Олег Кашин: Чувствуется, что приближаются выборы. В Госдуме признали ошибкой пенсионную реформу

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают предложенный Госдумой законопроект о цензуре в иностранных СМИ, борьбу красных против белых в Оренбургской области, арест в Волгограде граждан СССР, отмену бумажного свидетельства о разводе, запрет на строительство апартаментов и принятый в США «Акт о демократии, правах человека и суверенитете Беларуси»

О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России – Эдвард Чесноков. Российская гадюка против мировой жабы – давайте, Эдвард, это так назовем.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Я понимаю, о чем вы, но не могу разделить вашего скептического пафоса. Ибо когда Гугл уничтожил ютуб-канал нашего православного канала «Царь-град», ровно после того, как он достиг 1 млн. подписчиков, после этого уже любые нарушения конвенции возможны, допустимы и нравственны.

О. Кашин:

- Эдвард, вы видели это видео с азербайджанским военным, который с рюкзачком кожаным (женским, очевидно) на спине, ногой и потом табуретом каким-то громит застекленный шкаф с посудой в освобожденном армянском доме? Вот здесь что-то такое. За «Царь-град», за фильм (позорный на самом деле фильм) Рогаткина про Беслан, за Соловьева, конечно, которого перестали, видите ли, в топ выводить, давайте уничтожим эту экосистему, давайте уничтожим Дудя, давайте уничтожим всех этих камрадов – Гоблина, Семина, Платошкина. Только ради того, чтобы мировая жаба была недовольна. Грустная история. Всегда блокировки – это зло.

Давайте скажем, о чем речь. В Госдуме (причем серьезные депутаты, те, чьи законы обычно принимаются) внесен законопроект о том, чтобы западные мировые платформы социальных сетей не блокировали российский контент. В общем, это действительно такое благое намерение, которым вымощена дорога в ад. Я ненавижу этих негодяев из Дублина и прочих мест, которые решают за меня, читать ли мне Трампа…

Э. Чесноков:

- Силиконовых негодяев, из долины.

О. Кашин:

- Они обычно в Дублине сидят почему-то.

Э. Чесноков:

- От налогов скрываются, офшорная зона же, схемы.

О. Кашин:

- Наверное. Я и сам страдал от них. Допустим, за слово «хохол» они могут лишить меня Фейсбука на месяц. А Фейсбук – это, между прочим, такая живая нитка, связь с людьми в Москве. Но при этом, когда на этого негодяя дублинского нападает наш российский правильный, государственный, патриотический негодяй, я, конечно, закажу чашечку кофе, но мне неприятно, что к этому модератору Фейсбука, Ютуба, Гугла, чего угодно добавляется еще какой-нибудь российский чиновник. Тот, который, извините, запрещает названия авиакомпаний в новостях писать, когда самолет падает, потому что с авиакомпанией контракт. Тот, который запрещает министерство какое-нибудь критиковать, потому что тоже с министерством контракт. Чтобы эти две цензуры встретились, такую они синергию дадут, что у нас с вами, Эдвард, чубы затрещат, дай бог каждому.

Э. Чесноков:

- А я не разделяю ваш пафос. Потому что буквально сегодня жаба, а именно наряд полиции, ворвался к ютуберу, которого зовут Андреас Ноак (это в Германии). И его весь грех заключался в том, что он посмел усомниться в классической версии появления и распространения коронавируса. Нам надо что-то отвечать. Меня раздражает, когда я захожу на Ютуб, притом что я не смотрю Навального (один раз посмотрел, после того как в Томске случилось), мне предлагают ролики Навального, мне предлагают какую-то оппозиционную муть, какие-то чудовищные конспирологические теории о том, что Петр Первый пришел, когда Санкт-Петербург был уже основан, показавшийся из-под потопа, и т.д. И этот контент Ютуб почему-то не блокирует, а приоритезирует. Нам надо наводить порядок.

О. Кашин:

- Я думал, Эдвард, когда вы заговорили о немце, который опровергал классическую версию, пока вы не сказали слово «коронавирус», я думал о холокосте. Полиция, вторгающаяся к вашему другу-немцу (видимо, из партии «Альтернатива для Германии»)…

Э. Чесноков:

- Я не знаю откуда. Там выламывали дверь просто…

О. Кашин:

- Это, конечно, плохо. Давайте вспомним ретроспективно. 2001 год. Один из федеральных телеканалов, который не вполне подчинен Кремлю, принадлежит олигарху Гусинскому. Грохнули этот телеканал, сделали государственным, по сути. Теперь не осталось больших телеканалов, которые не государственные.

Э. Чесноков:

- Ну как же? НТВ.

О. Кашин:

- Я про него и говорю. Мы понимаем, где начинается государство, и где оно кончается. Везде. Граница России нигде не заканчивается.

Я продолжаю свою мысль. Газеты – то же самое. Были большие независимые газеты. Перестали быть независимыми на каком-то этапе. Последними держались «Ведомости». Где теперь эти «Ведомости»? Там же, где и все остальное. Наконец, эти люди, которые всё это подчиняли себе, заметили интернет. И тоже достигли огромных успехов. Потому что мы помним независимых игроков. Независимый Яндекс, независимый Mail.ru, независимый ВКонтакте. Все это осталось в прошлом. Теперь все это буквально управляется из одного или двух…

Э. Чесноков:

- А еще когда-то нам с вами было по 25 лет. Это тоже осталось в прошлом.

О. Кашин:

- Так вот, теперь это все управляется из полутора кремлевских кабинетов. И остался такой прыщ на этой забетонированной поляне. Вот есть Дудь, который, как бы к нему ни относились, вряд ли принимает команды от Кириенко или Громова. Есть еще какие-то менее знаменитые деятели, вплоть до стримеров, играющих в Minecraft. И вот зудит у государства, что если вдруг завтра окажется, что последний независимый голос весомее… А так бывает. Посмотрите на Белоруссию, где Телеграм-канал «Нехта» на равных воюет с белорусским государством. Какие-то подростки, живущие в Польше. И, естественно, эти люди, эта железная пята хочет, чтобы и Дудя не было.

Эдвард, давайте скажем, чтобы не звучало, что наши Хинштейн и его друзья из Госдумы пытаются задушить каких-то гадких цензоров из Силиконовой долины или из Дублина. Нет, идет атака на Дудя и на других кумиров из Ютуба.

Э. Чесноков:

- Сейчас у вас абсолютный пафос движения «Сорок сороков», когда они говорят «идет атака на православную церковь». А у вас «идет атака на Дудя».

О. Кашин:

- Друзья, Соловьев и его друзья хотят у вас Дудя отобрать. Друзья, дорогие россияне, русские люди, не отдавайте им Ютуб! Они там сделают своего Псевдодудя, как они не раз пытались делать, и у вас появится еще один телеканал, но уже в окошечке вашего монитора компьютерного. Не сдавайтесь. Это последний оплот свободы слова.

Э. Чесноков:

- Так прямо и вижу, как русский глубинный народ выходит на улицы сел и весей с требованием оставить Дудя. Я бы согласился, наверное, с вашим пафосом. Вот вы «Ведомости» упомянули. А когда в условном 2012 году «Ведомости» абсолютно некритично перепечатывали пресс-релизы Навального, работая его бесплатной пресс-службой, это было хорошо? Вы НТВ упомянули. А когда в 99-м году на деньги одного олигарха один канал устами очень талантливого журналиста очень красиво мочил другую какую-то группировку, создавалось впечатление свобода слова, потому что одни льют помои на других, вот это было правильно и хорошо?

О. Кашин:

- Эдвард, это гораздо большая свобода, чем то, что есть сейчас. Можно цепляться к тому, что Доренко работал на Березовского. Но когда есть разные субъекты, на одного работает Доренко, на другого работает Сванидзе, на третьего работает Киселев. В итоге слушатель, зритель может правильно ориентироваться. Когда, Эдвард, из наших с вами бесед пропадают ключевые куски, это тоже признак вот того огосударствления всего, которое началось 20 лет назад.

Э. Чесноков:

- Знаете, из моей памяти пропадают ключевые куски, и я могу винить в этом только самого себя, потому что я старею.

О. Кашин:

- Вы, Эдвард, всегда будете моложе меня. Это такая данность, с которой нужно мириться.

Э. Чесноков:

- Когда мне будет 70, а вам 77, и мы будем вести этот эфир, я думаю, разница уже не будет…

О. Кашин:

- Надеюсь, мы будем вести президентские дебаты «Альтернатива для России» - Эдвард и монархическая партия «Олег».

Давайте еще раз скажем. Почему в последние годы какие-то регулярные такие дискуссии – хорошо ли убивать, хорошо ли ведет себя белорусская полиция? А вот свобода слова. Давайте обсудим. Хорошо ли иметь свободу или можно без свободы?

Э. Чесноков:

- Подождите. У свободы должны быть какие-то границы.

О. Кашин:

- Понимаю. Кто их задает, границы? Когда их задает Хинштейн, автор корпуса заказных статей, по которым спецслужбы сводили счеты друг с другом в 90-е годы и на рубеже нулевых… Почему Хинштейн за меня должен решать, что я на Ютубе смотрю? Я вашего Навального сам выключу.

Э. Чесноков:

- Выберите партию, назовем ее «Не Хинштейн», выберем Любовь Соболь в комитет по информации или Леню Волкова.

О. Кашин:

- Не позволят. Эта несчастная Соболь, действительно бессмысленная девушка из Фонда Навального, она пыталась выдвигаться в Мосгордуму. В итоге мэрия, администрация президента и МВД поставили всю Москву на уши, каждую субботу были побоища…

Э. Чесноков:

- Слушайте, все знают, что они просто тупо не смогли собрать подписи.

О. Кашин:

- Нет, это неправда. Их не пустили. Это было скандально, это было жестко. Ради того, чтобы несчастная Соболь не сидели в заднем ряду Мосгордумы, устроили реальный кризис в Москве…

Э. Чесноков:

- Слушайте, когда оппозиция хочет, а не имитирует бурную деятельность, она избирается. Вот Немцов Борис Ефимович избрался в Ярославскую областную думу.

О. Кашин:

- Понимаю. В итоге его убили бойцы МВД Чечни.

Э. Чесноков:

- Да, это ужасная трагедия, но мы говорим о том, что когда оппозиция хочет избраться, она избирается. Ройзман избрался, Урлашов тот же.

О. Кашин:

- В общем, действительно сложная жизнь.

Э. Чесноков:

- Обсудим борьбу красных и белых в одном отдельно взятом оренбургском селе.

О. Кашин:

- Действительно, красные против белых. Потому что в селе Красное Оренбургской области на улице Чапаева поставили памятник участнику Первой мировой войны Тимофею Сладкову, который в 19-м году убил Василия Чапаева.

Э. Чесноков:

- 101 год назад, кстати.

О. Кашин:

- Да. Естественно, коммунисты пришли в негодование, что в каком-то селе, в котором никто из нас никогда не бывал и вряд ли побывает, поставили один памятник русскому офицеру при тысяче памятников Ленину и тому же Чапаеву.

Э. Чесноков:

- При этом пишут, что памятник находится на подворье некоего храма, и его люди поставили за свои деньги, а не на деньги ОНФ, электората или муниципального образования.

О. Кашин:

- Да. Процитирую внучку Чапаева, которая заявляет: «У нас по России столько натыкано памятников этим белогвардейцев». Сколько памятников? Ноль, полтора. Может быть, вообще это первый памятник белогвардейцу.

Э. Чесноков:

- Памятник Краснову есть, кстати. Деникину, по-моему, памятник есть.

О. Кашин:

- Памятника Краснову нет. Это как памятник Власову. Краснов был повешен по приговору сталинского суда. Была плита с именем Краснова, Паннвица и Шкуро на территории храма на Соколе в Москве, и ее сломали вандалы уже лет 15 назад. Больше памятников Краснову не было. Есть памятник Колчаку в Иркутске, по-моему. Колчака у нас пытались, по крайней мере, реабилитировать, и это были суровые нулевые годы, когда еще внучка Чапаева не обладала таким весом.

Что такое красные? Есть буквально 1,5-2 русских имени, которые в советской пропаганде звучали, поскольку они были в диковинку. Стандартный красный – это латыш, китаец, венгр, австро-венгерского происхождения человек, палач, который приходит, убивает русских людей. Я даже сторонник такой теории, что Гражданской войной некорректно называть эти события. Потому что был захват России врагами, и были разрозненные группы антитеррористического сопротивления, которые пытались безуспешно…

Э. Чесноков:

- Подождите. У меня все-таки вопрос. А вам не кажется, что было бы уместно провести референдум, например, локальный? Почему? Потому что решение о демонтаже этого памятника Сладкову принял Совет депутатов села Красное.

О. Кашин:

- Причем еще раз подчеркнем, на территории храма, на деньги прихожан. Но даже ограда храма не оберегает памятник от вандалов. Вы предлагаете референдум? Тоже интересно. Давайте, Эдвард, проведем референдум, чтобы у вас дома тумбочка не стояла, давайте ее уберем. Вы, может быть, видите во мне какого-то брызжущего слюной антисоветчика. Нет, я пытаюсь подвести к другому.

Сам я много лет тоже считал, что национальное примирение – это не когда улица Колчака, бывшая Фрунзе, а наоборот, улица Фрунзе, угол Колчака. Чтобы и красные, и белые были при деле. С годами, может быть, повзрослев, может быть, что-то прочитав, стал непримиримее, и да, считаю, что надо именно избавляться от улицы Фрунзе просто под корень. Но при этом ваш аргумент про референдум абсолютно верный. Я знаю, прекрасно понимаю, что еще долго, еще несколько поколений вперед, может быть, век, всегда будет жива эта внучка Чапаева воображаемая, которая будет говорить: «Ну как же, они ведь за счастье народное, ведь это наша история, давайте не трогать». И я понимаю, что мы обречены жить с этими памятниками Ленину, с улицами Чапаева, Кирова, Дзержинского и т.д. Это тот крест, то проклятье, которое России никогда не преодолеть. Ну, хотя бы на территории храма можно что-нибудь поставить.

Э. Чесноков:

- Дорогой Олег Владимирович, помилуйте, но когда другой Совет депутатов, в Тарусе, постановил (тоже, кстати, без всякого референдума) переименовать улицу Урицкого в Богородскую улицу, то это как-то не вызвало вашего осуждения. Притом что такое же муниципальное образование, там тоже депутаты, но без референдума. Может быть, нам все-таки сосредоточиться на чем-то другом? Потому что никаким другим СМИ, кроме Bloomberg, это, видимо, неинтересно, и никаким публицистам это неинтересно. Дал интервью помощник руководителя Центробанка РФ, который сказал, что у нас падение то ли 3, то ли 5% экономики за 9 месяцев, а это колоссальная цифра. Чего с памятниками-то воевать – каким угодно, хоть красным, хоть белым?

О. Кашин:

- Не вижу связи на самом деле. Или вижу. И давайте на языке «деды воевали», на советском языке (он понятен, я думаю, всем) объясню. Враг стоит у ворот Москвы, советская пропаганда срочно заменяет Маркса, Энгельса, Ленина на Александра Невского, Кутузова и Минина с Пожарским. Тогда такие люди не возникали, потому что иначе бы к ним пришло НКВД, но все же представим гипотетически. Кто-то говорит: «Друзья, ведь немец у ворот, зачем вы придумываете орден Кутузова, зачем вы наносите на строящуюся станцию метро барельефы Минина и Пожарского? Не надо, это ерунда, давайте оставим все как есть». Почему, Эдвард, после блокады первым решением Ленсовета было возвращение Невскому проспекту его имени? Потому что это важно. Потому что сознание во многом определяет бытие. И если ты живешь с клеймом «я – потомок Дзержинского, я старый чекист», ты и будешь старым чекистом, а не русским офицером, который полон благородства и любви к родине. Ты будешь врагом, временщиком, оккупантом. Так это работает, давит это на подсознание, естественно. Поэтому падение экономики – да, но, может быть, с Богородской улицей экономика будет меньше падать, потому что в ту же Тарусу турист хлынет, например. Понятно, что чуть-чуть сложнее, но тем не менее.

Да, естественно, избавляясь от этого ада, вы начинаете избавляться от ада во всем остальном. Всё – сообщающиеся сосуды в жизни человека, не бывает отдельных проблем, которые в вакууме существуют.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Но это же еще сильнее озлобляет этих красных товарищей. По сути, на ровном месте создан прецедент. Потому что еще живы люди, которые в Советском Союзе родились. Может быть, подождать одно-два поколения? Все это забудется, так же как события войны 1812 года нас уже не беспокоят.

О. Кашин:

- Эдвард, так можно было говорить в 91-м году. А когда выросло уже (на том же, между прочим, Ютубе во многом) поколение нынешних 20-летних сталинистов, потом вырастет еще одно, потом еще одно… Еще раз повторю свою мысль. Я уже прекрасно понимаю, что это будет всегда. Всегда будут люди, которые будут говорить: да, это наша история.

Э. Чесноков:

- Значит, нужна какая-то разумная цензура в Ютубе.

О. Кашин:

- Вычищать большевиков?

Э. Чесноков:

- В том числе. Не обязательно большевиков, а любого рода экстремизм.

О. Кашин:

- Соблазнительно, конечно, Эдвард. Но когда я вспоминаю о том, что вычищать их будет тот же депутат Хинштейн или Соловьев, я тоже грустно вздыхаю и понимаю…

Э. Чесноков:

- Может быть, их Дмитрий Энтео будет вычищать или Леся Рябцева.

О. Кашин:

- Дмитрий Энтео – это оппозиционер, антипутинец, соратник Марии Алехиной из Pussy Riot. Я еще раз хочу повторить, что смирился, что это навсегда. Что и внучка Чапаева навсегда, и Хинштейн навсегда, и вообще всё навсегда.

Э. Чесноков:

- А что плохого в Хинштейне? Благодаря этому человеку мы узнали, сколько платят депутаты и простые смертные за столовую в Государственной Думе. Кстати, не так мало, как мы думали. За одно это я готов Хинштейну поставить памятник.

О. Кашин:

- А еще за мемуары начальника КГБ Серова, который их не писал, но которые осенены…

Э. Чесноков:

- Городская легенда.

О. Кашин:

- Городская, конечно же, но он их реально не писал, и они вышли под именем Серова, к их изданию был причастен Хинштейн. Такой прям большой фальсификатор истории. В общем, не знаю, долой Хинштейна, долой цензуру?

Э. Чесноков:

- Подождите. При чем тут Хинштейн? В XIX веке был выдающийся фальсификатор Сулакадзев, которому чуть ли не создание «Слова о полку Игореве» приписывали, у нас другие люди, депутаты даже. Я здесь не вижу какой-то системной проблемы. Я вижу системную проблему в другом.

О. Кашин:

- В экономике.

Э. Чесноков:

- Да. В непонятной, например, ставке Центрального банка – 4,25. Потому что ставка маленькая, а кредиты все равно дорогие, в экономике денег нет. Живых денег нет.

О. Кашин:

- Наверное, денег нет. И, наверное, приближается избирательный цикл. Поэтому, кстати говоря, сегодня была волна новостей про то, что в Госдуме признали ошибкой пенсионную реформу. Ты видишь эти заголовки и понимаешь: о, готовятся уже к каким-то популистским мерам накануне следующего избирательного цикла.

Э. Чесноков:

- В смысле, недостаточно сильно подняли пенсионный возраст, и в этом ошибка?

О. Кашин:

- Видимо, да. Поэтому говорить о том, что политика отдельно, духовность отдельно и экономика отдельно – нет, чем меньше денег, тем больше будет вот таких споров на любые темы. И это тоже тот вечный замкнутый круг, в котором мы всегда будем находиться. И я в третий раз повторю свою мысль. Давайте смиримся, наконец, что это навсегда, и уже следующее поколение ведущих радио «Комсомольская правда» будет так же обсуждать снос уже памятника внучке Чапаева какими-то белогвардейцами. В общем, замкнутый круг.

Э. Чесноков:

- Вы сказали, что замкнутый круг. Новость, пришедшая час назад. Пьяный российский турист избил жену и устроил дебош на борту самолета Санкт-Петербург – Анталья. И даже коронавирус не помеха, и даже комендантский час и закрытие ресторанов, которое в Турции происходит, не помеха. Ну, переборщил с алкоголем. Но почему, например, в 18-м году, когда у нас был чемпионат, и все флаги были в гости к нам, не было каких-то новостей о том, что, допустим, два пьяных британских торговца спортивным питанием устроили дебош на борту?

О. Кашин:

- Это я вам расскажу. Потому что как раз в 18-м году все сайты региональных ГУВД буквально цензурировались, плохих новостей там не было. Может быть, были драки, но мы о них не узнали.

И мы продолжаем о борьбе красных и белых в другом немного ключе, а именно в городе Волгограде, хотя для этих людей, думаю, это Сталинград, центральный районный суд арестовал троих местных жителей, которые, знаете что, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Что?

О. Кашин:

- Отрицают распад СССР и не признают Российскую Федерацию. Те самые «Граждане СССР» - самая загадочная и, по-моему, самая массовая сегодня новая не религиозная секта, скажем так. Недавно был анекдот, когда одному такому гражданину работодатель заплатил зарплату советскими рублями, есть и такие случаи, говорят.

Э. Чесноков:

- Знаете, при этом ячейкой этой экстремистской руководил местный житель, который себя называл временно исполняющий обязанностей главы всех без исключения должностей и ранее существовавших объектов и субъектов советского права. Понимаете, с этим – к доктору! Да, надо разобраться, человек не сделал ничего плохого, надо его выпустить. Я не хочу заниматься унижением жертвы. Но если человек так себя сегодня позиционирует, может, завтра он откопает дедушкин штык, насадит его на винтовку, а на штык насадит какого-нибудь буржуя. Нам такого не надо.

О. Кашин:

- Нам и памятник Чапаеву не надо, а памятник его убийце я бы оставил. Но мы понимаем, что такие люди есть. И, может, так и зарождается вот то, что в Америке было расколом Севера и Юга, вот есть конфедераты ездят на мотоциклах, а вот есть, наоборот, кто не любит конфедератов. Может, в идеале регион красных, регион белых? Вот в Костромской области у нас будет хруст французской булки…

Э. Чесноков:

- Так был уже «красный пояс» в 90-е, как-то возвращаться не хочется.

О. Кашин:

- И куда все делось?

Не знаю. Люди эти остались. Более того, с учетом современных технологий они эволюционировали. Я сам регулярно получаю рассылку от какого-то председателя президиума верховного совета СССР, который регулярно подписывает какие-то указы, награждает орденами Ленина каких-то передовиков производства. Я не знаю, что это, но это есть и это рядом с нами.

Э. Чесноков:

- Вот вы говорите, что надо снести памятник Чапаеву, Ленину и так далее. И какая нехорошая террористическая организация. Но в таком случае вы должны выступать за пресечение деятельности адептов этой террористической организации, поддерживать тем самым власти Волгограда, разве нет?

О. Кашин:

- А я разве критикую власти Волгограда? Я люблю власти Волгограда. Нет, я же говорил, что пора смириться с тем, что вот той России, которая была бы воплощением прекрасной России то ли прошлого, то ли будущего с картин Прокудина-Горского, у меня уже не будет никогда. И что остается делать? Только опустить руки и вздохнуть. И, как мы говорили раньше, учить санскрит. Да, пускай эти люди…

Э. Чесноков:

- Смотреть в будущее и читать новости. Сто тысяч просмотров набрала буквально за пару часов новость, что в России перестанут выдавать свидетельства о разводе. Пояснение «в бумажном виде». А так-то выдавать продолжат.

О. Кашин:

- Знаете, в айфоне есть кошелек. В виде такого вот купончика с QR-кодом. Может, это и нормально. Откровенно говоря, у меня есть бумажное свидетельство о разводе. Я сейчас женат вторым браком. И я помню, как мы разводились с первой женой, приходили в ЗАГС, там уже стоял автомат типа терминала, куда суешь деньги – государственную пошлину.

Э. Чесноков:

- И он берет 30%.

О. Кашин:

- Да! И сдачи, знаете, не дает. Поэтому если такое будеит виртуально, как на Ближнем Востоке в этих государствах, где женщины ходят закутанные непонятно во что, там можно…

Э. Чесноков:

- Там по смс можно развестись. Но мне кажется, это какая-то чушь, городская легенда.

О. Кашин:

- Почему?

Э. Чесноков:

- Ну, не бывает так.

О. Кашин:

- Есть же…

Э. Чесноков:

- Из серии: были новости о том, что в Китае стали бесплатно выдавать бензин, потом оказалось, что это «Панорама».

О. Кашин:

- Тот же пророк, на которого нельзя рисовать карикатуры, объяснял, что чтобы развестись, надо трижды сообщить жене: уходи, уходи, уходи. И какая разница, как ты сообщаешь? Здесь я проблемы не вижу. А «Панорама», как мы не раз наблюдали, это агентство шуточных новостей, если кто не знает. Она не раз признавала свое поражение в битве с реальностью.

Э. Чесноков:

- Понимаете, очень многие семьи дали трещину в ходе самоизоляции коронавирусной, потому что люди живут друг с другом, вдруг видят мужа без косметики, да? И у меня вопрос-предложение: может, внести мораторий на разводы? Ну, вот у нас это коронабесие полгода продолжается, давайте внесем мораторий на разводы на полгода.

О. Кашин:

- Может, у меня неправильная цепочка ассоциаций, но вы сказали «мораторий на разводы». И я вспомнил тех людей, их много, часто они влиятельные, которые требуют не моратория, а тотального запрета на аборты. И вот интересный компромисс. Между прочим, главный репродуктолог Минздрава Олег Аполихин сообщил, что у него есть такая идея, чтобы вывезти аборты из системы здравоохранения, нет, не запрещать, просто передать их, знаете кому?

Э. Чесноков:

- Кому?

О. Кашин:

- Федеральной службе исполнения наказаний! Чтобы в системе УФСИН были созданы так называемые абортарии, где все бы это проводилось. В общем, такая идея.

Я думаю, что Министерство здравоохранения во главе с товарищем Мурашко должно разобраться, есть ли у него в ведомстве такой человек, потому что это похоже на «Панораму», несмотря на то, что этого Аполихина цитируют все СМИ с утра до вечера.

Э. Чесноков:

- Я вчера писал статью. RT выпустила новый фильм, он называется «Уганда-мама». Фильм о том, что у женщины, ей 39 лет, она угандийка, у нее 44 ребенка. Ее в 13 лет отдали замуж, в деревне продали за полдюжины кур родители богатому куркулю.

О. Кашин:

- В африканской?

Э. Чесноков:

- В Уганде, да. И вот она с тех пор каждый год рожала детей. Иногда двое, один раз четверо. И у нее 44 ребенка.

О. Кашин:

- И они все не умерли?

Э. Чесноков:

- Ну, спасибо африканской медицине, сейчас уже дети там почти все выживают. И я к чему? Это не только история одной женщины. В 2014 году в Уганде, а моя любимая Руанда совсем рядом, было 34 миллиона, сейчас 43 миллиона, понимаете? Видите прирост? Средний возраст 15 лет. Продолжительность жизни, правда, 59.

О. Кашин:

- Надо учиться у Уганды, вы это имеете в виду?

Э. Чесноков:

- Я говорю, что надо учиться у Уганды. И при всей моей нежной любви к Африке, надо задаваться простым вопросом: а кому достанется мир? Да, наверное, женщина пусть сама распоряжается своим телом, феминизм – наше второе счастье, как завещал нам товарищ Энгельс. Но все-таки! Аборты, да. А кто заселит эти пространства России уже через поколение?

О. Кашин:

- Как был такой перестроечный лозунг, что догоним и перегоним Америку. В перестройку шутили: догоним и перегоним Африку. И мы опять к этому приходим.

Вернусь к этой адской идее абортариев во ФСИНе. Вот вы говорите, кому достанется мир. А кому он сейчас принадлежит? А сейчас он принадлежит во многом, ну, наш русский мир, людям в погонах. И сегодня хорошая новость из Ярославля! Суд оправдал врио начальника колонии №1 Дмитрия Николаева и его заместителя по делу о пытках заключенного Евгения Макарова.

Э. Чесноков:

- Там же на видео попали пытки.

О. Кашин:

- Да. И только поэтому дошли до суда, потому что обычно хватает слова вот такого упыря в погонах фсиновских, когда он говорит, что нет, он никого не пытал. А тут было видео, не отвертеться. Дошло до суда. И оправдали! В связи с отсутствием события преступления. Суд пришел к выводу, что причастность указанных лиц не подтверждается. То есть, когда начальник колонии подписывает журнал пожарной безопасности, техники безопасности, он отвечает. Но когда в его ведомстве пытают человека, то нет, он не имеет к нему отношения! Но да, он всего лишь начальник колонии, конечно, это позорное оправдательное решение суда. Конечно, слов нет!

Э. Чесноков:

- При этом, насколько я понимаю, обвинение для передачи в суд готовила прокуратура. По-другому у нас не бывает. И прокуратура в установленном законом порядке имеет обжаловать решение суда, если оно с ним не согласно. Давайте подождем, может, они опротестуют.

О. Кашин:

- Эдвард, это если мы с вами верим в честный состязательный процесс в российском суде. А вот верим ли? Потому что тот неестественный процент приговоров, тех, что просило обвинение, указывает на какой-то системный дефект российских судов. И сейчас, когда мы видим это решение суда, я думаю, никому не приходит в голову говорить, слава богу, разобрались. Оказался не виноват. Нет, понятно, что это решение, вынесенное…

Э. Чесноков:

- Не угодишь нашей демократической общественности! Оправдательный приговор – плохо, обвинительный – плохо! Что же такое!

О. Кашин:

- Почему оправдывают тех, кто ответственен за пытки? И приговаривают тех, кто на пикет трижды вышел.

Э. Чесноков:

- Давайте подождем. Может, прокуратура еще опротестует?

О. Кашин:

- Вот чем мы больше об этом говорим, тем больше шансов на то, что прокуратура услышит.

Э. Чесноков:

- Раз уж мы заговорили о силовиках, накрыли банду бывших сотрудников полиции в Ялте. Они фиктивно оформляли гражданство, прописывали людей в хостелах. Понятно, каких людей, откуда.

О. Кашин:

- Хостелы, апарт-отели. О чем речь? Сегодня замминистра строительства и ЖКХ России Никита Стасишин в Совете Федерации сообщил, что Минстрой планирует утвердить законодательно жилой статус уже построенных апартаментов. И потом их строительство новым законом запретят. Похоже на гаражную амнистию, когда признали наличие неучтенных гаражей, которых много по всей России, но закрыли тему.

Тут тоже. Я рассказывал уже, когда регулярно возникает…

Э. Чесноков:

- Очень маленькая проблема, что апартаменты, например, взять и купить – это доступно лишь очень ограниченному числу россиян. И должны ли нас беспокоить проблемы каких-то объевшихся ананасами в шампанском буржуинов?

О. Кашин:

- Эдвард, если нас будут слушать буржуины, то повысится рекламоемкость радио «Комсомольская правда». И будет реклама черной икры в эфире, всего на свете.

Но я тут коснусь с другой стороны. Не раз наблюдал, когда в каком-нибудь заповедном и туристически привлекательном месте строят гостиницу, потом уточняют – апарт-отель, потом еще рас уточняют – апартаменты. И там, где строить жилье нельзя, его строят.

Э. Чесноков:

- Это вы про Сочи, когда под видом скворечника, там воздвигают 14-этажные казармы.

О. Кашин:

- Сочи, Крым, Калининградская область, где я наблюдал пионерлагерь 20 лет назад.

Э. Чесноков:

- Понятно, что малейшее землетрясение и эти построенные из компоста и палок сооружения просто…

О. Кашин:

- Почему землетрясение? Вы помните недавний пожар в Краснодаре?

Э. Чесноков:

- Имею в виду крымское землетрясение. Оно происходит примерно раз в сто лет. И последнее было в 20-е годы двадцатого века и описаны у Ильфа и Петрова.

О. Кашин:

- Последнее было в марте 2014 года, и оно было геополитическим.

Переходим к другим новостям дня. Мы еще хотели обсудить что?

Э. Чесноков:

- Какой-то безумный случай, когда женщина проявила гражданскую сознательность, донесла на своего мужа-полицейского, что якобы он берет взятки. И чтобы вы думали? Невероятное совпадение! Оказалось, что Юрий Никулин, действительно, подвозил Эдиту Пьеху, а не соврал жене. А полицейский, действительно, не брал взяток, а машина, которая вызвала подозрение у него жены, была не его!

О. Кашин:

- Да. Я имел в виду другую историю. Резко меняю тему, а именно акт о демократии и правах человека и суверенитете Белоруссии. Кто его принял, Эдвард? Наверное, белорусский парламент?

Э. Чесноков:

- Я не знаю. Может, Ангела Хорстовна Меркель, устав принимать мигрантов, решила бороться с причинами миграции на их территории, нет?

О. Кашин:

- Эдвард, когда у нас с вами будут дебаты, вы будете немецким депутатом от партии «Альтернатива для Германии».

Э. Чесноков:

- Там есть депутаты из числа русдойче – русских немцев. Там есть один.

О. Кашин:

- Главное – не зиговать.

Акт предусматривает введение санкций против белорусских и российских чиновников, ответственных за репрессии против белорусского народа. Все понятно. И я даже согласен, надо уничтожать белорусских карателей, но, погодите, какие российские чиновники ответственны за насилие в Белоруссии? О ком идет речь?

Э. Чесноков:

- Не знаю. У меня нет никакого предположения. Мне кажется, что они просто перепутали и искренне считают, что Белоруссия – это часть России. И все вопросы к Кремлю.

И да, учитывая, какие смешные ошибки допускают американские так называемые русологи и советологи!

О. Кашин:

- Ой, вы читали? Макфола, да?

Э. Чесноков:

- И он написал докладную записку, что в 19-м году пророссийский кандидат Петро Порошенко – это цитата из докладной записки, проиграл Зеленскому! При этом нам-то рассказывали, что все наоборот, что Зеленский – пророссийский, а Порошенко – партия войны. Примерно такого уровня в Америке люди делают российскую политику и восточноевропейскую.

О. Кашин:

- Да и американскую, судя по всему.

Э. Чесноков:

- После смерти Бжезинского и поговорить не с кем.

О. Кашин:

- Да. Хотя Трамп – наше все, в общем.

Э. Чесноков:

- И при этом республиканская партия США, в которой состоит Трамп, выступает за запрет абортов, понимаете?

О. Кашин:

- Ну, бывает.

Еще раз. Владимир Путин так и не поздравил Байдена пока с избранием?

Э. Чесноков:

- Помилуйте, Олег Владимирович! Ну, Песков уже все объяснил! Что когда мы имеем дело с тем, что «предполагаемый гипотетический победитель на основе моделей», ничего, кроме моделей до сих пор нет. Например, в Мичигане, там ведь, а нам наши оппозиционеры все время говорят, что там в наблюдательные комиссии входят обе партии! Одна партия бы никогда не позволила другой украсть выборы! Знаете, в Мичигане республиканцы в наблюдательной комиссии сказали, что уж очень много испорченных… А у них есть специальная компьютерная программа, которая при сканировании испорченные бюллетени трактует и принимает решение, а как бы все-таки мог человек, который испортил бюллетень, проголосовать? Это не шутка. И создательница этой программы, она демократка, естественно.

И вот в Мичигане республиканцы-наблюдатели сказать «нет, мы не согласны, давайте пересчитывать эти странные бюллетени». И что бы вы думали? В лице до зудов вооруженных «черных пантер» прискакала к их домам, кто-то слил личные данные этих республиканцев их комиссии с их адресами и явками. И как-то вот после этого республиканцы сказали, знаете, мы забираем заявления.

Я понимаю, что в каких-то чудовищных дутых делах, особенно на межнационалочке, заявители вдруг пугаются. И говорят, нет, мы с ним помирились. И забирают заявления. У нас, да, мы над этим смеемся и хохочем, но в США то же самое.

О. Кашин:

- Эдвард, драма в том, что в США все не слава богу. И это дает повод пропаганде и российской, и белорусской говорить: и у нас примерно так же, может, даже получше.

Последние белорусские новости довольно жуткие на мой вкус. Журналистка Екатерина Борисевич издания TUT.BY, она делала расследование об убитом тихарями лукашенковскими Романе Бондаренко, его завтра будут хоронить. Она вышла в магазин и домой не вернулась, потому что ее схватили те же самые люди в штатском, увезли на бусике так называемом. И дальше можно не удивляться, если ее объявят террористкой или изобьют и обидят.

Э. Чесноков:

- Или депортируют на Украину.

О. Кашин:

- Она белорусская гражданка, но, действительно, когда их это останавливало? Действительно, больше трех месяцев идет в Белоруссии вот эта реальная гражданская война. Сто дней.

На этом мы прощаемся до понедельника, наверное!

Э. Чесноков:

- И мы должны верить, что темнее всего перед рассветом. И над Восточной Европой взойдет, наконец, солнце!

О. Кашин:

- Дай бог!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Все новости Радио «Комсомольская правда» читайте на нашем новом сайте.

Помните те времена, когда ты получил образование в институте или в техникуме и на этом багаже едешь до самой пенсии. Сейчас так уже не работает. Чтобы быть востребованным на рынке труда, надо все время учиться. Свои компетенции нужно развивать регулярно. Но как это сделать?