«Сильно изношена»: Путин заявил, что при увеличении прокачки газовая система Украины может лопнуть

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают экономические новости, которые касаются каждого

А. Иванов:

- «Если вы надеетесь скопить капитал, работая на чужого дядю, то ваши шансы равны шансам словить удар молнии солнечным днем на дне пустого бассейна. Шутка! Ваши шансы гораздо ниже». Пол Кругман, нобелевский лауреат 2008 года по экономике. Это эпиграф к нашей сегодняшней передаче.

Народный экономист Никита Кричевский в студии Радио «Комсомольская правда».

Н. Кричевский:

- Давайте я с порога начну резко.

А. Иванов:

- Ругаться будете?

Н. Кричевский:

- Идиот! Прости, господи.

А. Иванов:

- Пол Кругман?

Н. Кричевский:

- Реально идиот. Это к вопросу о том, что Нобелевская премия нивелировалась. Почему? Потому что давайте вспомним, как начинал Михаил Дмитриевич Прохоров, который работал на кого?

А. Иванов:

- На Потанина.

Н. Кричевский:

- На Владимира Олеговича. То есть на «дядю». Представляете? И выходит такой Кругман: нет, пацаны, вы не накопите денег, не сколотите капитал, если будете работать на Владимира Олеговича Потанина.

А. Иванов:

- Так он же потом ушел в свободное плаванье.

Н. Кричевский:

- Вдруг ни с того, ни с сего. Хотя начинал работать на дядю.

А. Иванов:

- Начнем с Владимира Владимировича Путина, по нашей старой доброй традиции. Благо сегодня он выступал на Российской энергетической неделе, сделал очень много заявлений.

Н. Кричевский:

- Мне очень понравилось.

А. Иванов:

- Зачитаю одно из заявлений: «Да, инфляция, к сожалению, подросла. Семь с лишним процентов, по-моему, это много больше, чем мы ожидали. Но Россия не прибегает к использованию печатного станка. Об этом только недавно сказали: все банки в мире печатают деньги как фантики. Наш – нет».

Н. Кричевский:

- И вот тут практически все население Российской Федерации горестно пропустило скупую слезу А жалко, сказало оно. Лучше б печатали.

А. Иванов:

- Представляете, какая бы у нас тогда была инфляция! Не 7,4 %.

Н. Кричевский:

- Не могу согласиться, что она была бы, скажем, прямо пропорциональна количеству дополнительных денег, которые бы появились в экономике. Потому что, во-первых, много излишков. Во-вторых, мировая экономика находится в ситуации затоваривания. В-третьих, мы же не приобретаем машины или какие-то предметы роскоши для того, чтобы их коллекционировать. Это разовые покупки, которые совершенно не обязательно должны происходить каждый месяц. С другой стороны, картошку или хлеб мы покупаем каждый месяц. Ипотека у нас требует определенных выплат тоже каждый месяц. Да и прочие кредиты, включая потребительские разного пошиба, точно так же требуют отвлечения каких-никаких средств. Поэтому я только за то, чтобы Центробанк подпечатал, не надо, конечно, оголтело это делать, но подпечатывать, на мой взгляд, было бы не лишне.

Так что, Владимир Владимирович, я бы не стал это ставить в заслугу Центробанку и российским монетарным властям.

А. Иванов:

- Он отметил: печатают как фантики. Вы все-таки говорите о том, что нужно знать меру.

Н. Кричевский:

- Аналогия или аллегория – мне не очень понятно. Дело в том, что бумажные деньги они и есть фантики, по большому-то счету. Ну, да, фантик от фантика отличается тем, что там другая бумага и энное количество водяных знаков. Вот и все. К вопросу о фантиках, между прочим, именно так в народе прозвали хрущевские деньги после того, как он обменял их в 1961 году на сталинские «портянки». Необходимости в этом не было, но он выпустил новые советские рубли, провел деноминацию 1 к 10. И люди назвали их хрущевские «фантики». Так что здесь он не первооткрыватель. Он мог бы сказать: пачки резаной бумаги. Это тоже была бы правда. Потому что все бумажные деньги – это пачки резаной бумаги.

Что касается фантиков, опять же не соглашусь. Потому что значительная часть, огромная, определяющая часть тех денег, которые были эмитированы в прошлом и нынешнем году, это как раз не фантики, а электронные деньги. То есть циферки в компьютерах.

А. Иванов:

- У меня вопрос с точки зрения макроэкономики к вам, профессор.

Н. Кричевский:

- Это точно не ко мне. Давайте попроще что-нибудь.

А. Иванов:

- Нет, профессор, вы сейчас должны были блеснуть. С точки зрения экономической теории, да и практики, напечатывание денег приводит к тому, что они перетекают в карманы богатых. Через фондовые рынки, через что-то еще. И это приводит к еще большему неравенству.

Н. Кричевский:

- Вы знаете, это не с точки зрения экономической теории, это с точки зрения экономической практики. А с точки зрения экономической теории как раз все наоборот.

А. Иванов:

- А почему же так теория и практика расходятся?

Н. Кричевский:

- А потому что у нас вся экономика, я имею в виду – экономическая теория такая на протяжении нескольких столетий. Началось это с Адама Смита, который высказывал кучу разных сентенций. Кстати говоря, «невидимая рука рынка в богатстве народов» не прозвучала. Она прозвучала в «Теории нравственных чувств». Вот сумничал. Я сюда прихожу не для того, чтобы умничать. Я к тому, что у нас всю дорогу самые разные экономические школы занимались ровно тем, что конструировали некую умозрительную модель. В эту умозрительной модели они варились, находили какие-то закономерности и втягивали в эту модель всех колеблющихся, тех, кто хотел разобраться в экономических хитросплетениях. Вот так появился институционализм, так появился монетаризм, так появилось кейнсианство, так появилась физиократия.

Сумничаю еще раз и заканчиваю. Давным-давно нобелевский лауреат Милтон Фридман, основоположник монетаризма, ложной, как впоследствии оказалось, теории, произнес такую фразу: не смотрите на предпосылки теории торговли, смотрите на то, сколько она пользы приносит Соединенным Штатам.

А. Иванов:

- Вы украли у меня практически следующую цитату из нашего следующего выпуска.

Н. Кричевский:

- Это только цитата. О чем это говорит? Это говорит о том, что любая теория ангажирована. В данном случае ангажирована правящим классом. Если мы говорим о текущей ситуации, ангажирована Америкой.

А. Иванов:

- Кто пишет экономическую теорию, тот потом переписывает историю.

Н. Кричевский:

- Абсолютно. Когда был Адам Смит, а потом Давид Рикардо, это была Англия. Какое-то значение имели европейские воззрения. Но в основном это американцы.

А. Иванов:

- И именно они придумали протекционизм в свою пользу.

Н. Кричевский:

- Они, наоборот, говорили о том, что протекционизм – это зло.

А. Иванов:

- Да, но сами протекционизм использовали в своих интересах.

Н. Кричевский:

- Как известно, американцы 150 лет защищали свою обрабатывающую промышленность разнообразными пошлинами и прочими протекционистскими мерами. Прежде чем она оперилась, встала на ноги и начала сама уже заниматься экспортом в третьи страны. 150 лет ее защищали! И после этого они вышли и сказали: Всемирная торговая организация! Глобализация. Нам надо, чтобы была беспошлинная торговля. Чтобы не было торговых барьеров. Почему? Потому что мы-то уже встали на ноги, как англичане в свое время. И поэтому мы можем закидать весь мир. Естественно, вы должны снять все тарифы, потому что развивается торговля. А если развивается торговля, то развивается экономика любой страны. Что, конечно, бред.

Вот у нас, например, сумасшедшие темпы развития торговли с Китайской Народной Республикой. Владимир Владимирович Путин, наше все, как известно, говорит о том, что в ближайшее время товарооборот с Китаем увеличится до 200 млрд. долларов. И тут же оппозиционер-ревизионист либерального пошиба, некто Кричевский говорит о том, что эта цифра абсолютно достижимая, но при выполнении нескольких условий. Во-первых, при резком увеличении экспорта сырьевых ресурсов в Китай. Для увеличение общего товарооборота.

А. Иванов:

- Это уже происходит.

Н. Кричевский:

- А во-вторых, при уничтожении российской обрабатывающей промышленности. Чтобы мы полностью перешли уже на китайскую продукцию. Доходит до того, что даже я открываю газету на прошлой неделе и читаю, что производители одежды российских брендов оказались в затруднительном положении в связи с тем, что их продукция не может пересечь китайско-российскую границу. То есть застряла на границе. У меня тут же возникает вопрос: а чья это одежда, если она застряла на китайско-российской границе, российская она или китайская? Вроде как бренды наши. Значит, это наша. А чего же она в Китае производится? Например, «Эконика».

А. Иванов:

- Бирки наши, а обувь не наша. У меня только один вопрос: с каких это пор экономист Кричевский стал либерального пошиба?

Н. Кричевский:

- Это я, конечно, вы же понимаете, это я так, чтобы… Мы сегодня с утра как начали с Марданом стебаться в стиле «руки прочь от российских либералов», которые заслужили право воровать у страны просто самим фактом своего существования, выводить деньги на Запад, на Лазурный берег, поэтому и не приставайте к нам, не прессуйте нас. И мы будем протестовать в одиночку. А то, что мы украли десятки миллионов рублей, это капля в море. Это ерунда. Это только начало. Не убудет.

Так вот, в продолжение Мариночки Раковой, Сергея Эдуардовича Зотова, ректора Шанинки, ныне арестованного на два месяца.

Вот вы не поверите, меня два с половиной месяца долбили боты. То есть, есть некий заказчик, я не могу утверждать уверенно, но он есть, который заплатил какие-то безумные деньги, чтобы мне постоянно набрасывали ботов. То есть фактически парализовали работу Telegram-канала. Слава богу, что господин Дуров придумал некие бот-защиты от нашествия этих трутней, этой саранчи. И два с половиной месяца заказчик видел, что, с одной стороны, он деньги заплатил, а с другой стороны, эффект абсолютно нулевой.

И вот сегодня ночью произошло, казалось бы, ну, я думаю, может быть, абонентская плата закончилась, произошло очень интересное событие. Они куда-то исчезли. Поэтому, пока есть возможность, подписывайтесь на «Антискрепу». Это джинса, вы понимаете. Но сам себя не похвалишь…

Так вот. Сегодня приблизительно в 19.15 у меня в Telegram-канале «Антискрепа» будет пост от прекрасного инвестиционного аналитика Дмитрия Полякова, которого я перепечатал, репостнул со своими минимальными комментарями. Смысл его в следующем. Он отмечает очень хорошее качество нового сайта, который был организован Счетной палатой. Через этот сайт можно посмотреть направление расходов бюджетных средств. Шикарная штука. Есть столько-то триллионов. Дальше тыркаешь – и вот так по цепочке эти деньги расходятся до получателей. И он говорит: все это здорово до тех пор, пока на арене не появляются автономные некоммерческие организации - АНО. Все, дальше черная дыра. И вывод у него такой. Вот те 50 миллионов рублей, которые предъявляют Мариночке Николаевне Раковой, или 24 миллиона рублей, которые предъявляют ректору Шанинки, это, говорит, до мышей докопались.

А. Иванов:

- Капля в море.

Н. Кричевский:

- Потому что там такие триллиарды уходят, растворяются просто в этих АНОшках, сто совершенно непонятно. Совершенно непонятно, что они делают, куда эти деньги уходят. Триллиарды! При этом в каждой крупной АНО обязательно есть наблюдательный совет или попечительский совет, точнее. Там заседают очень важные персоны. На сайте этих АНО вы увидите фотографии сами знаете с кем. Обязательно! И очень хорошо там смотрится экономический эффект от деятельности этой АНОшки, выраженный в процентах от ВВП. Но никакой финансовой и прочей документации вы на этих сайтах не обнаружите. То есть деньги выделяются, и выделяются огромные, дальше они доходят до АНО. И на этом история заканчивается. Никаких вариантов и никаких следов этих денег дальше не прослеживается.

А. Иванов:

- А потом в Лондоне растет продажа элитной недвижимости.

Н. Кричевский:

- А потом Ракову арестовывают, а потом к Зуеву предъявляют претензии. И для всех это нормально. Потому что люди занимаются этим десятилетиями.

И через эту институцию, через эту машину на протяжении многих лет, минимум полутора десятилетий, проходят совершенно сумасшедшие деньги. Через АНО, через прочие структуры, связанные с послевузовским образованием, с разработкой программы, с концепцией долгосрочного развития «2020», с кучей других вещей. И, таким образом, неопределенный круг либеральствующих лиц во власти получил еще один механизм для относительно законного обогащения. Вот и все.

Правильно Дмитрий Поляков, мой хороший товарищ, написал о том, что, слушайте, вот эти 50 миллионов – это до мышей докопались. Потому что там такие деньги крутятся, что мама дорогая. И у меня нет повода с ним не согласиться, как у человека, который в этой жизни что-то понимает.

А. Иванов:

- Предлагаю вернуться к Владимиру Путину и его сегодняшним заявлениями. Все-таки была Российская энергетическая неделя.

Н. Кричевский:

- Я вас перебью. Ольга Демидова в новостях несколько раз приводила цитату из Владимира Владимировича о том, что инфляция в этом году высокая. И одновременно шел разговор о том, что наша экономика в этом году вырастет несколько больше, нежели прогнозировали.

А. Иванов:

- До рекордных показателей.

Н. Кричевский:

- Да. И вот тут снова мы возвращаемся к дискуссии, что лучше для экономики, что лучше для страны – иметь относительно высокую инфляцию и при этом темпы экономического роста весьма и весьма высокие, как это было в нулевые. Я напомню, в 2000 году ВВП вырос на 10 % по году. При том, что инфляция была тоже двузначная. Либо же иметь минимальную инфляцию, подавленную, я бы сказал, инфляцию, но и параллельно иметь очень низкие показатели роста ВВП.

А. Иванов:

- Я знаю, что хуже всего. Хуже всего – это стагфляция. Когда роста нет, а инфляция есть.

Н. Кричевский:

- Это один из негативных трендов в экономическом развитии. Я должен напомнить нашим слушателям, что стагфляция – это одновременно стагнация, то есть безработица. Не падение темпов экономического роста, а строго безработица. И высокая инфляция. То есть безработица на фоне высокой инфляции. Это, действительно, сложно, проблематично. Это было все 70-е годы в Соединенных Штатах Америки. И, кстати говоря, насчет того, что это самое страшное. Американцы достаточно успешно с этим явлением справились. Пример – рейганомика.

А. Иванов:

- Из этой ямы выползли.

Н. Кричевский:

- Да, выползли. Там, конечно, были «качели». То ВВП подрастает, то падает. Но было два показателя, которые были стабильно высокие. Это безработица и это инфляция. И они с этим справились. Они справились с этим. Но я же сегодня умничаю. Они справились с этим настолько красиво, что в 1984-1985 годах ВВП Америки прирастал на 7 % ежегодно. И на одном из утренних шоу Рональд Рейган сказал: утро в Америке!

Я к тому, что ждем продолжения дискуссии, что для нас лучше. Относительно высокая инфляция на том уровне, на котором о ней говорится сегодня, то есть в размере 7 %, и относительно высокие темпы экономического роста. При этом есть третий нюанс, о котором почему-то никто не говорит. При том, что экономика достаточно активно растет, доходы людей почему-то не вырастают, не увеличиваются. может, это временно. Может, и временной лаг.

А. Иванов:

- Кто получает сливки с этого роста – вот вопрос.

Н. Кричевский:

- Может быть, РАНХиГС нам ответит на этот вопрос?

А. Иванов:

- Не будем забывать, что рекордный рост ВВП в этом году все-таки связан с отскоком, в первую очередь, после прошлого года. Корректней было бы сравнивать с 2019 годом.

Н. Кричевский:

- Ну, слушайте, это само собой. Но ведь были прогнозы. Мы же говорим не о сравнении с прошлым годом. Мы говорим о сравнении с прогнозом. В прогнозе прошлый год учитывался.

А. Иванов:

- Давайте все-таки заслушаем Владимира Путина.

Н. Кричевский:

- Вы еще скажите, что я вас перебиваю всю дорогу и не даю вам включить синхрон.

А. Иванов:

- Вольная ваша мысль широко растекается по эфиру.

Н. Кричевский:

- А кто сказал – умничать надо сегодня?

А. Иванов:

- Кстати, когда вы умничаете, мне нравится. Я думаю, слушателям нашим тоже. Так что не останавливайтесь, продолжайте.

Н. Кричевский:

- Но это ничто по сравнению с тем, что говорил сегодня президент.

Давайте послушаем, что говорил президент про газовую трубу.


В. Путин:

- Увеличение в этом году через ГТС Украины сверх наших контрактных обязательств по транзиту составляет примерно 10 %. Но там больше увеличивать-то нельзя. Нам все намекают: увеличьте еще поставки через Украину. Опасно увеличивать. Там десятилетиями не ремонтировалась ГТС. Там можно, если давление увеличить, оно лопнет вообще. Европа совсем лишится этого маршрута. Там 80 % износа оборудования, свыше 80 %. Никто ничего не хочет слушать и слышать. Все только настроены обвинять в чем-то Россию.


А. Иванов:

- Вам не жалко Украину? Сейчас же прекратится транзит, труба лопнет.

Н. Кричевский:

- Стоп, зачем ставить вопрос таким образом – жалко, не жалко. Начнем с того, что Украина сама по себе жалкая. А потом будем говорить о том, что они, действительно, по-моему, не понимают, что они делают. Я осознаю, что у этих людей в Конча-Заспе и в других киевских предместьях в коттеджах стоят котлы-обогреватели, им по большому счету все равно, будет ли тепло в украинских регионах или не будет.

А. Иванов:

- Кстати, уже три региона Украины объявили чрезвычайную ситуацию. Потому что нечем топить детские сады, больницы.

Н. Кричевский:

- Но у Зеленского все хорошо. У него там тепло, у него там реле стоит. Там больше, меньше, 25 градусов или 27. А то, что там больницы, школы, ну, да, но это же все страна-агрессор. Нет смысла говорить, в другой программе надо обсуждать, что Владимир Владимирович говорил еще. Давайте лучше про Путина. Что вы меня в сторону увели! Враг!

А. Иванов:

- Враг России – низкие доходы населения. Это тоже цитата из Владимира Путина, но не из сегодняшнего, а из вчерашнего. А вот мы сейчас послушаем про нефть Владимира Путина.

Н. Кричевский:

- А еще то, что денег мало печатают.


В. Путин:

- Вполне возможно. Сейчас она растет в цене. Мы, имею в виду Россию и наших партнеров по объединению ОПЕК+, мы делаем все для того, чтобы нефтяной рынок стабилизировался окончательно. Мы не допускаем резких скачков цен. Это не в наших интересах.


А. Иванов:

- Владимир Путин сказал, что, вполне возможно, нефть будет стоить 100 долларов за баррель. Кстати, сегодня, когда я готовил цитату Пола Кругмана, которого вы изволили назвать идиотом в начале нашей программы, там была и такая, что без…

Н. Кричевский:

- Идиот – это человек, живущий в отрыве от общества, в переводе с греческого.

А. Иванов:

- Пол Кругман сказал, что без высоких цен на нефть никогда мы от нее не откажемся. И поэтому вопрос: а выгодно ли России, чтобы цена была 100 долларов за бочку? Может быть, нам выгоднее 60, 50? Но зато Запад не будет ускоренными темпами строить солнечные электростанции.

Н. Кричевский:

- Солнечные электростанции и прочая зеленая энергетика, я вам тысячу раз объяснял, это большая-большая спекулятивная шляпа в размере Ойкумены.

А. Иванов:

- Вы еще скажите, что углеродная нейтральность – это миф.

Н. Кричевский:

- Такая же шляпа, такой же миф, такая же спекулятивная афера.

А. Иванов:

- Озоновый слой.

Н. Кричевский:

- Это как откажитесь от дезодорантов и пользуйтесь только шариковыми.

А. Иванов:

- А еще надо ватные палочки запретить.

Н. Кричевский:

- И холодильники. Перебить всех коров, ибо пукают.

А. Иванов:

- Отрыжка у них метановая.

Н. Кричевский:

- И тогда наступит рай на земле. Правда, прежде ведь нужно спросить у европейского населения, готовы ли они ограничить свое потребление, скажем, процентов так на 20-30. И вот начать танцевать с этого. Потому что тут проблема не в том, что надо уменьшить потребление энергоносителей, а в том, что уровень жизни упадет и качество жизни существенно снизится.

А. Иванов:

- Тут нельзя не вспомнить Владислава Юрьевича уважаемого Суркова, который на этой неделе все нам объяснил по этому поводу. Должна просто появиться нормальная экологическая деспотия, где все это общество потребления будет под плинтус загнано.

Н. Кричевский:

- Он с политической точки зрения говорит. А я говорю с экономической. Я говорю о том, что это невозможно сделать в ближайшее десятилетие. Это процесс поступательный. И мы движемся в этом направлении. Но он начался еще в первой половине 70-х годов, если мне не изменяет память. Ибо тогда после того, как по результатам Шестидневной войны арабские государства объявили нефтяное эмбарго в отношении Европы и Америки, страны развитого мира столкнулись с категорической нехваткой нефти для переработки ее в бензин. И все автомобили с чудовищным количеством литров и с двигателями, которые чуть ли не на прицепах ездили за машинами, они оказались совершенно не нужными. И после этого мировая автомобильная промышленность перешла на малолитражки. Кстати говоря, это было одним из факторов того, почему выскочили японцы. Они оседлали тему малолитражек.

А. Иванов:

- А можно пойти дальше и перейти на гужевой транспорт.

Н. Кричевский:

- Как вариант. Но вы уже не Суркова, а Пелевина цитируете, "Transhumanism inc". Тут, видите, еще какая история в связи с сегодняшним разговором на Энергетической неделе. Я вчера узнал о том, что трубопроводная компания «Транснефть» подает на меня и на «Аргументы недели» в суд.

А. Иванов:

- И сколько с вас хотят?

Н. Кричевский:

- 10 миллионов рублей. Именно во столько «Транснефть» оценила затраты на восстановление своей опороченной репутации.

А. Иванов:

- Вот вас хлебом не корми, дай кого-нибудь…

Н. Кричевский:

- В чем же Кричевский и «Аргументы недели» опорочили репутацию светлой компании «Транснефть»? Я пересказал всем известные факты о том, что два с половиной года назад произошла техногенная катастрофа международного масштаба, когда на европейские НПЗ хлынула загрязненная нефть. И европейские НПЗ понесли большие убытки. И до сих пор непонятно, что с этой нефтью произошло. Я написал о том, что было всем известно и так.

А разговор шел о том, что «Транснефть» обратилась в правительство с просьбой предоставить ей дополнительные полномочия по контролю за абсолютно всеми точками входа в трубопроводную систему. Хотя она и так уже является главным контролером. Но им было мало этих полномочий, они сказали: а давайте мы еще возьмем полномочия. Я сейчас не буду говорить, какие. Это нюансы.

Я, как и другие эксперты, тогда сказал: ну, разговор не об этом, это не проблема – предоставить. Вы скажите, что было два года назад. Потому что людей посадили, потому что Токарев публично на встрече с Путиным признал, что была такая авария. И что нефть была загрязненной. Но это не признать нельзя было. Потому что началось все с Белоруссии, а потом это и Польша, и Словакия, и другие страны, которые получали нашу нефть на переработку. Токарев это признал. Сформировали фонд для того, чтобы возмещать убытки, ущерб. Тем не менее, за два года нам так и не сказали, и никому не сказали, что произошло.

Дальше шел разговор о Каспийском трубопроводном консорциуме летом этого года. Произошел разлив нефти на Черном море. Тоже всем известная история. Тоже все об этом писали, все об этом говорили. Только ленивый не оттоптался. Краем глаза, что называется, упомянул. Это, оказывается, опорочило репутацию. То есть не действия «Транснефти», а Кричевский с «Аргументами недели» опорочили светлое имя компании «Транснефть».

Это я к тому, что мы декларируем, что мы, безусловно, выполняем все взятые на себя международные обязательства, но нет-нет да находятся господа, которые делают все для того, чтобы наши потребители убедились, что это не всегда так, не совсем так.

А. Иванов:

- Вы верите, что эпоха нефти подходит к концу? У нас даже Минфин уже пишет прогнозы о катастрофическом падении спроса на нефть, до 25 долларов за баррель. Правда, ставит очень такие далекие горизонты.

Н. Кричевский:

- Что касается Минфина, я вообще не понял, что он выпрыгнул с этими прогнозами. Я имею в виду то, что прогностическая функция в российском правительстве закреплена за Минэкономразвития. А Минфин занимается несколько другими делами. Переводит, принимает, отправляет. Не сказать, что это счетная машинка, но Минфин.

А. Иванов:

- На кассе сидит.

Н. Кричевский:

- Да, на раздаче. И тут вдруг они выходят и говорят: да к 2050 году будет вот столько. Ребята, ну, прежде чем говорить о том, что мы получим меньше в бюджет доходов, по сравнению, скажем, с сегодняшним днем, нужно определиться, о каких сумма за баррель нефти вы говорите. И почему вдруг к 2050 году или к 2030 году нефть будет менее востребована. Потому что она, конечно, будет менее востребована. Но на сколько она будет менее востребована? Например, Международное экономическое агентство говорит, что она, безусловно, будет менее востребована, но где-то процентов на семь, может быть, на десять. Как-то вот так. Какие-то цифры незначительные.

А самое главное - ради чего это говорится. Чтобы наехать на сырьевиков? На нефтяников, на газовиков. Чтобы вспомнить Алексея Валерьевича с его гужевым транспортом? Для чего?

А. Иванов:

- Говоря о прогнозах, вы только что высказывались про прогноз к 2050 году. Хотелось бы, чтобы, прежде чем давать такие точные прогнозы на 2050 год, были бы хотя бы прогнозы на ближайшие три месяца. Сколько в этом году инфляцию прогнозируют.

Н. Кричевский:

- Какой же вы гад после этого! Так нельзя!

А. Иванов:

- Например, в ноябре инфляция будет такая-то. Вот когда Минфин угадает, какая будет инфляция в следующем месяце, тогда мы, может быть, поверим.

Н. Кричевский:

- Не угадает. Потому что к 2050 году тех, кто сегодня делает эти прогнозы, сто процентов не будет на своих должностях. Двести!

А. Иванов:

- На должностях? Хорошо бы они еще коптили эту землю.

Н. Кричевский:

- Слушайте, 29 лет – люди, которым сегодня 30, ну, им будет 59.

А. Иванов:

- Тридцатилетние сейчас еще не на тех постах.

Н. Кричевский:

- Ну, сорокалетние. Плюс 29 лет. 69 лет. Они будут. Им тогда скажут: ну, а что же вы там тогда чего-то такое говорили? А все не так. Ну и чего?

А. Иванов:

- Да кто же вспомнит в 2050 году таких раритетов как прогнозы Минфина 2021 года?

Н. Кричевский:

- Что такое 29 лет назад? Вот сегодня 2021 год. Это 1992 год. Кто сейчас вспомнит, как…

А. Иванов:

- Егор Гайдар в 1992 году.

Н. Кричевский:

- Вот его помнят. А кто вспомнит руководителя департамента Минфина или Министерства внешней торговли?

А. Иванов:

- Как он прогнозировал, что мы будем делать в 2021 году. Давайте теперь по вашим запросам почитаем гадости из нашего чата.

Н. Кричевский:

- А Иванов всю обедню испортил. Говорит: вот хотя бы на три месяца, нам бы до конца года узнать, какая будет история с нашими деньгами, кошельками и инфляцией, ценами. А за тридцать лет – спасибо за прогноз. Мы обязательно учтем.

А. Иванов:

- Я читаю без купюр: «Никита Сергеевич, интервью Гордона с Пугачевым – это что?» Это, видимо, вопрос к Хрущеву или Михалкову. Никита Александрович Кричевский, напомню.

Н. Кричевский:

- Не смотрел. Если это ко мне, то не смотрел. И не собираюсь.

А. Иванов:

- «Вы предлагаете украинцам пить баварское?» - спрашивает слушатель из Германии.

Н. Кричевский:

- Я предлагаю всем желающим пить баварское, не только украинцам. А почему только украинцам?

А. Иванов:

- Кстати, российские пивовары на этой неделе попросили пошлины ввести на импортное пиво, чтобы оно тут не портило нам обедню.

Н. Кричевский:

- Кто хочет, у кого есть деньги, пусть пьют баварское. Кто не хочет, кто является фанатом самарского пива, пожалуйста, пейте самарское. Что ж такое? Нет, я патриот, я не буду пить баварское. А почему? А бельгийское?

А. Иванов:

- Про бельгийское слов не было.

Н. Кричевский:

- А чешское? Тоже хорошее пиво. А голландское?

А. Иванов:

- Вопрос от нашего постоянного слушателя Берия Ильича: «Интересно, за чей счет космический полет, такой аттракцион неслыханной щедрости? Кто оплатит полет девочки в космос?»

Н. Кричевский:

- За счет бюджета.

А. Иванов:

- Может быть, за счет кинозрителей, которые потом валом повалят на наше великолепное российское кино, как это обычно происходит?

Н. Кричевский:

- Может, и за счет них.

А. Иванов:

- Берий Ильич, возможно, вы и оплатите. Будете ходить.

Н. Кричевский:

- Хотя мы знаем, что вы пират. Мы знаем, что вы смотрите пиратские копии. Мы знаем, что вы ни за что никогда не платите. Но вдруг окажется так, что в интернете посмотреть не сможете.

А. Иванов:

- «Нет дела, что там с ценами в США. Вот у нас цены на авто выросли на 35-40 %», жалуется слушатель из Удмуртии.

Н. Кричевский:

- И?

А. Иванов:

- Что делать? Почему так?

Н. Кричевский:

- Ходить пешком. Либо покупать машину по той цене, по которой она сегодня продается.

А. Иванов:

- Гужевой транспорт.

Н. Кричевский:

- Это "Transhumanism inc". Я чего-то промоутером Пелевина стал. Не к добру. Вот за это точно закроют. Не меня – программу.

А. Иванов:

- «Прежде чем говорить о нефти, она к 2050 году уже закончится вообще».

Н. Кричевский:

- Вам что Путин сказал? Что у нас практически неисчерпаемые природные запасы.

А. Иванов:

- Глобальные.

Н. Кричевский:

- Так что не надо галдеть здесь. И вообще люди со светлыми лицами, я же вам сразу сказал, они просто своим фактом существования заслужили право тырить бабки из бюджета, из страны. Потому что от России не убудет. Нищему быдлу, к которому относимся мы с Ивановым в том числе, от этих денег все равно ни холодно, ни жарко. А им хорошо. Потому что их по достоинству не оценили в те годы, когда они творили экономику и насаждали рыночную систему, рыночные отношения в Российской Федерации. Ну, то, что там миллионы людей погибли в 90-е году, слушайте, ну так они же не вписались в рынок, и мы это знаем. То, что в Китае вписались, ну так то Китай.

Разговор-то шел не о рынке. Давайте уже без стеба, без иронии, без сарказма. Разговор шел о том, чтобы сохранить власть. Об этом много раз высказывался тот же Анатолий Борисович Чубайс. Он очень много раз говорил о том, что вопрос стоял о том, что счет шел не на дни, а буквально на часы. Потому что не сегодня – завтра красные директора могли перехватить инициативу, перехватить повестку. И выкинуть Гайдара, Чубайса, Ельцина со своих насиженных мест в Доме правительства на Краснопресненской набережной.

Поэтому была задумана приватизация, поэтому был применен вариант шоковой терапии. Поэтому была такая бездумная либерализация. Поэтому было такое огульное воровство. Поэтому тогда насаждался беспредел. Чтобы люди думали о том, чтобы просто найти чего пожрать.

А. Иванов:

- «В российской истории был только один правитель на моей памяти, который отдал практически своими руками власть, - Михаил Сергеевич Горбачев. До сих пор, кстати, здравствует».

Н. Кричевский:

- Да. У него вариантов-то особо не было. Потому что тогда по факту он был уже даже не английской королевой, а просто каким-то аморфным образованием, которое не имело вообще никакой реальной власти. Тогда же все финансовые потоки даже переключились на республиканские министерства.

А. Иванов:

- Вы просили гадости, вот, получайте. «Кричевский только критиковать умеет или может, как Делягин, пойти в депутаты?».

Н. Кричевский:

- Да теоретически-то я, конечно, все могу. И куда угодно пойти. А при чем здесь это? Дело в том, что, смотрите, здесь ситуация очень простая. В свое время Людвиг Мизес, это известнейший экономист австрийской школы, написал о том, что он никогда не вступит ни в какую партию по той простой причине, что ему придется поступиться частью своих принципов. Что он имел в виду? Он имел в виду, что есть устоявшиеся воззрения на происходящее в экономике, в политике, в социалке. Устоявшая парадигма в голове, то есть система ценностей, система координат, которая была выстрадана, которая была на протяжении десятилетий буквально сформулирована и сконструирована в голове. И на основе которой человек мыслит, думает и прочее. Если ты идешь в какую-либо партию, ты должен частью этих принципов поступиться. По той простой причине, что у этой партии несколько иные взгляды, представления об окружающей действительности. И на те варианты, по которым можно изменить эту действительность.

Вот Михаил Делягин посчитал, что он в состоянии поступиться своими принципами. Я посчитал, что мне это особо не надо. И поэтому даже не заикался о том, чтобы куда-то идти. А если вы хотите что-то мне предъявить подобное по поводу критики, то вы знаете, я ведь не столько критикую, сколько смотрю на вас, смотрю на мир. Ко мне приходит мотив, я подбираю слова и перекладываю их в мою новую книгу «Русские глубинные скрепы». Там на основе сказок, былин, сказов Бажова, пословиц, поговорок раскрывается наш менталитет. Менталитет, который категорически должен учитываться при разработке любых экономических программ и планов.

А. Иванов:

- Прощаемся. С вами были народный профессор Никита Кричевский и Алексей Иванов. До следующей недели!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!