Жириновский предложил выпускать за границу и принимать на работу только вакцинированных

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Владимирович и Владимир Вольфович раскладывают по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин. Владимир Вольфович, здравствуйте.

В. Жириновский:

- Добрый день.

В. Ворсобин:

- Предлагаю начать с Дмитрия Медведева, зампреда Совбеза. Теперь у него такая должность. На заседании Петербургского юридического форума он призвал подумать над обязательной вакцинацией. «Иногда в государственных интересах, в интересах защиты большинства населения такого рода решения могут носить и общеобязательный характер. И вот здесь соотношение между добровольностью и обязательностью может быть изменено в пользу обязательности».

Получается, власть уже подумывает нас всех заставить привиться? Владимир Вольфович, как вы к этому относитесь?

В. Жириновский:

- Владимир, у вас сквозит ненависть к государству, в порядку. Вам хочется, чтобы было полное беззаконие. Вакцина? Не хочешь – не делай. Платошкины? Идите, орите, пусть будет революция. Война? Да пусть начинают войну. Вон как Израиль уже двести арабов прикончил.

Здесь вопрос ведь в другом. Нам не хватает правового воспитания. Нельзя в состоянии мировой пандемии заниматься уговорами: может быть, сделаете вакцину? Люди умирают каждый день. Идет дальнейший рост количества заболевших и умерших во всем мире. В том числе и по отдельным позициям у нас. Поэтому здесь Дмитрий Анатольевич впервые, лидер партии большинства, высказал самое правильное суждение. И вице-мэр Ракова.

Карантин всегда было принуждение. Во время советской власти слова «карантин» все боялись. Туда не пойди, сюда не ходи, это не делай. Это было страшное слово. Никто не говорил, что права человека… Это же в интересах человека. Как нам защитить людей?

Вы понимаете, что пандемию можно остановить и вообще опасность ликвидировать только в случае тотальной, повальной вакцинации? Чтобы болезнь исчезла. Если просто кого-то вакцинировать, а кто-то бегает без вакцины, мы от этой заразы не избавимся.

В. Ворсобин:

- А как это должно выглядеть? Это должны быть штрафы, уголовный срок за отказ от вакцинации? Или людей насильно вакцинировать?

В. Жириновский:

- У них есть целый арсенал средств. Например, Ракова предложила часть услуг, бывших бесплатными, для тех, у кого нет вакцины, перевести в платные. Вот он пришел в поликлинику записаться к врачу. Вакцинированный? Нет. Пожалуйста, в другое окошечко, там на коммерческой основе. Или иди, сделай вакцину. И не заражай наших людей.

Выезд за границу. Пожалуйста, свободный выезд. Нам не нужна выездная виза. Но если у вас нет вакцины, мы вас не выпускаем. Почему? Вы туда поедете и будете заражаться. И сюда привезете заразу. Ведь все делается для нашего с вами здоровья. Нас же не посылают на принудительные работы.

На работу принимают. Вот пришли два человека. Оба подходят. А взять одного, у которого есть вакцина. У вас нет вакцины? Идите, делайте. Путевки, квартиры, масса возможностей у государства использовать все рычаги с тем, чтобы не лишать людей свободы или штрафовать, но объяснить им: вакцина есть – всё, получаете все услуги. Нет вакцины? Вот сейчас детский отдых. Путевку выписываете, детей еще не вакцинируют. А родители? Справочка о вакцинации родителей. Нету? До свидания. Ребенок пускай сидит дома.

В. Ворсобин:

- А что мешает нам это сделать? Это же очевидная мысль. Но уже прошло полтора года эпидемии. Что мешает государству этим заняться?

В. Жириновский:

- Власть боится. Впереди выборы. Если она введет жесткие меры, обязывающие вакцинироваться всех граждан, оппозиция не может никакие меры вводить, тогда голосование будет еще хуже за эту партию. Все делается в интересах этой партии. Пускай сдохнет половина населения, но пусть они получат свои голоса. Поэтому они уже не выдерживают, они уже предлагают меры. Но вводить будут после выборов. С 1 октября такие драконовские меры введу, что мы быстро догоним все страны мира по вакцинации.

Мы же сейчас отстаем. В Европе куда больше провакцинированных в процентном отношении. А у нас? 10 % вакцинированных. Пусть даже 20 %. Но для того, чтобы остановить инфекцию, надо 80 %. То есть 80 миллионов – в четыре раза больше. А сколько мы делаем? Уже полгода. Только в конце года сделаем. Если такими темпами идти, в конце года.

Но ведь в Индии новая болезнь появилась – плесень. Сперва была черная плесень, и люди практически умирали. Теперь белая плесень. У Индии страшная ситуация. Коронавирус не могут остановить. А добавилась плесень. Южная страна. Там спят на улице, едят на улице, там очень трудно людям соблюдать санитарные условия. Но у нас не юг. Север нас спасает. У нас сегодня на трети страны снег, град, дождь.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, если вас послушать, получается, что власть между выборами и жизнью своих людей выбирает выборы. У нас такая власть циничная или у нас вся политическая элита до того прогнила?

В. Жириновский:

- В Британии ВВС не цинично? Журналист довел Диану до того состояния, что она вообще погибла? Все циники. И депутаты есть циники, и военные есть циники. И во власти есть циники. Конечно, должно быть все в интересах гражданина. А врачи – не циники? Большую часть рекомендаций от врачей наши граждане получают – не делать вакцину. Кто дал право врачу давать такие рекомендации? Это чудовищно!

Сейчас слушаю некоторых врачей – все за вакцину. А год назад они меня критиковали. Жириновский требует маску везде, перчатки. Зачем? Это не надо. А сейчас все говорят: надо маску, надо перчатки, надо вакцину. Ушел год, чтобы всех убедить. У коммунистов снова заболели три, один – тяжело. И у "Единой России" снова заболели. А я год уговариваю свою фракцию. Слава богу, у нас не было тяжелобольных. И очень многие сделали вакцину.

Вы правы, Ворсобин, вы из Твери, по-моему?

В. Ворсобин:

- Живу там.

В. Жириновский:

- Ну вот. Всегда из Твери какое-то брожение антимосковские настроения у вас с древних времен.

В. Ворсобин:

- Что ж вы на Тверь ополчились, Владимир Вольфович? Спокойный, мирный город.

В. Жириновский:

- Иван Грозный расколошматил вас тогда опричниками, пошел на Новгород. Наводил порядок на Руси. Сейчас, конечно, у вас там спокойнее, лучше. Но посмотрите, ведь в чем проблема у нас. Не слушают оппозицию. Я сказал в среду, что у нас сохраняется однопартийный режим. Мне говорят: нет, что вы, что вы, посмотрите, сколько партий, сколько прессы, все могут выступать. Да, выступать могут. А прислушиваться к оппозиции не хотят.

Вот сейчас идет форум «Новое Знание». Туда поехал Толстой от Думы выступить. Макаров – бюджетный комитет. А чего нас никого не позвали? Я согласен, Зюганов – это старая плесень политическая. Почему меня не позвали?

В. Ворсобин:

- А хотите честный ответ? Когда Москва стала прислушиваться к Хабаровску? Она же в грош не ставила Хабаровск. А начала слушать только в том случае, когда люди вышли на улицу. Когда власть чувствует опасность, когда вы ее заставите дрожать, тогда она к вам будет очень внимательно прислушиваться. Владимир Вольфович, может, и у вас такая проблема? Может, надо жестче с властью поступать? Может быть, и на митинги ходить?

В. Жириновский:

- Владимир, послушайте мои выступления в Думе. Более жестко не выступал ни один депутат в мире. Сколько я сделал жестких заявлений! Сколько мы просим провести митинг – нам отказывают. Мы их проводим в закрытом помещении. Во дворе Института мировых цивилизаций. И что? Никто ничего не показывает.

Вот случилось в Казани событие. Я предложил провести беседу со школьниками. Обратились в департамент образования правительства Москвы, в Администрацию Президента, к президенту я направил личное послание. Ноль! И пожалуйста, повторение идет. В московской школе мальчика поймали с пистолетом. В Перми пырнул учительницу ножом. В Новочеркасске там черт знает что ученик стал…

В. Ворсобин:

- Перейдем к следующем теме – про мигрантов. Наше правительство высказывает интересные идеи. Федерация мигрантов России раскритиковала идею ФСИН привлекать заключенных на работу вместе гастарбайтеров. Недостаток мигрантов заменить заключенными. Оригинальная идея. Что вы о ней думаете?

В. Жириновский:

- Я вам скажу, что я о ней думаю. Но вы мне не дали возможность договорить про Хабаровск. Недавно «Коммерсанту» даю интервью. И они обвиняют: а чего вы ничего не делаете? Все, что надо, мы сделали. Буквально на днях направили наши требования улучшить медицинское обслуживание Сергея Ивановича Фургала. Здоровье ухудшается. У него и так легкие были больные. А тут он переболел. И выступления были самые мощные. Никогда в мире еще, ни в одной стране по поводу отставки губернатора не было таких мощных выступлений. И мы их поддерживали. И сейчас поддерживаем. И все будем делать для того, чтобы попытаться облегчить участь Сергея Иванович Фургала или добиться его освобождения. Или добиться помилования. Мы это держим в поле зрения.

Это заслуга ЛДПР. Ибо ни один губернатор-единоросс, коммунист, из «Справедливой России», уходя, ни один человек не вышел на площадь. Ни один! Хотя они кому-то квартиры давали, кому-то работу давали, кому-то путевки давали, кого-то лечили. А здесь весь край вышел. И там долго ходили, больше, чем Белоруссия. И значение больше. А власть – ноль внимания. Даже ничего не сообщали по центральным каналам. Я все смотрел через известный канал «Дождь». А так у меня не получалось.

В. Ворсобин:

- "Комсомольская правда", я же там был. Я каждый день передавал оттуда.

В. Жириновский:

- Радио, я согласен.

В. Ворсобин:

- Нет, видео.

В. Жириновский:

- Я имею в виду федеральные каналы. Вот «60 минут» ВГТРК, ничего не показывали. Все Украина, США, Байден и так далее.

Мигранты. За них борьба идет со стороны тех, кто хотел бы, чтобы их было здесь много. И зарабатывают на этом. Нам нежелательны мигранты. Мигрантов можно взять. Давайте возьмем рабочих с Белоруссии, Украины, с Прибалтики, с Сербии, Болгарии. Западное направление. Чтобы было много людей с христианской культурой, православной. И с языком, близким к русскому. Они будут здесь чувствовать себя как рыба в воде.

А когда из Средней Азии, они хорошие ребята, но у нас уже Сургут и некоторые другие города Севера становятся мусульманскими. Что будем делать? Когда наши собственные мусульмане, они живут на родине. А когда приезжают с других стран, издалека, то будет идти замещение населения. Поэтому нам выгодно использовать наших лиц осужденных, лишенных свободы.

И тот товарищ, который представляет Союз мигрантов, Коженов, он немножко не прав, когда говорит, что заключенные не умеют работать, не хотят работать. Они все имеют хорошие профессии. И в основном рабочие. Все умеют работать. И ждут этой возможности, чтобы работать. И наоборот, мигранты из Средней Азии – это в основном аграрный сектор. Они выращивают хлопок, скот, овцы в основном, фрукты и так далее. Они как раз рабочим профессиям обучаются в основном у нас уже. Поэтому нежелательно их брать.

В. Ворсобин:

- Вы можете представить стройку, на которой работают осужденные? К мигрантам мы еще привыкли. Это часто законопослушные ребята. А теперь сто раз подумаешь, отпустить ребенка на улицу, если рядом что-то строится.

В. Жириновский:

- Не торопитесь, Владимир. Речь идет об использовании осужденных на строительстве дорог. Второй участок БАМа тянут. Там безлюдные места. Там построят общежития, завезут, будет там охрана, питание. И, возможно, даже вариант колонии-поселения. Приедут семьи. И будут там жить и работать, будут сокращать сроки. И, возможно, останутся там, на Дальнем Востоке. Это раз. Поэтому никто в центр Москвы или Твери не будет возить заключенных, чтобы они работали на стройке. Кто-то может сбежать, и так далее. Это будет в очень ограниченных местах. Их всего около 200 тысяч.

А нам нужно рабочих 10 миллионов. У нас полтора миллиона не успели уехать. Давайте их использовать. Возможно, нам хватит. И не надо будет завозить еще. Вот всех, кто по линии Федеральной службы исполнения наказаний. Но постараться избежать завоза мигрантов из Средней Азии. Вот с Грузии же нет у нас мигрантов рабочих. Рестораны грузинские – пожалуйста. Идите, там грузинская кухня. Азербайджанцы на рынке есть. Но на стройках их нет, по-моему.

Средняя Азия, их жалко, но… Тем более, во ФСИН всего 480 тысяч заключенных. А 350 тысяч сидят по ненасильственным статьям. Бухгалтер где-то нарушил, таможня какая-то, налоги. Они вовсе не закоренелые преступники. Речь не идет о том, чтобы убийцы стали свободными рабочими. Это те, кто совершил те вещи, которые вообще к личности не имеют отношения. Поэтому тут бояться не надо. Это не проблема. Но и их не будет хватать. Потому что нужны десятки миллионов.

Поэтому ЛДПР всегда говорила: давайте поможем Средней Азии. Я сам оттуда. Там много хлопка, нам нужен хлопок, фрукты, овощи, шерсть, мясо. Все нам надо из того, что они производят. Так давайте заинтересуем, заранее оплатим часть урожая, чтобы они получили осенью деньги, а весной в марте пойдет капуста нового урожая, клубника и так далее. Вы много клубники покушали в этом году нового урожая?

В. Ворсобин:

- Я ее не люблю. Но я уже ее вижу.

В. Жириновский:

- Но не кушали. А должна быть у каждого ребенка на столе каждый день клубника со сметаной на завтрак. Это можно сделать. Там полно этой клубники. Черешня есть, вишня есть. Все нам надо завозить. В этом проблема. Тогда они там будут жить, будут работать там. А рабочих взять с запада. Украина – бросьте клич, десять миллионов приедут сюда. С обещанием через пять лет паспорт российский. Квартиры дать им можно. У нас полно пустующих квартир в сельской местности, в маленьких городах. Воркута – полупустой город. Мурманск – полно квартир пустых. Никто этим не занимается.

Эта проблема искусственная. Нужны рабочие, согласен. Потому что разворачивается большое строительство жилья, дорог. И ни один регион не может дать столько свободной рабочей силы. Так возьмите на Украине.

В. Ворсобин:

- Насчет Украины и Белоруссии. Беларусь я хорошо знаю. Она уже истощена. Все, кто мог, уехали на восток или на запад. Там не так много людей осталось. А вот с Украиной тяжело. Захар Прилепин сказал, что его партия всегда будет радикальней "Единой России". «Необходимо расширять ДНР и ЛНР и двигаться к фактическому перевороту в Киеве. Это в "Единой России" никогда не произнесут. А мы произнесем и ставим цели гораздо более далекие».

Смотрите, в радикализме «Справедливая Россия» хочет перещеголять ЛДПР.

В. Жириновский:

- Это заявление Прилепина. В любой европейской стране после этого заявления партия немедленно будет запрещена. И навсегда ей будет отказано в участии в выборах. Ибо он впервые идет на выборы, Прилепин – зам Миронова, и обещает переворот в Киеве. Даже в Киеве до этого не додумались партии. Сперва переворот совершили, потом создали партии. Вот его нетерпимость. Он же был у Лимонова. Он поддерживал Навального. Его на Донбасс не пускают за его радикальные взгляды. А вы рекламируете его. И вам Сунгоркин сделает замечание.

У вас же выступал Платошкин много лет. Я сказал: уберите его! Это же авантюрист. Пожалуйста, пять лет получил. Пока условно. Но у него где-то прорвется.

В. Ворсобин:

- И непонятно, за что получил. Ничего радикального он не сказал.

В. Жириновский:

- А вы слушали его выступления по вашему радио "Комсомольская правда"? Я слышал много раз. Меня выворачивало. Как это можно по такому прекрасному радио допускать такие выступления как у Платошкина?

В. Ворсобин:

- За мысли у нас уже наказывают? За мысли мы будем сажать людей?

В. Жириновский:

- Нет, опять у вас тверское понимание демократии. Не за выступления, а за то, что в этих выступлениях. Он призывал к беспорядкам, звал на улицу, к революции. Такой же был в Саратове недоумок Мальцев. Он обещал революцию устроить 7 ноября 2017 года, в честь столетия. И таких полно – экстремистов, радикалов. Их нужно арестовывать, в тюрьму. И не допускать к выборам никогда. И эти партии запрещать. Иначе получим новых большевиков. Их партия так и называется – Платошкин и Прилепин – «Новый социализм». Вот такой социализм, новые большевики. Прилепин – новый большевик. Платошкин, Шевченко, Удальцов. Наберется их с десяток. Им скучно. Прилепин исписался. Больше нечего писать ему. Вот дай ему революцию. Такой же Лимонов был.

Поэтому выступать можно, я с вами согласен, гражданин Ворсобин. Мне легче к вам обращаться как к гражданину. Потому что вы мне не товарищ и вы не господин. Вы гражданин Ворсобин, родом из Твери. Оттуда, откуда мой друг Круг, которого убили бандиты тверские много лет назад. Так вот, я много лет назад слышал, как Немцов выступает на «Эхо Москвы». Случайно. Я специально не слушаю Платошкина и всех, ну, случайно по радио ловлю и слышу. Как он выступал! Он говорил то… и у меня в груди было - ну, за это его убьют! Через два часа мне журналисты звонят: Владимир Вольфович, вы понимаете, что я не хочу, чтобы их убивали, сажали, лишали. Выступать, свобода слова. Но они все звали к революции. Это опасно. Временное правительство прохлопало их и мы получили режим на 73 года, из которых я 43 года мучился в этом режиме. Поэтому нам нежелательно такие. Они все радикалы. И в Саратове они есть, и в Сибири есть, и в Петербурге есть. То есть, с ними надо бороться.

В. Ворсобин:

- Я вот слушал Платошкина - не было ни слова про революцию, было о том, что народ имеет право протестовать. Кстати говоря, право на протест у народа прописан в Конституции тоже. Ну, что вы все время с революцией, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Вы послушайте его выступления все, они у вас там есть в архиве "Комсомольская правда" - чего вы защищаете преступника? Он уже получил срок. Пять лет. Он призывал выходить на улицы и свергать эту власть. Арестовывать, расстреливать. Я же сам слышал это из его выступлений. Вы же не могли слышать все его выступления.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, если посмотреть ваши выступления за 30 лет с помощью Уголовного кодекса, можно в общем-то набрать тоже несколько хлестких фраз, за которые вам можно тоже впаять срок.

В. Жириновский:

- Да. И представление генерального прокурора пришло сюда в Думу в 1994 году. Впервые заработала статья «Пропаганда войны», Уголовный кодекс. И обратился этот мерзавец, демократ, он уже умер, был такой известный демократ был, и уже Госдума обсуждала, и представление о лишении меня депутатской неприкосновенности не набрало большинства голосов. Я бы в тюрьме сидел бы уже 10 лет. Вы плохо знаете мою биографию. Меня за границей бросали в тюремные застенки. Я все испытал в своей жизни. Вы так красиво не проживете в свои 75 лет, гражданин Ворсобин.

В. Ворсобин:

- Так почему вы ограничиваете свободу слова в этом случае, если вы ее испытали? Вот уж кто-кто, то не вы должны ругать Платошкина, а «Единая Россия», власти, которые его боятся. Вы, оппозиционер, с чего обрушиваетесь на Платошкина, который на вашем же оппозиционном фланге. Только вы на правом, а он на левом.

В. Жириновский:

- Платошкин - враг, я вам еще раз говорю. Такие, как он, Удальцов, Шевченко, Мальцев, еще их с десяток наберется, там партия «Коммунисты России», сталинисты снова к власти рвутся, анархисты и т.д. И это опасно. Я страну защищаю, а не этих платошкиных. Вы его биографию знаете? Вы знаете, как он пошел в политику? Кто ему деньги давал? Вы разве не знаете, что он к пятой колонне имеет отношение, что он был завербован американскими спецслужбами. Вы сперва его биографию узнайте.

В. Ворсобин:

- О, чего-то 37-м годом пахнуло.

В. Жириновский:

- Да нет, они нам сюда засылают пятую колонну. Как дипломата США, его там еще пригрели, присмотрели. Как и Навальный. Вы слишком мягкотелый, гражданин Ворсобин. Когда заполыхает Москва и Тверь, вы чего мне будете говорить? Сбежите куда-нибудь в леса? Вы ж понимаете, что случилось в Киеве? Вы и у нас хотите? Вот вы защищаете Прилепина - он этого хочет, как в Киеве. Они хотят к власти прийти и поломать все, что у нас с вами есть. Я полностью за свободу слова, дискуссии. Вот вы, наверное, помните такого Кронид Любарский? Вот он из демократов направил генеральному прокурору заявление, что против меня возбудили уголовное дело. Год шло следствие, сюда приходил генерал с военной прокуратуры, меня допрашивали. Вы ж этого ничего не знаете.

В. Ворсобин:

- А что вы сказали? Что вы такого сделали?

В. Жириновский:

- Моя книга «Последний бросок на юг», там они усмотрели, что я пропагандирую войну. Я им пишу - там неизбежна война, она и происходит сейчас, чего у нас в Закавказье сейчас? Азербайджанцы и армяне разве не воюют? Я описал сценарий, как будет на Ближнем Востоке в ближайшие 20 лет. Они меня ненавидели, я лидер победившей партии, все на меня окрысились и вот прицепились - вот там у вас так написано!

В. Ворсобин:

- Да. Ну, хотели как лучше - война или революция… Платошкину сейчас тоже несладко и к нему все прицепились… Да, оппозиционеры как-то чаще всего друг друга поддерживают в противопоставлении власти, а у нас почему-то, скорее, друг друга бьют, а власть стоит в сторонке и с улыбкой смотрит, как ЛДПР расправляется с коммунистами, коммунисты бьют либералов…

В. Жириновский:

- Владимир, я выбираю из двух зол меньшее. Это принцип ЛДПР. Лучше вот так потихонечку мы живем, и в мирной обстановке, и «Единая Россия» рухнет, она уже в Москве имеет 15%. КПСС сгнила вся. Горбачев сам сдал пост. Просто вместо Горбачева нужно было избрать Собчака, какого-то Романова, а не этого уральского недоумка. Поэтому здесь мы за свободы за все, но за каждой свободой стоит угроза войны и революции. Вот свобода на Ближнем Востоке - убито 200 арабов и 12 израильтян. Все, остановились. 10 дней войны - все, прекратили. Все радуются - все, мир, мир, мы за мир. Сами орут мир - они поняли, что такое война. 212 человек в могиле лежат. Так и здесь, у нас. В Казани семеро детей в могиле лежат. В Перми женщину пырнули, на столе хирургическом лежит. Где-то московский школьник с пистолетом шел в школу - арестовали. Новочеркасский недоумок грозит изнасиловать учительницу арифметики. Это же все происходит на наших глазах! Помните, я критиковал Бугаева? Так его повысили. Я требовал его убрать, а его повысили. Теперь он первый заместитель министра просвещения. Кравцова уберут и Бугаев встанет. Видите, мафия проталкивает своих. И ЛДПР на всех фронтах с ними борется. Если бы не советники мои политические, день и ночь прослушивают весь эфир над страной, и Воронин, и Бычков, и Никулин - сидят день и ночь, скоро с ума сойдут! Они работают, чтобы я мог вам эффективно выдать информацию. А Власов? Он же ночует в Думе! Мы стараемся.

В. Ворсобин:

- Молодцы!

В. Жириновский:

- Подождите, еще один момент. Что делает ЛДПР? Вот 10 лет назад, в 2011 году, мы тогда еще предложили в связи со стрельбой в школах - давайте повысим возраст приобретения оружия - 23 года. «Единая Россия» отклоняет. В 2018 году после Керчи мы опять предлагаем меры, чтобы не допустить этих стрелков в школы. И опять ничего не делают.

В. Ворсобин:

- А почему?

В. Жириновский:

- А всякие дурацкие объяснения. Это ж мы не для себя делаем. И вот там сидят демократы. Такие демократы, как вы, сидят в правовом управлении администрации президента, еще где-то…

В. Ворсобин:

- Но в чем логика? Ведь это же действительно логично не давать детям, они вот только как два года стали взрослыми по паспорту, оружие. Дробовик. Ну, я понимаю, что они найдут формальные причины отказать. Но настоящая логика в чем? Почему они затягивают этот процесс?

В. Жириновский:

- Я вам зачитываю. Комитет Госдумы по безопасности в руках "Единой России" - законопроект нарушает базовые принципы федерального законодательства об оружии, в соответствии с которым оружие подразделяют на определенные виды, на основании четко определенных целей использования нарезного оружия, в законопроекте отсутствуют нормы, регулирующие условия, права, обязанности и пределы применения гражданами огнестрельного нарезного гладкоствольного оружия. Вы поняли что-нибудь?

В. Ворсобин:

- Нет.

В. Жириновский:

- Всякая чушь! То же самое - государственное правовое управление президента РФ совместно с аппаратом совета безопасности, экспертным управлением президента РФ, правительства РФ законопроект не поддерживают, комитет по обороне не поддерживает... Все не поддерживают. Вы понимаете, что они делают?

В. Ворсобин:

- Может, у них детишки любят стрелять?

В. Жириновский:

- Владимир, не злите меня! Не злите! Они отклонили, товарищ Ворсобин, потому что от ЛДПР. Если бы внесла «Единая Россия», закон был бы принят. А так - вхолостую. ЛДПР? Отменить! И дежурные формулировки. И я их не понял, и вы не поняли. Мы поднимаем возраст, чтобы меньше было детей недоумков, которые имеют право купить и стрелять. А они нам говорят… вся страна занималась отклонением нашего закона. Это 2011 год! Сейчас мы вновь вносим изменения. Сейчас мы снова внесем - отклонят. Надо, чтобы вносила «Единая Россия»! У нас одна партия! У нас многопартийная система - так, на дурачков рассчитанная. Ни у одной другой партии нет возможности стать второй партией в стране. Ни у кого. Я об этом говорю - что другой партии, которая бы вам всем понравилась, никогда не будет!

В. Ворсобин:

- В народе вообще-то другая поговорка есть: «Голосуй не голосуй, а все уже за нас решили». А вы все призываете за ЛДПР, коммунисты за коммунистов. Какой смысл?

В. Жириновский:

- Объясняю, какой. Мы объединиться не можем. Они не хотят. Я им предлагал много раз - давайте одну партию создадим. Все вместе. И мы можем тогда быть в противостоянии с "Единой России". Не хотят. Даже коммунистических партий пять-шесть, социалистических. Тогда я, вот буквально на днях, я пришел к выводу - давайте попросим журналистов России поддержать через СМИ только ЛДПР. И вы увидите, что она сделает резкий рывок вверх. Мы можем получить 100-150 мандатов. И тогда «Единая Россия» поймет - пришла хана ее монополии на власть. Появилась вторая партия. А так нам дадут по 30-40 мандатов. Себе они 303, а 147 - на троих. Вот 50 нам, 50 КПРФ…

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, а что изменится? Вы всегда соглашаетесь с Путиным.

В. Жириновский:

- Никогда. Спорим постоянно.

В. Ворсобин:

- По самым главным вопросам вы, по крайней мере, жестко ему не противоречите. Какая разница, «Единая Россия» будет в этом случае или ЛДПР?

В. Жириновский:

- Вы поймите, я постоянно им противостою и говорю. Просто вам это не показывают. Когда встреча один на один, сперва дежурные фразы, потом пресса уходит и вот тогда мы начинаем разговаривать. И я говорю то, что думаю. Я не раз их всех предупреждал. То же самое говорил Медведеву, сейчас Мишустину, Володину, до него там был Нарышкин. Я им все это говорю…. Ну, вы понимаете, что они у власти? Какая власть захочет, чтобы появился конкурент? Она будет всячески этому препятствовать.

В. Ворсобин:

- Привет Навальному и Платошкину!

В. Жириновский:

- И тогда нас по очереди всех душат. И нами не занимаются, потому что есть Навальный, есть Платошкин, Удальцов, Зюганов и прочие, прочие. А при этом почему-то, товарищ Ворсобин, мы не замечаете, что мы абсолютно по большинству законов демократического толка не голосовали. Как вчера вот был закон о запрете участвовать в выборах для членов экстремистских организаций. Ну, мы же не голосовали, мы же за демократию. Даже экстремистов, имеющих статью и прочее, - мы против этого закона. Поэтому прежде чем обвинять ЛДПР, вы должны понять. Вот ратификация о выходе из договора «Открытое небо». Ну, это нам всем выгодно. Американцы же вышли, ну и мы давайте выйдем. А все остальные законы, связанные с демократией, ЛДПР не дала ни одного голоса. По экономике ни одного голоса мы не даем. Ну и здесь вы будете правы - ну и что толку, что мы не даем? А все законы эти приняты. Потому что у "Единой России" 343, абсолютное конституционное большинство. Я и прошу вас - подумайте вот эти дни летние, ну, давайте все журналисты России, проявите солидарность, дайте зеленую дорогу наверх ЛДПР! Вы увидите, как ситуация в стране поменяется после 19 сентября этого года. А в марте 2024 года тоже самое сделайте. И есть шанс, чтобы другой человек стал президентом. Раз вы говорите, что я соглашаюсь с Путиным - я шесть раз был против них. Где такой кандидат еще есть? Шесть раз кандидат в президенты и каждый раз я их критиковал и давал свою программу. И мне давали жалкие там 5-6%. Я больше получил на первых выборах - почти 8%.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, ваши сотрудники меня все время ругают за то, что мы с вами все время говорим о демократии. Давайте перейдем к хлебу насущному - экономике. Цены растут. Вот что сейчас больше всего волнует людей. Не политика, а цены в магазинах. Правительство пытается как-то обуздать их… но все ползет вверх. Как вы думаете, что с этим делать?

В. Жириновский:

- Самый лучший способ - увеличение производства всех продуктов питания. Мы до сих пор не дали полной свободы, до сих пор у нас есть пустующие земли. Миллионы гектар! Мы можем произвести дополнительно миллионы тонн и сахара, и подсолнечного масла, и мяса - ну, все, что нам надо. У нас должны падать цены на продукты. Я много раз говорил - давайте два вида стоимости энергии. Вот для сельского хозяйства давайте дадим самую низкую ставку. У них нет денег оплатить все расходы по производству сельхозпродукции. Но у нас самая дешевая в мире энергия. Давайте не мешать всем аграриям в сельской местности, давайте дадим самую дешевую энергию, только им дадим торговые места. Это ж самая простая вещь. Вы же все молчите. Только в Смоленске губернатор Островский открыл рынок «смоляне для смолян». То есть, старый рынок для всех. Там только те, кто производит продукцию в Смоленской области. У них есть свой рынок. Решена проблема? Решена. А в Москве Дорогомиловский рынок? Как сидели там южане, так и сидят. До очередного скандала. Убьют русского на рынке, тогда опять часть их уберут, появятся русские продавцы. Потом опять все будут с юга.

Кредиты дать им беспроцентные и вперед там на 5, 10, 15, 20 лет, а потом простить им эти кредиты.

В. Ворсобин:

- Подскочит инфляция тут же.

В. Жириновский:

- Какая инфляция? Вы даете на удобрения, на сельхозтехнику, на дороги, на дома. Они ж в магазин не побегут. Это связанные кредиты. Это мы оплатим по безналу из городских центров все. Дорога. Какая инфляция, если мы туда быстрее сделаем дороги? Там бездорожье, как при царе Горохе, зимой можно хоть еще на санях, а весной и осенью непролазная грязь. Давайте быстрее давать вот это у нас - земский доктор - миллион рублей даем. Земский врач. Когда мы начали? Вот, 2-3 года. А чего 50 лет назад не начали? Чего сто лет назад не начали?

В. Ворсобин:

- Зато в правительстве говорят, что надо регулировать цены. И эта идея, кстати, очень сильна. Чтобы заморозить цены на хлеб, заморозить цены на крупы, возможно, правительство пойдет по этому советскому принципу.

В. Жириновский:

- Тогда что будет? Сократится производство этой продукции. Когда производитель увидит, что его прибыль уменьшается, он прекратит производить эту продукцию. И перейдет на ту, где нет замороженных цен. Человечество все это испытало. Там, где регулируют цены, конец экономике. При советской власти цены были твердые - до сих пор у меня в голове батон по 13 копеек, сахар 83 копейки, колбаса 2.20. Но выбор был маленький. Я в Цюрихе зашел в магазин в 1990 году - у меня голова закружилась! 100 сортов сыров! 100 сортов колбасы! Никакой очереди. Высокого качества. Дешевые. /Почему? Потому что каждый фермер, каждый производит, у каждого своя земля, дом, машина и налоги стимулирующие. Поэтому наши налоги должны заставлять производить больше продукции и автоматом будут снижаться цены. Мы этого пока не делаем. Вот мы, скажем, заморозили цены на дешевые лекарства - валокордин, аспирин и т.д. Так производители перестали их производить. Что мы сделали? Мы вообще лишили лекарств наших малоимущих. А надо было сделать как в Европе. Ты малоимущий, ты состоишь на учете в отделе социальной защиты? Купи лекарство по рыночной цене, тебе дают чек, ты идешь в свое окошечко, где ты на учете, и тебе возвращают деньги. Все. Ты неимущий. А все остальные платят. То есть, надо дать возможность. Давайте откроем магазины для бедных. Вот там фиксированные цены. Давайте не уничтожать продукты. Миллионы тонн уничтожаем продуктов. Давайте отдадим бесплатно бедным! Нельзя! При советской власти - закупили мебель - а со старой что делать, говорю? Можно ее раздать? Нет, вывозите в лес и топором разрубайте! Вот что сделали большевики. До сих пор это в голове. Можно было сдать старый телевизор и давали 30 рублей и ты брал новый за 150. Я говорю - а что со старыми телевизорами делать? Раздайте в детские дома, дома престарелых, детдома! Нет. Вывезти в лес и разбить эти телевизоры. Что, это страна? Это экономика? То же самое сейчас! А вы их хвалите! Вот Платошкин коммунист! Его только за то, что он коммунист, он должен в тюрьме сидеть!

В. Ворсобин:

- Подождите. Вы сейчас обращаетесь к слушателям, которые многие скучают по 70-м годам…

В. Жириновский:

- Да не скучают они, им просто правду не сказали. Они забыли, что все были блага для коммунистов. Специальные магазины для элиты, для чиновников… поликлиники, университеты, учеба… они могли ездить за границу, эти скучающие? Выездной режим был, нужно было получить выездную визу. Они могли купить вторую квартиру? Нет. Норма была проживания. Они могли поменять работу? Нет, работай там, где прописка. Это скучающие просто не понимают, что делают. Это, товарищ Владимир, форма протеста. Они не знают будущего. Сегодня им все надоедает, все им претит, тогда они прошлое вспоминают - ах, как было хорошо! Это как старуха вспоминает, когда она была девственницей и ее ласкали все деревенские парни. Но она уже не девственница, она старуха! Любая женщина будет вспоминать первый половой акт, как и мальчик. Так и тут - вот тогда было лучше! Чем лучше? Ничего нельзя было сделать!

В. Ворсобин:

- Спасибо. Время заканчивается…

В. Жириновский:

- Время заканчивается для вас, для скрытых коммунистов. Остается время ЛДПР! Всем голосовать за ЛДПР!

Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, CastBox, Google Podcasts и Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!