Это не какие-то мигранты, а хорошо продуманный сценарий: Жириновский о беженцах на белорусско-польской границе

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- У микрофона Владимир Ворсобин и Владимир Вольфович Жириновский. Здравствуйте.

В. Жириновский:

- Добрый день.

В. Ворсобин:

- Я сейчас задам вопрос, на который вы можете не отвечать. Я знаю, что он юридически тонок.

В. Жириновский:

- Провокациями не надо заниматься. Допрос устраиваете, Ворсобин?

В. Ворсобин:

- Новостная повестка.

В. Жириновский:

- Скоро Новый год. Давайте подарки дарить. Вам нравится моя рубашка?

В. Ворсобин:

- Отличная рубашка!

В. Жириновский:

- Вы не захотите ее в подарок, а кто-нибудь из радиослушателей захочет. Я вышлю ему рубашку. Вот это люди хотят слышать.

В. Ворсобин:

- Вы подали в суд на журналиста Рената Давлетгильдеева на 10 млн. рублей из-за обвинений в сексуальных домогательствах, как указано в тексте искового заявления. Мне тут сказали, что юридически, может быть, и не стоит вам это комментировать. Но вы подали в суд на этого человека в связи с домогательствами. То есть он обвинил вас в этом, а вы оскорбились и подали на него в суд.

В. Жириновский:

- И дальше что?

В. Ворсобин:

- Экстравагантная ситуация, даже для вас.

В. Жириновский:

- Вы провокацию расширяете. Такого человека нет. Придумал эту глупость какой-то человек. Когда-то якобы кто-то к нему домогался. И показывают кадр – Гостиный двор. Мы там все сидели, какое-то мероприятие, чья-то презентация. Вроде бы он подходит, чего-то у меня спрашивает. Я ему ответил. Он ушел – и все. А через несколько лет якобы он такую вещь говорит. Спрашиваем: где он? Уехал за границу. Тут не о чем говорить. Вот оштрафуем его на большую сумму – прекратит такие вещи выпускать в эфир. Мы от него сами никогда не слышали. Это на «Эхо Москвы» придумали или в телеканале «Дождь».

Я вам сказал, что нет такого человека, мы его знать не знаем, где он, когда. Все это в чистом виде провокация. Мы подаем везде в суд, где вот такие дурацкие вещи. Какие могут быть домогательства? Дикость! А человека нет. Показывайте человека, пусть он придет и скажет. Но его вообще нет. Не могут его найти. Мы в суд подали, а он где-то за границей. Это в чистом виде черный пиар, который длится уже тридцать лет. То наркотики хотят увидеть, то домогательства, то насилия, то еще… Мы все это отвергаем. И все через суды решаем.

Но, к сожалению, они все или вымышленные, или сбежавшие за границу и пытаются что-то заработать. Тему закрыли.

В. Ворсобин:

- Закрываю с удовольствием. Ну ее.

Близится третья мировая в связи с этими мигрантами. Польша заявила, что привлекает на белорусскую границу солдат из Великобритании, они помогут укрепить заграждения. А Белоруссия со своей стороны готова обеспечить свою безопасность привлечением при необходимости России. Там уже говорят о стратегических бомбардировщиках, которые должны патрулировать границу Белоруссии.

Куда это нас заведет? Хотя история вроде бы пустяковая. Какие-то мигранты, которые пытаются прорваться в Германию.

В. Жириновский:

- Это не какие-то мигранты, а хорошо продуманный сценарий. Большой войны все боятся. Чтобы Россия и США – такой войны не будет. А вот провокации, как первый ваш заданный вопрос, - такие провокации и на границах будут устраивать. Кто виноват – неизвестно. Главное – обострить обстановку. Обстановка обостряется. К чему это приводит? Растут цены на нефть и газ. Кому это выгодно? Американцам. Вот так чужими руками американцы…

В. Ворсобин:

- Рост цен на газ и нефть нам выгоден. Мы поставляем газ в Европу.

В. Жириновский:

- Вот у вас свой подход, а у меня свой. Вы мне задали вопрос – вот меня слушайте. А не навязывайте свою мысль.

Выгодно и нам, вы правы. Но я говорю о выгоде американцев. Если цена на газ, на нефть будет выше, чем сегодня, скорее купят их сжиженный газ, которого у них очень много. Они его продают в Китай, в Европу. Нам тоже выгодно, но это другая сторона вопроса. Если нам выгодна высокая цена на газ, мы не устраиваем провокаций в связи с этим. Провокации устраивает Польша по наводке США. Чтобы еще раз обвинить нас. Спровоцировать введение санкций еще раз. Показать картинку плохую: смотрите, что происходит, вот-вот начнется война. Скопление войск, скопление флота в Черном море. Чтобы вызывало впечатление, что вот-вот где-то что-то заполыхает.

Первая мировая началась в более скучной обстановке. Вторая мировая. А сейчас – дурдом на юге, на западе, на севере. Везде войска двигаются, самолеты летят, суда идут военные. Все друг друга обвиняют. Это хороший повод всех запугать. Бойтесь, скоро начнется.

В. Ворсобин:

- Война?

В. Жириновский:

- Естественно, не большая война, а обострение. Может быть, вооруженные стычки начнутся. Белоруссия, Украина, Узбекистан, Афганистан, Карабах – везде есть поводы. Балканы – Косово и Сербия. Дальний Восток. Везде есть горячие точки, и их можно поджигать.

В. Ворсобин:

- Как бы мы действовали на месте поляков, если к нам рвались бы через погранполосу, не через официальные пункты пропуска, а вот так, через чистое поле, снося ограждения, чтобы пролезть на нашу территории? Разве наши пограничники не делали бы то же самое, что поляки?

В. Жириновский:

- Не делали бы. В данном случае поляки должны договориться с немцами, пусть они подадут автобусы к польской границе с Белоруссией. И на границе загружать автобусы, и они едут в Германию. И проблема будет решена. А вот силовые варианты делаются специально. Потому что их интересует не как помочь беженцам устроиться лучше в стране, а чтобы спровоцировать столкновения, кровь, насилие, погибает ребенок, там раненые. Это все подготовка общественного мнения Европы: бояться надо. Вдруг будет война. Ее не будет, но пусть боятся.

В. Ворсобин:

- Разве не Лукашенко это провоцирует? Разве не Лукашенко привез этих мигрантов, организовал эти рейсы. Сейчас пограничники сопровождают мигрантов, помогая им просачиваться на территорию Польши. Разве не Лукашенко мстит Европе за санкции с помощью этого миграционного оружия?

В. Жириновский:

- Нет, Лукашенко нет смысла устраивать провокации, которые могут закончиться очень плохо. И любая война – это дорого, это гибель людей, техники, это дополнительные расходы. Не надо примешивать Лукашенко. Оставьте в покое наших. Долбайте их – чужих. Они мешают.

Европа запустила около миллиона беженцев три-четыре года назад. Ничего же не случилось в Европе. Пусть еще запускают. Беженцы идут из тех стран, которые эта Европа – натовские страны бомбили, уничтожали. И Афганистан, и Ирак. Обманывали курдов, обещали независимость иракским курдам, сирийским курдам, иранским курдам, турецким курдам. Несчастный народ. И сейчас их там большинство. Курды всю жизнь воюют. Если начнется вооруженное столкновение, то курды не испугаются. Если кто-то их вооружит, они с удовольствием сомнут всех, кто будет им оказывать сопротивление. Ближний Восток пробирается в Европу.

Но это еще не все. Я уверен, что начнут беженцев выпихивать из Афганистана в Узбекистан, Таджикистан, Туркмению, в другие части Средней Азии. Там они не будут пускать их. И будут показывать: поляки правильно не пускают беженцев, а вот узбеки или таджики не должны мешать беженцам, это их народ. Это же узбеки будут идти из Афганистана, как беженцы, таджики. Скажут: что же вы делаете? Они обыграют дело так, что опять виноваты будем мы. Потому что это все СНГ, ОДКБ.

Два фронта – западный, Белоруссия, Украина, постоянно провоцировать все. И среднеазиатский – Афганистан, Узбекистан, Таджикистан, Туркмения. Афганизация всей Средней Азии и майданизация всего Запада. И Прибалтику подтянут, спровоцируют выступления русских в Екабпилсе, это бывший русский город Борисоглебск, Южная Латвия. И Нарва, и Псков – там тоже возможны какие-то осложнения. Постоянно будут поджигать разные точки на Западе, в Средней Азии.

В. Ворсобин:

- А если мы будем поджигать? И в Прибалтике мы будем поджигать? Я имею в виду как правительство.

В. Жириновский:

- Не мы. Вы не переделывайте. Они будут поджигать.

В. Ворсобин:

- Если что случится, виноваты они, я понял. А почему мигранты идут в Польшу или в Германию? Почему они не остаются в Белоруссии, у нас? Почему им нужна загнивающая и полная ужасов и грехов Европа, а не наша благословенная страна?

В. Жириновский:

- Потому что туда первыми пришли когда-то беженцы, когда была мирная обстановка. Например, турки. 60 лет назад они прибыли в Германию по приглашению, нужны были трудовые ресурсы. Их было 200 тысяч. Потом они стали родственников звать. Другие турки приехали. Теперь их 4 миллиона. И они никуда больше не поедут, кроме Германии. Находясь в Турции, учат немецкий язык. Так и остальные беженцы. Им нравится во Франции, в Британии. Они едут в те страны, откуда они получили весточки и 20, и 30 лет назад, и последние годы, что там хорошо.

А чем там хорошо? Очень высокие пособия. Первое пособие – 50 тысяч. Ты прибыл туда – вот тебе 50 тысяч. А у тебя еще дети есть, пять человек? Давайте еще по 50 тысяч. 300 тысяч – как хорошо. Квартиры бесплатно, поликлиника бесплатно, школа бесплатно, пайки какие-то. Ты инвалид? На тебе пособие по инвалидности. Огромные деньги платят Германия, Франция, Британия всем, кто к ним приехал.

В. Ворсобин:

- Хороший ответ.

Появилась очень тревожная цифра. 8 % инфляция – рекорд за пять лет. Все наши зарплаты буквально за несколько месяцев обесценились на серьезную сумму. Что происходит с экономикой?

В. Жириновский:

- То же самое, что и на белорусско-польской границе. Или в Афганистане. Надо сделать в мире состояние страха, голода, безработицы, чтобы все мучились, свергали свои правительства, были протесты. А американцы будут отсиживаться за океаном и зарабатывать бешеные деньги. Или доллар уберут из мировой экономики, или заставят еще раз его полюбить.

В. Ворсобин:

- Это же наши внутренние проблемы. При чем тут Америка?

В. Жириновский:

- При том. Посмотрите цифры по всей планете Земля. Везде это происходит. Растут цены на топливо, на энергетику. Холод наступает, пустые газохранилища везде, везде паника. Цены на газ в три-четыре раза больше. Отсюда вся инфляция.

В. Ворсобин:

- Газпром жиреет от этого. Он получает миллиарды. И наша казна получает нефтяные доллары. Мы же зависим от нефти и газа. Для нас это хорошо. Но почему при этом падает экономика?

В. Жириновский:

- Вы не понимаете? Давайте я вас направлю на экономический факультет МГУ или в школу какую-нибудь. Мы – часть мировой экономики. Если мы закупаем товары за границей в огромном количестве, а они стали дороже, то мы и здесь увидим рост цен на них. Если транспортные потоки остановились везде, пробки. Вспомните Суэцкий канал. Посмотрите на шоссе Белоруссия – Польша. Стоят фуры километрами. В районе Дальнего Востока на мель сел контейнеровоз. Транспортный коллапс происходит. Грузы не доставлены. Цены растут, неустойки.

В. Ворсобин:

- А где наше хваленое импортозамещение? Мы же давно отказались зависеть от Запада. Мы уже лет шесть-семь говорим о том, что мы сами себя обеспечиваем. У нас что-то с этим не получается?

В. Жириновский:

- Получается, но не в том объеме, как надо. Если бы мы дали больше возможностей нашим фермерам, у нас было бы еще больше сельхозпродукции. Если мы ее выбросим на рынки, то цены не будут расти. Но у нас везде перекупщики, которые в три-четыре раза завышают цены. Надо избавиться от перекупщиков. Надо построить новые обычные рынки, для местных производителей продукции. С этим мы запаздываем. Мы холодная страна, нам тяжело развивать сельское хозяйство. Об этом тоже не надо забывать. Нам нужно отапливать всю страну. Такого нет нигде.

Вот на белорусско-польской границе люди даже ночуют. А у меня в доме температура +27. И мне иногда зябко. А у них +2-2. Вы можете понять ситуацию? У вас какая температура дома?

В. Ворсобин:

- 22-23.

В. Жириновский:

- Плохо, болеть будете. 27 должна быть температура.

В. Ворсобин:

- Это расслабляет организм. Надо закаливать себя.

В. Жириновский:

- Будете закаливать – больше захотите есть. Отсюда и взрыв цен на продовольствие. Завтра в семь утра повтор нашей передачи. А в воскресенье – в шесть вечера. Слушатели присылают вам письма с хвалебными отзывами? Им нравится? А чего вы нам не присылаете?

В. Ворсобин:

- Я вас огорчу. Хвалебные там есть, но их не большинство.

В. Жириновский:

- А вы пришлите, чтобы я знал, что людям не нравится.

В. Ворсобин:

- Наивный вопрос. Коль вы заговорили о наших климатических сложностях. Но ведь это уникальная ситуация, мы сидим на рекордных залежах почти всей таблицы Менделеева. У нас и газ, и нефть, и лес, гигантские территории, прекрасная земля. Я не знаю, что еще придумать богу, чтобы дать русскому человеку чего он лишен. Ничего русский человек не лишен. Почему при этом наши власти и депутаты все время умудряются оправдывать нашу не очень хорошую жизнь климатическими условиями?

В. Жириновский:

- Это одна сторона. Неужели вы не понимаете, что Мурманск и Сочи – это разный климат? Если в Сочи сегодня +18, то там -2-3. У нас в Якутии бывает -40, в это время в Крыму +20. Так нельзя. Я не говорю, что все из-за климата. Самое главное – люди. Они были уничтожены за 104 года. Те, кто имел возможность работать. И таких людей за 20 лет не подготовить. Это нужны столетия. Если их уничтожили за первые 20 лет советской власти гражданская война и ГУЛАГ, то сейчас мы их где готовим? Где они?

Поезжайте в деревню – деревни пустые. А дополнительное население давала деревня. А в городе женщины не хотят рожать. Моя семья – мама, деревня Лаушки Пензенской губернии. Их восемь детей. Трое умерло, пятеро осталось – два парня, три девушки. А ее дочери – Вера, Надежда, Любовь – мои сестры по одному. В пять раз меньше население. Откуда мы возьмем население? И разбегаются от нас. Во время войны уехали, гражданская война, вторая война, перестройка.

А там на Запад они собираются. У нас не было колоний, у нас не было допинга. Мы не могли иметь дополнительные деньги, чтобы быстро накормить, одеть, обучить. У нас университет в 1755 году, а там на пять столетий раньше. А в Китае – на пять тысяч лет раньше уже была и письменность, и все остальное. Именно из-за климата. Там везде тепло. Там можно ходить в шортах и панаме. А по нашей русской земле бураны, дождь, слякоть, болота.

В. Ворсобин:

- Может быть, у нас с властью не везет стране? Такая мысль многих наших слушателей посещает.

В. Жириновский:

- Вы были бы правы, если бы свергли царя и зажили бы хорошо. Пришла советская власть – ну все, заживем хорошо. Ушла советская власть, пришли демократы Ельцина. Теперь будем жить хорошо. Ушли демократы Ельцина. Пятый режим уже – консервативный. Мы испытали все виды демократии, монархии, деспотии, однопартийного режима. Все это испытали. Но нам не хватает мирного времени.

Нам бы еще хотя бы десять лет спокойно жить. А они войска подводят к нашим границам. Мы же должны это иметь в виду. Они же могу войска двинуть дальше. Натовских стран около тридцати. А Средняя Азия, Афганистан, Иран, Турция, Кавказ, Закавказье – сколько можно фронтов раскрыть. И мы же воюем так. Из тысячи лет нашей русской истории, нам всего 1156 лет, мы 700 лет воюем. Две трети нашей жизни мы воевали. Это разрушения, гибель, пожары, ранения, отсутствие демографии. У нас была очень тяжелая история. И при этом не имели колоний.

Запад все высосал из Африки, Азии, Латинской Америки. Всех ограбил. Мы Центральную Россию, глубинную, Псков, Новгород, Саратов ограбили и отдали все национальным окраинам. А они ушли в 1991-м. И сейчас национальным окраинам раздаем. Вот такая национальная политика у нас.

В. Ворсобин:

- Мы говорили о возможной войне. На Западе очень боятся, что Россия нападет, вроде танки замечены в Смоленской области. Есть ли вариант, при котором мы нанесем упреждающий удар и формально начнем войну?

В. Жириновский:

- Естественно, мы не допустим состояния с войной как 22 июня 1941 года. Этого не будет больше никогда. Но мы напрямую сегодня никому не угрожаем, чтобы не спровоцировать их ответную реакцию, хотя бы моральную: вот, русские угрожают войной. Если есть опасность, наша армия должна стоять там, где опасность может превратиться в реальную войну. Ситуация была самая опасная 13 апреля. Именно Москва остановила третью мировую войну 13 апреля. Наша армия стояла готовая к вторжению.

В. Ворсобин:

- То есть мы сами чуть не развязали войну и при этом сами ее предотвратили?

В. Жириновский:

- Со стороны Украины, США, блока НАТО постоянные угрозы идут. Постоянно идут учения вблизи наших границ. Скопление войск. Мы должны на это реагировать? Мы попытались отреагировать. Они перепугались страшно. И сразу запросили встречу в Женеве. Мы войска отвели, это был день победы. 9 мая 1945 года – День Победы. А 13 апреля 2021 года – это еще один День Победы.

В. Ворсобин:

- Есть условие, при котором Россия первой начнет войну? Такие условия могут возникнуть?

В. Жириновский:

- Чего вы упираетесь в слова?

В. Ворсобин:

- Вы ровно на это намекаете, что Россия может при некоторых обстоятельствах начать первой войну.

В. Жириновский:

- Мы с вами нагоняем еще больше страха на Запад. И они скажут: Ворсобин и Жириновский описывают сценарий, что Россия в ближайшее время начнет войну. Зачем вы им козыри даете? Вам хочется, чтобы была война. Журналистам будет о чем писать.

В. Ворсобин:

- Сегодня пришла новость. Генпрокуратура потребовала запретить общество «Мемориал». Этому обществу больше тридцати лет. Оно занимается тем, что собирает документы о сталинских репрессиях и помогает родственникам жертв репрессий найти какие-то следы. Генпрокуратура по формальному признаку, потому что члены «Мемориала» упорно не хотят называть себя иноагентами, хочет его закрыть. Как вы относитесь к этой истории?

В. Жириновский:

- Это часть небольшая по наведению порядка внутри страны. Вот царь пошел по примеру демократии. Госдума, конституция, партии – все разрешили. Ничего не запрещали. Самая демократическая в Европе страна – царская Россия в 1910 по 1917 год. Но чем все закончилось?

В. Ворсобин:

- И при чем здесь «Мемориал»? Это историческое общество.

В. Жириновский:

- Начинают готовить революцию. И потом тяжело с ними разбираться. Поэтому лучше пресечь их деятельность заранее. Я согласен, не все всем нравится. Я сам против запретов. Но из двух зол давайте выбирать меньшее. Мы сохраняем мирную жизнь для наших граждан.

В. Ворсобин:

- При чем здесь это? Я говорю об историческом обществе, которое занимается только тем, что собирает свидетельства о репрессиях, которые случились аж 70 лет назад, то есть давным-давно. Оно помогает людям найти родственников. При чем здесь революция? Это «Мемориал» - это память. Как она угрожает России?

В. Жириновский:

- Это односторонняя память. У нас сидят две левых партии. У них в программах написано: социализм. Их надо запретить немедленно. А разве они не призывали все эти два года не делать прививки? Призывали. У нас сегодня самая отсталая страна в этом смысле. У нас меньше всего привитых. Так они же занялись напрямую антигосударственной деятельностью. Демократия – хорошо. Но если мы запретим левые партии – КПРФ, «Справедливую Россию», то будет лучше. Но им будет плохо.

Я согласен, хорошо, когда демократия, никого не запрещать, никому не угрожать. Но мир-то жаждет запретов, тюрем, виселиц, войны. Всем на войну хочется. Есть такой Герман Дружинин, из Перми приехал в Москву: чего ты хочешь, Герман? Воевать. Праздник же. Вы уже упакованы, Ворсобин, жена, дети, квартира. А у них ничего нет – ни жены, ни детей, ни квартиры. Давай валить все, жечь, бить по морде, а может быть, даже и вооружать вас. Это стихия. Здесь надо быть осторожными.

А вы все защищаете: там «Мемориал», там еще кто-то, там поляки, там НАТО. Вы защищайте нашу Родину! Я вас включаю в списки на немедленный призыв в вооруженные силы. Как только обстановка обострится, мы вас призовем в военкомат, и вы пойдете на белорусско-польскую границу.

В. Ворсобин:

- А вы пойдете воевать? У вас же звание есть. Вы же полковник, офицер.

В. Жириновский:

- Кто офицер? Я полковник русской добровольческой армии.

В. Ворсобин:

- А воевать пойдете вместе со мной?

В. Жириновский:

- Я вас буду провожать на фронт. На Белорусском вокзале буду стоять.

В. Ворсобин:

- Поехали с нами!

В. Жириновский:

- И ручкой вам махать. Потому что я должен быть в центре, как человек, у которого есть определенные знания, которые нужно использовать для укрепления страны. А вы вполне можете быть военным корреспондентом газеты ЛДПР на белорусско-польском фронте. Поезжайте туда.

В. Ворсобин:

- Заканчивая вопрос к «Мемориалом», вы говорите о том, что не надо защищать эти организации. Я понимаю вас, но вы не боитесь, что и ваша организация со временем, и вас никто защищать не будет? Скажут, что вы – наймит какой-нибудь разведки, как это было 70 лет назад, о чем говорит «Мемориал». Навешают на вас ярлыков. А когда вы попытаетесь возвысить голос и сказать: ребята, при чем здесь это, я лоялен, наша организация хорошая, - вам скажут: нет, вот вы сказали… Потому что стабильность, потому что не надо никаких потрясений, вы идите лучше лесом, господа из ЛДПР, мы вас закрываем. И никто за вас не вступится. Вы такую систему сейчас и моделируете такими разговорами.

В. Жириновский:

- Я считаю, что риск всегда есть. Мы с вами не знаем, каким будет режим через пять лет, через десять лет. Вспомните, как было при Ельцине, и как сейчас. Совсем другое все. Как было при Брежневе, а потом при Горбачеве. Все совсем другое. Всегда есть риск. Надо находить такую формулу, чтобы наша жизнь не была в зоне риска. Чтобы мы вместе договаривались. Вместе сидели за круглыми столами.

Я 32 года руковожу партией. В Госдуме мы ни разу не сели за один стол хотя бы втроем – я, Зюганов и Миронов. Они левые – неуправляемые. Им нужна только революция. «Мемориалу» тоже нужно только свое. Нам надо добиться такого состояния, чтобы мы любили свою Родину. И думали об изменениях – двубортный костюм, однобортный. Такое должно быть. А пока у нас есть партии, которые снимают пиджак и рвут его на части, мы так никогда не договоримся.

«Мемориал» вы его знаете? Кто такие, чем занимаются? Они к нам пришли в Думу, нас они куда-нибудь позвали? Никогда и никуда. Это отверженность какая-то.

В. Ворсобин:

- Они говорят о жертвах Сталина примерно так же, как и вы.

В. Жириновский:

- Так и у меня жертвы были. Бабушка – на Соловки, отец – в лагерь в Сибирь. У меня никого не расстреляли, но отсидели по несколько лет в ГУЛАГе. Но я понимаю это, мне это обидно. Но все равно надо сегодня смотреть так, чтобы не очень сильно расшатывать страну изнутри. Особенно нашу.

В Польше ведь тоже есть какие-то проблемы, но они более мелкие. В Польше нет сил, чтобы уничтожить Польшу, разделить ее. А у нас есть такие чудаки. Вы же знаете, они собираются в Вильнюсе и нашу страну делят. Где будет новый край, где будет новая республика. Там для России ничего не остается. Это они, в том числе связанные с обществом «Мемориал». Это они, как Навальный сидит во Владимирской области.

Такой был Немцов, был такой Мальцев в Саратовской области, такой же там Бондаренко, Платошкин у вас выступал, Удальцов. Они все ждут революции. Они в первую очередь вашу газету закроют и вас куда-нибудь сошлют. Потому что вы отказались от коммунизма, от социализма. Предали те идее, за которые они продолжают бороться. Вот в чем опасность. Они не отказались от сталинизма. Все сталинисты. Или антисталинисты.

А мы с вами пойдем другим путем. И вы пойдете на площадь в свое время и будете роать «Да здравствуйте ЛДПР!». Третий мирный демократический путь. Я приглашаю всех журналистов «Комсомольской правдой»: следуйте за ЛДПР. Иначе вы все окажетесь в плохом положении. А я не хочу этого.

В. Ворсобин:

- За ЛДПР, без потрясений, без революций, и все будет хорошо.

В. Жириновский:

- А есть те, кто хотят трясти. Возьмите тусовочку, посидели, поговорили, потолкались. И драка на улице. То же самое все. Пошли, немножко морду нальем друг другу. Две формы поведения. Зачем бить по морде, да нож вытаскивать, да за кем-то гнаться? Соберитесь, поговорите и мирно разойдитесь. Не хотят так. Потому что у молодежи буйная кровь, им хочется подвига, хочется своей революции, своей войны. Они видят, что все занято.

В. Ворсобин:

- Да все сгнило! Ваша стабильность вызывает гниение. Вы радуетесь, что все спокойно, хорошо. А внутри все гниет. И царь-император, и вся монархия, и великая Российская империя рухнула только из-за того, что она сгнила. Именно в тишине и вашем любимом покое.

В. Жириновский:

- То же самое – КПСС, советская власть, сгнили. То же самое – Ельцин, слишком повернули близко к демократии. И сейчас есть элементы гниения. Я с вами согласен. Но давайте вычищать это из нашего организма. Но не допускать слома страны. У нас должен быть общественный договор. Государственные границы неприкосновенны. Никакого отделения никакой части России от самой России. Обязательная многопартийность, не должно быть одной партии. Многоукладная экономика. Регулярные выборы. Честный подсчет, электронный подсчет, чтобы мы понимали, что там нет грязных рук, что техника нам все сделала. Давайте договоримся о четырех-пяти принципах. Но вы же не хотите.

Американский генерал Милли сказал, что мир превратился в трехполярный: США, Россия и Китай. Они управляют миром. Я об этом сказал двадцать лет назад, десять, пять. Три года назад в передаче у Соловьева. Чего же наши политологи обсуждают то, что сказал американский генерал Милли? А чего не вспоминают, что я об этом тоже говорил?

В. Ворсобин:

- Нет справедливости на земле…

Давайте затронем нашу любимую тему. Что можно нового сказать об эпидемии? С другой стороны, многих моих знакомых просто трясет при слови QR-код. Эти сертификаты, сегрегация, когда одних людей пускают, других не пускают. В нескольких регионах начинают вводить жестокие ограничения для граждан без QR-кодов. Говорят, что в транспорт не будут пускать без этого магического квадратика. Не получится ли так, что у людей просто не выдержат нервы?

В. Жириновский:

- Вакцинированных уже почти половина. Но надо 80 процентов. Полностью вакцинированы, может быть, Израиль, Дания – небольшое количество стран. Но примере этого ковида как раз мы можем определить значение того, о чем я говорил. Давайте демократическим путем, путем уговоров, убеждений бороться с ковидом. Получится? Нет. Два года уже болеет страна. 250 тысяч умерло уже. Сколько заразилось, заболело. Давайте сделаем все нормальным путем. Хочешь – прививайся. Хочешь - QR-код у тебя будет. Не хочешь – иди куда хочешь. Это же гибель людей. Уже целый город погиб.

В. Ворсобин:

- Люди не понимают. Я с вами согласен, мы с вами год еженедельно об этом говорим. Люди в это не верят, не хотят, они уперлись. Да, русский народ такой. Стенька Разин и так далее. Сейчас вроде народ хотят впихнуть в QR-коды. Не достигнет ли противоречие такого накала, что люди не станут вакцинироваться именно из-за того, что их заставляют?

В. Жириновский:

- Не достигнет. Потому что все больше и больше людей прививаются. Уже очереди. В этом смысле дело сдвинулось вперед. Видимо, еще полгода уйдет на то, чтобы выйти на уровень 70-80 % привитых. Но ведь у нас растет количество фальшивок справок о прививках. Вот как наши люди пытаются права свои защитить. А потом умирают. Справка его не спасает.

В. Ворсобин:

- Полмиллиона фальшивых справок на торги выставлены. Наши прекрасные мошенники компьютерные вытащили базу данных фальшивых справок. И все, кто купил справки, пронумерованы. Я предлагаю Следственному комитету купить эту базу. Получается, что каждого можно привлечь. Что с ними делать, с этими людьми, которые купили фальшивые справки? Они уже известны поименно.

В. Жириновский:

- Вызывать к участковому для беседы, ставить условие: три дня – чтобы сделал первую прививку. Через три недели – вторую. Нет? Будем возбуждать уголовное дело, поскольку ты уже статью Уголовного кодекса нарушил, по которой мы тебя можем привлечь. Ты получил фиктивный документ. Ты идешь на обман государства. И идешь на очень опасный обман в этой сфере. Здоровье людей.

Пока мы с вами два года решаем, что делать, в это время люди переполнили морги. У нас не хватает мест в моргах, не хватает коек в больницах, мы мало лечим плановых больных. За что мы их обижаем? У нас все койки отданы под ковид-больных. А обычные болезни, от головы до пяток, у людей масса заболеваний. Вы же видите, что здесь демократия не срабатывает. Если мы не будем принимать такие же меры, как за рубежом, QR-код, возбуждение уголовных дел, ограничение по посещению любых мест питейных, рестораны, столовые, театры, кино, цирк. Если человек будет всего этого лишен, он пойдет и сделает эту прививку.

Пожилые должны понять, что они в еще большей зоне риска. А что делать? Если мы с вами просто поговорили, вот Малышева ведет передачу «Здоровье», в одном месте взяли и сказала, что маски не нужны. Как можно так говорить? Врач так говорит! Если бы я был министром здравоохранения, я бы всех врачей в стране, кто посмел усомниться в необходимости принятия более жестких мер по вакцинации, лишить дипломов. Хотя бы на полгода. Пусть дома посидит и носки вяжет. Это же провокация. Врач говорит, что не надо носить маску и надевать перчатки. Не надо делать прививку.

У меня маска и перчатки всегда с собой. Но рядом со мной на улице есть люди не привитые. Что мне делать с ними? Ведь если мы не все прививаемся, пандемия не остановилась, тогда мы вообще ничего не сможем сделать. Вирус появляется новый, он в свободном пространстве. У него есть живые, здоровые люди, он туда впивается в легкие и начинает их уничтожать. И мы, привитые, окажемся опять безоружными. Нам теперь нужна другая прививка, ибо вирус изменился.

В. Ворсобин:

- Все каналы говорят об этом. Вы тоже все правильно говорите. Есть предложение для антиковидников. У них ведь в чем логика: а почему только «Спутник V»? А почему только российская прививка? Я знаю, что в Белоруссии есть специальные автобусные туры в Польшу и Украину, чтобы просто уколоться иностранной вакциной. А у нас это сделать невозможно.

В. Жириновский:

- У нас кто хочет – вылетают самолетами в Хорватию и там делают. В тот же день возвращаются. У нас никто не запрещает выехать за границу и там сделать прививку. Но если мы откроем наши ворота для иностранных прививок, тогда нашу покупать не будут. Мы еще раз нанесем удар по нашей экономике. Доходы уйдут иностранным фармацевтическим компаниям. А нам нужно, чтобы доходы у нас остались. Тем более, что наша прививка лучше, чем зарубежные.

В. Ворсобин:

- А почему люди не верят в нашу прививку?

В. Жириновский:

- Людям хочется путешествовать по Европе. А там специально не пускают в некоторые страны без QR-кода, полученного после их прививки. Это опять чтобы нанести удар по нашим прививочным материалам. Они запретят каким-то авиакомпаниям летать к ним. И что наши граждане будут делать? Использовать их авиакомпании. Мы еще раз потеряем доход. Курорты наши будут очень дорого стоить. Все поедут на зарубежные курорты. Мы всю страну отдадим на заграницу. Отдыхайте там, лечитесь там, одежда там, ботинки там, детей туда. И что останется от страны? Это все делается специально. Со всех сторон нас окружили и методом раздирания нас, обкрадывания нас делают.

В. Ворсобин:

- Может быть, плюнуть на барыши наших фармакологических королей, пусть поделятся с иностранцами. Но таким образом мы эту подозрительность наших граждан немножко сведем на нет. Жизнь лучше чем деньги.

В. Жириновский:

- Я ведь вам уже сказал, давайте иностранные банки, они хорошо обслуживают, закроем наши банки. Давайте иностранные авиакомпании, они хорошо обслуживают. Закроем наши авиалинии, самолеты. Вы понимаете, до какого абсурда можно дойти. У нас и так молодежь уезжает туда. Там выше зарплата. Спортсмены уезжают туда – там выше. И специально обескровливают каждый день и каждый час.

В. Ворсобин:

- Это конкуренция. Обычный рыночный механизм. Если мы не можем продать свой товар, а они могут продать свой товар, то мы проигрываем. Может быть, нам нужно учиться как-то?

В. Жириновский:

- Это не рынок, это провокация и мошенничество. Пример. Они нам завозят дешевый иностранный товар. Мы заключаем соглашение по этой цене. Они через год повышают. И мы в дураках. Наше производство этого товара уничтожено. Говядина, свинина – нету. Закупаем дешевую немецкую свинину. А потом они цены вздувают. И мы все проигрываем. В этом еще проблема. Это делается только в отношении нас. Во всем мире спокойствие. Потому что мы – главная страна, которая руководит миром. Они все злятся на нас. Они все завидуют нам. Они каждый день произносят слово «русский, Россия». Потому что они боятся жить в своих странах,. Россия одна имеет право руководить всем миром. Американский генерал сказал, что три центра – Россия, Америка и Китай. Но Китай никогда не будет господствовать в мире, он не умеет и не знает. А Америка – все вооружение устарело, солдаты не хотят служить. Америка опускается и гибнет. И только Россия будет подниматься, станет исполином. И все будут слушать московское радио. В том числе Радио «Комсомольская правда», в том числе нашу передачу, откуда будет идти слово правды. Мы будем рассказывать, что происходит в мире. А не заниматься подслушиванием, поднюхиванием, кто там к кому приставал.

В. Ворсобин:

- Это мы вернулись к началу разговора.

В. Жириновский:

- Вам нужна изюминка такая. Нет ничего, провокация.

В. Ворсобин:

- Вы же в суд подаете, вы оскорблены.

В. Жириновский:

- Правильно. Чтобы отбить охоту. Но этих людей нет. Адреса фиктивные. Это все в чистом виде черный пиар.

В. Ворсобин:

- Главное, что вы чисты перед законом, перед моралью. Я всегда в вас верил.

Услышимся через неделю!