Никита Кричевский: Если Россию отключат от SWIFT, 99% российского населения не пострадает от слова совсем

Экономика с Никитой Кричевским
Алексей Иванов и Никита Кричевский обсуждают, сможет ли Америка запретить России менять валюту

А. Иванов:

- «Наш прогресс проверяется не увеличением изобилия у тех, кто уже имеет много, а тем, способны ли мы достаточно обеспечить тех, кто имеет слишком мало» (Франклин Делано Рузвельт, президент США). С такого эпиграфа мы начинаем нашу сегодняшнюю передачу «Экономика с Никитой Кричевским». Никита Александрович, здравствуйте.

Н. Кричевский:

- Здравствуйте. Рузвельт – демократ…

А. Иванов:

- Социалист практически.

Н. Кричевский:

- Рузвельт – поборник социальной справедливости. Рузвельт – предатель того класса, который поставил его во главе США. Они его так и называли – предатель.

А. Иванов:

- Предатель элит?

Н. Кричевский:

- Да.

А. Иванов:

- Предатель истеблишмента.

Н. Кричевский:

- Да, он был предателем. Они его называли предателем. Потому что они его поставили, для того чтобы сохранить свои активы. И чем кончилось? Повышенное налогообложение, а далее везде.

А. Иванов:

- Кстати, не случайно я начал сегодняшнюю передачу именно с цитаты Франклина Делано Рузвельта. Потому что начнем мы сегодняшнее обсуждение тем с другого американского президента (и нашего, конечно, Владимира Путина)…

Н. Кричевский:

- Потому что, Алексей Валерьевич, справедливость – национальная идея России. Не патриотизм, не каждой семье по отдельной квартире, по крыше над головой, а социальная справедливость.

А. Иванов:

- Вы хотите сказать, что Рузвельт должен был быть нашим президентом?

Н. Кричевский:

- Да. Тысячу лет мы к этому стремились, об этом мечтали, про это пели и сочиняли сказки. Тысячу лет! Единственный период, где более или менее мы с вами почувствовали социальную справедливость, был Советский Союз. Почему и Советском Союзе и такая ностальгия.

А. Иванов:

- Так вот, на этой неделе главное событие это, безусловно, видеозвонок между другим американским президентом, Джо Байденом…

Н. Кричевский:

- Онлайн-саммит, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Ну, назовем это так. И Владимиром Путиным, который продолжался 2 часа.

Н. Кричевский:

- Переговорите эту фразу: онлайн-саммит между…

А. Иванов:

- Онлайн-саммит между Джо Байденом…

Н. Кричевский:

- Давайте еще раз переговорим. Онлайн-саммит между…

А. Иванов:

- Между президентом США…

Н. Кричевский:

- Ну, последняя попытка, Алексей Валерьевич.

А. Иванов:

- Онлайн-саммит между президентом США…

Н. Кричевский:

- Всё. Между Владимиром Путиным…

А. Иванов:

- …и Джо Байденом. В таком порядке?

Н. Кричевский:

- И только.

А. Иванов:

- Какой вы патриот, Никита Александрович. Я все не мог понять, что же вы от меня хотите.

Н. Кричевский:

- Мы на российском радио. Мы же не на CNN.

А. Иванов:

- Это абсолютно верное замечание.

Н. Кричевский:

- И не надо нам этого.

А. Иванов:

- Накануне этого судьбоносного (не побоюсь этого слова) звонка пошли какие-то очень интересные сливы в американской печати о том, что якобы чудовищный пакет санкций готовится против России. Мы уже привыкли к тому, что нам угрожают отключением от межбанковской системы SWIFT. Это ладно, к этому мы уже привыкли. Но пошла же информация, что нам запретят менять рубли на доллары. Вот что меня действительно поразило. Как это может быть, есть ли такой рычаг у старины Джо, который может просто запретить нам менять доллары на рубли?

Н. Кричевский:

- Ну, с самого начала это была пропаганда и контрпропаганда. Манипулирование. У нас в России все ток-шоу в последние дни были забиты исключительно рассуждениями о том, будет ли война с Украиной. Что за бред вообще? С кем вы собрались воевать, с соседом? Вот у него украинская фамилия, украинские корни. Вы с ним закадычные друзья…

А. Иванов:

- Слушайте, вы видели, какие бывают драки с соседями?

Н. Кричевский:

- Я не об этом. Я о том, что подеремся, помиримся, разопьем. Это исторически люди, нам родственные. Это, конечно, не одна страна, не одна нация, но это одни из ближайших родственников. У нас очень много отличий, тем не менее, мы жили на протяжении 400 лет вместе (ну, около 400 лет), вместе и воевали, вместе у нас и горе было, и радость была. Все было вместе. У нас половина России, половина Советского Союза болела за команду «Динамо» (Киев). И ничего, как-то нормально. В 85-м году я был на стадионе, когда Киев играл с Universitatea, и мы совершенно искренне зажигали за киевлян. Там к 15-й минуте наши вели («наши», видите, я не оговорился) 3:0, и оставшиеся 75 минут они просто доигрывали этот футбол, потому что в Румынии было 2:2.

А. Иванов:

- Понятно. И как после этого воевать с Украиной?

Н. Кричевский:

- Кто пойдет воевать? Не знаю. Не суть. На полном серьезе, я не знаю, кто был автор этой сумасшедшей, параноидальной идеи о том, что нужно вбросить и оголтело обсуждать, пережевывать тему возможной войны с Украиной. Я не знаю, кто это был, но факт есть факт. И нам в отместку как контраргумент вбросили другую идею – о том, что против нас могут быть введены адские санкции, если мы нападем на Украину. Что за бред опять? Вот смотришь на этих дебилов, прости господи, и понимаешь, что если бы Путин хотел напасть на Украину, он бы это сделал без шума и пыли. Без применения танков, самолетов, подводных лодок, ракетных космических кораблей, терминаторов и пр. Что для этого нужно? Украина нищая, разграбленная страна с вымирающим населением. По сравнению с Украиной Россия – это просто Монако. Десятая часть украинцев находятся в России и зарабатывают у нас деньги. Потому что там совсем беда. И тут выходят и говорят: вот Путин… Вопрос – зачем ему нападать? Если ты хочешь завоевать какую-то страну в современных условиях, первое, что тебе нужно сделать, это отключить ее инфраструктуру. Что для нас вообще никаких проблем не составляет. Там просто все встанет. А второе – запретить поставки на Украину углеводородов, то есть бензина и дизтоплива. И все эти хваленые украинские танки, БТРы и т.д., они просто не поедут, потому что не на чем будет ехать. А электроэнергии тоже не будет. У них электротанков-то еще нет, насколько я знаю. Ну, может быть, там есть какой-нибудь опытный образец, который от электричества заряжается.

А. Иванов:

- На педалях, на электрическом ходу.

Н. Кричевский:

- Ну, вот только на педалях им останется ехать. Но ведь это же очевидные вещи. И вот тут на полном серьезе разговаривают, рассказывают, втащили народ в эту парадигму. У нас Россия, между прочим, не так, конечно, как Украина, но у нас тоже очевиднейшие совершенно потери населения от ковида, жуткие, просто страшные. Все в один голос говорят, что крупнейшие со времен Великой Отечественной войны. Нам поговорить не о чем? У нас с межрегиональной разобщенностью проблем все больше и больше становится. Мы не зря начали с Алексеем по поводу справедливости. Так вот, она бывает еще и межрегиональная справедливость. Тот уровень жизни, который есть даже не в Москве, а в простых городах-миллионниках, он все больше отрывается от столиц регионов с депрессивными показателями. Все эти жители, наиболее креативные, продвинутые, пассионарные, они все в столицах, они все в Москве, в Питере, в Краснодаре, в каких-то других городах, где можно хоть что-то, хоть как-то заработать лишнюю копейку. Вместо этого нам рассказывают о том, что нас отключат от SWIFT. Господа, вот Кричевский знает, что такое SWIFT, Иванов знает, что такое SWIFT, но вы подойдите к человеку в электричке, в поезде или в метро и спросите: «Петрович, ты знаешь, что такое SWIFT?» Он скажет: «Ну конечно, в детстве читал книжку Джонатана Свифта. А что такое? Или это новое пиво?» То есть народ просто не понимает, о чем разговор. Больше того, 99% российского населения, если Россию отключат от SWIFT, не пострадает от слова совсем. Почему? Потому что платежи у нас идут в рублях, расчеты в рублях, электроэнергия в рублях, тепло в рублях, основные продукты питания все в рублях.

Дальше идем. Запретят конвертировать рубли в валюту – в доллары, евро и т.д. Кто запретит? В Советском Союзе официально было запрещено, смертная казнь была, уголовная статья 88-я за спекуляцию валютой. И все равно существовал черный рынок. Очень многие до сих пор помнят историю с 11-кратным чемпионом Европы по настольному теннису. Ему сказали, что вот вы едете на международные соревнования, вам, наверное, надо доллары купить, потому что вы там можете прибарахлиться, а здесь продадите, сделаете нехитрый гешефт. Он говорит: «Ну да, наверное. А где купить доллары?» Ему говорят: «А в «трубе». Идет длинный подземный переход к Кремлю, он в Советском Союзе назывался «труба». Ему говорят: «Ты там потусуйся, к тебе подойдут валютчики». И к нему подходит валютчик и говорит: «Вам доллары нужны?» - «Да» - «Вообще обычно зеленые, но я вам могу предложить красные. Когда вы приедете за границу, вы поймете, что они стоят в два раза дороже. Это очень редкие доллары, берите красные, ни о чем не думайте, езжайте смело, в два раза больше получите. Но это между нами, потому что у меня их очень мало». Он говорит: «Ну конечно, давайте». И купил на все рубли, которые у него были, красные доллары. Пол-Москвы потом ухахатывалось по поводу этого. Это было в той ситуации, когда доллары вообще были запрещены в Советском Союзе, и за них полагался срок. И тут приходит какой-то гаврик и говорит: а мы запретим…

А. Иванов:

- И вот этому народу вы хотите запретить менять доллары на рубли. Да никогда.

Вот слушатель наш из Белгородской области написал о том, что мы все неправы и что на Украине «нас перегоняют по зарплате, у меня у знакомого зарплата теперь в два раза больше, а была в пять раз меньше». Ну, друзья, наверное, дело не только в вашем знакомом. Я вот сейчас посмотрел, в России средняя зарплата 712 долларов США, на Украине - 525 долларов США.

Н. Кричевский:

- Ну, есть Киев и есть вся остальная республика.

А. Иванов:

- Так же, как и у нас. Москва и вся остальная Россия.

Н. Кричевский:

- Ну, у нас все-таки есть Москва, Петербург, Краснодар, Новосибирск, Казань, Свердловск, Владивосток. У нас все-таки пошире региональная разбросанность. А там просто Киев и все остальное. И я глубоко сомневаюсь по поводу 526 долларов, потому что, если бы там были такие хорошие деньги, вряд ли бы столько миллионов украинцев было бы в России. Там даже дело-то не в средней зарплате - это, конечно, подставной какой-то сайт, Алексей Валерьевич. Дело в том, что газа там нет…

А. Иванов:

- Нет, они же для собственного потребления что-то да добывают?

Н. Кричевский:

- Нет. Там в Дашаве есть кое-какие газовые месторождения, но благодаря украинской самобытности, их давным-давно загадили. Газ они покупают реверсом кто продаст втридорога, а что касается угля - угля у них тоже нет.

А. Иванов:

- Был.

Н. Кричевский:

- Ну, был, ну, так полно было угля - все было хорошо. Кончился в 2014 году.

А. Иванов:

- А нефть, боюсь спросить?

Н. Кричевский:

- Не было. Откуда? Была мысль топить дровами. Вот они сейчас что делают? Они сейчас в очень многих городах, я уж не говорю о сельских населенных пунктах, они устанавливают печки-буржуйки и топят дровами.

А. Иванов:

- Как это со стороны экологии-то?

Н. Кричевский:

- Великолепно.

А. Иванов:

- Поддерживаете?

Н. Кричевский:

- Конечно.

А. Иванов:

- Грета Тунберг одобряет?

Н. Кричевский:

- Грета сама лично подбрасывает полешки туда. Так это я к чему? К тому, что там дрова в три раза выросли в деньгах. Представляете?! И вот вы говорите, что а вот там средняя зарплата и все такое. Так а сколько денег надо при тех ценах на продукты, для того, чтобы просто элементарно заплатить за электроэнергию и за тепло? Поэтому когда там кто-то из Белгородской области наш слушатель пишет, что там все нормально по зарплате, - даже если там все и нормально. А дальше - посмотрите, как там живут люди. В каком ужасе и в какой нищете они живут! Я не к тому, что мы хорошие, а они плохие. Речь не об этом. Речь о том, что Украина была потенциально одной из наиболее продвинутых советских республик. Когда распался Союз, ведь он распался во многом вследствие оппортунизма украинцев. Они говорили - мы устали кормить всю Россию. Мы будем теперь сами…

А. Иванов:

- 30 лет назад! Мы как раз юбилей отмечаем в эти дни.

Н. Кричевский:

- Да - сегодня прямо. …У нас металлургия, у нас уголь, у нас Одесса, у нас Крым. Да мы вообще за пояс заткнем.

А. Иванов:

- Казалось, все козыри на руках.

Н. Кричевский:

- А Карпаты? А Львов? То есть, там такая россыпь была преимуществ, что никто не сомневался, что буквально через несколько лет это будет, ну, если не новая Швейцария, то уж, по крайней мере, новая Франция лет через 10-15. Ну, вот сегодня мы видим, что от той советской Украины, которая возделывалась и поднималась трудом, заботами, чаяниями и царского, и советского руководства - ведь у нас очень много было выходцев из Украины что в царском правительстве, что в церкви, что в советском руководстве.

А. Иванов:

- Вся брежневская команда.

Н. Кричевский:

- А Хрущев откуда? Я уж не говорю там дальше… Единственное, кто был не из этой публики - это некто Андропов. Все остальные были так или иначе оттуда. Почему Хрущев в 1954 году передал Крым в состав Украины? Потому что так было легче обеспечивать снабжение Крыма через Украину. Он заботился не о России. Он заботился о родной Украине. Он передал туда Крым. Он увеличил площадь Украины за счет Крыма. Ему было это выгодно, ему было это интересно и он его передал, обосновав это формально тем, что там будет лучше решать народнохозяйственные вопросы. Ну, вот дорешались. Кстати говоря, когда подписывали Беловежские соглашения, украинцы просто богу молились , чтобы Ельцин не вспомнил о Крыме. Они были готовы отдать Крым, лишь бы Ельцин подписал вместе с Кравчуком и Шушкевичем договор о распаде Советского Союза. Они были к этому готовы. Мы отдадим Крым, Борис Николаевич, только подпиши! Но Ельцин уже был к тому времени, как Шушкевич сейчас говорит, коньяк без закуски, настолько в веселом и приподнятом настроении, что он даже не вспомнил о том, что Крым какой-то есть. То есть, вот есть нюансы, которые всплывают там через 30 лет, они могут всплывать через 40 лет… Но разговор-то не об этом, разговор о том, что представить себе войну между богатой Российской Федерацией, у которой действительно есть новейшие виды вооружений, которая сметет хваленую украинскую армию на раз… Даже по тем же беспилотникам - мы, возможно, и проиграем американским беспилотникам, но что касается турецких беспилотников, они и рядом не стояли по сравнению с нашими…

А. Иванов:

- Профессор, давайте не будем отнимать хлеб у полковника Баранца.

Н. Кричевский:

- Я к чему это? Я к тому, что, если бы Путин хотел, он бы давно это сделал. Но сделал не военными методами. И тут, видите, наша пропаганда, воспользовавшись моментом, вбрасывает и составляет новую риторическую парадигму, то есть, систему координат, что нападем/не нападем… А та сторона говорит - если вы нападете, мы такие санкции… Ну, когда это русского человека можно было испугать ежом? Они на что рассчитывали? На то, что мы испугаемся?! Где-то там в Костромской губернии человек там… в маленькой Нерехте будет сидеть и говорить - слушайте, от SWIFT отключат, как же жить тогда… доллары купить нельзя будет… не надо, не нападайте. Ну, бред!!! Но даже если отключат, есть масса альтернативных способов. Но самое главное, что, если они отключат SWIFT, а SWIFT - это европейский кооператив, то проиграют-то как раз европейцы, а не мы. Потому что у нас платежный баланс, торговый баланс взаимоотношений с Европой положительный очень сильно в нашу сторону.

А. Иванов:

- Ну, кто-то сказал - пусть покупают тогда очень большие чемоданы, чтобы кэш завозить.

Н. Кричевский:

- Завозить кэш и обменивать его здесь, кстати, запретят… через Пекин пусть ездят и там сдают, а нам юани подбрасывают… Слушайте, мы ведь можем тоже психануть. Мы же можем закрутить вентиль нефтегазовый. Потому что у нас же есть альтернатива в Китай, в Индию. У нас Роснефть подписал в понедельник контракт с Индией на поставку двух миллионов тонн в следующем году нефти. Да ради бога. Что, Европа? Ну, что делать? Вы нас от SWIFT отключили, а мы будем за рупии, ничего страшного. То есть, это вообще не проблема для нас. А Европа моментально замерзнет и они, конечно, нас обвинят в том, что мы заморозили и будут показывать нам стариков, умирающих в своих домах от холода, и будут говорить, что во всем виноват Путин, эти проклятые русские. Ну, то есть, никто не вспомнит о том, что не мы первые начали. Ну, хорошо, вот это произойдет. И здесь мы вновь пасуем полковнику Баранцу. Если это случится - они отключают SWIFT, мы отключаем вентиль - следующий шаг какой? Что, война, что ли? Ну, там дальше ничего нет. Ребята, вы в своем уме? Вы же привыкли жить сыто, спокойно, хорошо. Нового Гитлера нет, все в порядке. Или кто? Гомосексуалист Макрон к нам приедет? По чьим-то домыслам, он возглавит движение против России или кто?

А. Иванов:

- Олаф Шольц есть, новый канцлер… Мы сегодня еще провожаем Ангелу Меркель на пенсию.

Н. Кричевский:

- Да, Олаф Шольц. А кто там еще есть-то? Борис Джонсон? Так Борис-то сидит на островах… То есть, кого американцы подставили бы, так это своих партнеров в Европе, больше никого. И мы еще на полном серьезе весь этот бред, всю эту чушь обсуждаем уже который день… ну, слушайте, давайте будем реалистами. Вот в следующей части нашей программы у нас будет разговор о том, что Владимир Владимирович Путин приказал в следующем году инфляции остановится на 4%! Вот это гораздо ближе к нам. Потому что цены-то растут!

А. Иванов:

- Мы будем говорить про инфляцию. Я хочу заметить, Владимир Путин все-таки мастер маленьких, но очень точных жестов. И вчера, когда все ждали этих переговоров с Байденом. Он неожиданно назначил совещание по экономике России. И там сказал: у меня через час протокольное мероприятие одно незначительное…

Н. Кричевский:

- Скучно ему было сидеть, Байдена ждать, пока он там проснется. Это же очевидный момент.

А. Иванов:

- Он показал, что экономика России для него не менее, а может быть, и более важна, чем переговоры с американским президентом. По крайней мере, я так хочу это трактовать.

Н. Кричевский:

- Если бы вы, Иванов, стали президентом когда-нибудь и позвали меня перекинуться в картишки перед видеозвонком с каким-нибудь американцем или китайцем, люди бы сказали, что для Иванова Кричевский более значим, чем вся экономика?

А. Иванов:

- Безусловно.

Н. Кричевский:

- Ну ты смотри! Я-то думал, вы меня больше цените!

А. Иванов:

- В большой политике не бывает простых жестов. Давайте послушаем отрывок из вчерашнего экономического совещания, где Владимир Путин говорит о том, какой должна быть инфляция в стране.

В. Путин:

- Главной проблемой сегодня и для экономики, и для граждан является рост инфляции. На конец ноября она составила 8,4 %. В 2022 году необходимо обеспечить возвращение к целевому уровню в 4 %. Что здесь считаю важным? Уже говорил, что рост цен носит глобальный характер. Тоже мы это с вами хорошо знаем. Его основная причина – это чрезвычайно мягкая бюджетная политика ряда зарубежных стран развитых экономик. С учетом этого нужно реализовать эффективные механизмы противодействия инфляции. Основной акцент все-таки прошу делать на увеличение предложения товаров и услуг на внутреннем рынке. В первую очередь это касается продовольственных товаров.

А. Иванов:

- Я не знаю, кого больше слушает Владимир Путин – вас или Эльвиру Набиуллину.

Н. Кричевский:

- Судя по всему, меня. Читает мой Telegram-канал «Антискрепа» чаще.

А. Иванов:

- В изложении Дмитрия Пескова. Потому что все знают, что нет телефона мобильного у Владимира Путина.

Н. Кричевский:

- Так он же берет ежеутреннюю рассылку. Он говорит, что ему надо давать почитать.

А. Иванов:

- Он говорит: принесите-ка мне выписки из «Антискрепы».

Н. Кричевский:

- По поводу правительства я совершенно точно знаю, что читают. В министерствах и ведомствах экономического калибра то же самое происходит, во многих СМИ. Я вам должен сказать, что ко мне как-то подошел глава одного ведомства очень уважаемого и сказал: мне постоянно приносят рассылку с вашими постами в «Антискрепе». Хотите, я вам буду ее пересылать? Я говорю: так я же их и пишу! Да, это очень крутой Telegram-канал. Засим побежим дальше.

Я и согласен, и не согласен с президентом. Согласен в том плане, что, конечно, вне всякого сомнения ключ к решению инфляционной проблемы находится в расширении товарного предложения, продовольствия. По поводу чрезвычайно мягкой бюджетной политики – это следствие. Владимир Владимирович, вы знаете сами, следствие чего. Следствие коронавирусной истерии, пандемии – называйте это как хотите. Просто шокового состояния, в котором оказался весь мир весной прошлого года.

Вспомните, локдауны по всему миру. Люди не могут ходить на работу, люди не могут зарабатывать деньги. Что делать? Поддерживать, подкармливать, выдавать кредиты, выдавать прямые дотации людям адресно. Что делали и мы в существенно меньших размерах. Но так или иначе поучаствовали в этом все. Кто-то больше, кто-то меньше. В Америке это было больше. И смотрите, что получилось дальше. Денег у людей стало не меньше, а работать они стали меньше. И при этом тратить деньги особо не на что. На продукты питания – да. Но на услуги, на сферу сервиса ты не потратишь. Туризма нет, передвижения, транспортных услуг нет, ресторанов нет, кинотеатров нет. Сфера услуг, которая оттягивала на себя, как минимум, половину доходов людей, просто замерла. Если товарное потребление уже давно превысило процентов на 20, а то и 30 уровень 2019 года, то сфера услуг только-только подходит к тому уровню. Она еще не восстановилась во всем мире.

Куда девать дополнительные деньги, которые есть и жгут чего? Естественно, не на водку, пиво или коньяк. Потому что можно упиться. Десять колбас вместо одной не съешь. Десять яиц вместо одного на завтрак тоже не съешь. Две тарелки манной каши тяжеловато, как и две тарелки супа и четыре котлеты вместо двух. Куда? В товары длительного пользования. В недвижимость, в автомобили, в стройматериалы. Вот во все то, что в прошлом и в этом году показало сумасшедший рост. Потому что люди понесли свободные деньги в покупку этих товаров. И поэтому цены выросли. А с ними выросли и те материалы, сырье, из которого эти товары производятся.

И на все это еще наложились логистические проблемы. Потому что в Китае сегодня вы не можете приехать, приплыть, прийти на корабле, если у вас кто-то показал положительный тест на ковид, вы не можете просто так сойти на берег. Вы будете до семи недель сидеть в карантине внутри корабля. Вы будете полтора месяца сидеть в гостинице, если кто-то в вашем самолете показал положительный тест. Логистика хромает. И все это знают. Поэтому и цены выросли.

Но по мере восстановления сервисного сектора, по мере исчерпания бюджетной помощи населению, а это уже повсеместно произошло, мы увидим, что прежнего спроса на продукцию в одночасье в два раза не вырастет по предложению, на те же автомобили. Цены на продукцию будут падать. И они будут падать не только на автомобили, но и на все прочие товары, которые не являются услугами. На всю продукцию, которая не является услугами. А услуги, наоборот, будут расти. Мы опять начнем ходить в кинотеатры, в концертные залы, кататься, кувыркаться, летать на самолетах, посещать другие регионы и страны. И жизнь потихонечку восстановится.

А. Иванов:

- Вы тут противоречите американскому Центробанку.

Н. Кричевский:

- Нет, он ждет то же самое. Ни один Центробанк мира не повысил учетную ставку, потому что все знают, предполагают, что всплеск инфляции – временное явление. Если вы повысите ставку, вы увеличите цену кредита. Значит, поднимите себестоимость продукции. Потому что кредит – это пятая часть в себестоимости любой продукции. И только Российская Федерация поднимает раз за разом ключевую ставку, тем самым повышая себестоимость продукции. И Путин уже говорит: Эльвира Сахипзадовна, дорогая вы наша, дело-то не в обуздании спроса, чем вы занимаетесь весь этот год. Поднимая ставку, вы уменьшаете спрос и способствуете росту сбережений. Дело не в этом. А дело в том, что предложений нет. Что было бы больше предложений, как с той же свининой, так и цены бы падали.

А. Иванов:

- Это вы сейчас Дерипаску вспомнили?

Н. Кричевский:

- Я не хочу произносить имя этого человека, потому что нам с вами не заплатили за «джинсу».

А. Иванов:

- Дерипаска на прошлой неделе говорил про то, как Россия смогла решить проблему со свининой.

Н. Кричевский:

- Он привел не очень грамотный пример. Потому что о свинине говорят все последние месяцы кому не лень. Это общемировая тенденция – падение цен на свинину. И то, что цены на металлы пошли вниз, и на стройматериалы. Но есть два нюанса в этой истории. Инфляция в следующем году упадет. До 4, до 5 процентов? Не принципиально. Но она уйдет с повестки как топовая тема. Потому что цены будут расти, но они будут расти терпимо. А где-то они будут проседать. Например, в сфере жилой недвижимости. Потому что слишком много накупили «на хаях», что называется. High – это высокий, по английской терминологии. И правительство, и власть скажут: ну, видите, мы же справились. А вы говорите, что мы ничего не умеем. Все мы умеем. И Набиуллина даже будет говорить: если бы не я, тогда, в 2021 году…

А второй нюанс очень неприятный для нас всех. Он заключается в том, что цены вырастут на 4-5 %. Но вырастут они не от уровня 2020 года, а от уровня 2021-го. Если сегодня цены на автомобили выросли на 20 %, то в следующем году они подрастут еще на 5 %, но не от 100 %, а от 120 %. И вот это очень неприятный нюанс. Если бы это было по отношению к 2020 году, тогда да. А так…

А. Иванов:

- Мы выходим на финишную линию нашей передачи.

Н. Кричевский:

- Что нам пишут?

А. Иванов:

- Пишут - Кричевский, про какую страну вы рассказываете все это время? Про Московию?

Н. Кричевский:

- Про какую страну? Да не знаю даже. Вот если вы понимаете, на каком языке я говорю, значит, ответ на этот вопрос у вас уже есть.

А. Иванов:

- А давайте еще про Набиуллину я задам вопрос один.

Н. Кричевский:

- С удовольствием.

А. Иванов:

- Я на этой неделе прочитал очень интересную новость о том, что…

Н. Кричевский:

- Нет, а вот чего самый хамский вопрос надо было зачитать? Нет, чтобы - Никита Александрович, какой вы молодец, все понятно, отлично.

А. Иванов:

- Это скучно.

Н. Кричевский:

- Вам скучно, а мне - приятно.

А. Иванов:

- Давайте я вам после эфира все дифирамбы пропою, которые нам слушатели прислали.

Н. Кричевский:

- Петь не надо, распечатайте, у меня есть пачка бумаги как раз новая. Хватит?

А. Иванов:

- Хватит… Итак, Центробанк предложил создать специальные вклады для малоимущих россиян. Они должны быть ограничены лимитом 200-300 тысяч рублей, но при этом там будут повышенные проценты, которые будут компенсироваться за счет прибыли банков. Какая чудесная идея!

Н. Кричевский:

- Вот этот перец, который спрашивал, про какую страну я рассказывал, вот он не хочет этот же вопрос переадресовать Набиуллиной и Центробанку? Мужчина, вы написали там чего-то, поклацали и сидите такой довольной… А у меня к вам вопрос - так вы напишите в ЦБ! В ЦБ считают, что малоимущие россияне могут себе позволить…

Н. Кричевский:

- Секундочку! Прожиточный минимум в России 11900 рублей. А дальше - продолжайте.

А. Иванов:

- …могут себе позволить открыть в банке вклад с суммой 300 тысяч рублей. И получить повышенные проценты.

Н. Кричевский:

- Вот пусть он спросит, этот товарищ, - Набиуллина, ты вообще в какой стране и про какую страну?... Дальше. Самый главный вопрос - ну, это мы постебались, тут и говорить нечего, потому что реально люди там не знаю на какой планете… Из каких средств будут компенсироваться?

А. Иванов:

- Из средств прибыли банков.

Н. Кричевский:

- То есть, из наших с вами, Иванов?

А. Иванов:

- Ну, я бы не сказал, что из наших с вами.

Н. Кричевский:

- А я бы сказал. Либо откуда?

А. Иванов:

- Либо из бюджета.

Н. Кричевский:

- Вот! Теперь смотрите. Берем абстрактный крупный госбанк, который государственный, скажем, на 51%. Все остальное - это деньги фондовых инвесторов, в том числе, нас с Ивановым, которые открыли брокерский счет и решили проинвестировать там энные тысячи рублей в ценные бумаги в крупный госбанк. Дальше получается что? Принимается вот этот закон о том, что 300 малоимущим, у которых там 11900 прожиточный минимум, дозволено открывать счета, процентные выплаты по которым будут компенсироваться за счет прибыли банка. Куда уходит прибыль банка? В бюджет и - Кричевскому с Ивановым - ну, в качестве дивидендов, правда? И мы говорим - стоп, мы так не договаривались, мы на это не подписывались. Ведь вы же должны были нас спросить, как акционеров, нам это надо?

Следующий вариант. Бюджет. А это здесь при чем? Мы с Ивановым платим налоги, у нас все хорошо, никаких недоимок нет, и вдруг из наших налогов начинают компенсировать процентные ставки тому же банковскому сектору. Мы задаем вопрос - а что, нельзя было сразу малоимущим наши деньги перераспределить? Зачем нужна была вот такая хитромудрая схема, когда малоимущий должен открыть вклад на 300 тысяч рублей…

А. Иванов:

- Я наконец-то из-под матраса вытащу эти 300 тысяч рублей…

Н. Кричевский:

- Ну, да, потому что спать уже неудобно мне становится и я лучше отнесу их под повышенный процент… Вы понимаете, о чем речь, да? Наконец, последнее в этой части - к чему нас призывает госпожа Набиуллина? Как только об этом стало известно, мне тут же начали писать через тот самый Телеграм-канал Антискрепа о том, что я дам своей престарелой матушке 300 тысяч рублей, она их положит в банк, будет получать повышенный процент и тем самым я ей дополнительно помогу. То есть, нас опять подталкивают к мелкому жульничеству, схематозу, какому-то дешевому аферизму а-ля «совок» в его низших проявлениях. То есть, нам говорят - вы давно чего-то государство не обманывали, не пора ли возобновить практику? Вот что это заявление… Хотя, конечно, вы абсолютно правы - начинать надо с того, что 300 тысяч это не та сумма для малоимущего и вопрос, где, о какой стране говорю я, нужно адресовать не мне, а как раз Эльвире Сахипзадовне.

А. Иванов:

- Ну, и еще такого же уровня креатив, как мне кажется - предложение главы Центробанка - как бороться с телефонным мошенничеством, помогать жертвам телефонного мошенничества - и там прозвучала такая интересная идея. Возвращать некую фиксированную сумму. Там сумма не называлась конкретно, но мы поговорили с экспертами, они говорят - ну, 15 тысяч рублей. Допустим, вы стали жертвой телефонного мошенничества, пишите заявление и вам возвращают 15 тысяч рублей, а дальше - разбираются.

Н. Кричевский:

- Какие-то недалекие эксперты у «Комсомольской правды». Почему вы мне не звоните?

Да, я это к чему? Я к тому, что в публикациях по поводу предложения Центробанка было четко сказано - 80-90% от суммы. Какие 15 тысяч?

А. Иванов:

- Фиксированная сумма.

Н. Кричевский:

- Да о чем вы говорите?! Сейчас возвращают порядка 8%, ну, в среднем по банковскому сектору. Разговор идет о том, чтобы эта планка, потолок, был повышен до 80, а то и до 90 процентов от тех денег, которые ушли. Потому что есть такой термин - фрод. Мошенничество. Такое кибермошенничество, денежное, банковское мошенничество, а не такое тривиальное, типа наперстков. Вот есть банки, у которых с фродом ситуация более-менее устаканена. Они, конечно, не позволяют всевозможным мошенникам осуществлять какие-то операции - иными словами, они и позвонят, и предупредят, и постоянно рассылают смс-сообщения о том, что мы никогда не звоним, мы никогда ничего не спрашиваем, мы никогда не просим назвать пин-коды, мы ничего не предлагаем - если что-то возникает у вас, на вашей пластиковой карте есть номер телефона - звоните, мы всегда вам рады. А есть банки, у которых с фродом беда. И их тем самым ЦБ пытается подтолкнуть, чтобы они тратили больше средств, усилий, ресурсов - материальных, моральных, интеллектуальных, каких хотите - для того, чтобы бороться с кибермошенничеством, с пластиковым мошенничеством. Получится или не получится, я не знаю. Но на мой взгляд, это одна из очень продуктивных и хороших инициатив. Хотя и тут я нахожу ложку дегтя. Я спрашиваю - простите, а МВД чем у нас занимается? А ФСБ чем у нас занимается? Ну, кроме того, что крышует там ритуальный бизнес, еще чего-то делает… Вот они чем занимаются? Связисты чем у нас занимаются? Ну, раз у нас ежегодно со счетов людей исчезают десятки миллиардов рублей, давайте закроем к чертовой матери любые денежные переводы на Украину! Давайте введем пожизненный запрет на открытие пластиковых карт тем господам, которые были засвечены в мошеннических схемах и куда переводили эти деньги. Давайте распространим эти практики на родственников этих людей! Конечно, я утрирую в данном случае, но здесь мы с вами должны осознавать, что разговор очень серьезный. Разговор о социальном негативном явлении, с которым нужно бороться всеми силами государства. И только тогда мы что-то сможем сделать. Один ЦБ? Ну, он это сделает. Дальше что получится? Дальше мы пострадаем. Как акционеры. Почему? Потому что за счет наших дивидендов будут выплачивать эти деньги.

А. Иванов:

- Мне кажется, я впервые слышу, что вы так позитивно отозвались о какой-то идее Центробанка.

Н. Кричевский:

- Ну, надо быть объективным. Вы знаете, у меня нет неформальной договоренности с кем бы то ни было кого бы то ни было мочить, да еще на нашем прекрасном радио!

А. Иванов:

- Ну, будем считать, что это история, когда сломанные часы два раза в сутки показывают правильное время. Друзья, на этом у нас на сегодня все. До следующей недели мы с вами прощаемся.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Apple Podcasts и Google Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.