Жириновский: Никак не можем получить нормальных руководителей, чтобы в срок уходили с улыбкой

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, здравствуйте.

В. Жириновский:

- Добрый вечер.

В. Ворсобин:

- Я не планировал начать именно с этой новости, но она только что пришла на наши ленты - в Волгограде противники QR-кодов ворвались в офис Роспотребнадзора и приостановили его работу. Сейчас нападавших ищет полиция. Вот раздражение людей QR-кодами, известно, что Госдума, видимо, скоро примет соответствующий закон, по которому те, кто не привились, будут сидеть по домам и заходить только в аптеку и пользоваться только троллейбусами, вызвало уже такой вот ажиотаж. Что вы думаете?

В. Жириновский:

- Во-первых, мы еще, как фракция, не приняли решение, будем ли голосовать за этот закон. Это будет в конце декабря. А то, что все меры во всем мире ужесточаются, этот факт налицо. Возьмите, у нас продолжается рост смертей. Вам, что, не жалко людей? Уже 1251, по-моему… Поэтому те, кто нападает на правительства Роспотребнадзора или другие учреждения, это не просто хулиганство, это разбой, нападение на государственные учреждения и их, естественно, будут осуждать и они будут подвергнуты наказанию. Это могут провоцировать иностранные спецслужбы - им выгодно обострить обстановку. Социальные проблемы не очень трогают людей. Все-таки страна не самая бедная в мире. А вот нежелание делать прививку - это своего рода бунт. Это у нас от Стеньки Разина, от Пугачева, от красных, от белых. Сопротивляться - не хочу, не буду, долой самодержавие, долой КПСС! Это все одно и того же разряда. Ведь люди скучают. Смотрите, день прошел - сегодня пятница. Что они делали весь день? Завтрак, обед, ужин - и все?

В. Ворсобин:

- Вообще-то работают люди.

В. Жириновский:

- Ну, поработали. Надоевший начальник. Дома с женой поругается вечером. И что ему? Поэтому всегда будут люди, которые захотят как-то себя проявить. Во-первых, тщеславие - может быть, где-то напишут? Во-вторых, действительно, почувствовать себя членом общества. А здесь проявляются только разрушительные чувства. Почему любая революция опасна? Только подожги этот костер - заполыхает - не остановите! Поэтому вот беженцы - это международная проблема - их будут использовать для обострения обстановки хоть Польша, хоть Украина, хоть Турция, хоть Европа. Борьба с QR-кодами и в целом с мерами по предотвращению роста заболеваний - это для всего мира характерно. И здесь трудно подумать, что это какая-то страна делает. И Америка охвачена - там умирают еще больше, чем у нас в расчете на миллион жителей. Австрия закрылась вся.

В. Ворсобин:

- Тогда почему вы сомневаетесь, что вы будете голосовать за этот законопроект? В чем сомнения?

В. Жириновский:

- А мы не решили еще просто. Посмотрим, как отреагируют регионы. Мы же направили во все регионы - там местные депутаты будут советоваться с избирателями. Посмотрим. В принципе, конечно, надо принимать меры. Иначе мы не только не остановим эпидемию, но это будет разрушительный эффект.

В. Ворсобин:

- Извините, но, коли уж вы советуетесь с населением, а социологические службы проводили такое исследование, большинство против QR-кодов. И если вдруг из регионов ваши депутаты вам заявят, что вообще-то народ не хочет QR-кодов, вы послушаете своих избирателей?

В. Жириновский:

- Будем думать. Пока мы информацию, что все там отрицают, не получали. Когда получим, тогда… Вот в Австрии уже ввели обязательную вакцинацию для всех. До выборов я предупреждал - да, представители власти говорят: делайте прививку, но это не обязательно. Представляете - как это можно так сказать - делайте, но это не обязательно. Тогда никто делать не будет. Вот никто и не делал. Такая пропаганда шла перед выборами, чтобы не оттолкнуть тех, кто против вакцинации. Ну, вот вы получили свои голоса, кто такую линию проводил - там коммунисты, эсеры, «Единая Россия» - а теперь вы будете упрашивать, чтобы они делали, а они скажут - а что, летом необязательно, а осенью обязательно? Что это за игра такая? Вот и ошибка. У ЛДПР четкая позиция - мы сказали: одеть маски, одеть перчатки и всем сделать прививки.

В. Ворсобин:

- Но почему сразу не приняли закон? Вот сначала власть порождает закон, его вносят в Госдуму - и вдруг тормозят, вдруг Володин говорит о том, что нужно посоветоваться с народом. Тогда получается, что, власть опять боится за рейтинг президента, за рейтинг партии? То есть, опять начинается торговля гробами во имя рейтинга?

В. Жириновский:

- Возможно. Ведь приближается 2022-й, а там не за горами и 2023-й. И всё. За эти два года нужно хотя бы сохранить рейтинг. А его можно потерять. Вот наши 20 мандатов у ЛДПР отдали же кому-то, чтобы ввиду падения рейтинга заменить мандатами от другой партии. А на выборах президента такого варианта не будет. Там тоже, конечно, можно взять у другого кандидата голоса и добавить нужному, но - вот так играют. Поэтому чего вы у меня спрашиваете? Я не «Единая Россия», я ЛДПР, у нас четкая и ясная позиция - защитить население. И мы говорим всем уже два года - обязательно маска, перчатки, вакцина. Но ведь летом коммунисты и «Справедливая Россия» помешали принять два закона. В одном мы определяли круг должностных лиц, кто будет определять во время эпидемии учиться и работать на удаленке или очно, находиться в учреждениях? Помешали принять закон. Они решили, что этим законом мы вводим обязательную удаленку, обязательную заочную форму обучения. Но там речь шла только об одном - кто имеет право в регионах эти вопросы решать. Второй закон - внести прививку от ковида в календарь обязательных прививок. И тогда бы уже не было варианта - делать или не делать. Ну, в Хабаровске наш губернатор - он уже ввел обязательный QR-код на местных авиалиниях. Потому что там огромный край и очень многие жители края используют авиатранспорт. Так уже есть те, кто кричит - как это так, вы торопитесь! Кстати, президент дал губернаторам самим определять тот круг мер, которые следует принять, чтобы остановить ковид.

В. Ворсобин:

- Смотрите, даже Поклонская из своей Африки заявила, что это против Конституции, что это нарушает Конституцию. И очень многие так говорят. Ну, тогда давайте приводить законы, потому что, если человека просто не пускают в метро или куда-то, потому что у него нет кода - это нарушает основные права человека, как говорят противники QR-кодов.

В. Жириновский:

- Они глубоко заблуждаются. Вот вы можете поступить учиться. Но вы не все поступите. Это что, нарушение вашего права на учебу? Нет, у вас хуже знания. Вы все можете получить работу, но в этом учреждении одна вакансия, а вас двое. Вы хотите, чтобы маршрутное такси останавливалось только около вашего дома, но это невозможно. Надо строить бензоколонку, вам не нравится, но ее будут строить, потому что негде заправлять машины. Нужна площадку для выгула собак, а вам не нравится лай собак по утрам. Нужна детская площадка… И так далее. Поэтому не надо прикрываться жупелом «права человека». Права человека для каждого человека. Если ваши права, вы считаете, не надо нарушать, что, распространяя болезнь, вы не просто нарушаете права других граждан, вы совершаете преступление. В Уголовном кодексе есть соответствующая статья. Если вы заразили кого-то, то вас могут привлечь к уголовной ответственности. Это что, тоже нарушение Конституции? А соблюдение правил дорожного движения?

В. Ворсобин:

- Логично. Владимир Вольфович, давайте поговорим о ваших думских делах. Вот сейчас власть явно пытается выстегать коммунистов. Самые активные из них сейчас под уголовным делом. Рашкин, Самсонов, Бондаренко… Но вы первый в Госдуме радостно заявили, что завтра последний день Рашкина. Вот я все думаю - откуда такое злорадство? В конце концов, и за вами когда-нибудь придут.

В. Жириновский:

- За мной никогда не придут - это раз. Второе - почему, Ворсобин, вы все время ищите какие-то изъяны в моих взглядах, в моем поведении? Вам бы хвалить меня, самого опытного, старейшего лидера самой могущественной партии в стране. Мы не коммунисты и не «Единая Россия», мы группа граждан, которые сумели сделать мощную партию. Но сперва я хочу вернуться к Поклонской. Эта дама вела себя отвратительна по фильму «Матильда». Целый год она издевалась над Думой, требуя запретить фильм. Ей ли говорить о правах человека, о Конституции?! Там ни одной эротической сцены нету, это молодость Николая Второго, его отношения с балериной Кшесинской, - так вот она целый год нам настроение портила. Она в этом смысле безответственный человек. Плохой юрист. И я очень рад, что она не только из Москвы уехала, но и из страны. Пусть там немножко проветрит свои мозги.

Теперь возвращаемся сюда. Я не против конкретных людей. Рашкин это, Бондаренко. Любой. Я против того, чтобы прекратилась в стране антикоммунистическая пропаганда. Это была самая вредная пропаганда.

В. Жириновский:

- Коммунистическая вы имеете в виду?

В. Жириновский:

- Да, да, коммунизм, социализм никогда нигде не будет. Мы медленно входим в цифровое общество, там уже человека нету. Какая идеология? Управление идет через робототехнику. Искусственный интеллект. А они все сидят и какие-то навязывают нам вещи, связанные с социальным государством, и опять у них Сталин, Ленин…

В. Ворсобин:

- Оппонентов нужно сажать? Нужно с ними спорить. Ну а сажать зачем?

В. Жириновский:

- В кабинете у Зюганова снова появился портрет Ленина. 30 лет не было, а сейчас - огромный портрет Ленина. Ленин главный террорист планеты Земля. Не Бен Ладен, не Стенька Разин. Ленин. Страшнее человека нет на земле! Он все свои резолюции - 700! - на различных решениях, проходивших через руки Ленина, его резолюция - расстрелять, расстрелять, расстрелять. Это чудовище, авантюрист и преступник. Поэтому речь идет не о конкретных лицах, но ведь они трясут партбилетами, на которых силуэт Ленина. У них на лацканах пиджаков значок депутатов Верховного Совета РСФСР, которого уже нет. И они продолжают обманывать людей, выводить на улицы. То есть, они продолжают тактику большевиков. Поэтому мы должны с ними своевременно бороться. Если будут арестовывать по одному коммунисту в день, то за год мы арестуем 300 коммунистов. Это все руководство коммунистической партии. Ее не должно быть у нас. Как и социалисты - Миронов. Я у него спрашиваю - какой социализм вы будете строить? Шведский? Нет. Кубинский? Нет. КНДР? Французский? Какой? Он даже не знает, о каком социализме идет речь.

В. Ворсобин:

- Но опять-таки, с оппонентами вы хотите бороться с помощью арестов - согласитесь, это звучит достаточно плохо.

В. Жириновский:

- Вот вы опять передергиваете.

В. Ворсобин:

- Ну, как, вы сказали - 300 будет за решеткой!

В. Жириновский:

- Ну, опять, разве я арестовываю их? Я ж не являюсь представителем исполнительной власти.

В. Ворсобин:

- Но вы одобряете это дело.

В. Жириновский:

- А это мое внутреннее самочувствие. Ваша бабушка где была при Сталине? Моя на Соловках. Мой отец был в сибирских лагерях. И вы, что, хотите, чтобы я через 50 лет хвалил коммунистов? Миллионы погибли. А у вас хватает совести защищать.

В. Ворсобин:

- А поэтому вы и проиграли выборы. Вы эти выборы вот на этой риторике и проиграли. Поэтому вы и недосчитались голосов.

В. Жириновский:

- Нет, это честность называется. Я бы мог хвалить коммунистов и получил бы больше. Я могу выступать против прививки и получил бы больше. А я вперед ставлю честность. Мы от лжи устали. Сегодня годовщина, когда Солженицын написал свою работу «Жить не по лжи». Он предложил программу нравственной революции, люди понимали лживость советской власти и говорили об этом только на кухнях. Слава богу, пришло время и я, как лидер оппозиционной партии, говорю это во всех эфирах. Поэтому вы не имеете права меня упрекать. Я не желаю ареста. Арест будет произведен органами государственной власти. Я считаю, что это правильно в отношении всех коммунистов, а не только Рашкина, Бондаренко и всех прочих. Вы уже защищали их, интеллигенция, в 1917 году, летом, уже был выписан ордер на арест Ленина прокурором Петрограда, и испугались…

В. Ворсобин:

- Я, может быть, даже солидарен с вашей оценкой советского прошлого, но, смотрите, я ж не зря сказал, что и за вами могут прийти. Ведь власти все равно - коммунист или нет. Они увидели угрозу со стороны коммунистов и начали их сажать за какие-то просто ну странные дела. И если такая тенденция будет, получается, и партия ЛДПР может быть под угрозой, если ваши депутаты вдруг рискнут действовать самостоятельно от власти.

В. Жириновский:

-Мы действуем самостоятельно от власти. Но мы не совершили ни одного действия против государства. Мы всегда выступали за незыблемость государственных границ. А большевики раздали все наши земли. Что полыхает Украина, Белоруссия? Почему русских выгнали из Средней Азии, Казахстан, Закавказье, Северный Кавказ? Это кто сделал? Большевики. Здесь вы красивые слова говорите, а в это время русских расстреливают на Донбассе. В это время миллионы русских детей сегодня учились в школах на Украине на украинском языке. Это что такое? Это с ума сойти - перейти на другой язык. Вам их не жалко? А сколько расстреляли, изувечили и изуродовали беженцев на белорусско-польской границе?

В. Ворсобин:

- Да я хочу справедливости. Не надо уподобляться коммунистам, которые делали то, что вы говорите. Мы ж по сути так же по-большевистски действуем, когда одобряем бессудные расправы. Сегодня, кстати, еще одна годовщина судебной реформы Александра Второго. Суд присяжных, гласность, независимость суда. Куда все это делось? Сейчас же нет ни независимости суда, ни нормальной судебной системы.

В. Жириновский:

- Дорогой гражданин Ворсобин, тайный сторонник коммунистов, так это все большевики и испортили. Самого главного реформатора царя, который дал такую великую нам демократию, они убили. Убили его. А на второго царя - Александра Третьего - брат Ульянова в покушении участвовал. Александр Ульянов - бандит и убийца. В том-то и дело. Ведь сколько нам дал Александр Второй!

В. Ворсобин:

- А наш царь почему не реанимирует хороший, свободный и честный суд? Наш царь давно сидит у власти-то, почему он не может это сделать?

В. Жириновский:

- Потому что все закрыли. В 1917 году министр юстиции все отменил… суды, прокуроры, следствие, все поломал. А Сталин всех в лагеря направил. А Хрущев тоже был оголтелый волюнтарист. И Брежнев. Вот только последние 30 лет мы восстанавливаем суд присяжных, независимость суда, телесные показания уже были тогда отменены.

В. Ворсобин:

- А почему так долго? И почему в суд люди не верят? На самом деле репутация суда сейчас очень низкая. А вы говорите о свободном и честном суде.

В. Жириновский:

- Я говорю вам опять, что мы 70 лет жили в тюрьме, в красной, советской тюрьме жили мы все 70 лет. Я на работе своей говорю - вот пакет картошки стоил 33 копейки, 3 килограмма. Половина гнилой. Ну, давайте повысим в два раза, но попросим гнилую убрать. Так бы сделали нам, потому что овощной базе нужен доход. Нет, что ты здесь занимаешься антисоветской пропагандой?! Это разве не идиоты? Я предлагаю хорошую картошку дать нашим гражданам, но для этого немножко повысить цены. Наши колхозники скармливали свиньям батоны, которые стоили по 13 копеек. Говорю - давайте повысим - 30 копеек батон - тогда будет невыгодно свиньям скармливать хлеб и нам не нужно будет хлеб закупать за границей… Ничего нельзя было сказать - все поворачивали в антисоветскую пропаганду. Везде действует эта 70-я статья.

В. Ворсобин:

- А сейчас за анекдоты сажают, Владимир Вольфович. За анекдоты. Вот три года, условно, правда, дали полковнику в отставке за анекдот про росгвардейца. Он смешной на самом деле. И три года. Получается, советская власть возвращается. Вы скоро будете с коммунистами воевать уже в полный рост!

В. Жириновский:

- А я вам об этом и говорю. А вы этого понять не можете. Надо сейчас покончить с коммунистами и с их идеологией. Да, у нынешней власти, возможно, есть какие-то действия, которые не нравятся многим. И я согласен. Но власть вынуждена быть настороже. Мы уже в 1917 году проиграли. В 1991-м проиграли. А вы теперь хотите в 2031-м проиграть? Когда другие придут в Кремль, правительство в Госдуму? Мы этого не хотим. И не допустим.

В. Ворсобин:

- В конгресс США внесли предложение не признавать Путина главой России, если он пойдет на выборы в 2024 году. Как вы думаете, стоит Владимиру Путину идти на эти выборы? И стоит ли реагировать на такие угрозы?

В. Жириновский:

- По Конституции он имеет право. И не надо обращать внимание, что где-то в каком-то конгрессе в какой-то заокеанской стране кто-то что-то сказал. Они уже накануне выборов в Госдуму нам говорили - не признаем выборы в Государственную Думу. Не признали? Признали. Все признают. Мы что, не видели, какие выборы у них президента? Когда выигрывает Трамп, а объявляют победу Байдена. Когда в 2000-м году выигрывает Гор, объявляют победу Буша-младшего. Мы это видели прекрасно! Везде фальсификация, шантаж, подкуп, коррупция, демократия грязная! Но пока ничем другим заменить нельзя. Диктаторы, монархи - это тоже плохо. Ибо из-за Николая Второго мы потеряли страну. Из-за Горбачева потеряли страну. Поэтому приходится пока жить в этих условиях.

В. Ворсобин:

- А вы считаете, что стоит все-таки Владимиру Путину идти на следующий срок? Вот по-государственному если рассуждая?

В. Жириновский:

- Это его личное мнение. Он глава государства. Я бы сперва начал с того, чтобы изменить название должности. Потому что когда мы свою главу государства называем президент, мы себя унижаем. Вот в Америке был бы не конгресс, а американский совет США. Вот как у нас… какой совет еще? А, вы у нас, у русских взяли слово «совет»? Поэтому - верховный правитель России. И изменить деление, убрать национальное деление. Укрупнить территории. Вот это можно было бы сделать в эти 20 лет…

В. Ворсобин:

- Вот 25 лет, да даже 30 лет на одной должности. Вот вы достаточно скептически относитесь к Лукашенко, я подозреваю, вы говорите, что человек закостенел… но, смотрите, очень многим белорусам уже осточертело вот это правление Лукашенко и их останавливает только страх перед будущим, перед чем-то новым. Но надо ли так консервировать власть, до такой степени, что люди буквально умирали и их из Кремля выносили только ногами вперед? Неужели это совершенно неизбежно для нашей культуры, для нашей страны?

В. Жириновский:

- К сожалению, история России - возьмем только за 200 лет - ни один правитель не ушел спокойно на пенсию. Посмотрите. Начало века. Александр Первый - вдруг в Таганроге умирает. Потом говорят, что он вообще и не умер. Николай Первый - внезапно в 49 лет тоже умирает. Александр Второй - застрелили. Александр Третий - покушение. Николай Второй - застрелили. Ленина отравили. Сталина отравили. Хрущева незаконно отстранили. Брежнева отравили. Андропова тоже довели до смерти. Черненко довели до смерти. Горбачев сам ушел. Ельцин сам ушел. Что это за страна, когда 200 лет ни один правитель не может спокойно…

В. Ворсобин:

- А, может, вовремя уходить надо? Может быть, уходить надо вовремя и не превращаться во врага для всех элит и для народа?

В. Жириновский:

- Ельцин - всего 9 лет, Горбачев - всего 6 лет.

В. Ворсобин:

- Вовремя ушли.

В. Жириновский:

- Убрали, а не ушли. Выгнали. То есть, сложилась традиция - угроза жизни и оставление на руководящем посту каждому руководителю нашей страны уже 200 лет. Это выработало определенное отношение. Надо принимать более жесткие меры, чтобы досрочный уход руководителя и отделение выборов, в ходе которых к власти может привести радикал, экстремист, это может навредить стране еще больше, чем просто замена людей, которые действительно было бы больше приятны людям…

В. Ворсобин:

- А, может, править страной надо так, чтобы спокойно уходить с должности, чтобы не плодить столько врагов и ненавистников? Может, надо вести себя на этой должности по-другому? Чтобы не все зависело только от него и чтобы ничто не рухнуло, если ты ушел?

В. Жириновский:

- А вы забываете два момента. Если вы будете их брать в учет, вы поймете. Что делала царская Россия все время? Воевала. Постоянно. Разве до этого было нам, чтобы найти способ добровольного ухода, ухода в срок и прихода нормального человека? Советская власть - что она делала в свое время? Расстреливали. ГУЛАГ. Снимали Хрущева. Не отпускали Брежнева. Поставили больного Андропова, больного Черненко, ненужного Горбачева… Это же навело страх на всю политическую элиту. Что происходит? Никак не можем получить нормальных руководителей, чтобы в срок уходили с улыбкой и все их вспоминали бы по-доброму. Как в Америке. Барак Обама - его никто не освистывает. Буш-младший, Буш-старший, по-моему, умер уже. Джимми Картер еще жив, ему уже за 90. И у нас так должно быть. Но Америка живет в мире 250 лет. А мы 1150 лет воюем. Это вот надо понимать. И посмотрите еще раз. В стране нет согласия. Нет солидарности. Опять коммунисты поднимают голову, радикалы, исламисты, полыхают все наши границы. Дымят все границы на юге, на западе.

В. Ворсобин:

- Кстати, о границах. Вот лидер турецких «Серых волков» подарил Эрдогану карту Тюркского мира и там вошли неожиданные куски земли. Туда входят Балканы, Крым, южные регионы России и Китая. То есть, у турок аппетит серьезный и они уже это обозначивают.

В. Жириновский:

- Это не имеет никакого значения. Никогда не будет никакого тюркского мира, никакого глобального государства Туран. Турция будет расчленена. На западе земли отойдут Болгарии, Греции, на востоке курдам, армянам, Сирии. Вот это Искандерун город, была ж территория Сирии, а французы, которые были хозяевами Сирии, отдали это в 1948 году Турции. То есть, Турция должна вернуть свои земли Сирии, курдам, армянам, болгарам и грекам. А все остальное не желает быть под турецким флагом. Я сам оттуда, никому не нужно господство турок, и он взял огромную территорию, где вообще турок нету. Это обычное такое желание побольше прихватить, обмануть… Турция - это только часть Узбекистана. Вот туда они когда-нибудь вернутся. На родину. В Турцию.

В. Ворсобин:

- Владимир Вольфович, после наших передач обычно ноты протеста дипломаты присылают…

В. Жириновский:

- Когда вы получали ноту протеста? Хоть одну пришлите мне.

В. Ворсобин:

- Азербайджан - ну, вы забыли? Обиделись на ваши слова и был скандал.

В. Жириновский:

- Вам, что, азербайджанское посольство ноту протеста прислало? Нет. Чего вы вводите в заблуждение?

В. Ворсобин:

- Посол жаловался на вас…

В. Жириновский:

- Посол жаловался на информацию, а не на вас, не на радиостанцию «Комсомольская правда». Вы их не трогайте и все. Вот я говорю Средняя Азия, а страны не перечисляю. А турки знают, откуда они пришли. Это ж не я их вел из Средней Азии до Константинополя.

В. Ворсобин:

- Так вы только что турков расчленили, вы расчленили страну - Турцию.

В. Жириновский:

- Я не расчленил. Так они захватили эти земли. Это древние земли Греции, Болгарии, Армении, Сирии, курдов. Это не я расчленил, это исторические документы поднимите и посмотрите. А они кочевники, пришли из Средней Азии, из небольших пустынных аулов, кишлаков Узбекистана нынешнего - вот и все. Поэтому не надо здесь мне голову морочить. Они карты издали - тюркский мир - вы эти карты видели?

В. Ворсобин:

- Да. Ну, они говорят так - это общественные организации, они рисуют, что хотят. Это неофициальная точка зрения.

В. Жириновский:

- Они вручили ее президенту страны. И он согласен. И есть другие карты, официальные карты, где все это обозначено. Я все это знаю. Там действительно многие языки тюркского происхождения. Вот я родился в Алма-Ата. Алма - это яблоко, Ата - отец, ататюрк, турецкий лидер. Очень много схожего. Ташкент. Таш - камень, кент - город. Языки очень схожие. И то же самое, как у нас славянский - вы серба можете понять, болгарина можете понять, белоруса, украинца. Не надо на этом зацикливаться. Наших граждан это не интересует.