Владимир Жириновский: Я не исключаю, что Навальный вообще никогда не вернется

Роман Голованов и Владимир Жириновский обсуждают повышение заболеваемости коронавирусом и возможный карантин, предвыборную гонку в США, выздоровление Навального и прошедшие муниципальные выборы

Р. Голованов:

- Итоги недели подводит Владимир Вольфович Жириновский, глава партии ЛДПР. У микрофона я, Роман Голованов. Пойдем по главным темам этой семидневки. Владимир Вольфович, у нас наступает новая волна коронавируса. Собянин объявляет, что всем нужно переходить на удаленку, а людям старше 65 лет вообще не выходить из дома, а в магазины ходить в масках.

В. Жириновский:

- Я об этом говорю (и мы в ЛДПР) с весны. Рано стали снимать все ограничения. И мы согласны, тяжело – удаленно работать, сидеть дома, везде маски, перчатки. Но ведь каждый день заражаются лишние тысячи людей и умирают. И вот до Госдумы дошло – смертельный выход. Умер депутат фракции КПРФ. А я им 8 месяцев говорю: наденьте маски, наденьте перчатки. Не хотят. Демонстративно. Ни разу Зюганов не надел и многие другие.

Я по-человечески понимаю. Мне самому тяжело. Вот я сейчас без маски, потому что один в кабинете. Но только выйти на улицу сейчас, я надену маску. Перчатки почему? Некоторых приглашают, в том числе ваша прекрасная радиостанция. Вчера был один, журналист Варламов – «Перчатки не надо». Как он может так говорить? Мы не говорим про резиновые. Чистый хлопок, 300 рублей. У меня вся фракция ходит.

Р. Голованов:

- А это же бессмысленно.

В. Жириновский:

- Почему? Вечером стирают. Посмотрите вечером, сколько там грязи. Ведь не обязательно коронавирус. В целом все поручни, кнопки, пульты, портфель вы несете, двери открываете. А вот в магазинах тележки, там на ручке тележки (вы везете ее по магазину) больше всего различных возбудителей любых болезней. Поэтому противно, но все человечество не может быть дураками. Если везде штрафуют за то, что человек без маски или без перчаток. Плюс скопления не должно быть. Я понимаю, болельщики, хочется на стадион, театралу – в театр, молодежи – на дискотеку. Засиделись все. Но у нас выбор один. Или мы эту болезнь остановим и забудем про нее, как забыли про тиф, туберкулез, оспу, или она будет свирепствовать среди нас постоянно. Вот в чем проблема. Карантин останавливает распространение болезни, а мы это не делаем. Вот прививка. Я уговариваю всех сделать прививку. Вы, Роман, сделали прививку от коронавируса?

Р. Голованов:

- Нет. Говорят, молодым не надо.

В. Жириновский:

- Всем надо. А молодые больше всего носители. Почему? Потому что у них коронавирус проходит в легкой форме. Они даже не знают, не чувствуют, но они заражают каждый час, каждый миг, потому что они носители. Поэтому надо сделать обязательно прививки. Если мы все сделаем прививки, на это уйдет почти год, и через год в это время мы все ограничения снимем, потому что этого страшного коронавируса у нас не будет.

А так, пожалуйста, опять предлагают удаленку, опять лимит выхода на улицу, опять ограничения. Я согласен со всеми, кто устал от этого, но рост заболеваний и рост смертности, только это нас заставляет снова и снова ограничивать нашу подвижность. Конечно, дома противно. Ну, хорошо, они любят друг друга, теплая семья, большая квартира. А если у них тяжелые отношения и маленькая квартира, то, конечно, им совсем тяжело там, я это прекрасно понимаю. Это очень важно, чтобы у людей была отдельная комната, а еще лучше – отдельная квартира, на работе – отдельный кабинет. Роман, вы же не сидите в отдельном кабинете, у вас же студия.

Р. Голованов:

- Я на удаленке, дома, в своей комнате.

В. Жириновский:

- А некоторые встречаются в студиях, насколько я понимаю, в редакциях. На удаленке – это хорошо, вы дома. Вот эта напасть к нам пришла. Единственный плюс, что везде. Было бы очень обидно, если бы было только в Китае и у нас, может быть, еще в Индии. Но свирепствует больше в Европе и еще больше в Америке. Они всегда хвалились, что у них самая лучшая в мире медицина, а по факту – наоборот. Подозрения у меня вызывает. Нет ли здесь борьбы с Трампом? Чтобы вызвать больше заболеваний в Америке, люди разозлятся на Трампа и не будут за него голосовать. А для этого пришлось прибегнуть к пандемии. Пандемия – всемирная, всенародная болезнь. То есть охватила всю планету, 7 миллиардов. Любое количество может заболеть, а самое главное, что большинство даже не знают, что они болеют. У них берут анализ крови, а там полно антител, человек переболел, не знал, кого-то заразил.

Это очень сложно, очень нам всем тяжело. Но, поскольку меня больше всего в жизни интересовала политика, я думаю, что это против американцев. А валят на китайцев, потому что нужен враг. Россия уже долго была враг, и Россию не очень чувствуют в Америке и в мире, а китайские товары на каждом шагу. Поэтому легче всего ударить по китайцам. И китайских туристов больше всего в мире, сотни миллионов по всем миру курсируют, огромные толпы китайцев. Я в Чайна-таун был в Нью-Йорке, это же целый город, одни китайцы, запах лапши до сих пор в носу стоит.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, а для нас жесткий карантин нужен в России, в Москве, в Саратове?

В. Жириновский:

- Надо что делать? Хотя бы пропаганду. Не покупайте квартиры в многоквартирных домах. Если у вас есть деньги, купите дом в Подмосковье, под Саратовом, под Самарой. Тенденция. Я не говорю, что завтра, но пусть ваши дети переезжают жить в свои собственные дома. В многоквартирном доме мы заражаем друг друга. Это ведь и прохождение воздуха. Где трубы идут, там же есть расстояние, и с балкона на балкон. Если есть деньги, покупайте машину, пусть самую дешевую, 300-400-50 тысяч. Уйдите из автобуса. На будущее. Я не говорю, что завтра купил дом под Москвой или под Петербургом и на машине едешь на работу. Но ориентируйте, чтобы человек не пропил в баре все деньги, не прокурил их, а вот маленькая дешевая машина и небольшой домик рядом с большим городом. Он будет ездить на работу, у него будет самоизоляция. У него будет автоматически удаленка. Ни соседей, никого. Там может быть и погреб, и гараж. То есть семья будет развиваться, есть, где поиграть детям. В этих больших домах негде детям играть. Он вышел из подъезда – уже машины идут, а дальше вообще нагромождение машин.

Р. Голованов:

- Но люди очень боятся остаться без работы сейчас.

В. Жириновский:

- Да. Рестораны же все рухнут, театры рухнут. Молодые артисты не будут долго сидеть и ждать, когда начнется сезон. Посмотрите, сколько курьеров ездит. Я никогда такого количества не видел. Молодые парни на велосипедах возят пиццу, какие-то бумаги. То есть идет смена профессий. Я всегда говорил, что бизнес – опасная вещь. Вот сейчас в первую очередь торговля. Ну, везде, где скопление людей – рестораны, бары, дискотека. Они же прогорают, у них нет никаких доходов. Театры все. Поэтому они все должны идти и заниматься другим делом. А в 50 лет тяжело менять профессию, люди уже привыкли, знают что-то. Эти знания где теперь применить? Поэтому надо ориентировать молодежь, что одна 1-комнатная квартира у тебя, никаких соседей, и лучше не квартира, а маленький домик рядом с большим городом. И маленькая машина. Помните, «Запорожец» был, «Ока»? И вот включай и поехал в офис. Сейчас в кассу не надо ехать, вам всё на карточку перечислят. Общения будет все меньше и меньше. Одна проблема – как молодым людям, парню и девушке соединиться, чтобы была семья. В интернете вы увидите друг друга, прочтете резюме друг о друге.

Роман, а что ты не зовешь самого молодого депутата в мире Власова на свои передачи?

Р. Голованов:

- У меня две передачи – с Владимиром Сунгоркиным и с Владимиром Жириновским. Мне некуда звать.

В. Жириновский:

- Ну, я попрошу Сунгоркина, пусть к какой-то передаче прикрепят, чтобы мог он приходить.

У нас сейчас студентами не все стали, а ведь можно все равно учиться. Например, поступить на заочное прямо сейчас, а зимой перевестись на очное, и сейчас ходить на лекции. Почему они это не делают, где предприимчивость? Я приглашаю всех, пожалуйста, Институт мировых цивилизаций: Москва, Ленинский проспект, дом 1, метро «Октябрьская». Пусть приезжают. В другие города пускай едут, дома находят вуз. То есть они не поступили никогда…

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, вы университет прорекламировали, теперь наша реклама – реклама радио «Комсомольская правда». Владимир Жириновский, Роман Голованов, итоги недели подводим.

Владимир Вольфович, если черту подвести, экономика не рухнет, не накроется наша жизнь после этих слов Собянина, что всем на удаленку, и новый карантин будет?

В. Жириновский:

- Здесь нас спасает то, что это пандемия, то есть всемирная болезнь. Везде идет снижение экономики. Потому что остановилось все. Ведь самолеты нигде не летают. Значит, ущерб несут все авиакомпании. Курорты везде будут пустые снова. Все несут ущерб, даже у нас не все поедут в Сочи или в Крым. И вся другая экономика. Наша меньше всего пострадает. Почему? Мы мало экспортируем. Мы экспортируем сырье. А оно нужно при любом экономическом кризисе. Но нас заставит это усиливать переработку. Если потребность в нефти, газе понизится, то мазут, керосин, бензин, одеколон всегда будут покупать. Вот мы должны быстрее переработку делать. Лес может остановиться, стройки будут стоять. Давайте переработку, чтобы мебель выпускали, фанеру, пиломатериалы. Эта экономика остановившаяся должна заставить всех наших губернаторов на местах не стонать, что чего-то нет, чего-то не хватает, а быстренько налаживать производство, которое всегда нужно. Потому что мебель всегда нужна, а лес строевой, кругляк не всегда. Керосин и бензин всегда нужен. Мы на это можем делать упор.

Но с учетом того, что у нас экономика меньше на экспорт задействована, то мы меньше пострадаем, а внутренний спрос мы можем подогреть тем, что налоги будем понижать, кредиты будем давать подешевле, давать налоговые каникулы, деньги выдавать, всякого рода поддержка. В этом плане у нас ситуация хуже, чем в других странах, не будет, а в чем-то даже лучше. Ну, как коронавирус. Мы уже сделали вакцину, уже тысячи людей провакцинированы. А где в мире еще? Они всё еще готовят. Видите, как они медленно разворачиваются. Если есть необходимость, мы видим, что это удар по населению, мы открыли огромное количество больниц. Я предлагал: не останавливайте, стройте и стройте больницы. Дороги строить надо. Вот сейчас, если у нас деньги будут не израсходованы на какие-то виды деятельности ввиду кризиса, дороги-то можно строить всегда. Рабочие-узбеки в Самаре лежат на полу на вокзале. Пожалуйста, они хотят работать. И место, куда вести дорогу, есть. Так давайте строить дороги. Деньги есть, рабочие есть, материалы есть для дорог. Давайте это делать. Кто работать должен? Министерство транспорта, Росавтодор. Забрать всех лишних рабочих, забрать лишние капиталы, бросить и построить дороги, как в Турции, как в Германии, в любой стране мира.

Р. Голованов:

- На острове Шикотан будем строить дороги.

В. Жириновский:

- И там. Мы там асфальтируем дороги, так японцы недовольны. Прекрасно понимают, что раз мы занялись асфальтированием дорог на Шикотане, то это значит, что мы там навсегда. Вот в Крыму было видно сразу, что они понимали, что Крым уйдет. Там дорог не строили, ничего не строили, все заброшено, никакого ремонта, все обветшало. Сейчас за 6 лет мы многое сделали. Японцы должны понять, что это наши русские острова. Сталин испугался. Мы могли Хоккайдо взять, и Трумэн бы ничего не сказал. Трумэн был молодой президент, он сам всего боялся. И атомная бомба была, а доставки не было. И потом кругом американские солдаты стояли – в Европе, в той же Японии. Поэтому они никогда бы не стали на нас нападать, ибо тогда бы погибли сотни тысяч американских солдат. Даже 5 тысяч погибших американских солдат – и любой президент теряет свой пост автоматически.

Поэтому Сталин зря испугался, ушел из Северного Ирана, не стал забирать территории, которые Турция готова была отдать, и японские территории. Нужно было брать Хоккайдо. Но он был слабый в политике, в географии, он там никогда не был. Он сидел много раз, 11 раз сидел, 11 раз бежал из ссылок…

Р. Голованов:

- Чтобы эти острова были наши, туда надо мост строить. Нужен мост на Сахалин.

В. Жириновский:

- Обязательно. Об этом ЛДПР говорит уже 20 лет – от Хабаровского края на Сахалин. Это пролив Лаперуза, самый узкий пролив. И вот проложить – или как Крымский мост, или как Ла-Манш, от Па-де-Кале (Франция) через пролив Ла-Манш в Британию. Мы проводим на Сахалин, и с южной оконечности Сахалина – на Хоккайдо и Токио. И курьерские поезда Токио – Лондон идут без пересадки. Вы представляете, какое достижение? Это же огромная потребность. Япония имеет много товаров, Британия, в прошлом – королева колоний. Товары будут идти день и ночь. И все платят нам деньги – наша железная дорога и наша шоссейная дорога.

Это еще Сталин предлагал построить, и царь предлагал, но руки не доходили. Сейчас можно делать. Говорят, вроде бы уже есть предприниматели, есть деньги. Построим, и японцы успокоятся. Когда на поезде можно поехать в Европу, японцы будут счастливы. Сейчас только самолетами, тут много не наездишь. Поэтому это нужно делать. Надо экономически всех удовлетворить, чтобы японцы понимали: вкладывайте деньги в Магадан, Камчатку, Сахалин, Курильские острова. Вам зачем нужно японский флаг везде вывешивать? Уже кончается понятия: суверенитет, нация, народ - японцы, русские, китайцы, корейцы. И это уходит. Граждане Европы, граждане Азии. И будут говорить на том языке, на котором все будут понимать друг друга. Мы не можем учить 4 языка – китайский, корейский, японский, русский. Все выберут язык русский. Мы не можем учить латышский, литовский, польский. Все выберут русский. Мы не можем учить азербайджанский, турецкий, армянский. Русский. Поэтому русский язык будет мировым языком.

Р. Голованов:

- А когда весь мир заговорит на русском языке?

В. Жириновский:

- В ближайшие 20 лет. Америка идет к закату, Америка ничего не может. Вот она сейчас выдыхается, и уже они грозят. Обе команды грозят выборы не признавать. Они обвиняют Лукашенко, что он что-то не так делает. Но вы в наглую до выборов уже говорите. Да наплевать им на их собственную американскую демократию, они не будут признавать выборы или из Белого дома не уйдут. И я об этом сказал в 17-м году. Можете найти передачу Соловьева через интернет. Я сказал, что Трамп просто так не уйдет. Победит Байден, но Трамп из Белого дома не выйдет. Он будет подозревать, что по почте голосование сфальсифицировано в пользу Байдена, и там заварушка будет до Нового года. Поэтому Америке конец. Китай тоже долго не протянет. Ведь кто поднимается наверх, ему нужно спускаться. Китайцы на втором месте. Следующий этап – крушение Америки, и китайцы на первом. А потом уходить надо. Россия не должна стремиться к первому месту. Пускай погибают те страны, как Германия фашистская, Бонапарт (Франция), Трамп (Америка), Китай Си Цзиньпина. Они поднимаются и падают.

Р. Голованов:

- А нам-то они дадут спокойно жить и развиваться эти 20 лет? Они устроят нам революцию в ближайшие годы. 24-й год – там тоже кого-нибудь пришлют.

В. Жириновский:

- Революцию у нас трудно устроить. Их было пять: 1905-й, февраль-октябрь 17-го, август 91-го, октябрь 93-го. То есть мы всё прошли. Вот Навальный – это был их последний выдох с «Новичком». Сами отравили Алешу, и Алеша останется в Германии инвалидом. Там хорошее соцобеспечение, будет находиться там, кровать у него будет, коляска, уход. Они не первый раз делают. Сперва они сделали ставку на Явлинского. И в 90-м году Примаков возил его на смотрины, когда хотели нам «нашего» Ющенко подсунуть. Вместе Ющенко Явлинского готовили. Посмотрели – слабый. Потом там были Немцов, сейчас – Навальный. Может быть, будут пытаться, чтобы Люба Соболь – как Тихановская. Но ничего не получится. В Белоруссии уже все обломилось. Но мы-то куда сильнее. У них первая в истории Белоруссии революция. А у нас?

Вы, наверное, знаете, Роман, что 21 сентября 862 года, то есть 1158 лет назад, началась русская государственность. И мы в Думе 70 раз пытались принять закон, что праздником, днем рождения России, является именно 21 сентября. И в 1862 году русский царь Александр II поставил памятник тысячелетия России в Великом Новгороде. А мы до сих пор отмечаем 12 июня 90-го года. И Ельцин в эти сентябрьские дни 27 лет назад подписал указ о роспуске Верховного Совета. Последний советский, самый демократический парламент был разогнан. Расстреляли. Тогда они рукоплескали Ельцину, а сегодня нас упрекают черт знает в чем. То есть, Ельцин расстреливает парламент – можно, Ельцин останавливает Конституцию - можно. Лукашенко никого не расстрелял, никакую Конституцию не приостановил. Нет, нельзя, Лукашенко плохой.

В. Голованов:

- И еще одно яркое событие, о котором вы уже упомянули, - это чудесное выздоровление и выписка Навального. Владимир Вольфович, а вообще этот яд «Новичок» он был или что там случилось в этом самолете?

В. Жириновский:

- Сейчас все скажу. Но не все нас слушают, в девять вечера, в пятницу. Повтор будет завтра, в семь утра. А в воскресенье, в семь вечера, поэтому вы нас послушайте обязательно, у вас три варианта – сегодня в девять, завтра утром в семь, на Ютюбе постоянно… А ведь, Роман, вы же можете в Ютуб позвать Власова, позвать наших лучших политических советников – Воронина, доктора наук, Быкова, Горлова, Никулина. То есть, у нас отличная команда. Но я возвращаюсь к тому, что вы спросили. Значит, никакого яда не было. Со средних веков яд любой действует моментально. Только это капля в любом количестве попадает в организм, человек умирает моментально… Все. В этом весь смысл этого страшного оружия. Можно от ножевого ранения остаться живым. От пулевого остаться живым. Яд – все. Никто никогда не остается живым после яда. Снотворное выпивают и умирают люди. А это яд. Да «Новичок»! Это боевое отравляющее вещество, которое используют для уничтожения городов, армий, целой страны, такой, как, скажем, Латвия или Монако, или Лихтенштейн. А это, оказывается, человек глотнул яда, полежал в Омске, полежал в Берлине и сейчас гуляет по Берлину – сегодня в бар пойдет ночной, пиво немецкое пьет… Никакого яда нет. Почему наши омские врачи сказали – это что-то происходит в организме его. Возможно, он наркотики какие-то применял, выпивать, возможно, он любил. То есть, это ж компания была. В любой компании обязательно есть желание выпить. Поэтому его никто ядом не травил. Это наши спецслужбы? Да мы Бандеру отравили, Коновальца отравили, кого угодно отравили… Распутина… вы помните, что в 1916 году убили… чего ж тогда его в Берлин не повезли? Чушь какая-то… Но здесь ничего не было. Здесь нужна была провокация. Нужно имя. За кого-то зацепиться, заставить нас унижать. Нас унижают они. И немцев унижают. То есть, идет большая борьба с тем, чтобы стравить Россию и Германию. Чтобы мы не только не дружили, а предъявляли бы друг другу претензии. Вот давайте. Немцы нам предъявляют претензии, что он отравлен. И нами. Мы говорим – нет. Вот уже мы друг против друга. Газ. Мы же тянем в Германию. И немцы были согласны. Их переубедили, напугали, задавили и остановили нитку «Северный поток-2»…

Р. Голованов:

- …что его используют, или он был завербован?

В. Жириновский:

- Конечно, все завербованы. Это было в Йельском университете, в каком году он там стажировку проходил… в 2010-м… десять лет назад. Алеша по приглашению руководства Йельского университета, они отбирают от каждой страны, так же Саакашвили там был, и Ющенко, они там учат. Такая же ситуация была в Советском Союзе. Был институт общественных наук – такое хитрое название. Туда приглашали мы всех активистов молодых – Африка, Азия, даже Европа – обучали их, и в будущем кое-кто из них становился руководителем этих стран. Это они у нас переняли…

Р. Голованов:

- А вас никогда не пытались завербовать?

В. Жириновский:

- Меня пригласили в фонд Фридриха Наумана, город Кенигсвинтер, под Бонном, август 1990 года, сижу дома в Сокольниках, звонок в дверь, стоят две девушки – Владимир Вольфович, мы активисты, мы были в Германии, там вот такой фонд, вас хотят пригласить, все за счет принимающей стороны. Я думаю – что это за фонд? Я все-таки полгода лидер партии, может быть, там какая-то площадка будет личная? Беру с собой зама – мы летим. Все за их счет. Гостиница. И семинар. Пять дней. В воскресенье прилетели, с понедельника по пятницу на семинар. И экзамены в конце семинара. Мне вопрос – что вы видите самое главное вот сегодня нужно делать в России? Август 1990-го. Я говорю - русских защищать. Все. Экзамен не сдал. До свидания. Они слово «экзамен» не произносят, но в пятницу это было как бы подведение итогов. Они нам лекции читали там, как выборы проходят, демократия, и вот меня спрашивают. Они думали, я сейчас скажу, что мы будем защищать национальные меньшинства, сексуальные меньшинства, мы будем заботиться о сектантах, мы будем заниматься тем, тем и тем… и ни слова про русских. А я говорю – на всех наплевать, да здравствуйте русский народ! Ну, так, фигурально. Ну, со мной рассчитались они, я летел первым классом. Они обычно оплачивают экономический. Ну, раз я полетел первым классом, дали мне деньги в марках по первому классу и я вернулся в Москву. То есть, это вот была первая попытка посмотреть, кто я такой. А в том же году меня пригласили от имени ЦК КПСС, вот он умер недавно в Испании, Малашенков, да. Он работал в международном отделе ЦК КПСС. И им сказали, из Америки, советологи, пришлите нам лидеров новых партий, мы знаем, там у вас создали новые партии, и меня включили в делегацию. Мы поехали в какой-то университет, по-моему, штат Огайо, и там какой-то университет, какой-то семинар. И тоже там по Прибалтике долбанул, по другим, они поняли – нет, я не их клиент. То есть, разведка боем против меня закончилась неудачно. Я им, как патриот, не нужен. Им нужны Явлинские, Немцовы, Гудковы, Навальные…

Р. Голованов:

- А у меня тогда еще вопрос. Покушения на вас не было? Если вот про вербовку были истории…

В. Жириновский:

- Покушений не было, но чтобы из меня вытащить деньги… тогда было очень модно… убивали каждый квартал. То Юшенков, то еще кого-то еще… ну, постоянно убивали, депутатов убивали. И ко мне подкатывает один – Владимир Вольфович, на вас готовится покушение. Вот из Румынии едет майор советский там… а, из Прибалтики он едет, он получил задание. И он говорит – нам нужно деньги, мы его остановим. Я так промолчал – думаю, какие деньги? Потом он ко мне хорошо относился, я его спрашиваю – ну как там? Он говорит – да ничего, мы его ссадили с поезда, ничего не будет. Другой говорит – Владимир Вольфович, по вашей трассе мы увидели, два человека уже в окопе сидят, готовы вас убить, надо бы там тысяч 20 долларов. Ну а что? Возьмите, да уничтожьте… То есть, поняли – облом. Они во фракцию входили, представляете! И последний раз один чудак работал в таможенном комитете… а, в разведке работал… Владимир Вольфович, есть план вас убрать, мы знаем план, мы готовы все нейтрализовать, надо 30 тысяч долларов. Я знаю, что все это профанация… Ну, давайте, говорю, я не могу вам ничего дать. Все, отстал от меня. Трижды пытались выудить деньги! То есть, постоянные провокации. То какая-то кассета есть, то какие-то… В общем, все закончилось. Но было время самое сложное, отвратительное, но все западные вербовщики поняли – я не подхожу, как Немцов, Навальный и другие… вот Каспаров, они ж его раскрутили…

Р. Голованов:

- А вдруг Навального какой-то олигарх, которого он задел, попытался отравить?

В. Жириновский:

- Ну, тоже может быть такой вариант. Ведь он много давал разоблачительных материалов. И в отношении тех, у кого миллиарды и миллиарды. А убить человека сегодня, я думаю, в рублях миллиона хватит. Ну, три миллиона – запросто уберут человека. Это тоже возможно. Он же все время публиковал. У того олигарха, у того там счета, жена, там вертолеты, самолеты… А им же это неприятно. Во-первых, то, что Навальный сообщал, уже известно. Но им неприятно, что их имя полощут в какой-то там грязи. В этом плане это, конечно, тоже может быть. Он должен понимать, Навальный, если каждый месяц трогаешь какую-то крупную фигуру, в основном, денежный, и не просто там пара миллионов, а миллиарды, из списка Форбс, в долларах, там копейки дадут и тебе, Алеша, «Новичок» не нужен. Стукнут кирпичом при выходе из дома в Марьино, ты живешь там, двухкомнатная квартира, адрес известный, поэтому, конечно, тоже может быть такое, запросто. Но валить на Россию, что мы применили какой-то газ, который вообще не относится к гражданскому обороту… Ведь огромное количество простых отравляющих веществ, которые вызывают немедленный инфаркт и при вскрытии вы ничего не сможете обнаружить… ничего абсолютно… Инфаркт. А это достаточно вот смазать ручку автомобиля. У него есть свой автомобиль, он из ресторана выходит, идет к машине. Сейчас он дотронется до ручки, а человек проходил мимо этой двери и случайно задел ручку. Никто не видел, никто не знает. Алеша подошел, дотронулся, сел в машину и инфаркт. Все.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, ну и самое главное – мы же Навального после его выписки из больницы ни разу не увидели живым. Потому что он выставляет якобы фотографии, а видео-то нет. Нет какого-то движения. Может быть, он там вообще в заложниках находится?

В. Жириновский:

- Я не исключаю, что он вообще никогда не вернется. Это будет фигура – живой или мертвый… это, помните, Хомейни во Франции сидел. Как шаха свергли, он в Париж, в Тегеран полетел, в Иран, и стал во главе иранского государства. Поэтому очень многие будущие руководители восточных стран отсиживаются на западе. Помните первую китайскую революцию?... Запад держит потенциальных революционеров, которые способны свергнуть режим, у себя. Чтобы, когда будет благоприятная обстановка… Как Ленин… Вот обстановка благоприятная – апрель 1917-го – и поехал дядя Володя со своими опричниками, запломбированный, готовый вагон, через все границы, через все окопы, с блеском, - Стокгольм, Хельсинки, Петроград! Это же в чистом виде подстава, провокация. А до этого Парвус снабжал деньгами! А до этого японцы давали деньги. То есть, они в деньгах купались! Ленин ни одного дня не работал! Сталин ни одного дня не работал! Трудовой книжки ни у кого нет! Это сборище авантюристов! Это Аль-Каида (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.)! Только она светская была. А вот Бен Ладен. Вот вам Ленин, мусульманский Ленин – Бен Ладен. И закопали, и убили, когда он стал уже не нужен. Поэтому, если он вдруг вернется, то опять это будет использовано, как провокация. Якобы кто-то на него покушение совершил. И его, окровавленного, снова везут в Берлин. И опять подымается шум. Лет 10 назад я приезжаю в Страсбург на очередную сессию парламентской ассамблеи. Захожу в зал и шушукаются все. Зарубежные депутаты. Ходорковский, Ходорковский, Ходорковский! Дали команду поднять шум в отношении Ходорковского, что власть его гнобит, давит и – резолюция за резолюцией… Гонения… Михаил такой бедный, такой хороший, умный… Сейчас команду дали по Навальному. Ну, тогда Ходорковского арестовали. А Навальный-то не арестован. Давайте его сделаем полумертвым. Якобы. На самом деле он абсолютно здоров, питался как хотел, никакой комы не было и это в чистом виде провокация, чтобы обострить обстановку. Это маленький эпизод большой провокации, связанной с тем, чтобы подготовить общественное мнение Европы к приходу к власти во многих странах, в первую очередь, в Германии, праворадикальных сил. Сегодня среди немецкой полиции и в армии уже много сторонников «Альтернатива для Германии» и другие правые партии. Я сам был знаком с доктором Фрай «Правая партия». Потом она слилась с республиканской. То есть, там растет праворадикальное направление и, чтобы привести их к власти, как Гитлер… Гитлер же пришел через демократию, надо все время посыпать перцем, унижать Германию. Вам нужен русский газ? Вот вы получите русский газ! Остановите «Северный поток-2»! Потом остановят «Северный поток-1». Потом остановят газ через Украину, заставят немцев покупать дорогой американский сланцевый. Это вызовет взрыв недовольства, это унижение, это понижение жизненного уровня… Это перевооружение Германии, это выход из НАТО, из Евросоюза. Англия уже сбежала. Они англосаксы, они знают заранее, когда будет беда. И впереди, через 3-5 лет, столкнуть – Польша, Украина, Белоруссия, Литва. И когда мы поддержим Белоруссию и будем побеждать, в это время Германию натравят на нас. Помочь. Польша натовская страна. Украина близка к НАТО. И Германия вступает. Но без НАТО. Чтобы другие не могли вступить. Вот вам новая русско-германская война! И мы разделим Украину. Западная Галиция отойдет Германия, вся восточная отходит России. Вот вам развитие страны на ближайшие пять-шесть лет. А Навальные нужны как топливо, как дрова.

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, давайте поговорим про настоящему русского оппозиционера, а именно – про ваше выступление в Госдуме после выборов, когда вы вышли к трибуне и разгромили всех, всех, всех. Владимир Вольфович, что это было?

В. Жириновский:

- Ну, вот была встреча президента с губернаторами. Президенту докладывают правильно – выборы прошли, то-то и то-то получили. Вы видели лица губернаторов? Они, что, с восторгом сидели? И каждый из них благодарил президента. Потому что каждый из них понимал, что он не у народа получил доверие управлять регионом, а у президента. Они в наглую говорят – да, спасибо вам, спасибо вам, спасибо за доверие, оправдаем… Вы должны благодарить избирателей, а они прекрасно знают, кто у них избиратель. И вот сейчас посмотрите, Костромская область. Чтобы победить – берет в напарники уборщицу! А народу уже надоело это и народ голосует не за главу поселения этого в Костромской области, а за уборщицу! А где-то – почтальон. А где-то повар. Где угодно будут побеждать они. Потому что не хотят люди эту партию! Вот если бы даже у нас все было хорошо, мы бы жили, как в Германии, как в Швеции. Все равно люди не хотят, чтобы одна и та же партия управляла. Вот этого они не понимают – те политтехнологи, которые обеспечивают победу. Я был возмущен, потому что я знал, как срывали наглядную агитацию в пользу кандидатов от ЛДПР, как избили наших двух девочек в Новосибирской области, как вызывали в полицию в Пензе наших активистов – зачем вы там пропагандой занимаетесь? То есть, по всей стране! У нас в Псковской области не выполняют решения Верховного суда России в нашу пользу. Восстановили нашего кандидата, а они наплевали! Верховный суд им предписывает, а они не выполняют! И так по всей стране. У нас в Коми от выборов отстранили кандидата за что? Он представил оригиналы документов, а по инструкции нужны копии, заверенные у нотариуса. Ну, разве это основание лишать человека участия в выборах? Это же дикость! И апелляционная инстанция в Петербурге сохранила это решение и Верховный суд уже не встал на нашу сторону, оставил в силе – это что такое вообще?! Это что за судебные инстанции, которые работают на провокаторов?.. Посмотрите, в пяти столицах субъектов – Ульяновск, Липецк, Кострома и Владимир – в четырех городах только единоросы. Ну, разве такое может быть? Главный город губернии – там интеллигенция в основном, преподаватели, журналисты, литераторы, студенты – как они могут голосовать только за «Единую Россию»? Ну, кто поверит? У нас же 85 столиц субъектов Российской Федерации. И только в четырех – это 5% - где, оказывается, дураки избиратели, все проголосовали за «Единую Россию». И вот так по всей стране, если посмотреть… Значит, избивают, срывают, мешают или подтасовка какая-то…. Это все вызвало у меня желание сказать им правду. Потому что мы же видим – Белоруссия! Вы что, не видите, что в Белоруссии 9 августа произошло? Через месяц, 13 августа, вы никаких выводов не делаете! Я Медведеву направил письмо, Дмитрию Анатольевичу, что я прошу исключить из партии мэров четырех городов – Кострома, Липецк, Ульяновск и Владимир, где в городских советах только единоросы. Из партии исключить этих мэров, отстранить от должности и провести новые выборы мэров в этих городах. И до нового года там появятся городские думы. Это же все я вот сейчас вам тоже говорю, и с трибуны говорил об этом, что Лукашенко прибежит в Россию – и он уже прибежал! Я это говорил 15 сентября, а он был три дня назад здесь, в понедельник. Вот, пожалуйста! Янукович давно у нас сидит. И я был возмущен – что вы делаете?! Можно было бы по-другому… мы бы нашли вариант, чтобы и волки были бы сыты, и овцы целы. Они выбрали самый жуткий вариант. И сейчас давят, душат, чтобы Сергей Иванович сдался на волю победителя. Это ж тоже возмущает! Весь Хабаровский край уже три месяца возмущен! Белоруссия вся возмущена вот таким проведением выборов. Ведь Лукашенко победил. Но он получил 52%. Ну, 48% - отдай! Тихановской, еще там есть какие-то люди… И все. Тихо-спокойненько ты бы стал снова президентом Белоруссии. Он выиграл. Но он не может… написал 80… и даже 81%! Как наши губернаторы… 85! В Забайкалье было, по-моему, 93% в прошлом году. Еврейская автономная – 83! Слушайте, а кто у них оппонент?! Они ж всех убрали! У них не было на выборах людей, которые были с ними спорили или бы вели дебаты. И потом они вот докладывают президенту – выборы прошли достойно! Обманывают президента! Так нельзя делать! Поэтому здесь, конечно, неприятно это все. Зюганов мало возмущался и вот его возмутило, что в пяти регионах сняли их кандидатов в губернаторы. А мы дали информацию по всей стране. Поэтому надо все-таки нам быть честнее и окончательно нужно прекратить культивировать однопартийный режим. Люди же устают от этого. Почему явка низкая? В этом раз явка тоже была ниже… На сколько процентов в этот раз явка ниже была? На четыре процента? Какие четыре? Больше?.. Явка была 41,3% в 2015 году, а сейчас 35,8%. Вы слышите меня, Роман? Минус 5,5%! И это при том, что многодневное голосование было! Явка падает! Люди не хотят идти! Самый лучший результат у ЛДПР. Мы прибавили 1,5%, коммунисты 0,5%, «Справедливая Россия» - 0,5%, «Единая Россия» - минус 7%! Самый большой прирост у ЛДПР! Больше всех мы получили!

Р. Голованов:

- Владимир Вольфович, как вы верно сказали, нужно быть честнее и, самое честное время – пятница, девять часов, когда Владимир Жириновский и Роман Голованов подводят итоги недели! Всего доброго!

[НЕ]фантастика - подкаст о будущем, в котором [ТЕПЕРЬ] возможно всё! Известные визионеры - писатели, бизнесмены, политики - обсуждают, каким стал мир в эпоху коронавируса. А самое главное - что нас ждет дальше: завтра, через год или даже десятилетие.