Никита Кричевский: Морковь оптом стоит от 7 до 22 рублей, а не 130, как в магазинах. Это сговор

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают выплату 10000 рублей на подготовку к школе, цены на морковь и недвижимость и развитии туристического кластера в Завидово

Алексей Иванов:

- Здравствуйте, друзья. Снова с нами автор книги «Русские глубинные скрепы» и Телеграм-канала «Антискрепа» профессорНикита Кричевский.

Никита Кричевский:

- Здравствуйте.

А. Иванов:

- Начнем нашу передачу с новости, напоминания такого. С 15 июля официально начинается оформление выплат на школьников, 10 тысяч рублей. Это та самая выплата, которую Владимир Путин анонсировал еще в апреле, в Послании Федеральному собранию. Уже с 11 июля на сайте госуслуг можно отправить заявление в Пенсионный фонд. Сегодня Минтруд уточнил, что выплаты 10 тысяч рублей можно получить только безналично, только на карты, но карты любой системы, не только «Мир», почти на 20 миллионов школьников.

Н. Кричевский:

- Должен сказать, что это очень просто в оформлении, буквально несколько минут.

А. Иванов:

- Вы уже это сделали?

Н. Кричевский:

- Да, конечно. У нас школьник пойдет в 6-й класс. Поэтому, естественно, как только было объявлено о том, что начинается заполнение документов, подача заявок, мы, естественно, сразу заполнили.

А. Иванов:

- И сколько у вас это заняло, 30 секунд?

Н. Кричевский:

- Ну, может быть, минуту-другую. Просто сверились с цифрами, которые были там предзаполнены, нажали на «Одобрение» и пошли заниматься своими делами.

А. Иванов:

- По состоянию на вчерашний день 5 миллионов родителей подали эти заявления на выплату 10 тысяч рублей. За вами, конечно, ревизоры ходить не будут, смотреть, на что вы их потратите, но я думаю, что большинство все-таки потратит эти деньги по целевому назначению, а именно на детей-школьников.

Н. Кричевский:

- А почему большинство? Все потратят.

А. Иванов:

- Вы прямо оптимист.

Н. Кричевский:

- Почему оптимист? Кто-то больше, кто-то меньше потратит, но к школе готовятся абсолютно все родители, вне зависимости от того, есть деньги, нет денег. Потому что ребенок – это лицо родителей. И чем красивее выглядит ваше лицо, чем оно опрятнее, тем лучшее впечатление создаете вы в глазах окружающих. Государство вам помогает в том, чтобы вы смотрелись в более выгодном свете. И это хорошо.

А. Иванов:

- Я к тому веду, что с такими ценами, которые сейчас есть в магазине, может быть, многие решат, что вместо того, чтобы покупать какие-то новые школьные принадлежности, лучше оставить старые, а купить, например, морковь. Меня до сих пор не отпускает эта тема, с момента пресс-конференции президента.

Н. Кричевский:

- Подождите. При чем здесь морковь, при чем здесь еда?

А. Иванов:

- Цены в магазинах.

Н. Кричевский:

- Это все ужасно, отвратительно, но зачем вы чревоугодничество приравниваете к детям, к воспитанию детей, к воспитанию потомства?

А. Иванов:

- Чревоугодничество – это когда излишества.

Н. Кричевский:

- Я бы так не сказал.

А. Иванов:

- Морковь – я бы не сказал, что это излишество.

Н. Кричевский:

- Я бы сказал, что это обжорство, когда излишества. А чревоугодничество – это желание вкусно, хорошо и калорийно питаться, то есть делать из еды культ, можно и так сказать.

А. Иванов:

- Это морковь, Никита Александрович.

Н. Кричевский:

- Я про ребенка, а не про морковь. Что вам далась эта морковь?

А. Иванов:

- Далась мне эта морковь. Потому что очередной раз мы смотрели, цены на этой неделе – 120 рублей. Мне кажется, они не собираются останавливаться, к концу года, может быть, под 200 у нас будет стоить морковь. Знаете, есть уже такие шутки, ходящие по интернету, о том, что надо было вместо доллара покупать фьючерсы на морковь в начале этого года, тогда был бы реальный доход в 4-5 раз. Вы тоже, я знаю, иногда балуетесь тем, что в валюту вкладываете деньги, инвестируете, так скажем. Вы не хотели во фьючерсы на морковь вложиться?

Н. Кричевский:

- Я вкладываюсь вы знаете во что, Алексей Валерьевич?

А. Иванов:

- В свою команду.

Н. Кричевский:

- Совершенно не обязательно вкладываться в нее деньгами.

А. Иванов:

- Вы инвестируете эмоциями.

Н. Кричевский:

- Инвестирую эмоциями, хорошим отношением к ней и постоянным взаимно обогащающим поддерживанием контактов.

А. Иванов:

- Вы в ремонт инвестируете.

Н. Кричевский:

- Конечно. Что касается моркови. Знаете, я с огромным удивлением… При том, что я прекрасно знаю, сколько стоит морковь в разных магазинах. Она в средней полосе России и ближе к северу стоит несколько дороже, в районе 100 рублей и выше, а что касается югов, то она там на уровне 70-80 рублей за килограмм. В «Антискрепу» мне присылали фотографии с ценниками.

А. Иванов:

- Так это тоже очень много.

Н. Кричевский:

- Это безумно много, тем более для юга. Так вот, на той неделе мне прислали несколько ссылок на предложение моркови даже не по 50 рублей, а по 20, по 15, по 10, по 7.

А. Иванов:

- Это в розницу?

Н. Кричевский:

- Оптом. От 20 тонн. Ну, что такое 20 тонн? Мытая. Поможем с логистикой, с доставкой. То есть от 7 до 22 рублей оптом, от 20 тонн.

А. Иванов:

- Кто эти 60 рублей забирает?

Н. Кричевский:

- Еще раз повторяю, что от 7 до 22 рублей оптом, от 20 тонн. Но 20 тонн даже для средней розничной сети – это ни о чем, это один день работы. Накрути 100 процентов, с 15 это будет 30. Ну, приплюсуй еще 100% (будет 45) за логистику, за хранение, за перевозку до конечного магазина. 45-50 рублей, но не 130. И этих предложений, между прочим, полно. Они не только с оптовых рынков продовольствия, они и из Казахстана даже висят, эти предложения: заказывайте. Там способы оплаты, видео, фотосъемка отгрузки каждой партии, помощь до склада, где разгружать.

И вот здесь я начинаю подозревать, что наличествует некий сговор, который чрезвычайно сложно обнаружить инструментами ФАС.

А. Иванов:

- Это сговор торговых сетей?

Н. Кричевский:

- Безусловно. А больше некому. Вот приходит оптовый поставщик. Сейчас же не обязательно ногами приходить, он может прийти через электронную почту и сказать: не хотите ли купить, я готов поставить вам по 20 рублей за килограмм в ту точку, в которую вы скажете. Кстати говоря, когда я опубликовал это объявление (естественно, без указания наименования этой компании, которая предлагала), на меня выходит человек из Краснодарского края и говорит: «А вы не могли бы дать точные координаты тех людей, которые это продают?» Я ему через личку-то сбросил. Но я же не биржа, в конце концов, я не купи-продай, я же не сваха, не сводница, чтобы публиковать объявления без указания конкретной фирмы и без ее телефонов. Естественно, я сбросил. Но почему это не делают те, кому положено по долгу службы? И я понимаю почему. Потому что им неохота, и они предпочитают, чтобы к сентябрю в стране случились социальные волнения, социальное неспокойствие. То есть соль, которая должна подорожать на 32% - все это одного поля ягода.

А. Иванов:

- Никита Александрович, мы говорили про цены на морковь, но, мне кажется, еще более важная история, которая происходит сейчас, это цены на жилье.

Н. Кричевский:

- А чем она важнее?

А. Иванов:

- Тем, что квартирный вопрос в России, как известно, является самым главным, после того как земельный вопрос с индустриализацией был практически закрыт. Так вот, теперь для горожан квартирный вопрос это главный в жизни.

Н. Кричевский:

- Ну, крыша над головой – это всегда было самым главным.

А. Иванов:

- Конечно. В прошлом году, когда льготную ипотеку запускали, пошел спрос до небес, говорили: да нет, сейчас цены подрастут, и осенью все закончится, у людей деньги закончатся, никто не будет покупать эти квадратные метры. Что мы видим сейчас? Прошел год с лишним. Цены продолжают расти. И даже в вашем Телеграм-канале «Антискрепа» эти данные приведены. Спрос на жилье упал на 20%, но цены все равно продолжают расти, потому что те самые стройматериалы.

Н. Кричевский:

- Да, они и будут расти. До конца года ожидают еще процентов на 10.

А. Иванов:

- К чему мы придем? К тому, что будет много дорогого жилья, которое никто не может купить. Это ведь огромная экономическая проблема. Это пузырь или, как вы это называете в своем Телеграм-канале, строительная пирамида. Что будет дальше?

Н. Кричевский:

- Сложно мне сказать, пузырь это или пирамида. Это одновременно и то, и другое. Почему? Что есть пузырь? Это желание инвестировать в какой-то актив, который потенциально будет приносить доход, количество которого ограничено. Желающих много, скажем, построить дом (ну, деньгами, естественно) и после этого сдавать в аренду.

А. Иванов:

- Пассивный доход.

Н. Кричевский:

- И это будет кормить. Я вспоминаю, лет 15 назад, когда спрашиваешь у понаехавших в столицу молодых господ из практически всей России: «Какая у вас мечта здесь?», мечта номер один – купить свою квартиру, а мечта номер два – купить еще одну квартиру, сдавать ее и жить на этот доход. Но тогда, лет 15 назад, цены на аренду жилья зашкаливали за 2-3 тысячи долларов, и это были вменяемые деньги, можно было на них спокойно жить, даже уехать на Бали, получать ежемесячно те самые 3 тысячи долларов и жить в свое удовольствие. А отсутствие в направлении частного инвестирования человека, который далек от премудростей фондовых операций, финансового рынка в целом, приводит к тому, что возникает ограниченный ресурс, спекулятивный ресурс, куда моментально ринулись все. Все, у кого были свободные деньги, кто имел возможность и смелость взять потребительский кредит на первоначальный взнос, если не было своих денег. Соответственно, через какое-то время, достроив этот дом, попытаться сдавать это жилье в надежде на получение стабильного дохода.

Я должен сразу сказать, что предложение на рынке аренды жилья сейчас очень большое, и цены там в лучшем случае стагнируют, а в худшем случае падают, и к сентябрю вряд ли ситуация изменится в лучшую сторону. А сентябрь это, как известно, время, когда студенты приезжают учиться и начинают снимать жилье. По разным причинам. Здесь и наличие общежитий, и ограниченная возможность помогать родителям, и ограниченность в заработке тех студентов, которые сюда приезжают. Но, тем не менее, есть такая мечта у людей, она все время у меня вызывает ассоциации с той самой голландской болезнью, когда в начале XVIII века люди в огромных количествах покупали луковицы тюльпанов, которые стоили совершенно безумных денег, а потом вдруг оказалось, что эти тюльпаны буквально даром никому не нужны, когда это все схлопнулось.

И еще одна ассоциация. Несколько лет назад я был в Нижневартовске по своим рабочим вопросам. Мне тогда рассказывали, что где-то году в 2006-м муниципалитет Нижневартовска (а тогда там еще с доходами было все хорошо, да к тому же нефтяной район, Самотлор) сказал, что будет субсидировать процентную ставку для тех, кто будет покупать жилье в ипотеку. То есть, грубо говоря, 6 процентов, а все, что свыше, платит за тебя муниципалитет. Цена квадратного метра в течение короткого времени подскочила с 60 тыс. рублей за метр до 100, то есть на 40 тысяч рублей. И это был живой прецедент, который случился в конкретном российском регионе, о котором в Минстрое-то знали на 100 процентов, а если не знали, то могли бы уточнить у того, кто в курсе, кто в теме, в конце концов, из тех регионов, где подобные эксперименты проводились.

Нет, мы будем субсидировать, потому что строительная отрасль – один из локомотивов. Один рубль, вкладываемый в стройку, приносит до 7 рублей доходов в смежных отраслях (мебель, инфраструктура и т.д.), это новое качество жизни и т.д. Короче говоря, некоторым высшим российским руководителям просто надули в уши. И что из этого получилось? Получился, с одной стороны, пузырь и пирамида одновременно, а с другой стороны, мы оказываемся в ситуации, когда государство сейчас вынуждено поддерживать ту самую пирамиду, о которой я говорил. Каким образом? Самое первое – то, что Путин в июне сказал о том, что мы не будем брать подоходный налог с семьи, если она до 5 лет владения квартирой продает эту квартиру…

А. Иванов:

- Чтобы оборот квартир был более активным.

Н. Кричевский:

- …и в течение календарного года приобретает новое жилье. Это первый шаг для поддержания этой пирамиды, но я уверен, что он не единственный.

А. Иванов:

- И сама льготная ипотека – это тоже поддержка застройщиков во многом. Никита Александрович, мы много критиковали металлургов, критикуем агрохолдинги за то, что они получают сверхприбыль в этой ситуации. Строительные компании получают сверхприбыли сейчас или они работают на грани рентабельности, как вы считаете?

Н. Кричевский:

- Строительные компании как работали, так и работают, по принципу 7-8 колен. Что я имею в виду? То, что есть жилье, оно продается, перепродается, потом опять продается, перепродается. А потом возникает конечный покупатель, который идет за ипотекой, открывает эскроу-счет, берет ипотеку и после этого начинает выплачивать проценты. Конечно, схема претерпела изменения, и сейчас сверхприбыли получаются несколько иными способами, но по сути ничего не изменилось. Как были сверхприбыли, так и остались. Но вы, совершенно верно заметив, что здесь речь идет о банках в том числе, не упомянули банки. А вот банки-то как раз и являются главными выгодоприобретателями и стройки, и ковида, и экономического спада, и всего абсолютно в российской экономике. Почему? Потому что…

А. Иванов:

- …через них идет все движение денег.

Н. Кричевский:

- Конечно.

А. Иванов:

- Если продолжать про стройку. По вашему мнению, будет государство и дальше поддерживать или скажет: ребята, мы уже достаточно для вас сделали, когда наступит этот момент, когда остановятся просто продажи, потому что у людей не хватит денег на то, чтобы за такие цены квадратные метры покупать?

Н. Кричевский:

- Мы сейчас буквально на последнем издыхании, по ниточке ходим. То есть формально спрос несколько просел (по факту он просел существенно выше), но какие из этого последствия? Последствие номер один. Тормозит сама стройка, то есть тормозит прирост ВВП. Тормозит строительная отрасль, отрасль по производству стройматериалов. Тормозят банки. Почему? Потому что они же настроены на выдачу ипотечных кредитов, а на эти ипотечные кредиты завязан ДОМ.РФ, то есть тут уже Виталий Леонтьевич Мутко встает на дыбы и говорит: я не понял, почему у нас в прежнем объеме ничего не происходит. То есть встает очень много статусных, профильных заинтересантов, которых сам бог (государственный бог) велел поддерживать. Ну, Виталий Леонтьевич Мутко, например, человек, которого поддерживать сам государственный бог велел.

А. Иванов:

- Зачитаю сообщение. Дима из Челябинской области пишет: «За МКАДом сдавать жилье не так уж и рентабельно, только загадят и всё».

Н. Кричевский:

- Знаете, не так уж рентабельно сдавать и в Москве. Москва большая, Москва резиновая, как доказал Сергей Семенович Собянин. В Москве ровно та же самая история. И так же загадят, и так же будете ремонт делать, и так же будете потом клининговую службу вызывать, лишь бы пересдать это.

Мы тут в перерыве, пока были новости, мы не любовались друг другом. Хотя, надо признать, на что посмотреть есть. Мы обсуждали темы – у нас их всегда больше, чем мы вам представляем – на вторую получасовку и я говорил: Алексей Валерьевич, давайте ближе к людям. Давайте не будем про ФРС, про ФНС, про ФСБ, про РФПИ. Это все, конечно, очень важные аббревиатуры и там работают серьезные люди, бюджеты там крутятся многомиллиардные. Но нам-то что с того? Вот для абсолютного большинства наших слушателей что ФРС, что ФНБ – это одного поля ягода, я вас уверяю. ФСБ – нет, хотя начинается на ту же букву, а ФРС и ФНБ – это какие-то сумасшедшие, громадные просто, астрономические деньги, но где они, что они, как они? Вот как-то пощупать их, потратить, может быть, отложить – вот этого нет. И, может быть, это для каких-то больших тузов, дяденек с толстыми животами и блестящими лысинами – конечно, это очень важные аббревиатуры, но для нас, простых людей – вот для Иванова, для Кричевского – ну, да, ФРС там, ФНБ…

А. Иванов:

- Я хотел у вас спросить – какое у вас впечатление от вчерашнего визита Мишустина практически к вам на дачу, в Завидово?

Н. Кричевский:

- Ну, это не на дачу, я в комплексе отдыха.

А. Иванов:

- В Тверскую область вчера ездил Михаил Мишустин, премьер-министр России, и я вам хочу зачитать – он там оценил завидовский туристический кластер, который называется Волжское море – это вот где дача у Никиты Кричевского.

Н. Кричевский:

- Да нет у меня там никакой дачи. Там есть комплекс отдыха. Он государственный. Это принципиальный момент, когда я выбирал, куда летом перевезти семью, пока идет в Москве ремонт. Ну, вот не могу я снимать дом, коттедж, называйте как угодно, у человека, у которого я не знаю, на что это было все куплено, на что это было построено. Может быть, он вор, может быть, он жулик, может быть, он честный человек, но все равно как-то вот подбешивает. Поэтому – да, это государственный, с другой стороны, ты знаешь, что твои деньги не уходят кому-то в качестве… вот помните, мы с вами говорили о том, что, если вот мы сейчас купим еще одну квартирку, значит, у нас будет стабильный пассивный доход и прочее. Эти деньги уходят государству. Пусть их больше, чем надо, пусть они тратятся недостаточно эффективно, на наш взгляд, тем не менее, это государство. И в этом особенность нашего менталитета…

А. Иванов:

- Я про вчерашний мишустинский визит еще хочу с вами поговорить. Там губернатор Руденя, тверской, показывает ему макет, вот как все будет красиво в Завидово, какой там туристический кластер, а Мишустин говорит – я смотрю, тут какие-то только пятизвездочные отели, дорогие виллы, а для людей среднего достатка, для простого народа вы хоть что-то собираетесь построить? Руденя как бы растерялся, а Мишустин говорит – надо строить для простых людей, ну, хотя бы для среднего класса.

Н. Кричевский:

- Что такое кластер Завидово? В первую очередь, это шикарная, лучшая в Подмосковье, транспортная доступность.

А. Иванов:

- Это как бы уже Тверская область, не совсем Подмосковье. Но рядом с Москвой.

Н. Кричевский:

- 108 километров от кольцевой дороги до съезда в Козлово – то есть, до Завидово непосредственно. Ну, Козлово – это тот пункт, куда ездил Леонид Ильич на охоту. Завидово – это вообще большой заповедник и далеко не только Волга, а это еще и леса, это еще и угодья – там много всего. Завидово, кстати, это та самая деревня Поминово, где жил дед Владимира Владимировича Путина, о котором я рассказывал неоднократно и куда не пускают – там шлагбаум стоит, товарищ полицейский стоит, частный охранник и они говорят, что в эту деревню въезд запрещен, потому как заповедник. Ну, я думаю, конечно, что только из-за этого запрещен, больше не из-за чего, тем не менее, свои туда проезжают и говорят, что там даже не закрывают двери.

Так вот, Завидово – это, конечно, «Дворик», «Шоша» и это «Волга». Почему это называют Волжское море? Они там очень широкие, очень большие и это классно. Но в первую очередь это шикарная транспортная доступность. Я имею в виду, конечно, платную трассу М-11.

А. Иванов:

- Которая в прошлом году была открыта?

Н. Кричевский:

- В позапрошлом. Которая до поворота на Солнечногорск имеет ограничение 110, а после Солнечногорска до Завидова – 130 километров в час и не факт, что это будет 130 еще какое-то время, потому что, скорее всего, там увеличат скорость до 150. То есть, как мне говорил директор комплекса отдыха государственного, где мы сейчас живем, он говорил – у нас есть еще один такой же комплекс отдыха по Новой Риге в районе Нахабино – так вот, я туда езжу дольше, чем до Завидово, по пробкам. Завидово – 108 верст, Нахабино – 15. Он едет больше и дольше… Недешевый проезд, там порядка 780 рублей в будни в одну сторону. Но вы же не будете мотаться каждый день туда-обратно. Разговор о том, что вы туда едете на недельку-другую, берете с собой семью, берете с собой водные принадлежности, всякие купальные причиндалы, едете и отдыхаете. Здесь очень важно непосредственно инфраструктура – та история, о которой говорил Мишустин. Я имею в виду газ, электричество, дорогу, магазины, ресторанчики, кафешки, наличие более-менее обустроенного пляжа, индустрию отдыха как такового. То есть, что мы для современного среднего класса предпочитаем. Мы предпочитаем важным катамаранчики, водные мотоциклы, качалочку, биллиардик, может быть, внутренний бассейн. Обязательно сауну. Какой-никакой кафе-бар с большим телевизором, потому что иногда спортивные соревнования идут. То есть, современный средний класс научен европейским опытом сервиса. Велосипеды опять же. Можно электромобильчики в прокат. Это очень и очень затратная история, если туда вкладываться. И это именно для среднего класса. Вот я, например, живу в комплексе отдыха – это строго для среднего класса. Цены там очень дорогие, очень высокие. Но несмотря на это, я просто вижу по тем людям, которые туда приезжают, - это средний класс. Да, у них большие машины и прочее, прочее… но, если ты имеешь красивую машину и можешь себе позволить приехать в Завидово, то, скорее всего, поскольку ты туда приехал, у тебя там собственного коттеджа просто нет. Вот у меня – нет. Я не наварил денег, для того, чтобы построить, купить, отжать там коттедж где-нибудь в современном коттеджном поселке. Поэтому я, как типичный средний класс, езжу туда. И Мишустин говорит о том, что давайте делать больше таких комплексов отдыха, именно для среднего класса. Потому что для элитки есть недалеко от того комплекса отдыха можно сказать гостиница, можно сказать апартаменты, можно сказать комплекс, который принадлежит внучке «Норильского никеля». Так вот, я вам должен сказать, что там цены, по сравнению с «Лазурным берегом», куда выше. При качественно более низком сервисе.

А. Иванов:

- Успею зачитать одно сообщение. Из Удмуртии нам пишет человек: «Почему, когда речь идет о стройке, все говорят только о жилье? Мы работаем на соцобъектах по ФЗ-44, взлет цен на материалы никак нам государство не компенсирует, работа стала убыточная, а контракт приходится выполнять». Вот такие проблемы у строителей.

Н. Кричевский:

- Мы с вами говорили об этом. Там два варианта – либо работать в убыток, либо настаивать на том, чтобы заказчик компенсировал дополнительные затраты. Вот государство вроде как обещает компенсировать. Но я с трудом себе представляю, как это будет выглядеть наглядно.

А. Иванов:

- Выходим на финишную прямую, будем читать сейчас ваши вопросы. Никита Александрович попросил читать самые острые. Ну, давайте. «Господа ведущие москвичи, хватит уже говорить про богатую жизнь в Москве. Вы развалили все наши заводы, а теперь хвалитесь своей жизнью! Побойтесь бога!» Что вам есть на это ответить?

Н. Кричевский:

- Хватит кормить Саратов со Смоленском! Все правильно.

А. Иванов:

- Вы зачем развалили все заводы в Саратове?

Н. Кричевский:

- Ну, так получилось, я не специально… Ну, простите, простите. Знаете, вот есть демагогическая фраза – вины с себя не снимаю.

А. Иванов:

- Да, в Советском Союзе была распространена.

Н. Кричевский:

- Она и сейчас, отдельные демагоги от политики очень любят ее говорить. А я, когда слышу эту фразу, говорю – а за виной всегда идет ответственность.

А. Иванов:

- Наказание. Преступление – и наказание.

Н. Кричевский:

- Да, да. Наказания, как говорил один персонаж, без вины не бывает. Кто это сказал? Глеб Жеглов. Так я к чему? Это я к тому, что вину с себя не снимаю. А за виной всегда ответственность.

А. Иванов:

- Еще один вопрос из Ростовской области по той теме, которую мы сегодня обсуждали, но которая всех волнует. «20 лет государство на меня не обращало никакого внимания, а, если сказать грубее, гнобило меня мизерными зарплатами…»

Н. Кричевский:

- Подождите, не обращало внимания или гнобило? Потому что, если оно на вас не обращает внимания, вы самый счастливый человек из всех моих слушателей. На меня лично государство регулярно обращает внимание. Оно просто ненавязчиво мне то штрафик подбросит, то напоминает, что я налог должен оплатить.

А. Иванов:

- Вот Сергей из Ростовской области тоже говорит, что он впервые ощутил на себе внимание государства и, мягко говоря, офигел. Он говорит – зачем меня заставляют срочно вакцинироваться? Бизнес-проект это или нет?

Н. Кричевский:

- А-а-а… ну, это не та передача, вы извините, у нас про экономику, а не про эпидемиологию и сферу услуг. Мы с Ивановым такие от сохи ребята, холопы по-старому. Мы за экономику можем, а вот за вакцинирование – нет. Кстати, вы вакцинировались, Алексей Валерьевич? Не надо отвечать. Это вопрос был провокационный… Дальше давайте.

А. Иванов:

- «Чеснок по 300 рублей, но видел и по 400. Это в 20 километрах от МКАДа. И чеснок у нас только китайский». Что, правда?

Н. Кричевский:

- 80% чеснока китайского.

А. Иванов:

- А почему?

Н. Кричевский:

- А у нас матрешки китайские… 200 миллионов матрешек в год нам поставляет Китай.

А. Иванов:

- Кстати, вот кто-то предлагает, чтобы решить вопрос с ценами на морковь, просто завозить ее из Китая. Наверняка в Китае много моркови.

Н. Кричевский:

- Ее много в России, ее много в Казахстане, ее много в Белоруссии. Много где. Вопрос в другом. Вопрос в том – почему не завозят? Вот мне тоже интересно. Кстати говоря, вот Мишустин говорит – надо в Завидово создавать туристический кластер для среднего класса. Но это предполагает наличие развитой продуктовой инфраструктуры, безусловно. Потому что мы сегодня люди уже несколько иные и нам нужен супермаркет. И не для того, чтобы купить там хлеб. Всегда есть столовые или кафе на территории комплекса отдыха, где можно покушать. Разговор о другом. Мы хотим купить мороженого, мы хотим купить стиральный порошок, шампунь или еще чего-то. Так вот, в Завидово он есть. Он большой. Но там цены, я вам должен сказать, круче, чем в Москве. Круче! И это говорит о том, что там нет конкуренции. Было бы их два рядом, все было бы по-другому. А он один стоит и он что хочет, то и делает. И все равно там забита вся площадка – где паркуются автомобили. Всегда. Потому что наплыв в этом году желающих отдохнуть именно в Завидово, именно на реке Волга очень большой. И там активно идет строительство. Мишустин был прав, когда говорил Рудене о том, что вообще золотая жила, вполне вероятно, для всей Тверской области. Вот именно развитие туризма. Потому что от Завидово до Твери там приблизительно 50 километров, может, даже где-то 30-35. Но это значит, что люди будут ездить и на экскурсии туда. Они будут ездить в Кашин, в Осташков, в другие города. А это значит, что будут увеличиваться вложения в благоустройство и возрождение малых городов Тверской области. Шикарная идея!

А. Иванов:

- Да. Вот еще одно сообщение. Это по поводу моего объявления о том, что уже можно подавать заявление на 10 тысяч рублей на Госуслугах. «Ребята, а нельзя ли эти деньги положить на книжку ребенку до исполнения ему совершеннолетия? Ситуация такая, что мать и отец алкаши и они пропьют эти деньги». Что в таких случаях можно делать?

Н. Кричевский:

- Это абстрактная ситуация… Слушайте, ну, в семье не без меня, бывает, и алкаши, бывает, и пропивает. Но это значит, что надо ребенку класть на книжку? У него нет книжки. Он не может ее завести. И не потому, что он недееспособный, а потому, что ему годков мало. Предполагается по умолчанию, что родители сознательные, а выпить-то мы всегда найдем на что.

Дорогие мои слушатели, пожалуйста, берегите себя! Если есть возможность, вакцинируйтесь! Вакцинируйтесь сами, родителей, близких, потому что я с ужасом узнал, я сегодня принес книгу свою Сергею Мардану – он заболел ковидом. И это меня потрясло очень. Я не хочу, чтобы в следующий раз кто-то из моих слушателей тоже заболел.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!