«Покажите по ТВ переполненные морги и похороны»: Жириновский рассказал, как заставить россиян прививаться

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В.Ворсобин:

- Есть серьезные поводы поговорить. Арест вашего коллеги по Госдуме – Дмитрия Гудкова. Кстати, это не единственный арест. Арестовывают оппозиционеров помельче: один был снят с рейса. Арест Гудкова самый громкий. Как вы относитесь к этому? Так вскоре и за вами могут прийти, Владимир Вольфович.

В.Жириновский:

- Гражданин Ворсобин, я жду с наслаждением звонок в дверь. И там будет стоять конвой человек тридцать с ротвейлерами в руках. Я с удовольствием выйду на суд к тем, кто такое решение примет. Шучу.

В принципе, об арестах именно я предупреждал. Послушайте мои выступления на многих митингах, я говорил, что скоро пойдут воронки в пять утра – это иносказательно. Будут аресты.

Дима Гудков у меня в кабинете был, откуда я с вами сейчас вещаю. Пришел, привел молодежь, знакомит с работой Госдумы. Был обычный руководитель молодежной организации, это еще не была «Справедливая Россия».

Все ему испортил папаша! Папаша Гудков Геннадий Владимирович, полковник КГБ, сотрудник Пятого управления КГБ СССР, ибо именно они пресекали деятельность любых оппозиционных партий. И чего они не понимают, что эта тенденция сохраняется? И сына своего толкнул на ту тропу, которая закончилась арестом. Может, освободят, может, суда не будет…

В. Ворсобин:

- А в чем он виноват, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Виноваты все, кого будут арестовывать в связях с центрами внутри России и за рубежом, которые ведут антироссийскую деятельность, которые входят в список запрещенных организаций или нежелательных. Повторяю, я не сторонник этого.

Аресты были всегда и в любой стране. И у нас это связано лишь с одним: вот чего они ездят за рубеж и вот в данном случае Дима Гудков. Американский парламент, конгресс выступает там, охаивает нашу Родину и требует введения санкций. И постоянно контакты. Пономарев там Илья, все они из партии «Справедливая Россия», а она тут начинает изображать из себя оппозиционную партию. Митрофанов у них по заграницам. Разоблачить надо «Справедливую Россию»! Полфракции в эмиграции! В бегах.

В. Ворсобин:

- Наше государство ищет врагов, причем, врагов все мельче и мельче. Господи, Гудков – один из самых безвредных оппозиционеров! Никогда не был замечен в чем-то особо радикальном, был депутатом Госдумы.

Вот четверостишье Александра Панкратова-Черного:

России не опасен внешний враг,

Её хранят пространства и снега.

Но ей опасен внутренний дурак,

Усердно сочиняющий врага.

В. Жириновский:

- Это Саша Панкратов?

В. Ворсобин:

- Он.

В. Жириновский:

- Отправьте его в Алтайский край! Там пускай по деревням ходит и побасенки рассказывает.

В. Ворсобин:

- А что-то есть в этом. По-моему, мы заблудились во врагах.

В. Жириновский:

- Владимир, если бы царь начал аресты большевиков с момента проведения первого заграничного съезда, всех делегатов арестовать, все руководство! Вы почему поехали в Англию? Почему в Цюрих поехали? Вы там о чем говорили?

Вы должны понять, что Англия может дать возможность политического убежища, кров и все остальное врагам России. Это не мы определили, кто враг. Скажите, где вы проводите свои съезды и я вам скажу, кто вы. Это Власов, депутат, знает уже, хотя ему не хватает опыта. Раз за границу едете на Запад, раз едете в Лондон, вы – враги России. Где сейчас Чичваркин? Где был Березовский? Где был там Гусинский? Вот в Израиле сидят и в Лондоне.

Товарищ Ворсобин, скрытый коммунист, вы реагируете на слово «арест». Я знаю, это вас пугает. Но повторяю, на Россию очень много ополчилось всякой швали. Они мечтают, чтобы тут произошла хоть какая-нибудь революция, чтобы как-то поддержать их. Поэтому надо вовремя пресечь это.

В. Ворсобин:

- И сейчас, как раз, Дмитрий Медведев хочет пресечь. Параллельно идут аресты, и параллельно Медведев как специально заявил, спрогнозировал, что со временем будет в российской политической системе две-три крупных партии. Дайте догадаюсь? Одна – «Единая Россия», за нее люди почему-то голосуют, проклинают, но голосуют. А вторая партия, видимо, коммунисты – логично. А вы, Владимир Вольфович, со своей партией – две-три. То ли Медведев вас учитывает, то ли вы за бортом. Он говорит, что плохой вариант для страны, когда соревнуются десятки живопырок, между ними распределяются голоса, а в результате в парламенте невозможно найти консенсуса.

Власть так высушит страну, что и вам место, вашей партии в системе места не останется.

В. Жириновский:

- Не волнуйтесь за нашу партию. Вы уже неправильный дали прогноз, что на втором месте будут коммунисты.

В. Ворсобин:

- Куда без них.

В. Жириновский:

- Вся страна их ненавидит. И Кремль их ненавидит. Они мешают. Они тоже бегают по посольствам. Кого американский посол приглашал чаще всего? Зюганова. Накануне выборов, чтобы знать обстановку в стране. С кем якшается Рашкин из КПРФ? С навальнятами. Поэтому КПРФ как раз на слив.

А я вам даю прогноз, как будет. Три партии будут – «Единая Россия» получит ребрендинг (по-русски сменит название), будет консервативная партия России. Максимальное количество голосов, которое она будет получать – 40%, в перспективе 30%, а потом и 20%. Вторая партия – ЛДПР – центристская с легким налетом патриотизма, доказавшая свою устойчивость 32 года. Мы не пролили ни одной капли крови. На фланге левом будут объединены все левые партии – это «Справедливая» там, «Родина», «Патриоты», «Пенсионеры», коммунисты – все. Название им будет дано – социал-демократическая партия. Вот тремя колоннами будем идти на все выборы.

В. Ворсобин:

- Все жестко и под контролем Кремля и администрации президента, которая будет согласовывать все ваши списки и так далее. К этому дело идет.

В. Жириновский:

- Нет! Вот сейчас выборы - они хотят получить конституционное большинство – 303, остается 147. Вот 70 ЛДПР свободно получит. А вторые 77 надо дать голосов 50 коммунистам, чуть больше, чем сейчас, а у них есть. И 27 – чуть больше, чем сейчас у «Справедливой России». Оставить, имею в виду.

Я – ЛДПР и коммунисты, мы можем брать 50, 60, 70. «Справедливая Россия» не берет, ее за уши вытягивают, отбирают у ЛДПР и у коммунистов и навешивают этой «Справедливой России». Вот она от Кремля. Это Сурков заявил на всю страну в 2007 году: мы создали партию «Справедливая Россия» на базе трех партий – партия «Жизни» Миронова, партия пенсионеров и партия «Родина». Это левая нога «Единой России». Через несколько дней Грызлов и Миронов заключили соглашение о сотрудничестве. Чего вы это не вспоминаете?

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, я вспоминаю ваши же слова. Вы сами обвиняете власти, администрацию президента в том, что они расписывают выборы в Госдуму и в президенты уже до выборов у себя. Они уже все примерно представляют. И вы сами их критикуете за это. А сейчас все еще больше упростится! Будет ручная коммунистическая партия, собранная из леваков, прописаннных вроде Старикова и Прилепина. Они будет подвластны Кремлю. Ну и вы, как бы независимый, если верить вам. И вам дадут ровно столько голосов, не сколько вы завоюете, а столько, сколько вам выпишут.

В. Жириновский:

- Я вам даю прогноз на будущее. Ворсобин, вы не можете выговорится! Пусть вам Сунгоркин даст отдельное время. Это мне дал ваш главный редактор, а вы все время стараетесь говорить. У вас у всех, у журналистов, желание – Мардан такой же – вам хочется говорить!

В. Ворсобин:

- У вас учимся.

В. Жириновский:

- И я, как демократ, всегда терпеливо жду.

Товарищ Ворсобин, то, что я говорю, это не потому, что я хочу так. Я объясняю, как у нас происходит и как будет на будущее. На будущее мы придем к трехпартийной системе. И на будущее будут снижаться голоса за «Единую Россию», давайте называть «консерваторы» - это их будущее название. Консерваторы, ЛДПР и левые – и всем понятно.

Сейчас у них, может, они вырвут последний раз 303, уже в 2026 году у них будет 230, не больше. И в 2031 году они не будут иметь никакого большинства. Только в коалиции с ЛДПР или с левыми. И постепенно, а в 2031 году выборы 10-го созыва – это будет праздник демократии в свободном полете. Первое место будет у ЛДПР – 32%, второе место – консерваторы – 30%, и 28% - левые.

В. Ворсобин:

- Подождем.

В. Жириновский:

- И ни одна партия не получит 40%. И коалиция двух партий создаст конституционное большинство в партии 10-го созыва.

В. Ворсобин:

- Итак, мы продолжаем. И мы сейчас поговорим о годовщине известного расстрела рабочих в Новочеркасске. Владимир Вольфович, вас очень зацепила эта дата.

В. Жириновский:

- Почему зацепила? Это было отвратительно. Коммунисты показали, что рабочий класс не является их основой, что они чиновники, захватившие власть. И готовы расстреливать и кулаков, и рабочих, и интеллигенцию.

Почему я вспомнил? Выборы были в прошлом сентябре, Власов туда ездил. В Новочеркасске был наш кандидат в местный парламент и коммунист. Так победил коммунист! Это страшно, понимаете? Мы объясняем им, ребята, ваших дедушек и бабушек расстреливали коммунисты! Рабочие шли к горкому КПСС города Новочеркасска, оттуда дали приказ открыть огонь. Сколько погибло, сколько в тюрьме! И через 60 лет снова голосуют за коммунистов. Вот это возмутило!

В. Ворсобин:

- А почему так?

В. Жириновский:

- Сделали страшный террор, всем заткнули глотку, всем молчать! Ничего не было и никого не убивали. Попробуй сказать, что были жертвы или кого-то стреляли – в тюрьму сядешь. Запугали так, что все до сих пор боятся об этом говорить открыто, кроме ЛДПР. Я это говорю со всех трибун, а все замалчивают. Вчера выступления у нас не было, нет, были. Дюпин мне не дал тезис, на пресс-подходе я сказал, ничего же в эфир не вышло! Я мороженое раздал в Сокольниках сотням ребят. В эфир ничего не вышло. И сейчас вот только благодаря самому демократическому радио в нашей стране я говорю об этом с сожалением. Это ушло, это история, но люди-то остаются и голосуют. Ладно, они не хотят вспоминать, тяжело. Но они же голосуют за внуков тех, кто расстреливал их родственников. Вот это неприятно!

В. Ворсобин:

- Чем больше люди вкушают капитализм, чем больше знакомятся с ним, тем больше они вспоминают социализм. И хотят туда вернуться.

В. Жириновский:

- Мы всю правду про социализм не сказали. И взяли модель самого грязного варианта капитализма. Мы не предполагали, начиная перестройку, вернее, поддерживать начали коммунисты, что выберут самую грязную модель. Ведь сегодня наши олигархи имеют миллиарды прибыли! Первый вице-премьер уже сказал и не первый раз, ребята, отдайте деньги, это не ваши. Вот сто миллиардов – чистая нейтральная прибыль от металлургов. Надо забрать обратно в руки государства. Министр Мантуров, министерство промышленности, все металлургические заводы, все шахты, все химкобинаты, всю тяжелую промышленность. И все деньги пойдут в казну. У нас будет бюджет не 23 триллиона, а 33, 43!

В. Ворсобин:

- Металлурги говорят, что это и есть социализм, госплан. Они говорят, что мы возвращаемся к этому совку, который вы все время ругаете.

В. Ворсобин:

- Зачем вы говорите, что это есть социализм? Во многих странах мира крупные предприятия находятся в руках государства. Имеются элементы планирования, регулирования цен. Японский парламент каждый год в декабре на следующий год устанавливает цены на основные продукты питания. Это что, социализм? Нет, это забота о гражданах. Запрещен ввоз чужого риса. А японский дороже. Почему запрещают? Рынок ведь? Нет, административная система в Японии действует, чтобы свои японские крестьяне могли продать свой рис.

И не надо выдумывать слово «социализм». Его нет нигде. Смешанная экономика. Там, где хорошо работает предприятие, это госсектор, пусть остается. Если плохо – продайте в частные руки.

Наоборот, если частные предприятия стали работать плохо или утаивают прибыль, забрать в руки государства!

В. Ворсобин:

- А вы знаете, сколько процентов экономики сейчас в руках государства, госкопораций? Около 70%!

В. Жириновский:

- 60.

В. Ворсобин:

- Даже больше процентов. И эта планочка сдвигается к 100%, то есть, потихонечку мы превращаемся, может не в социализм, но в такой вот государственный капитализм. Это будет еще страшнее, чем капитализм.

В. Жириновский:

- Наконец вы стали правильно говорить! Забудьте слова «капитализм» и «коммунизм». Это Сталин, лагеря, сумасшедший Маркс, больной Ленин. Это называется «государственный капитализм».

В. Ворсобин:

- Это же противная вещь, на самом деле. Все будет в руках чиновников. Богатеют чиновники. Они будут пользоваться всеми нашими ресурсами.

В. Жириновский:

- Поэтому только тяжелая промышленность в руках государства. А легкая – ткани, костюмы, пирожки, парикмахерские, бани – обслуживание и торговля – все в руках частника. Чтобы он немного себе зарабатывал и снабжал всю страну. А там, где огромные прибыли – металлургия, нефть, газ, химия, лес, а вот лес-то только в руках государства надо держать. И перерабатывать кругляк, производить мебель, а чужую не завозить. А излишки мебели на экспорт. Так делал мой дед. Ворсобин, ваш дед что делал сто лет назад? Мой - капиталист.

В. Ворсобин:

- Мой – крестьянин.

В. Жириновский:

- Он у вас крепостной был?

В. Ворсобин:

- Нет.

В. Жириновский:

- На моего деда работал? А потом большевиков поддержал.

В. Ворсобин:

- Сейчас будет классовая рознь.

Я вот был в Китае, Владимир Вольфович, там я разговаривал с местными экономистами. Они говорят, что китайцы тоже не хотят национализировать тяжелую промышленность, от этого сильно страдают. Они просто не хотят упускать. Там политические проблемы. Но она не эффективная в управлении. Они как бы по рынку хотят это сделать, но боятся.

Вопрос в чем? Любое государственное управление не эффективно экономически. В частных руках работает.

В. Жириновский:

- Это вам вбили в голову специально, чтобы мы не пытались снова взять в свои руки нашу промышленность доходную. Я вам сто раз говорю – обеспечить эффективное управление всей экономикой. Если государственные предприятия работают хорошо и много прибыли – не трогать их! Если частник работает плохо – отберите у него! Если госпредприятие работает плохо – продайте частнику.

Смотрите на результаты. Если плохие результаты у губернатора, отстраняйте. Если хорошие, не трогайте его. Это все вопрос того, чтобы оставить деньги здесь. Вот если вы честные ребята, там Лисин, Мордашов, Потанин, Усманов там, сто человек наберется. Деньги оставьте в стране. Вы заработали на наших предприятиях. Чего вы вывозите все деньги туда? Каждый год сколько уходит денег! Дюпин? Уже ушло триллион долларов!

В. Ворсобин:

- А вы знаете такое понятие, как инвестиционный климат?

В. Жириновский:

- Да.

В. Ворсобин:

- Вот вы сейчас закроете все ручейки и лазейки, получается, никто просто денег не будет вкладывать в Россию, если нельзя получить прибыли и увезти ее. По-честному давайте поговорим.

В. Жириновский:

- Неправильный подход. Пожалуйста, приезжайте, инвестируйте. И вывозите прибыль с того предприятия, в которое вы вложили. Мы правильно должны понимать, вы же русский человек! Если вы захватили мощный металлургический завод в Череповце, в Липецке, Магнитка, огромные шахты и всю прибыль вывозите за границу – вот это не имеете права делать. Вот это мы должны остановить! Но если приехал американец, японец, француз и открыл сыроварню, сосисочную, мебельную фабрику – ради бога. Завез оборудование, нанял рабочих. И прибыль имеет право вывезти за рубеж. Мы говорим нашим – не тронь наше. То, что принадлежало России. Вы получили незаконно эти заводы и фабрики. Вы обманули Ельцина.

В. Ворсобин:

- То же самое говорят коммунисты.

В. Жириновский:

- Нет, они об этом говорят, потому что им больше нечего сказать. Они все развалили. А сегодня в год уходит 50 миллиардов долларов. За 10 лет – 500 миллиардов, за 20 лет – триллион. Вот огромные деньги! У нас они есть. Кто мешает ввести налог на сверхприбыль? Это 80%, это в каждой капиталистической стране. Заработал миллиард сверхприбыли – 800 миллионов в казну! Тебе останется, но 200, а они все вывозят.

Разница есть. И надо хорошо знать эти вопросы.

В. Ворсобин:

- Они лоббируют эти решения. Почему до сих пор нет налога на сверхприбыль и от кого это зависит? Почему правительства за двадцать лет не приняло этого решения?

В. Жириновский:

- Потому что они возражают. Они не хотят, чтобы у них забирали. Белоусов не первый раз говорит: надо оставить эту вашу сверхприбыль. Два года назад он сказал. А вы не оставили ничего.

В. Ворсобин:

- Белоусов – это Дон Кихот.

В. Жириновский:

- Он у Мишустина… При Медведеве был. Он уже сказал тогда, боятся, не отдают. Вот поэтому сейчас заявил он опять. Белоусов просил отдать 500 миллиардов. Вернули? Нет. Сейчас меньше просит – 100 миллиардов.

В. Ворсобин:

- Давайте к другой теме – про COVID-19. Эпидемия набирает.

Я разговаривал с нашими гражданами, которые не хотят прививаться. Они не доверяют власти, говорят, что за все плати, а тут бесплатно какую-то прививку! И вот реально в народе ходят чудовищные слухи, что это какое-то мировое правительство и заговор. И хотят проредить население, оставить один миллиард. Клянусь, я слышу такие разговорчики.

У нас сделали прививку 15%, а в США 80%, в Китае – 30%. Что за тихий русский бунт?

В. Жириновский:

- Это связано с революцией 1917 года. Всех умных, образованных, гибких людей уничтожили. Снизу подняли упрямых. Бедный человек – он упрямый. Он все равно будет бедный. Говорит, ну, умирать, так с музыкой! Знаете, ничего не хочет он. Он сопротивляется. Это осталось от крепостного права, от татаро-монгольского ига. И так далее. От лагерей, от плена, от ГУЛАГа. Сопротивление, ненависть к власти – это сказывается. Мало того, даже есть определенная отрешенность. Если объявить, что в Турции в каком-то отеле все заразились, а у нас у кого-то есть путевки, он все равно поедет. Скажут, что половина в этом отеле умерли, а он все равно поедет. Через неделю скажут, что все умерли постояльцы отеля! И он поедет туда. Наш, русский человек. Вот в чем дело. Безверие. Почему? Обещали социализм, коммунизм, благополучие. Я же мальчиком был, когда был этот съезд строителей коммунизма. Вас еще никого не было.

В. Ворсобин:

- Да и сейчас обещают.

В. Жириновский:

- В 1961 году – это 60 лет назад. «Партия торжественно провозглашает. Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме!». И мы росли, зная, что будет изобилие, все будет, все хорошо. Я стоял в магазин напротив, там конфетный отдел, мне никогда не могли купить конфет. И вот через двадцать лет войду в отдел, целую охапку возьму конфет в карман. Пойду и буду есть! Такое вот примитивное представление.

Мы все обмануты. Просто я начал заниматься политической деятельностью еще до конца Советского Союза. Это 89-90-й год. Поэтому я сразу как бы начал заниматься тем, чтобы укреплять страну, экономику. А миллионы людей – у них отобрали деньги. Отпустили цены. И сказали, что все будет хорошо. И опять обманули!

Прошло тридцать лет. У нас есть достижения, но и есть миллионы бедных, миллионы обездоленных, не довольных работой, семьей.

Вот вы свою жену любите, Ворсобин?

В. Ворсобин:

- Конечно.

В. Жириновский:

- Скоро разлюбите. Детей у вас двое?

В. Ворсобин:

- Трое.

В. Жириновский:

- В интернат сдайте. Они вас выгонят из дома, когда им будет по 25-30 лет! Посмотрите, все семьи распадаются. Потому что все выходили замуж или женились не по любви. Вы исключение, хотя, я уверен, что и вы не по любви.

В. Ворсобин:

- Поклеп! Нет, конечно, по любви. Да и вы по любви! Вы уж признайтесь!

В. Жириновский:

- Никогда никого не любил! Презираю вас всех! Ненавижу! Глупые все вы… не соображаете ничего. Воруете! Мошенничаете! Кто леса поджигает в нашей стране? Кто обманутых дольщиков делает? Кто мошенничает и отбирает у стариков деньги? Кто бандитизм на улицах? Кто стреляет с балконов и в школах? Это кто все делает? Кто наркотики применяет? Кто ветеранов войны грабит? Народ. Так что не надо говорить, какие мы все хорошие. Все замешаны в этом.

В. Ворсобин:

- Так вы народ не любите? Вы один из самых популярных политиков и вы не любите народ?

В. Жириновский:

- Я вам сказал, что я не люблю народ?

В. Ворсобин:

- Но вы сказали, что вы не любите людей.

В. Жириновский:

- Да, и я вам стал их перечислять. Поджигателей. Все леса горят по стране.

В. Ворсобин:

- А это тоже народ!

В. Жириновский:

- Так он что делает-то? Народ? Поджигает леса. Назло поджигает. Знает, что нельзя. Отомстить власти! Вы когда-нибудь ели шашлыки из мяса падших больных животных? Ели?

В. Ворсобин:

- Нет.

В. Жириновский:

- Так вот, по всей стране скотину использовали на сто процентов. Сдохла корова - на мясо и в ресторан. Или хинкали вам там наделают. Кто это делает? Народ. Милиция следит? Следит. А они дают деньги и милиция закрывает глаза. И судье дают деньги - и суд закрывает глаза. А врачи, что, взятки не берут? Помощь оказывают?

В. Ворсобин:

- Хорошо, вы описали ужасную картину. Непутевый у нас народ такой, да.

В. Жириновский:

- Не у нас - это во всем мире.

В. Ворсобин:

- Хорошо, возможно, это смягчит вашу риторику… Скажите, так что с ним делать-то? Вот по поводу ковида? Привить насильно? Согнать в лагеря? Для их добра же.

В. Жириновский:

- Уберите все ваши дурацкие передачи по телевидению и показывайте похороны. Вот умер от ковида и везут на кладбище. Покажите переполненные морги, покажите последнюю минуту жизни. Остановилась работа сердца. Он умер от ковида. Умер от ковида. Везде - ковид - умирают дети, старики, взрослые… Пусть это все идет день и ночь.

В. Ворсобин:

- Так ему будет все равно. Вы ж сами говорите, что он все равно в отель приедет, где все померли.

В. Жириновский:

- Нет. Это остаточное явление, потому что выросли те, кто не знали ничего хорошего. Я повторяю, Им не дали возможности работать и они сопротивляются власти. Вот маленькая зарплата и я не буду тебя слушать, не пойду делать прививку. Голосовать? Не пойду. Нельзя пить? А я напьюсь. Нельзя наркотики? А я проколюсь. Не надо расстреливать детей в школе? А я буду расстреливать. Это протест. Потому что люди не видят отдушину. Вы же говорите, им навязали партию новую, как КПСС. Они думают - так что ж такое, КПСС была - ждали, когда она уйдет. Теперь «Единая Россия». И что теперь ждать? Поэтому в этом смысл. У людей нет чувства удовлетворения. Обещали жилье к 2000 году - Горбачев обещал каждой семье отдельную квартиру, а в квартире каждому члену семьи отдельная комната. Где это все? Прошло 22 года. Если власть, государство, общество обманывает всех постоянно, естественно, начинается протест. Но это можно перебороть. Покажите последствия. У нас депутат вчера читает закон третьего чтения и говорит - прошу принять. Ну, если все в порядке у нас, то давайте во втором чтении это мы принимаем, а третье чтение будет завтра. После ковида у него уже мозги сместились. Это было чтения закона в третьем. А он просит зал перенести чтение на сегодня утром и принять. Хороший депутат. Но по мозгам ударил ковид. А они не соблюдали меры предосторожности - ни маски, ни перчатки…

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, хочу комплимент сделать вашей партии. Вы очень важную поправку вводите - это о запрете рекламы лекарств на телевидении. Я потому что погружен в эту тему, писал много материалов о том, какие фуфломицины рекламируют у нас на телевидении. Как вы думаете, фармацевтическое лобби даст вам провести этот закон?

В. Жириновский:

- Нет. Мафия. Я вам говорю - 20 лет мы боролись с мафией экспорта черных металлов. С трудом пробили. Пока их всех не посадили - наконец, закон принят. Мафия пива - депутатам звонили, предлагали деньги или запугивали. С трудом это как-то мы отметил и не разрешили рекламу и продажу пива. Сейчас потихонечку ввели. Пиво рекламируют и скоро будут продавать на стадионах, видимо. Значит, вот собачья мафия - 20 лет не могли принять закон о защите граждан от бродячих собак. А теперь фармацевтика - не надо рекламировать лекарства. Рекламируют в основном яд. Не пройдет. Не надо рекламировать питание - как там хорошо жарится «Мираторг» этот и т.д.

В. Ворсобин:

- Нет, ну, почему? Там, по крайней мере, люди могут попробовать и не отравятся - потому что все-таки санитарные службы работают. А люди не могут понимать - лекарство это работает или не работает - они ж не специалисты.

В. Жириновский:

- Я еще раз вам говорю - никакой рекламы алкоголя, табака, питания и лекарств. У нас ожирение 30%!

В. Ворсобин:

- Вы обрушите весь рекламный рынок!

В. Жириновский:

- У нас диабет у каждого второго! А вы думаете только о лекарствах. Поэтому здесь все завязано на то, что у человека нет отдушины. Лекарства плохие, питание вредное, люди в подъезде и где-то еще курят, соседи шумят…

В. Ворсобин:

- И еще плохая новость. Реклама на нас валится, поэтому прервемся…

В. Жириновский:

- Вот опять, видите! Вы задолбали вашей рекламой!

В. Ворсобин:

- Ну, давайте поговорим про володинское изречение назвать предателей СССР. Он вдруг заявил - через 30 лет - о необходимости дать оценку распада СССР и назвать имена бывших советских чиновников, предавших страну. «Да, нам необходимо дать оценку, почему распался СССР, и правильнее было бы это сделать, не откладывая. Кто предал? Фамилии? Имена?» Владимир Вольфович, с чего это вдруг? Почему именно сейчас?

В. Жириновский:

- Вот все, что происходит в Думе и в нашей стране, на каждые такие требования и пожелания ЛДПР за 30 лет внесла проекты законов и постановлений. Вот по этому вопросу вносим проект постановления - признать ошибки и преступления, совершенные в период режима Ельцина и Горбачева. 2 года лежит без движения! Комитет по законодательству, Крашенинников, не выпускают даже в повестку дня! С трудом пробиваю и, естественно, парламент не принимает. Христианам головы отрезают на Ближнем Востоке - вносим предпостановление защитить христиан во всем мире! Не принимают. То есть, все, что положительное надо делать, мы вносили проекты постановлений законов, но Дума не приняла. Сейчас правильная позиция председателя палаты Вячеслава Викторовича…

В. Ворсобин:

- А с чего вдруг? Через 30 лет вдруг проснулся Володин! Батюшки, у нас, оказывается, СССР предали и конкретные руководители райкомов и обкомов, оказывается, занимаются бизнесом! Батюшки, какое открытие! С чего это вдруг?

В. Жириновский:

- Так надо список публиковать. Ельцин умер, Горбачев жив. Горбачев. Кто у нас остался? Чубайс.

В. Ворсобин:

- Путин. Подождите, Владимир Путин был вообще-то коммунистом и возглавлял партийную ячейку у себя в Германии. Кстати, он вышел из КПСС и по большому счету проходит по этому списку легко. Он предал СССР.

В. Жириновский:

- Нет, в этот список входит Гудков, Платошкин, Зюганов, Навальный, «Эхо Москвы»… Это все люди, которые неправильно оценивали ситуацию в стране. Нам лгали…

В. Ворсобин:

- Они входили в партию когда-то?

В. Жириновский:

- Да ради бога, пусть входят в партию, куда угодно входят. Мы говорим персонально, кто эти люди. Вот 30 лет, годовщину, надеюсь, ваша радиостанция посвятит полностью участию ЛДПР в поддержке ГКЧП 19 августа… Кто поддержал ГКЧП? Прекрасное заявление госкомитета. Кто поддержал? ЛДПР. Меня вызвал министр юстиции СССР, сделал мне предупреждение… Что делали другие в это время? Зюганов, Селезнев, Прокофьев… Ничего не делали.

В. Ворсобин:

- Но вы же ненавидели СССР!

В. Жириновский:

- Я любил СССР!

В. Ворсобин:

- Как? Коммунистов вы не любите, КПСС вы не любите.

В. Жириновский:

- Я не люблю режим! Люди-то не виноваты. У меня сестра была членом КПСС, два брата. Я имею в виду режим, репрессии, ГУЛАГ, уничтожение людей, уничтожение интеллигенции, промышленности и т.д. В этом аспекте. Поэтому вы сегодня давайте. В прошлом мы уже ничего не добьемся. Вот сегодня 30 лет ГКЧП. Надо было поддержать? Надо. И когда делают опрос, 70% говорят - сегодня бы мы поддержали. А 30 лет назад только ЛДПР поняла это. Так вот, пусть думают 19 сентября за кого голосовать!

В. Ворсобин:

- Вот этого трясущегося Янаева поддержать? Вот этих пятерых стариков бледных, которые испугались собственного решения? Это ГКЧП вы хотели поддержать?

В. Жириновский:

- Да, это. Янаев, Пуго, Стародубцев. Такие у нас люди. Ну, что делать? Ну, такой народ наш. Народ любить надо. Негодяи отдельные. Леса поджигают отдельные. Мы поддерживаем не членов госкомитета, а заявление ГКЧП - остановить беспредел, преступность, сепаратизм, сохранить страну. Мы об этом говорим. К чему они нас призывали? Забудьте там Янаева с трясущимися руками - да у нас полстраны с трясущимися руками. Это весь мир. Это старческая болезнь. Вот когда поживете при советской власти, у вас все будет трястись! Я 45 лет прожил при советской власти. А вы 10 лет не прожили! Сколько лет вы жили при советской власти? В детский сад ходили?

В. Ворсобин:

- При советской власти я жил где-то лет 14-15.

В. Жириновский:

- Откуда? Вам, что, почти 50 лет? Сколько вам?

В. Ворсобин:

- Мне 48.

В. Жириновский:

- Ой-ой-ой, я думал - мальчишка! И до сих пор женаты?

В. Ворсобин:

- Конечно. Второй раз.

В. Жириновский:

- Вот видите - второй раз! А первая жена скучает, наверное?

В. Ворсобин:

- Давайте не будем лезть сейчас в наши тайны и наши скелеты в шкафу…

В. Жириновский:

- Я к примеру говорю. Разводы везде - по всему миру. Вас не трогаем. Виновата жизнь. Условия жизни страшные, отвратительные - для всех. Поэтому вот здесь надо дать хотя бы морально - я противник репрессий. Противник даже увольнения. Но давайте дадим моральную оценку, что виноват Горбачев. Начал хорошо - кончил плохо. Как это русская поговорка? Начал за здравие - кончил за упокой! Умерла страна! Как хорошо было - перестройка, борьба с алкоголизмом, больше прав предприятиям, больше демократии!

В. Ворсобин:

- Но Володин не о нем говорил, он говорил о руководителях обкомов и райкомов, которые очень классно пристроились… а сейчас, если вытянуть их всех, они окажутся в каком-нибудь Газпроме… а то и в правительстве сидят. И что, давайте мы их тогда на доску позора вывесим, да?

В. Жириновский:

- Ну, это фигурально! Ну, не надо все брать один к одному. Ну, пусть им будет стыдно, что они столько натворили! А теперь они, как сыр в масле катаются! Ну, нам же это неприятно! Они нас звали строить социализм, коммунизм, а сами бросили все. Я вот вчера назвал Зюганова - святой человек - выступая с трибуны. И почему-то пресса это не заметила. В чем святость КПРФ и всех коммунистов? Они обещали то, чего никогда не будет. И они обманули всю планету. Это же половина человечества поверили, что может быть другая модель жизни, не американская, не европейская. А они всех кинули, вы понимаете. Это 3-4 миллиарда людей оказались обманутыми. Разве это не святые люди?! Бесплатно обманули всю планету. Бросили коммунизм и давай набивать карманы свои! Во фракция КПРФ сколько миллиардеров сидит?

В. Ворсобин:

- Подождите, а сейчас капиталисты не обманывают народ, что ли? Сейчас нынешняя власть разве не обманывает?

В. Жириновский:

- Обманывают. Но они честно обманывают. Зарабатывай! Заработал - купи квартиру. Заработал - купи машину. Отдыхай. Занимайся любым бизнесом. У нас же это сложнее - мы сохраняем социализм. Сколько разрешений, согласований! В Америке вы в 10 утра подали бумаги в местный орган, который ведает разрешительной системой, в 12 часов можете заниматься бизнесом. Офис - висят объявления - сдается, сдается, сдается… Есть риелтор, есть посредник, вам все быстро сделают. Сырье купят, наймут рабочих - работай! А у нас это невозможно. Везде взятку надо дать. Не хватает рабочих вроде бы? Всех хватает.

В. Ворсобин:

- Да, и виноват Зюганов, а не Путин.

В. Жириновский:

- Потому что везде у власти остались коммунисты. Они не хотят жить в новых условиях!

В. Ворсобин:

- Да, и виноват не бывший коммунист Путин, а Зюганов, который вообще ни капли власти не имеет уже 20 с чем-то лет. Владимир Вольфович, у вас какая-то такая изящная логика!

В. Жириновский:

- Ворсобин, Зюганов работал в отделе ЦК агитпром, вместе с Морозовым. Это они разрабатывали перестройку. Это они поддерживали Горбачева. Это они создавали вторую Компартию. Это они голосовали и утверждали Беловежские соглашения в декабре 1991 года. Вы чего обеляете Зюганова?

В. Ворсобин:

- Но вы Путина принципиально не трогаете. Я заметил за четыре передачи - вы даже фамилию Путин редко произносите, а уж тем более не говорите про него ничего плохого. Я тонкость вашу эту заметил.

В. Жириновский:

- Пожалуйста, я могу сказать. Почему мы остановились в 2014 году в Донбассе? Можно было Мариуполь брать. В Харькове мне говорили - ребята, дайте оружие! Все можно было сделать. Армии не было, президент сидел в Харькове, почему его не поддержали в Харькове? Почему не дали спецназ из Белгорода? Кто это проворонил все? Эти начальники в погонах ушли в отставку? С Украиной бы все покончили. Вот это недоработка чья-то. МИД помогал в этом вопросе? Нет. Было единство среди генералов наших? Нет.

В. Ворсобин:

- Да мы о взятках говорили, Владимир Вольфович, а не о взятках. О том, что сейчас зарегистрировать бизнес трудно… Я вот об этом - о нашей жизни, которая за 20 лет вставания с колен ни капельки особо не изменилась. Она меняется, но почему-то не для обычного человека. И почему-то в этом контексте вы о Путине не говорите вообще.

В. Жириновский:

- Да каждый день в Государственной думе об этом и говорим. Каждый день. Последнее что у нас там было? О языках и народах. Я один говорил вчера - русский язык давайте защищать. Давайте защищать малые народы и их языки. А когда русским языком займемся? Я каждый день выступаю. Вы посмотрите - у меня 16000 часов выступлений и видеозаписей! Посмотрите все стенограммы. Надо направить Ворсобину…

В. Ворсобин:

- А там о чем?

В. Жириновский:

- Постоянная критика. Вот мы вчера приняли сразу в трех чтениях закон о бесплатном подключении газа к домам наших жителей. Вы что делаете, я говорю? Вы гоните газ всю жизнь на запад, на восток, на юг, а русскому человеку вы впервые бесплатно будете подключать газ? А чего вы нацменам подключили газ 60 лет назад? И сто процентов? А нашим к 2030 году обещаете 73% всего? А когда будет 100%, А когда все это будет бесплатно? Это правительство виноват? Руководство виновато? И я это критикую.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, вот вы задали вопросы правительству и мы на них ответим через неделю, в следующей нашей передаче.

В. Жириновский:

- Да. Вот завтра - повтор! В семь утра всем слушать, кто не слышал сегодня! Знакомым передайте. В воскресенье - в пять вечера! Опять вся семья садится и включает радио! Всем слушать Радио «Комсомольская правда» - в субботу в семь утра, в воскресенье в пять вечера!

В. Ворсобин:

- Спасибо. До свидания.

Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, CastBox, Google Podcasts и Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!