Олег Кашин: Что бы ни говорили политики, у кого автомат в руках, тот и побеждает

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают сбитый российский вертолет на азербайджано-армянской границе, трагедию в воронежской военной части, интимное видео футболиста Дзюбы и завершение выборов президента США

О. Кашин:

-Всем привет! Я – Олег Кашин. С нами в глубинной России Эдвард Чесноков. Трагическая новость сегодняшнего дня – сбитый над Арменией близ границы с Азербайджаном и Турцией в Нахичеванском регионе российский вертолет МИ-24. Вроде бы двое погибших, один выживший. Хотя, по-моему, по этому поводу нет точных данных. При этом есть заявление Минобороны Азербайджана о том, что это они. Заявление оперативное, быстрое, подробное. В общем, такая история. Эдвард, здравствуйте.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Я прочитал это заявление Минобороны Азербайджана, которое пришло недавно. И там, конечно, косвенно они вначале говорят, мол, Россия виновата. Что, дескать, вертолет летал там, где он раньше не летал. Дескать, вы же понимаете, ведется война, и все в состоянии повышенно боеготовности. И тут же в Телеграм-каналах говорят, что это довольно далеко от границы – больше пяти километров. Это надо уточнить. Тогда получается очень странно. Потому что ПЗРК портативные бьют максимум на пару километров.

О. Кашин:

- Да, про ПЗРК сообщило российское Минобороны. И оно успело заявить, что будет расследовать, кто именно это был. Но расследовать, видимо, уже не нужно. Потому что азербайджанцы взяли на себя ответственность. Я не то что злорадствую, просто, действительно, интересный момент. Был вот этот временной зазор между гибелью вертолета и заявлением азербайджанской стороны. не очень большой, не больше часа. И в течение этого часа слишком многие уже успели отметиться, заявив о том, что, конечно, Азербайджану это невыгодно, а Армении как раз выгодно. И, может быть, это армяне сбили, чтобы спровоцировать участие России в этой войне. Поскольку до этого российская сторона заявляла, что поводом для ее вмешательства в рамках ОДКБ будут именно боевые действия на территории Армении.

Я тоже процитирую Телеграм-канал «Русский тарантас», который пишет: «Самое неприятное в истории со сбитым МИ-24 в Армении – ни туркам, ни Азербайджану это не нужно абсолютно».

Э. Чесноков:

- Это Телеграм-канал Дмитрия Стешина, журналиста «Комсомольской правды».

О. Кашин:

- Ну вот я не хотел акцентировать. «Как не нужна была гибель малазийского «Боинга» Российской Федерации и восставшему Донбассу». И опять же, никто не тянул Стешина за язык. И теперь мы можем вспомнить 2014 год и сказать: ага, значит, вот тоже, действительно, российская сторона, хоть ей не было выгодно, сбила, но, в отличие от азербайджанцев, не признавала своей вины в «Боинге». Так, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Нет, подождите. Если уж вы говорите о «Боинге», то это одна из самых мутных за последнее десятилетие история. И там ни вы, ни я не специалисты в аэродинамике таких тел как эта ракета с «Бука» или не с «Бука».

О. Кашин:

- Эдвард, давайте уточним. Если бы не оперативное заявление азербайджанцев, история с МИ-24 так же осталась бы мутной на годы. Если бы азербайджанцы, опьяненные своими успехами и победами… Более того, мы очень осторожно пытаемся об этом говорить, тема очень болезненная, я думаю, для всех. Для трех уже сторон. И для армян, и для азербайджанцев, и для русских. Тем не менее, Азербайджан заявил, что это он. Стоит ли верить Азербайджану? Может быть, это турки сбили, а младший партнер берет на себя ответственность за старшего?

Э. Чесноков:

- Нет, тут все очень просто. Эти ПЗРК, как правило, номерные. То есть тот боезапас, который в ПЗРК находится, у него есть заводской номер, он произведен на какой-то фабрике. Он принят на вооружение в военной части. Он принят под роспись тем боевым расчетом, который выдвинулся с ним. Современная армия действует так, если это не какие-то террористы, если это не головорезы, наемники, «еноты» и так далее. Исходя из этого, элементарно проследить путь ПЗРК, узнать имя командира расчета.

О. Кашин:

- Я наивный человек в военных делах. Но все же мне кажется, что в отличие от Украины, которая живет советским наследием, от Армении той же самой, у которой даже форма просто советская военная с пришитыми армянскими кокардами, Азербайджан свою военную мощь модернизировал за эти годы очень сильно. И азербайджанские ПЗРК от турецких ПЗРК даже по номерам могут не отличаться.

Э. Чесноков:

- У них очень много оружия и из России, и из Израиля, и из других стран. Поэтому сложно пока что сказать, турецкий он или нет. Но именно поэтому я считаю, что Россия должна настаивать на конкретном расследовании. Чтобы нам сказали, какой именно модели был этот ПЗРК, какой боевой расчет его выпустил, какой офицер им командовал. Потом что нельзя же спустить все на тормозах.

О. Кашин:

- Но при этом мы с вами реалисты. Помню выражение про помидоры, которое вы тоже любите цитировать. Мы понимаем, что Россия, наверное, сделает ряд грозных заявлений, жестких заявлений. Возможно, парадоксальных заявлений. Как это было после убийства российского посла в Турции. Как это было после гибели нашего летчика в 2016 году. И что будет дальше? Отношения России с новой Османской империей не линейные, сложные. И даже когда Османская империя ведет себя как абсолютный враг России, Российская Федерация избегает провокаций буквально как в заявлении ТАСС от 15 июня 1941 года.

Э. Чесноков:

- При этом самое забавное, что газовый поток по «Южному турецкому потоку» уменьшается. В некоторые недели и даже месяцы этого года «Южный поток» простаивал. При этом Турция закупает газ у Катара, нефть у Азербайджана. И возникает вопрос: а зачем была вся эта великая геополитическая комбинация? Во-первых. Понятно, что мы вложили то ли восемь, то ли десять миллиардов в этот «Поток», и непонятно, что получили. И еще весной этого года Россия вышла на четвертое место по поставкам газа в Турцию. После других стран.

О. Кашин:

- Я не в восторге от того, что мы воспарили в сторону геополитики, которая, конечно, важна и увлекательна, но, я думаю, не имеет ни конечной истины…

Э. Чесноков:

- …ни конечной инстанции.

О. Кашин:

-При этом есть земля, есть кровь, которая льется на землю. И вот тоже сегодня важное, знаковое событие, которое до сих пор остается с пометкой «требует подтверждения», несмотря на видео, опубликованное Минобороны Азербайджана. Видео, согласно которому город Шуша или Шуши, можно по-разному произносить, по-армянски, и по-азербайджански, город взят азербайджанскими войсками. Там странное видео. Некая машина проезжает по пустынному городу, про который непонятно, чей он, непонятно, когда видео снято. Но город точно этот. Также есть кадры с азербайджанским флагом на въезде в город, которые могут ничего не значить. Потому что, о'кей, на въезде могут идти бои, где стоит советский такой бетонный знак с названием города.

Э. Чесноков:

- Это то же самое, что донецкий аэропорт, когда в течение полугода обе стороны объявляли контроль. И при этом Украина посылала туда подкрепление в тот момент, когда уже никаких «киборгов» там не осталось, их просто брали в плен.

О. Кашин:

- Поэтому говорили про «киборгов», что постоянно шла ротация, но было ощущение, что это одни и те же люди не умирают там в течение многих месяцев. Но я вспоминал сегодня украинское видео про «освобожденный» город Славянск после ухода из него Стрелкова, где такие же пустынные улицы, и непонятно, что это.

Да, помимо въезда в город, все-таки самое главное – вопрос здания районной управы. Насколько люди, бывавшие там, опознали это здание. Здание не поврежденное, в нем нет дырок от боев, от снарядов, от осколков. На здании азербайджанский флаг. И перед зданием группа – пять азербайджанских военных, что-то говорят по-азербайджански. И дальше уже в этом мультике возникает в камуфляжной форме президент Алиев, который довольно комично машет кулаком и говорит, что «Шуша наша». Вопрос: взяли они его или нет? Это древняя столица Карабаха, знаковый город и стратегический город, который открывает путь на Степанакерт, или уже, наверное, пора его называть Ханкенди.

Э. Чесноков:

- Если кто не знает, от Степанакерта до Шуши 7,5 километров.

О. Кашин:

- В общем, да. И когда сегодня появились эти сообщения уже на сайте и в Телеграм-каналах правительства Нагорного Карабаха, потом пошли слухи, что это азербайджанцы взломали сайт Нагорного Карабаха.

Э. Чесноков:

- Не сайт. Чуть ли не аккаунт в Фейсбуке.

О. Кашин:

- Мне казалось, Телеграм. Так или иначе, якобы не подтверждалось. И вот, да, смотрите, я каждый раз поражаюсь. XXI век, мы можем что угодно в реальном времени отследить. Веб-камеры, социальный мониторинг, QR-коды и так далее.

Э. Чесноков:

- В конце концов, спутники летают над нами.

О. Кашин:

- И мы не знаем, чья Шуша.

Э. Чесноков:

- А так ли нам важно это знать? Ведь понятно, что наше с вами сердце в горах, и доныне мы там. Но ведь очевидно же, было неравенство сил. При нейтралитете России, даже если она потихоньку от Южной Осетии поставит какие-нибудь оборонительные вооружения Армении типа ПЗРК, понятно, что просто неравенство сил. Что падение Карабаха – лишь вопрос времени. Как бы мы ни симпатизировали, например, Армении.

О. Кашин:

- Падение семи районов, про которые говорил Путин, или падение всего Нагорного Карабаха – это тоже вопрос. И да, я вас ругал за то, что вы воспарили в геополитику, а я хочу воспарить в абзац будущего учебника по мировой политике и сказать: все эти разговоры – переговорный процесс, давление, санкции, что угодно…

Э. Чесноков:

- Слушайте грозное русское молчание.

О. Кашин:

- Все это отступает, когда дело доходит до тупой военной силы. У кого мощнее этот военный кулак, тот и побеждает. И плевать ему на всю озабоченность и Российской Федерации, и мирового сообщества. Сколько у Папы Римского дивизий? Это главное.

Эдвард, вы хотели еще что-то сказать про Шушу.

Э. Чесноков:

- Тут все просто. Алиев, как бы к нему ни относиться, он сделал два заявления. Поздравил Джо Байдена с победой и сказал, что армянам в НКР будет дарована национальная культурная автономия. Оказывается, так можно.

О. Кашин:

- Что-то мне это напоминает. Местные выборы в Донбассе будут проведены по украинским законам. В общем, действительно, вернусь к той мысли, что, что бы ни говорили политики, какую бы озабоченность ни выражали, у кого в руках кинжал, у кого в руках ПЗРК, у кого в руках автомат, тот и побеждает. Здесь остается только вздохнуть. Что, несмотря на всю нашу как бы гуманизацию, все эти разговоры про права меньшинств, даже трансгендеров, если угодно, все равно, когда дело доходит до реального выяснения отношений, мы, человечество, не сильно продвинулись по сравнению с XIX веком.

Я сегодня вспоминал роман «Али и Нино» - классический азербайджанский роман, написанный берлинским евреем на немецком языке, но у азербайджанцев это главная литературная классика. Там дело происходит в начале ХХ века, во время российской революции. Соответственно, там тоже речь идет о Карабахе, когда герой уезжает в Шушу, потому что только там настоящий азербайджанец может укрыться от бед этого мира. В общем, ничего не меняется за сто лет. Дикая история.

Сегодня хочу обратиться к истории в Воронеже.

Э. Чесноков:

- Не просто Воронеж, а Балтимор.

О. Кашин:

- Удивительно, я вначале подумал, что российские военные базы теперь названы именами американских городов.

Э. Чесноков:

- И эти люди стращали нас базами НАТО. Вы понимаете, что Воронеж взлетят бомбить с Балтимора?

О. Кашин:

- В общем, солдат Антон Макаров, который сегодня убил несколько человек у себя на этом военном аэродроме Балтимор. Погибли трое военнослужащих. Он вначале зарубил майора, а потом еще застрелил ефрейтора и рядового, еще одного солдата ранил.

Э. Чесноков:

- Он зарубил топором с пожарного щита и ударил майора в спину. Отобрал пистолет и застрелил.

О. Кашин:

- В Забайкалье уже было, когда нам Минобороны объясняло, что это всего лишь нервный срыв, истерика, сумасшедший и так далее. В итоге, если человек добывает себе топором, с помощью убийства, пистолет, а потом идет в казарму и убивает не просто ефрейтора, а ингуша, тут уже включается весь ассоциативный ряд, все эти картинки с надписью «Ингуш – сила» на головах русских солдат-срочников. В общем, наверное…

Э. Чесноков:

- Это очень старые картинки.

О. Кашин:

- Старые, но ингуша убили сегодня. И вопрос: убили ингуша за что? Если солдат идет и целево ищет какого-то человека, чтобы его убить, наверное, он его убивает за что-то. Неправильно я понимаю?

Э. Чесноков:

- Я считаю, что все-таки нужно подождать решения хоть какого-то. Сейчас ничего невозможно скрыть. Я думаю, что где-нибудь появится подробная выгрузка из WhatsApp этих фигурантов и действующих лиц, по которой мы можем судить, что же произошло.

О. Кашин:

- Каждый раз, когда такое событие происходит, мы немножко вздрагивает. Нам в остальные 364 дня этого года объясняют, как похорошела российская армия с министром известно каким. Какая она боеспособная, крутая, замечательная, хорошая. И, в общем, тех негативных явлений, которые символизировали армию, давно нет.

Э. Чесноков:

- Она, действительно, похорошела. Кроме шуток. Посмотрите, какие блестящие операции в Крыму, в Сирии.

О. Кашин:

- В Сирии воюет не только Минобороны, как мы знаем. И тоже вопрос, насколько экспедиционный корпус похож на реальную армию, которая сидит на аэродроме Балтимор. Но все же подчеркну, что Сергей Кужугетович действительно легендарный российский политик, тридцать лет в правительстве, покидал его только на три месяца, чтобы быть губернатором Подмосковья.

Э. Чесноков:

- Как Микоян – «от Ильича до Ильича». И он, конечно, вот у нас был мебельщик министром обороны, был филолог Сергей Иванов. Были разные люди. Был ученый-оборонщик менеджер Устинов. Теперь последние восемь лет министр обороны – великий пиарщик. Естественно, Сергею Шойгу удалось сформировать этот образ, прежде всего, в массовом сознании. Конечно, армия остается армией во всех смыслах, в том числе в самом негативном. Но поскольку люди уделяют значительное внимание, силы и средства тратят на то, чтобы доказать обществу, что армия прикольная, хорошая, замечательная, то, естественно, когда до нас доходят криминальные истории из этой армии, мы удивляемся, как будто бы мы имеем отношение к другой какой-то стране, к другой какой-то реальности.

Э. Чесноков:

- При этом давайте совершим каминг-аут взаимный. Расскажем, почему же мы с вами не были в армии. Как так получилось?

О. Кашин:

- У меня просто, я думаю, у вас так же, - военная кафедра, лейтенант запаса. Сборы на корабле, который уже при Собинине распилили. Потому что Лужков его успел купить, пытался из него сделать музей. И я в Москве уже ходил по льду Химкинского водохранилища к своему кораблю, кланялся ему. Теперь его нет. А так, что называется, если грянет война, я, как командир боевой части 1, а именно – штурманской боевой части, готов вступить в ряды Военно-морского флота России и убивать врагов российского государства, русского народ, где бы они ни прятались.

Э. Чесноков:

- Да, почти как у Бродского, отец которого был комендантом румынской Констанци. У меня все еще банальнее. Мне в 2008 году сделали операцию на оба глаза, в 2010-м я честно пришел по повестке. Меня очень долго смотрели, потом направили в больницу областную. И там мне сказали, что в связи с моей операцией меня взять в армию не могут.

О. Кашин:

- Мне неловко вести этот разговор. Потому что это тоже даже не армейская, а скорее тюремная, то есть пацанская такая дворовая тема – «не служил – не мужик». Да нормально все. Все мы служим Родине, каждый на своем участке. Здесь никакой проблемы нет вообще.

Э. Чесноков:

- Служим телеграфистами Родины, можно сказать. И даже не в одном Телеграм-канале, а некоторые – в нескольких, секретных.

О. Кашин:

- Густопсовому чату привет. Он действительно секретный, закрытый.

Э. Чесноков:

- Задержали этого несчастного Антона Макарова. Я утверждаю, что он несчастный, несмотря на то, что он сделал. Задержали в 45 километрах от Воронежа. В деревне у бабушки и дедушки, где он жил. А больше у него из родственников никого не было. И вот это какая-то абсолютно чеховская история, когда, по сути, сирота, потому что понятно, что у него нет родителей, которые ему бы оплатили ну хотя бы какой-нибудь Воронежский юрфак, вот он попадает. И все печально.

О. Кашин:

- Грустно. Но давайте дожидаться, пока официальные лица скажут: нервный срыв, плохо кушал, девушка бросила. Тоже эта история про греческого священника в Лионе, это было на пике исламистской волны в Европе две недели назад, а потом французская пресса сообщила, что от террориста ушла жена к греческому священнику. И он таким образом мстил. Не знаю, верить этому или не верить. Но именно с помощью такой информации обычно гасят народную волну возмущения.

Э. Чесноков:

- А еще 2 июня 2014 года на здании облгосадминистрации Луганска находился кондиционер. И на его тепловой след навелась ракета украинского истребителя-бомбардировщика и убила несколько человек. Так нам, по крайней мере, мейнстримные СМИ по ту сторону границы рассказывают, да и некоторые наши СМИ.

Раз уж мы заговорили о военных историях. «Улица Героя» - это проект Общероссийского народного фронта по присвоению во всех регионах страны, даже на Чукотке, улицам и скверам имен Героев Советского Союза. И вроде бы хочется согласиться с руководителем исполкома по региональной работе Артемом Бичаевым, когда он говорит: улицы смешные, Цветочная, Полевая, Ромашковая.

О. Кашин:

- Прямо на этой фразе хочется чем-то тяжелым запустить в этого человека. Потому что он не говорит про улицы Дзержинского, Кирова и Свердлова, а называет приличные добрые названия. Более того, на самом деле есть такой эксперимент, когда в садоводческих товариществах люди называют сами улицы как хотят. И там как раз эти названия – Цветочная, Полевая, Ромашковая. Я одно время в Москве, любимый мой топонимический пример, который надо пожелать все…

Э. Чесноков:

- Площадь Джавахарлала Неру?

О. Кашин:

- Нет, круче. Это конец 60-х, не я тогда жил, а улицу тогда назвали. И тогда общество и государство находились на пике интеллектуальной формы. Это конец Ярославки. И улица называется Вешних Вод. Потому что это был город Бабушкин до присоединения его к Москве. Улица носила имя Тургенева. Чтобы, когда присоединили, не дублировать, опросили жителей и назвали именем произведения Тургенева. Эффектно, красиво, убедительно. И название приятное.

Герои Советского Союза – это происходит на фоне спора на Тарусе. Советские названия, не советские названия. И тут влезает какой-то человек из Народного фронта, бессмысленной, по-моему, организации, и говорит: а давайте, друзья, компромисс. Давайте Цветочные и Полевые улицы назовем именами Героев. Не знаю…

Э. Чесноков:

- А вот какой-нибудь хотя бы локальный референдум хотя бы на платформе «Активный гражданин», они в большинстве регионов сейчас есть, ожидается?

О. Кашин:

- Я вам больше скажу. Вы помните закон о том, что увековечивать умерших можно только через 10 лет после их смерти. Сколько раз этот закон уже нарушался в Москве. Они сами его приняли и сами потом… Кадыров, Солженицын, посол Карлов. Я даже не говорю, что не нужна улица Солженицына.

Э. Чесноков:

- А теперь поговорим о новостях культуры.

О. Кашин:

- Новости культуры. Что вы имеете в виду, Эдвард? Я не уверен, что это новости культуры.

Э. Чесноков:

- Все помнят преподавателя, интеллектуала, совесть нации, профессора Высшей школы экономики (кажется, уже бывшего) Гасана Гусейнова, который не просто называл русский язык всякими нижепоясными словами, но еще и оправдывал терроризм. И я не побоюсь этого слова. Я процитирую его слова, оправдывающие терроризм. «Это была национально-освободительная война чеченского народа», - говорит он о событиях середины 90-х, когда люди, включая международных террористов, организовывали чудовищные теракты, захватывали больницу в Буденновске и т.д. Почему я это могу говорить? Потому что заключение специалиста Государственного института русского языка им. Пушкина по фамилии Осадчий: никакого экстремизма и оправдания терроризма в этой фразе нет.

О. Кашин:

- Эдвард, во-первых, важно оговориться, что это было не про середину 90-х. Потому что про середину 90-х, когда Джохар Дудаев, избранный президент Чеченской Республики (тогда еще в составе России), отделился от России и занимался сепаратизмом, называть террористами (тем более международными) чеченцев террористами было спорно.

Э. Чесноков:

- Арабы там были.

О. Кашин:

- Арабы были потом. Более того, вторая чеченская война как раз была выиграна (и как информационная в том числе), потому что те редкие арабы, которых нам показывали как такой бренд, продавались нам как лицо чеченского сепаратизма.

Э. Чесноков:

- Ну, были они.

О. Кашин:

- Да. Но вы сказали про середину 90-х, а это неправильно. Все-таки надо уточнить. Но при этом вы как бы правы. Вы не точно цитируете Гасана Гусейнова. Он-то говорил конкретно о «Норд-Осте». И здесь уже другой коленкор, где тоже, конечно, арабов не было совершенно, все террористы на Дубровке были чеченцами. Но еще важный момент. Гусейнов не от себя говорил, он обсуждал выступление Сьюзен Зонтаг, которая еще тогда, в 2002 году, абсолютно поддерживала захват на Дубровке. Понятно, что Гасан Гусейнов такой второсортный политический комментатор помимо прочего, как ученого мы его не знаем.

Э. Чесноков:

- Да, даже Шендерович по сравнению с ним – это действительно участник политического процесса в России.

О. Кашин:

- Да. Тем не менее, когда блогер Сергей Колясников пишет в милицию, в МВД сообщение, что вот Гусейнов что-то там сказал, - он что, хочет Гусейнова посадить за слова? А какое вообще право блогер Колясников имеет сажать людей за слова? Более того, на фоне того, что Рамзан Ахматович Кадыров говорил о последних терактах во Франции, когда никто даже словом не может сказать, что Кадыров оправдывает терроризм, боятся Кадырова. Топтать того, который уже уволен из Высшей школы экономики, реально пошловато.

Э. Чесноков:

- Отчасти да. Мы сражаемся, истово бьемся с Гасаном Гусейновым, потом с Гусейном Гасановым, а все те же самые наши истории остаются. Вот в Ульяновской области, по сути, наш коллега-журналист Станислав Тумилович… Ему было 88 лет, и его далеко не сразу положили в больницу с COVID. Несколько раз приезжала «скорая». Вначале приехала, дала таблетку парацетамола. Потом ему, даже не делая анализов, поставили капельницу. И потом он умер. Да, с одной стороны, 88 лет, но, с другой стороны, после такого «лечения» я сомневаюсь, что кто угодно выжил бы. Это в Ульяновской области. Чтобы вы понимали, Ульяновская область на 40-м месте по численности населения и на 11-м или 12-м по абсолютной численности коронавирусников (в том числе из-за таких случаев). Вот с этим надо бороться. И по продолжительности пребывания губернатора на посту.

О. Кашин:

- А как фамилия губернатора? Там был Морозов в мое время. Так и остался Морозов? Пока этот город носит имя Ульянова, ничего хорошего в нем не будет. Быть сему месту пусту. Симбирск. Я верю в такую экзистенциальную составляющую. Как в фильме «Груз 200» город назывался Ленинск, и это неспроста. Когда в карту вбит кровавый гвоздь, конечно, в городе ничего хорошего не будет. Переименовывайте Ульяновск.

Вчера в «Новой газете» совершенно убийственный, на мой взгляд, текст. Елена Костюченко и фотограф Козырев сделали материалы, по-моему, из 67-й московской больницы из красной зоны, о том, как там люди умирают. И действительно, все происходит, как весной, при этом того ощущения апокалиптического, как весной, на самом деле уже нет. Люди как бы пережили первую волну…

Э. Чесноков:

- …и не хотят снова на самоизоляцию.

О. Кашин:

- Не хотят на самоизоляцию. Мы хотели Дзюбу обсуждать, потом, наверное, уже не захотели, но вчерашний матч, где он проявил себя как герой, забив, несмотря на всю эту историю психологическую. А зачем эти люди на трибунах сидят? Зачем вы имитируете, что все хорошо? В итоге там сколько будет заражений после каждого матча чемпионата России по футболу?

Э. Чесноков:

- Я не знаю. Сейчас появилась какая-то полубезумная история, что американцы (ну, понятно, у нас науку двигают американцы) установили, что по паттерну кашля, по тому, как кашляет человек, можно понять, заражен он коронавирусом или нет. И вот наши медицинские новаторы говорят: давайте соберем базу данных, прогоним ее через нейросеть. И вот просят звонить на телефон и покашлять.

О. Кашин:

- Сегодня компания Pfizer объявила о своей вакцине, что с ней все хорошо, и на этом фоне биржи скакнули, естественно. Удивительное дело, как биржи не скакнули после российского «Спутника». Это тоже, наверное, грустный показатель.

Давайте про Дзюбу все-таки поговорим.

О. Кашин:

- Я назову, поскольку это абсолютно некоммерческий проект, поскольку он может помочь коронавирусу, сайт Medingroup.ru. Это те ребята, медицинские инноваторы, которые собирают образцы кашля, в том числе от больных коронавирусом, чтобы бороться с ним через нейросеть.

О. Кашин:

- Что касается Дзюбы. Давайте это произнесем. Потому что я сам смотрю по своим друзьям и знакомым. Они, во-первых, хватаются за голову: как так, на федеральных каналах обсуждают интимное видео человека?

Э. Чесноков:

- За что хватаются?

О. Кашин:

- За головы. Я даже не говорю, что было на видео с Дзюбой, давайте оставим это за скобками.

Э. Чесноков:

- Я не знаю, что было. И почему мы обсуждаем какое-то видео?

О. Кашин:

- А потому что этический момент. После слитого врагами интимного видео футболиста его не зовут на сборы сборной, у него забирают капитанскую повязку. А что он натворил? Он вообще ничего не делал, просто какие-то враги вмешались.

Э. Чесноков:

- И при этом наша прогрессивная общественность, когда появилось видео с Шендеровичем, оно было несколько при иных обстоятельствах и слитое не им, то общественность сказала: понимаете, с кем не бывает. А вот с Дзюбой как-то ничего такого не говорят.

О. Кашин:

- Я как раз к этому и клоню. Вы, наверное, пропустили, но вчера была огромная волна в его защиту – от певицы Валерии до Тины Канделаки.

Э. Чесноков:

- Но в то же время Шендеровича эти люди не защищали.

О. Кашин:

- Естественно.

Э. Чесноков:

- Двойные стандарты, они в обе стороны работают.

О. Кашин:

- Да хоть бы и тройные. Что важно. Дзюба – особенный футболист, он, конечно, великий футболист. Мы помним его легендарное участие, тем более с этим жестом, на чемпионате мира по футболу. Но помимо прочего, он находится в давнем конфликте с фанатским сообществом. Понятно, когда тебя ругают матом, хором, когда ты играешь в футбол, наверное, это обидно. Но когда ты после этого жалуешься Миллеру, начальнику Газпрома, он привлекает силовиков, и в итоге центр «Э» задерживает фанатских лидеров, а на стадионе ставят технику, чтобы она глушила крики фанатов, естественно, ты превращаешься в одиозного человека. Поэтому здесь, конечно, имеет значение, что это именно Дзюба, а не, скажем, тоже знаменитый Акинфеев или тот же Черчесов. Дзюба немножко особняком стоит, и свою плохую репутацию он заслужил совершенно не этим видео, а остальным своим поведением.

Э. Чесноков:

- Но при этом, заметьте, когда два года назад проходила пенсионная реформа, то все это как-то очень удачно оттенилось Мамаевым и Кокориным. И у меня возникает такое страшное подозрение – а что сейчас хотят оттенить, отчаянную попытку Трампа вернуть себе победу на выборах?

О. Кашин:

- Конечно, американские выборы. Дональд Трамп сегодня отправил в отставку министра обороны США Эспера. Не знаю, насколько это связано с выборами, но вполне может быть.

Э. Чесноков:

- Раз уж мы про нашу любимую конспирологию, то понятно, что Байден против усиления Турции, он не любит Турцию куда сильнее, чем Трамп. И есть гипотеза, что под это, под выборы, Алиев и Эрдоган форсировали всю свою карабахскую операцию, чтобы успеть, потому, не считаясь с потерями, и Шушу штурмовали, и все остальное, чтобы к выборам восстановить статус-кво.

О. Кашин:

- Трамп Иран не любит, и говорят, что он последние свои месяцы, недели до того, как уступит кресло Байдену, посвятит новым санкциям против Ирана. Но мне, Эдвард, грустно, что мы оба говорим о Трампе уже как о хромой утке, как о сбитом летчике. И вся надежда на то, что ему удастся в судах отстоять свое президентство, - очевидно, нет ее.

Мы регулярно говорим о том, что Америка повторяет какие-то советские зады – и с новой этикой, и со всем на свете. 18-й год…

Э. Чесноков:

- Разгон Учредительного собрания?

О. Кашин:

- Да. Только вместо бандита Железняка американская пресса, которая объявила Байдена президентом, еще не имея на это формальных оснований. И тут же, вечером в выходной, все лидеры «большой семерки» и других стран (и даже Тихановская и Навальный) поздравили Байдена с избранием президентом.

Э. Чесноков:

- Причем Навальный мог бы промолчать, у него была тысяча возможностей промолчать. Но нет, он в Твиттере, на английском языке, чтобы точно никто ничего не перепутал, с некоторыми грамматическими ошибками, но все же поздравил «с открытыми и честными выборами». С честными, Олег Владимирович, когда десятки тысяч покойников голосовали, когда в той же Пенсильвании Трамп опережал Байдена на 600 тысяч голосов, потом, уже после дня выборов, чудесным образом подвезли мешки с бюллетенями, пришедшими по почте. 100 процентов этих бюллетеней оказалось за Байдена. И что самое прекрасное? 600 тысяч голосов был разрыв, и новое количество бюллетеней оказалось 610 тысяч. То есть не 700, не 500, а ровно столько, чтобы на 10 тысяч перекрыть Трампа. Прекрасно люди работают.

О. Кашин:

- Да. Я не хочу ругать Навального, здесь не тот случай. Я хочу обратиться к одному нашему московскому слушателю, который меня упрекает в том, что прогноз не сбылся. Он спрашивает: «Что, погрузились США в пучину гражданской войны, громят города, режут друг друга?» «Пучина гражданской войны» - реально мои слова. Что я хочу сказать этому глупому слушателю? Я продолжаю быть уверенным, что если бы было объявлено о победе Трампа, если бы Трамп тот минимальный перевес себе обеспечил каким-нибудь чудом, то в эти дни в США шло бы повторение июньских событий. То торжество, которое выплеснулось на улицы Вашингтона и других городов, оно бы уже было совершенно с другим знаком, и вся эта публика плясала бы у ворот Белого дома с ненавистью к победившему Трампу. Но не сложилось. Я думаю, что при Байдене никаких протестов не будет. Потому что зачем они теперь?

Э. Чесноков:

- Была история в одном штате (я забыл в каком), когда, протестуя против этого локдауна, сотни и тысячи людей приехали из глубинки на своих пикапах, вооруженные, естественно, первой поправкой, зашли в местный Капитолий с оружием. И это страшно напоминало картины 14-го года. Этот трамповский дискурс, эти 70 миллионов человек, которые за него голосовали, и они в отличие от байденовских избирателей не какие-то мертвецы, а самые что ни на есть настоящие, они считают, что у них украли выборы. Вы помните, что у нас было в 11-м году, когда, мягко говоря, не все согласились с результатами, и там тоже были вопросы по некоторым пунктам, люди вышли на улицы. А ведь Россия и США, между нами много общего. Они тоже выйдут.

О. Кашин:

- Вопрос – между нами или между Украиной и США, допустим. На самом деле есть такие люди вне российского мейнстрима (тот же Дмитрий Евгеньевич Галковский), которые говорят о бразилизации Соединенных Штатов и о том, что 200 лет, которые они себе урвали случайностью, эти 200 лет истекли. И дальше человечеству (Европе прежде всего) придется учиться без Соединенных Штатов. Я сколько раз выражаю какой-то скептицизм по отношению к Владимиру Путину, но подмороженная Россия под этой железной пятой российской вертикали, наверное, в бушующем мире будет не худшим местом. Эта шутка про Барнаул, Алтайский край – это не ругательство в адрес Барнаула, а, наоборот, когда говорят: зачем ты говоришь об Америке, ты же в Барнауле живешь?

Э. Чесноков:

- А я думал, что вы на Машу Бутину намекаете, которая была общественной активисткой в Барнауле, потом как-то плавно перебралась в США и там была арестована за работу без регистрации в качестве иноагента.

О. Кашин:

- Ну, не одной Марией Бутиной жив Барнаул и жива Россия.

Э. Чесноков:

- К счастью, она дома.

О. Кашин:

- Да, все будет у всех хорошо, надеемся.

Э. Чесноков:

- Очень надеемся. И, самое главное, нам нужен проект «Русский ковчег». Чтобы люди, которые не хотят жить в охваченных гражданской войной США могли эмигрировать в Россию, как при матушке Екатерине немцы.

О. Кашин:

- «Русский ковчег» это великая песня певицы Монеточки и заодно фильм Сокурова.

Прощаемся до завтра. Всем спасибо, всех обнимаю.

Желая помочь правоохранительным органам, американки вычисляют участников штурма Капитолия и сдают их.
В Европе заявили о способности «Спутника V» подавить пандемию COVID-19