Жириновский: В середине века в брак будет вступать 5 % населения

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин. Конечно, вместе с нами Владимир Вольфович Жириновский.

В. Жириновский:

- Добрый день.

В. Ворсобин:

- Женщины негодуют. Теперь из паспорта исчез штамп о том, что ты в браке и у тебя есть дети. Мужчины молчат, женщины злятся. Почему наше правительство пошло на такой странный шаг?

В. Жириновский:

- Я думаю, это связано с тем, что нигде в мире в паспорт никакие подобные сведения не проставляются. Это нарушает личные данные. Человек сам решает – женат, замужем, есть дети. Это делала советская система, Сталин. Чтобы можно было везде посмотреть: а, разведен, а, есть дети. Лишь для этого. Человек поселяется в гостиницу, вся гостиница будет знать, что он разведен или женат. Это остатки советской системы. За рубежом паспортов нет. Водительское удостоверение – и все. Какое-нибудь удостоверение личности. А тут паспорт и вся биография. В свое время была отметка, что человек сидел. Военнообязанный. Мы приводим в соответствие с гражданскими правами.

В. Ворсобин:

- Женщины недовольны.

В. Жириновский:

- Это гражданские слова каждого человека. Давайте еще заболевания указывать. Болел сифилисом, сейчас туберкулез, ковидом Ворсобин болел в июле. Не нужно этого делать. У нас есть конституция, где написано в статье 24: сбор и распространение данных о личной жизни граждан запрещено. Давайте тогда конституцию отменим. И будем бегать везде с паспортами: женат, разведен, дети, нету, лишен родительских прав, штраф, судимость. Да вы что?

В. Ворсобин:

- Это удар по семье. У нас и так три четверти разводов. А здесь уже вообще будет эфемерный брак.

В. Жириновский:

- Никуда это не ударит. Не паникуйте. Никакого значения это не имеет. Люди никуда не ходят и паспортом не трясут: смотрите, я в браке, у меня пятеро детей! Это примитивное сознание. Паспорт вообще никуда показывать не надо. В СССР была система определения судимости по спецномеру в паспорте. А теперь вы хотите оставить все сведения о семейном положении.

В. Ворсобин:

- Судимость и брак – разные вещи.

В. Жириновский:

- Ворсобин, вы – сталинист! Гражданин не обязан никому ничего сообщать. Паспорта вообще не нужны. Распад семьи идет не потому, что в паспорте есть или нет штампа. Очень культуры. В середине века в брак будет вступать 5 % населения. Это тяжело, дорого, влияет на здоровье людей. Это прогноз на будущее. Мы за детей, за брак. Но как философ, заслуженный юрист, я вам говорю, что сегодня молодежь вообще равнодушна к браку. Так во всем мире. Для них это крепостное право. Пойдем на дискотеку, поедем куда-то. И многие женщины не хотят замуж. Они самостоятельные.

Ворсобин, вы скрытый коммуняка, у вас патриархальщина. В 18 лет в брак, пять детей, по гудку на завод, на фабрику, в колхоз. Вот вам счастливая коммуна. Весь мир это отверг. Куба трещит, Северная Корея рухнет, Никарагуа, Венесуэла. Люди хотят свободы.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, доиграетесь, и семьи не будет, и детей не будет, и депопуляция страны будет. Вы слишком жесткие вещи говорите. У нас страна патриархальная. Люди скучают по тем временам, когда было много детей, когда семья была крепкая, когда был в каком-то смысле патриархат.

В. Жириновский:

- Ну чего вы несете ахинею? При чем здесь – кто скучает? Сталинисты скучают по Сталину. А я проклинаю и Сталина, и всех сталинистов. Вы скажете: есть избиратели – сталинисты. А я их всех бы в тюрьму посадил. Чего вы на выборы делаете упор? Вы страну хотите спасти или идиотов, которым нужен Сталин?

Я говорю о будущем. Человечество идет к тому, что оно требует больше свобод. Будут другие формы брака, другая будет семья. ЛДПР за семью, за брак, за многодетность. Но 60 % браков распадаются, вновь создаются. Новое поколение хочет жить так, как оно хочет. Мало идиотов, которым хочется в колхозе грязную корову доить полчаса, а потом корова сдохнет от таких колхозников. Не путайте выборы, тенденцию, проблемы. Тенденция к тому, что разводов будет больше, брак себя потихонечку исчерпает. Это многим не нравится, я за них. Но надо думать о прогрессе.

В. Ворсобин:

- Минстрой отправил в правительство на согласование документы, чтобы разрешить продавать долги за ЖКХ коллекторам. Зачем это нужно правительству?

В. Жириновский:

- Чтобы собрать деньги, долги от граждан по банкам, по ЖКХ, алиментные долги. Самая лучшая форма – силовая. Это делает правительство. ЛДПР много раз выступала с предложением о запрете всех коллекторских организаций. Пускай действует судебная система, судебные приставы. Коллекторы – полукриминальные структуры.

В. Ворсобин:

- Их ненавидят.

В. Жириновский:

- Ужесточим правила дорожного движения – плохо, за вас не будут голосовать, людям не нужны ПДД. Закроем магазины пораньше вечером, чтобы водку не продавали, - плохо. Давай день и ночь водку продавать. Мы создали для этого вузы. Институт мировых цивилизаций. Чтобы подготовить там новых чиновников-управленцев, чтобы не было ошибок в управлении страной. Они должны приехать в Москву и поступить в ИМЦ, Ленинский проспект, 1, метро «Октябрьская». Там преподают депутаты, сенаторы.

Мы против коллекторов. Они ведут себя по-хамски, дерзко, они вводят в стресс семью. А долги по ЖКХ у многих есть. Я в советское время вперед платил. Я очень сознательный был, заполнял свою жировку, квитанцию вперед.

В. Ворсобин:

- Может, коллекторы приведут в чувство всяких деклассированных людей, которые никогда не платят? Бывает, от одного неплательщика страдает весь дом.

В. Жириновский:

- Минстрой готов разрешить продавать долги за ЖКХ коллекторам. Если человек должник, то вы его уже не заставите. Вы должны его убить или выселить из Москвы. У него нет денег, нет работы. Он опустился. Другое дело – помочь этим людям с работой, чтобы была постоянная зарплата. Документы необходимые восстановить. Не бросать людей. Но должна быть дисциплина, чтобы люди знали, что надо платить. Это твое жилье. Если мы все будем регулярно оплачивать услуги ЖКХ, всегда будет холодная, горячая вода, канализация, лифты, ремонт.

Я сам был председателем кооператива, знаю, что такое домашнее хозяйство. Я был председателем домкома. Некоторые окна бьют в квартирах, мяч гоняют во дворе день и ночь. А я соблюдал дисциплину жильцов.

В. Ворсобин:

- Всю страну потрясла история с золотыми унитазами в доме начальника ГИБДД Ставропольского края. Вы человек небедный. И в Думе очень богатые люди. Такие дома можно увидеть у депутатов, членов правительства? Это вкусы нашей элиты?

В. Жириновский:

- Это вкус любого человека, у которого огромное количество денег, которые пришли к нему незаконным путем. И он стремится их потратить. В банк положить – сразу будет видно, что у человека огромные деньги, а на зарплату он этого иметь не может. За границу вывести не может. Тогда он все несет в этот дом. И золотые вещи, и серебряные, и все остальное. И картины.

Я был в Москве в доме у Брынцалова. То же самое, огромные картины самые дорогие, золотые унитазы, мрамор, ковры. Потому что при советской власти люди изголодались, хороших вещей не было. На работе колчегоний стул, стол. Я в телогрейке ходил в детстве, в рваной одежде. На барахолке меня одевали. Так и многие жили в нищете. Это сегодня Зюганов говорит: как хорошо жили, сделали то и то. Давайте вспомним, как мы жили.

Поэтому сейчас, когда появилась возможность больше заработать, не честно, я имею в виду заработать – такие вот каналы, подношения, коррупция, взятки и так далее, - то куда потратить? В Думе был случай, когда у одного депутата вывалился золотой пистолет. Вы об этом не пишете, потому что это «Единая Россия». Вот если бы это была ЛДПР, вы бы расписали так…

В. Ворсобин:

- А у кого именно вывалился пистолет?

В. Жириновский:

- Не знаю, я не фиксирую. Но это сто процентов, что это был депутат "Единой России". Стараются из золота все что можно приобретать. И это плохой вкус нищих людей - быть похожими на богатых, на вельмож, на князей, на графьев, как в кино они видели. Тот же особняк – снаружи ему тяжело слишком красиво сделать, будут видеть. А внутри вся лепнина, мраморные лестницы. Это просто голод на богатство, полученное нечестным путем.

Страна 73 года жила в нищете. Я жил далеко от Москвы и знаю, как люди жили. Уборщица в полуподвале жила. Ее сын Паша со мной был в одном классе. Я за ним заходил по пути, и мы шли на урок в 25-ю школу Алма-Аты. Племянница уборщицы – тоже какая-то мазанка на улице, одна комната, перекошены окна.

В. Ворсобин:

- Но у вас же квартира не в золоте, у вас же не такая безвкусица.

В. Жириновский:

- Это другое дело. Я кольцо обручальное снял на второй день после брака. Не люблю, когда какие-то кольца. Сколько мне дарили золотые часы. Недавно Власов отнес золотые часы в скупку, на 800 тысяч скопились подарки за 20 лет. Не ношу ничего. Запонки золотые дарили, заколка для галстука, кольца, вещи. Все эти подарки в скупочный магазин, деньги высылаю нашим гражданам. Это дело вкуса.

Другой, наоборот. Один депутат крест сделал себе килограмма три золота на груди. Ему нравится. Люди хотят похвалиться, чтобы им завидовали.

В. Ворсобин:

- А вы верите, что у нас ведется борьба с коррупцией?

В. Жириновский:

- Конечно, борьба ведется. Тотальная борьба. Не хватает камер, аресты каждый день. Чего вы еще хотите? Чтобы опять эшелоны стояли в Сибирь? Идут процессы. Не хватает следователей, прокуроров. Это во всем мире. Не думайте, что только у нас. И коррупцию начал Сталин ваш любимый. Кто в конвертах вторую зарплату давал всем чиновникам страны? Это Сталин и советская власть коррумпировали всех. А теперь расплачиваемся. Это весь Кавказ был коррумпирован, особенно Грузия. Потом коррупция полезла в Армению, в Азербайджан, оттуда – в Среднюю Азию. И оттуда пришла в Москву.

Я сижу в кабинете, где был Госплан. Начальник отдела сидел, к нему с кейсом приходили. Полный кейс денег. Кейс оставлял. Из Грузии, Азербайджана, Армении, из Ташкента, из Бишкека. Московские чиновники стали коррумпированными. Ждут от всех подношений.

В. Ворсобин:

- Говорят, и сейчас кейсы возили в Администрацию президента из Дагестана. И во многих республиках я слышал, что возят до сих пор.

В. Жириновский:

- Я верю в то, что это началось при советской власти. Сперва Грузия, потом Закавказье, Кавказ и так далее. И до Москвы дошло. Это наследство советской власти. При царе был порядок, офицеры взяток не брали. У них была порода. А мы все беспородные. А вот эта голытьба, люди дорвались и хапают каждый день. Аресты идут постоянно.

Губернаторы от ЛДПР – Владимир Сипягин, Дегтярев – ни одного случая коррупции никогда не будет. Проблема в демократии. Если ЛДПР будет правящей партией, мы покончим с коррупцией. А большевики не могут. Нынешняя власть вся из КПСС. Они и Сталина держат на Красной площади, и Ленина. Потому что они им тогда разрешили коррумпировать всю страну. В этом проблема. Избиратели этого не понимают? В тюрьме сидеть всем членам КПРФ и «Справедливой России».

В. Ворсобин:

- Воровство денег уже много лет проходит из карманов наших пенсионеров. Правительство не индексируют пенсии работающим пенсионерам. Хотя разговоры об этом идут много лет. Государство умыкает у пенсионеров денежки. Сейчас вроде движение пошло.

В. Жириновский:

- А почему пошло движение? Это все позиция ЛДПР. Наш комитет по социальным вопросам, депутат Нилов, сдвинулось с места. Двадцать лет мы об этом говорим. Правда, раньше платили. В 2016 году прекратили индексировать пенсии работающим пенсионерам. Сейчас будут снова. Мы этого добиваемся. Мы рады, что это реальный вклад ЛДПР. И пособия женщинам уже опустились до первых месяцев беременности. А раньше матерям-одиночкам ничего почти не давали. Сейчас всем женщинам с детьми любого возраста платят деньги. Это все ЛДПР. Заботимся о домашних хозяйках, которые сидят дома. Им тоже надо платить пособие.

При советской власти всегда платили маленькую зарплату, маленькую пенсию. Создавали общественные фонды, из которых строили бесплатные квартиры, бесплатная медицина, бесплатное образование. Но это же деньги граждан. А коммунисты хвастаются.

В. Ворсобин:

- Путин и Мишустин уже лет двадцать у власти. И эти законопроекты рождаются сейчас. История с Минстроем и коллекторами – это сейчас происходит. А вы все коммунистов ругаете.

В. Жириновский:

- А что, Мишустин не был членом КПСС? Все правительство – в прошлом члены КПСС. Путин – коммунист. Медведев – коммунист. Все депутаты "Единой России" и КПРФ – коммунисты. Они от власти не ушли. Пока они все у власти, пока ЛДПР не придет вместо них, не произойдет смена политического поколения, вы будете одно и то же говорить еще 20-30 лет. Нужно, чтобы пришла другая партия – самая чистая. Это ЛДПР.

В. Ворсобин:

- И самая скромная.

Перейдем к внешней политике. Обычно Украина жалуется на нас в Страсбург и прочие суды. Теперь мы отправили жалобу на Украину. Тут и цензура, гибель людей в Киеве и в Доме профсоюзов в Одессе. И то, что блокируют воду в Крым. И еще один пункт – то, что Украина не закрыла воздушное пространство над Донбассом, был сбит «Боинг», в чем обвиняют Москву. Какое решение примет Европейский суд?

В. Жириновский:

- В данном случае Европейский суд может частично пойти навстречу. Я неоднократно поднимал эти вопросы. 1998 год – ратификация договора о дружбе. Я один протестовал: не надо ратифицировать. А Зюганов – надо. А теперь расстреливают русских на Украине. Запрет русского языка – Украина должна отвечать. Она нарушает международную конвенцию по нацменьшинствам и их праве использовать свой язык. И в целом дискриминация русских по языку. Отключение электроэнергии, отказ в выплате пенсий жителям Донбасса. Постоянные обстрелы сопредельных с Россией территорий. Нападения на диппредставительство России на Украине. И то, что Украина не закрыла воздушное пространство, это тоже ее преступление. Тогда самолет не был бы сбит.

В. Ворсобин:

- А кто его сбил?

В. Жириновский:

- Украинцы, боевики. Киевский режим. Я об этом сказал за месяц до этого события, что украинские террористы собьют самолет и свалят на нас. Точно, через месяц был сбит самолет. Я это взял из анализа обстановки, потому что гнилое правительство, незаконное в Киеве. Они виноваты по всем позициям. Они за это ответят. И это нужно было делать постоянно.

Я полетел в Севастополь, СБУ Украины направила на меня автоматы, чтобы я не мог сесть в поезд Симферополь – Севастополь. А меня пригласил горсовет Севастополя, это был 1991 год. Вот уже нужно было подать жалобы на них. Но Ельцин этого не делал. Нужно было жестко реагировать. А министр иностранных дел Иванов не реагировал? И Примаков, и Лавров не реагировали. Мы постоянно закрывали глаза. И любые выпады против нас – дипломатов, депутатов, журналистов – уже тогда надо было ставить вопрос об исключении из Совета Европы, из ООН, чтобы ЕСПЧ выносил свой вердикт по каждому запросу.

В. Ворсобин:

- Мы сначала забираем у Украины территорию, а потом подаем на нее в суд. Это странно. Как если бы карманник обворовал пассажира, а потом обвинил в том, что тот слишком сильно возмущается.

В. Жириновский:

- Вы хорошо поняли вашу фразу, что Россия у кого-то что-то забрала? Вы не понимаете, что жители Крыма просили нас снова вернуться под русский флаг. Мы ни у кого ничего не забирали. Вот Турция забрала часть Кипра у Кипра. Там не было Турецкой республики никогда. У нас все на законных основаниях. Вся Украина перейдет под русский флаг под названием Малороссия, Новороссия или просто губернии – Харьковская, Житомирская, Одесская и так далее. Мы ни у кого ничего не забирали. Режим незаконный в Киеве. Они ночью захватили власть. Вы чего об этом не говорите? Мы Октябрьскую революцию не осудили, а теперь они захватили власть через 70 лет.

В. Ворсобин:

- Я помню ваше интервью сразу после событий. Вы говорили, что надо поменять территории. Мы взяли Крым, а нужно отдать территории вокруг Украины. И тихо разойдемся.

В. Жириновский:

- Я не помню этого. Дайте оригинал. У вас запись есть? Я говорю о вариантах. Я не говорю, что мы так сделаем. В свое время нам Америка предлагала - Польшу отдайте, берите Норвегию. Черчилль предлагал. Мы не стали. При Брежневе Америка предлагала – отдайте Кубу Америке, берите Финляндию. Это не мое мнение, не путайте.

Мой вариант уже двадцать лет один – вернуть все территории бывшего Советского Союза в состав новой России. В качестве губерний. Сперва добровольно. Если будут убивать русских, мы их силой защитим и вывесим русские флаги над всеми городами Украины.

В. Ворсобин:

- И закончилось все так же, как закончил в свое время фюрер. Он тоже собирал земли Германии. Судеты были, поднятие духа немецкого народа, аннексия Австрии, аншлюс и прочее. Мы наступаем на те же грабли.

В. Жириновский:

- Какие грабли? Откройте учебник истории. Когда Австрия была в составе Германии? Была Великая Австро-Венгерская империя. Это немцы были в составе Австро-Венгрии. Они захватили чужую страну. А мы вернули свою. Триста лет эти земли были в составе Российской империи, как и Прибалтика. В 1721 году мы купили у Швеции всю Прибалтику. Когда мы снова возьмем ее себе, вы тоже скажете, что мы захватили? Это Швеция должна поднимать вопрос. Она знает, что она нам уступила. Мы Аляску продали, теперь мы снова потребуем Аляску? Нет, потому что мы ее продали в свое время.

Русские на Украине живут испокон веков. Моя семья жила в Ровенской области. За что их расстреляли украинские националисты? Это была Российская империя или Польша. Никакой Украиной там не пахло. Нельзя проводить сравнение с Гитлером.

В. Ворсобин:

- Предлагаю поговорить о громком деле – об истории «казанского стрелка». Эксперты Института им. Сербского признали его невменяемым. Через полгода он может оказаться на свободе. Что делать с народным ожесточением, когда люди обнаружат, что этот стрелок на свободе?

В. Жириновский:

- Ученые уже давно заявили, что XXI век – век психических заболеваний. Последняя пандемия COVID-19, врачи говорят, что одно из последствий будет – влияние на психику. И мы это наблюдаем. Я уверен, что «казанский стрелок» абсолютно здоров. Это делают специально, чтобы замять, тихо, случайно, сумасшедший выстрелил. В Норвегии такой же молодой человек расстреливает 80 человек, потому что ему не нравится, что много мигрантов. А этому не нравятся учителя. Все эти стрелки здоровые. Но общее состояние общества, конечно, психика играет роль.

Тот же гаишник, у которого в доме все золотое. Ему хочется быстрее походить по золотым комнатам. «Казанский стрелок» - пострелять, чтобы о нем говорили долго-долго. И норвежский. Посмотрите разницу. Норвегия – он сидит в отличном номере трехкомнатном в тюрьме. У него меню, он выбирает, он требует замены конфет. У него интернет, компьютер. А наш «казанский стрелок»? вот вам советская власть. Камеры общие и параша прямо в камере. А у Брейвика душ, питание, к нему женщин приводят раз в квартал. Его обслуживание минимально 50 долларов в сутки по питанию. А тут баланду из котла дают всем.

Мы заключаем людей, лишаем свободы, но условия, в которых они находятся, зверские. Конечно, людям неприятно. Убил несколько человек и будет гулять. Реабилитируется, закроют ему тему, что он был психически ненормальным.

В ЛДПР самые здоровые люди. У нас никто не стреляет и алкоголь не употребляет.

В. Ворсобин:

- Люди проголосуют, чтобы наши воры, бандиты и убийцы сидели в яме. А вы говорите, чтобы у нас тюрьмы были похожи на норвежские.

В. Жириновский:

- Это ваши домыслы. Злодеи и убийцы пусть сидят, даже в плохих, тяжелых условиях. Но у нас сотни тысяч людей сидят безвинно или за мелочевку. И в таких же тяжелых условиях. Но даже в Норвегии мерзкому преступнику не создают отвратительных условий. А «казанский стрелок» сидел в отвратительных условиях. Если он выйдет на свободу, он опять убьет несколько человек. У людей злость и ненависть. А это сталинский режим – продажный, скотский, кровь лилась день и ночь. Люди привыкли видеть кровь.

2 мая в Одессе сжигали людей. В Бендерах в 1992 году расчленяли на пилораме. Такое наше советское поколение.

В. Ворсобин:

- Нужна гуманизация правоохранительной системы, ФСИН? Чтобы люди не выходили из тюрем законченными мерзавцами?

В. Жириновский:

- Во всем мире людей лишают свободы. А условия должны соответствовать стандартам, нормам. Женевские соглашения предполагали посылки для военнопленных, переписку, более-менее нормальное питание, душ, лекарства. А советская власть не подписала соглашение. И советские военнопленные были в скотских условиях. Кто виноват? Сталин, советская власть. Военнопленным, вернувшимся домой, заплатили деньги за каждый день в плену. А мы своих пленных направили в сибирские лагеря. И выросло больное поколение. Вот и появляются эти «стрелки».

В. Ворсобин:

- Вы против смертной казни, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Избиратели хотят смертную казнь. И мы вынуждены выступать за восстановление смертной казни. Но количество преступлений не уменьшится, если мы будем расстреливать преступников. Пользы не будет. Но людям хочется отомстить. А потом реабилитация. При Сталине сколько расстреляли, а при Хрущеве справочка – реабилитирован. Мы любим все уничтожать.

В. Ворсобин:

- У нас процент оправдательных приговоров в районе статистической погрешности.

В. Жириновский:

- Да, всех судить. Приговоры – только обвинительные. Оправданий нет. Хотя сотни тысяч сидят вообще ни за что. А потом их выпускают, извиняются перед ними. Люди хотят отомстить, люди болеют.

У нас прекрасная страна, замечательные люди. И детей будет много. Но проблемы есть. Надо их обсуждать. Не прятаться в песок, а вести дискуссию.

В. Ворсобин:

- Нужны реформа ФСИН. Власти категорически не хотят реформировать суды.

В. Жириновский:

- Видимо, им нужны такие ФСИН и суды, чтобы довести до конца какие-то уголовные дела. Сергея Иванович Фургала обвиняют на основании показаний Мистрюкова – его делового партнера. А Мистрюкова полгода пытали в Лефортово. Сейчас он долечивается в Хабаровске. Чтобы он дал показания на Фургала. Вот для чего нужна такая система наказания.

В. Ворсобин:

- Спасибо! С нами был либерал Владимир Жириновский.

Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, CastBox, Google Podcasts и Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите комментарии!