Олег Кашин: Шнуров должен оштрафовать сам себя за вопрос Путину

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают прошедшую пресс-конференцию Владимира Путина, московскую полицию, вспоминают мэра Харькова Геннадия Кернеса

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин, в московской студии – Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте. Вы меня слышите хорошо?

Э. Чесноков:

- Слышу вас хорошо, Олег Владимирович. И, конечно же, знаю, о чем мы будем говорить. Об итогах года и о пресс-конференции Владимира Путина.

О. Кашин:

- А я-то думал, о русском фашизме. Но о Владимире Путине тоже, конечно, можно. И в принципе, по-моему, у нас у обоих ожидания сбылись. Владимир Путин по отравлению Навального, как все заметили, полностью воспроизвел вашу методичку из позавчерашнего нашего эфира.

Э. Чесноков:

- Знаете, все изобретения (например, телефон), они как-то приходят людям в голову одновременно, в том числе на разных континентах. И поэтому я далек от мысли утверждать, что управляю вселенной, не привлекая внимания санитаров. По крайней мере, вы на меня внимание обратили как главный санитар.

О. Кашин:

- Эдвард, по-моему, ничего неприличного нет в том, что Путин, Песков и другие их друзья к нам с вами прислушиваются. В общем, да, по отравлению Навального, как и я говорил, Пескову стоило волноваться, что Путин скажет что-то не то. Потом Песков уточнял в беседе с корреспондентом «Дождя» Антоном Желновым уже после пресс-конференции. Песков сказал, что да, Путин признал, что за Навальным шла слежка все эти годы, но он никогда этого не опровергал. В общем, действительно, здесь особого разговора нет, мы и так всё обсудили на эту тему в последние дни. И здесь, я думаю, и я, и вы остались при своих. Да, действительно, эти люди – ФСБшники из расследования нашумевшего, а что из этого должно следовать, каждый решает сам, в зависимости от своего отношения, видимо, и к Навальному, и к российской реальности, и т.д.

В остальном, Эдвард, давайте других тем коснемся. Меня занимает судьба Сергея Шнурова, который за год проделал впечатляющий путь от главного такого не просто панка в российском шоу-бизнесе, но и главного…

Э. Чесноков:

- Главного enfant terrible.

О. Кашин:

- Даже не так. Все-таки enfant terrible и в русском рэпе достаточно. Нет, Шнуров был главная звезда шоу-бизнеса, человек, умевший собирать стадионы и вести за собой людей.

Э. Чесноков:

- Да. Причем все думали, что он какой-то безработный алкоголик, а человек миллионеров (если не миллиардером рублевым) уже является, по-моему.

О. Кашин:

- О том, что безработный алкоголик, по-моему, все думали лет 20 назад, когда группа «Ленинград» еще выпускала альбом «Дачники».

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, когда группа «Ленинград» еще выпускала альбомы.

О. Кашин:

- Да. И когда она не называлась «группировка». К концу года он превратился в какого-то совсем мурзилку. Знаете, как шутят на канале RTVI, уже были прецеденты штрафов за не острые вопросы во время интервью, и, наверное, сегодня Шнуров должен оштрафовать сам себя. Вы помните, когда Дудь его спросил в свое время: «Что вы скажете Путину, когда окажетесь перед ним?» - Шнуров ответил: «Я скажу ему «хватит». В итоге это «хватит» сегодня превратилось… Ну, вы понимаете, мир так устроен.

И второй момент, более политический, более политологический, что ли. Несколько лет назад на встрече с СПЧ Путин, как признал Дмитрий Песков, оговорился и сказал, что журналист Иван Сафронов осужден за ту деятельность, которой он занимался, уже работая в Роскосмосе. Песков тогда его поправил, Путин действительно ошибся. Но сегодня Путин эту ошибку повторил. И есть ощущение, что тогда, когда Путин ошибся тот раз, не было повода, не было случая, чтобы или Песков, или кто-то еще Путину об этом сообщил. Путина не исправили. Может быть, он действительно ограничен в контактах с окружающими его людьми? И здесь повод задуматься о том, как у них там все устроено.

Э. Чесноков:

- Возможны оговорки у любого человека, это нормально.

О. Кашин:

- Когда одна и та же оговорка повторяется на протяжении недели, то это вызывает вопрос, почему его не исправят. И вам, Эдвард, наверное, бальзам на душу, потому что исландский журналист…

Э. Чесноков:

- Исламский?

О. Кашин:

- Исландский. С того райского северного острова. Он оказался буквально клиентелой нашего любимого повара, автором РИА ФАН знаменитого, то есть не чужим России человеком.

Э. Чесноков:

- Да, так все свои, это же прекрасно. Как в фильме «Духless-2». У честного следователя спрашивают: «Почему ты за границу-то не едешь?» - «А я жду, когда Россия везде будет».

О. Кашин:

- Ну, примерно так и есть. И Путин на этот вопрос тоже, по сути, ответил. Потому что действительно закрытые границы, парализованный туризм слишком многим действуют на нервы. И он призвал людей ездить по России.

Э. Чесноков:

- В Великий Устюг, к Дедушке Морозу.

О. Кашин:

- Давайте, Эдвард, скажем прямо, тогда уж Череповец, потому что область все равно Вологодская.

Э. Чесноков:

- А там ведь, между прочим, музей металлургии построен. Вот говорят, что олигархи ничего не делают. Делают. Музеи металлургии строят, чтобы еще больше молодых людей, увидев, как прекрасно в музее, на завод шли.

О. Кашин:

- Да. Я перебираю в голове, что там еще было. Чеченская девушка спросила про Кадырова. Как пошутил Никита Могутин из «Базы», очевидно, что Кадыров не может попасть к Путину на прием, поэтому приходится девушку посылать.

Давайте вернемся к Навальному. Эдвард, вы из того, что Путин сказал про Навального, опять не называя его по имени, сделали вывод, что Навальный – агент ЦРУ, американский шпион, или нет?

Э. Чесноков:

- Да не знаю. Я думаю, что это какой-то современный Керенский, который мастер такой яркой, эффектной, хлесткой фразы, хороший оратор, но очень плохой организатор.

О. Кашин:

- Это мы все как политологи можем оценить. Но его правовой статус? Он может быть американским шпионом? Путин на это намекал или нет?

Э. Чесноков:

- Тут очень тонкий момент. Чтобы быть чьим-то агентом, не обязательно подписывать кровью расписку в получении 30 сребреников, можно просто работать в чьей-то повестке, не зная этого.

О. Кашин:

- Что я имею в виду? Человек несет какую-то опасность для российского государства или нет? Вопрос вам.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Я думаю, что он несет опасность для оппозиции, в силу того, что разрушает ее, ссорит ее между собой.

О. Кашин:

- Нет, это тоже политология, а я имею в виду государственную двусмысленность в отношении к Навальному. Если он враг, если за ним по пятам следуют агенты ФСБ, то даже в изложении Путина так получилось, что агенты ФСБ провалили всё.

Э. Чесноков:

- Так это и есть истинная мудрость и доброта, когда к человеку, который тебя не любит, ты приставляешь вот этих оперов, охранников, которые защищают, как бы чего не вышло. Это настоящая христианская добродетель, у которой внезапно нашлось подтверждение.

О. Кашин:

- Эдвард, в точке А, действительно, Навальный, как вы говорите, какой-то деятель российской оппозиции…

Э. Чесноков:

- Тут ключевой слово «какой-то».

О. Кашин:

- А в точке В он сейчас он действительно бесспорная фигура международного масштаба, которая влияет на отношения России с разными странами.

Э. Чесноков:

- Ну, Грета Тунберг тоже была фигурой международного масштаба ровно год назад. Где сейчас Грета на своей яхте?

О. Кашин:

- Она завтра найдется, уверен. С этой двусмысленностью вы же доиграетесь, что Алексей Навальный станет президентом России.

Э. Чесноков:

- Ну, как вам сказать? Я уверен, что Грета Тунберг тоже станет Генсеком ООН когда-нибудь, а мы с вами управляем вселенной, не выходя из нашего радиоэфира. Артемий Лебедев однажды высказался насчет потенциального президентства Навального, но поскольку там все непечатно и по-шнуровски, то я не буду цитировать это.

О. Кашин:

- Я не понимаю. Действительно, Путин продолжает делать вид, что речь идет о блогере безымянном, которого он через секунду после просьбы выпустил…

Э. Чесноков:

- Да, так и есть. Потому что Путин добрый человек. Да, в течение 3 часов после поступления запроса…

О. Кашин:

- Путин добрый человек, но как этот добрый человек выглядит? Когда он говорит: «Хотели бы – убили», что это значит? Он признаёт, что государство может убить, если захочет. У государства нет такого права, нет таких полномочий.

Э. Чесноков:

- Подождите. В Британии официально разрешили агентам МИ 6 убивать на задании. Причем за рубежом это было давно разрешено, за пределами короны, а сейчас и внутри Британии официально разрешили.

О. Кашин:

- Скажите, кто есть Навальный? Убивать блогеров никто не имеет права. Навальный – террорист? Возбуждайте дело по терроризму. Навальный – шпион? Возбуждайте дело по шпионажу.

Э. Чесноков:

- Именно поэтому его и не трогают. И даже 5 уголовных дел не конвертируются в сроки мотательные.

О. Кашин:

- Мы просто говорим о поведении Владимира Путина. Когда Навальный сегодня пишет, что Владимир Путин – да, по-своему, да, в своем стиле, но взял на себя ответственность за отравление, так и есть, Путин взял на себя эту ответственность.

Э. Чесноков:

- Нет, он взял на себя ответственность, что не усмотрели, и те люди, которых я называю украинской ДРГ, дотянулись-таки, причем там, где опекуны не могли его прикрыть (в чистой зоне аэропорта все началось).

О. Кашин:

- Эта ДРГ…

Э. Чесноков:

- Ну, гипотетически.

Э. Чесноков:

- …рыщет по России, травит Навального.

Э. Чесноков:

- И не только. Выкрадывает командиров ДНР. Некоторых, правда, успевают на границе задержать.

О. Кашин:

- Мы с вами уже говорили, что если в Белгороде они выкрадывают кого-то, это не значит, что в Томске они травят Навального. Хорошо, есть ДРГ. Где розыск, где ориентировки, где аресты, где вообще что-нибудь, где какая-нибудь активность российского государства?

Э. Чесноков:

- Подождите. Про террориста Хангошвили (я видел фотографию из архивного дела, где он рядом с Масхадовым стоит) тоже никто ничего не знал, но это же не делает его не террористом, это не отменяет фотографию, где он рядом с Масхадовым стоит.

О. Кашин:

- Эдвард, с Масхадовым стоял даже Борис Николаевич Ельцин, извините.

Э. Чесноков:

- Слушайте, многие считают его автором (или соавтором) геноцида русского народа.

О. Кашин:

- Эдвард, какие еще есть идее по поводу Владимира Путина?

Э. Чесноков:

- Путину по-настоящему нужно мужество, чтобы признать определенные проблемы. Он называет цифры. Реально человек абсолютно в информации, в макроэкономической статистике лучше, чем мы с вами и весь отдел экономики «КП» вместе взятый. И он не боится сказать: да, есть определенное падение ВВП, есть по безработице цифры. Он не боится сказать. Это значит, что он об этом знает. Это значит, что он и правительство действительно работают над преодолением. Вот это мне понравилось.

О. Кашин:

- А преодоление чего? Допустим, эти 5 тысяч для семей с детьми. На самом деле это даже нормально. Или ненормально?

Э. Чесноков:

- Это хорошо, конечно, особенно для регионов, для глубинной России.

О. Кашин:

- Общее ощущение. Гораздо интереснее, наверное, наблюдать…

Э. Чесноков:

- То есть, по сути, Путин-20. Он фору показывает.

О. Кашин:

- Ну, не сказал бы. По-моему, тот же Путин, которого мы видели и год назад, и пять лет назад.

Э. Чесноков:

- Но интереснее, вы сами только что сказали.

О. Кашин:

- Почему?

Э. Чесноков:

- Вы только что сказали, что ощущения, впечатления хорошие, интересные.

О. Кашин:

- Ощущения эти, конечно, хорошие, интересные. Потому что, во-первых, ковидный год, и интересно, как они там рассаживают тех журналистов, которые были в помещении, где Путин, выдерживали две недели в гостинице то ли «Украина», то ли «Арбат». И общее соотношение, сколько вопросов про что, про семью. Путин наконец-то признал как бы, что Кирилл Шамалов – его бывший зять. Не бог весть какая сенсация, но Путин признал, по крайней мере. Вот он говорит, что внукам читает сказки Маршака. Жалко, что нет этого видео, где Путин читает сказки, я думаю, это был бы такой вирусный контент для социальных сетей. В общем, главное, наверное, телевизионное шоу Российской Федерации, потому что, конечно, Путин – главный телеведущий, главный создатель телевизионного продукта. Я помню первую пресс-конференцию, первую «прямую линию».

Э. Чесноков:

- Она, по-моему, в «Комсомолке» была.

О. Кашин:

- Нет, «прямая линия» была в Кремле, и пресс-конференция была в снесенном ныне 14-м корпусе.

Э. Чесноков:

- И в «Комсомолке» тоже что-то было.

О. Кашин:

- Разумеется. Рубрика «Прямая линия». И вообще, Эдвард, вы знаете, что бренд «Прямая линия» запатентован Владиславом Фрониным, бывшим главредом «Комсомолки», при котором она появилась в «Комсомольской правде»?

Э. Чесноков:

- Я все-таки позволю себе прервать нашу лизоблюдско-подхалимскую речь и обрушиться с жесткой критикой на журналистов. Первый вопрос, который задает камертон. ГТРК Магадан, Людмила Щербакова задает вопрос. Казалось бы, есть возможность рассказать об уголовных делах, которые фабрикуются, о каких-то реальных проблемах. В Магаданской области, наверное, есть проблемы, наверное, еще со времен «Дальстроя» есть они. Вы помните, что она спросила?

О. Кашин:

- Не помню.

Э. Чесноков:

- «То, что год был непростой, мы все и так прекрасно знаем. И даже сложно дать ему определение. Но все-таки год был плохой или было что-то хорошее, на ваш взгляд?» Вот такой вопрос.

О. Кашин:

- Слушайте, нормально. На самом деле Магадан не надо делать каким-то особо мрачным местом. Кто бывал в Магадане (я не бывал), все говорят, что приятный город, тем более для такой широты и долготы.

Э. Чесноков:

- Учитывая, что в полтора раза население Магадана сократилось с момента перестройки…

О. Кашин:

- Но мы с вами оба не хотим жить в Магадане, насколько я понимаю. Меня больше поразила та девушка из Рязани, которая своего вице-губернатора предложила наградить званием Героя России. Интересная история, я думаю, теперь этому вице-губернатору будет менее уютно, чем было до сих пор. Потому что внимание Москвы он привлек, но правильно ли это внимание? Во-вторых, женщина с «Матч ТВ», жена Губерниева, которая в тот день, когда у России отобрали в очередной раз право выступать под своим флагом, в том числе на Олимпиаде, она задала главный спортивный вопрос про Дзюбу. Конечно, это тоже заслуживает аплодисментов, наверное, каких-то.

Э. Чесноков:

- Если бы она заступилась за зам. директора одной низкобюджетной авиакомпании, которого уволили, который, в общем, под раздачу попал, это были бы прям аплодисменты.

О. Кашин:

- Но это должен был спрашивать корреспондент журнала «Воздушный транспорт», а не корреспондент спортивного телевидения. Мы, действительно, перебираем имена журналистов, выстраивая их по остроте и смелости вопросов. Забавно, как не пустили, допустим, Венедиктова, который якобы не успел подать заявку на пресс-конференцию.

Э. Чесноков:

- Вот что значит, что нет больше с ним Леси Рябцевой. И, как Наполеона при расставании с Жозефиной, звезда его покинула (во всех смыслах).

О. Кашин:

- Ну да, что-то такое происходит. И в сухом остатке остается что? Два вопроса про Навального (Life News и ВВС), вопрос Андрея Ивановича Колесникова про Сафронова…

Э. Чесноков:

- Да-да, ВВС – это как Life.ru у нас. Отлично.

О. Кашин:

- ВВС – как ВГТРК, а просто Life… Я сегодня узнал, мало того, что Life жив, так еще и Саша Юнашев там работает. Знаменитый журналист, которого помнят, как он по-собачьи лаял буквально на украинца, по-моему, во время минских переговоров, когда было Минское соглашение. В общем, тоже легендарная фигура.

Э. Чесноков:

- Мне нравятся цифры, которыми оперирует Путин. На прямую поддержку граждан направлено 838 млрд. рублей. Ну, хорошо. Трамп один раз дал по тысяче долларов, притом, что покупательская способность, цена товаров и услуг немножко другая в США, и все радуются, а у нас системно помогают.

О. Кашин:

- Отлично. Эдвард, на самом деле я тоже не хочу огульно охаивать, как говорится, где молодцы, там молодцы. Но в самой острой части, то, что мы говорили в начале программы, про Навального, ответ Путина не удовлетворил.

Э. Чесноков:

- А какой ответ удовлетворил бы? Даже личная грамота от Господа Бога…

О. Кашин:

- Нет. Мы верим, естественно, в бога, но все же. Если бы Путин сказал: да, это мы отравили, потому что он враг России, он должен быть уничтожен, - это было бы, по крайней мере, интересно.

Э. Чесноков:

- Это вы свои фантазии транслируете.

О. Кашин:

- Слушайте, мы с вами два нормальных фантазера. Если бы Путин сказал: мы его отравили, чтобы выгнать из страны…

Э. Чесноков:

- Господи, ну кто его травил? Мы уже многократно это разбирали.

О. Кашин:

- Хорошо. Тогда, Эдвард, третий вариант. Если бы Путин сказал: его отравила украинская ДРГ, которую наша ФСБ поймала, и вот вам эти люди на фотографиях в наручниках…

Э. Чесноков:

- Именно потому, что Путин – это, простите меня, не колхозный руководитель, он не показывает склепанный на коленке в пиратской версии винды разговор Майка и Ника как доказательство.

О. Кашин:

- А зачем на коленке? Поймайте настоящих отравителей. Но мы с вами понимаем, что их никто не поймает.

Э. Чесноков:

- Подождите. К Хангошвили возмездие пришло спустя 15 лет после рейдов, в которых он участвовал и убивал.

О. Кашин:

- То есть вы считаете, что к Навальному…

Э. Чесноков:

- Не к Навальному, а к гипотетической украинской ДРГ. Я исключительно в этом контексте. А вы собственные фантазии озвучиваете.

О. Кашин:

- Мы же понимаем, что самое выражение «украинская ДРГ» - это анекдот. Потому что про Захарченко коллеги из «Базы» всё примерно выяснили.

Э. Чесноков:

- Подождите. Захарченко – это совершенно отдельная тема.

О. Кашин:

- Почему?

Э. Чесноков:

- Потому что там действительно на украинскую ДРГ повесили очень многое. Мы это обсуждали. Но реальные украинские ДРГ, которые постоянно у нас ловят (три кейса за последние полгода), они существуют, это невозможно отрицать.

О. Кашин:

- Естественно, они существуют. Это тоже вопрос к ФСБ, но уже другой – почему они так бегают по России?

Э. Чесноков:

- Потому что украинцев от русских не отличить, особенно когда они перестают зиговать и говорят не на суржике.

О. Кашин:

- Ну, не знаю. На самом деле, мне кажется, я умею отличать, по крайней мере, в социальных сетях всегда отличаю украинского комментатора от не украинского. Тем не менее, еще раз подчеркнем, осталась та самая неопределенность. Любая ясность на эту тему была бы лучше. А так вопрос подвис, и Песков (причем это раньше уже было, когда он говорил, что больше никогда не буду отвечать на вопросы о Навальном) сегодня опять сказал, что больше никогда не будет отвечать на вопросы о Навальном.

Э. Чесноков:

- Что ж, Never Say Never. Это прекрасное название одного из фильмов о Джеймсе Бонде (шпионского, кстати).

О. Кашин:

- Я тоже поделюсь. Сегодня, грешным делом, подумал, если вот эта неслыханная щедрость, 5 тысяч рублей (понятно, символический скорее акт), а вдруг я получу? У меня ребенок тоже 7 лет.

Э. Чесноков:

- Вы на «Госуслугах» зарегистрированы?

О. Кашин:

- Я зарегистрирован, конечно. Более того, все нормально у меня с ними. Но оказалось, что надо в России прожить хотя бы полгода, чтобы получить эти 5 тысяч. Поэтому я пролетаю, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Надо жить в России, и это главное.

О. Кашин:

- В России надо жить долго, Эдвард, чтобы увидеть, как по реке проплывают трупы наших врагов.

Э. Чесноков:

- А я хотел бы, чтобы наши враги превратились в наших, по крайней мере, партнеров, а наши партнеры превратились в наших друзей. Это главное, это и есть доброта.

О. Кашин:

- И мы белые и пушистые.

Э. Чесноков:

- Наверное, мы обсудим самый сенсационный, для меня кульминационный момент, что Путин сказал: «Я еще не принял решение, пойду ли я на выборы, но что касается стабильного развития страны, это многого стоит». Вот это интересная история.

О. Кашин:

- Пойдет, конечно, на выборы.

Э. Чесноков:

- Ну, посмотрим.

О. Кашин:

- И пока мы не перешли к теме русского фашизма, увлекательная балканская история. Знаете ли вы про икону Николая Чудотворца, которую Милорад Додик, глава Боснии и Герцеговины подарил Сергею Лаврову?

Э. Чесноков:

- Нет, а что с ней?

О. Кашин:

- Лавров встречался с Додиком 14-го числа. Додик подарил ему эту икону.

Э. Чесноков:

- Я в детстве читал какого-то писателя из малых народов. Она называлась «Додик – маленький джигит».

О. Кашин:

- Вот маленький джигит не подкачал. Действительно, икону все увидели, увидели на ней – позолоченная икона 18-го века, увидели на ней штампик УРСР – народный коммисариат образования Укр. Наука, Одесская краевая комиссия. Оказалось, что икона хранилась в городе Луганске. Кто-то ее забрал, она как-то попала в Боснию. И ее подарил глава Боснии нашему Лаврову. И теперь украинские власти требуют ее вернуть. По-моему, кино абсолютное! Кустурица какой-то.

Э. Чесноков:

- А что здесь такого? Богатство русское возвращается в Россию. Мы обретаем свою страну после многих лет и десятилетий расточения и расточительства.

О. Кашин:

- Естественно. Просто такая пометка на полях.

Давайте о русском фашизме.

Э. Чесноков:

- В России, как известно, угнетают малые народы, которые, несмотря на всю нашу ненависть к ним, несмотря на то, что мы их тираним, деньги у них забираем, соки у них сосем, все равно приезжают к нам, как жаба приходит к кремлевской гадюке. Чудовищная статистика! 11 миллионов мигрантов было в России. И в этом году, потому что произошел переворот и к власти пришли русские фашисты, построившие концлагеря для всех, кто физией не вышел, осталось всего 6 миллионов. И коронавирус ни при чем, все же понимают, почему.

О. Кашин:

- Кошмар!

Э. Чесноков:

- Это просто была статистика. Оказывается, без мигрантов можно прожить, хотя мы, как пламенные антифашисты очень всех любим и ждем. Но чудовищная вещь приключилась. Русские фашисты в лице двух полицейских совершили зверство. Мы же постоянно осуждаем полицию. На станции метро «Электрозаводская» женщина стала рожать. Она не доехала, у нее отошли воды. И это началось. И Олеся Полякова и ее напарник Алексей Орлов не растерялись, до приезда медиков приняли роды. Мальчика завернули в фольгу, я сам удивился, в комплект полицейского входит фольга. Было холодно, чтобы его согреть.

О. Кашин:

- Зачем фольга полицейским?

Э. Чесноков:

- Это интересный вопрос. Не разглашается, но, значит, есть. И самое интересное имя мамы – ее зовут Упол Курманова, она на каком-то полунелегальном положении живет, приехала из Средней Азии, не работает, видимо, русские фашисты оставили без работы. Вот какой чудовищный этнический террор в России.

О. Кашин:

- Я не готов разделить вашу иронию. Да, однажды полицейские оказались добры к рожающей мигрантке. Я по ассоциации вспоминаю историю про смерть маленького ребенка в полицейском участке, тоже мигрантского ребенка, 5 лет назад в Петербурге.

Сложная тема и сложная история. Здесь остается только принять ее к сведению.

Горячая и предположительно трагическая новость. В Подмосковье восемь детей пропали в пещерах. Группа из десяти человек, в том числе восемь детей не вышло на связь.

Э. Чесноков:

- Наши новостники сейчас отрабатывают. Оставайтесь в эфире.

О. Кашин:

- Нет, одно дело – глубокая и далекая Сибирь или хотя бы Урал.

Э. Чесноков:

- В Подмосковье вполне себе глухие леса есть. Особенно на Зарайщине.

О. Кашин:

- Домодедовский район, леса глухие. И при этом еще и пещеры. Кошмар! Я грешным делом думал, что в Подмосковье все застроили.

Э. Чесноков:

- Раз вы сказали о детях, две невероятные истории. Предположительно сторонники запрещенного движения АУЕ…

О. Кашин:

- Ой, нашли детей!

Э. Чесноков:

- Господи, слава богу! Можно я скажу? Хулиганы затушили снегом вечный огонь на Марсовом моле в Санкт-Петербурге. И одновременно десятилетний школьник сжег новогоднюю елку в центре Ханты-Мансийска. Что у человека в голове!

О. Кашин:

- Елку сжигать не хорошо, а про вечный огонь на Марсовом поле призываю каждый раз делать пометку, что не думайте, друзья, что это вечный огонь про героев войны или блокады. Это революционный вечный огонь 17-го года. Его пора бы по-хорошему затушить, все эти уродские памятники.

Э. Чесноков:

- Нет, есть красивые.

О. Кашин:

- С какими-то цитатами. Я конкретно имею в виду Марсово поле. С косноязычными цитатами Луначарского.

Э. Чесноков:

- Это наша история.

О. Кашин:

- Это не наша история.

Э. Чесноков:

- Станция метро «Сталинград» есть, Дом инвалидов есть, понимаете?

О. Кашин:

- Нет, это не наша история, это плохая история. Там, действительно, похоронены какие-то непонятные люди. И нет никакой святыни.

Ю.ю

- Я разделяю ваш пафос отчасти, я вас понимаю, но был же французский Сталин – Наполеон, который залил всю Европу кровью! При котором 16-летних парней призывали в армию, как пушечное мясо. Но он все равно часть Франции. Часть ее истории.

О. Кашин:

- Нет, это наш вечный урок логики, Эдвард. Если Наполеон часть истории Франции, это не значит…

Э. Чесноков:

- При этом в Чечне убили двух неизвестных, бросивших бомбу в полицейских. В Курчалоевском районе Чечни правоохранители остановили подозрительный автомобиль для проверки. И в ответ на требования в полицейских кинули взрывное устройство.

О. Кашин:

- Хочется пожелать чеченское молодежи иметь в виду – не стоит бросать гранаты в чеченских полицейских, хотя давайте пожелаем удачи обеим сторонам, как бы это ни звучало.

Э. Чесноков:

- Ох, нет, Олег Владимирович. Я понимаю, что мы, конечно, с вами разжигаем, одновременно являясь антифашистами в рамках некоторой такой биполярочки. Но давайте скажем: должен в Россию прийти мир. И эти 20 лет покоя, на самом деле, дали, принесли нам этот мир. Там уже не бегают банды террористов.

О. Кашин:

- Вы напомнили. Путин сегодня, когда ему сказали, что в России не хорошо, говорит, вспомните 2000-й год, когда сколько людей за чертой бедности. Это прогресс. Уже не 90-е, а уже 2000-е. И можно представить, как в 2040-м году Путин будет говорить: вспомните 2020-й, когда был коронавирус.

Э. Чесноков:

- Ну, вы опять передергиваете.

О. Кашин:

- Почему? Ему будет всего 90.

Э. Чесноков:

- Но война на территории России была. Это факт. Были убийства массовые без суда. И теперь мы из этого выкарабкались. И из коронавируса выкарабкаемся.

О. Кашин:

- Теперь бессудными убийствами в той же Чеченской республике занимаются структуры, уполномоченные на это федеральным центром. Действительно, есть прогресс.

Э. Чесноков:

- Я не буду выступать адвокатом, но скажу, что прогресс есть. И хотя бы в «Новой газете» об этом пишут сейчас.

О. Кашин:

- Об этом и в 2000-м писали в «Новой газете». В России, действительно, мало что меняется, если приглядываться.

Э. Чесноков:

- Но что-то меняется. Мы привыкли, что олигархи выводят из России деньги, покупают английскую недвижимость и футбольные клубы. И устраивают у себя на заднем дворе концерты Стинга, которому платят миллион. Но Олег Дерипаска построил дом Агафье Лыковой – это наша история. Этот «Таежный тупик», вы знаете.

О. Кашин:

- «Комсомольская правда»…

Э. Чесноков:

- Да, «Комсомольская правда» открыла. И вот хорошо, что хоть кто-то о стариках наших думает.

О. Кашин:

- На самом деле, Дерипаске уважение.

Э. Чесноков:

- Безо всяких шуток.

О. Кашин:

- Мы помним, Агафье после смерти Пескова помогал Аман Тулеев. Теперь Тулеев как бы не там, поэтому следующий защитник ее – Дерипаска.

И печальная новость. Умер мэр Харькова, вернее городской голова, как это называется по-украински, Геннадий Кернес.

Э. Чесноков:

- И его прекрасное отчество Адольфович.

О. Кашин:

- Да. И человек известен всем за пределами Харькова именно как звезда когда-то YouTube. Мы помним видео с Добкиным, где Кернес…

Э. Чесноков:

- Их и называли Допа и Гепа.

О. Кашин:

- И да, не каждому мэру в России и за границей удается сделаться такой важной фигурой. На него было покушение лет 5-6 назад, с тех пор он умирал столько раз, последний раз я купился, написал в facebook «Кернес умер», а он не умер, хотя уже собрал миллион соболезнований.

Сегодня я очень осторожно отнесся к этой теме, но когда Добкин сообщил о смерти своего друга, очень трогательно написал, что сейчас он в раю, так же ангелам диктует, как себя вести, имея в виду, что он Добкину диктовал.

Э. Чесноков:

- Он же Ленина защищал.

О. Кашин:

- И Ленина…

Э. Чесноков:

- Говорил: попробуйте сломать Ленина, я вам две руки и две ноги поломаю.

О. Кашин:

- Да. И проспект Маршала Жукова вернул. И вообще он, на самом деле, для меня загадочная фигура именно в новейшей истории Украины. Есть ощущение, что именно из-за него, из-за того, что он в последнюю минуту сделал выбор в пользу Киева, того нового, майданного, не случилась Харьковская народная республика, конечно же. И он был одним из тех, кто да, обеспечил территориальную целостность Украины в этой части, в Харьковской области. Мы помним его с георгиевской ленточкой, его и Добкина. Мы помним их такими пророссийскими лидерами, но почему-то…

Э. Чесноков:

- Это, казалось бы, самые пророссийские из пророссийских, но нет. Может быть, то, что нам говорят караул-патриот, ах, давайте профинансируем, денег дадим Допе и Гепе. Но это же все фейк!

О. Кашин:

- Я абсолютно не располагаю фактурой на этот счет, но у меня ощущение, что ему давали. И он человек такой, который не упустит возможность где-нибудь заработать.

Э. Чесноков:

- Что такое «барабашовка», знаете? Это промышленно-вещевой рынок в Харькове, один из крупнейших в Восточной Европе и занимает 14-е место в рейтинге крупнейших рынков мира. Что такое рынок, особенно на Украине? Какие там черные деньги крутятся? Контрабанда. Вы понимаете. И откуда деньги, в том числе, на лечение в клинике Шарите? Ой, мы же где-то это слышали – клиника Шарите! И мы не сказали, он от коронавируса умер.

Страшный год, не щадит никого.

О. Кашин:

- Да, но вы так говорите «контрабанда», будто это дорога с одностороннем движением. С каким государством граничит…

Э. Чесноков:

- Я не знаю, на что вы намекаете. На пост Тины Канделаки, которая рассказала то, о чем знал каждый, наверное, в Белоруссии, но в России никто не слышал, о контрабандных схемах нашего последнего союзника. Там даже конкретные истории названы, что создано табако-лоббистское предприятие. И ларьки табачные принадлежат некоему олигарху, который совершенно неожиданно является другом человека, в государстве которого олигархов нет.

О. Кашин:

- Еще раз скажу, что никакая контрабанда невозможна без поддержки с нашей стороны границы.

Э. Чесноков:

- Они из Литвы возят, Майк и Ник закрывает глаза на это,

О. Кашин:

- Я думал, что контрабанда в Россию. Собственно, Харьков граничит не с Майком и Ником, а с Российской Федерацией.

Э. Чесноков:

- Я ездил однажды на электричке Белгород – Харьков, это было 1 ноября 2013 года. По сути, за двадцать дней до майдана. И сейчас ничего этого нет. И я не знаю, сможем ли мы когда-либо сесть и поехать на электричке в русский город Харьков? Где великие русские люди Кернес и Эдуард Лимонов родились, ну, Кернес не совсем в Харькове, в области. Но не знаю.

О. Кашин:

- Да, надо будет съездить на электричке лет через пятьдесят в абсолютно украинский мовный Харьков, где будет на месте памятника Ленину стоять памятник Кернесу.

Э. Чесноков:

- Или Бандере, например.

О. Кашин:

- А рядом памятник Бандере, потому что во многом благодаря этому человеку Харьковская народная республика. А помните, как на здании областной администрации весной 14-го года там российский флаг поднимали, да?

Э. Чесноков:

- Да.

О. Кашин:

- И куда все делось? Хотя говорят, что флаг поднимал не местный житель, а какой-то делегат того же форума «Селигер», на котором выросли вы, Эдвард. Такие были времена.

Э. Чесноков:

- Это, кстати, вопрос на тему эффективности «Селигера». Значит, есть оно!

О. Кашин:

- Конечно. И вы – его доказательство.

И в Харькове много лет снимался пресловутый фильм «Дао». И сам Кернес в нем снимался.

Э. Чесноков:

- Смотрите, Новокузнецк. Вроде бы у нас все в России хотят как-то менять, чиновники уже прошли спецкурсы для молодых технократов и начинают думать не только о своем кармане. И транспортная реформа. Эти чудовищные чадящие маршрутки, которые являются обнальными инструментами. Их прогнали. Некая питерская фирма выиграла тендер на новые транспортные маршруты. Причем, там убрали дублирование маршрутов, сделали более эффективное. На одном заводе вместо 40 тысяч 3 тысячи теперь работают. Почему? Это другой вопрос. И убрали пустые автобусы, которые на этот завод с советских времен ходили.

Вот опять. Благие побуждения! Но проваливаются наши пропагандисты, потому что люди не знали вообще, что эти новые эффективные маршруты. И вот эта питерская фирма. Я не говорю ее название, чтобы не кричали, что ах, черный пиар. Она вместо трехсот автобусов по контракту поставила 150. А сибирские морозы. И люди по часу вынуждены были ждать, пока наши эффективные бизнесмены пытались экстренно вынуть из-под полы новые автобусы, которые, ломались. Ну, не приспособлены автобусы к зиме! Совершенно невероятная вещь! Не мог знать поставщик и мэрия, что зима наступит. И морозы сибирские.

О. Кашин:

- Позор абсолютный!

Э. Чесноков:

- Намерения благие, это уже хоть и прогресс, но реализация и информационное освещение! Увы. Какие-то черномырдинские.

О. Кашин:

- Когда нас, Эдвард, отсюда прогонят, можно заняться пиаром мэрии Новокузнецка.

Э. Чесноков:

- Пиаром транспортной реформы в Новокузнецке.

О. Кашин:

- А на этом мы будем прощаться до понедельника!

Э. Чесноков:

- Желаю вам счастливо пережить самую длинную ночь в году! После этого начнется переход ко дню, солнцу и свету!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Сергей Миронов в гостях у Радио «Комсомольская правда».