Владимир Жириновский: Вместо горячей войны Америка будет вести инфекционную войну

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович рассказывает, как надо отметить День Победы в этом году, как заставить россиян прививаться от коронавируса, как бороться с нарушителями правил дорожного движения, чем хороша 4-дневная рабочая неделя и почему провалилась антиалкогольная кампании Горбачева

В. Алфимов:

- Здравствуйте, дорогие друзья! Приветствуем вас в эфире Радио «Комсомольская правда»! Несмотря на выходные дни, которые объявил Владимир Путин, мы с Владимиром Вольфовичем работаем и подводим для вас итоги недели. Здравствуйте, Владимир Вольфович!

В. Жириновский:

- Добрый день!

В. Алфимов:

- Для начала, я вас поздравляю с наступающим Днем Победы! Это великий день!

В. Жириновский:

- Это действительно самый главный праздник в нашей стране, потому что новый год, допустим, он просто календарь. День России - пока не та дата, которую нам бы хотелось отмечать. А День Победы навсегда, навечно. Вот в эти дни во Франции отмечают день смерти Наполеона, 200 лет, и некоторые чудаки в репортажах дают информацию празднования, торжества! Люди глупые совсем, такие тупые, - день смерти отмечают, а не празднуют. Это не является торжествами. Ведущие каналы наши, журналисты, оттуда говорят - вот, здесь сегодня торжества. Какие торжества? Вы что? День смерти.

И я рад, что во Франции уже дают ему отрицательную характеристику - тиран, деспот, кровью залил всю Европу. А то французы все - великий Бонапарт, великий Бонапарт! А чего он сделал-то? Как Чингисхан вел себя. Как Тамерлан. Как Сталин. Как Пиночет. Поэтому историю забывать нельзя, все помнить надо и давать объективную оценку. А для нас 9 мая, и для всего человечества - это самый главный праздник. Слово «великий», может быть, так уже задергали везде, - главный праздник. И мы с удовольствием его будем отмечать. Я часто бываю на Красной площади и в этот раз, надеюсь, буду находиться. Ветеранам тяжело, их все меньше и меньше, им под сто лет многим, тем не менее, их приветствуют - вот здесь как раз приветствие - и поздравляют по всей стране, там, где они не смогут даже не то что в Москву поехать, но и присутствовать на местном параде.

В. Алфимов:

- Хорошо. Владимир Вольфович, а как вы относитесь к Бессмертному полку?

В. Жириновский:

- Это очень хорошо. Благодаря этому полку, я больше узнал о моих родственниках. Допустим, муж сестры моей матери участвовал в финской войне - а я и не знал об этом. А двоюродный брат, Леонид, участник Великой Отечественной. Он молчал, 60 лет молчал. Только мне потом сказал - ты знаешь, я боялся рассказывать. Поскольку он оказался в деревне, которую сперва наши взяли, а он был ранен, а потом наши отступили, немцы вернулись. И снова наши взяли. И его допрашивают - а чего ты делал в деревне? Он говорит - ранен был. А кто, говорит, это может подтвердить? Случайно шла женщина по улице, куда он приехал с особистом искать, кто бы подтвердил его нахождение в деревне, кода были немцы, та женщина, которая его выхаживала в своей избе. А если бы не было этой женщины?! Все, в лагерь бы, - враг народа, сдался в плен. И он молчал всю жизнь. Потом уже мне рассказал… старший лейтенант он был. Дядя у меня, родной дядя, брат моей мамы, оказывается, машинистом был всю войну. Разве это не подвиг? День и ночь, зима, лето, стоять в паровозе. А это не тепловоз, не электровоз, там нет кабины, там продувает насквозь. Возил раненых, с фронта возил в тыл, а из тыла, видимо, ехал пустой поезд, санитарный, и забирали снова и снова. То есть, очень много я узнал. У меня, получается, четыре участника войны. И второй родной брат моей мамы, Петр Павлович Макаров, он погиб прямо под Москвой. Всю жизнь я знал 28 героев-панфиловцев, на экскурсию нас возили, когда я был студентом, это 60 лет назад - Дубосеково, Крюково… И теперь я узнаю, что там же погиб мой родной дядя. Пошел в атаку и был сражен… командир отделения, может быть, ефрейтор был максимум, 29 лет ему было. А призывался из Средней Азии. И вот Панфилов, генерал-майор, и он погиб там же. Поэтому я предлагал всех, кто погиб под Москвой, вторая половина ноября - начало декабря - все герои. Они остановили. Это была первая победа. Обрушился миф о блиц-криге. Да, подошел, практически вот-вот уже Кремль, вот все видно, Химки, в бинокль рассматривает Кремль - ан нет, русская армия пошла в наступление. А мороз или лето не играет роли. Мы и летом их били под Сталинградом и Курском, и в других местах. Вопрос выучки. А главное - вопрос мужества. И третье, самое главное - чего немцам делать под Москвой? Ну, им тяжело. Где Германия, а где Москва. Естественно, у них не было стимула воевать. За что воевать-то? А у наших солдат был стимул. Ибо война вот-вот… перед их глазами, так сказать…

В. Алфимов:

- Да, давайте вернемся к Бессмертному полку. В этом году 9 мая он пройдет онлайн, и сейчас всем уже предлагают через Госуслуги зарегистрироваться в специальном разделе и участвовать, соответственно, в нем. А, возможно, организаторы говорят, что 24 июня, если позволит Роспотребнадзор (там очень много «если», к сожалению) он пройдет и по улицам в привычном традиционном формате. Вы будете участвовать в этом году?

В. Жириновский:

- Дюпин меня зарегистрировал уже на сайте Госуслуги, и Михеев, и я прошу избегать иностранных слов - какой к черту онлайн? Заочно. Заочно присутствовать. То есть, дома сидя, или же удаленное расстояние. Или очно, напрямую, мы идем колоннами по Москве. Я бы не советовал. Грипп коварное заболевание, и, даже если обстановка улучшится, огромное скопление, десятки, сотни тысяч людей - это опять приведет к вспышке. Тем более, пойдут ветераны. Им совсем будет тяжело, у них здоровье предельно ослаблено. Поэтому достаточно будет, если во всех дворах выйдут люди, на бульварах. Не обязательно идти через центр Москвы, а по всей стране пусть выйдут люди с фотографиями. Вот у нас Поклонная гора есть, я могу туда пойти. Там придут одна тысяча человек и будут стоять на социальной дистанции. Где-то Кунцево, где-то Сокольники. И так по всей стране. Поэтому не надо вот открывать курорты - вот скоро поедем в Турцию! Никуда вы не поедете. И в Египет ехать не надо. И в Сочи нельзя… вот много людей там скопится и обязательно в Сочи начнется вспышка коронавируса, и в Москву они все вернутся.

В. Алфимов:

- Хорошо. Раз мы с вами перешли на отпуск, давайте тогда эту тему продолжим. Смотрите, в Турции новое ограничение, там тотальный карантин, и комендантский час - в общем, очень страшно и ехать туда, соответственно, нельзя. А что делать россиянам, которые хотят отдохнуть? В Крыму 90% загруженность гостиниц. В Сочи тоже некуда. Я вчера вечером смотрел свой любимый Калининград на август - слушайте, там такие цены, что мне проще квартиру в Москве купить, чем там отдохнуть неделю.

В. Жириновский:

- Я согласен с вами. Очень неприятно, тяжело, тоскливо. Но это на вечные времена. Инфекции эти все новые непобедимы. И вместо горячей войны Америка будет вести инфекционную войну. Она провакцинирует свое население, запад, а всех остальных - восточная Европы, мы, Африка, Азия - будут травить, чтобы каждый год лишние десятки миллионов уходили из жизни. Это давно уже разработано во всех теориях, это вид такой химической, биологической войны. Поэтому надо остерегаться. У нас два пути. Или на всю жизнь одеть маску и перчатки и колоться вакцинами - а ведь иной раз и два укола не хватает, надо будет и третий, и капли в нос - то есть, мы будем ходить с каплями в кармане и с повязкой на рту, и в перчатках. Или мы должны их поставить на место. Разгромить все их лаборатории, все их центры, где они готовят будущие микробы и вирусы, которые будут ими же распространяться по всему миру, потому что это на долгие десятилетия, когда мы наконец их заставим, силовым методом. Морально их не заставить, они в наглую говорят сегодня, что они против эскалации - то есть, по-русски усиления обострения отношений между Россией и США, а на деле все делают наоборот. То есть, они издеваются, они уже срывают наши флаги, запрещают символику России на любой одежде. То есть, они нас возят мордой об лавку. Поэтому только жесткие меры. Пропаганду усилить в вузах. Вот институт мировых цивилизаций - Москва, Ленинский проспект, д. 1 - я их заставляю, чтобы они сделали прививки…

В. Алфимов:

- Да, вы абсолютно правы, весь мир стоит в очереди за прививками. Сводки из некоторых стран, в частности, если Индию взять, они настолько пугают… это хуже, чем в любом фильме ужасов, когда там по 400 новых случаев в день! Я понимаю, что там и населения в 10 раз больше, чем у нас, но все равно - это очень и очень много. Люди умирают тысячами в сутки! Во всем мире действительно очередь за этими прививками… В Англии вот наш коллега, Олег Кашин, который в Лондоне живет, он говорит - я записан на прививку на июль. Это он говорил еще чуть ли не в феврале. А у нас россияне не хотят прививаться. По крайней мере, в массовом количестве, да. Почему не хотят, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Вот смотрите, я сам организовал несколько процедурных кабинетов, думал, люди повалят туда. Не надо далеко ходить - вот, рядом, написано - прививка. Так вы думаете что? Пустые кабинеты стоят.

В. Алфимов:

- Почему?

В. Жириновский:

- Потому что у нас не хватает площадок для выражения протеста. Поэтому люди - ах, вы меня просите сделать прививку? А я не буду. И родители - а мы не будем, и наш ребенок не будет делать. И некоторые врачи идут на поводу. Почему? Потому что хочется сопротивляться. А в чем сопротивляться-то? На работе ты дурак, тебе не будут повышать зарплату. В науке ты идиот, ты не станешь академиком. Ты лейтенант? Тогда генералом ты не станешь. Тогда где сопротивление? А вот не будем делать прививку и все. Единственная в мире страна, где население саботирует прививку, поэтому нужны более жесткие меры. У исполнительной власти есть рычаги. Прием на работу увязать с прививками, прием в вузы осенью с прививкой увязать. Призыв в армию - здесь, кроме прививки, они могут не делать специально, чтобы быть не прививки, значит, по-другому надо поставить вопрос. Как в армию призываю - немедленно делать прививку им, пусть сидят две недели на хлебе и воде - чтобы они знали… Врачи - не знаю, лишать дипломов, халат белый сорвать с него, если какой-то врач не советует делать прививки. Их же много по всей стране! Одни замечательные врачи, им награды дали всем, и правильно. Я просил дать награды и сотрудникам института вирусологии, которые еще 60 лет назад начали борьбу за создание этих вакцин против вирусов. Целый институт вирусологии имени академика Ивановского, его директора были долгое время академик Жданов, Львов, и моя жена, Галина Александровна Лебедева, старший научный сотрудник, она всю жизнь положила. Вы дайте ей хотя бы письмо благодарственное. Ведь я с ней не в самых хороших отношениях, но я говорю о заслугах вирусологов перед нашей страной. Поэтому надо вести более жесткую агитацию. Это должны вести все чиновники, все учителя, везде, может быть, даже в детские сады, если родители приводят ребенка, спросить - мамаша, вы вакцинированы? Если нет - не появляйтесь на территории детского сада и любого детского учреждения. То есть, найти рычаги воздействия. Ну, так же нельзя!.. В Индии трупы на улицах, в Европе не хватает… тут все есть - иди, да еще выбирай: эту вакцину, другую вакцину. Поэтому надо как-то находить мотивацию и сделать так, чтобы мы стали самой вакцинированной страной. И тогда гражданам объяснить - ребята, если все будем вакцинированы, заразы не будет, тогда снимем маски, выбросим перчатки и гуляйте где хотите и когда хотите… Вот Пасху отпраздновали в одном отеле в Турции украинцы и русские, теперь отель закрывают навсегда. Вот подарочек турецкому хозяину отеля! А он, чтобы заработать, не стал мешать. Нельзя никаких праздников! Я понимаю, что это тяжело, но привыкайте к одиночеству! Думайте об однокомнатных квартирах, а не о 3-4-комнатных. Должны жить по одному. На работе кабинет на одного человека. В машине сидеть, чтобы все такси были с перегородкой, чтобы один пассажир. Никаких очередей. Записываться. Все делать через Госуслуги - вы пришли, вас ждут. Все, прошел прием, вы ушли…

В. Алфимов:

- Владимир Вольфович, ну, вы предлагаете общество вообще раздробить. А как же коллектив? А как же отношения в обществе? Нельзя же так?!

В. Жириновский:

- Согласен. Конечно, нельзя. Вот у вас коллектив 100 человек. В этом году трое умрут от коронавирусы. Вы согласны? А кто эти трое будут? Вот у нас, у коммунистов, двое умерли. Пусть бы Зюганов собрал фракцию и сказал - ребята, 5% коммунистов умрут в 2020 году, добровольцы есть? В "Единой России" один умер и почти половина переболели. Это что, спасение от коронавируса? Они все будущие мертвецы, потому что удар по здоровью. Будет барахлить система пищеварения, сердечно-сосудистая, детородные функции, наконец, психические заболевания. Нас в подъезде будут с вами убивать те, у кого будет вспышка психического заболевания из-за того, что он на ногах перенес коронавирус. И он балдеет - молодой, 20-25 лет - а я переболел, а я ничего не почувствовал, а у меня антитела есть! Но ты больной. У тебя коронавируса нет сейчас, но ты больной. Ты посмотри на свою печень, на свои почки, на свое сердце, сосуды, нервную систему! Поэтому я согласен - точно, противно, но надо жить. Поэтому, как говорится, есть такая песенка - умереть, так лучше с музыкой - я не согласен. Лучше жить без музыки, но жить всегда.

В. Алфимов:

- Подождите, то, о чем вы говорите, это временные меры или так навсегда теперь?

В. Жириновский:

- Если мы поборем инфекцию, будет праздник. Это можно сделать за год. Вот я в августе вакцинировался. Осталось два месяца и у меня будет год. Вся страна могла бы уже быть такой, так депутаты даже не стали такими. До сих пор есть депутаты, которые не приняли вакцину. Я им говорю каждый день с трибуны Государственной думы - не все депутаты маску одевают, в печатках хожу я один! Надо говорить! Я ж говорю, если мы мобилизуемся… вот эта вакцина - это война. Давайте все мобилизуемся, все в поликлинику, все сделали вакцину и тогда - все, свобода. И будем гулять - на улице, в парке, в сады… что хотите, то и делайте. Все обучение очное. Я предупредил студентов института мировой цивилизации - кто с прививкой, очное обучение с 1 сентября, кто без прививки - сидите дома. Обучение идет, но заочно. Естественно, заочно хуже. Вы не видите аудиторию, не видите своих приятелей, не видите любимых и нелюбимых преподавателей. Я полностью согласен, что все хотят учиться очно, и школы, и вузы, все хотят свободно ходить по улицам в театры, рестораны - все это правильно. Но мы же просим чуть-чуть от вас - ну, сделайте прививку! Вы, люди взрослые, с головой, вы что, не понимаете, что ли, что, если мы все сделаем прививку, все ограничения будут сняты. В Турции 400 долларов штрафа за то, что идешь без маски по улицам города. И у них там комендантский час. У них везде режим локдауна…

В. Алфимов:

- Но у нас и ситуация-то получше, чем в Турции. У нас не заболевает по 50 тысяч человек в день…

В. Жириновский:

- Да. Так давайте пользоваться нашими свободами. У нас куда легче проходят санитарные меры. Ведь работают рестораны, кафе, кинотеатры, театры. Ну, давайте победим ее, чтобы окончательно снять ограничения, давайте экзамены примем заочно, как мы обучали их заочно, можно же их дома… выпускников не так много, 700 тысяч, давайте им поможем, чтобы они дома сдали экзамены, давайте сократим число экзаменов, давайте один экзамен. Все дают один экзамен по стране - русский язык! И 9-й, и 11-й класс. Все. И дома сдают. И обеспечить это все. Помочь с приобретением соответствующий аппаратуры малоимущим семьям. Ну, навести порядок нужно, зачем же загонять в аудитории 700 тысяч выпускников наших школ? Вы знаете, что 10 лет назад было полтора миллиона выпускников?! Где еще 700 тысяч выпускников?

В. Алфимов:

- Демографическая волна вот эта, демографический провал.

В. Жириновский:

- Так это же Ельцин был, это же коммунист Ельцин, коммунист Гайдар, это они такие реформы проводили, что жить было тошно. А мы им памятники поставили, у нас Гайдаровский форум, у нас есть Ельцин-центр, памятник. Какой-то тупик или улицу назвали! Вон, Наполеону до сих пор не ставят памятника. Улица есть одна или две во Франции, а памятника нету.

В. Алфимов:

- Владимир Вольфович, давайте о неприятном поговорим. Знаю, что ваша партия очень давно занимается этой темой. Это безопасность дорожного движения, в первую очередь, безопасность детских перевозок. Вот на этой неделе произошла страшная авария на Ставрополье, в аварию попала маршрутка. Погибли 5 школьниц, они ехали на соревнования по баскетболу. Там легковушка обгоняла микроавтобус, выехала на встречку, врезалась в КАМАЗ и этот КАМАЗ, кстати, и придавил этот микроавтобус с детьми. Мы с вами беседовали с вами в эфире и когда была страшная авария под Ханты-Мансийском, тоже дети попали в аварию, тогда была ночная история. Как бороться, что делать?

В. Жириновский:

- Нужно дать указание всем учебным заведениям, в том числе, спортивным, детей вывозить на экскурсии, на соревнования, в любые поездки в другие города только железнодорожным транспортом. Только. Если необходимо до вокзала доехать или рядом совсем, в небольшой город, где нет железнодорожной станции, только в сопровождении ГИБДД, только на большом, хорошем, новом автобусе. Тогда мы обеспечим безопасность наших детей. А так… Ехать? Ну, давай… А там с удовольствием найдется человек, которому подзаработать надо. Второе. Перевозить детей на любых автобусах могут только водители, не имевшие нарушений. Или любое количество нарушений - надо быстрее забирать автомобиль. Вот там этот жигуленок, который выехал на встречку, его водитель имел 10 нарушений уже. Десять! Да вы после первого заберите у него автомобиль на стоянку. Пока на 30 суток. На второй раз заберите на три месяца. Третий раз - конфискуйте окончательно. Тогда на улицах не будет появляться машин, за рулем которых водитель, который нарушает. Ему наплевать, ему нужен этот адреналин, это дурацкое слово… ох, как я быстро еду, ох, как скрежещут тормоза! Я вчера решил прокатиться, мне подарил депутат Власов старый «Москвич», ну, отремонтированный. Я осторожно ехал. 40 километров в час! Чего, я не мог ехать 140? Или хотя 70? Я ехал 40 километров в час. Потому что рядом машины, переходы пешеходные, люди… Мы должны быть осторожными. Надо запретить скорость свыше 90 километров. Где-то надо - свыше 70. Там, где автобан, там, где нету перекрестков, там, пожалуйста, может быть и 100, и 120. Но в данном случае плохие дороги, Волгоград-Ставрополь, до Черкесска, надо было ограничивать. В любом случае, почему вы не известили ГИБДД? В ГИБДД очень много машин патрульных, они бы по очереди передали бы этот микроавтобус с детьми, и они бы шли в сопровождении, и никто бы никого не обгонял. И наконец четвертое. Я думаю, меня слышат ответственные чиновники, но они меры принимают через 20 лет, когда гора трупов, тогда начинают принимать меры, по схеме ЛДПР, это все наши предложения, мы об этом говорим 20-30 лет. Четвертое. Значит, то есть, вот эти меры в комплексе, чтобы не допустить проезда… да, надо научить всех водителей - в случае неизбежного столкновения руль поворачивать вправо, в кювет. Если бы грузовик повернул бы вправо, то он бы завалился, но пострадал бы только водитель этого грузовика. А когда он заворачивал влево, тоже на встречку, то там в это время шел микроавтобус с детьми. И завалившийся грузовик поднимает под себя микроавтобус с детьми. Ну, можно этому научить, что только вправо, немедленно вправо, да, ты попадаешь в сторону, да, возможно, авария, но слева идут машину, сзади машины в большей безопасности… Вот этим 4-5 правилам надо следовать жестко. Ну и наконец самое главное - быстрее делать дороги. Ну, эти дороги остались от царя Гороха! Обязательно должна быть двухполоска, а еще лучше - трехполоска. Обязательно разделительная полоса и побольше камер, и побольше патрульных машин ГИБДД, и чаще проверять. Если ты пассажирский микроавтобус, пусть проверяют его каждый месяц. Ну, нельзя запускать на трассу людей, которые не в состоянии правильно управлять машиной. И тот чудак, у которого уже было 10 нарушений… а, бывает, аварию совершает тот, у кого 200 нарушений, 300! И он за рулем, и у него права! Значит, коррупция?! Покупают права. Отбирают в одном месте, покупают в другом месте. Вот пожестче с этими бракоделами на дорогах!

В. Алфимов:

- Хорошо. Дальше переходим. Смотрите, зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев, бывший президент и бывший премьер-министр страны, опять затронул тему перехода на 4-дневную рабочую неделю. Говорит, что надо бы попробовать, надо в некоторых регионах провести эксперимент. Как вы считаете, сработает или нет?

В. Жириновский:

- Это было уже года два назад. Впервые началось это на Западе, и мы это поддерживаем, надо дать свободный день нашим гражданам. Это может быть среда или пятница. Пусть он в этот день отдохнет от всего - от семьи, от детей, от всего.

Второе. Ему надоело работать. 40% выпускников вузов работают не по специальности. Вот он уже пять лет работает. 10 лет, дайте ему денег, пусть идет на курсы переподготовки, пусть приобретает другую профессию, которая ему больше нравится. И через 2-3 месяца перейдет на другую работу. Это вообще очень поможет. При этом зарплата не должна уменьшаться. Вывод - данный коллектив перешел на 4-дневную рабочую неделю, без увеличения обычных дней, допустим, 9 часов работать, 10 - нет. 8 часов работаем, но 4 дня. А вот этот третий выходной можно соединить с двумя выходными и снова уехать на дачу выращивать овощи, поехать на охоту, поискать другую жену, другого мужа, посетить детей в интернате и т.д., родственников. Но главное - это попробовать переквалифицироваться. Нужна вторая профессия, третья профессия. Я не говорю, что это хорошо, например, вторая жена, я говорю о том, что это есть. Так пусть он найдет получше, вторую, а то с первой ему не удалось жить нормально, и со второй получится брак. Так давайте помогать им. И вторую профессию - разве это хорошо? Вот я, конкретный пример. 6 лет я учился в Московском университете, с отличием заканчиваю, а мне не нужна эта профессия, я не хочу быть туркологом, я не хочу быть востоковедом. Почему вы мне не дали возможность перейти на юридический факультет, философский, любой другой? Потому что иначе нужно преподавателей увольнять. Если уменьшается студенческая группа, то преподавателей надо меньше на эту студенческую группу - поэтому вот держи их и все, пусть учатся не тому, чему они хотят. Поэтому если бы я на втором курсе перешел на другой факультет, я бы чувствовал себя лучше. Вы заставили меня получить ту профессию, по которой я не работал ни один день. И наоборот. Люди действительно идут на какую-то работу, но она не соответствует профилю подготовки. Вот надо дать тем, кто уже не может переучиться в нормальном режиме, они уже закончили вузы, давайте вам еще один день, 4 дня только работайте - ищите другую работу. Вот у нас институт мировых цивилизаций - переподготовка, пожалуйста. Повышение квалификации, переподготовка - 6 месяцев, год, два - иди, учись, хотя бы раз в неделю, потом, может быть, два раза в неделю. У тебя же три дня есть свободных. Да ты за три месяца получишь другую специальность. Но опять нужно толкать человека. Поэтому надо, чтобы это было. В конце концов, вот нам не очень нравятся большие каникулы майские, новогодние, но не потому, что мы не хотим отдыхать, а потому что людям негде отдыхать. А если у всех будет дача, все будут благодарны. Зимой 10 дней на дачу все уехали, и вот сейчас, весной. Поэтому это идеальный вариант. И 4 дня в неделю будем работать. А потом и не 8 часов, а 7 часов, а потом 6 часов, а потом три дня…

В. Алфимов:

- Ну, так мы совсем перестанем работать! Кто будет работать вообще?

В. Жириновский:

- Три дня в неделю будем работать через 15-20 лет! И не 8 часов, а 5 часов, 4 часа. И работать многие будут дома. Потому что очень много работы можно сделать дома. Журналисты, вам зачем нужны мощные помещения? Забрать все ваши помещения, дома сидите, у вас есть компьютер и все - набирайте там все, и весь мир вас уже слышит, видит. Сейчас меня весь мир видит и слышит, зачем мне ехать в вам на студию? Это все цифра, цифра пришла, информация. Поэтому мало того, что четыре дня в неделю, давайте еще побольше сделаем заочной формы работы, там, где люди могут дома с компьютером сидеть…

В. Алфимов:

- Давайте продолжим. Владимир Вольфович, большой скандал разгорелся уже между Россией и Чехией, уже даже не первую неделю он идет. Сначала чехи высылают наших, наши высылают чехов, они обвиняют нас в том, что мы взорвали их там какие-то склады - ну, не мы, а конкретно Петров и Баширов, те самые, которые отравили Скрипалей… Болгары потом говорят, что те же Петров и Баширов тоже чего-то сделали. В общем, самые страшные люди на земле. Как вообще все это расценивать, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Все это по сценарию. Цепь провокаций. Обозначены даты. Обозначена тема. А главное - они все это делают одновременно, чтобы сразу несколько стран начали проводить ту же линию.

В. Алфимов:

- Это правда. Если посмотреть, там все подряд - и Словакия, и страны Прибалтики тоже начинают высылать наших дипломатов, и Болгария… одновременно, буквально день за днем.

В. Жириновский:

- То есть, эти малые страны Восточной Европы, которые всегда были под боком у большого хорошего хозяина, - Австро-Венгрия, Германия, Россия - самостоятельно они никогда не существовали, то есть, им нужно оправдать те деньги, которые им дают. Советский Союз снабжал их всем, чем надо, сейчас Евросоюз им платит чуть ли не миллиард долларов в год. Та же Эстония получала, Прибалтика. То есть, надо оправдать хозяйские деньги. Дали «фас» и вот все ринулись на Россию, чтобы лишний раз в чем-то ее обвинить. Они мелкие страны, они ничего не представляют из себя вообще, это такой мусор страноведческий, их жалко, но они не влияют на мировую политику. Но вот они должны себя проявить. Если одна Чехия - неинтересно, давай вся Прибалтика, давай Польша, Болгария, Словакия… О, уже пол-Европы! Смотри, как их много! Поэтому они будут делать это сейчас постоянно и именно синхронно, и каждые три месяца, каждые полгода будут находить какой-то повод. Поэтому надо жесткую линию занимать. Вышвыривать их безжалостно из нашей страны, лишать их возможности нанимать на работу наших граждан, пусть их послы сами за рулем сидят своих машин, когда по Москве едут. Пусть их жены на кухне сидят и готовят себе обеды. Пусть их дочери убирают все эти дома, квартиры, унитазы, сыновья пусть садовниками работают… То есть, пусть сами себя обслуживают. Тогда они заверещат. Тогда они прекратят вышвыривать наших дипломатов. Не давать им хорошие участки для строительства новых посольств. Может быть, где-то потеснить их, отобрать часть участков, как сейчас они в Праге пытаются у нашего посольства забрать часть участка. И так по всем направлениям. И, конечно, переходить на самообеспеченность. Не нужны нам ваши «Шкоды», сейчас столько автомобилей! Какая «Шкода», к черту?! Запретить производство или ввоз в страну «Шкоды». Столько пива во всем мире! Наше собственное великолепное пиво, вон, говорят, в Татарии новый пивзавод открыли! Зачем покупать «Пльзень» и другие чешские напитки? То есть, сказать им - ребята, посчитайте убытки. Да, может быть, 1% вашей валовой продукции, но он ощутимо ударит по тем предприятиям, где работают ваши же люди. И, естественно, психологическая война - а давайте возвращайте золото наше! Они же украли, Чехословакия, у них же чехословацкий корпус захватил часть царского золота и увез в Прагу! Через Владивосток. Так верните! У нас много претензий к Чехии. А вот Чехословакия сдалась Гитлеру без боя в 38-м году, в сентябре, и все чешские военные заводы перешли к Гитлеру, и все самолеты, вся артиллерия, все… То есть, этими патронами убивали советских солдат, на этих самолетах расстреливали наши окопы. То есть, она прямой участник второй мировой войны. А мы, истекая кровью, освобождали Прагу! Надо их загнать всех в Сибирь, там работать!

В. Алфимов:

- Понятно. Отношения с Чехией понятны. Осталось три минуты буквально у нас до конца передачи и есть дата, которую просто нельзя пропустить. 7 мая 1985 года Совет Министров СССР принял постановление о введении сухого закона. Ваше отношение, ваше мнение - что тогда было? И сработают ли подобные меры сейчас?

В. Жириновский:

- Царь ввел сухой закон в 1916 году. Сработало. 4 года никто не пил. Все уже забыли про этот гадкий алкоголь. Большевики где-то в 20-х годах, денег нету, отменяют сухой закон. А потом во время войны еще дают 100 грамм, дозу, перед атакой, особенно зимой, 100 грамм без закуски. Споили полстраны. У меня дядя потом после войны лет 15 заходил каждый день в пивнушку, выпивал свои 11 грамм наркомовских, и умер от рака желудка в 1959 году. Ему было всего 59 лет. Поэтому вести борьбу надо. Но нельзя закрывать магазины по продаже. Другое дело, алкоголь сдвинуть в задние ряды, за шторку, а на шторке написать - яд. Когда входишь туда выбрать бутылку алкоголя, чтобы тебе было стыдно… Это надо было делать, а они что? Потом - пропаганду вести. Вот если бы Горбачев и его правительство начали бы ходить по домам в прямом смысле, все чиновники, все секретари парткомов, приходить домой и говорить - вот у вас свадьба завтра будет, а давай без алкоголя? У тебя день рождения - а давай без алкоголя? Или простой пример. Я работаю в одной организации, там по средам выпивали. Сбрасывались человек 10-15, в одной комнате садились и часа полтора пили… Ну, и что хорошего? И начальник заходит один раз - а они там все пьют. Его это взбесило… И все руководители должны были бороться. А у нас наоборот - представительские деньги, по любому случаю накрывают стол. В школе даже есть представительские деньги, и там, я пришел в одну школу прочитать лекцию школьникам, а директор школы мне накрыл стол с алкоголем. Надо ж израсходовать представительские деньги! Убрать все представительские деньги! Ни одной копейки! Никаких сувениров, никакого алкоголя! И вести пропаганду день и ночь, показывать - наклейка на бутылке с водкой. С одной стороны написано «водка», а с другой стороны - пораженные органы…

В. Алфимов:

- На сигаретах так делают. Но это ж не работает.

В. Жириновский:

- Да, да, делать, говорить, призывать, проводить уроки антиалкогольного воспитания. Углов, академик, этим занимался, чего сегодня никого нет? Давайте общество трезвенников снова создадим! Чтобы членам общества трезвенников какие-то льготы, какие-то привилегии. И день, и ночь говорить… самый смертельный бой любому распитию алкогольных напитков. Но при этом не ограничивать. Иначе он будет пить гадость.

В. Алфимов:

- То есть, никакого ограничения, только пропаганда, правильно?

В. Жириновский:

- Пропагандой и воспитанием нового поколения. Новое поколение не пьет! Я сто раз предлагал… ни в коем случае… Пивка, может быть? Нет, ничего не хотят. Ничего… Новое поколение не пьет. Может быть, в деревнях, в маленьких городах, но все, кто закончили вузы, они не употребляют уже. Им это противно.

В. Алфимов:

- Да, спасибо, Владимир Вольфович. Всего вам самого доброго! С праздником вас, с Днем Победы!