«Показать, что он до сих пор зубастый парень»: Кричевский объяснил, зачем Байден заявил о реальных проблемах у Путина

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают выплаты от государства на детей, углеродный налог Евросоюза и экономику при Сталине

Алексей Иванов:

- Инфляция – это единственная форма наказания без законного основания – Милтон Фридман.

Никита Кричевский:

- Ну, ничего себе, вы начали. Здравствуйте, дорогие радиослушатели. Инфляция – это что?

А. Иванов:

- Это единственная форма наказания без законного основания – так сказал Милтон Фридман, нобелевский лауреат по экономике.

Н. Кричевский:

- А я считаю, еще брак есть – единственная форма наказания без законного основания. По добровольному согласию. Алексей Валерьевич, вы никогда не задумывались, почему незамужним девушкам желают любви на днях рождения, а замужним уже нет?

А. Иванов:

- Я всем желаю. Даже разведенным.

Н. Кричевский:

- Слушайте, по себе людей не судят. Тем более разведенным… конечно, разведенным в первую очередь надо желать любви. А замужним почему не говорят?

А. Иванов:

- Это, наверное, у вас надо спрашивать.

Н. Кричевский:

- Вот у вас есть час, чтобы найти верный ответ. Пожалуйста.

А. Иванов:

- И вот нам сразу тут пишут в нашем чатике – «Никита Александрович, здравствуйте, наш народный, ждем хороших новостей для народа: бензин дешевеет, а пенсии и зарплаты повышаются». Есть у вас такие новости для народа?

Н. Кричевский:

- У меня есть новости, что господин Путин распорядился выдавать десятку на школу на две недели раньше срока.

А. Иванов:

- Да, не 16 августа, как это изначально планировалось, а со 2 августа – то есть, уже буквально с понедельника.

Н. Кричевский:

- Да. Это что, плохая новость? Это очень хорошая новость.

А. Иванов:

- Отличная новость для народа. Можно будет раньше их потратить.

Н. Кричевский:

- И что-то мне подсказывает, что это явно не последняя деньга, которая будет у нас…

А. Иванов:

- Вы знаете, мне тоже что-то подсказывает…

Н. Кричевский:

- Вот я вас испортил все-таки… за то время, пока мы с вами вместе. Вы стали не циничным, вы стали прорицателем, таким же, как и я.

А. Иванов:

- Да, ну и давайте все-таки перейдем к новостям.

Н. Кричевский:

- Давайте к моему прорицательству перейдем. Вы сначала скажите о том, что я прорицал в тот раз.

А. Иванов:

- В прошлой передаче Никита Кричевский со мной спорил о том, будет ли повышение пенсионного возраста дальнейшее? Никита Кричевский заявил, что не будет никакого повышения, а будут понижать пенсионный возраст.

Н. Кричевский:

- И это еще одна хорошая новость.

А. Иванов:

- После этого сразу несколько СМИ, правда, не очень известных…

Н. Кричевский:

- Почему? Самые разные…

А. Иванов:

- Магаданские СМИ перепечатали Никиту Кричевского, что знаменитый экономист-прорицатель предсказал понижение пенсионного возраста.

Н. Кричевский:

- Про НДФЛ, что будут повышать, говорил? Говорил. Сбылось? Сбылось. А теперь про что? Про Курилы. Ну-ка, напомните.

А. Иванов:

- Ну, давайте начнем про Курилы. Михаил Мишустин совершает в эти дни поездку по Дальнему Востоку, начал он ее с Курильских островов, с острова Итуруп, чем вызвал негодование японской стороны…

Н. Кричевский:

- Ну, это обычное дело.

А. Иванов:

- Да, это обычное дело, такой брачный ритуал, скорее, с их стороны.

Н. Кричевский:

- Ну, а если бы он в Крым приехал, то другая сторона бы тоже заявила…

А. Иванов:

- Но самое главное заявление Мишустин сделал, будучи на Курилах, такое. Курилы фактически станут налоговым раем, там будут отменены практически все налоги на деятельность предприятий, за исключением как раз НДФЛ на работающих людей. Но, сказал Мишустин, это не должно превращаться в оффшор. То есть, я так понимаю, что налоги отменят, но только для тех компаний, которые будут не только там зарегистрированы, но реально будут вести свою деятельность на Курильских островах.

Н. Кричевский:

- Так. А теперь о чем я писал месяц назад в газете «Комсомольская правда»?

А. Иванов:

- Я за вас сейчас должен всю речь толкать?

Н. Кричевский:

- Ну, конечно. Я ж не могу сам про себя рассказывать, какой я хороший.

А. Иванов:

- Как раз месяц назад Никита Кричевский в газете «Комсомольская правда» опубликовал колонку, в которой прорицал, как должен выглядеть налоговый рай на Дальнем Востоке, как завлекать туда инвесторов, и там как раз был предложены многие из тех мер поддержки, которые сейчас анонсировал Мишустин.

Н. Кричевский:

- За исключением НДФЛ и отмены страховых взносов. Было? Было.

А. Иванов:

- Кстати, Мишустин еще сказал, что будет организована свободная таможенная зона на Курилах, для того, чтобы можно было спокойно туда импортировать оборудование, товары и т.д. – из Японии, в первую очередь.

Н. Кричевский:

- Да. И главное, чтобы там не было финансовой деятельности зарегистрировано. Чтобы не было льгот по добыче ценных биоресурсов – имеются в виду в первую очередь крабы, я так понимаю, ну и некоторые другие посреднические операции. Чтобы тем налоговым раем в виде оффшоров, о котором мы привыкли говорить, чтобы его там не было. Чтобы это была производственная площадка, чтобы туда шли не спекулятивные, а реальные инвестиции. Было такое? Было. Кричевский говорил об этом?

А. Иванов:

- Конечно. Кстати, уже не только Мишустин, но и Владимир Владимирович Путин давно говорил о том, что на Курилах может быть организована какая-то совместная хозяйственная деятельность с японскими компаниями. Как вы на это смотрите?

Н. Кричевский:

- Так она давно уже организована на Сахалине. Уже четверть века. Начиналось все с печально известного соглашения о разделе продукции, которая с непонятными для меня основаниями, точнее, они более-менее понятны, но я не верю этим слухам, что господин Явлинский был замешан в каких-то коррупционных делах, тем не менее, в 90—х годах партия «Яблоко» продавило соглашение о разделе продукции с японцами на Дальнем Востоке, в первую очередь, на Сахалине. И в начале нулевых Россия приложила очень много усилий для того, чтобы это соглашение о разделе продукции пресечь. Потому что по этому соглашению мы не получали там практически ничего. Сейчас мы действуем на паях с японцами, действуем к обоюдной выгоде и в общем и целом все хорошо. Это, кстати говоря, Сахалин. Сахалин тоже был японским достаточно долгое время. И не только, кстати, японским, но там очень большое количество проживало корейцев.

А. Иванов:

- У нас очень долгая история взаимоотношений с японцами. По этим островам была русско-японская война более века назад, по результатам которой мы половину Сахалина как раз потеряли. Потом вернули ее во вторую мировую войну.

Н. Кричевский:

- Вот товарищ Сталин как раз и закрыл японский вопрос. Японский вопрос заключался не в поражении милитаристской Японии, как союзницы Гитлера. Японский вопрос заключался в поражении России в 1904 году. То есть, тогда это преподносилось, как восстановление исторической справедливости.

А. Иванов:

- К сожалению, японский вопрос, наверное, сложно считать до конца закрытым, потому что у нас нет мирного соглашения до сих пор с Японией. Хотя нужно ли оно нам? Вроде и так нормально живем.

Н. Кричевский:

- Я точно так же, как и вы. не очень понимаю – есть претензии территориальные Японии, да. Ну, прожили мы как-то без мирного договора с 1945 года – ничего, мир не перевернулся.

А. Иванов:

- Да вообще мир состоит из территориальных претензий. У Китая их множество, у Турции с Кипром территориальные претензии.

Н. Кричевский:

- Турция с Кипром это отдельный разговор. Многие помнят войну 1974 года между турецкой и греческой общинами на Кипре. Причем, война, которая случилась не из-за того, что турки были такие безобразные жители, а потому, что греки там начудили. Но это отдельный разговор.

А. Иванов:

- По поводу того, кто начудил – я хочу зачитать вам фразу, которую сегодня или вчера сообщил коллегам из национальной разведки президент США Джозеф Байден. Он сказал о том, что у Владимира Путина реальные проблемы, он сидит на экономике, в которой есть только ядерное оружие и нефтяные скважины, и больше ничего. Мне кажется, это такой парафраз знаменитой фразы сенатора Маккейна, ныне покойного, о том, что Россия является страной бензоколонок… и еще одна не менее знаменитая фраза, которую приписывают немецкому канцлеру Гельмуту Шмидту, но в реальности она принадлежала какому-то другому журналисту, о том, что СССР – это верхняя вольта с ракета. Байден объединил две эти фразы… Я думаю, что тут вы Байдена должны поправить как-то.

Н. Кричевский:

- Я даже не собираюсь это делать, потому что – ну, сказал и сказал. Это опять же геополитика и что нам опровергать господина Байдена? Вот он так считает, он так видит и ему так удобнее сегодня представлять свою позицию. Потому что его очень многие в Америке обвиняют в том, что он занял соглашательскую позицию во взаимоотношениях с Россией и конкретно с господином Путиным, поэтому он якобы показал зубы. Якобы. Вот России, понимаешь, это ядерная бомба и нефтяные скважины. Вот! Я вот такой герой! Ну, хорошо. Но мы-то знаем, что это не так. Потому что, если бы это было так, у нас бы действительно происходил обмен, который он и подразумевает. То есть, бусы в обмен на какие-то товары народного потребления. Дело-то не в этом.

А. Иванов:

- Такое, скорее, было в 90-х. Вот тогда про Россию никто таких обидных слов не говорил. А когда про Россию начинают говорить обидные слова, значит, наверное, все-таки у нас есть что-то еще.

Н. Кричевский:

- Так это специально делается. Это делается для того, чтобы не нас раззадорить или огорчить, а для внутренней политики, для внутренней повестки показать, что он до сих пор зубастый парень.

А. Иванов:

- Никита Александрович, вот вы говорили, что нам на Байдена все равно, но иногда, знаете, и не все равно. Потому что именно Байден, как руководитель страны, который стоит во главе угла нового мирового порядка, точнее, старого, отмирающего…

Н. Кричевский:

- Да нет никакого старого, нового… слушайте, ну, что вы говорите? Есть Китай. Есть Европа. Есть Россия. Если говорить о Ближнем Востоке – есть Турция. И все это многополярный мир.

А. Иванов:

- Многополярный мир, о котором 10 лет назад только Путин говорил, а весь мир был однополярный и во главе его стояли США.

Н. Кричевский:

- Вас удивляет то, что Путин еще 10 лет назад об этом говорил?

А. Иванов:

- Вот два прорицателя осталось. Кричевский и Путин.

Н. Кричевский:

- Нет, нет, вот ровнять-то не надо! Кто я и кто он!

А. Иванов:

- Нет, нет, не ровняю. Так вот, Америка, стоящая во главе старого порядка мира, нам сейчас вместе с Евросоюзом пытается ввести углеродный налог…

Н. Кричевский:

- Нет, Евросоюз, Америка не пытается.

А. Иванов:

- Америка просто стоит, как всегда, за Европой.

Н. Кричевский:

- Европа стоит, да. Потому что Америка тоже пострадает.

А. Иванов:

- Ну, Америка пострадает не так, как Россия, не так, как Китай. Мне кажется, что это гибридное оружие против вот как раз растущих мировых сил. В первую очередь, конечно, Китая. Во вторую очередь, может быть, той же Турции, которая, хоть и маленькая, но гордая.

Н. Кричевский:

- Ну, какая же она маленькая-то? У них флот в шесть раз больше, чем у нас Черноморский.

А. Иванов:

- А Тихоокеанский какой у них флот?

Н. Кричевский:

- Ну, Тихоокеанский у нас далеко, а Черноморский-то рядом. Так вот, он в шесть раз больше.

А. Иванов:

- На этой неделе, кстати, посчитали, во сколько обойдется углеродный налог Евросоюза России. 1,1 миллиарда евро в год. То есть, более миллиарда евро в год будет обходиться углеродный налог дополнительных сборов и он, конечно, в первую очередь, будет делать наши товары конкурентноспособнее. Что делать?

Н. Кричевский:

- Я что, Мордашев или Лисин, чтобы вы у меня это спрашивали?

А. Иванов:

- Да при чем тут Мордашев и Лисин? С ними-то как раз все будет нормально. У нас когда экономика посыпется из-за этой зеленой повестки дня…

Н. Кричевский:

- Ничего у нас не посыпется. Во-первых, что касается углеродного налога. Есть такие планы, есть такой проект – ввести углеродный налог. Когда он будет введен, никто не знает, но вот пока в перспективе в ближайших несколько лет. Против кого он будет введен? Вполне вероятно, против нас. Насколько он будет критичен? Миллиард евро в год – это сумма небольшая в масштабах российской экономики, в масштабах российских металлургических предприятий. Когда у вас общий масштаб экспорта из страны больше 300 миллиардов евро, миллиард евро это величина, безусловно, большая, но не катастрофическая. Плюс важно, что на углеводороды углеродный налог пока, по крайней мере, распространяться не будет. То есть, нефтегазовые поставки в Европу этот налог не затронет. Это будет касаться в первую очередь металлургов. Вот я буду переживать, что оффшорный Мордашев или оффшорный Лисин, или тем более оффшорный Рашников потеряют каждый по 300-400 миллионов евро в течение года.

А. Иванов:

- Я вам на это скажу так. Я на минувшей неделе имел беседу с одним из членов правительства российского, кулуарно, можно сказать, и очень большую тревогу высказывал этот человек в связи со всей этой зеленой повесткой, углеродным налогом и т.д. И дело, конечно, не в металлургах. Дело в том, что практически все проекты, которые Россия запускает, они в эту самую декарбонизацию не вписываются. Например, Северный морской путь. Вот эти ледоколы атомные, они, будем честно говорить, коптят.

Н. Кричевский:

- Атомные как раз не коптят. А вот дизеля коптят – это правда. Слушайте сюда! Перспектива углеродного налога неочевидна. То, что мы пострадаем, точнее, российские компании, это правда. С другой стороны, это ровным слоем ляжет на европейских потребителей. Это тоже понятно. Потому что никто не будет работать себе в убыток. И никто не будет брать дополнительные расходы на себя, не перекладывая их на конечных потребителей. Не мы вводим этот налог. Этот налог вводит Европа, которая почему-то рассчитывает, что наши производители будут реализовывать свою продукцию по прежним ценам. Но этого же не будет, это же очевидные вещи.

Теперь я что хочу сказать по поводу декарбонизации и декарбонобесия. Сегодня в «Независимой газете» вышла очень хорошая, обстоятельная публицистическая статья нашего коллеги Михаила Делягина. Называется она «Спецпредставление: химерная декарбонизация». Делягин приводит множество объективных контраргументов, которые фактически ставят крест на этой углеводородной, а в общем и целом зеленой повестке. Больше всего мне понравилось: «Блумберг сообщает, что при объявленных параметрах зеленой повестки спрос на никель, алюминий и железо увеличится в 2030 году в 13-14 раз. Спрос на литий, графит и прочее сырье, связанное с аккумуляторами – речь идет об электромобилях – в 9-10 раз».

А. Иванов:

- И мы сразу понимаем, что Потанин и Дерипаска будут главными лоббистами.

Н. Кричевский:

- И мы сразу понимаем, что этот спрос удовлетворить объективно нечем. Потому что нужно добывать и реализовывать, производить в 10-15 раз больше того, что производят сегодня. И это уже к 2030 году! Это только для того, чтобы следовать парижским соглашениям по климату. Дальше Делягин говорит о том, что для реализации этой повестки, для того, чтобы снизить температуру окружающей среды на полтора градуса, необходимо единовременно ввалить в мировую экономику не менее 50 триллионов долларов! Где эти деньги взять? Делягин говорит – это исключительно эмиссия. Но на эти 50 триллионов эмиссии никто не пойдет! Просто никто не пойдет. Тем более Америка, тем более Европа. Они и так напечатали более, чем достаточно. И тут надо еще 50 триллионов долларов вваливать для того, чтобы выполнить Парижское соглашение по климату.

Наконец, последнее. Он, кстати говоря, приводит цитату из Билла Гейтса, который еще в 2015 году заявил о том, что «они утверждают, что стоимость солнечной энергии такая же, как углеводородов. Но это одно из самых бессмысленных утверждений, которые вводят людей в заблуждение. В реальности имеется в виду, что в полдень в Аризоне стоимость киловатт-часа от солнечной батареи равна стоимости киловатт-часа от сжигания углеводородов. И что с того? Ведь ночью ситуация совершенно другая. Так же с электрокарами. Есть места, где, покупая машину на электрической тяге, ты только повышаешь уровень эмиссии СО2, потому что так выстроена энергетическая инфраструктура».Так говорил в 2015 году господин Гейтс.

Ну и последнее, что надо сказать в этой истории. Почитайте Делягина – он говорит о том, что по странному стечению обстоятельств, основными проводниками зеленой повестки в России являются некие господа Чубайс и Кудрин.

А. Иванов:

- Чубайс – это спецпредставитель по зеленой энергетике.

Н. Кричевский:

- Это спецпредставитель мировой закулисы в России. А что касается спецпредставителя России в мировых экономических и зеленых организациях, то у него официально такой государственной должности нет. Она у него общественная. Я к тому, что, если бы в этот ряд вставить еще одного человека, то картина бы была закончена. Делягин вставляет Иноземцева и называет его самым глупым из этой тройки. Ну, это его позиция. Я считаю, что есть Кудрин, есть Чубайс и есть третий человек, по фамилии Гайдар, которого, к сожалению, нет. А если бы был, сто процентов был бы там!

А. Иванов:

- Никита Александрович, вот Денис Иванов спрашивает: «Хотелось услышать пророческие мысли Кричевского. Какое место в мировой экономике займет Россия через 10 лет?»

Н. Кричевский:

- Слушайте, по поводу пророчеств мы стебемся. Неужели вам непонятно? И по поводу прорицаний мы тоже стебемся. Потому что прорицатель и гуру в нашей стране есть только один, его зовут Михаил Леонидович Хазин. Лавры господина Хазина примерять на себя – самое последнее дело. Он как говорил 25 лет назад, что доллару кирдык и кирдык вашей Америке, так он и продолжает это говорить. И, что самое интересное, однажды, вполне может быть, он окажется прав. Правда, скорее всего, до этого момента он не доживет.

Еще один момент. Он говорил о том, что унция золота будет стоить 2,5 тысячи долларов. Она сегодня в районе 1800-1900, в прошлом году доходила до 2000. Рано или поздно он и здесь окажется прав, но я снова думаю, что это случится не при нашей с вами жизни. Почему? Потому что денег становится все больше, и, естественно, золото постепенно дорожает. Но как он об этом сказал приблизительно 10-12 лет назад, так мы сидим и ждем. А я только лишь получаю гневные сообщения от тех людей, которые послушались Хазина и вложились в золото, о том, что они потеряли. Понимаете, на горизонте он будет прав, но никто не знает, каким будет этот горизонт.

А. Иванов:

- Красиво ушли от ответа, Никита Александрович, где будет Россия через 10 лет.

Н. Кричевский:

- Россия будет на своем месте через 10 лет.

А. Иванов:

- То есть на 8-м.

Н. Кричевский:

- Почему на 8-м?

А. Иванов:

- Ну, Байден сказал, что мы на 8-м месте в мире.

Н. Кричевский:

- Может быть, мы будем на 10-м, может быть, мы будем на 20-м. Какая разница? А может быть, на 3-м. Я постоянно вам, дорогие радиослушатели, напоминаю о том, что есть одна страна в Европе, которая показывает за последние 50 лет самые низкие темпы экономического роста. Так вот, эта страна, которая за последние 50 лет показывает самые низкие темпы экономического роста, но одновременно имеет один из самых высоких уровней жизни и, что самое главное, качества жизни…

А. Иванов:

- Уровня счастья.

Н. Кричевский:

- Да. Эта страна называется Швейцария. У меня вопрос. Вы за какой вариант? Чтобы мы, как Китай, по 6-7-10% в год росли, или чтобы как Швейцария, где плюс-минус 0,1, но при этом качество жизни было сумасшедшим? Я, например, за второй вариант. Мне по барабану, насколько будет расти экономика. Мы много раз с вами говорили о том, что во вторую половину прошлого десятилетия экономика росла в среднем на 1,5-1,8% в год, а реальные доходы населения падали. Вот экономика растет, все хорошо, инфляция снижается, налоги и взносы повышаются десятками процентов ежегодно, а реальные доходы у людей падают.

А. Иванов:

- И самый долгий, устойчивый рост экономики в истории нашей страны был при Сталине, но почему-то до сих пор ломаются копья о том, хотелось бы или нет снова оказаться в том времени.

Н. Кричевский:

- Я не уверен в том, что при Сталине был самый высокий темп роста экономики. При Сталине был несколько раз за пару десятилетий самый настоящий голод, доходивший до смертей и каннибализма.

А. Иванов:

- А экономика росла.

Н. Кричевский:

- Нет.

А. Иванов:

- Голод был, а экономика росла.

Н. Кричевский:

- Подождите. Голод был в самом начале 30-х годов, когда по стране активно шла коллективизация, и голод был в 47-м году, когда пожгло просто весь хлеб. А карточки отменили в 47-м году не потому, что у нас стало больше производиться продовольствия, а потому что нечем их было отоваривать. Поэтому государство сбросило с себя эту функцию. Ну, про войну я ничего говорить не буду, но факт есть факт, начало 30-х и 47-й год. И это только часть того, что было негативного при Сталине. И это только малая часть.

Скажу еще одну вещь. В чем заключалось дело статистиков? В начале 34-го года на съезде победителей, XVII съезде ВКП(б), больше половины участников которого вскоре были расстреляны или посажены, Сталин заявил: «Нас 168 миллионов». В начале 34-го года он сказал, что нас 168 миллионов. В 37-м году провели перепись населения, где оказалось, что нас на 6 миллионов меньше, 162. Через полгода практически всех статистиков расстреляли, а перепись была признана дефектной. Потому что, то ли органы ЗАГС не дали нужную информацию, то ли где-то потеряли какие-то цифры. Одним словом, это оказались вредители, враги молодого советского государства, и их нужно как минимум расстрелять, а потом еще и четвертовать.

Я не об этом. Я о том, что в 39-м году провели еще одну перепись, по которой оказалось, что нас уже не 168 миллионов, а 169 с лишним. Только вот эти 168 миллионов, которые оказались на 6 миллионов меньше, они куда делись? Эти люди умерли. А население во многих советских и российских регионах в те годы сократилось. Например, в Поволжье и в таких областях, как Воронежская или Тамбовская, то есть самых благодатных, оно сократилось почти на четверть. А знаете, куда убежали? На Дальний Восток. Потому что люди вновь, как в стародавние времена, когда при расколе бежали как можно дальше, где не найдут, они побежали на Дальний Восток. Например, в Еврейской автономной области очень сильно выросла численность населения в те годы. Почему? Потому что вот так, бежали, потому что там можно было прокормиться. А в советской России, в Казахстане, на Украине нередкими были случаи каннибализма. Кстати, именно в 32-33-м году некая организация под названием Торгсин стала главным советским экспортером, опередив «Экспортхлеб», «Экспортлес».

А. Иванов:

- Это та самая организация, которая забирала у людей драгоценности.

Н. Кричевский:

- Куда ты приходишь, сдаешь за бесценок семейные реликвии, золото, серебро, картины, бриллианты, ювелирку, а тебе дают кусок хлеба.

А. Иванов:

- Надо было спонсировать индустриализацию. Других способов не было.

Н. Кричевский:

- Дело не в индустриализации. Потому что тогда завозили к нам оборудование, например, американцы буквально за бесценок. Почему? Потому что в Америке была депрессия. И то, что мы могли у них купить, стоило существенно дешевле, лишь бы мы купили. И мы покупали. Еще был очень серьезный плюс, когда мы проводили индустриализацию, это кредиты будущей фашистской, нацистской Германии. Тогда Германия официально напрямую как государство не могла нас кредитовать, но она это делала через Немецкую железную дорогу. И когда люди говорят о том, что 22 июня шли эшелоны в Германию с хлебом, еще с чем-то, они не понимают, что это была расплата за те 1,5 миллиарда рублей золотыми деньгами, которые Германия предоставила России в качестве кредитов. И мы расплачивались натурой. Но говорить о том, что при Сталине были какие-то выдающиеся темпы экономического роста, я бы не стал.

Я бы напоследок вспомнил фразу ведущего советского академика-экономиста, Героя Социалистического Труда Станислава Струмилина, который сказал: «Лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие». В 30-х годах всех экономистов, которые говорили о том, что ваши расчеты неверные, и заявленных темпов экономического роста у вас не будет, посадили, а многих просто расстреляли. Они попали и в Соловки, и в суздальскую тюрьму, и где они только не были. А вот Станислав Струмилин говорил о том, что лучше стоять за высокие темпы роста, чем сидеть за низкие. Господа, вам это ничего не напоминает? Мне напоминает. И вот ровно такая же тенденция наблюдалась и после смерти Сталина. И, есть такое подозрение, наблюдается и сейчас.

А. Иванов:

- У нас в чате люди очень сильно заступаются за Иосифа Виссарионовича, пишут, что человек вывел страну из нищеты, совершил индустриализацию. Да, ребята, конечно же, это чудо. Но это как раз то, о чем и говорит Никита Александрович. Потому что люди, они такие странные создания…

Н. Кричевский:

- Ну, потому что это не их родственники умерли. И не их родственников съели. Поэтому они говорят: Сталин провел индустриализацию, коллективизацию.

А. Иванов:

- «Никита Кричевский лукавит относительно Сталина», - такие сообщения нам приходят прямо сейчас.

Н. Кричевский:

- Конечно, Кричевский лукавит. Кричевский – доктор наук, профессор, человек, который написал на эту тему несколько больших глав в своих последних книгах и каждую цифру снабдил ссылками на первоисточник. Не на то, что кто-то где-то написал, а на факты, которые подтверждены самыми разными официальными органами, и которые вы можете в свободном доступе найти в интернете, то есть проверить мои слова. А потом давайте поговорим, где я лукавлю, а где нет.

А. Иванов:

- Предлагаю перейти к дням сегодняшним. Никита Александрович, вы в своем Телеграм-канале «Антискрепа» написали о депутатской инициативе. Открытые аукционы по продаже красивых регистрационных знаков, автомобильные номера. Некие депутаты внесли предложение, чтобы продавать с открытых аукционов номера особой серии. Это знаки, состоящие из одинаковых букв или цифр, или включающие в себя два знака 0 либо один знак 0 слева, с повторением в серии кода региона. Сколько это будет стоить? Госпошлина составит максимум 600 тысяч рублей за одинаковые цифры и буквы. Одинаковые буквы в три раза удорожают любое сочетание цифр. Например, за цифры 010 потребуется заплатить 50 тысяч, а за них же с одинаковыми буквами – 150 тысяч рублей.

Представляете, люди делают деньги из воздуха. Но в данном случае это в бюджет, наверное, стоит порадоваться. Кому-то некуда девать свои награбленные миллионы, и вот они будут покупать красивые автомобильные знаки.

Н. Кричевский:

- Нет. Эти люди покупают номера специальных серий.

А. Иванов:

- Они покупают номера на Business Jet, наверное.

Н. Кричевский:

- Специальных серий, при этом они особо не торгуются. Ну, они торгуются для виду, потому что так надо, как говорится, фамилия обязывает.

А. Иванов:

- Это как ходить в костюме от Armani.

Н. Кричевский:

- Ну, или от Versace, Brioni, неважно. Он не сидит на тебе, но ведь от Brioni же. И с «котлами», часами та же история. Ну, положено. Хотя функциональнее, эргономичнее и полезнее как раз «умные» часы, электронные, гаджеты, которые тебе одновременно и время покажут, и твое давление, и пульс, и твою двигательную активность в течение дня, и количество лестничных пролетов, которые ты прошел, и вообще, являются способом, например, получения электронных сообщений или оплаты за какие-либо товары в той же торговле.

Потому что деньги для этих людей вторичны, для них главное – связи, положение, статус. Как только тебя понижают в статусе – всё, никакие деньги ситуацию не исправят. Самый лучший пример из последних в этой истории - господин Абызов. Вот пока он был министром, к нему боялись подойти (и мне об этом много раз говорили). Или, например, господин Титов, бизнес-омбудсмен. Та же история. Говорили: ну, он уполномоченный, у него статус, у него связи. Как только господин Титов уходит, к нему тут же подходят и начинают задавать неприятные вопросы. Рано или поздно ему придется уйти с должности бизнес-омбудсмена, но уйдет он, по всей вероятности, в депутаты Государственной Думы, то есть по-прежнему будет иметь статус.

Я к чему? К тому, что деньги для этих людей не главное и даже не вторичное.

А. Иванов:

- Кому же будут продавать за 600 тысяч эти красивые автономера?

Н. Кричевский:

- Цена красивого номера доходит до 10 миллионов рублей. В Эмиратах за 10 миллионов долларов продали номер. Но я недавно видел две машины марки «БМВ» с одинаковыми номерами – 520 и нолики. Причем когда я посмотрел на одну машину, даже еще не читая литраж этого автомобиля, я сразу понял, что там будет 520. Взгляд наверх – и написано: «БМВ» 520. И рядом стояла еще одна машина, но, естественно, с другой серией.

А. Иванов:

- А вы бы когда-нибудь купили себе красивый автономер? Вам он вообще нужен?

Н. Кричевский:

- Мне хотелось бы купить номер, например, К 013 НА – Кричевский Никита Александрович…

А. Иванов:

- А почему 013?

Н. Кричевский:

- Потому что я родился 13-го.

А. Иванов:

- То есть вы все-таки не чужды этому вот…

Н. Кричевский:

- Но это не красивый номер, Алексей Валерьевич, поэтому я выпадаю из этой истории. Но самое страшное, этих серий нет – К НА.

А. Иванов:

- К сожалению, подошло к концу время нашей передачи. К счастью, через неделю мы встречаемся снова.

Н. Кричевский:

- Счастливо.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!