Олег Кашин: Мы как цивилизация должны свысока наблюдать за происходящим в США. Заигрались они в советскую власть

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают прошедшие выборы президента США, идею наградить Хабиба Нурмагомедова звездой Героя, особенности архитектуры в СССР и современной России

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. С нами, очевидно, в глубинной России опять Эдвард Чесноков. Здравствуйте, Эдвард. И Америка, Америка…

Э. Чесноков:

- Мой милый, милый Олег Владимирович, здравствуйте. И скажите, так же ли у вас, как и у меня, обливается сердце кровью звездно-полосатой при виде того, что происходит в милой этому нашему сердцу Америке?

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, нет. У меня на душе светло и хорошо. Потому что перед нами, для меня, по крайней мере, для русского человека, такой чистый классический Win-Win. Мы уже увидели, вне зависимости от того, кто пережмет, передавит, уже увидели, что, несмотря на вот эту абсолютно беспрецедентную адскую, фашистскую кампанию промывания мозгов, демократы еле-еле, с помощью каких-то опять же манипуляций или не манипуляций, мы это, наверное, тоже еще обсудим, еле-еле достигают той победы, которую иначе как пирровой не назовешь. Вложив невероятные ресурсы, доведя все до такого омерзительного абсурда, когда и Твиттер, и Фейсбук, даже твиты Трампа сопровождают заглушками, что «он неправду пишет, не верьте ему!», - даже несмотря на это, половина…

Э. Чесноков:

- Не слушайте политрука в немецком плену, вас ждет теплая одежда.

О. Кашин:

- Абсолютно. Вот мы говорим: Трамп и Байден. Нет, Трамп – как бы Трамп. А ему противостоит кто? Этот дед? Кто всерьез к этому деду относится? Нет, конечно. Демократы. Трамп против демократов. Трамп против большой силы. Да, и когда какие-то даже наши русские, российские шакальчики скачут: Трамп побеждает, мы за Трампа! – это ж такое поведение младшего гопника, младшего уголовника в бандитской кодле. Когда он понимает, что за ним сила каких-то пацанов, и поэтому задирает вот этого идущего по улице рыжего буржуя, которому мы по-прежнему желаем победы, я думаю, несмотря на то, что ему все тяжелее и тяжелее.

Трамп на этих выборах (те еще можно было считать случайностью), на этих выборах он состоялся как великий политик, как историческая личность. И даже если его прогонят из Белого дома, причем тоже вот, еще можно думать, да, Верховный суд, какие-то дальнейшие способы борьба…

Э. Чесноков:

- Кстати, Верховный суд Трампом контролируется.

О. Кашин:

- Вы знаете, я бы все-таки боялся предательства. Естественно, таких людей чаще всего и предают. Но еще раз, давайте зафиксируем: перед нами такой трагический, пронзительный, роковой поединок личности и коллективной силы. Личности и системы. Поэтому, конечно, наша традиция свободных русских людей, бесспорно на стороне Дональда Фредовича.

Э. Чесноков:

- Да, но понимаете, в чем дело. Я всегда чувствовал некоторое внутреннее подозрение, внутреннюю сомнительность, когда наблюдал, что цвета «Единой России» партийные синие некоторым образом соответствуют цветам демократов. И что же? Что же я увидел? Повеяло благословенным духом доболотного, предболотного 2011 года. Кстати, почти ровно 9 лет назад, в декабре было дело, выборы.

И сейчас мы видим, вот есть ключевой штат Висконсин. Это один из колеблющихся штатов, который, скорее всего, определит исход забега на Белый дом. Когда был обработан 81 % бюллетеней, то Трамп опережал вот этого деда, «буйный Дональд» опережал «сонного Джо» на 200 тысяч бюллетеней, или почти 5 процентных пунктов. Потом неожиданно откуда-то нашлись 130 тысяч бюллетеней. Сейчас разрыв минимален.

Естественный вопрос: а почему? Ведь все же видно на графиках. Почему на этих 130 тысячах бюллетеней нашедшихся, хорошо, нашли мешок где-то, по почте пришел, почему там нет ни одного голоса за Трампа или, кстати, трех малых кандидатов от других партий? Только за Байдена.

О. Кашин:

- Поскольку разрыв минимален, давайте уточним, что он позволяет Трампу законно требовать пересчета голосов. Но вы верно вспомнили тот контекст, когда синие точки на карте, синие пространства на карте нападали на Россию. И давайте тоже скажем, Демпартия США – партия жуликов и воров. Экстремистская организация.

Э. Чесноков:

- Абсолютно мощная, я с вами согласен. Более того, посмотрите, какая там адовая коррупция, какие там, простите меня, «золотые кренделя», когда там есть такое объединение – «банда» либеральных конгрессменш-феминисток. У одной из них – Ильхан Омар – ее бойфренд получал деньги, работая подрядчиком на ее же избирательной кампании. То есть она собственный бюджет своему бойфренду отдавала. И речь о сотнях тысяч долларов.

О. Кашин:

- И опять же, вечная ссылка на Хантера Байдена. Тоже, конечно, герой этой кампании. Вчера у меня Ютуб заблокировал картинку с его голым задом. Итак, я повторю свой исходный тезис, что, действительно, если демократам удается так натужно, с применением всех своих ресурсов, включая, очевидно, административный и совершенно адский медийный, потому что две главные медиа-корпорации в соцсетях под ними, если только так им удается протащить своего деда, то грош им, конечно, цена. И позор им.

Э. Чесноков:

- Никакой легитимности. Сдай мандат!

О. Кашин:

- Как фамилия байденовского вице-презищента?

Э. Чесноков:

- Камала Харрис. Грешно смеяться над именами, но вот это как будто верблюд какой-то. Странное имя.

О. Кашин:

- Так или иначе, тоже модно сейчас говорит, что вот, смотрите, к власти приходит первая женщина-президент. И если, действительно, феминисты, феминистки будут радоваться тому, что первая женщина-президент стала президентом только потому, что старый невменяемый президент был вынужден уйти каким-то образом – в мир иной или просто, то, конечно, тоже это такая довольно позорная и такая же стыдная победа феминизма будет, если она станет президентом.

Более того, мы на нее смотрим, и то же самое: она, как женщина, как человек, сомнительного расового происхождения, в том смысле, что она говорит, что она афроамериканка по папе, но доказать это она не может. Сейчас модно быть афроамериканцем, она придумала себе такого папу.

Э. Чесноков:

- У меня к вам вопрос как у антифашиста антифашисту. Раз уж мы заговорили о пресловутых «файлах Байдена», то там были не только файлы, но и фотки. Например, дочь Обамы, как бы сказать помягче, дезабилье. И совершенно очевидно, что у них с Хантером, ему уже 50 лет, молодой человек, а ей тогда было 14, ему 45, но у них был адюльтер. И вот считается ли это нарушением неписаных форм современного американского общества, когда белый мужчина имеет адюльтер с темнокожей девушкой? Они же выступают против расового угнетения, а сами, получается, угнетают. Как так? Они не соответствуют своей логике.

О. Кашин:

- Эдвард, в эфире радио Pizzagate мы сейчас будем разоблачать педофильскую мафию в рядах Демпартии. Понятно, что тоже, наверное…

Э. Чесноков:

- И потом с нами сделают то же, что с Тесаком.

О. Кашин:

- Вот-вот. Поэтому я боюсь на эти темы говорить. Тем более, что, действительно, тема настолько токсичная, что борьба с ней ведется на всех уровнях. Действительно, это страшно, это опасно. Но все же, да, проговорим. Вот эта женщина Камала Харрис обязана партии своим возвышением. Поскольку у нее правильное социально-гендерно-расовое происхождение.

Э. Чесноков:

- Так это фракция партии или партия фракций, если вы поняли мою аллюзию?

О. Кашин:

- Я понял вашу аллюзию. Я не люблю эти мемы сугубо чиновничьи единороссовские. Бог бы с ними. Но все же, действительно, когда перед нами парад не личностей, парад безличностей, у которых главная заслуга – это их анкета и лояльность партии, конечно, тому духу Соединенных Штатов, из которого, собственно, во многом и мы состоим, все, как люди, воспитанные, по крайней мере, Голливудом, по этому духу наносится колоссальный удар.

И теперь мы вспоминаем с вами, Эдвард, что мы, во-первых, русские, во-вторых, европейцы. И наблюдать за крушением этой молодой и наглой державы, в общем, наверное, будет интересно.

Э. Чесноков:

- Относительно Российской Федерации я бы не сказал, что она молодая.

О. Кашин:

- Ну ладно, в Великой Новгороде стоит памятник, поставленный 150 лет назад, в честь тысячелетия нашей страны. Между прочим, в Российской Федерации сегодня национальный праздник – День народного единства. В общем, мы, как цивилизация, конечно, должны как-то наблюдать свысока за происходящим в США. Потому что чего-то они заигрались, конечно, в советскую власть, мне кажется. Давайте ждать, смотреть. Ваш прогноз, Эдвард? Я боюсь прогнозы делать.

Э. Чесноков:

- Понимаете, четыре года назад вот эта жаба была уже заплывшая жиром, она была не мобилизована, опросы, социология показывали преимущество Хиллари. И, в общем, когда Трамп неожиданно победил, уже поздно было хвататься. Хотя что-то где-то в Пенсильвании видели автобусы с «карусельщиками» из числа мигрантов. Это абсолютно такой косплей избирательных технологий какого-нибудь УИКа в российской школе.

Но если мы хотя бы понимаем вот этот психологический портрет этого директора школы, который организовывал вбросы, мы понимаем, кто его мотивирует, что его мотивирует, то пока что вот этот психологический портрет того директора американского демократического синего УИКа для меня загадка. Отвечая на ваш вопрос, я думаю, что Байден победит. Потому что после этого поражения жаба, надо ей отдать должное, оправилась, перегруппировалась, заранее заготовила сценарии. А именно – вот это голосование по почте. И очевидно, что найдут миллион голосов. Ну, два миллиона голосов. Просто по почте пришлют.

О. Кашин:

- То есть в Верховный суд не верим?

Э. Чесноков:

- Да, действительно, был такой прецедент в 2000 году, когда Ал Гор…

О. Кашин:

- Он придумал борьбу с глобальным потеплением.

Э. Чесноков:

- Тогда Верховный суд решил. Хотя разрыв на участке был 200 голосов во Флориде. Настолько эпического размаха достигла эта античная трагедия, что мы даже не услышали голос Deus ex machina, который говорил: все, перерыв!

Мы говорили про Камалу Харрис. И вот ее муж работает юрисконсультом в Uber, до этого он работал в PepsiCo. Понятно, что это такие синекуры. А она была прокуроршей в Калифорнии. Понятно же, что это синекуры для своих людей. Я не думаю, что у ее мужа какие-то невероятные таланты. Та же самая жуликоворность. Кстати, все эти технологические гиганты наподобие Uber, эти все транснациональные корпорации наподобие PepsiCo, где работает муж Камалы, они, как вы понимает, угадайте, кого они поддерживают. Конечно, синих – демократов.

О. Кашин:

- Тоже удивительно, ведь сейчас Байден введет тотальный карантин, повысит налоги, всем будет плохо. Чего же, друзья, вы отите?

Давайте еще такой момент зафиксируем. Хотя в 2016 году об этом мы тоже говорили. Абсолютное перед нами моральное банкротство вот тех институтов и западной прессы, и общественности, интеллигенции. Снова мы наблюдаем ее и готовность манипулировать, и лгать, и передергивать, и всячески обманывать. Эдвард, я знаю, что в представлении многих лоялистов в России те, кто критикует российскую власть, те считают Америку каким-то градом на холме, каким-то эталоном демократии.

И, конечно, это злорадство: вот, вы хвалили Америку, а там так ужасно! – оно еще будет в России раздаваться многократно. Хотя, по-моему, Америку особенно никто не хвалит, ни Навальный, ни какие-то другие деятели демшизовой общественности. Хотя сегодня известный навальнист Милов очень смешно отвечал на вопросы, какая разница между голосованием по почте и голосованием на пеньках. Он объяснял, что по почте голосование честное, потому что честное, а на пеньках – нечестное, потому что нечестное.

Э. Чесноков:

- Понятно, что, как говорят в Северной Корее, в США живут хорошо, потому что там даже младенцы получают паек в 800 граммов риса.

О. Кашин:

- Вот-вот, что-то такое. Но при этом, да, на самом деле, конечно, есть… Действительно, давайте попробуем об этом сказать откровенно, но аккуратно. Этот мир, который мы упрощенно называем «мировой жабой», это реальная совокупность неправительственных организаций, иногда даже государственных американских структур и так далее, от которых реально зависит материальное благополучие некоторых людей в России, некоторых лидеров общественного мнения.

Когда нежно мною ценимая группа Pussy Riot выступает абсолютно в стиле деятелей «Голосуй, или проиграешь» за Байдена. Вы не видели, наверное, у Петра Верзилова дословный ремейк молитвы «Богородица, Путина прогони» - «Прогони Трампа». А Байдену там слава поется. Им воительнице Камале. В общем, действительно, этим людям будет буквально лучше, икра будет чернее от того, что победит Байден. Это тоже надо учитывать.

Я уже говорил про этих шакалят, которые, действительно, посылают по матушке Трампа в Твиттере, потому что видят за своей спиной мощь вот этой общемировой…

Э. Чесноков:

- И Твиттер не блокирует их за эти спичи.

О. Кашин:

- Разумеется. Твиттер только может нашу картинку Александра Петрикова, художника прекрасного, с попой Байдена-младшего убрать. В общем, остается развести руками.

Почему нам хорошо? Потому что мы, в общем, у нас есть опыт жизни в несвободе. И наш с вами современный российский, и тем более…

Э. Чесноков:

- Я хорошо себе представляю Советский Союз по тем же рассказам старшего поколения.

О. Кашин:

- Поэтому как раз мы, я думаю, готовы наблюдать, имея в кармане или внутри головы какую-то традиционную хитрецу русского человека, Ивана Денисовича. По крайней мере, да, важно понимать, что вот это так. А эти пускай опять же скачут, пока не доскачутся до полной потери, не знаю, чем они дорожат, но вот потери всего.

Э. Чесноков:

- Да, поскольку мы уже многократно препарировали схемы Байдена, от них уже все устали, вот немножко про Камалу Харрис поговорим. У нее тоже есть сестра Майя, она работала политическим аналитиком на MSNBC. Это одна из крупнейших кабельных сетей Америки. И совершенно неожиданно все эти медиа, может быть, кроме Fox News, поддерживают, конечно же, как вы понимаете, демократов. Такая вот абсолютная спарка, где есть коррупция, где есть кумовство, где есть непотизм.

Я не говорю, что у нас все идеально. У нас тоже есть «золотые кренделя». У них - прокурорша Камала, у нас – судья Хахалева, которую, кстати, уже убрали, по-моему, ушла эпоха. И возникает вопрос: а что делать, если мы видим, что везде один и тот же жуликоворизм? Что делать?

О. Кашин:

- Об этом я и говорил, когда теперь любые, что называется, вечную власть Владимира Путина, очередную победу "Единой России" на выборах…

Э. Чесноков:

- Не вечная. Медведев был, помилуйте.

О. Кашин:

- Будет впереди, обнуление позволяет. Вы будете объяснять так, что «а на Западе, посмотрите, там вообще мрак, вообще Байден».

Э. Чесноков:

- Но если Путин, действительно, эффективен как руководитель. Тот же мощнейший неатомный ледокол «Виктор Черномырдин», он же надолго вперед смотрит. Понятно, что Арктика будет освобождаться ото льдов, и ледоколы понадобятся. Он ледокол уже сейчас открывает.

О. Кашин:

- Слушайте, я не думаю, что Путин лично его клепал. Но да, вы правы, конечно, при Путине Россия похорошела.

Э. Чесноков:

- Он подписывал соответствующие стратегические документы. Он и не обязан его клепать.

О. Кашин:

- Это святое. Как раз сегодня я наблюдал, как он наблюдал, стоят на Красной площади, за тем, как кремлевские куранты играют теперь мелодию Александрова из Гимна Советского Союза – Российской Федерации.

Э. Чесноков:

- А что они раньше играли?

О. Кашин:

- Стандартный набор кремлевской музыки. И злые языки говорят, что впервые в истории сегодня куранты зазвенели на 15 минут позже, потому что Путин опоздал на 15 минут. В общем, как раз нынешний Путин, такой созерцающий, тоже вот этот кусок его трансляции с лидерами конфессий, когда он говорит: передо мной лежат здесь Библия, Коран, Тора и что-то еще такое…

Э. Чесноков:

- Но вы заметили, что стилистически это уже очень близко к высказываниям мудрецов мировых, которые вот именно что постигают суть вещей? По сути, все эти великие книги говорят об одном, только немножко с разными акцентами.

О. Кашин:

- Я это и хочу вам сказать. Что вот вы так говорите: Путин эффективно руководит. Путин эффективно созерцает. И здесь как раз нет повода его ругать за это. Пусть созерцает. Пусть он сидит где сидит, у себя в окошке видеотрансляции. И, наверное, Россия по невовлеченности граждан в политику, потому что мы видим вовлеченность в Америке, и лучше бы ее не было, наверное, Россия по невовлеченности, наверное, может подавать пример.

Как сегодня Евгений Примаков из «Россотрудничества» написал в социальных сетях, у него был довольно эффектный пост.

Э. Чесноков:

- Он по-английски написал, что «вы утратили свое право на моральное лидерство».

О. Кашин:

- Действительно, просто говоря «вы», я думаю, он имеет в виду какую-то такую западную демократию, представителями которой в России являются…

Э. Чесноков:

- Коллективный Запад, то, что называют «страны свободного мира».

О. Кашин:

- Просто вот эти выражения, ну нет никакого Майкла Помпео в моей жизни. Я его и не видел, и не увижу никогда, как и Камалу Харрис. Хотя с Байденом у меня есть даже совместная фотография. Но для меня этот мир – это редакторы американских газет, с которыми я как-то соприкасаюсь или общаюсь, корреспонденты. Естественно, когда в облике людей, к которым ты привык относиться как к носителям какой-то конечной, по крайней мере, профессиональной истины, ты в них вдруг видишь вот этих мелких человечков, которые из Белого дома в 1996 году выносят коробку из-под ксерокса.

Э. Чесноков:

- И вот этих учителей с, по сути, нищенской зарплатой, которые непонятно ради чего вбрасывают эти несчастные бюллетени на УИКе в своем условном Урюпинске.

О. Кашин:

- А потом приходят бойцы местного бойцовского клуба и еще наблюдателей избивают. Но все-таки этот вечный тезис: в Америке нет стиляг. Фильм «Стиляги» вышел в 2007-2008 году. И насколько он оказался мудрым и пророческим. Потому что, действительно, главное открытие этих десятилетий постсоветских, что мы, если пытаемся быть такими, как они, а их нет, они непонятно кто, они омерзительные, отвратительные совки.

Э. Чесноков:

- Может, там самими собой быть? Но тогда возникает следующий вопрос: а мы – это кто? Русские – это кто?

О. Кашин:

- А нам быть кем? Давайте будем как Игорь Иванович Сечин. Я куплю вам или сделаю вам, приготовлю колбасу и угощу вас.

Э. Чесноков:

- Как Игорь Иванович Сечин или как Игорь Иванович Стрелков? Или как Игорь Иванович Шувалов? Это, в общем-то, богатыри на распутье, мы как перед тремя дорогами – перед этими тремя Игорями Ивановичами.

О. Кашин:

- Три России, три народа, три судьбы. Если мы будем плутать между тремя Игорями Ивановичами, то я думаю, если честно, что даже если Америка вкатится в ничтожество, мы, русские, ничего хорошего не добьемся.

Э. Чесноков:

- Поэтому пусть лучше Игорь Иванович будет триедин в лицах.

О. Кашин:

- В общем, да. Такая жизнь. Я большой изоляционист, я не очень слежу за мировой повесткой. Мне нравится говорить на российские темы. Но здесь тема-то универсальная. Потому что она про добро и зло.

Мы начали говорить о том, что надо наградить Хабиба Нурмагомедова Звездой Героя России. Идея исходит всего лишь от кавказского депутата Госдумы. В принципе, можно ей не давать хода, я даже имя его не называю, потому что часто бывает, когда в Госдуме предложили, а это какой-то очередной депутат пиарится.

Интересная коллизия. В принципе, да, я не люблю Хабиба, но отрицать, что он знаменитейший российский спортсмен, странно. Он, действительно, вошел в историю. И поскольку с ельцинских времен есть в России традиция самых великих спортсменов награждать Звездой Героя, может быть, звезда ему и нужна. Я помню, Ельцин наградил Ларису Лазутину – великую лыжницу в каком-то девяностом году. И когда Ирина Роднина говорит, что не нужна Хабибу награда, думаю, здесь есть немного такая обида, потому что во времена Родниной, ее активности в спорте Брежнев за спорт звезды Героя не давал.

Я вспомнил мемуары Константина Симонова, когда он рассказывал про комитет по сталинским премиям, когда предлагали давать артистам цирка премии. И Сталин был против, потому что, а чего такое цирк? Несерьезное искусство. Народ его любит! Так народ и балаган любит!

Конечно, бои без правил – это, скорее, балаган, но, по крайней мере, если народ его любит, почему бы не зафиксировать это документально? У нас есть такое противоречие о том, что есть на самом деле и тем, что есть формально. Вот когда марка почтовая российская с портретом Виктора Цоя может выйти и выходит, издается только в серии «Звезды советской эстрады», потому что по другим категориям Цой не проходит, он не был членом Союза писателей, народным артистом, членом Союза композиторов, он кто? Он кочегар. Надо с этим немножко менять ситуацию, поэтому звезду Хабибу я бы дал при всей неоднозначности отношения.

Э. Чесноков:

- Какой вы добрый человек! Знаете, мне напоминает анекдот про Сталина. Он же был театрал, он в Большом театре слушает оперу. И какой-то там тенор дает петуха. Он так спрашивает: а это кто? Ему говорят, такой-то Иванов, народный артист СССР. Народный артист? И Сталин вздыхает: добрый русский народ…

Но мы не можем не уйти. И уйти тоже не можем от американской проблематики. Мы сейчас с вами в сейчас почти благословенном 11-м году потешались над 146%, как известно, это появилось в телетрансляции на нашем с вами любимом телеканале, но в том самом ключевом штате Висконсине, который мы обсуждали в связи с вбросом, там зарегистрировано 3 миллиона 129 тысяч избирателей. Они могут получить бюллетень, потому что они зарегистрированы, все логично. А голосов собрано на 100 тысяч больше! Понимаете? Все, одна цифра и все! Это круче, чем 146%!

О. Кашин:

- Эдвард, как говорится, Байден взял Висконсин. И перепутал его с Пенсильванией. Ну, что тут говорить? Разведем руками.

Э. Чесноков:

- И при этом Костя Цзю, тоже очень авторитетный боксер, выступил против присвоения Нурмагомедову Героя России. Иногда мне кажется, что вот этот наш вечный день сурка – это наше русское проклятье движения от реформ до контрреформ. Этот русский маятник, что мы обсуждаем Хабиба Нурмагомедова. Люди мрут от коронавируса, в Сирии террористы посылают боевые беспилотники из фанеры на нашу базу Хмеймим, а мы обсуждаем Хабиба.

О. Кашин:

- Эдвард, давайте сменим тему. Ко Дню народного единства мне очень понравилось сегодня, я без иронии, как Владимир Путин ходил по музею археологии в Кремле на месте снесенного 14-го корпуса. Вы бывали там?

Э. Чесноков:

- Нет, кто в Кремле не бывал, тот Москвы не видал, но там не был. А что?

О. Кашин:

- 14-й корпус был, в общем, какой-никакой памятник советской архитектуры 30-х годов, тот же архитектор, что и Центральный телеграф на Тверской. И да, когда его снесли, причем, как снесли? Его закрыли на ремонт, вложили какие-то миллиарды в ремонт этого здания. И когда уже ремонт заканчивался…

Э. Чесноков:

- Какая-то швейцарская компания, по-моему…

О. Кашин:

- Нет, швейцарская была при Ельцине. Это уже было при позднем Путине, при зрелом Путине, при Владимире Кожине. Вложили, ремонтировали, а потом вдруг Владимир Путин предложил… Действительно, интересная идея – на месте 14-го корпуса были Чудов и Вознесенский монастыри.

Э. Чесноков:

- Происходило даже действие одного из актов «Бориса Годунова» Пушкина.

О. Кашин:

- Вот.

Э. Чесноков:

- Первого акта.

О. Кашин:

- И Путин говорит, давайте их восстановим. И для этого снесем 14-й корпус. Его снесли. И тут оказалось, что если в Кремле возвести новодел, то Кремль исключат из списков всемирного наследия ЮНЕСКО. Такая вот коллизия, в итоге, там…

Э. Чесноков:

- И пусть исключат, делов-то!

О. Кашин:

- Я тоже думаю, на самом деле. Ну, о'кей, это важно. В итоге, не учли. Вот все продумали, а какую-то мелочь… И теперь в Кремле безумно красивый пустырь, открывающий красивые виды.

Э. Чесноков:

- Там можно сделать какую-то выставку современного искусства, пригласить Николая Полисского – это архитектор, который «Архстояние» в Калужской области делает.

О. Кашин:

- А можно не приглашать, а условный Петр Павленский или еще какой акционист сам придет и что-нибудь сделает.

Э. Чесноков:

- Понимаете, все опять будут рассуждать, даже если Павленский придет, что это мурзилочность или не мурзилочность? Это согласовано на соседней Старой Площади или не согласовано? То наше русское проклятье, что вот без таких рассуждений даже сакционировать невозможно.

О. Кашин:

- Пару лет назад какие-то феминистки акционировали, а именно где-то вывешивали плакаты, в том числе, на одной из башен Кремля. Оказалось, что они фотошопили эти транспаранты, приделывали их к башням Кремля, хотя все поверили. Вот, собственно, тоже так бывает.

Э. Чесноков:

- А еще оказалось, что на 1 апреля обвалилась якобы побелка на станции метро «Арбатская» в том ее вестибюле, который выходит в здание Минобороны. И все тоже купились, там была качественная по дипфейковой технологии с трясущейся камерой типа обвалилась штукатурка. Причем, обвалившаяся штукатурка была в форме Крыма. И тоже все напечатали, купились.

О. Кашин:

- Да, мы живем в эпоху постправды. И вот давайте, потому что праздничный день располагает, действительно, Владимир Путин стал президентом России в прошлую эпоху, когда еще телевидение имело какую-то власть, когда еще газеты были бумажные.

Э. Чесноков:

- Так и сейчас подерется какой-нибудь Ковтун с каким-нибудь Сатановским, все обсуждают!

О. Кашин:

- Ой, Эдвард, нас с вами сегодня показывали у Норкина, между прочим, как мы обсуждаем Ольгу Галкину знаменитую, которая придумала досье Стила.

Э. Чесноков:

- Ничего себе!

О. Кашин:

- И, действительно, Владимиру Путину повезло в своем царствовании застать переход и России тоже из прошлой эпохи постмодерновой, назовем ее так, в нынешнюю эпоху метамодерна или как это? Постиронии. В общем, исторический человек хотя бы по этому соображению. И когда он, сегодня видели, старообрядческий митрополит немного закашлялся, когда раввин наливал ему водички, тоже…

Э. Чесноков:

- Может, это и есть тот русский идеал?

О. Кашин:

- И все это происходит под крылом Путина. Я вспоминал… Может, меня сейчас понесет? Съезд кинематографистов легендарный, когда в 86-м году мочили Бондарчука-старшего, что ты советский пропагандист, плохой режиссер, мы сейчас покажем. И на трибуну вышел Никита Михалков и сказал: эй, вы что? Вы обижаете великого Бондарчука? А потом вышел Меньшов и сказал: эй, ты, Никита, сам дурак! Как бы. Вот. Враги! Антагонисты. В итоге, сейчас все доверенные лица Путина: и Михалков, и Меньшов, и Бондарчук-младший. Это же эпоха!

Э. Чесноков:

- Раз вы заговорили про одного Никиту, я скажу про другого, благо повод есть. 65 лет назад 4 ноября 1955 года было принято при Хрущеве, ну, технически тогда был Маленков, но все понимают, что Хрущев, постановление об устранении излишеств в проектировании и строительстве. И с этого мгновения то, в общем, немногое прекрасное, что было в советской эпохе, этот большой сталинский стиль, апмир, архитектура, ансамблевая застройка, вот эти вот домики с пилястрами, эркерами и колоннами, они сгинули вместе со старой Россией. И она стала застраиваться вот этими пошлыми унылыми хрущевками, этими античеловеческими модулорами Ле Корбюзье, когда из лучших побуждений он говорил, что комната должна быть такая, чтобы человек мог дотянуться рукой до потолка, он называл это «модулор». Господи, зачем все это?

О. Кашин:

- И ширина лестницы в классической хрущевке лагутенковская, деда Лагутенко из «Мумий Тролля», она такова, чтобы пронести гроб по лестнице, знаете, да?

Вы в каком доме выросли, Эдвард? Какого типа?

Э. Чесноков:

- Ох, я вырос именно в «маленковке», то есть, в ободранной сталинке. И это было невероятно! Это была огромная квартира, которая походила на петербургские, в которых я побывал. Да, дверь там открывалась вовнутрь, ну, как поговаривали, для того, чтобы со времен 37-го года, если за тобой приезжает «воронок», можно было выбить. Но там был огромнейший коридор, по которому мне нравилось бегать с мальчиками, потом кататься на велосипеде. Там была кладовая, антресоли. И там был раздельный санузел. Это был какой-то дворец! И вот я рос в такой атмосфере осколков империи.

О. Кашин:

- Интересная беседа на архитектурные темы. И вот, действительно, 65 лет постановлению об архитектурных излишествах. И у нас общим местом стало считать, что были красивые сталинки, потом пришел Хрущев и стал строить некрасивые хрущевки. На самом деле, два момента. Во-первых, конечно, у меня лично было такое озарение, когда я в Италии оказался не в туристических таких старинных красивых городах типа Флоренции или Венеции, а в какой-то совсем глубинке, в диком таком райцентре.

Э. Чесноков:

- Тольятти по-итальянски.

О. Кашин:

- Да, в оригинальном Тольятти буквально! И вот эта стандартная жилая застройка времен Муссолини, она, конечно, примерно такая же, как…

Э. Чесноков:

- Социалисты эти итальянские, они тоже особо не отличались…

О. Кашин:

- И делать из Москвы, по крайней мере, такую пародию на усредненную Италию с палаццо, посмотрите на здание Петровки, 38, оно рассчитано на палящее солнце итальянского юга.

Э. Чесноков:

- В вас заговорил Григорий Ревзин.

О. Кашин:

- Да. Тем более, он нас научил говорить на этом языке. Естественно, это было насилие и над городской средой, и над культурой.

Э. Чесноков:

- У нас есть последореволюционая архитектура.

О. Кашин:

- Как сказать… Дом Мельникова, которому ходят поклоняться.

Э. Чесноков:

- Я согласен с вами, да, но это был очень краткий период. Их реально мало.

О. Кашин:

- Их немало, в каждом областном центре есть несколько образцов красивых. Город Иваново, допустим, тотально застроен шедеврами. Вокзал, его недавно починили, стал красивым.

Да, а сейчас еще на Западе мода на соцмод – социалистический модернизм, когда уже даже не конструктивизм…

Э. Чесноков:

- Остановки…

О. Кашин:

- Ладно остановки, тоже, пятилетней давности. Уже стандартные брежневские кварталы с любовью фотографируют: смотрите, какая труба торчит из-под земли красивая.

Э. Чесноков:

- Вот в тот корбюзьевский район, который в Чертаново, прилетели инопланетяне в известном фильме Бондарчука-младшего.

О. Кашин:

- И Чертаново, действительно, в мировом масштабе великий район. И вы правильно сказали, в Иваново отреставрировали конструктивисткий вокзал, который я еще застал ободранным и грязным, пахнущим всякими человеческими выделениями и так далее. Его почистили, покрасили, сделали неоновую вывеску. И он оказался красивым!

Э. Чесноков:

- И получился баухаус!

О. Кашин:

- Да. Я как кенигсбержец, где баухауса хватает. Естественно, радуюсь этому.

Э. Чесноков:

- У нас мало времени. Давайте как два антифашиста про «Русский марш» поговорим.

О. Кашин:

- Естественно, его сегодня как бы не было. И он себя…

Э. Чесноков:

- Хотя 30 человек задержали.

О. Кашин:

- Но при этом люди, которых задержали, насколько я понимаю, они шли даже не маршировать, показывая что там? Как там раньше говорили? Не буду, чтобы 282 не было, в общем, показать всем, что они есть. Сегодня люди собирались возложить венки к зданию ФСИН в память об убитом в тюрьме Тесаке. И уж на это-то люди имеют право! Я сам однажды пикетировал ФСИН, требуя освободить Pussy Riot. И понимаю, что люди, которые идут к тюремному офису, они идут не покрасоваться, не что-то показать. Их задержали, а почему? Почему, когда мусульмане выходили к французскому посольству, наш ОМОН стоял испуганный и так далее. Когда безумный какой-то дагестанец напал на полицейских у Петровки, они разбегались и не давали ему даже сдачи, боялись боевого дагестанца. Что это такое? Почему российские менты не боятся только русского народа?

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Может, просто перестраховываются? Ну, за этими людьми стоит известно кто. А за другими неизвестно. Квачков? Ну, его даже не боится даже Чубайс, по-моему.

О. Кашин:

- Вот никто не стоит, понимаете, за русскими людьми. И никто нам не поможет. Я люблю Георгия Иванова с тем посылом, что нам никто не поможет и не надо.

В общем, действительно, мир вступает в какую-то оголтелейшую турбулентность. Я сегодня бродил по городу Лондону в последний день, когда можно гулять. Завтра карантин, все закрывается.

Э. Чесноков:

- Перед смертью не надышишься, зачем бродить…

О. Кашин:

- Во-первых, не перед смертью, надеюсь. Еще проживем долго.

Э. Чесноков:

- Я не имел в виду ничего такого.

О. Кашин:

- Весной перед первым карантином я тоже ходил… Зашел на улочку, где в книгах Роулинг работал этот самый Корморан Страйк, съел бутерброд в кофейне. Сейчас пришел туда же, а кофейня заколочена.

Э. Чесноков:

- Веганское кафе в исполнении дочери Лужкова. Оно тоже закрылось, понимаете? Нет больше скреп!

О. Кашин:

- Нет вообще ничего! Обрушение мира – наше естественное состояние даже не с 91-го года, а черт знает с какого!

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, что с 1861 года, когда старая уходящая Русь, по которой грустит Некрасов в своей поэме «Кому на Руси жить хорошо». Намекая при всем своем демократизме, что без барина мужику податься некуда и, в общем, плохо. С барином хотя бы договориться можно, чтобы он оброк взял завтра, а перед этим коня одолжил, чтобы ниву сжать.

О. Кашин:

- Наши с вами беседы в эфире часто походят на беседы двух таких баринов, которые…

Э. Чесноков:

- Бар.

О. Кашин:

- Да. Которые вздыхают и понимают, что тот мир, который за окном, он…

Э. Чесноков:

- Мы кичимся своей родовитостью, а потом идем какими-нибудь официантами, водителями такси в тогдашнее «Яндекс-такси» и так далее.

О. Кашин:

- Яндекс, между просим, забанил того курьера, который развозил еду с портретом антимакроновским, где к Макрона на лице след от ботинка.

Э. Чесноков:

- А когда в подкастах Яндекса появляются материалы про гендерные теории, он вот как-то молчит, наш Яндекс.

О. Кашин:

- Знаете, это делает моя довольно близкая подруга. Я думаю, что она права, что она их делает. Зато у Яндекс-новостей абсолютно топ забит всякой пригожинской пропагандой, поэтому тут Яндекс на стороне того, что вы считаете добром.

Э. Чесноков:

- И при этом самое главное, кто бы ни победил в США, в бедах России будет виноват не он, а плохая погода.

О. Кашин:

- А в России всегда побеждает Владимир Путин. И это будет долго.

Э. Чесноков:

- Потому что в России всегда побеждает добро. Мы на правильной стороне истории! И это нас с вами греет!

Э. Чесноков:

- И у нас с вами закончилась программа, наверное?

Э. Чесноков:

- Но не закончилась жизнь. И завтра будет новая.

О. Кашин:

- До завтра!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Планируется, что гаражная амнистия позволит гражданам без лишних сложностей оформить свои права на гаражи и землю под ними.