Жириновский: Ефремову дадут 5 лет колонии общего режима, не больше

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Сергей Мардан говорит с лидером ЛДПР про прививки от коронавируса, искусственную национализацию русских в Белоруссии и на Украине, предстоящие выборы, слабость ГКЧП и санкции за Навального

С. Мардан:

- Всем здравствуйте! Я – Сергей Мардан. И это программа «Итоги с Жириновским». Владимир Вольфович, здравствуйте!

В. Жириновский:

- Добрый вечер!

С. Мардан:

- Как себя чувствуете! Вы ведь прививку сделали?

В. Жириновский:

- Да. Я чувствую себя отлично. Обычно считают, что после прививки может быть легкое недомогание, головная боль, возможна температура, возможны боли в суставах или сосуды какие-то. У меня ничего не было. Может, даже это уникальный случай. Но у нас только в нашей стране эти прививки начались. Так что у меня ничего. Я жду вторую прививку, это будет в двадцатых числах. И хочу, чтобы все сделали. Вот уже поставка ампул началась в поликлиники Москвы. Я буду рад, что как можно быстрее большинство наших граждан, в первую очередь, надеюсь, все активисты ЛДПР по месту жительства сделают, все депутаты. И особенно фракция ЛДПР. Я этим занимаюсь сейчас. Направил везде письма, чтобы найти нам поликлиники, которые обязаны будут по месту жительства наших граждан эту прививку сделать.

С. Мардан:

- Они всем делают или нет?

В. Жириновский:

- Сейчас будут делать тем, кто хочет. Сейчас те, кто хотел бы быть в третьем этапе исследования. После регистрации этой вакцины, она зарегистрирована, идет третий этап. И все желающие могут подключиться. Думаю, они не будут останавливаться, даже если будет больше сорока тысяч. В ноябре начнется массовая прививка. По всей стране. Два месяца осталось. И за эти два месяца 40 тысяч человек могут быть привиты как добровольцы. Но те, кто переболели, не должны. Проводится тест. На данный момент человек не болен, смотрят его книжку медицинскую, хронические заболевания. Может, он страшный аллергик. Они, конечно, нежелательно. Чтобы не был аллергик, тяжелых заболеваний в стадии обострения и чтобы он не переболел. Я не заражался и у меня нет обострений. И аллергии никакой. Мне делали тридцать тестов, шерсть, запахи, цвета, ничего. А один помощник, я его угостил кумысом из Башкирии, я с детства пью. Он выпил и чуть не умер. С трудом довезли до больницы. Такая страшная аллергия. Видимо, кумыс на базе травы, которую кушала лошадь, на эту траву у него аллергия. Такие вещи бывают.

Один мужик пришел в глазной кабинет, ему закапали капли. Он прямо в кресле умер. Аллергия на эти капли. Впервые ему эти капли ввели в организм.

У нас с вами еще актуальная задача. Сейчас практически несколько тысяч абитуриентов остались на улице. Они не поступили в вузы. У нас нет пока цифр, Рособрнадзор не объявил. Около 30 тысяч не поступают по баллам. Так вот, в Москве есть вуз – институт мировых цивилизаций: Москва, Ленинский проспект, 1, метро «Октябрьская». Он примет с любыми баллами, я договорился. Пусть все, кто не поступили, со всех концов страны едут срочно, поступают. Их примут. Занятия с 14 сентября, через десять дней. Все успеют приехать. Кому-то могут помочь с работой, чтобы платить за учебу. Дешевый вуз, там 4 тысячи в месяц за обучение. Шесть за общежитие. Надо помочь всем.

Есть хорошие вузы, но общежитие очень дорого стоит. 11 тысяч, 15, или обучение стоит – 300, 400 тысяч в год.

С. Мардан:

- В МГУ столько и стоит. И дороже.

В. Жириновский:

- Ну, вот. А здесь самый дешевый мы сделали. Для бедных, для русских, Сергей Александрович. Для русских сделали!

С. Мардан:

- Мне не нравится вот эта вот формулировка! Для бедных русских. Для русских должно быть все самое лучшее и самое дорогое. У них деньги должны быть, чтобы все оплатить.

В. Жириновский:

- Согласен, но, к сожалению, в малых городах живут в основном бедно русские. Посмотрите статистику. Чаще всего болеют русские. Безработные русские. В тюрьмах русские. Это же не я придумал, статистика. А все лучшие гостиницы, рестораны, банки в руках не русских. Они талантливые люди, я не спорю, но когда 80% населения в стране русские, чего-то они в худшем положении. Это от большевиков осталось. Вы видели конфеты «Ильич»? Представляете, что делают? 4 тысячи рублей килограмм – «Ильич». Обычные конфеты 600 рублей, а, видимо, по заказу КПРФ выпустили конфеты с названием «Ильич». Это главный террорист планеты. В крови вся страна до сих пор. До сих пор дымит Украина, бунтует Белоруссия, Хабаровск взорвали именно на этой почве. Это все от той Октябрьской революции страшное. Такое устроили нам, до сих пор и все не замечают, что это, мол, сегодня происходит. Это тогда устроили государство, разделив его по национальному признаку. Назовите мне страну, где было бы деление по национальному признаку. Ни одной страны в мире! Вот Югославия рухнула. Было бы Сербское королевство, король и все бы там проживали на территории Сербии, где все народы могли жить. Те же хорваты – это же сербы, но католики. Босния и Герцеговина – это сербы, но мусульмане. Весь сербский народ разделили по национальному признаку. А Македония – это сербы. Там еще у них Черногория, сербы и так далее.

Эта вот проблема. Мы должны стараться, чтобы не было нигде дискриминации русских. Посмотрите, с сегодняшнего дня уже на Украине ни одной школы с преподаванием на русском языке. Разве это нас всех не унижает? Детям русским на Украине больше нельзя учиться на родном языке! Это Гитлер не разрешал делать на оккупированных территориях. Везде он восстанавливал и открывал русские школы. Сегодня «демократия» в Киеве, все школы русские закрыты. И в Прибалтике, по-моему, то же самое. А в Прибалтике они не граждане, русские. Вот они болеют, в тюрьмах сидят, а в Латвии вообще не граждане. Как скот, понимаете? Нет таких членов латышского общества, поскольку они не граждане. Такой позиции нет ни в одной стране мира. Только латыши такое придумали.

Мы должны бороться за это. Я не зря в 91-м году, мы в будущем году будем праздновать тридцатилетие, главным лозунгом своей президентской кампании сделал один лишь лозунг: «Я буду защищать русских!». Вот смотрите, видно?

С. Мардан:
- Видно. Повыше поднимите.
В. Жириновский:

- Май 91-го года. Вы видите?

С. Мардан:

- Я помню этот плакат.

В. Жириновский:

- А вместо этого через тридцать лет конфетки выпускают! Вот «Ильич», что это такое? 17-й год и 20-й год, это кровавый диктатор! Конфетки эти подсовывают детям, принимают в пионеры на Красной Площади, а на выборах коммунисты устраивают провокации, как в Коми. Наш кандидат сдал оригиналы документов, а член комиссии коммунист. Добился через суд отмены регистрации нашего кандидата. Это идиотизм! Во всем мире дети даже знают, что оригиналы документов выше по значимости, чем копии. И там сняли копии. И оригиналы отдали нашему кандидату, но направили в суд. И суд первой инстанции в Коми Сыктывкар отменяет регистрацию. Что делают коммунисты? Они Фургала в Хабаровском крае в том году шельмовали страшно. И ЛДПР. В этом году выходят с красными знаменами, они за Фургала. Сколько можно! Такие хамелеоны! Ведь вся Украина, это они сделали ее. Ее не было. А Белоруссия? Кто дал Гомельскую область, Витебскую? И Могилев Белоруссии. Мы! Советская власть дала им три области. Потом у Польши мы забрали Брест и Гродно. Дали и Минск. Вот получилось шесть областей Белоруссии. Но они же жили на территории Российской империи как русские! Сейчас дети учатся только в украинских школах, через двадцать лет как они будут себя считать? Русские дети? Украинцами? У них украинский язык. Они будут на украинском с первого класса. Так они с первых лет советской власти. Двадцать лет до 39-го года насильно проводили украинизацию по всей Украине и белоруссизацию в Белоруссии. Все это сделало КПСС. Тогда она называлась ВКПб.

С. Мардан:

- Майдан случился шесть лет назад. И чего-то с тех пор Россия как торговала с хунтой, так и продолжает торговать. Товарооборот еще и вырос.

В. Жириновский:

- Это старая наша тактика, когда мы продолжаем не только торговать с теми, кто угнетал русский народ, да еще и по сниженным ценам. В Грузию 20 лет назад мы поставляли энергию по нашим внутренним ценам. Я говорю Чубайсу: вы чего делаете? Там плюют на русских! Унижают русских солдат! На колени ставят, грабят воинские части. «Да ничего, мы скоро будем либеральной империей!». Ну, стали мы либеральной империей в смысле энергоимперией? То же самое Прибалтика. Мы туда, они практически зарабатывали, все грузы шли через латвийские и литовские порты. Прибалтийские, не русские. Не через Калининград! Прибалты выжили в этой чудовищное экономике благодаря тому, что Россия, несмотря на унижение и плевки в сторону русского народа, мы им все наши грузы направляли. Сейчас мы через Лугу направляем в Ленинградскую область. И вот в Калининград.

То же самое Украина. Они получают от нас керосин, бензин, нефть, газ, уголь, все получают, как при советской власти, как при царе. При этом мы им отдали эти земли. 22-й год, мы же им отдали Харьков, Херсон, Николаев, Хрущев – Крым, Сталин – западную Украину. Мы слепили Украину, Белоруссию. Не просто территории отдали с русскими людьми, но заставили русских там писаться в паспортах, как украинцы или белорусы. И обязательно учить белорусский или украинский язык. И увольняли с работы, что ты не перешел на местный язык. Вот что творили.

Война остановила. В 39-м году это все остановили, а потом после войны продолжили. Хрущев, Брежнев. И это чудовищно! Это издевательство. И вот сейчас я знаю, что семилетние девочки и мальчики сидят в чужих школах, не понимают на чужом языке, они же будут отстающие, понимаете? И через двадцать лет вы мне скажете, а чего это русские на тройки учатся? На Украине. На чужом языке? Как они математику будут учить на украинском? Там же нет лексики! Украинский язык лишен технической лексики, поэтому, конечно, у них будет хуже образование, они не смогут поступать даже в российские вузы. И будут людьми второго и третьего сорта. И в этом мы виноваты сегодня. У нас есть комитет по делам СНГ, коммунист возглавляет. Ну, что они сделали, чтобы остановить украинизацию образования на Украине? Мы предаем наших людей. Крым - возвращение на Родину, Донбасс – помогаем. Но они же расстреливают людей. Бомбардировки, минометы, прочее чуть ли не каждый день.

А если вернуться в Хабаровский край, Фургал. Мы хотели его навестить, но нам отказывают. Это грубейшее нарушение закона. У нас есть два закона, где четко написано, что депутаты беспрепятственно допускаются к посещению любых изоляторов, тюрем на территории России. Второй закон, мы специально заложили норму – без получения специального разрешения. И вот мы пошли, группа депутатов к Фургалу, не пустили. Сейчас ему продлили задержание под стражей до нового года. Мы просили, обращались в высокие инстанции перевести на домашний арест, защищаем его, заботимся о его сыне, он студент в Москве. Поэтому если там были какие-то действия, за которые его можно привлечь, ведь шестнадцать лет власть-то не привлекала! Вы понимаете, что они знали, что за ним стоит там. Правоохранительные органы не могут все скрыть. Все равно все в архивах остается. И ФСБ все равно все это знает.

И вот сейчас, конечно, очередную провокацию устроили в отношении другого нашего губернатора владимирского Сипягина. Поехал отдыхать, у него обычный отпуск. Он не женат. И там он с какой-то дамой просто стоит в плавках, она в купальнице. Все, начинают шум поднимать. Совесть есть, вообще? Неужели губернатор не может отдохнуть? Они бы, конечно, могли бы заснять всех губернаторов, но за нашими следят. Но наш расслабился, он решил, что в Крыму не будут следить. Я ему сказал, ты часы не носи, у тебя будут дешевые, скажут, что дорогие. Всяческие меры предосторожности. Вот уже появился на канале НТВ видеокадр, что он стоит с женщиной. Ну, что это! Опять по политическим причинам. Фургала снесли по политическим причинам, от ЛДПР он. Сейчас Сипягина, уже третий год цепляются. Тоже по политическим причинам. Он не пьянствует, не дерется, он стоит в плавках, море, юг, жара. Он имеет право? Нет. Он должен в тулупе стоять и в сапогах. Или сидеть скрючившись, тогда скажут, какой он хороший губернатор. Не купается, не в плавках, а в тулупе.

Это очень неприятно. Это, конечно, провокации. И он забыл, что за ним следят везде. И в туалете, и в ресторане, и на отдыхе. Но ведь криминала нет! Хотя придраться к чему? Якобы отдыхал за государственный счет. Слушайте, каждый губернатор, чиновник получает отпускные и деньги, дополнительная премия, дополнительные субсидии на отдых и лечение. Это все, что он получает, это из бюджета, правильно, но это положено ему. Как и депутаты, и сенаторы, и министры, и многие чиновники. Но раз это ЛДПР, надо провокацию устроить.

Вот сегодня показали по НТВ. Ничего нет, но, может, все-таки за счет государства. Конечно! Он получил отпускные, получил субсидию на отпуск. Все остальное. И свои мог добавить. И поехал-то в те места, где путевки со скидкой. И у нас, у депутатов, в Крыму есть санаторий, где мы платим 50% только. Это все за счет бюджета, да.

Это вот такая вот у нас усеченная демократия. И какая еще? По согласованию. Раз не согласованы два губернатора – Фургал и Сипягин, давай долбать! Фургал – вытащили какие-то дела, когда-то что-то он мог там какие-то вещи совершать. Но вы же 16 лет знали об этом! Сейчас вы вытаскиваете. Естественно, это возмущает жителей Хабаровского края.

Помогаем краю. Со всеми министрами, со всеми чиновниками все, что от нас зависит, помогаем и краю, и Владимирской области. Надеемся на хороший результат, на победу нашего кандидата Островского в Смоленской области.

Вот Партия Роста напортачила в Псковской области. Опротестовали регистрацию нашего кандидата на пост главы администрации, поскольку в декларации, есть ли имущество за рубежом, он поставил в графу прочерк. А они говорят, нет, надо написать слово «нет». И отменяют регистрацию. Сейчас обжалуем в Верховном суде России. Чем мы занимаемся с вами? Потому что это все Партия Роста – фальшивая партия. Или вот эти коммунисты, которые как хамелеоны изворачиваются. Уже загубил жизнь Зюганов Грудинину, его добьют. И Платошкин, ему продлили домашний арест. И это, как его, Шевченко – журналист, кстати, он депутат во Владимирской области.

С. Мардан:

- Шевченко на свободе, слава богу.

В. Жириновский:

- Правильно. Но тоже лимитируют. Тоже убрали из кандидатов в губернаторы. Слава богу. Я и говорю об этом. И Платошкин не в тюрьме, а домашний арест. Но это же все делает Зюганов. Зачем он это делает? Поставь других, более спокойных, умеренных. Они пройдут весь избирательный цикл. Но на свободе будут, без ограничений. Я об этом говорю, надо беречь людей. Ленин не берег, Сталин, Хрущев, Брежнев, теперь Зюганов. У него полно ребят, которые хотят быть кандидатами в губернаторы, в президенты и так далее. Но, как назло, подставляет других. Кстати, Грудинин не член КПРФ. И жизнь-то загублена! По судам таскают третий год. Все у него уже забрали. Там и акции какие-то, и квартиры, недвижимость. Что Зюганов не понимает, что сегодня другое время? Это при Ельцине он мог бы как-то устоять, Грудинин. Но тоже, если бы он имел большие голосования, его бы не допустили бы в Кремль. Коржаков сказал Зюганову, да, может, ты и победил в первом туре, но имей в виду, Геннадий Андреевич, мы тебя в Кремль не пустим. Во втором тура переиграли, уже победил не он, а Ельцин. И Зюганов не стал ворчать, он понимал, что если бы он выиграл, а он выиграл, его могли бы просто уничтожить. Тогда еще лучше были препараты, не обязательно «Новичок» или какие-то другие.

Так что надо всем понимать. Мы все хотим с вами свободы, хотим, чтобы была настоящая демократия, чтобы нас не нагибали. Но отдельные чиновники, они выслуживаются, а ЛДПР как была партией политического настроя, так и остаемся.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, Ефремов признал вину не далее как вчера. Что вы думаете, дадут ему реальный срок или нет?

В. Жириновский:

- Сейчас я с конфеткой закончу. Здесь, кроме того, что Ильич, написано «Революционный вкус», «Вся власть Советам» и так далее. То есть революционный вкус – это значит, вкус крови.

С. Мардан:

- Ленин бы их расстрелял за такие конфеты. И правильно сделал бы.

В. Жириновский:

- Им не нужны эти конфетки. Но им уже нечего делать.

Ефремов. Прокурор запросил 11. Я уже дал информацию, что, я думаю, дадут 5, не больше.

С. Мардан:

- Почему?

В. Жириновский:

- 5 лет колонии общего режима. Хотя максимальный срок – 12. Прокурор просит чуть меньше максимального – 11. Но я, учитывая, что слишком много шума было, и чтобы опять в угоду интеллигенции, могут понизить ему и дадут половину срока, 5-6 лет. Ему стыдно, Михаилу Олеговичу. Я отца его знал более-менее, мы часто видели его где-то на тусовках. Он уже плохо ходил, ноги его не держали, а стул в Кремле не найти, он стоял около банкетных столов.

У Михаила все-таки совесть есть. Три месяца почти эта бодяга шла, с 8 июня. Сейчас огласят, как раз 8 сентября, ровно 3 месяца. Все общественное мнение страны держать в оцепенении – был, не был. А он в первые минуты сознался, что был. В первые минуты ему было стыдно, мы же помним, он испугался, спрашивает, нет ли там трупа, что там случилось, что он готов все компенсировать. Конечно, нельзя было вот так всех держать, эта нервотрепка. Понимаете, открываем газету – там трупы, какая-то телепередача – там ловят кого-то, наручники, наркотики, алкоголь. Вся информация – Ефремов все лето. Ефремовское лето. Ну, что это такое? И ему тяжело. Я уверен, что ему ущерб здоровью нанесен больший, чем год в колонии. Там его обязательно сделают библиотекарем, как Ходорковский одно время в библиотеке сидел, книжки выдавал, так и здесь. Где-нибудь колония в Московской области, его родственники будут навещать. Потом по состоянию здоровья сократят срок, потом амнистия будет какая-нибудь у нас. У нас какие даты впереди? Вот 30-летие ГКЧП, мы сделаем проект постановления по амнистии, поскольку это была последняя попытка патриотов.

Генералы, как декабристы 1825 года… Последняя попытка сохранить страну.

Они не КПСС сохраняли. В их заявлении ни слова не было про КПСС и ни слова про коммунистов. Земля, преступность, раскол, сепаратизм – все то, с чем мы сейчас боремся. Но размазня все были, подкаблучники, у всех дома жены командовали, как у Горбачева, как у Ельцина дочери и жена. И проиграли. Вы представляете, 7-миллионная армия. Язов, вся Европа дрожит от страха, ты включи все моторы танков на западных границах. Кругом стекла будут трещать – в Париже, в Берлине и везде. Крючков (КГБ), у тебя 200 тысяч личный состав. Это самая мощная тайная разведка. Тебя весь мир боится. Чего там ЦРУ или ФБР?

Проблема именно в этом. Мы могли иметь мощь. Мы могли иметь самую мощную валюту, мощнее доллара. Но сдали-то люди. Мы про людей забываем. Чтобы люди были особого качества, волевые. А как их сделать? Вот сейчас Белоруссия, там нужно прокатить и волевых офицеров подготовить. Украина, Прибалтика. Оскалиться надо, бряцать оружием надо, войска подвести к западным границам, объявить частичную мобилизацию в стране, призвать на сборы офицеров запаса. Надо действовать, чтобы там, в Киеве, Варшаве и Вильнюсе, начали бы бояться.

Вот Вильнюс. Что бы я сделал? Господа литовцы, у вас действует Конституция 38-го года. По этой Конституции у вас столица – город Каунас. И еще два города есть на территории литовской маленькой республики – Шауляй и Паневежис. Ребята, пожалуйста, вернитесь в границы, обозначенные вашей Конституцией. Ибо Вильнюсский край вам подарил Сталин. И Клайпеду. Сталин умер, и вы полностью десоветизировали вашу страну. Поэтому Белоруссии верните. Мы Белоруссии возвращаем Вильнюсский край и Клайпеду. И прямым ходом грузы: Владивосток – Москва – Минск – Клайпеда. Представляете, у нас будет дорога. Какой там Шелковый путь? Вот будет у нас бешеная торговля между двумя океанами – Тихий и Атлантический.

Но мы же этого не делаем. Над детьми издеваются в Прибалтике и на Украине, над русскими издеваются. Мы должны поставить вопросы. Почему у Белоруссии нет прямой связи с Калининградом? Там 80 километров, небольшой кусок. Потребовать от поляков и литовцев. Мы соединяем Белоруссию с Калининградом. Опять у нас прямой путь до балтийских портов в Калининграде. Все договора увязать со статусом русского языка. Сворачивать все экономические отношения, если нет статуса, что русский язык – второй государственный, в трех прибалтийских республиках, Польша, Украина. В Белоруссии он есть, второй государственный.

То есть надо действовать жестко. Послы другие, командиры другие. Вы помните, у Лермонтова стихи есть «Не смеют, что ли, командиры Чужие изорвать мундиры О русские штыки?» Они же боятся нас, трусливые. Что это, собралось НАТО и занимается каким-то Навальным. Какой-то там «Новичок». Слушайте, если бы кто-то травил Навального, он бы умер в течение минуты. Он до сих пор живой, бегает там по казино, по ночным клубам. Оказывается, его отравили. Как отравили? Еще в средние века, когда травили, человек умирал, с кровати не мог встать, закрывались глаза. А этот, понимаешь, бегает по Омску, по Томску, по Берлину. Отравили.

Отравление, когда человек обездвижен, потерял сознание. И он умирает. Отравление не может быть частичным. Поэтому это опять обман, опять нас унижают. И НАТО что делает? Нам НАТО указывает, что нужно провести какой-то анализ, комиссии, что за «Новичок», надо им документы переслать. То со спортсменами голову морочат, допинг какой-то там, анализы мочи, теперь этот «Новичок» придумали то в Лондоне, то в Берлине. То русский язык везде запрещают. То грозят за Белоруссию нам. Нас обложили санкциями так… Я не знаю, а что у нас не под санкциями. Ибо всё под санкциями.

Разве это не унижение, Сергей Александрович? Это большевики нам такое унижение…

С. Мардан:

- Мы же 30 лет терпим, только утираемся и всё.

В. Жириновский:

- Я об этом и говорю. Но всё это идет от 17-го года. Мы же тогда напугали весь мир. Мы были в Антанте. Вот вам НАТО. Евросоюз 1914 года. Но большевики всё разрушили. Сейчас бы мы отдыхали с вами - Средиземное море, Эгейское, Мраморное. Ибо наша русская армия с 1918 года стояла бы в Европе. Знаете, какая была страшная Гражданская война? Чапаев, Буденный, Петлюра. Если бы они все вместе пришли в Германию в рамках единой армии, Европа бы заткнулась на все времена. Уже 100 лет вся Европа по-русски говорила бы, на берегах Средиземного моря по-русски бы говорили. Мы бы с вами там сидели и передачу вели бы, а мы здесь, в холодной Москве сидим.

С. Мардан:

- Согласен.

В. Жириновский:

- Империя расширялась постоянно. Вот на будущий год будет 300-летие вхождения Прибалтики в состав России по Ништадтскому миру, от Шведской империи к нам перешли эти территории. Нам не было названий Латвия, Эстония. Был город Ревель, а не Таллин, и были там чухонцы, а не эстонцы, и т.д.

С. Мардан:

- Ну, Рига еще была.

В. Жириновский:

- Русский город Рига. Он и сегодня в основном русский город. Мы же не завоевывали их. В честь 300-летия мы должны заставить их отмечать эту дату. Мы их не завоевывали, нам их передали, как крепостных, как рабов, шведский король, Шведская империя. Как и Стамбул нам передавали Париж и Лондон за победу в Первой мировой войне. А кто нас лишил этой победы? Ленин, Сталин, Хрущев, Брежнев, Зюганов, Горбачев, Ельцин. Вот это проблема. И мы переживаем сегодня то, что было взорвано, уничтожено в том страшном 17-м, 18-м, 19-м, 20-м году, 100 лет назад. Империя была от Варшавы до Порт-Артура. А сегодня где Варшава, где Порт-Артур?

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, вы тут говорите про проклятых коммунистов, Ленина, Сталина, а у нас 2 сентября вообще-то юбилей – 75 лет победы над Японией. И я вам напомню, как Сталин говорил об этом в своей торжественной речи. Он сказал, что «40 лет русский народ ждал этого дня. Он отомстил за поражение Российской империи в Русско-японской войне».

В. Жириновский:

- Конечно, мы могли бы больше сделать. Сталин испугался. Уже был готов десант на Хоккайдо. И не надо было бояться, взять весь остров Хоккайдо. Это было продление Курильской гряды. И заставить японцев подписать с нами мирный договор с указанием, какие территории от Японии вновь возвращаются в состав Российской империи.

Это, конечно, было наше не поражение в 1904 году, Русско-японская война, когда у нас забрали пол-Сахалина и Курилы. Я вынужден опять обратиться к большевикам. Вся первая русская революция 1905 года была сделана на японские деньги. Британцы дали кредит японцам. Они боялись напрямую давать большевикам. А японцы все деньги бросили на развитие флота и большевикам. Военный атташе японского посольства в Петербурге ездил и раздавал деньги. И те, кто бастовал, рабочие Путиловского завода и других, получали за участие в забастовке больше, чем если бы они работали. Как сейчас в Белоруссии, платят денег, если выходишь на забастовку, больше, чем ты заработаешь в обычном режиме.

Мы, конечно, в 45-м, через 40 лет, вернули Южный Сахалин, Курилы, но нужно было наказать японцев. Сколько советских солдат погибло, над которыми проводили испытания японцы. Больше всего уничтожили китайцев – 35 миллионов. Это чудовищно. Но и наши погибли. Они нам портили кровь весь ХХ век – и 1904 год, и Гражданская война, и перед Второй мировой войной. То есть постоянно у нас был конфликт с Японией. Нужно было наказать так, чтобы никто больше никогда в Японии не поднимал вопрос о северных территориях. Русский флаг должен был развеваться на Хоккайдо. Это хорошие условия, там везде много рыбы, крабов. Там можно было базы везде поставить и контролировать весь Тихий океан. Поэтому, конечно, мы сейчас имеем там свои какие-то и базы, и возможности, и Курилы наши, но вот годовщина, 45-й год, мы все празднуем всегда 9 мая, Берлин. Но вот 2-3 сентября, теперь это день окончания Второй мировой войны, и это навсегда. В будущем мы можем лишь требовать компенсации от японцев, ибо все войны против нас они начали. И первая Русско-японская война (1904-1905 год), и Гражданская война, они шастали по нашему Дальнему Востоку, сколько людей уничтожили. И перед Первой мировой войной - озеро Хасан и Халхин-Гол. Сколько же можно? Постоянно агрессия со стороны Японии, хуже, чем немцы. Мы были вынуждены держать огромное количество дивизий на Дальнем Востоке. Если бы не Япония, мы бы в 42-м войну закончили, Гитлер не подошел бы к Москве. Из-за японцев мы держали там. А не надо было держать там, не надо было бояться, надо было все дивизии бросить на Западный фронт. И войну закончить за два года, и без второго фронта. И чтобы вся Германия была бы оккупирована. А потом Японию бомбить, чтобы ни один советский солдат не погиб. Бомбить с воздуха. Не атомными бомбами, как Хиросиму и Нагасаки, а весь дальневосточный воздушный флот, корабли, прямой наводкой. Всё сжечь, всё разбомбить. И взять в плен десятки миллионов японцев, и пускай работают в Сибири. И никогда никого не отпускать. Оккупировать всю Японию. Вот так бы сделал царь. И всю Корею освободить. И Тайвань присоединить к России, и КВЖД вернуть.

Слабые были большевики, и Сталин малограмотный. Сталин был на Дальнем Востоке? Никогда. Он на карте смотрел, где эта Япония. Он бегал всю свою жизнь, до 40 лет, грабил русские банки, сидел в тюрьмах, в ссылке. И помогал Ленину, туда возил в сумках деньги. Вот чем занимался человек, который потом будет 30 лет управлять нашей страной. Все малограмотные – и Хрущев, и Брежнев. Ни одного нормального руководителя не было, министра иностранных дел, министра обороны. У всех – начальная школа. Прапорщик Дыбенко, завхоз, мыло выдавал на корабле своем – министр обороны новой советской страны. Это вообще позор. Прапорщик! И вся армия ему подчинялась. Это что за правительство? Это правительство уродов. А сегодня конфетки «Ильич» подсовывают.

Поэтому это был проигрыш большой. Никаких революций больше! Централизованная Россия. Никакой федерации. В Белоруссии – никаких выборов, никаких референдумов. Вхождение в состав России, все 6 областей, а лучше всего 2. Шесть – это много, там всего-то 10 миллионов. 5-миллионная Минская губерния и 5-миллионная Гомельская или Могилевская.

С. Мардан:

- Лучше Могилевская.

В. Жириновский:

- Там была Ставка Верховного главнокомандования. Оттуда бы русские войска шли на Берлин, если бы не большевики. Все было готово. Брусиловский прорыв – это были копейки, а впереди… 10-миллионная армия, там всё пропахать можно было, и Антанту сбросить в океан. Казаков боялись, как огня, дикие дивизии кавказские. Всё бы сделали, всех расколошматили. Большевики помешали. Это чудовищно.

Сегодня была бы самая великая империя. Но и сегодня нужна централизация, надо убрать экстремистов, левых радикалов, вернуть исторические названия – Симбирск, Царицын, Вятка. Никакой станции метро «Войковская», никакого Ленинского проспекта. Это проспект Ивана Грозного. Никакого Ленинградского проспекта – проспект Александра Третьего. Никакого Ленинградского шоссе – шоссе Генерала Корнилова. Где-то имя Колчак, где-то имя Врангель. Возьмите Юденича. Он коренной москвич. Где улица Юденича? Стоит улица Удальцова. Это двоюродный дедушка Сергея Удальцова, который в тюрьме уже сидел, и тоже революционер. Удальцов, который долбал Россию, - улица в Черемушках. А генерал Юденич, который Турцию раздолбал и готов был Петроград взять, если бы не было предательства, - ничего нет. И так далее.

И «Комсомольская правда», чего вы там сидите, это здание далеко. Мы вам отдадим здание, которое занимает «Эхо Москвы», весь этот особняк. Вы должны там быть, расширять эфир. Сергей Александрович, ваш эфир должен быть круглые сутки.

С. Мардан:

- Спасибо.

В. Жириновский:

- Эфир наш с вами должен быть.

С. Мардан:

- Владимир Вольфович, заканчиваем эфир, до следующей недели.

В. Жириновский:

- До свидания.

Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, CastBox, Google Podcasts и Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Эксклюзивное интервью Геннадия Онищенко Радио «Комсомольская правда»