Олег Кашин: Борьба с коррупцией укрепляет российское государство

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают беседу Алексея Навального с предполагаемым сотрудником ФСБ, осужденных за шпионаж калининградцев, полемику Ходорковского и Чубайса, скандал с пропавшими деньгами в МИДе и задержание представителя Чечни в Крыму

О. Кашин:

- Всем привет! Я Олег Кашин, в московской студии Эдвард Чесноков и, наверное, сейчас мы с Эдвардом будем посылать друг друга куда?

Э. Чесноков:

- Ну, я думаю, что на юг мы будем посылать. Куда же еще? Ибо, понимаете, главная же история, например, в казусе Навального, который представлялся Максимом Устиновым, помощником Патрушева, что никто же не подвергает сомнению – по крайней мере, из тех, кто верит в его версию – не подвергает сомнению сам факт звонка, что он говорил с каким-то человеком, как его человек там отождествляется с каким-то физиком-химиком…

О. Кашин:

- Эдвард, давайте я уточню. Конечно, не подтверждается, не опровергается, но именно этот физик-химик из ФСБ по фамилии Кудрявцев живет по адресу, куда приезжала Любовь Соболь, соратница Навального, и он подтверждает, что он это он, вызвал полицию, Любовь Соболь забрали и т.д. Поэтому здесь как раз вопросов особых нет, это тот человек из того нашумевшего расследования.

Э. Чесноков:

- Да, да, но, видите, в чем проблема? Что, если я спрашиваю, выдавая себя за Устинова, у этого Кудрявцева, почему провокация иностранных спецслужб не удалась, он отвечает – она не удалась, потому что вкололи там слишком мало атропина врачи или слишком много, допустим. Потом, я вырезаю свой текст и вставляю другой текст, то в одной записи ни один эксперт не найдет следов швов, потому что мой голос будет тот же самый, и голос собеседника будет тот же самый…

О. Кашин:

- Эдвард, вы совсем издалека заходите…

Э. Чесноков:

- Да, да… но, слушайте, вот что же произошло с депутатом Дмитрием Вяткиным какая невероятная история в духе Зощенко…

О. Кашин:

- Давайте на берегу договоримся. Михаил Леонтьев, по крайней мере, вел программу на радио «Комсомольская правда», а, может быть, ведет до сих пор… и слово «жопа» в его исполнении…

Э. Чесноков:

- Нет, там слово из четырех букв, тыловые формирования, филейная часть… много же есть синонимов…

О. Кашин:

- Слушайте, это все описал Гоголь в «Мертвых душах», да, про женщин, приятных во всех отношениях. Давайте говорить прямо жопа…

Э. Чесноков:

- Нет, Олег Владимирович, пожалуйста, давайте будем лучше этого. Хоть в чем-то…

Ведь даже силовики, которые дубинками избивают…

О. Кашин:

- А разве Вяткин силовик? Мне казалось, он мажор, прежде всего. Он сын председателя челябинского суда.

Э. Чесноков:

- Я более чем уверен, что силовики, которые русских людей в Белоруссии избивают дубинками, а потом говорят, что они гнущиеся и вообще комфортные… то же самое делают, говорят это слово из четырех букв, а мы не будем…

О. Кашин:

- Эдвард, вы сложный человек. Хорошо, история такая. Вчера издание филиал «Радио «Свобода», западное, находящееся в Праге, «Настоящее время», обратилось за комментарием к депутату Вяткину по поводу очередного его закона о клевете, на что он послал корреспондента, по словам корреспондента, в жопу – извините за это слово…

Э. Чесноков:

- Ну, нас закроют, понимаете…

О. Кашин:

- Слушайте, ну что мы с вами как какие-то третьеклассники… Ладно бы был какой-то прямо серьезный мат…

Э. Чесноков:

- Я не могу себе представить, чтобы Набоков, общаясь с Буниным, пропивая Нобелевскую премию последнего, употребляли такие выражения.

О. Кашин:

- Слушайте, если вы видели фильм «Дневник его жены», там Бунин их употребляет как раз и, по-моему, фильм основан на реальной переписке и дневниках… Все нормально. Значит, история такая. Все посмеялись. Сегодня утром «Настоящее время» перед этим Вяткиным извиняется, потому что выяснили, что на другом конце провода был не он. Я понимаю, Эдвард, ваше желание увязать это со звонком Навального и его отравителю, или, вернее, очистителю…

Э. Чесноков:

- Предполагаемому, да.

О. Кашин:

- Да, но здесь я бы как раз с другой стороны зашел и наверняка у кого что болит и, поскольку некоторое время назад мы знаем, из «Настоящего времени» уволили журналиста Тимура Олевского…

Э. Чесноков:

- За что, кстати, уволили?

О. Кашин:

- За появление в моем Стриме, где я критиковал Навального, скажем так. Я думаю, да, после ослабления такого кадрового «Настоящее время» действительно допускает глупые ошибки, одна из них вот эта. Как-то генерализировать эту историю не стоит и на старуху бывает проруха…

Э. Чесноков:

- Подождите, они публикуют аудиозапись, где человек, Дмитрий Федорович, то есть, предполагается, видимо, Вяткин, да, слушаю, какой закон о клевете, о чем… и далее следует это посылание. То есть, главное доказательство – это аудиозапись.

О. Кашин:

- Эдвард, вам приходилось звонить по телефону за комментариями к Никите Михалкову?

Э. Чесноков:

- Вы намекаете, что он говорит это, водитель Никиты Михалкова, а на самом деле он сам?

О. Кашин:

- Естественно, естественно…

Э. Чесноков:

- То есть, наоборот. Это водитель депутата выдавал себя за депутата, да?

О. Кашин:

- Да, например. Почему бы нет? Культура звонков телефонных, культура медийных этих звонков, ну, всякое бывает, здесь как раз цепляться за неудачу там коллег-неколлег, я думаю, не стоит. А про Вяткина, хорошо, допустим, в пресловутую жопу он никого не посылал, но он действительно какой-то не то что злодей, но, по крайней мере, вот я сказал, что он мажор – он сын многолетнего главы, с детства, он родился буквально, а его папа возглавил уже Челябинский областной суд. А что такое быть председателем суда в отдаленной области? Ты буквально царь и бог.

Э. Чесноков:

- Да, привет судье Хахалевой, по которой до сих пор непонятно, было ли у нее юридическое образование…

О. Кашин:

- Да, то есть, вот говорят, что аристократические дети рождаются с серебряной ложкой во рту…

Э. Чесноков:

- Об этих детях мы поговорим в следующем блоке.

О. Кашин:

- Да, но Вяткин – сам такие дети, он родился с платиновым половником во рту. Или даже не во рту, а наоборот, если как-то каламбурить на тему этого высказывания. Естественно, с детства было понятно, что он будет депутатом Государственной думы…

Э. Чесноков:

- Ну, давайте не будем все-таки чрезмерно разжигать…

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, я ссылаюсь не на радио «Свобода», не на «Медузу», а на программу «Человек и закон», программу Пиманова, которая близко к силовикам российским, которая в 2012 году обвинила Вяткина-старшего в связях с преступной группировкой «Калининская семья» и незаконным обогащением. В частности, Вяткин-папа поменял маленький участок с недостроем на элитную квартиру…

Э. Чесноков:

- Но сын за отца не в ответе, как учит нас товарищ Берия…

О. Кашин:

- Нет, Сталин. Но Сталин умер, а в наше время династии – это вполне такое естественное состояние людей.

Э. Чесноков:

- Да, да, приключения Хантера Байдена, сына нынешнего президента США…

О. Кашин:

- Разумеется. Или зеркальное выступление Владимира Путина на тему его бывшего зятя. Всякое бывает. Но в общем да, Вяткин такой депутат, о котором говорят бывшие коллеги – Илья Пономарев изданию «Инсайдер» объяснил, что Вяткина всегда использовали, когда требовалось внести какой-нибудь очень жесткий и заведомо непопулярный закон, а он, понимая, что заботиться о популярности ему не стоит, всегда с удовольствием этот закон вносил.

Э. Чесноков:

- Но при этом вот этот самый иностранный агент в «Настоящее время»/радио «Свобода» пишет эту совершенно несуществующую заметку, да, пусть даже без злого умысла, тут кто-то ошибся… Но это же так прекрасно оттеняет проект закона, Вяткиным внесенного, о клевете в СМИ, интернете и публичных выступлениях, предусматривающее наказание до 1 миллиона рублей штрафа, либо до двух лет лишения свободы. То есть, как бы «Настоящее время» легитимизировал этот закон. Это же интересно. То есть, мы же понимаем, кто теперь кремлевский агент.

О. Кашин:

- Вы знаете, человеческая память так устроена очень странно – какие-то глупости запоминаешь на всю жизнь. Я, по-моему, еще тогда в Москве жил, и я запомнил стихотворение «Ататушки, ата-ту, накажу за клевету, уже приняли закон, дин-дон, дин-дон». Это Инстаграм депутата Валуева, боксера нашего знаменитого, где-то 2012-й, наверное год… Уже принимали закон о криминализации клеветы, нет? Это же как бы вечная такая тема, как строительство нового здания Госдумы?

Э. Чесноков:

- Да, и при этом есть такая… В Закон о СМИ в апреле 2008 года некто Роберт Шлегель, я просто лично знал его, бывший тогда депутатом Госдумы, попавший туда…

О. Кашин:

- Маленький момент. Лично знал… Он жив, да, но почему-то в прошедшем времени, да?

Э. Чесноков:

- Нет, да, он сейчас проживает, насколько известно, в Мюнхене, в Германии...

О. Кашин:

- Да, когда Савелий Крамаров снялся в фильме «Москва на Гудзоне», я помню рецензию в «Литературке», там было сказано – там играет бывший советский актер, у нас его звали Савелием.

Э. Чесноков:

- Да, и эта называлось тоже поправка Шлегеля в закон, позволявшая не только штрафовать издания за клевету, но и закрывать их по решению суда, если редакция этого издания неоднократно нарушала этот закон о клевете… И сейчас вот автор одного из таких репрессивных законов превосходно живет в Евросоюзе, а расхлебываем это все мы.

О. Кашин:

- Поправка Вяткина тоже интересная. В контексте событий этого года вам предлагат добавить к клевете обвинения в сексуальных домогательствах…

Э. Чесноков:

- Если учитывать, что какой-то один челябинский политик, не будем его поминать всуе, где-то уже то ли за границей, то ли еще где-то… ну, вы понимаете, к чему я веду… я не буду продолжать просто…

О. Кашин:

- Да, ну, естественно. А Шлегель, я помню, вы так намекаете, как он стал депутатом, он не только был нашист, он был зять друга Суркова. Это тоже важно, я думаю…

Э. Чесноков:

- Ну, иных уж нет, а те далече… И мы здесь выходим на такую извечную тему – а что есть российский патриотизм? А кто же на самом деле лоялисты? А как так получается, что…

О. Кашин:

- Да нет никакого российского патриотизма, Эдвард. Их интересуют только деньги, квартиры в центре Челябинска и т.д.

О. Кашин:

- Эдвард, вы обещали говорить о каких-то детях Арбата, мне самому интересно, о ком…

Э. Чесноков:

- Я опять-таки начну издалека. У меня есть друг, его зовут Константин Ратченко, он сам из Владивостока, молодой писатель, 28 лет, издал книгу коротких рассказов у себя во Владивостоке и он эту книгу посвятил, то есть, натурально, там написано – голосу поколения, Лизе Песковой, посвящаю… Лизе Песковой 22 года. То есть, это действительно голос поколения – понимаете, Лиза Пескова. Я это говорю без тени метаиронии.

О. Кашин:

- И теперь я уловил нить вашей беседы…

Э. Чесноков:

- А теперь к экономике.

О. Кашин:

- Пока к культуре. Потому что всего лишь на прошлой неделе российские и украинские не только пользователи соцсетей, но вообще общества, поскольку речь идет не о виртуальном каком-то процессе, а о реальной формальности, когда ЮНЕСКО там признает борщ наследием чьим? Украинцы хотят, чтобы их. И тут выходит Лиза Пескова и что она говорит про борщ?

Э. Чесноков:

- И она создает ресторан украинской кухни в Москве, насколько я понимаю. Там совершенно какая-то история из серии гипстейт украинский, днепропетровские кланы и т.д., некий беглый с Украины народный депутат, который, видимо, преследуется, что-то они не поделили, вот вроде как, как пишут украинские СМИ, не знаю, а, может быть, они клевещут, находится в партнерах, видимо, он, убегая с Украины, взял рецепт этого борща, настоящего борща с пампушками и я вот даже не знаю, вы как к этому относитесь? Вы осуждаете или, наоборот, радуетесь?

О. Кашин:

- Эдвард, если вы ищите здесь схемы, что, условно говоря, какая-то украинская мафия стоит за дочкой Пескова, я как раз думаю, что это культурный буквально дефект вот этих людей, которые стоят сегодня в России у власти и реально не понимают вообще, в чем ценность и России, и русскости. Для них их многонациональная общность, вот их новеобство… у нее еще есть ресторан узбекской кухни, между прочим, а муж у нее, по слухам, чеченец…

Э. Чесноков:

- По слухам, гипотетически…

О. Кашин:

- Разумеется, да. Предполагаемый муж этой женщины, как принято говорить. В общем, проблема не в том, что кто-то, какой-то украинец стоит за ними и подкладывает им деньги в карман. Проблема в том, что они сами не понимают разницу, не считают как бы это проблемой. И когда в итоге завтра окажется, что борщ запатентован украинским государством и каждый россиянин, который его варит, должен платить роэлти, то, естественно, все скажут – как же так? А вот так. Потому что в России вся номенклатура имеет антинациональное мышление…

Э. Чесноков:

- Рогозин, который тополь сажает перед штаб-квартирой НАТО, помилуйте, какое же это антинациональное мышление?

О. Кашин:

- Ну, Рогозин даже по меркам российской номенклатуры в общем маргинал и…

Э. Чесноков:

- Какой же маргинал? Он возглавляет корпорацию с оборотами в полтора триллиона рублей, по-моему.

О. Кашин:

- Когда-то он был вице-премьером, а это сильно главнее главы госкорпорации. А когда-то был большим политиком, всерьез претендовавшим на что-то. И когда теперь этого большого… как Чубайса отправили Роснано, так Рогозина – в Роскосмос.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю, вы вот упомянули Навального, я просто хотел закрыть гештальт с Лизой Песковой… я не готов там осуждать, наоборот, я называю Лизу Пескову голосом поколения. Потому что вот говорим о нашем любимом системном дизайне – ну да, там у сыновей и дочерей нашей элиты есть способности к бизнесу. Может быть, даже бОльшие способности, нежели у среднего сына депутата Рязанской области какой-нибудь. Но это же прекрасно. Потому что у Навального, как мы знаем, дочь поступила в Стэнфордский университет, училась там бесплатно… но ведь любой человек в России может поступить в Стэнфордский университет… Поэтому я не готов осуждать других.

О. Кашин:

- Эдвард, я тоже не готов абсолютно никого осуждать, я открываю новости канала «Москва-24» и вот заголовок великолепный – В России, как и в Британии, начинается дефицит. Москвичи рассказали о выстроившихся в очередь за красной икрой жителях столицы. Вы стоите в очереди за красной икрой?

Э. Чесноков:

- Ох, как тонко, да. А вы говорили, что у нас пропаганда не работает… И более того, тот же самый креативный класс, те же люди, которые потешаются над десятками тысяч выстроившихся в блаженную доковидную эпоху перед поясом Богородицы, встают в очередь за новыми айфонами, за кроссовками от Кэнью Уэста… Понимаете, этот пошлый вещизм... вот вся эта мерзость и двойная стандарность нашего среднего обитателя патриков…

О. Кашин:

- Да, в Москве люди встают в очереди за кроссовками от Кэнью Уэста… так получилось… Просто обратите внимание – разница быта. Вот раньше в Москве так было, в эпоху фарцовщиков, у меня дома реально лежит коробка с кроссовками от Кэнью Уэста, не для меня, для моего друга, мужа моей кумы, живущего в Сингапуре.

Э. Чесноков:

- Муж моей кумы – это что-то из серии «расследование проекта «проект»…

О. Кашин:

- Да, разумеется… Муж моей кумы живет в Сингапуре и эти кроссовки, которые продаются в Лондоне, а в Сингапуре дефицит, вот я ему должен пойти на почту и отнести, но границы закрыты, континентальная блокада, понимаете…

Э. Чесноков:

- Но вы можете привязать их к голубям, например, чтобы они в Сингапур улетели… почему нет?

О. Кашин:

- Голуби всегда летят над нашей зоной, а Санта уже, как вы знаете, над Джезказганом… Поэтому всех, кто отмечает, с наступающим Рождеством, между прочим.

Давайте не будем балагурить, а закроем одну тему, она интересная на самом деле. Сегодня наконец-то ту самую невесту калининградскую приговорили к 12-13 годам по делу о госизмене. Их раскрыли и обвинили в раскрытии личности оперативника ФСБ… Да, действительно, дикая история – мужик, ФСБшник, одноклассник ее, был на свадьбе, напился, показывал всем корочку… смешная история про провал. Но я сам нашел свою февральскую колонку на эту тему и есть нюанс действительно, все-таки тамд 5ело не в этом…

Э. Чесноков:

- Простите, что перебиваю. Вы еще сказали, что там был какой-то странный латвийский бородач… Дело в том, что я этого человека знаю. Его зовут Руслан, он известный латвийский политик, лидер партии «Рицебас действие»… то есть, до какой степени тесен мир, и вот он сильно опровергает вашу версию и говорит, что все было совсем не так.

О. Кашин:

- Расскажите, что он говорит? Потому что история на выходе мутная. Вначале красивый такой медийный анекдот. А что на самом деле? Что говорит ваш знакомый бородач?

Э. Чесноков:

- На самом деле, возможно, в этом деле фигурировали некие документы и, чтобы как-то легитимизировать и не говорить, что мы такие идиоты, профукавшие секретные документы, вот была придумана история с рассекречиванием…

О. Кашин:

- Так нет, нет, я же наоборот в итоге опровергаю сам рассекречивание, его, по-моему, нет даже в обвинительном заключении, нет в деле. Главное – что она была из очень мутной сферы. Вот тот самый российский софтпауэр, о котором вы постоянно говорите. Что такое фонд Горчакова с резидентурой в Риге той же самой? Естественно, там какие-то шпиончики должны крутиться.

Э. Чесноков:

- Кто на кого работает, да. И их вполне могли перевербовать.

О. Кашин:

- Конечно, Эдвард. Если вы работаете на латвийскую разведку, кто вам мешает работать на литовскую или хотя бы на российскую?

Эдвард, вы обещали какую-то жуткую историю.

Э. Чесноков:

- Она нисколько не жуткая. Чубайс и Ходорковский повздорили на Фейсбуке. Оказывается, что когда-то, во времена Ельцина, накануне президентских выборов-96 представители бизнеса, предположительно, как сам Ходорковский рассказал в интервью украинскому Гордону, заплатили Чубайсу то ли 2, то ли 3 миллиона долларов. И якобы лично Ходорковский – целых 500 тысяч. Вот такая забавная история. И они об этом спорят.

О. Кашин:

- Знаете, полемика на самом деле действительно смешная, очень интеллигентная. Как если бы в 49-м году, в годы позднего сталинизма, какие-нибудь старые большевики спорили бы, кто был прав на съезде в 21-м году…

Э. Чесноков:

- Да, кто Николая II расстрелял. 3 миллиона тогда – это были огромные деньги.

О. Кашин:

- Как наша с вами подруга Катя Винокурова говорила, больные дети, люди голодали и т.д.

Э. Чесноков:

- Она правильно говорит, кстати.

О. Кашин:

- Ну, не совсем правильно. Но, с другой стороны, мы с вами – «Комсомольская правда», которая тогда тоже очень активно агитировала за Бориса Николаевича, манипулируя общественным мнением. Она покаялась за соучастие в этом колоссальном обмане человечества?

Э. Чесноков:

- Подождите. Тогда и «Нью-Йорк Таймс», и Алексей Навальный, и другие мировые институции, которые признали победу Байдена, тоже должны покаяться. Пусть они первыми покаются.

О. Кашин:

- Да, они первые, но российские выборы были 25 лет назад. В идеале всю российскую либеральную интеллигенцию и всю мировую леволиберальную интеллигенцию я бы загнал в какой-нибудь монастырь, чтобы они до конца дней своих отмаливали грехи.

Э. Чесноков:

- На «Титанике» из того анекдота про 5 лет.

О. Кашин:

- Да. Если честно, понятно, что мы вступаем на скользкую дорожку мистику, но, по крайней мере, западный Сочельник располагает. Ходорковский и Чубайс – одни из немногих оставшихся в живых героев 96-го года, героев той кампании. На самом деле ключевые герои. Михаил Лесин, мы помним, как страшно он погиб в Америке.

Э. Чесноков:

- Малашенко.

О. Кашин:

- Юрий Заполь, который умер от страшной болезни. В общем, люди, которые тогда, казалось, переломили хребет российской истории, установили в ней такой ельцинский режим, где они, что с ними стало?

Э. Чесноков:

- Да Гусинский тоже бегает от судов и влачит какое-то жалкое существование.

О. Кашин:

- Один Чубайс остался. Меня поразило. Я случайно с Телеграме увидел, Божена Рынска, вдова Игоря Малашенко, основателя НТВ, судится с его бывшей семьей за наследство. Сумма наследства – 9500 долларов.

Э. Чесноков:

- Это почти как у старого большевика на книжке лежит 100 рублей и всё.

О. Кашин:

- Сегодня на «Медузе» интересный тест.

Э. Чесноков:

- Я видел этот тест. Но, понимаете, какая-то мерзотинка там есть, и сейчас они иронизируют. Когда там пишут заголовок «Почему жители Белоруссии боятся интеграции с Россией»…

О. Кашин:

- Это реальный заголовок.

Э. Чесноков:

- Это реальный заголовок, но можно было из нескольких тысяч найти какой-то другой заголовок. Но нет, им нужно толкнуть в повестку, что интеграция России и Белоруссии – это плохая вещь. На кого же работает «Медуза»?

О. Кашин:

- Знаете, есть версия, что на Собянина, но они это отрицают. Но, естественно, не на Латвию, не на Запад они работают.

К чему я говорю? 96-й год. Одиозный символ 96-го года – коробка из-под ксерокса с серым кэшем, который Лисовский…

Э. Чесноков:

- И вдруг всплывает история с коробкой из-под водки «Абсолют».

О. Кашин:

- Причем в 90-е именно эта марка водки была популярной. И с поправкой, видимо, на инфляцию уже не 538 тысяч, как у Лисовского и Евстафьева, а 1,5 миллиона.

Э. Чесноков:

- В отчете написано, что нашлись неучтенные 7 евро 68 центов. Это тоже какое-то безумие.

О. Кашин:

- Да, это безумно смешно. В высотке МИДа. Если верить телеканалу Рен ТВ, давайте оговоримся.

Э. Чесноков:

- Подождите. Рен ТВ: в следующем блоке, коробка из-под «Абсолюта» в высотке МИДа, теория плоской земли, рептилоиды… Понятно, что к новостям Рен ТВ…

О. Кашин:

- Нет, рептилоиды – это отдел науки Рен ТВ. А новости Рен ТВ, у них есть для легализации новостей телеграммный канал «112» (они отрицают связь, но все понимают). Этот холдинг известен, наш дружественный (назовем это так), национальная медиагруппа, все как полагается. И Иран, согласно сообщению Рен ТВ, заплатил российским дипломатам официально, но кэшем, в коробке из-под водки, за консульские услуги, оказываемые в обход санкций США.

Э. Чесноков:

- Тоже непонятно, то ли они визовый сбор на 1,5 миллиона собрали. Это сколько виз-то надо выдать? Туристический поток минимальный, тысяч 30 человек в год.

О. Кашин:

- 1,5 миллиона виз, если по доллару. И эту коробку из-под водки передали специалисту, эксперту валютно-финансового департамента МИДа России Наталье Агальцовой. Коробка из-под водки была опечатана сургучом. И вот она, будучи одна в своем кабинете, зачем-то вскрыла коробку и обнаружила, что там 100-долларовые купюры только сверху лежат, а внизу лежат 1-долларовые.

Э. Чесноков:

- Ну, это называется «кукла». Опять история из 90-х абсолютно.

О. Кашин:

- Большая часть денег пропала. Знаете, что попыталась сделать эта Агальцова?

Э. Чесноков:

- Она взяла деньги, 3 миллиона рублей откуда-то нашла вроде бы…

О. Кашин:

- Нет. Она нашла 200 тысяч долларов. А 3 миллиона она пыталась взять кредит, но ей не дали.

Э. Чесноков:

- Там еще безумные подробности, что она сходила в обменные пункты, поменяла там рубли на 200 тысяч долларов (потому что изначально деньги были в долларах), в обменном пункте просто кончились деньги, но у нее не спросили документы, потому что ее там знали. Можно уже какую-то безумную криминальную комедию снять. Там фигурирует еще ее сердечный друг, на которого они в тот же день попытались переписать дачу, как сообщает Рен ТВ. Это настолько термоядерная история, что даже для 2020 года это как-то слишком круто.

О. Кашин:

- Эдвард, вы наверняка бывали в высотке МИДа?

Э. Чесноков:

- Я бывал во флигеле, в новом корпусе, где Мария Захарова проводит брифинги.

О. Кашин:

- Если бы вы заходили через главный вход на Смоленской площади, то там можно зайти в такой цокольный этаж, даже полуподвал, наверное. И там такой натуральный вещевой рынок. Формально, я так понимаю, как в Госдуме (там выставочное пространство) – вот изделия из уральских самоцветов, вот трикотаж чуть ли не белорусский. Как бы идешь и не понимаешь, где ты, в МИДе великой державы или на Черкизоне.

Э. Чесноков:

- Подождите. Есть торгпредство.

О. Кашин:

- Торгпредство где, на Черкизоне?

Э. Чесноков:

- Может быть, это апробация работы торгпредства.

О. Кашин:

- Знаете, в Великобритании что такое почта (хотя и в России сейчас так же, но в Англии раньше начали)? Нет отдельных зданий почтовых отделений. Есть обычный магазин со спиртным, сигаретами, чипсами, и в конце его окошечко, в нем почтальон сидит. Потому что экономически нецелесообразно иметь отдельные почтовые отделения. Вот, наверное, что-то то же самое здесь, я не знаю.

Э. Чесноков:

- Что хорошо? Что дело расследуется. Что деньги эти… Непонятно, куда делся почти миллион долларов. Можно надеяться, что этих нехороших людей найдут. И уже одно то, что мы об этом деле говорим, а не прячем его под ковер, это и есть свидетельство нашей силы.

О. Кашин:

- Да. Вы сказали, что были во флигеле МИДа, у Марии Владимировны Захаровой…

Э. Чесноков:

- Я бывал на пресс-конференциях, на брифингах.

О. Кашин:

- Давайте поздравим Марию Захарову с днем рождения. Она как раз есть символ открытости российского МИДа, очень хороший, очень правильный человек.

Э. Чесноков:

- Я многократно бывал на ее брифингах до коронавируса. И там никто не навязывал и не согласовывал каких-то тем. Там действительно можно было задать любой вопрос. Иногда я тоже задавал вопросы, которые были не очень удобные, но никто никогда меня не критиковал за это, никто не отказывал в аккредитации ни мне, ни кому-либо. То есть в плане открытости мы можем дать фору очень многим.

О. Кашин:

- Что она, что Песков – это какие-то люди новой медийной генерации. Кстати, еще раз скажу, что в замшелом аду совка в медийном плане живет прежде всего сегодня Федеральная служба безопасности, которая уже который день проваливает тему Навального, и это горько наблюдать. Сам Навальный сегодня в своем стриме говорит: «Может быть, Бортников пытается подсидеть Путина, Бортников вредит Путину?» Тоже интересный подход.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Мне кажется, что не по Ивану шапка. В том плане, что Навальный, он противопоставил себя всей российской государственности, он постоянно поливает Кремль грязью. Ну, чего отвечать-то?

О. Кашин:

- Эдвард, на самом деле борьба с коррупцией укрепляет российское государство. Естественно, избавление от тех людей, которых критиковал Навальный, будь то Медведев или Шувалов, наверное, сделало российское государство крепче.

Э. Чесноков:

- Безусловно.

О. Кашин:

- Итак, Эдвард, русский фашизм.

Э. Чесноков:

- Да, в Крыму произошло нечто из ряда вон выходящее. Вот вы ругаете трехбуквенных, а они, между прочим, делают дельные вещи. Сотрудники ФСБ и управления МВД провели на Тавриде спецоперацию, в ходе которой задержали представителя Чечни в Ивановской области Ису Эдильсултанова, который занимался схематозом в городе Иваново. Он по поддельным документам хотел присвоить имущество фирмы, которая как раз проходила процедуру банкротства. Вы знаете, что когда ваша фирма банкротится, то это очень тонкий момент, любой может прийти и уйти, например, со стулом, со столом или даже с заначкой, которая лежит в столе.

О. Кашин:

- Маленькая ремарка. А у каждого главы региона есть представительство в Крыму, в других регионах? Есть, допустим, представитель главы Якутии в Костромской области, или только у Чеченской Республики?

Э. Чесноков:

- У моей родной Вологодской области есть представительство в Москве. Хотя я с вами согласен, это какие-то бессмысленные организации. Зачем они?

О. Кашин:

- Насколько я понимаю, это такая формализованная диаспоральная тема.

Э. Чесноков:

- Такой рудимент некого феодализма, когда у каждого удельного княжества было свое подворье.

О. Кашин:

- Не у каждого.

Э. Чесноков:

- Ну, у самых крупных.

О. Кашин:

- Чеченская Республика одна имеет представительства в регионах. И понятно, зачем. Потому что если чеченские студенты нахулиганят в Ялте, тогда выйдет представитель и скажет: вы извиниться должны. Они за этим следят. Помните, чеченцы мыли ноги в святом источнике в Калининграде? Тоже вмешался представитель главы Чечни.

Э. Чесноков:

- Там же сначала говорили, что это не чеченцы.

О. Кашин:

- Ну, он вмешался все равно (не знаю, чеченцы или нет). Потому что народ говорил, что чеченцы, поэтому глава Чечни следит.

Э. Чесноков:

- Это же модель, и эта модель работает, и это прекрасно.

О. Кашин:

- Это отвратительно, конечно, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Мы что, хотим, чтобы стреляющие свадьбы у нас катались?

О. Кашин:

- Мы хотим, чтобы Крым был наш. И когда сегодня стало известно о том, что в Крыму Аксенов будет открывать молодежный центр национально-культурных обществ имени какого-то легендарного крымского татарина, который был первым ректором экономического института в Крыму, тоже думаешь: ну зачем играть в те же игры, в которые играют украинцы со своим Джемилевым?

Э. Чесноков:

- Слушайте, там 12% татар живет, они имеют право на национально-культурную автономию, от Сталина и Берии, в конце концов, пострадали.

О. Кашин:

- Имеют, естественно. Я сейчас подумал. Это 20-й год, за эти 6 лет украинцы успели всему миру прожужжать уши, что в Крыму геноцид крымских татар, что их арестовывают за то, что они крымские татары (что неправда, безусловно). И только теперь спохватились.

Э. Чесноков:

- Арестовывают сторонников запрещенной организации ИГИЛ, Хизб ут-Тахрир запрещенного и т.д.

О. Кашин:

- Не только ИГИЛ. Еще и Меджлис. Меджлис – это не ИГИЛ, это просто проукраинская крымско-татарская организация.

Э. Чесноков:

- Ну, проукраинская – значит, русофобская и антирусская.

О. Кашин:

- Это само собой.

Э. Чесноков:

- Они тоже на самом деле террористы, потому что организовывали энергоблокаду Крыма, в 15-м году опоры ЛЭП подрывали на Херсонщине.

О. Кашин:

- Вы такой депутат Вяткин. Сейчас окажется, что терроризм – это переход улицы в неположенном месте. Давайте будем осторожными с этими термином.

Э. Чесноков:

- Когда Крым лишают энергоснабжения, это терроризм.

О. Кашин:

- Хорошо. Вернемся к теме Лизы Песковой и ее проукраинского бизнеса.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Может быть, это наши, пророссийские украинцы, которые этот бизнес поддерживают?

О. Кашин:

- То есть вы считаете, что бывают хорошие украинцы?

Э. Чесноков:

- Я не знаю. Я лишь предполагаю. Я вынужден выступать бесплатным адвокатом. И нужно же что-то говорить.

О. Кашин:

- Адвокатом украинского дьявола. Ладно, какие у нас еще есть суровые новости этого дня?

Э. Чесноков:

- Странная такая история в Якутии. Министр предпринимательства Ирина Высоких (я ее, кстати, лично знаю, это очень достойная девушка)… Они вели совещание в Зуме, и один из депутатов парламента Якутии Петр Аммосов сделал девушке замечание: «Я как красивый мужчина смотрю на открытую часть вашего тела. Это нехорошо, хотя как мужчина я признаю, что это красиво». В общем, газетчики раздули из этого такой скандал, мол, он ей замечание за декольте сделал. И вот здесь я не знаю, на чьей стороне быть. Потому что, еще раз говорю, Ирина Высоких это очень достойная девушка, и уверен, что она ничего такого не имела в виду.

О. Кашин:

- Очевидно, да. Кстати говоря, Эдвард, поскольку каждую программу мы заканчиваем разговором о вакцине, я хочу спросить вас, как вы ее называете «Спутник V» или «Спутник 5»?

Э. Чесноков:

- «Спутник V».

О. Кашин:

- Вы знаете, что наконец-то объяснили, что значит эта то ли буква, то ли цифра?

Э. Чесноков:

- Что же?

О. Кашин:

- Яснее не стало, буква это или цифра. Кирилл Дмитриев, глава Российского фонда прямых инвестиций, который, собственно, отвечает за эту вакцину, обращаясь к аргентинцам, комментируя доставку первых доз препарата в Аргентину, объяснил, что буква V в названии нашей вакцины означает победу, «и мы желаем народу Аргентины решительной победы над этой болезнью».

Э. Чесноков:

- Но Аргентина же участвовала с нами во Второй мировой войне, присоединившись, по-моему, в 45-м году.

О. Кашин:

- Эдвард, война на то и мировая, чтобы в ней все участвовали на той или другой стороне.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Испания и Португалия не участвовали. При этом испанские медиа регулярно издают материалы, восхваляющие «Голубую дивизию», тех самых друзей Гитлера, которые участвовали в блокаде Ленинграда. Я призывал уже в одной своей колонке для «Комсомольской правды», давайте введем экономические санкции против тех, кто реабилитирует Гитлера. Против латышей, эстонцев, которые проводят у себя марши эсэсовцев, против Испании, где практически канонизирована эта «Голубая дивизия».

О. Кашин:

- Знаете, практика показывает, что когда такую борьбу начинает российское государство, в итоге все заканчивается какими-то студентами, школьниками, которые ВКонтакте дают фотографию Смоленска времен оккупации. Поэтому не нужны никакие новые меры, никакой казенный антифашизм нам не нужен, мне кажется.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Я не о борьбе с экстремизмом говорил, а об экономических мерах. Потому что мы у Испании покупаем почти на миллиард долларов больше товаров, нежели ей продаем. Давайте, введя санкции, мягко сбалансируем наш товарооборот, и тем самым, Испания перестанет выкачивать деньги из российской экономики.

О. Кашин:

- Это святое дело. Но, что называется, бесконечный разговор о Гитлере, который чем дальше, тем более делается абсурдным.

Пролетело время, отведенное нам сегодня, и мы прощаемся до следующей недели.

Э. Чесноков:

- И верим, что все будет хорошо. И вы тоже верьте.

Всё, что вас касается, что случилось или случится, что отразится на вашей жизни. Главные темы дня разложат по полочкам журналисты, политологи и экономисты в программе What's up, страна!