Жириновский: У русских выбили понятие национального самосознания. Русские не понимают, что они русские

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, ну, что, из-за нашей программы возникают дипломатические скандалы и еще та история, которую мы посеяли в Азербайджане, не утихает. Среагировал какой-то бывший дипломат, он, защищая будто бы свою власть от вас, он назвал и вас плохим словом, а весь российский народ он назвал свиньями. Теперь вы призываете его посадить. Что вообще происходит, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- Происходит осознание того, что во всех бывших советских республиках идет наглая антирусская пропаганда. Мы зациклились на Украине, казахов, но это происходит давно. Я ведь там жил и служил в армии, и 50 лет изучаю. Я всегда говорил, что так будет. Я сам уехал оттуда 3 июля 1964 года, когда никакого насилия не было в отношении русских. Но обстановка уже была антирусская. Нам говорили – здесь казахи, здесь казахская земля. И то же самое – во всех республиках. А вы, русские, здесь гости. И это постепенно набирало, набирало и, когда в декабре 1986 года Горбачев назначил Колбина руководителем Казахстана, молодежь, а уже появились нацисты, вышли на площадь центральную в Алма-Ате и шумели, что дайте нам казаха – это Казахстан. Вот тогда, в декабре 1986-го, если бы Горбачев жестко подавил все эти выступления, СССР бы сохранился. Промолчал Горбачев и Россия, и поставили казаха – Назарбаева. И так было постоянно – везде, где возникали какие-то трения, какие-то пожелания, шли на поводу у них. И они обнаглели. Стали притеснять русских, выгонять. Ведь выгодно русских убрать. Рабочие места освобождаются, квартиры освобождаются. В одной республике трехкомнатную квартиру инженер заработал за свою жизнь, к нему приходят местные товарищи и вот – мешок урюка – и убирайся к черту отсюда. Каково отношение? И везде так. Таджикистан, Киргизия. У меня везде родственники живут. Когда я говорю об этом, это из первых уст. Все мои родственники уехали. Их обобрали, как нитку, издевались. Когда насиловали русских женщин, то руководитель одной из республик прокурору генеральному давал команду не возбуждать уголовные дела. Где-то висели плакаты – русские, не уезжайте, нам нужны рабы и проститутки. Единственное, что мне понравилось, это в Тбилиси, там повесили объявление в аэропорту – Русские, не уезжайте, кто же будет хоронить друзей? Это единственное такое объявление более-менее в пользу русских.

Значит, с чего началось? Я даю вам коренные причины. Все советские учебники с первых лет советской власти писали, что царская Россия тюрьма народов и что русские жестоко эксплуатируют все национальные регионы, вывозят оттуда богатства, ведут себя как колонизаторы, как держиморды, и Ленин в своей статье «Право наций на самоопределение», 1922 год, пишет, что не только надо поднять все национальности бывшей царской России, но и русских прижать так, чтобы это была компенсация за то, что они в свое время угнетали все малые народы. Это преступник, Ульянов. Но у нас же парламентские партии носят цветочки на его могилу. Я не говорю уже о других преступлениях. Везде русский заплеван. И все это было в крови и в мозгах всех, кто учился в советских школах.

В. Ворсобин:

- Извините, подождите, дело в том, что со всеми странами, которые вы перечислили, у нас прекрасные международные отношения, у нас просто дружба с Киргизией…

В. Жириновский:

- Прекрасные отношения? Над русскими издеваются каждый день! И ваши дурацкие слова о прекрасных отношениях – это ложь! Ложь стопроцентная.

В. Ворсобин:

- Дипломатические! Подождите. У нас Рахмон был недавно.

В. Жириновский:

- Никаких прекрасных отношений нет! Ни с одной республикой! Везде украинский вариант, прибалтийский вариант, закавказский вариант. Вы где видели прекрасное отношения? Мы руки жали и обнимали фашистских генералов, что, тоже будете восхвалять их? Молотов улыбался Гитлеру! При чем здесь дипломатические отношения? Проснитесь! Вы заснули ребенком и до сих пор ведете себя как ребенок. Я вам говорю о положении на местах, а вы мне говорите…

В. Ворсобин:

- А я вам говорю о кремлевской политике, которая противоположна вашим словам. И, если вам, то и реальности. Потому что Киргизия находится у нас в Таможенном союзе, с Казахстаном, где идут сейчас языковые патрули, у нас вообще прекраснейшие отношения, мы называем друг друга партнерами.

В. Жириновский:

- Тягчайшее заблуждение! Я вам говорю об отношениях между людьми. Экономика, культура. От того, что два-три президента, два-три дипломата обнимаются и целуются, это никакого значения не имеет. Мы никогда не плевали в лицо американским президентам. Но вы знаете, сколько войн они организовали против нас. Афганистан, Ливия, Ирак, Сирия. По всему миру 75 лет трамбуют русских. А когда президенты встречаются, улыбки и хорошие слова. Поэтому не будьте ребенком и не говорите мне такие вещи. Мы в ООН все находимся, все страны мира в Организации Объединенных Наций, которая борется за мир, за гуманные проблемы. А весь мир в крови, везде идут схватки за воду, за питание.

В. Ворсобин:

- Так, давайте на примере Казахстана разберем ситуацию. Там идут языковые патрули. Что это такое? Заходят в магазины и слушают, не говорит ли кто-то по-русски. Это в Казахстане. Я так понимаю, Северный Казахстан, населенный русскими. Это было неделю назад. И заставляют русских говорить в камеру, что они извиняются за слова по поводу того, что русские устроили государственность, что это Россия им подарила государственность. Так я не слышал ни одной ноты от нашего МИДа. Я не слышал вообще никаких движений со стороны наших пропагандистских каналов. Когда идет речь о Казахстане, о Туркменистане, где вы сами знаете, как поступают с русскими, но у нас с ними нефтегазовые отношения, поэтому мы их не трогаем. А вот Украина, с которой мы воюем, мы, конечно же, замечаем любую гадость. Владимир Вольфович, откуда такая избирательность? Вы не хотите, наверное, говорить про избирательность государства российского по защите русских?

В. Жириновский:

- Я обо всем говорю. И о том, чтобы защищать русских, я первый сказал на самом высоком уровне, как кандидат в президенты России 12 июня 1991 года. И вся моя избирательная кампания была под одним флагом – я буду защищать русских. Посмотрите, Ворсобин, вот плакат, май 1991 года, хорошо видно?

В. Ворсобин:

- Да, видно.

В. Жириновский:

- Май 1991 года, 30 лет назад. Поэтому упрекать меня в чем-либо вы не можете. Я Горбачева и все советское руководство обвинял. Я обвинял Ельцина, и обвиняю нынешних руководителей, постоянно ставлю вопрос. Я был автором закона о защите русского народа. Не прошло. Коммунисты завалили. Тогда председателем комитета по делам национальностей был Ткачев. Русских защищать – завалили закон. Хорошо. Закон о защите русского языка. Завалили. Госсовет идет в Кремле, я всем раздал книжечку «Как говорить по-русски», я выступал, говорил – не идет ничего. Собирают в Колонном зале общество защиты русского языка, Патриарх выступает, еще кто-то – никто не защищает. То есть, делаются какие-то шаги, но делают бывшие коммунисты. Вот в чем проблема? У русских выбили понятие национального самосознания. Русские не понимают, что они русские. И когда им плюют в лицо, убивают их, режут, они не понимают, что …

В. Ворсобин:

- А что вы предлагаете делать? Вот есть конкретные случаи в Казахстане, там идут языковые патрули. Что вы предлагаете, как лидер одной из крупных партий, сделать сейчас Кремлю с государством Казахстан? Потому что никакой реакции сейчас у внешнеполитического ведомства на этот счет нет.

В. Жириновский:

- Это тактика та самая, о которой мы с вами говорили пять минут назад. Даже когда у власти в Германии был Гитлер, Сталин говорит – а чего мы тут дерьмом поливаем Германию? Хорошая страна. Мы заключили договор и думали, что он продлится дольше. Что мы успеем создать более мощную армию. Так и здесь. Когда рухнул СССР, заключили договора, думали, что они будут вести себя помягче, потише и сохранять какой-то статус кво, все-таки СНГ, ОДКБ, ЕврАЗэС, ШОС. Поэтому наверху продолжается линия поддерживать на определенном уровне отношения, не уходить как бы в глубину, потому что иначе все отношения будут порваны. И туда ринутся турки, НАТО… тогда нам будет еще хуже, поэтому Кремль выбирает из двух зол меньшее.

В. Ворсобин:

- И вот еще одна история. В Ивановской области в городе Кохма полиция, точнее, ОМОН даже, защищал местных жителей от таджиков. Глава семейства Краснов заступился за сына во время какой-то драки, после чего его дом хотели взять штурмом 20 южан-мстителей, одного он застрелил, его судят за это, ну а теперь в страхе находится весь город. Владимир Вольфович, вот что-то обострилось именно в эти дни по всем фронтам. Это совпадение, как думаете?

В. Жириновский:

- Выборы. И везде провоцируют обострение обстановки. Сейчас на экономических вопросах нельзя обострить. Колбасы завались. Я вчера был в Клину – жрите, сколько хотите! То есть, на питании трудно вызвать какое-то обострение. Единственное, на чем можно – межнациональное. Религия тоже не особенно тут. Единственный самый легко возгораемый вопрос – межнациональные отношения. И его поджигали… 100 лет со дня создания незаконного СССР, 1922 год, на будущий год будем отмечать 100-летие… нужно написать, что это была трагедия, праздновать нечего, сто лет назад создали криминальное государство. То есть, британцы настраивают Турцию проникать в Среднюю Азию, провоцировать недостатки, держат Украину, чтобы оттуда шла всякая гадость против России. Везде поджигают национальный вопрос. Подождите, Приднестровье начнет где-то немножко дымить. Ну, все, все, даже Лукашенко, видите, ни в чем нам не идет на уступки. То есть, самый страшный национальный вопрос – большевики проиграли, ушли, эта преступная организация, КПСС, и сегодня мы за это рассчитываемся. Подождите 19 сентября – все затихнет, все заглохнет до 2024 года, марта, когда будут снова обострения, когда будут выборы президента.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, вы тоже затихнете, потому что это ваш любимый конек – межнациональные отношения. Вы же главный, кто, извините уж, паразитирует на межнациональном вопросе. Если бы не было межнациональных проблем, вы, как политик, потеряли бы очень многое.

В. Жириновский:

- Ворсобин, вы опять говорите гадость. Вас кто-то учит этому? Вам за это платят деньги? Я вам показал уже 1991 год!

В. Ворсобин:

- Ну, это ваш конек, я и сказал.

В. Жириновский:

- Мы 30 лет, независимо от выборов, я 20 лет жил в Казахстане и в Грузии, и 50 лет изучаю эту проблему, с отличием окончил институт стран Азии и Африки при МГУ. Какие выборы? Какая паразитическая тема? Это тема моей жизни. Я этим занимаюсь постоянно. Поднимите все стенограммы заседаний! Вам пришлют, сколько раз я поднимал вопрос независимо от выборов.

В. Ворсобин:

- А чего вы за 30 лет добились? Что, мира межнационального стало больше? Кстати говоря, ваша фигура, скорее, для разжигания проблем. То есть, вы нас перессорили уже фактически со всеми СНГшными странами.

В. Жириновский:

- Никто не разжигает. А ссорит нас Запад, Британия, Америка, Германия. Может быть, я еще и Петлюру создавал? Может быть, я еще и гражданскую войну устроил, когда меня еще не было на этом свете? Чушь не несите! Я вам говорю еще раз. Требовать от нас, чтобы мы что-то реально сделали, тогда, когда у нас будет большинство. У нас 10%. Вот закон о гражданстве принимаем мы в 2002 году. Мы, ЛДПР, критикуем. Но его же приняли? И русский ждет гражданства России так же, как и африканец. Зачем это сделали? Чиновники живы, хотя их уже уволили. Мы критикуем. Так что мы можем сделать? Новый закон не хотят принимать. Сто раз я выступал и говорил русским давать паспорта в посольстве. Казахстан, Узбекистан, Кишинев – везде. Не дают. Годами нужно ждать. На Сахарова сделали центр миграционный, русские стоят в очереди, а нацмены обходят их и получают быстро, за месяц российское гражданство. Стоит это 700 тысяч. У русского нет денег и он стоит в очереди 8 лет. Поэтому вы как имеете право говорить, что мы что-то разжигаем? Издеваются над русскими на всей территории бывшего СССР.

В. Ворсобин:

- Что вы предлагаете? Я слышу только констатацию. Что вы предлагаете вот, допустим, по миграционной схеме? Может быть, нужно закрыть границы с южными странами? Вот что конкретно вы предлагаете для того, чтобы эту проблему каким-то образом начать решать?

В. Жириновский:

- Вот когда предлагает визовый въезд ввести, я согласен. Но еще раз повторяю – мы можем вообще закрыть границы и никого не пускать к нам из бывших советских республик. Тогда там будет Афганистан. Там будут талибы и будут погибать русские парни на Южном Урале и Южная Сибирь, и Северный Кавказ, и Ростов, Краснодар, Астрахань – тогда что, вы будете там сидеть репортажи делать? Вот что случилось. У вас совесть есть какая-то, Ворсобин? Я объясняю вам, что Кремль выбрал мягкий вариант, чтобы не было трупов. Сегодня нельзя по-другому. Мы можем занять жесткие меры. Вот Сирия, мы всех разбомбили и очистили Сирию от боевиков. Здесь же мы не можем бомбить, там же русских полно. Это ж жители тоже не должны погибать под бомбами. Поэтому есть силовые варианты, которые сегодня пока применять нельзя, и есть варианты государственного устройства. А чего заниматься бывшими советскими республиками? Мы внутренними не занимаемся. Мы сказали – убрать национальные республики. Национальные области. Автономные и т.д. Только территориальное деление. Вот у нас 150 миллионов населения, 50 губерний по 3 миллиона населения. Сделали это? Нет. С трудом убрали шесть маленьких национальных регионов и начался шум. Прекратили это. Было 89 субъектов, стало 83. Потом Крым приняли и Севастополь – стало 85. То есть, уже что-то пытались сделать. Но даже просто два-три региона объединить не может Кремль, начинают шуметь – не трогайте нас, у нас свой центр, зачем укрупнять и так далее. Мы предлагали многое делать, но у власти слишком много проблем за пределами России.

В. Ворсобин:

- А как вы поймете, русский он или не русский? В паспорте-то нет графы «русский».

В. Жириновский:

- Прекратите чушь нести. Что, русский не знает русского?

В. Ворсобин:

- Ну, это надо опрос проводить. У них все паспорта одинаковые, это российские граждане, на Северном Кавказе живут российские граждане, кто из них русский, кто полукровка, как посчитать?

В. Жириновский:

- Как они себя определят, так и запишите их. Вы человек грамотный? Перепись населения должна быть в том году. Но пандемия остановила. Сейчас будет в октябре. Вот в ноябре на передаче и будем говорить, сколько русских. В 1991 году, когда я был кандидат в президенты, русских было 155 миллионов. Покажите, где они сейчас? В России 120. На Украине 30. В Казахстане 5. Вот и посчитаем… на территории Российской Федерации, может быть, русских уже 125 миллионов, а, может быть, 115. В переписных листах есть вопрос, какой вы национальности. Поэтому голову не морочьте, Ворсобин. И при чем здесь графа «национальность» в паспорте? Там можно писать любую. Ведь человек не будет давать подтверждающие документы, он может написать себя той национальности, к которой не относятся его родители. Это его право. Но русский не будет отказываться от своей национальности, как и любой другой. Поэтому я вам говорю в целом, что с Северного Кавказа за последние 30 лет идет отток русского населения. Там до сих пор русские названия станиц. Вот конкретный пример. Карачаево-Черкессия – станица Усть-Джегутинская. Там Авдеев Геннадий Петрович, сотрудник нашего аппарата, можете его пригласить в свою передачу. Русских было абсолютное большинство. Прошло 30 лет – русских не осталось. Кто это все сделал? Это вы, журналисты, поддерживали Ельцина и его антирусскую национальную политику. Поэтому министр должен все это знать. Но он боится. Еще раз говорю – отток русского населения идет внутри наших национальных регионов. Что надо делать? У нас пытались в некоторых национальных республиках – Мордовия, Чувашия – заставить русских учить национальный язык с третьего класса, с детского сада. Только ЛДПР, только я, мы выступили против и президент нас услышал. И обязательное изучение местного языка отменено.

В. Ворсобин:

- Ну и что? Вы похоронили местный язык, вы, по сути, просто обрекли на вымирание целый народ. Вот и все. Потому что русский язык поглотит, условно, мордовский язык, ерзянский, мокшанский. Вот и все.

В. Жириновский:

- Но я ведь что сказал, Ворсобин? Я не сказал запретить изучение местных языков. Я по-русски вам сказал – русским, проживающим в национальных регионах, теперь не обязательно изучать местный язык.

В. Ворсобин:

- Это значит никому не обязательно. Значит никто учить не будет – вот и все. Потому что местные языки не нужны для бытового общения. Они исчезают, Владимир Вольфович.

В. Жириновский:

- Какое вам дело до исчезновения? В мире были десятки, сотни тысяч языков и они умирают каждый день. В нашей стране три тысячи языков! У нас что, три тысячи национальных регионов? Чего вы чушь несете? Давайте спасать все языки мира! Без трусов останетесь! У вас в голове какой-то мусор, какая-то солома! Пусть все говорят на своем языке. Я сказал, что мы боремся в Госдуме, чтобы русских, проживающие в национальных республиках нынешней России, не имели права заставлять учить местный язык.

В. Ворсобин:

- Я это уяснил.

Владимир Вольфович, я предлагаю сменить нашу межнациональную тему, очень жаркую и яростную, на более спокойную. Закончилась Олимпиада, опять же, не без печали. Почему? Потому что никогда российская сборная не получала так мало наград, и она заняла самое низкое за все свое время существования место – пятое. Были скандалы с израильской гимнасткой и т.д. Владимир Вольфович, как на это смотреть – спокойно, дескать, ничего страшного, в следующий раз нагоним? Или есть какая-то большая проблема, которую нам показывает Олимпиада?

В. Жириновский:

- Смотреть предельно спокойно. И не надо обманывать наших радиослушателей. Пускай председатель Олимпийского комитета скажет, каковы реальные результаты этой Олимпиады. Была информация, что это была одна из лучших Олимпиад по сравнению с последними. Вот две Олимпиады были (Рио-де-Жанейро и еще где-то). Так вот, в Токио из этих трех одна из лучших. Кто вам дал право говорить, что мы получили меньше всего медалей и заняли пятое место? Это никакого значения не имеет. Наши спортсмены не все могли поехать, не всем давали возможность нормально выступать. В этих условиях они достигли великолепных результатов, их горячо приветствовали, они получили государственные награды. Поэтому я не знаю, что вас волнует, Ворсобин. Ну, поехали ребята, выступили, все хорошо. Это же издевательство над нами. Вы говорите, межнациональные конфликты. А разве в спорте нас не провоцируют? Без герба выступаем, без флага, без гимна. Это то же самое. Россию пытаются рассорить со всеми – и за пределами России, и внутри. Ее надо гнобить во всех сферах – спорт, культура, искусство и т.д. Везде. Это общая политика. Потому что военным путем ничего сделать нельзя, мы можем снова взять Берлин или Париж, экономически ничего не получается, мы самая богатая ресурсами страна.

Сегодня идет всеобщая война против нас. Военным путем ничего не сделать, экономически тоже, только сфера культура. Запретить русскую культуру - театры, писатели, язык, спорт. И в том числе стравить нас с бывшими советскими республиками и с теми, кто сегодня проживает внутри России. Поэтому мы, ЛДПР, не будем помогать тем, кто хочет стравить, некоторым журналистам, политологам. Вам выгодно снова поджечь страну, ведете себя, как «Эхо Москвы» - чем больше трупов, тем вам больше нравится. Фишман выступал сегодня, чушь нес всякую. Его выгнать надо из страны, а он на «Дожде» сидит, чушь несет, и по «Эхо Москвы».

Поэтому не надо радоваться. Вы рады, прозападные журналисты, что где-то нас пригибают. Да, будут пригибать. Потому что это новая сфера борьбы. Мы раньше шли с танками и ракетами, но это кончилось, шли с нефтью, газом и с машинами. Это кончилось. Сейчас самая тонкая сфера – идеология, пропаганда. Радио, телевидение, социальные сети. Посмотрите в социальных сетях, сколько откликов в мою поддержку, Ворсобин.

В. Ворсобин:

- А вы YouTube читаете под нашими материалами? Вот видео выйдет, почитайте комментарии в YouTube.

В. Жириновский:

- Передавайте нам все отклики на нашу с вами передачу. Вот вчера из социальных сетей мне дали отклики. 99% положительные, все поддерживают.

В. Ворсобин:

- А вы знаете, как обжегся на этом человек по фамилии Невзоров, известный журналист? Он недавно презентовал свою книжку, и его благодарные слушатели и читатели брали у него автографы. И один из них подошел и дал ему пощечину. За то, что, дескать, он порочит православие. И какая реакция была у Невзорова? «Друзья мои, - сказал телеведущий в полиции, - я к этому человеку не имею никаких претензий, предлагаю его отпустить и предоставить ему возможность жить дальше, как он живет. Вера его сделала таким злым, ничего с этим не поделаешь». Владимир Вольфович, разные люди, и реагируют тоже по-разному. Вы наверняка врезали бы ему в ответ?

В. Жириновский:

- Не надо никому «врезать». Вам, журналистам, надо обязательно событие.

В. Ворсобин:

- Вы же дрались в Думе, я помню.

В. Жириновский:

- На словах. А Невзоров негодяй последний, он в каждой передаче оскорбляет Русскую православную церковь, нашего великого Патриарха Кирилла уже несколько лет. Ему в психушке лежать, этому Невзорову. Поэтому если товарищ подошел и врезал, я не могу приветствовать насилие, но он имел все основания очень сильно наказать Невзорова. Потому что он действительно ведет самую гнусную антиправославную линию, которую никто никогда не вел. Забудьте это имя, он будет в психушке, в институте Сербского до конца дней. Как Навальный в тюрьме во Владимирской области будет до конца дней, Невзоров будет лежать в психушке до конца дней. Забудьте эти два имени, Ворсобин.

Дальше пошли.

В. Ворсобин:

- Мы с вами назвали одно из самых сакральных имен, которые в Кремле не называют, Навальный. Ему теперь светит еще 3 года тюрьмы. Потому что его теперь будут судить за организацию ФБК, который будто бы организовывал митинги в начале этого года. Владимир Вольфович, как вы относитесь к судьбе Навального сейчас? Этот человек, с которым (вы когда-то говорили об этом) вам было бы интересно посоревноваться на выборах.

В. Жириновский:

- Еще раз говорю, Невзоров, Навальный, Фишман, «Эхо Москвы», десятки людей ведут антирусскую пропаганду, антигосударственную. Поэтому всегда к ним должно быть самое отрицательное отношение, ибо именно эти люди совершили Октябрьскую революцию 1917 года и демократическую революцию с Ельциным. И вы видите результаты. Поэтому не надо этих людей обсуждать. Навальный будет сидеть очень долго во Владимирской области, Невзоров будет лежать в психушке. Давайте о хорошем говорить. Чего вы, как на помойке, вам всё Навальные нужны, Невзоровы…

В. Ворсобин:

- Давайте о светлом будущем России. Владимир Вольфович, скажите, о чем вы хотите поговорить? Что я вам ни предлагаю, вам не нравится. Возможно, у вас есть какая-то светлая тема, которая заворожит наших слушателей.

В. Жириновский:

- Вы, как на помойке, вытаскиваете только каких-то Навальных, Невзоровых, нацмены, языковые патрули. Чего вас тянет к негативу?

В. Ворсобин:

- Так у вас светлая тема есть? Владимир Вольфович, у вас наверняка какой-нибудь законопроект приготовлен перед выборами. Вы хотите осыпать золотом наших избирателей, когда придете к власти. Вы сейчас будете обещать сейчас, во время предвыборной кампании. Ну, давайте, я слушаю.

В. Жириновский:

- Я ничего обещать не буду. Мы не можем использовать вашу радиостанцию для какой-то пропаганды. Сейчас заканчивается прием в высшие учебные заведения. Я хочу, чтобы все, кто сдал ЕГЭ или в прошлом году не поступили, идите, поступайте. Конкретно – Институт мировых цивилизаций. Вас примут. И вот в этом институте не подготовят таких, как Навальный, как Невзоров, там готовят только патриотов, чистых, честных ребят (Москва, Ленинский проспект, дом 1). Однажды я вам сказал в вашей передаче про ИМЦ, ваши редакторы убрали. Я сказал в вашей передаче, что завтра, в субботу, в 7 утра повтор – убрали. Видите, вам невыгодно, чтобы народ слышал патриотические цели. Вам нужны тоже Платошкин, Навальный, Невзоров, Удальцов. Забудьте их.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, если, не дай бог, что-то случится с властью и вы вдруг окажетесь в заключении, я вам скажу, что в эфире я буду всех спрашивать о вас. Потому что я всегда забочусь о тех, кто в беде, даже если там что-то и заслуженно. Владимир Вольфович, а вы относитесь к своим противникам не по-христиански, надо сказать, вы даже о них и говорить не хотите. Вы же знаете, что Навальный сидит за политику. А вы политик, Владимир Вольфович. У вас что, цеховой солидарности нет никакой?

В. Жириновский:

- Какая цеховая солидарность? Вы призываете, чтобы я проявил солидарность с врагами России, с большевиками…

В. Ворсобин:

- Так они тоже вас считают врагами.

В. Жириновский:

- Они разрушили наше родное государство, миллионы погибли, миллионы стали беженцами. И вы хотите, чтобы мы еще о них положительно говорили. Исключается это все. Ищите других партнеров для себя, которые будут защищать Навальных, Невзоровых и иже с ними.

В. Ворсобин:

- Хорошо. Владимир Вольфович, что еще мы обязательно должны затронуть в нашем с вами разговоре, какая тема у нас осталась?

В. Жириновский:

- Тема должна быть такая, чтобы люди все-таки успокаивались. Горит вся планета, везде пожары. Поэтому здесь упрекать тяжело. Миронов поехал в Сибирь и говорит: вот Лесной кодекс надо было оставить старый. Но Миронов был председателем верхней палаты. Никакой «Справедливой России» тогда еще не было. Чего же верхняя палата утвердила такой плохой Лесной кодекс, в соответствии с которым практически была уничтожена лесная охрана? Вот это надо понимать. Чтобы люди шли на выборы, осознавая. Пусть за того, за кого хотят, и голосуют. А кто первый был, Ворсобин? 87-й год, альтернативные выборы. Кто пошел на выборы? Жириновский. 91-й год. Чья партия была зарегистрирована первая? ЛДПР. Кто принял участие в первых выборах президента? Руководитель ЛДПР. Кто добился принятия новой Конституции? ЛДПР. Кто победил на выборах в Госдуму? ЛДПР. Кто провел всеобщую политическую амнистию в апреле 94-го года? ЛДПР. Кто отменил беловежские соглашения? ЛДПР. Кто довел до импичмента, до ухода, со слезами на глазах Ельцина в декабре ушел? Кто остановил запрет КПРФ? ЛДПР. Кто остановил разгон Госдумы? ЛДПР. Кто за укрепление территорий? ЛДПР. Кто требовал жестких мер на Кавказе? ЛДПР. Кто поддерживал Крым с 90-го года? Только ЛДПР. Кто просил не утверждать договор с Украиной 98-го года? Только ЛДПР. За Донбасс кто бился? ЛДПР. Кто предлагал самую лучшую машину – «Тигр»? Такого мощного джипа нет. И она до сих пор работает. Афганистан. Мы давали рецепт. Если бы мы признали талибов в 96-м году, они бы уже успокоились за 25 лет, и там бы народ спокойно жил. Мы пошли на поводу у американцев. Сирия. Мы предложили постановление – защитить христиан во всем мире. Коммунисты и «Единая Россия» не поддержали. Турция. Я дважды встречался с Эрдоганом. Но он попал под влияние американских спецслужб, МИ-6, Мур, бывший посол Британии в Турции, и вот сегодня проводят британскую линию.

Только губернатор от ЛДПР в Смоленске, Островский, создал многопартийную демократию впервые в истории всей России. У него были замы от «Единой России», от КПРФ, «Справедливой России». Другие губернаторы от КПРФ ни одного нашего зама не взяли. Мы провели молодежный фестиваль в июле 1993 года. И сегодня как раз День молодежи, праздник, который ООН ввела.

В. Ворсобин:

- Рекламой занимаетесь, Владимир Вольфович.

В. Жириновский:

- Я рассказываю историю нашей страны. Только представитель ЛДПР 6 раз был кандидатом в президенты, а Зюганов, Миронов не пошли на выборы президента. Миронов вообще не ходит, Зюганов в 18-м году не пошел.

В. Ворсобин:

- Я помню, как вы своего водителя кандидатом выставили.

В. Жириновский:

- Никакого водителя не было, не путайте. Вы лезете в какие-то дебри. Я был 6 раз кандидатом в президенты России. Это высшее достижение во всем мире. Ни один человек в мире не был. А коммунисты и «Справедливая Россия» вообще не идут на выборы президента. Что это за партия, неспособная быть хотя бы кандидатом в президенты (президентом-то они не станут)? Только во фракции ЛДПР нет космонавтов, артистов, пропагандистов, спортсменов. Мы не прячемся за чужие авторитеты.

В. Ворсобин:

- Вы говорите, что это достижение – быть кандидатом. Но это же смешно слышится со стороны, на Западе просто рассмеялись бы. Быть кандидатом нетрудно, вот выборы выиграть – трудно. Это примерно как сегодня участвовать и не выигрывать в чемпионате. В чем ваша доблесть оттого, что вы все время участвуете в выборах, Владимир Вольфович?

В. Жириновский:

- В том, что это сила, это мощь партии, способность с первых выборов везде участвовать и занимать верхнюю строчку. А когда партия боится идти на выборы, такой партии не должно быть. Если в партии миллиардеры, олигархи, то эта партия не может быть коммунистической. Вот об этом идет речь. Вот вы посмотрите, КПРФ все время хвалит советскую власть, якобы, было бесплатное образование. Но это же ложь. При Сталине ввели плату за учебу в старших классах школы и в вузах. И только позже, при Хрущеве, отменили. В 94-м году хотели ввести плату за учебу в школе. Только ЛДПР это остановила. Роль мужчин в российском обществе поднимает только ЛДПР.

В. Ворсобин:

- По поводу образования. Я учился в вузе, мы там не платили деньги, нам даже платили стипендию. А сейчас, чтобы поступить, 90% придется платить бешеные деньги.

В. Жириновский:

- Вы опять не о том говорите, Ворсобин.

В. Ворсобин:

- Сейчас просто рай какой-то?

В. Жириновский:

- О каком рае вы говорите?

В. Ворсобин:

- Там, где деньги платить не надо. А сейчас все за деньги…

В. Жириновский:

- Ворсобин, остановитесь. При советской власти только 30% выпускников поступали в вузы, а остальные шли на заводы, на фабрики, в колхозы. Вы что чушь несете? Я что, не жил при советской власти? Ограниченный был прием, но все поступали бесплатно.

Второе. Вот сегодня все могут поступить в любой вуз, находясь далеко от Москвы, а тогда это было невозможно. Повторяю еще раз. В определенный этап образование было платное. Вам повезло, вы не платили деньги.

Дальше смотрите. Вирусология. 10 лет назад Чубайс через Мосэнерго хотели отключить за неуплату долгов за электроэнергию Институт вирусологии. Там в холодильниках лежали штаммы всех вирусов. Я остановил отключение и спас все вирусы нашей страны, которые нарабатывались десятилетиями. Что вы об этом не говорите? Вам невыгодно показать Жириновского с хорошей стороны?

В. Ворсобин:

- Я об этом не знал.

В. Жириновский:

- А я говорю несколько раз об этом. Я об этом десятки раз говорил, и даже вы, журналист, живущий на актуальных проблемах, не знаете. А когда узнают все остальные? Поэт Бродский, мы его судим за тунеядство, а на Западе ему дают Нобелевскую премию. Видите, какое отношение к интеллигенции?

Наконец, демография. Только мы предлагаем наиболее эффективные меры быстрее поднять рост рождаемости. Уговорить беременную женщину не делать аборт, обещать ей забрать ребенка и заплатить ей первый семейный капитал – 500 тысяч рублей. И обязательно процентов 20 женщин, желающих сделать аборт, согласятся, откажутся от аборта. Мы это говорим 15 лет. Не делать аборт, после рождения забрать ребенка и заплатить ей 500 тысяч рублей. И многие женщины на это пойдут. Она хочет избавиться от ребенка. Если аборт, это большой ущерб здоровью, а если родить его естественным способом, это почти безболезненно для женщины. И она еще получит деньги. Но этого никто не делает.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, у нас сейчас ситуация предвыборная, я понимаю, все сейчас на старте. Как вы думаете, соревнование будут честно судить?

В. Жириновский:

- Ну, будем надеяться, что, возможно, будет честно. Но если у нас все журналисты и политологи будут честно работать и честную информацию давать, тогда и выборы будут честными. Но если многие журналисты, политологи день и ночь клевещут…

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, я про подсчет голосов говорю. Журналисты тут ни при чем.

В. Жириновский:

- Я вам говорю, отношение к своему делу. Если мы все честно будем на своих участках всё делать, тогда и подсчет голосов будет честный. А везде на своем месте есть подлецы и негодяи, которые используют мошеннические схемы. Поэтому будем надеяться, будем настаивать, требовать, чтобы выборы были честные. Потому что мы сами заинтересованы. Вот электронные урны - у ЛДПР показатели в два раза выше, чем обычные урны, где бумажный бюллетень потом берут в руки и подсчитывают. Но не хотят поставить электронные урны. Деньги давайте. Дали деньги 10 лет назад на все урны, 100 тысяч урн. Купили треть урн, а остальные деньги сдали в казну. Почему? Боятся, что электронику трудно подкрутить. А вы, журналисты, встали на дыбы? Нет. Политологи встали на дыбы? Нет.

В. Ворсобин:

- Я все время «на дыбах» насчет выборов, Владимир Вольфович. Как вы оцениваете Памфилову на этом посту? Она действительно бьется за честные выборы, как вы считаете?

В. Жириновский:

- У нас был свой кандидат – Курдюмов Александр Борисович. Как и на выборах президента у нас свой кандидат, как и на губернаторских выборах у нас везде свои кандидаты. Как и на посты министров мы везде выставляем своих кандидатов. Вот правительство формировалось (при Мишустине уже) в феврале прошлого года, мы предложили Чернышова министром просвещения. Не поставили, дали должность зам. директора Рособрнадзора. Мы везде пытаемся, но не дают ходу, дают самые низкие должности. Кириенко правительство формировал при Ельцине, и Ельцин просил поддержать Кириенко. Я сказал: два министра…

В. Ворсобин:

- Я спросил о Памфиловой, Владимир Вольфович.

В. Жириновский:

- Я вам еще раз говорю, у нас был свой кандидат – Курдюмов, мы за него голосовали. А Памфилова нас не интересует, как она работает, мы ничего об этом не знаем. Я вам говорю, мы защищаем своих. У нас член ЦИК – Курдюмов. А вы опять о Памфиловой. Я ее знать не знаю.

В. Ворсобин:

- Мудро. Хотел поддержать вас в том, что очень хочется, чтобы честные были выборы…

В. Жириновский:

- Да, за честные выборы. Потому что в первую очередь ЛДПР выиграет. Мы же хотим, чтобы у нас было больше голосов, нам очень нужны только честные выборы.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, спасибо.

В. Жириновский:

- До свидания.