Будет ли Россия воевать с Украиной за воду для Крыма

Национальный вопрос
Спецкор «Комсомольской правды» Дмитрий Стешин вернулся из Крыма и рассказывает о реальном положении дел с питьевой водой и водой для полива

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


Е. Афонина:

- Здравствуйте! Это «Национальный вопрос». С вами ведущие программы – Андрей Баранов.

А. Баранов:

- Здравствуйте! И Елена Афонина.

Е. Афонина:

- Сегодня у нас будет возможность оценить перспективы войны России и Украины за воду для Крыма. Наш спецкор Дмитрий Стешин побывал в Крыму и в Донбассе. Через полчаса он будет в нашей студии.

Начнем мы с Белоруссии. Президент страны заявил, что в республике на фоне кампании по выборам главы государства началась, внимание – это прямая цитата: «политическая пандемия». Андрей Михайлович, что там происходит, давайте разбираться. Оттуда уже начали, скажем так, быстренько уходить кандидаты в президенты.

А. Баранов:

- Там пять кандидатов зарегистрировано было вместе с Александром Григорьевичем Лукашенко – бессменным лидером страны с 94-го года. Он идет на очередной срок. И все его основные соперники арестованы под разным предлогом. Бабарико, а Цепкало сумел вовремя приехать в Россию, несмотря на то, что авиасообщения или другого официального сообщения между нашими республиками нет. И он подчеркнул, что МВД и КГБ Белоруссии предупредили его о возможном аресте. И даже неизвестные приходили в школу к учителям его детей, просили подписать бумаги, чтобы подвергнуть его остракизму. Правда, детей он взял в Москву, а вот жена осталась в Белоруссии.

Е. Афонина:

- И вот эта тройка кандидатов, которых эксперты называли наиболее популярными соперниками действующего главы государства, помимо находящегося в нашей стране Валерий Цепкало, были еще блогер Сергей Тихановский и бывший предправления «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико. Он сейчас под следствием.

Супруги близкие дамы этих кандидатов объединились и выступили единым триумвиратом, кандидатом, которые является оппозиционной частью.

А. Баранов:

- Лукашенко сказал, что в нынешних условиях Белоруссии женщин-президентов республики быть не может. Кстати, начались, конечно, протесты. В Минске особенно сильные, в других городах поменьше против этого беспредела, как говорят участники. Достаточно жестко их встречают правоохранительные органы, идут задержание, но, тем не менее, сказать, что ситуация выходит из-под контроля или принимают угрожающие формы для Лукашенко, пока нельзя.

Е. Афонина:

- На связи с нами политолог Александр Носович.

А. Носович:

Здравствуйте!

Е. Афонина:

- Тревожно прозвучало заявление президента Белоруссии, который сказал о том, что он не хотел бы привлекать военных для наведения общественного порядка в республике, но всякое может быть. И вспомнил события 2010-го года, те самые акции оппозиции против итогов президентских выборов, которые хотели проникнуть в Дом правительства. И сказал, я понял, что надо иметь в запасе подготовленных бойцов, части вооруженных сил на всяких случай.

А. Носович:

- Я думаю, что ситуация в Белоруссии развивается сейчас, как она развивалась на предыдущих выборах. И те вызовы, с которыми столкнулся Лукашенко, они для него не новы. Я тоже вспоминаю события 2010 года. И нынешняя ситуация на них похожа. После каждых президентских выборов в Белоруссии проходят попытки организации массовых протестов более или менее успешные. Вот нынешняя попытка, очевидно, будет предпринята 9 августа. И она будет более успешная, чем в 2010-м году, но во всяком случае, более успешная, чем в 2015-м году. Потому что сейчас потенциал протестных акций у оппозиции значительно выше, чем был пять лет назад.

Е. Афонина:

- А если говорить об этом женском протесте, когда дамы поддержали своих супругов – кандидатов зарегистрированных или не зарегистрированных? И создали такой общественно-политический триумвират. Я говорю про Светлану Тихановскую, Веронику Цепкало и Марию Колесникову. В ответ на их действия президент Белоруссии сказал о том, что белорусская конституция не заточена под женщину-президента. Что это, как это можно объяснить?

А. Носович:

- Этот женский триумвират – это, на самом деле, красивая политтехнология. Речь не о женщинах во власти, не о женщинах-оппонентах Лукашенко. Так просто сложилось в результате предвыборной кампании, что Лукашенко оппонирует женщинам, наиболее интересующая оппозиционная меньшинство белорусского общества,. Речь не об этом, а о протестном голосовании. И о выражении части белорусов своего недовольства политикой действующего президента. Поэтому тут женщина или мужчина, на самом деле, вторичны. Гендерный фактор. Важно показать белорусской власти свое недовольство действующим президентом.

А. Баранов:

- Естественно, Россия довольно внимательно следит за тем, что происходит в Минске. Пока что ситуация подчеркнуто нейтральная нашего отношения. Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, назвал внутренним делом то, что там сейчас происходит, но при этом подчеркнул, что Белоруссия близка России в силу характера Союзного государства.

Нам-то как быть? Чего ждать от Лукашенко? Он будет сидеть на двух стульях, заигрывать с Западом, в то же время пытаться взять все, что можно и как можно дешевле у России. Или это будет союзным нам государством вплоть до того, что когда вдруг, не дай бог, грянет буря, они станут с нами плечом к плечу на ратном поле. Как вы считаете?

А. Носович:

- Я не вижу у Лукашенко смены внешней политики. Предполагается, что в случае его переизбрания, а оно является безальтернативным сценарием, та политика многовекторности, она будет продолжаться в следующие пять лет. Другое дело, что многовекторность в будущем будет проводить гораздо сложнее, чем было раньше, потому что Запад на этих выборах достаточно очевидно поддерживает оппозицию. И достаточно четко дает понять, что Лукашенко ему чужой человек. И что его в качестве главы Белоруссии он не приемлет ни при каких обстоятельствах. И равноценным партнером никогда не станет для него. Если говорить стратегически, я бы на этот момент обратил внимание своих белорусских коллег. Гарантом и залогом существования той модели развития Белоруссии, которая сложилась в последние годы, является Россия и никто другой. Если вместо опоры на Россию будет опора на Запад, то эта модель не проживет и года. И Белоруссия пойдет по тому же пути, что страны Прибалтикии Украина.

А. Баранов:

- И это уже будет не президент Лукашенко, естественно.

А. Носович:

- Естественно. Лукашенко не способен быть марионеткой в чьих-то руках, поэтому его свержение и переориентация Белоруссии на Запад – это вопрос решенный.

Е. Афонина:

- Спасибо. И мы приветствуем члена Совета по межнациональным отношениям при президенте РФ Богдана Безпалько. Здравствуйте!

Б. Безпалько:

- Здравствуйте!

Е. Афонина:

- Президент Белоруссии заявил о том, что в стране началась «политическая пандемия», имея в воду наверняка, что те события, которые разворачиваются в преддверии выборов, это не некая одиночная вспышка или акция протеста, это то, что захватывает все больше и больше людей.

Что должен сделать Лукашенко или уже сделал, как вы оцениваете эту предвыборную гонку?

Б. Безпалько:

- Если говорит нейтрально и с разных позиций, то, конечно, ответы будут разными. Если размышлять с точки зрения президента, который просто хочет остаться на своем посту, на котором он находится 26 лет, кстати, он одним из первых ввел процедуру обнуления президентских сроков, то тогда Лукашенко сейчас действует правильно. Он вывел из предвыборной гонки всех основных опасных конкурентов – это Бабарико, Цепкало, сейчас и возможно Тихановская, потому что такие слухи ходят, такая информация есть, что ее могут вывести из предвыборной гонки. И оставив в списке только тех, кого он контролирует, как, например, Канопацкую, успешно пойти на выборы. И выиграть.

Е. Афонина:

- Вот один из кандидатов в президенты уже приехал в Москву.

Б. Безпалько:

- Совершенно верно. Более того, некоторые респонденты в Белоруссии рассматривают именно Валерия Цепкало, как наиболее пророссийского кандидата, хотя ни о Валерии Цепкало, ни о Викторе Бабарико что-то сказать определенное сейчас невозможно. Но то, что он хотя бы уехал именно к нам в Россию, это уже говорит о чем-то.

Проблема в чем? Для России, для нас она в том, что мы, к сожалению, у нас нет фаворита в этой гонке. Если останется у власти Лукашенко, значит, продолжится вот такой мягкий уход Белоруссии на Запад, когда она будет получать от нас ресурсы очень большие, но при этом будет постоянно свою независимость и суверенитет…

Андрей Баранов

А. Баранов:

- А Запад-то ждет Белоруссию во главе с Лукашенко?

Б. Безпалько:

- Он, конечно, самого Лукашенко не приемлет, но он будет приветствовать любое движение Александра Григорьевича от России. Будет поддерживать его в этом, но при этом постоянно упрекать в том, что тот нарушает права человека и так далее. Как говорил предыдущий эксперт, я с ним согласен, что Западу в Белоруссии нужен человек идеологически лояльно, прозападный, может, даже с двойным гражданством, который не будет озабочен интересами собственной страны и белорусов, а который будет выполнять ту волю, которую должен проводить, как некий посредник. Вот это мы видим сейчас на Украине. И в Прибалтике то же самое. И в Молдавии. Даже вот к Сербии применяются требования, которые никак не относятся к уважению ее суверенитета.

Любое движение Лукашенко от России будет приветствоваться, если он вдруг решит отказать России в размещении ее военных объектов, например. Если к власти придет человек типа Тихановской или Бабарико, то нельзя быть уверенным ни в чем, потому что тут могут произойти сразу довольно радикального рода события прозападного характера. Либо это будет вариант Виктора Ющенко, когда начался достаточно быстрый разворот, вот тот медленный разворот, который осуществлял Леонид Кучма в свое время, попытка усидеть на двух стульях, многовекторность, Кучма очень похож на Лукашенко сейчас. Запад это не устраивало. Ему надо было этот разворот ускорить. И привели к власти Ющенко в результате третьего тура выборов, не предусмотренного конституцией Украины. А потом все это скатилось к майдану 2013 года.

А. Баранов:

- Возможен ли силовой вариант смены власти, похожий на украинский?

Б. Безпалько:

- Я думаю, что для Белоруссии этот вариант развития событий очень маловероятен. Майдан – это сценарий, которым сам Лукашенко пугает Российскую Федерацию. Как бы мы, действительно, не хотим такого сценария здесь, в России. Мы не хотим, чтобы к власти там пришли радикалы, которые начали бы осуществлять из идейных или других соображений резкие антироссийские шаги. Рвать экономические связи и так далее. Военные и геополитические связи, выходить из всех наших союзов и так далее. Но пока это звучит как своего рода страшилка, потому что Украина – это страна, в которую Запад вкладывал миллиарды долларов, создавал там массу НКО, группу боевиков, он их поддерживал, он накопил критическую массу вот этих людей, особенно на Западной Украине, которых и бросил в пекло майдана.

В Белоруссии все очень жестко контролируется государством. И все рассказы о боевиках, они носят мифические характер.

А. Баранов:

- Там поляки стараются. «Белсат» вещает, еще чего-то. Молодежь слушает с удовольствием их.

Б. Безпалько:

- Да. С другой стороны, мы видим, что, несмотря на радикальность некоторых митингов, которые мы видели в декабре, сами по себе эти антироссийские митинги носили очень малочисленный характер. Полторы тысячи человек, где по отношению к России или к Путину были оскорбительные надписи и к москалям вообще.

А вот против Лукашенко выходит уже больше людей. Люди устали от президента, от его модели экономики, от, прямо скажем, семейно-клановой системы, когда все его сыновья, за исключением младшего, они занимают ведущие посты, причем, иногда посты, относящиеся к силовым ведомствам.

Люди устали. Они протестуют против этого, а националисты пытаются это оседлать. Так же, как вот в Хабаровске. Вдруг там неожиданно обнаружилось, что протесты в Хабаровском крае активно раздувают люди, которые к краю не имеют никакого отношения. Они приехали и пытаются этот пожар раздуть.

Сейчас, если и будут протесты, то сугубо мирные. Может, массовые, может, они будут носить характер демонстративно-ультимативный по отношению к Лукашенко и его власти. Но они вряд ли будут носить силовой характер.

Е. Афонина:

- А силовой вариант возможен, если говорить о воздействии на людей, которые выходят на улицы? Не случайно Лукашенко напомнил о событиях 2010 года.

А. Баранов:

- Армию позвать на помощь.

Е. Афонина:

- Совершенно верно. Что он хотел дать понять? Бойтесь выходить? Я готов отреагировать?

Б. Безпалько:

- Совершенно верно. Я за власть буду убивать – это можно дословно перевести. Напомню более ранние слова Александра Григорьевича, когда он напоминал о событиях в Узбекистане, когда там подавляли оппозицию, события в Таджикистане, когда там, я не уверен, что это было в реальности, когда президент Рахмонов бегал с пулеметом, видимо, это тридцатилетней давности события. Но он дал понять, что будет жестко бороться за власть, в том числе с возможностью силового подавления.

Проблема в том, что силовики не предназначены для подавления демонстраций в своей собственной стране, во-вторых, мирных демонстраций. И это отображает, в том числе, фотоссесия, когда силовики, закрывая лицо, делали фотографии…

А. Баранов:

- Ну, почему? В 10-м году ОМОН вышел и достаточно жестко все это рассеял. И задержал сотни людей.

Б. Безпалько:

- Но это достаточно малочисленная по сравнению нынешними возможными протестами акты. Может, и сейчас так произойдет. Точно тут предсказать невозможно. Но Лукашенко готов радикально действовать. С другой стороны, протест больше и шире сейчас.

А. Баранов:

- Что нам делать в этой ситуации?

Б. Безпалько:

- Здесь ситуация довольно сложная, потому что, с одной стороны, рядовые белорусы, они очень обижаются, когда считают, что Россия продолжает поддерживать Лукашенко, которого они очень уже не любят. Простые пророссийские белорусы, которые не относятся к тем, кто выходит на площадь с антироссийскими лозунгами. С другой стороны, мы не можем сейчас поддерживать Бабарико или Цепкало, потому что мы этих кандидатов не знаем. Мы их поддержим, они придут к власти, скажут спасибо, а мы вот за демократию, мы идем в Европу и так далее.

Главным было бы обратить свое внимание к рядовым белорусам. И поддерживать тех политиков, общественных деятелей, журналистов, которые там пытаются бороться за интеграцию, за союз наших стран. Но от выборов в данной ситуации дистанцироваться, потому что мы сейчас оказать на них решающего влияния почти не можем. Может только экономическими рычагами. И сейчас, в принципе, нельзя сказать, что Россия высказалась резко в пользу Лукашенко. Пока никаких соглашений не достигнуто. Газовый спор только разгорается. Уже 263 миллиона Белоруссия должна Газпрому. И этот долг не списывается, Что касается вопросов, связанных с нефтью, прочими, пока именно тех уступок, которые требовала белорусская сторона, я не вижу.

А. Баранов:

- Приезжает премьер Мишустин в Минск. Объятия, улыбки, заверения, что все отлично. Могли бы с нейтральнымаи лицами обсудить, нет, мы друзья и соседи.

Б. Безпалько:

- Мишустин здесь выступил, в том числе, как дипломат. Приехал все-таки Мишустин, а не Путин. Лукашенко сам приезжает к Путину.

А. Баранов:

- Мишустин приехал решать те вопросы, о которых вы сказали – долги.

Е. Афонина:

- И президент Белоруссии пообещал Мишустину рассказать об очень странных вещах, которые происходят на президентских выборах в стране. Прямая цитата – «об очень странных вещах». Что он имеет в виду?

Б. Безпалько:

- Я думаю, что это просто для СМИ. Он прекрасно осведомлен, никаких странных вещей там нет. Он намекал на якобы вмешательство чье-то там, в том числе, российское.

А. Баранов:

- Да. На «Комсомолку» тут наехал.

Б. Безпалько:

- Да, конечно!

А. Баранов:

- Эмоции, видимо. Бывает.

Е. Афонина:

- Спасибо!

К нам присоединяется Дмитрий Стешин. Здравствуй!

Д. Стешин:

- Здравствуйте!

Е. Афонина:

- Лозунгами скажу. Итак, электричества не получите. Мост не построите. Воды не дадим. Это примерно так украинцы, наверное, решали вопрос Крыма.

Д. Стешин:

- Прощались

Е. Афонина:

- Да. Прощались с Крымом. Крым ваш, но ничего, что шло от нас в Крым, вы не получите. Так?

Д. Стешин:

- Да. Блэкаут назывался.

Е. Афонина:

- В итоге, с электроэнергией вопрос решили, мост построили, что с водой? Большой материал Дмитрия Стешина есть и на страницах газеты, на сайте. И вопрос основной, который прозвучал: а будет ли Россия воевать с Украиной за воду для Крыма? Откуда такой посыл?

А. Баранов:

- Это украинский сценарий был.

Дмитрий Стешин

Д. Стешин:

- С весной начались обострения наших украинских небратьев. И там, когда я выезжал в Крым, это самый конец июня, там новости каждый день поступали бесперебойно. Всякие политики заявляли в Раде о том, что Россия то вот-вот нападет, мои источники в Крыму говорили о том, что украинская сторона активничает в приграничной зоне постоянно. Облеты беспилотниками, какие-то учения они проводят. Обычно об учениях сообщается в прессе, но эти ученые были полулегальные. К чему-то они готовились.

Я так понимаю, что у них есть задача спровоцировать Россию на ответные меры, но мы не провоцируемся.

А. Баранов:

- Сценарий озвучивался на украинской стороне и предусматривал якобы, что Россия берет под контроль часть Херсонской области, где проходит русло канала из Днепра в Крым. То есть, оккупируют украинскую землю. И вода из Днепра идет по каналу под сенью российских штыков, так сказать. Это бред сивой кобылы, конечно. Никто так делать не собирается, по крайней мере, пока. Сейчас пока что таких сценариев точно в Москве не рассматривается.

Е. Афонина:

- Так что там с водой?

Д. Стешин:

- Закончу спич Андрея Михайловича. Там есть дипломатические телодвижения. Я поговорил с Поклонской. Дело в том, что река Днепр, она не внутриукраинского пользования. И не чисто украинской юрисдикции. Она вытекает из Смоленской области, течет по территории Белоруссии и только потом попадает на Украину. МИД пишет ноты, обращение Поклонская отправляет, пока ответа нет.

А. Баранов:

- И не будет.

Д. Стешин:

- Наверное.

Мы переживем. В Крыму нет туристов, шатаюшихся от обезвоживания. Я пожил в Северной Африке в конце августа, знаю, что это такое. Питьевой воды хватит на всех. Не хватает воды для технического пользования. И, конечно, очень сложная ситуация у фермеров в северной части полуострова, которая всегда была засушливой. Благодаря сталинскому плану преобразования природы туда пришла вода. И уже мало кто помнит, хотя прошло всего шесть лет, там занимались рисоводством, причем, в таких объемах выращивали рис, что этим рисом снабжали всю Украину и Кубань, еще что-то. Теперь все. Я был у фермеров. Они занимаются засухоустойчивыми сортами пшеницы и гороха. Единственное, что они могут. Они вкладывают деньги, государство им помогает в искусственной системе орошения. А дальше начинается беспредел. Остатки воды из перекрытого северокрымского канала воруют, я лично видел, десятки насосных станций нелегальных.

А. Баранов:

- Кто ворует-то?

Д. Стешин:

- Местные жители. Вот стоит насосная станция, прикрытая полиэтиленом, она немного в кустах, с трассы ее не видно. Ее включают ночью. И за этой насосной станцией стоят стеклянный теплицы. И я не могу осуждать людей, которые пытаются сохранить свое хозяйство.

А. Баранов:

- Так по каналу же ничего не течет!

Д. Стешин:

- Там есть на дне вода. Она собирается с дождями, примерно по колено. Люди роют артезианские скважины. Вода уходит все глубже скважин все больше. Стоимость одной скважины 6 миллионов рублей. Работает она порядка пяти лет, потом засоляется. Если ее удается реанимировать, то качают дальше. Если нет, крутят новую. Скважин накрутили столько, что огромный артезианские бассейн где-то в Судакском районе, ближе к Азовскому морю, получилось, как мне сказал специалист, депрессионная воронка. И в артезианский бассейн стали поступать воды из моря. А вода в этом артезианском бассейне, ей четыреста лет. Он сформировался в семнадцатом веке. И чтобы она опять опреснилась, нужно еще сотни лет, а то и больше. Сейчас в этих скважинах минерализация воды в два раза выше, чем в бутылке «Боржоми».

А. Баранов:

- Дима, может, вложить миллиарды и сделать, как арабы? Опреснительную мощную установку.

Е. Афонина:

- Конечно, с электричеством ведь решили.

А. Баранов:

- Лена, это недешево!

Е. Афонина:

- И мост не дешев.

Д. Стешин:

- У меня был вопрос к крымским властям. Я не могу тоже их осуждать, потому что у них и так хватало забот без воды. Ученые знают, что погода в Крыму циклична. Там пять засушливых лет, пять влажных. Или два засушливых года, два влажных. И тут выпал первый из этого цикла засушливый год. До этого, как мне говорили местные, господь нас поддерживал, особенного после того, как Украина перерубила воду в канале.

Как я понял, сейчас нет единой координирующей структуры, которая занимается всем водным хозяйством Крыма, по совокупности оценивает риски и так далее. Каждый занимается своим. Коммунальщики латают сети, через которые чуть ли не 90% воды теряется при подаче.

В некотором роде была неожиданность. Засушливая зима, весна и тут раз, и лето оказалось. И когда я уезжал, буквально на следующий день по распоряжению Путина и Шойгу, туда перебросили военных строителей. Они начали спешно строить водовод, который должен перебросить воду из Тайганского водохранилища в пересохшее Симферопольское. Но это как бы все лечение СПИДа подорожником – перекидывание воды из одной ямы в другую.

Я говорил с экспертами. Единым махом проблему крымской воды решить невозможно. Нельзя построить там на атомном ходу огромную опреснительную станцию, не получится.

А. Баранов:

- Почему?

Д. Стешин:

- Слишком дорого. Проблема синтетическая и имеет множество решений. Маленькие опреснительные станции, где нужно. Потому что они дают воду техническую не очень качественную и пить ее нельзя. Ревизия всех артезианских скважин. Три основные реки Крыма сбрасывают в год 10 миллионов кубометров воды в море. Она теряется. И надо это воду забирать, перенаправлять.

Ремонт канализационных сетей. Научиться бережно относиться к воде, потому что в Крыму на автомойках машины моют питьевой водой. В Израиле кому такое сказать, а регион по засушливости сопоставим с Крымом, не поверят.

Е. Афонина:

- Нам пишут из Ростовской области: какой Крым? У нас в Верхнесальском канале двадцать лет нет воды.

Дима, в твоем материале идет речь о тех, кто может за определенную сумму дождь заказать? Это что за ноу-хау?

Д. Стешин:

- Якобы существуют на востоке Крыма частные градобойные установки, они видят облако, бьют по ним. И вода проливается на конкретное место за отдельную плату.

А. Баранов:

- А кто платит-то? Местные власти или конкретные фермеры?

Д. Стешин:

- Фермеры.

А. Баранов:

- Звучит очень завирально. Так что делать-то?

Д. Стешин:

- Про Москву среди чиновников я слышал в Крыму только хорошее.

А. Баранов:

- Удивительно!

Д. Стешин:

- Да. Компетентные люди, которые могут решать сложнейшие вопросы на ходу и так далее. В Крыму решение подобных проблем начинается с того, что тебе начинают объяснять, что это невозможно сделать. И тебя убеждают. И ты уходишь даже с некоторым облегчением.

Елена Афонина

Е. Афонина:

- Но ведь мы понимаем, что сейчас речь идет не только о тех, кто постоянно проживает в Крыму, но и о тех, кто туда наезжает. Отдохнуть. И таких наехавших в прошлом году было 8 миллионов. Люди хотят помыться, у них привычки другие. У нас включили кран и вода себе хлещет. Насколько это обременительно? Такое количество туристов для вот этой проблемы.

Д. Стешин:

- Два с половиной миллиона коренных жителей. И вдруг резко на три месяца становится десять миллионов в чем-то. Действительно, люди не умеют экономить воду.

Питьевой воды хватает пока. Везде в гостиницах стоят баки накопительные. И везде висят таблички «Экономьте воду!»

Е. Афонина:

- А этого запаса воды на какое количество рассчитано людей? 8 миллионов выдерживает, сколько еще сможет выдержить?

А. Баранов:

-Этим летом июнь был пустой. Может, хватит в этом году.

Е. Афонина:

- Итак, а вот реальные военные действия идут в Донбассе, где в очередной раз побывал Дмитрий. Пришло сообщение, что вводят полное бессрочное прекращение огня.

Д. Стешин:

- Слушайте, какое прекращение огня? Там люди воют, я проехал 70 километров по линии фронта в ЛНР. Золотое, Глубинское, поселок Донецкий и Первомайская. У каждого там баночка или ведро, кому как повезет, куда они собирают с огорода осколки. Там дети, которые родились в военный 14-й год, в этом году идут в школу. И там в несчастных поселках по 80-100 детей живет, а их долбят с утра до вечера, эти поселки. Девочка Юля из Голубовского, за нее цепляется дочка Катя трех лет, она мне рассказывала, что я видела сегодня огненную струю, которая бродила по нашему поселку. Ночью. Это украинцы полюбили выкатывать БМП-2 и весь короб отстреливать по поселку.

Я был на улицах, куда можно только в бронежилете сунуться, потому что эти улицы уже «освободили», то есть, там выбили все дома, кто выжил и уцелел, разбежались. И стоит освобожденная такая улица на краю поселка. Они мне наизусть перечисляют командиров частей, номера частей, которые стоят напротив них. Я с воспитательницей детсада разговаривал, вдруг бух, бух с интервалом секунд двадцать. Чего это такое, спрашиваю. А это он, говорит, из АГС сектора какие-то простреливает. Сейчас у него «улитка» кончится, 29 выстрелов. Там самое жуткое, истории запоминаю, парень призвался в народную. Милицию в ЛНР и встал на позицию в километре от родной деревни. И мама каждый день смотрит в окошко, как на позиции его сын…

А. Баранов:

- То есть, благое намерение, естественно, вряд ли сможет воплотиться в жизнь, Украина не собирается ничего прекращать.

Д. Стешин:

- Я не понимаю, какого отзыва они на это ждут. Обстрелы там могут прекратить только десяток звеньев штурмовиков, которые конкретный участок фронта с украинской стороны сравняют с землей, вот тогда обстрелы прекратятся. Других вариантов там нет.

Е. Афонина:

- Дим, постоянно говорят об этих шагах, что в одностороннем порядке мы прекращаем и так далее. Если в начале, может, та противоположная сторона, может, и пылала каким-то гневом по поводу того, что как вы смели тут против нас пойти, сейчас-то? Прошло шесть лет с начала тех событий. Энергия протестная уже должна уйти и ненависть должна как-то уйти. Но долбят и долбят по мирным людям!

Д. Стешин:

- Я с утра просмотрел целую серию эксклюзивных фотографий, которые нашли в телефоне подорвавшегося на мине под Зайцева товарища из Эстонии с украинской фамилией. Он приехал на сафари добровольцем. И я понял, что им там всем очень хорошо. У них хорошее оборудование по медицине, они там делают себе косметические маски на лица, прости господи, у них дорогое снаряжение, я разбираюсь. И он стоял и подорвался напротив Зайцева. Я вспомнил 17-й год, когда приехал в Зайцево в конце декабря с дедом Морозом и подарками. Там здание администрации. И собралось по фронтовым меркам очень много людей с детьми. А украинцы обычно начинают обстрел в 16-17 часов, а тут начали в три часа дня. Здание крепкое, мы сидели под цоколем, ждали, когда все закончится. А рядом со мной расхаживал трехлетний Артемка, когда прилетело в очередной раз, спрашиваю, что это такое? Он говорит: бу-бух! И засмеялся. И я понял за секунду, что у него вся жизнь бу-бух. Посидеть под стенкой, в подвале, перебежать с мамой за руку через улицу. А за что ему такая судьба? И кто в этом виноват? Я видел в фотосессии этого эстонского добровольца.

А. Баранов:

- И что там за кадры?

Д. Стешин:

- «Приятный отдых на передовой украинских солдат». Им же ничего не прилетает. Это только с нашей стороны убитые дети и раненые старухи. Если бы наши ответным огнем кого-то из мирных жителей на территории, находящейся под украинской юрисдикцией, там скандал был бы до ООН! А я с женщиной Ириной 83-летней, она говорит, пойдем покажу. Поднимаемся на крыльцо, куда в декабре ей прилетел осколок в щеку. И она мне показывает лесопосадку, вон они, мои соседушки. От них все время прилетает.

Е. Афонина:

- Нам пишет Константин: странное и глупое намерение – стоять и ждать, когда тебя совсем уничтожат. Для некоторых со стороны это выглядит именно так. Что республики Донбасса чего-то ждут, то ли наступления со стороны украинцев, чтобы дать им отпор.

Д. Стешин:

- Подманивают. Может быть.

Е. Афонина:

- Действительно, странно жить в состоянии подвешенности такое количество лет. И не иметь возможность ни пойти в наступление, ни решительные действия предпринимать.

Д. Стешин:

- Все связывали надежды с Зеленским. И на Донбассе в том числе. Но то, что мне сказали, то, что я знаю, как в 14-м у них критерий самых лютых обстрелов – это 14-й. И вот говорят, как в 14-м. Май, июнь, в начале июня, я за ДНР скажу, вломили в ответ так, что опять все стихло недели на две-три.

А. Баранов:

- Может, так и надо?

Д. Стешин:

- Да хотелось бы.

А. Баранов:

- Видимо, да. Видимо, консультации с минской группой сдерживают. Чтобы все там не пошло вразнос. Хотя эффект…

Е. Афонина:

- Если бы за такое количество времени был бы реальный выход из этой ситуации, но пока, как я понимаю, ситуация не меняется.

А. Баранов:

- Посмотрим. И мы не раз к этой теме будем еще возвращаться.

Е. Афонина:

- А мы благодарим специального корреспондента «Комсомолки» Дмитрия Стешина и наших радиослушателей.

Российская вакцина от коронавируса была зарегистрирована первой в мире. И имеет все шансы принести государству большую прибыль от продажи на международном рынке
Отдельная тема с Олегом Кашиным