Владимир Жириновский: Если бы мы все организованно были за прививки, мы бы уже были самой здоровой страной в мире

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин и, конечно, Владимир Вольфович Жириновский. Здравствуйте!

В. Жириновский:

- Добрый день! И сразу хочу, чтобы вы проинформировали, что завтра в субботу в семь утра мы встречаемся с радиослушателями. И в воскресенье, возможно, в шесть вечера, чтобы люди могли нас с вами послушать. Иногда мы их дезориентируем. И пусть четко будет: суббота – семь утра, воскресенье – шесть часов вечера.

В. Ворсобин:

- Ладно! Владимир Вольфович, вы тут объявили наши эфиры, это хорошо. Но вы недавно объявили третью мировую войну! Которая, по-вашему, должна начаться в 2027 году. С чего это вдруг? И именно в 2027-м?

В. Жириновский:

- Объясняю. Накопились неразрешимые противоречия. Америка уходит со всех своих позиций. Европа состарилась. У нее последний шанс что-то получить. Китай боится стать гегемоном. Поэтому чтобы все противоречия разом как-то решить, в ближайшие пять лет созреют условия для силового решения. Но это будет не всемирная ядерная война, а локальная с применением самого мощного оружия, которое, возможно, можно будет считать еще сильнее, чем ядерное. Это будет гипероружие! Моментально прилетит неизвестно откуда мощнейшая ракета. Из какой-то маленькой страны. И на юге Европы ничего не останется. Я говорю как пример.

Поэтому никто не хочет войны. Но если лязгают танки у наших границ, если обещают ядерные снаряды перебросить на территорию Украины, сейчас они в пяти странах – Германия, Италия и еще там ряд стран. Поэтому они не могут мирным путем выйти.

Ведь модель капитализм, та, которая была 20 последних лет, себя исчерпала. Социализм никто не хочет. Это – идти назад. Поэтому надо вырабатывать сейчас. Вот они хотели глобализм: убираем границы, национальные правительства, таможню – это хорошо было бы. А что делать с преступностью? С наркотрафиком? С радикалами? Поэтому не пойдет глобализм. Сейчас опять, как улитки, все замкнулись в свои маленькие континентальные квартиры. Поэтому единственный у них прокричать на всю планету – это возможная война. Почему я взял 2027 году? Поскольку нужна подготовка. Сейчас Байден вот делает положительные шаги, старается убрать американские войска. Возможно, и Талибан затихнет, возможно, Средняя Азия не всполыхнет, возможно, в Сирии успокоятся, возможно, в Турции будет новое правительство. И нигде турецкие солдаты не будут шаркать по чужим полям или горам.

Но конечный итог, все-таки, нужно каким-то образом поставить на место тех, кто не согласен с тем, что они теряют свои позиции. Ну, простой пример: газ. Мы увеличили поставку в Европу, а азиаты – Катар и другие, уменьшили. А виновата Россия. Ну, это же дурдом! Мы вам дали больше, чем должны были дать по договорам поставки!

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, вы не дорассказали свою мысль. Вы говорите, что капитализм – плохо, социализм – плохо, глобализм – плохо. А что остается? Мы должны придумать что-то новое, да?

В. Жириновский:

- Да. Остается консервативно-либеральная демократия.

В. Ворсобин:

- Что это такое?

В. Жириновский:

- Берем часть идей от консерватизма, часть – от либерализма. И вот это вместе создает новую идеологию. В чистом виде либерализм – плохо, консерватизм в чистом виде – плохо. Вот пример. Наша страна. Консерватизм – эпоха Брежнева. Много хорошего, но стоит на месте, люди устали. Либерализм – все можно при Ельцине, опять бардак, опять анархия.

Соединяем. Как сегодня, но сегодня консерваторы есть – партия «Единая Россия», а ЛДПР опускают, боятся. Видят сопротивление. В мировом масштабе сопротивление новой модели и в нашей стране сопротивление новой модели. Надо объединить: убрать все партии – КПРФ там, эсеры, новые-старые люди. Консерваторы – кремлевская партия, название не нужно это дурацкое – «Единая Россия». А какая Россия может быть не единая? Поэтому консервативная партия России, КПРФ – ее можно так же оставить – сокращенное название, там - кремлевская консервативная партия России – ККПР. И ЛДПР. Мы доказали, мы 32 года ничего плохого стране не сделали.

Но мы за свободу, Ворсобин. Мы хотим, чтобы вы катались по всему миру. То вы на Кубе, то вы в Китае, вы все видите.

В. Ворсобин:

- Ну, вот. Закончилось мной опять…

В. Жириновский:

- На халяву покатаетесь!

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, это не интересно никому – обсуждение моих поездок. Я скажу, что вы так и не рассказали мне о третьем, о четвертом… Действительно, многие ломали голову – и философы, и экономисты: если не коммунизм, не социализм, не капитализм, то что? А вы почему-то скатились сразу по поводу Кремля. Кому интересно? В Кремле будет две партии или три? Я сейчас говорю в мировом масштабе.

В. Жириновский:

- Это я и имею в виду. Мировой масштаб. Возьмите консерваторов в Британии – хорошо. Республиканцы США – хорошо. Голлисты во Франции – хорошо. ХДС, значит, христианские демократы в Германии – хорошо. ЛДП в Японии – хорошо. Но слишком консервативны. Молодежь не выдерживает. Опять нет свежего дыхания. Давайте добавим. Все-таки сохраним тот либерализм, который нарастал в Европе, но в чистом виде либерализм привел к упадку. Они запустили к себе всех, кто хочет, теперь не знают, что с ними делать – миллионы мигрантов. Поэтому здесь вопрос именно в этом и заключается, чтобы помочь вот сохранить консерватизм, оплодотворить его либерализмом.

В. Ворсобин:

- Понятно.

В. Жириновский:

- И действовать без революционных волюнтаристских мятежных действий. Вот простой пример. У нас есть Рашкин, есть Коломейцев – КПРФ, эсеры есть какие-то. Это не годится. Это надо убирать. Так же во всем мире. Есть радикалы, экстремисты, тоже есть коммунисты где-то, где-то Аль-Каида какая-то действует, то есть, мир… мы не будем брать Азию и Африку, но мы должны идти по пути именно в мировом масштабе. Консерватизм чуть-чуть уменьшить, либерализм чуть, так сказать, немножко его… Немножко встреножить. То есть, мы немножко успокаиваем консерваторов, стреножим либералов. И получается хороший вариант.

В. Ворсобин:

- Я понял. Владимир Вольфович, тут тема к нашему разговору. Сенатор США республиканец от штата Луизиана Билл Кэссиди предложил тестировать возрастных политиков на старческий маразм. До 80-ти лет, у американцев – Байден. И вот он намекает на Байдена. Вообще, конечно, хорошая идея: наших старцев, которых набралось в политике российской много, вообще-то протестировать. Не без намека, Владимир Вольфович, сразу говорю, спрашиваю именно вас. Может, вас всех проверить, все-таки, по поводу предложения сенатора, на интеллектуальные способности?

В. Жириновский:

- Пожалуйста. Давайте создадим комиссию в формате Академии наук, института психологии, института социологии и протестируем десяток, пятнадцать, двадцать известных деятелей в России, которые перешагнули семидесятилетний рубеж. И забракуем их. Зюганов туда попадет – бракованный материал. Еще кто-то. И я, пожалуйста! Я вас уверяю, вот вышла работа: Жириновский, Явлинский, Зюганов в Государственной Думе 10 лет – 1993 – 2003-й. Меня поставили на первое место. Какие у них были основания? Значит, словарный запас. Любая машина вам даст: у кого он выше. Это значит, более развитый интеллект. Количество тем поднятых – это тоже интеллект. Человек в состоянии охватить все темы, связанные с развитием человечества. И частота выступлений, это его энергетика, сила и мощь. Меня поставили на первое место. Давайте так сделаем. И забракуем Миронова, Зюганова. Это не годится, я согласен с вами. И многие губернаторы, может, и генералы, и ректоры. Но чисто по цифре ограничивать, что вот тебе 70 лет – уходи, в 75 – уходи, в 80- уходи – нет. Ведь у нас и в 45 лет не всегда бывает достаточно интеллекта у человека. У нас есть в ЛДПР группа аналитиков – это замечательные люди. Воронин Сергей Анатольевич – академик…

В. Ворсобин:

- Вы мне каждую неделю говорите про академика Воронина.

В. Жириновский:

- Хорошо. Никулин.

В. Ворсобин:

- Что вы его рекламируете? Он вам деньги платит, что ли?

В. Жириновский:

- Нет. Я другого называю вам – Никулин Сергей Олегович, Бычков, Сидоров. Я вам просто о чем говорю? Давайте тестировать. Берем аналитиков КПРФ, аналитиков ЛДПР. Не обязательно первые лица, я о чем говорю? Есть по возрасту 40-50, но там тоже не самый высокий уровень развития. Поэтому я с вами согласен. Нужно постоянное тестирование. Мы школьников замучили ЕГЭ, давайте ЕГЭ политический устроим для чиновников высшего разряда: лидеры партий, сенаторы, депутаты, губернаторы, мэры. Я с вами согласен!

В. Ворсобин:

- А президент? А почему бы это не тестировать каждое определенное время, какой-то срок всех, включая президента? Потому что у нас нет высшей планки нахождения на этой должности. Может, не повторять ошибки американцев, у которых Байден? Давайте подстрахуемся и примем закон, по которому условный Владимир Владимирович Путин в определенный возраст будет сдавать подобный ЕГЭ. Как вам такая идея?

В. Жириновский:

- Но это не пройдет, поскольку это будет подрывать авторитет власти. Поэтому здесь мы должны быть реалистами. Давайте начнем хотя бы снизу. Рядовые депутаты, сенаторы, губернаторы – там проведем это тестирование. И если мы увидим, что есть результаты, которые позволяют нам дать правильную оценку этим людям, их заменить, давайте подниматься выше. Но сразу брать по верхним этажам – это трудно обеспечить сейчас, ибо нет примера. Та же «Единая Россия» за такой закон не проголосует.

В. Ворсобин:
- А вы проголосуете? Ваша партия.

В. Жириновский:

- Я еще раз говорю: мы проголосуем за начало тестирования.

В. Ворсобин:

- Снизу?

В. Жириновский:

- Давайте начнем. А то если мы внизу – Зюганов откажется, Миронов откажется, кто-то откажется, что мы полезем на самый верх? Давайте вот средний уровень протестируем. Я – готов. Перед любой комиссией в любое время дня и суток. Но Зюганов никогда на это не пойдет. Никогда Миронов не будет. И прочие. А то мы замахиваемся на самый верх, а чуть ниже этажом они все боятся.

В. Ворсобин:

- Мы сейчас официально предлагаем партиям парламентским, главам партий – Зюганову, Миронову, Владимиру Вольфовичу Жириновскому пройти этот тест. И давайте, если дело, действительно, пойдет, это можно принять закон и до президента.

В. Жириновский:

- Давайте – губернаторы. Я заранее могу определить победителей: Островский из Смоленской области и Дегтярев!

В. Ворсобин:

- Ну, партийная приверженность.

В. Жириновский:

- Эти губернаторы победят, если все 85 губернаторов протестировать. В Госдуме решили проверить молодых депутатов от каждой фракции. И комиссия пришла. Вопросы задают – тестирование. Побеждает ЛДПР! Хорошо. Через месяц пришли – опять ЛДПР. Потом прекратили. Они видят, что «Единая Россия» не тянет на первое место, коммунисты – тоже, «Справедливая» - тоже. И тестирование прекратили даже среди молодых депутатов до 35 лет.

Поэтому мы готовы – ЛДПР.

В. Ворсобин:

- Хорошая реклама, Владимир Вольфович! Классный пиар.

В. Жириновский:

- В любое время.

В. Ворсобин:

- Кстати, про ЛДПР, про то, какие вы прекрасные. Вы сами сейчас назвали – Дегтярев. А у меня тут же – я вспомнил Фургала. Сегодня ему предъявили еще два, точнее, ему еще не предъявили, но уже возбуждено два уголовных дела по созданию преступного сообщества и второе, по-моему, мошенничество, короче, связано с его бизнесом.

То есть, вы говорили, что вы добьетесь того, чтобы Фургала освободили, а ему вешают все больше и больше обвинений . И есть такое подозрение, что он из тюрьмы не выйдет.

В. Жириновский:

- Знаете, что? Это же не я делаю! Они решили так сделать. Видимо, они нашли что-то. Есть какие-то показания. А если мы будем губернаторов пропускать через вот эту вот комиссию по тестированию, то там окажутся только чистые и честные.

В. Ворсобин:

- То есть, вы не исключаете, что Фургал виноват?

В. Жириновский:

- Давайте посмотрим, когда будет суд. В любом случае, время было самое такое криминальное. Выстрелы звучали по всей Москве, по всему Дальнему Востоку. Поэтому где-то, может, что-то они нашли. Есть свидетели. Давайте посмотрим, как пройдет суд. Он может длится полгода, а то и год. Поэтому мы не знаем. Единственное, что я могу сказать, что если хоть есть маленькое замечание по любому из кандидатов по ЛДПР, мы никуда его не допускаем: ни в выборы в депутаты, ни в руководство в наши организации на местах. Но информации-то у нас не было. Вот сейчас она только собирается. А мы его избрали депутатом Госдумы в 2003-м, а уже 2021-й – 18 лет система с трудом наскребла материалы, которые еще в суде не доказаны. И им это еще не признано. Как я могу в Москве определять, что за люди?

Я поддерживаю вас: давайте комиссии. Постоянно действующие комиссии. Всех пропускать. Не праймериз, который устраивает «Единая Россия». А вот комиссии, пусть независимые эксперты, консультанты. Если надо, иностранцы.

В. Ворсобин:

- Какие комиссии тут могут быть, если идет речь о прошлых проступках и грехах! Владимир Вольфович, я вам предложу еще один аргумент…

В. Жириновский:

- Подождите! С Фургалом закончим. Фургал потребовал суд присяжных. Мы – единственные – поддержали. Где остальные партии? Они все орали, бегали: я – Фургал! Сейчас надо поддержать его. Где Зюганов с позицией, Миронов? Мы поддерживаем и тоже настаиваем, чтобы дело рассматривалось в суде присяжных.

Продолжайте.

В. Ворсобин:

- Про Фургала еще немного. Еще один аргумент. Есть проверить так же тщательно истории других губернаторов, а то и чиновников, а то еще всех там в администрации президента, выкопать все, что у них есть так же тщательно, как делают с Фургалом Следственный комитет, думаю, что посадить можно буквально весь депутатский и губернаторский корпус. Как вы считаете? Так?

В. Жириновский:

- Лучше не сажать, а лучше не допускать к выборам. Они в выборах участвовать не должны. Я в этом плане с нашими избирателями согласен. Как доверять судьбу Родины, промышленность, образование кому? Человеку, который был замешан в преступлениях! Как доверять принимать законы тем партиям, которые даже вчера на заседании Госдумы – Коломейцев начал подрывать авторитет страны, говорить, что наша вакцина ни к черту не годится! Ну, это же страшно! Это тоже тест! Протестируйте их. Весь мир встал в очередь за нашей вакциной. Три миллиарда приняли нашу вакцину. А он, Коломейцев из Ростова, такой умник – слесарь с Россельмаша, взял и всю страну опустил! Вчера на заседании Госдумы.

В. Ворсобин:

- А что он такого заявил? Я что-то пропустил.

В. Жириновский:

- А вот плохо, что вы не замечаете. В самом начала через интернет… Он сказал, что не надо никаких вакцин, все это липа, профанация, никаких карантинов. И начал с чего? Что якобы ученые какие-то проверили нашу вакцину, подтвердили что 80% умерших от коронавируса, были провакцинированы. То есть, что вакцина не нужна, она не спасает. Но это же мерзавец! Это же чушь! Миллионы людей спасены, у нас 50 миллионов провакцинированы. Бывают случаи, когда патологоанатом вскрывает больного, умершего от COVID-19, он был провакцинирован, а я ему говорю: вы справочку проверьте. И справка о том, что он сделал прививку, может быть липовой. Надо все справки проверить, вы увидите там половину липовых справок. Все надо проверять, я с вами согласен.

В. Ворсобин:

- В день от COVID-19 погибает более 1000 человек. Мы сейчас прошли психологическую черту в 1000 человек. И становится все страшнее. Сейчас объявлены антиковидные меры. И отпуск всем нам, который начнется 30-го числа и продлится до 7 ноября.

Владимир Вольфович, нерабочая неделя одна стоит экономике 60 миллиардов рублей. Зачем локдауны объявлять, которые, такое ощущение, что они ни к чему хорошему, кроме обнищания людей, не приводят?

В. Жириновский:

- Я по-другому поставлю вопрос. Зачем вы людей отправили в отпуск на юг? В Турцию, в Сочи, в Крым. Вот там они все в самолетах и заразились, на пляжах. И как только они вернулись в сентябре, началась вспышка. Это все юг, отпуск. Мы же закрыли весь юг, по-моему, даже в июне был юг закрыт! Где-то в июле начали открывать. Это нельзя! ЛДПР сразу говорила…

В. Ворсобин:

- Подождите! А причем тут отпускники? Они перед тем, как вылететь за границу, все тесты сдают.

В. Жириновский:

- Они заразились и заразу привезли в Москву.

В. Ворсобин:

- А, вот так вот. Из Турции…

В. Жириновский:

- Многие из них даже не знали, что они разносчики заразы. Они налегке это перенесли. Они купались, будучи зараженными. И плевались в море. А здоровый со слабым здоровьем, эта вода зашла к нему в рот, он заразился. Сразу вспышка началась.

Не надо было отпускать. Всем турагентствам запретить продавать путевки за границу! Пока не будет ликвидирована опасность пандемии.

И здесь, по стране на отдых принимать только тех, кто провакцинировался. И то там есть опасность, что заболеет, у кого прививка, но он может быть источником распространения. То есть, он привезет домой заразу, и дома своих домашних заразит. Это имеет большое значение.

Единственное, что надо делать – никого никуда не пускать! И вы, Ворсобин, надеюсь, 10 дней будете сидеть дома и никуда не поедете.

В. Ворсобин:

- Хорошо. Владимир Вольфович, опять объявлен отпуск этот, выходные дни. Оплачивать его будут работодатели. И так уже подыхающий средний и мелкий бизнес, ему придется раскошелиться, потому что им придется платить людям, которые не работают. Это миллиарды! 60 миллиардов в неделю уходит на это! Вы видите в этом смысл? Люди все равно пойдут в баню, к родственникам, на дачу. Они все равно будут в социуме.

В. Жириновский:

- Из двух зол государство выбирает меньшее. Конечно, ведь люди все равно не изолированы полностью. И дома может быть больной, человек пошел куда-то, поехал, может там заразиться. Но другого пути нет. Во все времена человечество останавливало пандемии или миллионными жертвами, когда уже умирать некому – пустые города Европы, чума, шестнадцатый век. Или мы вводим карантин. Я согласен, противно сидеть дома. У меня есть условия, у меня машина, я один сижу в машине. Лифт. Я – один поднимаюсь. Кабинет – я один. Дома я один. А у кого семья? Или жена, или муж противный, дети, так сказать надоели родителям. Склоки. Теща, свекровь. Это большой удар по нашим гражданам. Он на работу ушел – там отдыхает.

В. Ворсобин:

- Да, тяжелая тема – ковид. До 7 ноября еще ничего, но мы можем остаться без работы до нового года. А можно обойтись без локдауна? В Европе локдауны уже убирают.

В. Жириновский:

- Правильно! Там 80% имеют прививку. Там нет такого количества заразившихся, умерших. В прошлом году у них было плохо, сейчас у них намного лучше. А у нас нет дисциплины. Понимаете, что такое – отказ делать прививку? Это сопротивление, это пугачевщина, разинщина. Люди против государства.

Уже 8% отказались проходить перепись населения! Здесь что им мешает? Это же надо для экономики!

В. Ворсобин:

- Заразиться боятся.

В. Жириновский:

- Нет! Никакой заразы! Анархисты!

В. Ворсобин:

- А вы про словарный запас!

В. Жириновский:

- Вам проще вопросик задать подленький и гаденький. Я, исходя из моих знаний по истории человечества, поэтому здесь я то, что сейчас делаю вывод, еще ни в одном интервью еще не сказал! Это черта русского характера! Против власти! Вы требуете прививку? Не буду делать! Перепись? Не буду проходить. Это наследники Пугачева! Разина! Разве у нас нет города Пугачевск в Саратовской области или в Оренбургской? Это что такое? Это кому поставили? Город целый есть!

В. Ворсобин:

- В Саранске стоит памятник Пугачеву.

В. Жириновский:

- В Саранске стоит. Вы кому это памятники ставите, улицы и так далее? Вот люди и хотят!

В. Ворсобин:

- Может, нечего на зеркало пенять, коли рожа крива? Люди относятся к власти именно потому, что она дурная? А люди у нас нормальные, на самом деле.

В. Жириновский:

- Согласен. Но что мы сделали именно сейчас, в последние тридцать лет? Мы хвалили социализм, обещали, что будем жить при коммунизме. Потом стали чернить социализм, хвалить капитализм. Потом стали капитализм чернить. Так же нельзя издеваться над гражданами. Это реакция. Вы чего нам лапшу вешаете на уши? То коммунизм, то капитализм, то социализм, то либерализм. То все верующие, то все не верующие. То опять все верующие.

Мы издевались над мозгами, настроением наших граждан последние пятьдесят лет. Я как раз активно их прожил, 43 года при советской власти. И сейчас 32 года уже живу. Я все это знаю, я это все переработал в себе. А для миллионов людей это возможность против быть. Потому что в крови мы все бунтовщики. Мы все мятежники. Это красивое слово «революционер» не надо употреблять. Есть, конечно, сопротивление власти. И оно характерно для России. Потому что у нас нарушены были связи с обществом, с государством, партией, профсоюзами. Дисциплины элементарной не хватает.

Я не раз уже предлагал, чтобы в правительстве был вице-премьер только по одному вопросу – дисциплина. Чтобы он контролировал прохождение документов, выезжал в регионы, объявлял выговоры, снимал с работы. А пока нет такого. Пожурят там кого-то немножко, по голове погладят, и на этом все останавливается. Поэтому надо обязательно найти меры поднять уровень сознания людей, что это прививка, это не шалость, это не в пионерском лагере давайте устроим костер, самодеятельность. Это борьба за жизнь людей. Но толком никто не объясняет. И, когда представители власти обращаются к народу, это еще больше злит народ.

В. Ворсобин:

- Да.

В. Жириновский:

- Агитацию за прививку должны вести известные люди из оппозиции. Им больше поверят. В. Ворсобин:

- Вы Навального имеете в виду, чтобы он говорил про ковид? Может, ему туда микрофон принести? Может быть, это повлияет достаточно?

В. Жириновский:

- Вы забудьте вашего любимчика Навального. Вот такие, как он, и сеют смуту. Все время, когда он был на свободе и работал, как и покойный Немцов, Явлинский, Чубайс, Гайдар, много их там, они и посеяли смуту. Люди не поняли, это бывшие коммунисты, теперь говорят, что коммунизм – это плохо. Но вы же все были коммунистами отъявленными. Это же вызвало у людей неудовлетворение. Вы чего нам семьдесят лет говорили одно про коммунизм, а сейчас тридцать лет другое говорите. Еще не построили капитализм, уже его охаиваете. И опять вам мерещится социализм, опять вы вспоминаете Сталина. Когда такое сумасбродство, такой коктейль – и туда, и сюда, это плохо.

А насчет материальных потерь – давайте взыщем деньги, которые экономика потеряет, с тех, кто выступал против прививок. Не отдельный гражданин, с него чего взять, а общественные организации. КПРФ, эсеры, «Новые люди», какие-то еще известные структуры выступали против, у них есть деньги. Давайте их деньги бросим на компенсацию потерь бизнеса от введения карантина в конце октября – в ноябре. Пожалуйста, это большие деньги. У коммунистов в 2022 году будет полтора миллиарда. А еще у эсеров тоже будут деньги. Деньги можно найти. Давайте тряхнем тех, у кого их много, и они бы могли раскошелиться, исходя из их позиции, что они не выступали за прививки.

Если бы мы все организованно были за прививки, мы бы уже были самой здоровой страной в мире. А у нас до сих пор говорят, что кое-кто против обязательных прививок. Ну что же вы хотите, люди не будут делать.

В. Ворсобин:

- У нас народ такой странный. Вот еще одна новость. В Екатеринбурге и Оренбурге более 50 человек погибли от паленой водки. Это у нас ежегодно, от этого гибнет очень много людей. А езжу по стране, я знаю, что это такое. Это депрессивные кварталы, городки, где люди идут по утрам за чекушкой к рынку, где им наливают мутной жидкости за 30-40 рублей. И они умирают. И таких очень много. И вы им сейчас говорите про прививки? Да люди просто жить не хотят, такое впечатление.

В. Жириновский:

- Я с вами частично согласен. Давайте быстрее направим какие-то проекты и деньги в самые депрессивные регионы. Ведь деньги есть. Направим туда исполнителей, чтобы деньги не промотали, не пропили. Я за это выступаю. Но наши губернаторы им такой возможности не дают. А все, кто от «Единой России», им не надо делать.

В чем смысл той политической системы, которую мы создали? Одна большая партия гарантированно имеет всегда конституционное большинство. Будет она за что-то бороться? Если сто процентов у них будет 320 голосов. И тем маленьким тоже нет смысла бороться. Они никогда не получат не только конституционное, но и обычное большинство. Мы создали тупик, развития нет. Тогда развития нет и в депрессивных районах. Кто там будет поднимать все эти вопросы, чтобы люди получили работу, чтобы им было приятно, чтобы не было этой депрессии.

Пока политическая система такая как сейчас, что нет смысла чего-то делать, ибо всегда одна наверху, остальные шавки внизу, то же самое на местах. Губернатор всегда от «Единой России», мэр от «Единой России». Чего им бороться за что-то? Зачем им болевые точки создавать? Они у власти. И на долгие-долгие годы. И благодаря журналистам.

В. Ворсобин:

- А что толку? Фракция «Новые люди». есть такая типа оппозиция, кстати, и ЛДПР тоже называют типа оппозицией, потому что зачастую люди просто изображают из себя оппозиционеров. Допустим, фракция «Новые люди» в Заксобрании Омской области проголосовала солидарно с «Единой Россией» против возвращения выборов мэров городов региона. Эти «Новые люди» - у них во главе Авксентьева идет. Она была избранным мэром Якутска. Она просто поломала единоросса на выборах и стала народной легендой. И ее избрали в Думу, а ее партийцы голосуют против выборов мэра в Омске. Перевертыши такие. Как после этого голосовать и серьезно рассуждать о политической системе?

В. Жириновский:

- Да, я с вами согласен. На выборах они одни, после выборов они показывают, с кем они. Они с «Единой Россией». То же самое «Справедливая Россия». На выборах они кричат, критикуют. После выборов: мы признаем выборы. Им дали копейки, а они все равно орут, что они все признают, они согласны.

В. Ворсобин:

- Так и вы признали выборы. Вы были у президента, вы слова не сказали по поводу выборов.

В. Жириновский:

- Ворсобин, кто вам сказал?

В. Ворсобин:

- Не было в новостях, что Жириновский протестует против выборов и сказал что-то резкое Владимиру Путину на встрече по поводу этого.

В. Жириновский:

- У меня была встреча один на один, тридцать минут, и я все сказал президенту. И показал данные по некоторым регионам, где в одном регионе за ЛДПР 10 %, в другом – 1 %. Явный признак фальсификации. Я все сказал президенту. И говорю ему каждый раз, каждый год, уже 12 лет говорю. Нет, 22 года – с 2000 года. Я же не должен вам докладывать: Ворсобин, я только что из Кремля, я сказал Путину вот это, это и это. Вот сейчас вы меня спросили, я вам говорю, что ЛДПР всегда критиковала результаты всех выборов по стране.

В. Ворсобин:

- Знаете, в чем отличие вашей критики от того, о чем я говорю? Вы тихо, спокойно общаетесь двадцать лет, 22 года вы говорите президенту Путину по поводу того, что сфальсифицированы выборы. Но вы ни разу не сказали это прилюдно, прямо в лицо президенту, в лицо нашим верховным вождям: по сути, вы все… И так далее, как вы умеете. Но вы же этого не делаете из осторожности. Вы тихо, кулуарно жалуетесь государю. Это разве одно и то же?

В. Жириновский:

- А вы поднимите через интернет все заседания Госдумы и увидите, какой жесткой критике я подвергал «Единую Россию» после очередных выборов. Я шел через зал и говорил им, что вы последние негодяи, вы что творите, народ скоро выйдет на улицы, сколько можно дурачить, сколько можно обманывать людей. Были выборы в Благовещенске, губернатор Амурской области. Победил наш Иван Абрамов. Объявили Козлова. В городе он победил, а периферия – остановили компьютер ночью. Четыре часа компьютеры стояли мертво. И везде переписывали протоколы. Я все это сказал в зале заседания Госдумы. Я звонил в ЦИК, я звонил президенту, прокурору. Я должен вам докладывать?

В. Ворсобин:

- А почему вы столько лет говорите это президенту, почему он не прислушивается, не меняет этот порядок вещей?

В. Жириновский:

- А давайте изменим порядок вещей. Чего в Америке не меняют порядок вещей? Выиграл Трамп, а объявили победу Байдена. Выиграл Гор, а объявили победу Буша-младшего. Везде искажаются результаты выборов. Но люди хотят, пусть искаженную, но демократию. А как в Китае мы не хотим. Сейчас Си Цзиньпин до смерти будет. Мао Цзэдун до смерти был. Саддам Хусейн до смерти был. Каддафи – до смерти.

Есть выбор. Но у ЛДПР и во всех моих действиях мы всегда выступали за прозрачность, за чистоту, за сменяемость. Но у нас всегда меньшинство. Вы кому претензии предъявляете? У нас сейчас вообще 5 % мандатов. 95 % не наши. Чего вы постоянно упрекаете? Я только этим и занимаюсь в Думе. Вы смотрите ЛДПР-ТВ? Включайте на всю страну, на весь мир.

В. Ворсобин:

- Этого я еще не включал точно.

Хочется вспомнить о Матвиенко. Она попала в неприятную историю в Афинах, в Греции. Там у них был международный форум. Когда она начала там выступление, тут же делегации Польши, Украины и прочих наших «друзей» встали и вышли из зала заседания, чем показали в очередной раз свое отношение к третьему человеку в России. Как этот демарш оценивать?

В. Жириновский:

- Я к этому привык. Много раз выезжал за границу. Когда начинали выступать наши представители, особенно я, вот натовские встречи, тут же поднимается глава американской делегации и потихонечку из зала выходит. Это подло и гнусно он делал. Поэтому я привык к тому, что они даже процедурные и чисто этические вопросы нарушают. Как только русские начинают говорить, встают и уходят. Не все. В данном случае на натовских встречах это был глава американской делегации. Здесь были чехи, поляки, кто-то из Прибалтики. Это попытка лишний раз нас лягнуть, уколоть. Мы должны занимать более жесткую линию.

Вот Страсбург. Там есть процедура в начале каждой рабочей сессии, четыре раза в год, любой делегат может поставить вопрос о непризнании полномочий какой-то делегации по таким-то вопросам. Я один эту процедуру использовал. Один раз предложил не признавать полномочия латвийской делегации в Страсбурге. Но мы же это могли делать четыре раза в год. Да умножаем на 25. Сто раз могли это делать. И всех осадить, всех поставить на место. Могли выступать чаще, жестче. Но мы этого не делаем.

Простой примет. Совет безопасности, наш представитель Сафронков один раз жестко, красиво выступил. Все, больше не дают. Покойный Чуркин слабоват был. И сейчас Небензя. Даже МИД не хочет поставить впереди для выступления и защиты интересов нашей страны более жестких дипломатов.

Я всегда пытался поставить на место, осадить. Но наши люди ничего не делают. Послы – ни рыба, ни мясо. Их можно заставить принять делегацию, направить сюда делегацию. К сожалению, дипломаты – старая советская школа. Больше помолчать. Вон Слуцкий депутатов любого парламента может привезти в любую точку. Хоть в Сирию, хоть в Крым. А другие депутаты? Сколько было председателей комитетов в Думе по международным делам, ничего не могли делать. А он делает. Но это только ЛДПР может.

В. Ворсобин:

- Это говорит о все крепнущей изоляции России от остального мира. Это вас не беспокоит?

В. Жириновский:

- Абсолютно нет. Раз дело идет к войне, то всегда прекращаются все связи, нарушаются. Это лишний признак, что они готовятся к роковому варианту развития событий. Они не могут действовать во так нормально. И они саботируют все, оскорбляют, унижают.

В. Ворсобин:

- Они начнут войну или мы?

В. Жириновский:

- Они ударят по Донецку, а Донецк ударит по Мариуполю. И пошли колонны ополченцев на Киев. А патриоты России им помогут. Так начнется боевая схватка на русской земле, за русских людей, в самом центре Европы. И они все проиграют.

В. Ворсобин:

- То есть российская армия в случае удара по Донецку вступит в бой, и это будет уже нормальная такая мировая война?

В. Жириновский:

- Нет, сценарий другой. Летом 2025, 2026, 2027 года Украина начинает наступление на Донбасс. Донбасс начинает наступление на Мариуполь и центр Украины. Немцы вступаются за Украину. Тогда русская армия идет на помощь русским, против которых выступают украинские нацисты, немцы. Таким образом начинается локальная война, без применения ядерного оружия. Но немцы потребуют часть Украины – Галиция, Львов, Тернополь, Ивано-Франковск, Луцк и так далее. Мы дадим согласие. Северо-западная часть Украины будет превращена в новое государство Галиция, как протекторат Германии.

В. Ворсобин:

- Получается, мы будем воевать с немцами?

В. Жириновский:

- Прямых столкновений не будет. Но немцы объявят, что они берут под защиту украинскую армию. А мы скажем, что мы берем под защиту ополчение. Ополчение будет более мощное, чем украинская армия. И прямого боевого столкновения может не быть. Ибо немцам дорога их жизнь, они еще помнят 1945 год. Но конфликт может перерасти в международный. Поскольку это будет уже не киевский режим, не донецкий режим, не все НАТО, но часть натовских стран могут привести свои войска в боевую готовность и прийти в боевое столкновение с ополченцами, которые обратятся за помощью к России. И Россия будет обязана их защитить. Ибо в Донецке живет уже почти миллион граждан Российской Федерации. Мы встанем на защиту граждан России, которых обязаны защищать, по нашей конституции. Они испугаются, война будет скоротечной. Украина будет разделена. И северо-западная будет превращена в новое государство – Галиция. А весь юго-восток отдельными областями будет принят в состав Российской Федерации.

В. Ворсобин:

- Это очень похоже на начало первой мировой войны. Что мы всех победим и шапками закидаем. Потом переходит в тягучую многолетнюю войну, в которой экономика рушится все больше и больше. И потом приходят новые большевики. Вы не боитесь повторения этой истории?

В. Жириновский:

- Нет, не боюсь, этого не будет. Я вам уже дал сценарий. Этот сценарий мне передали летом 2016 года. Ибо первая дата начала этой войны была 22 июня 2016 года. Но выборы в США, потом еще какие-то проблемы, и так тянули, каждый год откладывали. Сейчас выборы Байдена были. Теперь опять какие-то вопросы. Я обозначил контрольный срок – лето 2027 года. Ибо в 2026 году у меня будет юбилей – 80 лет, я заранее приглашаю всех журналистов «Комсомольской правды» в «ВТБ Арена», там будет 14 тысяч гостей. Поэтому 2026 год мы оставим в покое. Я не хочу, чтобы в мой юбилейный год были какие-то страшные события. И Ворсобин с петлей на шее репортажи вел из-под Мариуполя, находясь в плену у украинских националистов. А мы не успеем, к сожалению, освободить Ворсобина.

В. Ворсобин:

- Я приду к вам с фронта, я вам обещаю.

В. Жириновский:

- Мы отправим санитарные поезда вывозить раненых. И поезд для вывоза пленных с Украины.

В. Ворсобин:

- В конце передачи. Дума… люди не выходят на митинги.

В. Жириновский:

- Люди не хотят рисковать. И нет лозунга – за что. Фабрики рабочим уже обещали. Ничего не дали.

В. Ворсобин:

- Есть претензии работодателям. Поднять зарплату, улучшить социальные блага. Есть большой список. Я думаю, любой рабочий наших заводов представит вам большой список требований. Но люди не организованы, не мотивированы и не хотят рисковать.

В. Жириновский:

- Даже прививку не хотят делать. Даже в переписи не хотят участвовать. Это называется апатия. Нежелание что-либо делать. Равнодушие. Помните, в метро избивали русского приезжие с юга. Встал весь вагон на защиту? Нет, сидят и уходят.

В. Ворсобин:

- Так власти хорошо от этого. Если такой аморфный народ сидит и молчит, это же прекрасно. Да, с прививками беда получается. А так поведение народа для Кремля вполне себе удобное.

В. Жириновский:

- Даже новое поколение чрезмерно вялое. Они уже не пьют. Даже пива не хотят. Я им предлагаю: давайте танцы устроим. Не хотят. Музыка, зал – все есть. Не хотят. Россия как выжатый лимон, все, что можно для революции, стачки, мы все это сделали. Конец девятнадцатого, весь двадцатый, все эти восстания, Новочеркасск, Донецк, Крым. Сейчас люди хотят тихо сидеть и получить путевку, поехать отдыхать. Крым, Кубань, Турция, Подмосковье, Сибирь и так далее. Нет желания идти и бунтовать.

КПРФ: Рашкин, Удальцов – все. Анпилов еще шумел.

В. Ворсобин:

- А как людям защищать свои права?

В. Жириновский:

- В парламенте, на собрании трудового коллектива. Защищать надо. Обращайтесь к ЛДПР, и мы выйдем на то, чтобы защитить вас. В Италии закрылась самая крупная авиакомпания Alitalia. Там постоянно шли бесконечные забастовки. Что толку? Все равно тысячи людей остались без работы. Сейчас стачки к победе не приводят. Забастовки, революции – другие времена. Вам как журналисту нужна кровь, трупы. Но не будет этого больше! Болотная была последний раз.

В. Ворсобин:

- Подождите, это вы обещаете трупы. Мариуполь. Я говорю о защите прав. Вот насчет трупов вы самый главный специалист в Госдуме. Вы все время обещаете мировые катастрофы. И часто, к сожалению, ваши предсказания сбываются. Тут у вас этого не отнимешь.

В. Жириновский:

- А если брать защиту конкретных прав людей: зарплата, жилье, детский сад, болезни. Выходят на улицу, когда идет точечная застройка. Вот дом закрывает им окна. Или сносят садик, скверик. Когда вот их касается. И всеобщее что-то. Экология. А вот так, за зарплату биться, за пенсию? Вот пенсионеры вышли – 2013 год, монетизация льгот. Вышли пенсионеры по всей стране. И сразу стали давать побольше льгот. Уже не справки о льготах, а добавлять стали. Наличными стали давать быстрее. Где-то билеты восстановили проездные.

В. Ворсобин:

- То есть этот метод действует, митинги действуют на власть.

В. Жириновский:

- Все, кончилось. Больше не действуют. Уже увеличили пенсионный возраст – и никто не вышел ни в одном городе. Потому что молодым это далеко до пенсии. Кто уже на пенсии, им ничего уже не исправят. Они уже на пенсии. А предпенсионный возраст боится, что начальник его еще раньше выгонит с работы. Он и до 63 не доработает, до 65. Страх, боятся, нет солидарности. Поэтому власть научилась держать все под своим контролем. Этого коммунисты не понимают. Поэтому им конец. Они последний срок в парламенте.

В. Ворсобин:

- Причем тут коммунисты?

В. Жириновский:

- Потому что то, о чем вы говорите, что мы плохо живем, что народ инертный, равнодушный…

В. Ворсобин:

- Это коммунисты виноваты, а не наша власть, да?

В. Жириновский:

- Это все последствия тех страшных пяти русских революций. В 1993 году мы же вышли, октябрь. Вот, 28 лет назад вышли. И что толку? Их постреляли. А к власти пришли еще хуже. Вот в чем дело. А те, кого они защищали, предали их. И люди разочарованы. Потому что их постоянно предают.

В. Ворсобин:

- Во всем виноваты журналисты и коммунисты. Обычно об этом мы с вами и говорим.

В. Жириновский:

- До свидания! В субботу в семь утра слушайте!