Потому что принудительная вакцинация в масштабах России в целом, по всей вероятности, действительно недопустима, потому что есть какие-то конституционные права. Что касается отдельных регионов, то почему, собственно, нет? Кроме того, Москва это крупнейший мегаполис, это огромная агломерация, где проживает, по разным оценкам, больше 20 миллионов человек. Естественно, если ухудшается эпидобстановка в столице, это рикошетит по всей стране, потому что Москва, кроме всего прочего, это огромный хаб – транспортно-логистический, туристический, пассажирский, да любой. Проходит несколько дней, и рикошет появляется в самых дальних регионах.

Но при всем том, что действительно важно провести вакцинацию людей, которые работают в сфере услуг, довести до максимального количества число вакцинированных. Мне не очень понятны два момента. Точнее, они являются явным провалом всей этой истории. Мы с вами совершенно логично, здраво, аргументированно одобряем позицию господина Собянина.

Момент первый. Ничего неизвестно с международным признанием «Спутника V». Это должно произойти когда-то летом, более точных данных нет. При этом вакцина была изобретена первой в мире, это произошло летом прошлого года. Кстати, Собянин неизвестно чем вакцинировался в мае прошлого года первый раз, а вакцина была признана изобретенной и вошедшей в производство летом. Так вот, уже год нет определенности по поводу международного признания.

А. Иванов:

- В первую очередь, Евросоюза. Потому что страны вроде Индии, Аргентины…

Н. Кричевский:

- Смотрите, туристический сезон подходит к своему пику. Черноморское побережье, Крым забиты туристами. Все это происходит потому, что людям элементарно некуда поехать, границы закрыты, причем они закрыты не с нашей, а с другой, противоположной стороны. Нас не пускают, потому что у нас нет цифровых сертифицированных ковид-паспортов. Мы можем предъявить отрицательные ПЦР-тесты, и на этом вся наша история закончится. Но если вы привиты какой-то вакциной, то вы должны быть привиты той вакциной, которая признана в Евросоюзе, а «Спутника V» среди тех вакцин, которые сегодня признаны в Евросоюзе, нет. Это первый момент.

Но это ладно, потому что у нас порядка 7% населения имеют загранпаспорта, и не так уж это важно – кто-то не полетит в Турцию, Италию, Грецию. Вот момент второй куда более актуальный и тревожный. Вопрос – а как отчитываться? Вот сказали: 60% сферы услуг. Рестораны, фитнес-клубы, салоны красоты.

А. Иванов:

- Я отмечу, в сфере услуг 100%, а 60% во всех остальных организациях.

Н. Кричевский:

- Как отчитываться? Вот вы – малое предприятие, у вас есть ресторанчик или салон красоты. У вас работают несколько сотрудников. Как вы будете отчитываться? Чтобы вы не мучились с ответом, я вам скажу. Вы должны будете послать строго определенную форму в московскую мэрию, где содержится куча персональных данных, касающихся лично вас – от ИНН до номера полиса медицинского страхования. Никакой защиты, никаких кодов, никаких порталов приема-передачи или подтверждения того, что вы отправили этот отчет, а там его получили, и вы спокойны за то, что эти данные куда-то не утекут, у вас нет.

А. Иванов:

- Никита Александрович, очень просто все это решается. Могу сказать, что все данные о том, кто вакцинировался, а кто нет, они попадают на портал госуслуг, соответственно, через портал госуслуг можно легко проверить, где человек работает, вакцинировался он или нет.

Н. Кричевский:

- Вы не изучили указ Сергея Собянина. Там совершенно четко прописана процедура того, как вы должны отчитаться. Это не Госуслуги, это другая история. Вы будете отправлять отчет. Этот отчет непонятно как, попадет, не попадет, будет у вас отметка о том, что он принят, не будет у вас отметки. Иными словами, на сегодняшний день, если вы, предположим сегодня-завтра отправите, послезавтра к вам может прийти любая проверяющая организация и просто оштрафовать вас за то, что вы не вакцинировали. Хотя у вас будут все документы на руках.

А. Иванов:

- В любом случае, когда мэрия столкнется с этим валом проблем, которые связаны с тем, что кто-то послал, у кого-то потерялось письмо, наверняка решат эту проблему посредством портала госуслуг.

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, портал госуслуг – портал персонифицированный, он не имеет отношения к малым предприятиям или к предприятиям иных сфер бизнеса.

А. Иванов:

- Знаете, я думаю, что в нашей цифровой демократии можно придумать такой сервис, в котором, когда ты проходишь вакцинацию, власть автоматически получает об этом информацию. Странно, что этого до сих пор не сделано.

Н. Кричевский:

- Странно, что ничего не предпринимается по поводу черного рынка вакцинации, по поводу того, что люди за определенные деньги могут купить сертификат о том, что они вакцинировались. Потому что недоверие к нашей вакцине связано еще и с тем, что последствия ее до сих пор недоисследованы, поскольку нет международного признания, поскольку нет данных от ВОЗ, отчета, который предоставляет ВОЗ, поскольку нет итогов третьего раунда исследований. Поэтому народ просто не понимает, что может быть. Ведь болеют и вакцинированные.

А. Иванов:

- Вакцинированные болеют, а не вакцинированные люди умирают, к сожалению.

Н. Кричевский:

- Слушайте, и те, и другие умирают. Это вопрос философский, риторический, и мы можем очень долго болтать на эту тему. Суть в том, что корни недоверия еще и в этом. Если бы нам сказали, что все это здорово, и у вас все будет хорошо, это один разговор, а поскольку этого нет, пока недоверие существует.

А. Иванов:

- Это действительно вечный спор – верит народ власти, не верит, есть побочки у вакцины или нет. Тут понятно, что две стороны никогда не примирятся. Меня интересует больше другое. Сегодня мы смотрим, что начинается постепенно введение локдаунов. Уже Ивановская область объявляет о том, что они будут, как год назад, какие-то барьеры на границе выстраивать и проверять, кто приезжает из Москвы, кто вакцинировался, кто нет, Нижегородская область, Москва, Питер. Я так понимаю, что сейчас это пойдет, как снежный ком, мы можем потерять это лето опять, как мы потеряли, допустим, прошлую весну. Произойдет это или нет, как вы считаете? Или все-таки на каком-то этапе власть решит, что сейчас, особенно перед выборами, лучше с этим не перебарщивать?

Н. Кричевский:

- Алексей Валерьевич, мы с вами начали с совершенно других вещей. Вы начинаете опять жевать эту жвачку, уже пережеванную в сетях миллион раз. Слушайте, разговор не об этом, у нас программа экономическая. Чего вы в эту пургу опять влезли?

А. Иванов:

- Локдаун – эта тема наиболее…

Н. Кричевский:

- Что вы занимаетесь ерундой в прямом эфире? Я вам говорю, что есть совершенно конкретные претензии. У меня их две. Претензия номер один. Наша вакцина не признана ВОЗ и не сертифицирована в ЕС. Второе. Те персональные данные по 152-му ФЗ, которые будут отмечаться в отчетности, которая будет предоставляться в мэрию, совершенно спокойно утекут. Это огромный массив. Вы говорите, что Госуслуги. Ничего подобного, не будет никаких госуслуг. На Госуслугах есть ваши персональные страницы. Персональных страниц ООО «Ромашка» или ООО «Пупкин и сын» там нет. Вы посылаете на портал мэрии кучу персональных данных. Вы посмотрите ту отчетность, которую сегодня предлагает мэрия. Как это будет проходить, как это будет храниться, как это будет оберегаться? И как вы получите положительный ответ на то, что вы отправили? Никто не знает. К вам завтра придут и скажут: а мы ничего не получили. А вы мне начинаете говорить: а вот там Ивановская область, вот там Костромская область. И дальше чего? Мы с вами говорим о конкретной истории, мы с вами говорим о Москве. А вы говорите: будет или не будет? Я вам что, Нострадамус, что ли? Не будет. Потому что сегодня уже неприятие со стороны людей к антиковидным действиям региональных властей настолько велико, что люди если не плюют, то не обращают никакого внимания на это. И это самое страшное в этой истории.

Ну, хорошо, в центре Москвы, на Патриках кого-то гоняют, не разрешают сидеть на лавках. Но вы поезжайте чуть подальше, посмотрите в тех местах, где вы живете, на окраинах Москвы. Да там плевать хотели, там у людей по десять жизней.

А. Иванов:

- В том-то и дело, антиковидных мер у властей практически нет в России.

Н. Кричевский:

- В регионах никаких масок нет и не намечается, никаких перчаток нет и не намечается. Там люди вообще не понимают, о чем разговор. Но у нас программа-то не о врачебной этике и не о профилактике, у нас программа об экономике.

А. Иванов:

- Так я вас и спрашивал про локдаун. Что может быть более экономического, чем локдаун, который снова добьет нашу экономику в этом году?

Н. Кричевский:

- Да ничего нашу экономику не добьет. У нас экономика формируется… Половина ВВП – это 47 крупнейших российских предприятий непрерывного цикла. Это нефтяники, газовики, металлурги, это те, кто работает вне зависимости от того, есть локдаун или его нет. Половина ВВП у нас при любой погоде есть. Если вы переживаете за кабак, флаг вам в руки. Это не наша программа, это программа для демагогов, которая называется предвыборные дебаты.

А. Иванов:

- Как раз кабак на 100% теперь будет вакцинироваться, и никто даже не пикнет, даже спрашивать не будут. А все остальные, кто не хочет вакцинироваться…

Н. Кричевский:

- Они закрываются с 11 вечера. До 11 вечера кабак работает на все 100%. С кабаком вообще никаких проблем. Но главное, сколько процентов кабак дает в бюджет? Гроши. Кабак - это социальная институция, не экономическая, а социальная. Кабак дает рабочие места, кабак осуществляет важнейшую функцию по обеспечению питания людей и приятному их времяпровождению. Он создает им качество жизни. Те деньги, которые они перечисляют в бюджеты, поверьте, крохи по сравнению с тем, что перечисляют другие компании. Я вообще удивляюсь, почему у них убрали НДС. Я бы вообще у кабаков всё убрал. Потому что это действительно копейки по сравнению с тем, сколько визга бывает, после того как их начинают притеснять.

А. Иванов:

- Ида Никифорова из нашего чата в YouTube спрашивает: «Господин Кричевский, вы не допускаете, что Евросоюз затягивает сертификацию наших вакцин, исходя из своих убеждений, а не из того, что она какая-то недостоверная?»

Н. Кричевский:

- А какие у них есть убеждения?

А. Иванов:

- Ну, они хотят свои вакцины продвигать. Наши в дипломатическом плане продвигать не хотят, считают, что это проявление мягкой силы.

Н. Кричевский:

- Свои вакцины – это китайские? Вы спросите у МИДа?

А. Иванов:

- AstraZeneca - это британская вакцина, Pfizer – американская. А они партнеры по западному миру, по НАТО.

Н. Кричевский:

- А Китай – это тоже партнер? Да Китай у них – враг номер один. А у нас, заметьте, нет даже китайской вакцины. У меня вопрос. А почему у нас нет китайской вакцины?

А. Иванов:

- Я задавал этот вопрос, когда у нас было интервью с заместителем министра промышленности Василием Осьмаковым, который отвечает как раз за подготовку вакцин. Он абсолютно честно ответил: «Потому что мы хотим, чтобы наши люди вакцинировались нашей вакциной и поэтому мы не допускаем. Это нормальная практика, которая сложилась во всех государствах, которые проявляются производителями вакцин. Китайцы прививают только китайской, американцы – американской и т.д.».

Н. Кричевский:

- Ну, хорошо, тогда давайте сделаем так, что сначала сертифицируют нашу вакцину, а потом мы запретим вакцины иностранные. А выходит, мы вакцинируемся непонятно чем, потому что международной сертификации нет, и нас с этой вакциной не пустят ни в Европу, никуда. А потом мы говорим о том, что хотим, чтобы мы вакцинировались исключительно российской, непроверенной, не сертифицированной вакциной. Молодцы. Вот мне это непонятно.

А. Иванов:

- Никита Александрович, предлагаю перейти к другой теме. По данным международной консалтинговой компании Knight Frank, этой весной спрос на элитное жилье в Лондоне со стороны российских миллиардеров вырос на 50%. То есть люди разогнали там стоимость жилья. Что происходит, почему капитал продолжает утекать из страны, когда он так нужен здесь? И может ли с этим что-то сделать Мишустин, Путин, кто угодно?

Н. Кричевский:

- С этим ни Путин, ни Мишустин, ни Байден сегодня ничего сделать не в состоянии. Дело в том, что после 2008 года мировая экономика систематически на протяжении уже 13 лет накачивается необеспеченными деньгами, а в прошлом и в этом году она накачивается в усиленном порядке, в усиленном режиме. Ни для кого не секрет, что эти деньги не доходят до конечного потребителя, то есть до простых людей. Они преимущественно оседают наверху, то есть у тех самых банкиров, инвесторов, если это пенсионные фонды, то они опять же вкладываются в ценные бумаги через хедж-фонды и прочие спекулятивные организации. И сегодня получается так, что 25 управляющих крупнейшими американскими хедж-фондами получают больше, чем все воспитатели детских садов Америки вместе взятые.

А. Иванов:

- Здесь вы не удивили. У нас 500 самых богатых россиян получают больше, чем половина страны.

Н. Кричевский:

- Я к тому, что эти деньги куда-то нужно девать.

А. Иванов:

- Мы говорили о русских богатеях, которые раскупают элитную недвижимость в Лондоне. Меня волнует еще такой вопрос. А почему они по старинке как-то вкладываются в квадратные метры? Мне кажется, это так несовременно. Почему не в биткоин?

Н. Кричевский:

- Мы говорили о том, что экономика накачивается фейковыми деньгами, и никто не знает, что изъять из реального сектора, где их не очень много, что из фондового сектора, который опосредованно оказывает спекулятивное воздействие на реальный сектор. И мы это видим даже по ценообразованию в металлургии, в продовольственном секторе и пр.

Я сказал, что 25 управляющих хедж-фондами получают больше, чем все воспитатели детских садов Америки. У меня тут же возникает вопрос. Куда они тратят свои деньги? Они их не вкладывают в акции, облигации. Потому что акция или облигация с самого начала, как вы ее приобретаете, становится вашим не активом, а пассивом. Вы покупаете пассив. Что есть пассив? Это обязательство, в данном случае не ваше, а обязательство тех, кто эмитирует эти ценные бумаги. То есть это становится проблема не тех, кто эмитировал ценные бумаги, а вашей. Русский мужик – дурак, но его не обманешь.

А. Иванов:

- Русский богатый мужик, вы забыли добавить.

Н. Кричевский:

- Любой мужик. И это относится не только к русскому мужику, это относится абсолютно ко всем мужикам. Он прекрасно понимает, что если он приобретет чьи-то акции или облигации… Ну, например, трежерис, как китайцы приобретают. Они сидят сейчас и думают, расплатятся американцы с ними по этим трежерис или не расплатятся. Представляете, вроде бы у них активов на 4 триллиона, а по факту они сидят и не могут понять, правильно они сделали, что купили эти ценные бумаги или нет. У любого фондового инвестора это, что называется, в зубах, то есть на подкорке. Возьмите любого фондового спекулянта, они все это прекрасно понимают. Они понимают, что главное – впарить, получить свой процент, а дальше – хоть трава не расти.

И в этой связи возникает логичный вопрос. Куда любой человек, обладающий более или менее вменяемым состоянием, он будет вкладывать деньги? Он будет вкладывать деньги в актив, в то, что растет в цене и потенциально приносит ему доход. И этим активом является как раз…

А. Иванов:

- По вашей версии, недвижимость, конечно же.

Н. Кричевский:

- Это не только по моей версии, это по версии русского мужика, который дурак, но его не обманешь.

А. Иванов:

- А разве цены на недвижимость не могут падать?

Н. Кричевский:

- Вы посмотрите, как выросли цены на недвижимость в московском регионе, когда объявили программу льготной ипотеки. Ведь ни для кого не секрет, что три четверти потенциальных покупателей, фактических покупателей, приобретали эти квартиры не для того, чтобы в них жить, а для того, чтобы либо потом перепродать, либо, когда дом будет введен в эксплуатацию, сдавать эти квартиры, то есть получать доход. То есть вкладывались в актив. Конечно, не в любой актив, а в актив предпочтительный. Так вот, для русского мужика-миллионера предпочтительным активом является как раз лондонская недвижимость, вне зависимости от того, что могут ввести какие-то ограничения, какие-то санкции против русских мужиков, могут не ввести в следующем году. Вот они и вкладываются.

А. Иванов:

- По-вашему, это вечный двигатель экономический, цены на квартиры могут только расти и никогда не будут падать?

Н. Кричевский:

- До тех пор, пока по миру бродят триллионы незаработанных денег – да. До тех пор, пока мы с вами, простые смертные, работаем, беря ипотеку, на тех самых миллионеров, миллиардеров, - да. Ведь как только мы берем ипотеку, мы тут же начинаем работать на дядю. Не на государство, а на дядю, потому что дяде нужно отдать не только тело кредита, но и проценты. И мы продолжаем годами работать на дядю. И с этим ничего не поделаешь. И если мы работаем в частном секторе, мы работаем на дядю. А этот дядя, который получает с вас, с меня, с пятого, десятого проценты по той же ипотеке или по автокредиту, вкладывает их куда? Не в акции, не в облигации, не под подушку, потому что под подушкой деньги обесцениваются. Он вкладывает их в актив, который, по мнению русского мужика, является наиболее предпочтительным – недвижимость Великобритании. И, кстати, не только Великобритании. Они говорили по поводу Лондона, а ровно такая же история происходит, например, в Сингапуре, в Гонконге, во многих странах Европы, в Америке. При этом в Америке я не знаю точно, сколько сейчас, но несколько лет назад в Калифорнии было около миллиона бездомных. Просто людям не на что купить квартиру, они не могут взять ее даже в ипотеку.

И еще один нюанс по поводу того, что вы можете купить чьи-то акции или облигации и тут же получить огромную головную боль. В Америке, например, пенсионный фонд Нью-Джерси имеет дефицит бюджета в 90 миллиардов долларов. А крупнейший пенсионный фонд Америки – Калифорнийский пенсионный фонд госслужащих, имеет дефицит бюджета в триллион долларов. Он работает по принципу финансовой пирамиды. Это последствия кризиса 2008 года. Но это не мешает тем, кто возглавляет эти пенсионные фонды, получать обалденные бонусы и, соответственно, приобретать себе в том числе недвижимость.

А. Иванов:

- Рано или поздно все эти пузыри лопнут.

Н. Кричевский:

- Я не уверен. Что сейчас делает элита, и делает это на протяжении уже, наверное, лет 30, а то и 40? Она ищет по всему миру наиболее умные, продвинутые, смышленые, мотивированные детские, юношеские головы, обеспечивает им льготное поступление в высшие учебные заведения, перетаскивает их в свою лодку и забирает лестницу, которая ведет к нам, к социуму. Вот, например, есть школа. Умненький мальчик или девочка заканчивает эту школу, и им осуществляется по возможности льготное поступление в ту же Высшую школу экономики. Высшая школа экономики отбирает умных ребят, она их готовит. Для чего? Для того чтобы они пошли в ту же самую государственную власть и занимались там охраной их интересов. Ровно такая ситуация сегодня происходит в США, в России, во многих других странах. Это тенденция.

А. Иванов:

- Это выглядит как нормальная практика, Никита Александрович. Но я думаю, что исторические процессы будут идти независимо от того, кто бы хотел удержаться…

Н. Кричевский:

- Это выглядит как ненормальная практика, которая рано или поздно приводит к катастрофическим социальным потрясениям.

А. Иванов:

- К революциям, прямо скажем, она приводит.

Н. Кричевский:

- Ну, давайте не будем так говорить. Это может быть не революция. Потому что революция это несколько иное, это всегда силовое изменение государственного строя. Это может быть просто долговременная, многодесятилетняя стагнация развития страны в результате поглощения этой страны, например, соседним более сильным, могущественным государством.

А. Иванов:

- И многочисленным, надо полагать.

Н. Кричевский:

- Да.

А. Иванов:

- Никита Александрович, на этой неделе Союз похоронных организаций обратился к президенту России с просьбой ускорить решение вопроса о регулировании похоронной отрасли. Что они говорят? 20-30% могил на кладбищах являются бесхозными. Оборот неучтенного рынка ритуальных услуг составляет 120-150 млрд. рублей. И они просят наконец-то на 30-м году обсуждения этой проблемы государство как-то отрегулировать. А почему до сих пор это не сделано? Во многих сферах деятельности, так или иначе, наводится порядок, но ритуальная отрасль до сих пор остается каким-то серым пятном на теле государства. Кому это выгодно?

Н. Кричевский:

- Я бы сказал, не серым пятном, а черной дырой. Кому это выгодно? Это выгодно абсолютно всем, кто имеет отношение к региональным властям и к силовым структурам. Это выгодно мэрам, это выгодно губернаторам. Кстати говоря, пензенский Белозерцев через своих детишек тоже имел самое непосредственное отношение к похоронке. Это выгодно правоохранительным структурам. Голунова, кстати говоря, два года назад задерживали именно с подачи, как мы полагаем, московского ФСБ во главе с Алексеем Трофимовым. Это выгодно очень многим. Поэтому любая инициатива, которая сегодня будет на местном или региональном уровне представлена, она будет обречена на провал. Тут, пожалуй, единственное спасение – в институциональном изменении похоронного дела, в первую очередь, в скорейшем введении цифровизации этого процесса. Чтобы мы не унижались, чтобы не просили, не платили дополнительные деньги. Вы не представляете, под каким соусом это стреножится.

Алексей Валерьевич, мы сегодня затронули две очень серьезные темы. Третья, похоронная, более приземленная, утилитарная, но, тем не менее, тоже важная. По поводу первой темы – ограничений обязательной вакцинации, которую ввел Собянин. Смотрите, Роскомнадзор любого предпринимателя сегодня оштрафует совершенно на законных основаниях за предоставление тех самых персональных данных, о которых мы говорили в самом начале, по незащищенным каналам связи, без понятной верификации.

При этом согласия на передачу ваших персональных данных никто не требует, хотя это по закону должно быть. Прочих обязывающих, ограничивающих вещей в указе тоже нет, но они должны быть. А самое интересное не в том, что их нет, а в том, что мэрия уже объявила штраф за непредоставление этой отчетности. Знаете, сколько? 1 миллион рублей за то, что ваша отчетность может потеряться. Я уж не говорю о том, что она утечет.

А. Иванов:

- Да, при повторном нарушении сумма штрафа может составить от 500 тысяч до 1 миллиона рублей либо приостановка предприятия на срок до 90 суток.

Н. Кричевский:

- Теперь по поводу вложений. Тут же у простого смертного возникает вопрос: а нам-то что делать? Вот вы говорите: в акции, облигации нельзя. Знаете, нужно понять, что есть для вас актив. Актив для меня лично, помимо образования, здравоохранения меня, моих детей и близких, это команда. Это команда людей, на которых можно положиться, команда людей, которые обладают определенными компетенциями, например, врач, юрист, тот, кто занимается автомобилем, мелким ремонтом. Это та команда, которая с вами будет всегда. Это не обязательно вкладываться денежно. Если вкладываться в материальном и нематериальном плане, то только в этих людей. Врач – обязательно. Опять же, учитель. Но если уж учиться, то учиться не тому, чему учат в школе, не с позиции: ты совершил ошибку, поэтому ты глупец, - а с позиции реальности, с позиции практики, с позиции того, что человек через кучу своих ошибок (потому что ошибки – это и есть ваши учителя) наконец-то пришел к определенному пониманию сути вещей, которые сегодня нас всех окружают. Вот эти люди будут способствовать тому, что вы будете оставаться на плаву даже в самой тяжелой жизненной ситуации. Ну, естественно, помимо образования, здравоохранения себя и своих близких.

И, само собой, не считая тех предметов потребления, которые вас окружать должны просто по определению. Это в первую очередь квартира, домик, автомобиль, что-то в этом роде. А дальше мы уже будем говорить по поводу экономики развлечений, экономики впечатлений, экономики сервиса, комфорта. Если и вкладываться, то сюда.

Что касается похоронки, повторю еще раз, сопротивление введению цифровизации, а именно цифрового суперпортала «Утрата близкого человека», безусловно, огромное. И то обращение похоронщиков, о котором вы говорили, оно как раз и говорит о том, что давайте не будем внедрять цифровой сервис, давайте поручим реформу похоронной отрасли Минстрою. Хотя там реформировать нечего, там просто нужно навести элементарный порядок. Нужно выкинуть оттуда шакалов, которые сегодня снимают с каждого родственника или близкого человека того, кто, к сожалению, часто досрочно уходит в мир иной, до 500 тысяч рублей, если мы говорим о трупоположении, а не о трупосожжении. А у нас трупоположение, то есть похороны, погребение – это 52% всех ритуальных услуг, а кремация – это 48%. Если делать, то так. Но вы видите, как забалтывается эта ситуация. И все это на фоне совершенно непонятных действий властей в последние дни. Помимо цен, помимо общественных скандалов, помимо разных перфомансов негативных, в том числе и в прямом эфире, у нас еще и похоронка. Нам бы с этим разобраться, нам бы здесь день простоять да ночь продержаться, а вы еще с похоронной отраслью. То есть у меня такое ощущение, что до тех пор, пока не прояснится общая ситуация (общеэкономическая, общеполитическая) в стране (а она пока далека от того, чтобы стать ясной), у нас ни в похоронной сфере, ни в ценообразовании, ни в наведении элементарного прочего порядка в обществе ничего не изменится.

А. Иванов:

- Никита Александрович, вас просят прокомментировать заявление Эльвиры Набиуллиной, которая выступила с брошкой в виде леопарда и сказала, что разогнал инфляцию спрос от населения.

Н. Кричевский:

- Я не очень понимаю, в чем суть вопроса. Зато я очень хорошо понимаю, что повышение ключевой ставки до 5,5% (здесь я согласен с одним олигархом) – это безумие, это просто убийство российской экономики. У нас и так цены скачут, а повышение ключевой ставки – это рост издержек. Потому что вчера вы платили, грубо говоря, 5% за кредит, а сегодня вы будете платить 5,5%. Что, от этого цены будут меньше? Они будут еще выше. Потому что всё растет вместе с ключевой ставкой, и даже сильнее. И здесь раскоординация управления в экономике со стороны государства. А государство здесь – и правительство, и Центральный банк.

А. Иванов:

- Еще один комментарий к вашему выступлению, когда вы говорили о том, что малый бизнес не так много значит для экономики. Люди поправляют вас, что в малом бизнесе намного больше занято людей, и с точки зрения занятости он, конечно, играет большую роль, чем даже нефтянка.

Н. Кричевский:

- Поэтому и нужен малый бизнес – потому что он повышает качество жизни людей, он создает рабочие места. Он не является локомотивом, двигателем экономики, он не способствует росту ВВП и пополнению бюджета. Малый бизнес – это то, что нас окружает. И только поэтому его нужно беречь, его нужно холить и лелеять и не объявлять ему миллионные штрафы.

А. Иванов:

- Спасибо.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!