Владимир Жириновский: Нужно Армении войти в состав России. И всё заглохнет на все времена

Владимир Вольфович - о перемирии в Карабахе, аресте главы Томска, реформе правоохранительной системы, открытии российской военно-морской базы в Судане, перестановках в правительстве

И. Панкин:

- Добрый вечер! У нас на связи по скайпу Владимир Жириновский. Здравствуйте, Владимир Вольфович! Давайте начнем с актуальных новостей – это, конечно, Карабах. Мирный договор подписан. Регион, в общем, поделен, но не в пользу Армении. Это перемирие, которое достигнуто, это навсегда или нет?

В. Жириновский:

- Все от нас зависит. Его можно сделать навсегда, на вечные времена по принципу: куда пришла русская армия, где взвился русский флаг. Она не должна уходить. Почему я так думаю? Они никогда не договорятся сами, поэтому нужен обязательно внешний управляющий, внешний арбитр. И это будет всегда. Почему? Потому что очень маленькая территория. И огромная скученность. И гористая местность. Там для проживания, для выращивания сельхозпродукции очень мало места. А вражда вековая. Когда говорят, что вот 30 лет не могли договориться. Триста лет не могут договориться! Тысячу лет! Это было самое проходное место! Александр Македонский там шел, потомки Чингисхана доходили туда, османы двигались, и Персидская империя. Постоянно завоеватели шли, все на своем пути сминали. И Армения всегда была в небольшом количестве, в смысле населения. Малочисленное государство. Она разные названия носила. Армян гнали на юг Ливан и Персия. На север России звала, их принимала еще с екатерининских времен. И позже.

В этом плане, конечно, армяне больше всех пострадали. У азербайджанцев больше доходов – нефть. И больше людей. И помощь прямая Турции, как бы сказать, кровная, по-родственному.

Мы можем кого угодно защищать, но это нам не кровные братья – армяне. Все-таки у них есть другие, хотя чисто второго такого народа трудно найти.

И. Панкин:

- Они христиане, как и мы.

В. Жириновский:

- Вот в этом плане, что они христиане. Я имею в виду язык, обычаи. Турки и азербайджанцы близки друг для друга, как туркмены, узбеки, казахи, киргизы. А второго армянского народа, чтобы сказать, вот, смотрите, вот народ, близкий к армянам, нет. Курды – это мусульмане, они тоже рядом, тоже страдают. И их 40 миллионов. Они разделены между четырьмя государствами – Турция, Сирия, Ирак и Иран. И ждут, ждут, когда им дадут возможность жить в собственном государстве. А Армения, наоборот, у нее всегда было собственное государство. С древнейших времен. Мы еще в школе изучали – древнее государство Урарту, несколько тысяч лет до нашей эры.

Поэтому, конечно, она вновь потеряла часть территории. Эти несколько районов – семь, восемь, девять – она оккупировала с тем, чтобы обезопасить, собственно, Карабах, потому что прямого нападения на Карабах, они не успеют его спасти. А когда в окружении несколько районов, которые в совокупности больше, чем сам Карабах, вот они тридцать лет держались. Но у них проблема – им хочется быть самостоятельными. Членам Евросоюза длительное время Брюссель оказывает значительную помощь, миллиарды евро. Ну, и как бы хочется на Запад, многие из них уехали в Америку в Калифорнии их много, во Франции, в Ливане, в Сирии. По всему миру разъехались. У нас в России сегодня больше двух миллионов.

Конечно, они страдают, потому что сто лет назад резня была прямая, турки воспользовались Первой мировой войной, полтора миллиона вырезали. Часть мы успели к себе пригласить, сохранить их, часть ушли в Ливан, на юг. Огромная резня! Почему так турки делают? Они поняли, империи конец, остается только турецкая часть Османской империи, а тут места мало. Им надо побольше места. Там ведь тоже большая часть Турции – горы, особенно восточная часть, там где гора Арарат и Армения. И вот они это устроили. И они, кстати, чужими руками, вот они курдов натравили, в том числе, турецкая армия участвовала. Это вечная резня! Убивают армян, ну, каждый сто лет, каждые десять лет. Нацию просто уничтожают. И они боятся полной гибели здесь вот, где их родные места – Ереван, Гюмри. Вот Гюмри. Был когда-то Гюмри, потом Александрополь – мы в царское время назвали, потом Ленинакан в советское время. Сейчас снова Гюмри. Как изучать историю детям? Они же не поймут. У города четыре названия за 150 лет.

Трудно. Народ ближе к евреям, наверное, но евреи создали свое государство – 48-й год. И уже 70 с лишним лет. Но тоже отбиваются! Тоже постоянно в осаде. Поэтому Карабах – это должно быть у нас надолго. И нужно немедленно наказывать за любую гибель наших военнослужащих.

В. Жириновский:

- Да, как вы можете прокомментировать трагическую гибель наших летчиков, которые летели на вертолете?

В. Жириновский:

- Провокация!

И. Панкин:

- Как раз во время подписания этого мирного договора.

В. Жириновский:

- Да. Может, по наводке турецких спецслужб? Они знали, куда поехал Алиев, на связи с ним были, что вот-вот подпишут соглашение. И решили эту провокацию устроить. Как и сбили наш самолет над Сирией, тоже провокация была, чтобы кого-то с кем-то столкнуть. Это страшное дело – война. А нам жалко наших! Военнослужащих. Поэтому надо ввести жесткое правило: за каждого убитого русского военнослужащего мы будем требовать компенсацию территорией.

И. Панкин:

- Вот как сейчас надо было отреагировать, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Сейчас сказать: вот такая-то часть Карабаха переходит под полную юрисдикцию России. За сбитый вертолет, гибель двух летчиков и тяжелое ранение третьего. Чтобы никому не повадно было! Пусть тогда мы взяли бы 10 гектар, не знаю, или 50, или 100 гектар, но чтобы все знали, что 10 лет там будет стоять наша армия, будет погибать в год по одному военнослужащему, за десять лет весь Карабах перейдет под юрисдикцию России! Не Армении, а нам. Это будет… У нас сегодня появилось новое понятие в связи с законом – федеральная территория. Это не область, не губерния, а федеральная территория, где управляют русские чиновники, назначенные из Москвы. Это будет самое лучшее наказание, потому что деньги семье – это наше министерство обороны выплатит. А наказать тех, кто планирует, ведь турки там мечтают с ними соединиться, чтобы была большая Турция, а если территория будет уходить, они откажутся от таких провокаций. Им не выгодно. Армения не может этого делать. А мы должны ввести такое правило. Вот погибло два наших летчика, допустим, 50 квадратных километров или 100 переходит под юрисдикцию России. Территория будет федеральная. Главный город такой-то, военным комендантом назначается полковник Смирнов. На территорию никто не имеет права зайти, все будут уничтожаться немедленно. Это бы отрезвило всех, кто пытается устраивать такие провокации.

Мы туда пришли в соответствии с соглашением. У меня были армянские депутаты из партии «Процветающая Армения». Я им сказал четыре варианта, как урегулировать. У них одна просьба: пусть русские помогут. У них это уже сто лет, даже какой? Триста лет! Сейчас последние тридцать лет, а при советской власти был порядок, армия там стояла, КГБ, никто и не пикнет. А вот последние тридцать лет, конечно, им тяжело. И у них один призыв: пусть Россия поможет.

Говорю: вот вам четыре варианта. Мы можем помочь, если будет специальный договор о военном сотрудничестве. Мы поставим вам самое современное оружие. Но это не спасет вас.

И. Панкин:

- А чем ОДКБ отличается?

В. Жириновский:

- ОДКБ – это бюрократическая структура. Это долго, это все согласовывать должны, кто-то может быть против. Там в основном входят мусульманские страны – Казахстан, Киргизия, поэтому в этом плане у нас проблема всегда будет. Они, скорее, симпатизируют Азербайджану и Турции. Ведь Турция не только здесь хозяйничает, в Азербайджане, турецкий проповедник Гюлен, с которым Эрдоган поссорился случайно, там уже лет двадцать, наверное, школы пооткрывал везде, учебники Сороса. Это вот Гюлен – это мусульманский Сорос. Он проникает во все страны мусульманские и хочет исламизации всей планеты. И особое внимание, конечно, уделяет тюркоязычным странам, поскольку он турок. Вот это вот такой вариант, который мы прохлопали. Наши депутаты и дипломаты ничего об этом не знали. Поэтому здесь лучше прямые связи, ибо ОДКБ может возражать в чем-то, быть не согласными. Я бы сказал, вот оружие поставляем в соответствии с договором. У нас там есть договор 97-го года, но он слабенький: о дружбе, сотрудничестве, взаимопомощи, а нужно сейчас более жесткий, по которому мы по первому призыву армянской стороны поставляем любое оружие, любые воинские подразделения в неограниченном количестве.

Я говорю, что самое лучшее для вас, чтобы вас обезопасить. И нам не подвергать опасности наших военнослужащих – проситесь в состав России. Да, вы перестанете быть государством. Вы будете там Закавказский федеральный округ России, центр Ереван. И можно бы даже армянина назначить полномочным представителем президента. Но на все времена, никто вас пальцем не тронет! Ибо нападение на любого армянина, который стал гражданином России, везде взвился русский флаг, никто не посмеет притронуться.

И. Панкин:

- Согласен с вами. Итак, был достигнут договор, но мирный не в пользу Армении. В Ереване продолжаются волнения. Кстати, какая судьба ждет Пашиняна, как вы считаете?

В. Жириновский:

- Я закончу насчет прямых военных отношений с Арменией. Поставка оружия – половинчатое решение, поскольку диверсанты, которых понавезли из Сирии – боевики, они могут действовать по всей территории Карабаха. Обстрелы будут идти со всего Азербайджана и со всех точек. И наше оружие не будет очень полезным армянам. Поэтому нужно кардинальное решение – войти в состав России. И все заглохнет на все времена.

И. Панкин:

- Кстати, тогда давайте чуть эту тему разовьем, потому что вы неоднократно говорили, что и Абхазии нужно войти в состав России, Приднестровье тогда должны, но у нас же будут тогда международные проблемы некоторые?

В. Жириновский:

- Никаких проблем не будет. Надо занять жесткую линию и сказать: Косово вы сделали - на чужой территории новое государство? Сейчас их под суд отдаете, всех этих руководителей Косово.

Это автономные части бывших советских республик, которые в соответствии с советским законом 90-го года имеют право выйти из состава той союзной республики, которая поставила вопрос об отделении. Вот Приднестровье и вышло из состава Молдавии, которая хотела стать независимой. Нагорный Карабах вышел, Абхазия, Южная Осетия. Поэтому это все в соответствии с законом, к которому придраться никто не может. Мы не захватываем, мы признаем независимыми их. И если они смогут свою независимость защитить, мы им предлагаем войти в состав России. Тогда мы получим практически бывший СССР, только в усеченном варианте. Часть Молдавии, часть Грузии, часть Азербайджана, всю Армению. Я вас уверяю, при хорошей обработке Таджикистана, а Рахмон – мудрый деятель, и он согласится полностью войти в состав новой России. Я бы назвал это Большая Россия. Вот такое государство. Или Русский Мир.

Киргизия. Она не выдержит, у них нет никаких ресурсов. Потом вслед за ними и Туркмения. Ведь там Афганистан, там могут быть прорывы банд. И там уничтожат Туркмению, Таджикистан, половину Узбекистана. Поэтому под угрозой.

Все государства рождаются после войны, после революции. Вот человек рождается на радость маме? Мама хохочет во время родов? Смеется? Радуется? Она орет! У нее кровь! Отходят воды, страшные муки. Но рождается человек.

Как и государство. Все государства возникли в результате войн, страшных войн и нашествий. Так и сейчас. Вот придет сейчас новый президент в Молдавии, они будут военным путем пытаться захватить Приднестровье. Наша задача – защитить и немедленно признать. И они просятся в состав России. Так и Армения. Защитить, но провокации будут продолжаться. Две тысячи, давайте двадцать тысяч направим туда, двести тысяч, но лучше, если это будет юрисдикция России, потому что армянская территория и кто угодно будет бомбить. И с турецкой территории, и со стороны Нахичевань, и со стороны Карабаха – какой-то части. И со стороны, может, даже и Ирана, со стороны Азербайджана. И как нам это все защитить?

Поэтому я им сказал: самый лучший способ - немедленно в состав России. И мы тогда можем в течение 21-го года провести изменения в конституцию, всех принять, заседание Госдумы, Совета Федерации, президент. Мы получим новое государство. И здесь не нужно обнуление сроков. Это Лукашенко нам мешал сделать, а сейчас они сделают, несколько частей – Приднестровье, Абхазия, Осетия, Карабах. Четыре части войдут в состав нового государства. И это будет уже новое государство.

Но нам выгодно там оставаться навсегда, иначе там будет Турция, а потом она будет подтапливать Грузию по Черному морю, Батуми возьмет, потом Кобулети, Кутаиси. В Турции 600 тысяч абхазов. И она их переселит в ныне действующую Абхазию. И те со стороны Сочи пойдут в наступление на Тбилиси, а аджарцы, которые уже переоденутся в турецкую форму, и турки-месхетинцы вернутся отовсюду. И Грузии конец. Все! А там Панкисское ущелье! И через Панкисское ущелье они выйдут на Чечню, вдоль Каспийского моря выйдут на Дагестан, а Дагестан – это практически турки, аварцы, нагайцы, кумыки. Все это турецкий язык практически. У нас не турецкий язык на Кавказе – это только кабардинский и черкесский, но туда же примыкают адыги, шапсуги, все это черкесская группа языков. В Турции пять миллионов черкесов, которых за триста лет царь выдавливал в Турцию, поскольку они мешали нормальному развитию юга России. И их турки могут направить на Северный Кавказ. И мы его потеряем. И потом будем обороняться на дальних подступах Ростовской области, Астрахань возьмут. Там с Казахстана полно уже казахов. И дагестанцев. Там русских все меньше и меньше. И бои будут идти на юге Волгоградской области, Ставропольский край, частично Краснодарский и Ростов. Вот у нас будет южный фронт работать.

Поэтому надо сегодня делать! Вчера нужно было делать! Но Ельцин ничего не понимал в этом вопросе. Он не виноват, он хотел быть секретарем ЦК КПСС по строительству, но Старовойтова там, Афанасьев, Попов, все эти демократы, у них не было человека, который мог бы стать президентом. И они сделали ставку на Ельцина, поскольку он разругался с Горбачевым, его убрали с первого секретаря московского горкома и так далее. Возможно, Горбачев все это специально делал, чтобы довести страну до развала. Поэтому как бы мы потеряли почти все.

Еще в 92-м году, когда был во главе правительства Гайдар Егор Тимурович, Киссинджер приезжал и их консультировал. И говорил, ребята, Кавказ сдавайте. Кавказом будет управлять Турция. А Среднюю Азию мы уже сдали, ведь Турция туда уже внедряется тридцать лет. Это же все план!

Поэтому если мы сегодня бросим Армению, Карабах, то Азербайджан с Турцией объединятся. Это будет уже 90-миллионное государство. Другой берег Каспия – это Туркмения. Еще 8 миллионов. Таджикистан не их, но Узбекистан – 30 миллионов. Казахстан – 20 миллионов. Представляете? Что мы получим! А Казахстан граничит с Оренбургской областью, которая граничит с Башкирией и с Татарией. Вот там и начнется! А у них будут тылы огромные, огромное государство Туран! Но наши многие этого не понимают.

Почему я все это хорошо знаю? Потому что я 70 лет изучаю этот регион, я востоковед, я тюрколог, я 20 лет жил в Казахстане, два года служил в армии на Кавказе. А те, кто принимает решения, они не понимают, чем руководят, как при Брежневе, как и сейчас. Наши послы не знают культуры и языка страны, где они находятся. Киргизия, Бишкек? Ну, поехали. Дали ему направление. Ну, разве можно? В Турцию большинство послов языка не знали! Обычаи. И так далее. Поэтому это же ошибка! У нас востоковедение самое развитое, мы раньше всех стали внимание уделять востоку. Но где все эти востоковеды? Их тысячи и тысячи. Посмотрите, те, кто работает на восток, никакого отношения к востоку не имеют. Вы бы сказали, слушайте, в больницах стали работать парикмахеры, вы чего, с ума сходите, что ли? А в парикмахерских кондитеры. Вы чего делаете? Так вот в странах восточных могут работать люди, которые ничего не понимают в восточных делах. И это чудовищно! Наши ребята некоторые погибали в Афганистане, им не разъяснили: вы пришли в мусульманскую страну, здесь мужская половина дома, женская, на женскую половину входить нельзя. Чадру поднимать нельзя! Просить что-либо в доме нельзя! Но ребятам 18 лет, они из этнической России, они как в русскую деревню пришли, где можно зайти, посидеть, поговорить, гармошка. Поесть, попить, да еще переспать могут положить на ночь. Там этого нельзя делать близко! Но они же не знали ничего! А кто их ориентировал? Кто им объяснял, как себя вести? Не обязательно Афганистан, в обычном гражданском режиме. Вы объясняйте, как себя вести. Исламская республика Иран: нельзя обнимать женщину и идти по улице. Даже твоя девушка, может, даже жена. Нельзя идти с оголенными плечами, все должно быть закрыто, на голове платок и так далее. Это азбучные истины.

Нашим людям никто не объясняет, потому что осталась советская кадровая подготовка. Плохо знают, где находятся. Они привыкли, что везде марксизм-ленинизм. Давно этого нет, этой чепухи, ни марксизма, ни ленинизма. Вот надо изучать! Вот сейчас нужно срочно открыть отделения армянского языка в военных вузах, в гражданский. Курдский язык, усилить подготовку турецкого, арабский, персидский. Вот там сейчас выигрывает специалист, который будет знать армянский, азербайджанский, турецкий, курдский, персидский и арабский. Шесть языков. Вот тогда это будет специалист!

И. Панкин:

- Владимир Вольфович, с кадрами, действительно, проблема. Я предлагаю поговорить про коррупционный скандал, который возник в Томске, там задержан мэр города Иван Кляйн. Подозревают его в том, что он давал некие преференции заводу «Томское пиво». Более того, являлся акционером этого завода. Это уже третий мэр, насколько я понимаю, Томска, который с уголовным делом? Если я ничего не путаю.

В. Жириновский:

- Да. Здесь опять, мы коррупцию никогда не поборем, до конца ее нельзя побороть, потому что каждый человек немножко алчный по своей природе. Если есть возможность получить деньги, он идет на это. Но когда дают врачу, адвокату, мелкому клерку какой-то конторы, чтобы быстрее какой-то документ обработать, это еще терпимо, но с этим мы все равно боремся. Но когда коррупция – миллиарды и миллиарды, вопросы не решаются… Мне иностранцы жалуются: мы понимаем, коррупция везде, но коррупция в вашей стране имеет особенность. У вас берут деньги и не делают. Вот такого на Западе нет. На Западе тоже есть коррупционные схемы, если вы дали чиновнику Франции, Германии, Бельгии, он все сделает, как вы договорились. До получения взятки. Но у нас же на взятках кидают! Это вызывает отвращение к деловым связям, с нашей страной. Вот посмотрите, если будет видно: томский спрут. Это мы в сентября этого года выборы от ЛДПР делали. Мы пишем: ЛДПР выметет таких дельцов. Посмотрите.

И. Панкин:

- Красивая карикатура.

В. Жириновский:

- И вот он, Кляйн. И выборы – 17 сентября.

И. Панкин:

- И знак вопроса, да? Вы подозревали его? У нас проблемы со связью какие-то.

В. Жириновский:

- Да. Конечно!

И. Панкин:

- Почему?

В. Жириновский:

- Потому что уже все известно было. Уже был зам арестован летом. Вот смотрите: Анна Подгорная, департамент архитектуры, Суриков – зам мэра по безопасности. Видите, кто? Вся команда – все спрут! Все берут! Всем дают! И, наконец, следователи поняли, пока не убрать главную фигуру – Ивана Кляйна, ничего нельзя будет сделать в этом регионе. И мы предложили еще много лет назад: давайте везде сделаем многопартийную администрацию.

Вот Смоленск. Губернатор Островский – ЛДПР. Он трех замов взял из «Единой России», КПРФ и «Справедливая». Всего три должности отдал из девяти. Но самый низкий уровень коррупции, потому что они следят друг за другом. То же самое предлагали во Владимире, но там сопротивляются. То же самое будет, видимо, и в Хабаровском крае. То есть, если однопартийный режим, вы коррупцию никак не поборете. Посмотрите, молодежный город, столица российского студенчества. И весь город погряз! Миллиарды взяток. Наконец, он арестован! Сегодня уже сидит, ночевать будет в СИЗО. И большой срок получит. Но там всю мэрию нужно арестовывать!

И. Панкин:

- Владимир Вольфович, давайте закончим по задержанию мэра Томска Ивана Кляйна. Ваша идея состоит в том, чтобы поменьше однопартийности было. Вы намекаете на то, что «Единой России» слишком много. Я правильно вас понимаю?

В. Жириновский:

- Да. Вот смотрите. Его рекомендовал и помог стать мэром Томска кто? Губернатор Жвачкин. Кто он? «Единая Россия». Кляйн кто? «Единая Россия». Но так же нельзя. И вся команда Кляйна. Мы предлагали на должность губернатора Томской области нашего депутата Диденко Алексея Николаевича. Сейчас он одномандатник по Томску (там один округ всего). Кто мешал? Я предложил несколько месяцев назад вместо Жвачкина назначить нашего Диденко. Он председатель комитета по делам федерации. Но опять ничего не делают. И арестовывают. Ведь наш губернатор потребовал бы, чтобы Кляйн подал заявление об отставке и тихо ушел. Хватит позорить Томскую область, Сибирь, кадровую политику. Мы должны всех арестовывать наших мэров и губернаторов, так, получается? То есть мы даем тех, кто не будет брать взятки. Дегтярев никогда не будет брать в Хабаровске, Сипягин – Владимир, Островский – Смоленск, Диденко… Я предложил, Белгород – Пайкин Борис Романович, председатель комитета по экономике. Предложили Дитриху, а он не хочет. Слушайте, у нас хочет, а вы не даете место. Вы даете место губернатора, а он не хочет. Что это за кадровая политика? Смешно же.

Допустим, Пайкин (Белгород) – наш губернатор, Диденко – в Томск, Жигарев – Ульяновская область. Там тоже будут менять. В любом случае, там выборы в сентябре.

То есть коррупцию надо побеждать путем создания многопартийной администрации. Мэр из «Единой России»? Хорошо. Двух-трех возьми от других партий. Губернатор от «Единой России»? Возьми двух-трех от других партий. Но не идут на это даже коммунисты. Мы им дали пост в Смоленске, а они нам нигде не дали. У них же губернатор в Орле. Не дал нам ничего. Был у них губернатор Левченко в Иркутске. Не дал ничего. Даже они, коммунисты, неуправляемые. Потому что им тоже стыдно, если наш зам. губернатора или мэра при коммунисте-мэре и при коммунисте-губернаторе… Мы же узнаем, что там тоже коррупция. А чтобы этого не было, они и не хотят других глаз, других честных рук и честного сердца.

В целом нельзя людей из бизнеса ставить губернаторами или мэрами. Бизнес – тяжелая вещь, там тяжело работать честно. И там нужно решать много вопросов, оформлять много бумаг. И волей-неволей возникают коррупционные схемы. Но тогда зачем вы ставите человека из бизнеса? Ну, поставьте юриста. Мой Диденко – юрист, Дегтярев тоже юрист, инженер по аэрокосмической деятельности. Но вы берете из бизнеса. Он же повязан. Тем более пивоваренный завод. Можно всех директоров пивоваренных заводов арестовывать. Они не доливают, разливают, не тот сорт и т.д. Там, где алкоголь, табак, там всегда есть поле для злоупотреблений. Даже молоко разбавляют.

И. Панкин:

- Владимир Вольфович, вы говорите про политическую составляющую во всех этих коррупционных скандалах политических. Не кажется ли вам, что необходима какая-то реформа в целом правоохранительных органов?

В. Жириновский:

- Согласен. Обязательно. Вот смотрите, у нас судей, по-моему, 5 тысяч человек. Ну, где нам взять 5 тысяч судей? Когда в каком-то суде работает 10-15 судей, мы одного плохого убираем, заменяем на хорошего, а хороший видит, что все берут, и он начинает брать. То же самое прокуроры, следователи. Реформа когда хороша? Когда мы можем полностью убрать состав этого района, города и т.д. Вот так нужно проводить реформу. Почему реформа не пошла? Название правильно сменили, сократили правильно.

И. Панкин:

- Вы про реформу полиции говорите сейчас?

В. Жириновский:

- Да.

И. Панкин:

- Это было в 2011 году.

В. Жириновский:

- В будущем году будет 10 лет. Она же не дала эффекта. Половина страны не доверяет правоохранительным органам. Это же позор, когда каждый второй и знать не знает эту полицию, следователей, прокуроров и т.д. В этом плане надо сделать шаг вперед. Специальные вузы у нас есть юридические, факультеты. Давайте целый выпуск направим в какой-то город, тот же Томск. Там же свои юристы есть. Ну, уберите всех следователей и судей в этом Томске и поставьте выпускников Томского государственного университета прошлого года, этого года и т.д. То есть замена нужна массовая. Когда по одному меняем… Вот сейчас мы убрали томского мэра, а весь аппарат-то мы не уберем, все его связи не порвем. Его не будет, а пивоваренный завод-то остается. И он привык работать по схеме, что мэр поможет. Сейчас начнут и нового мэра опекать.

А вот до войны (да и после войны) в КГБ СССР был жесткий порядок. 5 лет сидит сотрудник на этом месте и обязательно переводится в другой город, да подальше. Работал в Краснодаре – теперь Новосибирске, работал во Владивостоке – теперь в Калининграде. То есть, чтобы порвать все связи. За 5 лет каждый человек имеет круг знакомых, и волей-неволей начинают просить: устрой, помоги, сделай. Поэтому надо их двигать. И самое главное, чтобы это было от разных партий. Посмотрите, как хорошо в Америке: губернатор от одной партии, мэр – от другой, президент от одной партии, губернатор – от другой. Они противостоят друг другу. А у нас никто никому не противостоит. Вот этого мэра взяли, наверное, уже обнаглел, сколько он стал брать взяток, злоупотреблять своими служебными полномочиями. То есть берут тогда, когда уже переедают, когда идут на миллиарды взятки, тогда берут. Он сколько разложил людей, чиновников.

В этом плане власть боится показать себя, что у нее слишком много коррупционеров, что весь ее аппарат по стране не вызывает у людей симпатий и доверия.

И. Панкин:

- Давайте еще про ваши прогнозы поговорим. Насколько я понимаю, с мэром Томска Иваном Кляйном ваш прогноз сбылся, судя по карикатуре. Вы еще около 30 лет назад предсказывали, что необходима база ВМФ в Судане, на берегу Красного моря. И вот эта база ВМФ появится наконец-то. Это прямой путь через Аденский залив в Аравийское море, в Индийский океан. В чем позитивность этой новости?

В. Жириновский:

- Практически реализован мой прогноз, мой призыв – выйти к берегам Индийского океана. Я это говорил как бы риторически, как красивую фразу. Потому что сказать, что мы где-то там откроем какой-то пункт обслуживания наших кораблей… Мы вышли. То, о чем я говорил 30 лет назад, свершилось. Потому что Сирия это все-таки Средиземное море, Индия – это отдельная страна, мы туда приходим, учения совместные проводим. А вот база в Судане – это в чистом виде наши моряки будут гулять по берегу, где эта база расположена, и теплые воды Индийского океана будут омывать их ботинки (сейчас сапог уже нет). Это символически я говорил. Потому что мы с миром идем туда. Судан нам всегда симпатизировал. Меня приглашал руководитель Судана Омар аль-Башир. Мне просто летать далеко противно, а там лететь надо было часов 12, наверное. Это как Саддам Хусейн, вся нефть в его руках, он богатый, ждал меня там. И можно было раньше договориться об этой базе. Но кто ведет переговоры?

Если бы мы оставили Саддама Хусейна в Ираке (а его можно было спасти, защитить), то в Басре (крупнейший город Ирака, стоит на берегу Индийского океана) была бы мощнейшая военно-морская база нашей страны. То есть мы могли бы иметь базы при помощи Саддама Хусейна, еще базу могли бы иметь в Ливии (Каддафи). Я везде вел переговоры, они везде были согласны. Но наш МИД непробиваемый. Они даже ко мне не приходили и меня не приглашали поговорить: Владимир Вольфович, что вы там говорили с Саддамом Хусейном? Я же встречался, по 4 часа сидел с ними со всеми. Я им всем излагал позицию. Но мы бросаем их. В 91-м году бросили Саддама Хусейна и в 2003-м. Он был наш верный служака. И мы бы имели хорошую базу в Ираке. И Индийский океан, и под нашим прицелом была бы Саудовская Аравия, Иордания. И с Сирией бы ничего не случилось. Вот это наши промахи. Слава богу, сейчас мы вышли туда – Судан. Мне приятно, потому что реально воды теплого Индийского океана будут омывать ботинки наших матросов. Расширять ее, делать еще больше. Когда в Ираке устоится руководство, они тоже нам симпатизируют, к ним обратиться. И Басра – там будет наша база. И Иран надо уговорить, тоже у них на берегу Индийского океана полно городов, там можно поставить базу.

Тогда они будут в безопасности – и Иран, и Ирак, и Сирия, и армяне будут в безопасности. Да и Азербайджану выгодно. Ему зачем война? Ведь Азербайджан никогда не воевал. Это советская власть назвала его Азербайджаном. Это была Бакинская губерния при царе. А у персидского шаха это было Бакинское ханство. И Карабах был Бакинское ханство. Было 5-6 ханств, которые нам передал шах Ирана после двух войн и после заключения международных договоров. Мы там ни одного метра не взяли как оккупанты, нам всё это передали. Поэтому Азербайджан никогда от русских не страдал. А Армению кромсали все эти годы, столетия, тысячелетия.

И. Панкин:

- Владимир Вольфович, предлагаю поговорить про перестановки в правительстве, которые произошли на этой неделе. Насколько я понимаю, Мишустин таким образом избавился от тех людей, которые были еще в команде Медведева. Он 4 человек поменял?

В. Жириновский:

- Пять министров новых. И новый вице-премьер.

И. Панкин:

- И новый, десятый, вице-премьер. Увеличили количество вице-премьеров. Что вы скажете по этому поводу?

В. Жириновский:

- Ну, вице-премьер по энергетике нужен. Это основное направление, без нее никуда – и свет везде, тепло, движение, транспорт. Это номер один. Даже армия остановится без энергетики. Медицина, движение, питание – всё, государство погибнет. Это нормально.

Министров поменял. Видимо, Михаилу Владимировичу лучше знать. Но мы двух не поддержали. Козлов стал министром Минприроды. Мы им недовольны по выборам в Амурской области. Там была ситуация, как сегодня Байден – Трамп.

Меня удивило, что «Справедливая Россия» и коммунисты не поддержали тоже этих же двух министров – Минприроды и Минтранса. Утром было совещание у Володина, и я сказал, что ЛДПР этих двух не поддержит. Они услышали, видимо, решили, что я согласовал где-то наверху возможность отказать в доверии этим двум министрам, и тоже этим двоим отказали в доверии. Представляете, даже здесь у нас воруют, своей позиции не имеют. У нас-то были основания, почему не стали их поддерживать, а они просто так, за компанию, чтобы показать свою оппозиционность. Это неприятно.

Я думаю, и дальше будут перестановки. Это нормально. Нам нужно сделать так, чтобы министр работал год-два, не больше. Пусть на максимум выработается. И премьер-министр, может быть, два года, три, не больше. Потому что когда человек работает больше 3-5 лет, у него глаза замыливаются уже. Поэтому надо обязательно чаще менять и находить специалистов хороших, энергичных, креативных. Этого всего у нас полно. У нас всего 22 министерства и 10 вице-премьеров. 32 человека всегда можно найти в стране – и хороший, опытный губернатор, и сенатор, и депутат, и просто специалист, внутри ведомства, может быть, специалист.

Поэтому это все нормально. Но мы использовали возможность высказать наше неудовлетворение этим двум кандидатурам. Но что нас обескураживает? Мы получили расширение полномочий. Отлично. Мы, оппозиция, получили право (которое у нас и раньше было) высказать свою позицию, но принять решение у нас права нет. Когда будет идеальный вариант обсуждения членов правительства? Когда депутаты от оппозиции могут заставить не включать в состав правительства какого-то министра. И партия большинства должна идти навстречу, чтобы у оппозиции была квота хотя бы на одного министра, чтобы его не допустить к занимаемой должности. Но так же нельзя. «Вот у вас полномочия, вы теперь несете ответственность…» А за что мы несем ответственность? Голосует «Единая Россия», а мы здесь ни при чем, мы не голосуем. И что толку?

Как мы будем объяснять гражданам, что мы не хотели, чтобы этот человек был министром? Поэтому надо в дальнейшем или убрать монополию одной партии, ибо такой монополии нет ни в одной стране мира, или ввести квоту, что если оппозиция, объединившись, выступает против какого-то министра, то партия большинства должна согласиться, отвергнуть эту кандидатуру, и премьер-министр или президент представит другую кандидатуру. Это не будет слишком тяжелым для партии власти. А когда у нас нет права завалить министра, мы просто можем сидеть и говорить, выступать, но реализовать право, обсуждая кандидатов в члены правительства, мы не можем, а люди этого не знают. «Вот вы там сидите, вы власть, а чего у вас такие губернаторы, министры…» Но мы оппозиция, и у нас мало голосов. Решение принимает та партия, у которой большинство голосов. Вот у «Единой России» 340 голосов. Мы ничего не можем сделать – ни принять закон, ни его отвергнуть, ни согласиться с кандидатурой на пост министр или не согласиться. Все решает она.

Это тормозит развитие страны и ухудшает кадровый состав. Возьмите тот же Томск. Все три мэра – от «Единой России». Ну, не получается у них в этом городе подобрать хорошую кандидатуру. Так же был и Дальний Восток. Подряд мэры от «Единой России», их избирают, через некоторое время они же их сажают. Я им прямо в зале говорю: «Слушайте, этот кандидат в мэры у вас во Владивостоке, народ не хочет его, он вор. Что вы делаете?» Нет, «единороссы» его поддержали и через полгода посадили в тюрьму. Зачем все это делать?

Ну, возьмите кандидата от другой партии. Нет, не хотят от другой партии. У нас Сипягин во Владимирской области. Мешают работать третий год. Потому что от другой партии. Это плохо, когда свои политические взгляды навязывают в кадровой политике, по принципу: подлец, но наш. Вот третий мэр Томска горит у вас. А возьмите Диденко – сразу все будет чище. Нет, Диденко они не будут брать ни губернатором (когда он боролся со Жвачкиным, занял второе место), ни мэром. Ну, четвертый мэр так же сгорит. Или вместо Жвачкина придет другой, который не сможет навести порядок.

И. Панкин:

- Губернатор Петербурга Беглов наградил орденом Почета главу Горизбиркома Виктора Миненко, что вызвало удивление главы ЦИК Памфиловой, потому что она считала работу Горизбиркома неудовлетворительной. И Памфилова предлагала всему составу комиссии уволиться, однако, этого не произошло. Тем не менее, орден Миненко получил.

В. Жириновский:

- Разве можно так?

И. Панкин:

- Как это происходит, почему?

В. Жириновский:

- ЦИК предлагает весь состав поменять. Мы в свое время предлагали поменять весь состав Московской городской избирательной комиссии. Мы 30 лет боролись с бывшим председателем Горбуновым. С трудом в этом году его убрали. Какие награды? Их под суд отдавать надо! Какой орден? И всех отправить в отставку.

В чем проблема здесь? Надо сделать вертикаль избиркомов, чтобы руководители избиркомов и их реальный кадровый состав назначался бы из Москвы, как прокуроры, как ФСБ. Почему Беглов награждает? Потому что Миненко дал нужный результат на выборах губернатора.

И. Панкин:

- Тем не менее, надо задать неудобные вопросы господину Беглову. Кто их задаст?

В. Жириновский:

- А чего их задавать? Он уже губернатор. Шли выборы. Наш кандидат был Капитанов. У него был шанс победить, в любом случае, занять второе место. Александр Николаевич - хороший человек. Что он делает? Предлагает ему должность – начальник департамента по национальным вопросам. И он соглашается. Трусливый парень, 40 лет. И сейчас он начальник департамента. И снимается с выборов соответственно. И мы теряем возможность показать петербуржцам, что наш кандидат… В марте на первом месте был наш кандидат, а выборы были в сентябре. То есть вот так они убирают всех кандидатов. В Забайкалье у нас убрали. И сейчас на рядовую работу не можем сотрудника оформить в Москве. Что это за люди? Мы им идем навстречу, а в ответ – по морде. Мы его будем тогда тоже свергать. Там коммунисты уже собирают подписи за его отставку. Мы можем к ним присоединиться, если он так себя ведет по-хамски. На рядовую должность не берет сотрудника. А мы своего кандидата не поставили на выборы. В Забайкалье за нас голосует 70%. Он бы проиграл с треском.

Вот из-за этого. Слабые губернаторы, слабые мэры, мафиозные. Или вот Горизбирком в полном составе уволить и отправить под суд надо, а тут награда. Вы понимаете, какая чехарда? Ну, хотя бы без награды, потихонечку замените их. Сейчас везде идет смена территориальных комиссий. Награждают и оставляют. Но все равно мы его добьем, этого Миненко.

И. Панкин:

- На этом положительном моменте давайте и закончим. Это были итоги от лидера ЛДПР Владимира Жириновского.

Желая помочь правоохранительным органам, американки вычисляют участников штурма Капитолия и сдают их.
В Европе заявили о способности «Спутника V» подавить пандемию COVID-19