Олег Кашин: Россия должна защищать русских на всём земном шаре

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают перспективы отношений России и Белоруссии, журналистов включенных в иноагенты, закупку Казахстаном американской вакцины против коронавируса, частные военные компании

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. В московской студии Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте. Давайте начнем с Белоруссии, я думаю.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. 2020 год прошел под антизнаком белорусских событий. Мы увидели истинные лица некоторых наших последних союзников. И очень даже возможно, что эта история, не закончившаяся в нынешнем году, продолжится в последующем. Что интересного в Союзном государстве. Сообщают Telegram-каналы, что большинство программы Союзного государства будут закончены в 2021-2022 году. Больше никаких программ не будет. Останутся траты на содержание аппарата Союзного государства, а бюджет Союзного государства складывается из отчислений из бюджетов Белоруссии и России. По сути, бюрократия будет кормить сама себя. И возникает очень простой вопрос: или это головотяпство, что просто какой-нибудь клерк самоизолировался, забыл прописать планы на следующие годы. Или это такой хитрый план, что Союзное государство плавно будет сменено на нечто иное.

О. Кашин:

- Эдвард, я как раз задумался, что если не тратить на Союзное государство, то наш друг Игорь Угольников не снимет очередной фильм, и все такое. Слухи ходят о том, что Кремль создает или планирует создавать в Белоруссии пророссийскую партию, выступающую против Лукашенко. Это очередная утечка от наших друзей из издания Insider, которое известно своими загадочными сливами. Рабочее название партии – «Право народа». Согласно ее стратегии, партия выступает за парламентско-президентскую республику, приватизацию госсектора и демонтаж культуры.

Если это правда, то, наверное, знаете, как бывает, отправляешь электронное письмо кому-нибудь, а оно зависает в черновиках. Наверное, где-то лето, а может быть, даже весной, кто-нибудь в Кремле такое письмо написал, но забыл отправить. И только в декабре, когда никому до этого уже нет дела, будет реализовываться идея по созданию пророссийской партии в Белоруссии.

И еще одна важная новость про будущее Белоруссии. Дата – 11-12 февраля, Всебелорусское народное собрание должно пройти. Об этом заявил Лукашенко сегодня. Это же тоже важная интрига. Он вроде бы обещал чуть ли не лично Владимиру Путину, что сейчас поменяет конституцию и уйдет. Но при этом уже про конституцию речи нет, просто собрание. Друзья, чего вы хотите? Как мне стать еще более хорошим, приятным для вас Лукашенко? А уходить? Тяжелые времена, Запад наступает. Поэтому я не уйдут. Наверное, так?

Э. Чесноков:

- При этом интернет помнит все. И можно вспомнить, как весной нынешнего года и Лукашенко, и Макей глумились и всячески поливали грязью наши ковид-тесты. Сейчас у них несколько иная позиция на этот счет. Потому что уже даже в Белоруссии ковид показывает, что он существует вопреки желанию властей отменять его, называть или не называть.

О. Кашин:

- Лукашенко вроде бы сам переболел. Но, действительно, белорусская модель, которая как шведская, только еще более радикальная, в смысле не замечать наличие ковида в принципе, как некоторые политологи белорусские, в частности, говорят, она во многом повлияла на ярость протестов. Потому что одно дело – просто диктатура, а другое дело – диктатура, которая еще не признает важнейшую угрозу народному здоровью.

И еще одна белорусская новость. Эдвард, вы помните, естественно. Вы, как урбанист, знаете, что легенда российского урбанизма, основатель городских проектов Максим Кац этим летом превратился в культовую фигуру для белорусов. Вот человек, который в прошлые годы объяснял московской молодежи, для чего нужны велодорожки, переквалифицировался в белорусского блогера. Рассказывал белорусам про их готовность побеждать и то, что у них все получится. Хотя в итоге, как мы понимаем, не получилось.

Я сегодня вспомнил о нем, увидев забавную, хотя и трагическую новость. Потому что – тюрьма. Некий Даниил Алениус – очередной белорусский гражданин, которого схватили, посадили в СИЗО, вот он, сидя в белорусском СИЗО, занялся урбанистикой. И прямо в камере создал план усовершенствования системы столичного транспорта.

Э. Чесноков:

- Это мне напоминает историю с Вавиловым, который, сидя в камере, тоже написал, практически пользуясь только собственной памятью, огромный труд об истории земледелия с древнейших времен. Русская интеллигенция.

О. Кашин:

- Хоть она и считает себя белорусской. Грустная история. У меня ассоциации более прямолинейные, детские. Как нам рассказывали, как Ленин молоком писал свои статьи. Видимо, этот человек молоком тоже рисовал схему будущих велодорожек в свободном Минске.

Э. Чесноков:

- Столица мира – Минск, если вы понимаете, о чем я.

О. Кашин:

- Конечно. В общем, такие белорусские новости. Наверное, это символ года – вот эта кривая белорусского политического процесса. Когда вначале проводятся, условно, несвободные выборы, потом оказывается, что в них есть лазейка, и вот давайте все за эту лазейку голосовать. И дальше процесс уже делается как бы неконтролируемым. Но в итоге оборачивается только большей диктатурой.

Э. Чесноков:

- В США выборы украли, массово голосовали мертвые, изгонялись наблюдатели с голосовательных пунктов. Видимо, так в этом самом заграничном мире сейчас принято.

О. Кашин:

- Наверное, да. Если честно, вот этот образ демократии. Вот мы говорим «демократия» и понимаем, о чем идет речь. Это образ, конечно, в этом году померк. Мы по-прежнему говорим «демократия», но что это такое на самом деле, наверное, заново надо описывать, формулировать и страховать. Потому что слишком редко она нас в последние годы радует. Не в смысле, что эти дурачки в разных странах кого-то не того избирают, а просто само избрание не является панацеей. И сам процесс, процедура тоже не являются вообще ничем. Потому что побеждает либо тот, в чьих руках полицейская дубинка, либо тот, как в США, в чьих руках большая пресса, университетские кафедры.

Э. Чесноков:

- В крайнем случае – эмиссия денег. Я это на Федеральную резервную систему и все это глубинное государство намекаю.

О. Кашин:

- Например, так. Поэтому, когда мы говорим: Россия будет свободной!

Э. Чесноков:

- «Россия вспрянет ото сна, и на обломках самовластья…» - далее по тексту.

О. Кашин:

- Вот на «обломках самовластья» - как они будут выглядеть, эти обломки самовластья. Потому что мы, оглядываясь, видим лишь руины. И не знаем, что с этим делать. Это, наверное, главное впечатление уходящего года. Хотя, наверное, впечатлений много и других, и по другим поводам.

Э. Чесноков:

- Вы правильно ухватили тренд за хвост. Банкротство демократии. Потому что какие страны оказались максимально эффективными в противодействии ковиду? Это Китай – не самая демократическая страна, где лагеря для уйгуров построены, другие азиатские режимы, вплоть до Северной Кореи. Какая страна одной из первых создала вакцину? Россия, у которой тоже к Западу много претензий, о которой рассказывают, что ее экономика сломлена.

Какие две страны безо всякой оглядки на Запад смогли завершить, сейчас не будем говорить – в чью пользу, хорошо, плохо, - наверное, уже 28-летний конфликт в Карабахе? Это Россия и Турция.

О. Кашин:

- Не об этом мы мечтали в детстве, чтобы Россия стояла рядом с величайшими державами мира. Теперь, да, она стоит рядом с Турцией.

Э. Чесноков:

- И с Китаем.

О. Кашин:

- Что это такое? Ось зла? Или антикоминтерновский пакт?

Э. Чесноков:

- Я думаю, что это новый мир – многополярный мир. И я с оптимизмом смотрю в будущее. Нам надоело, что эти люди, что эта коллективная Юлия Иоффе, учат нас жизни, постоянно говорят, что мы что-то неправильно делаем.

О. Кашин:

- Эдвард, подождите. А что лично вам эта конкретная Юлия Иоффе? Простая советская девушка, которая работает, не помню где. Яростный антитрамповский публицист. Пусть она будет. Как из наличия Юлии Иоффе следует, допустим, сегодняшнее решение Минюста о признании…

Э. Чесноков:

- Но мы же говорим, что пропаганда – это плохо, что с ней надо бороться. Вот классическая пропаганда. Энн Эпплбаум, все эти специалисты по России.

О. Кашин:

- Вы меня перебили, когда я начал говорить о том, что Минюст сегодня добавил несколько частных лиц в список иностранных агентов. Это Лев Пономарев, Денис Камалягин из газеты «Псковская губерния» и еще какие-то журналисты из регионов. Смотришь на это и думаешь: боже мой, да, хорошо, там бушует Юлия Иоффе. Но это не повод здесь нашивать буквально эти желтые звезды на Льва Пономарева.

Э. Чесноков:

- Я бы с вами поспорил, но не буду. Был такой проповедник Ошо. Он известен тем, что его почитатели подарили ему 365 «Роллс-Ройсов» - на каждый день года. И однажды он решил прилететь в Грецию. И какая-то часть местных правых консерваторов решила было запретить ему въезд в Элладу. А один из церковных иерархов сказал: не настолько Греция еще пала, чтобы ее двухтысячелетнее христианство этот проповедник мог поколебать. Давайте надеяться, что великую Россию Лев Пономарев не поколеблет.

О. Кашин:

- Но статус агента на Пономареве уже висит. Эдвард прав, когда говорит, что грустно думать, что российское государство так в себе не уверено, что может пошатнуться от этих людей.

Э. Чесноков:

- В тоже время всплывали какие-то пленки, файлы, что якобы Пономарев общался с какими-то японцами касательно Курильских островов.

О. Кашин:

- Наш с вами вечный разговор. Если всплывали пленки, которые позволяют считать Льва Пономарева, пожилого правозащитника, бывшего народного депутата России и лидера тогдашней партии власти, правда, недолго, «ДемРоссии», если он шпионил, работал на японцев, как-то лоббировал их интересы за деньги, есть уголовная статья «Госизмена». Сажайте его.

Э. Чесноков:

- Кашин пришел посадить Льва Пономарева! Гипотетически.

О. Кашин:

- Это же вечная дилемма российской пропаганды. Когда вы из того же Навального изображаете какого-то американского шпиона, злодея и так далее. Вот если есть состав, Уголовного кодекса хватает. А набор вот этой довольно идиотской ругани, как правило, в адрес Навального, в адрес Льва Пономарева, программы НТВ, которая снимала Пономарева скрытой камерой с японцами в ресторане, - ерунда.

Ладно, Пономарев, о'кей, по крайне мере, я его помню с детства. Но Денис Камалягин – молодой журналист, работавший в газете «Псковская губерния», наверное, лучшем региональном издании страны, - писал за гонорары для иностранцев. Мы с вами тоже пишем. И если мы с вами разонравимся российской власти, то она на нас с вами тот же ярлычок налепит. И мы будем ходить как какие-то люди второго сорта. Это позорная практика.

Э. Чесноков:

- Мы же с вами патриоты. Как мы можем разонравиться власти?

О. Кашин:

- При этом вы понимаете двойной стандарт. Давайте скажем это вслух. Вы пишете для каталонской газеты. Вы бесплатно пишете?

Э. Чесноков:

- Нет, они платят мне. Я даже могу сказать, сколько.

О. Кашин:

- Не говорите. Но сам факт – вам каталонцы платят деньги. Из-за границы вы получаете деньги. Вы тоже ведь должны быть иностранным агентом? Но нет, потому что – в лоялист.

Э. Чесноков:

- Насколько я понимал, в законе прописано, что если ты работаешь на структуру, которая признана иностранным агентом, как радио «Свобода», то ты тогда автоматически становишься иноагентом.

О. Кашин:

- Камалягин работает на «Псковскую губернию», которая не иноагент. Лев Пономарев тоже работает на что – не знаю. Нет, речь идет о частных лицах.

Э. Чесноков:

- Как я понимаю, это движение имело связь с Хельсинкской группой.

О. Кашин:

- Ужас! Прокурор Вышинский! Хельсинкскую группу возглавляла Людмила Алексеева покойная, и Путин к ней приходил. И она ему руку целовала. Вячеслав Володин с ней обнимался. Вполне была системная женщина. И саму группу создали не какие-то диверсанты, троцкисты, власовцы, а люди, которые хотели, чтобы Советский Союз выполнял соглашения.

Э. Чесноков:

- Почему эта уважаемая группа не занимается проблемами притеснения русских в Прибалтике или на Украине? Или даже – русским языком в Белоруссии?

О. Кашин:

- Не знаю. С другой стороны, вам было бы приятно, если бы Лев Пономарев, который, как мы понимаем, из точки А, где он был лидером «ДемРоссии», по сути – партии власти в 1991 году, в точку Б, где он стал одиноким пожилым иноагентом, неужели вам было бы приятно, если бы э тот человек делал с вами общее дело? Делайте вы это дело. У всех своя система приоритетов.

Э. Чесноков:

- За русских сражались очень разные люди, включая почти моего тезку – Эдуарда Вениаминовича Лимонова покойного. Этот год от нас Лимонова унес. И при этом на определенных этапах его биографии это не мешало ему быть ярым антипутинцем, находиться в жесточайшей оппозиции к Кремлю, и так далее. Это уже потом он в газете «Известия» стал колонки публиковать.

О. Кашин:

- Объясню свою версию, мне она кажется наиболее достоверной, в том числе потому что в итоге Лимонов писал в «Известиях». Владислав Сурков, как плохой поэт, плохой прозаик, ненавидел великого художника слова Эдуарда Лимонова и всячески раздувал из него угрозу государству. Когда Сурков из Кремля ушел, нормально, Лимонов сделал признанным государством писателем и публицистом.

Еще раз, вот эта иноагентская тема, которая остается наследием уже прошлой политической эпохи, эпохи докрымской, эпохи Болотной, опять же – наследие того же самого Вячеслава Володина. Воспроизводится вот тот самый мрачный американский, времен то ли маккартизма, то ли позднего Рузвельта закон…

Э. Чесноков:

- Это 1937 или 1938 год.

О. Кашин:

- Рузвельтовщина, когда угроза фашизма была в Соединенных Штатах. Соответственно, с ней как-то неуклюже тогда боролись. Вот эти довоенные архаичные практики времен США. Расовая сегрегация.

Э. Чесноков:

- Но они не отменены.

О. Кашин:

- Разумеется. По этим законам наша с вами соотечественница Бутина сидела в американской тюрьме. И весь пафос отрицания вот этой американской псевдодемократии, американской косности и так далее, - весь пафос рушится, когда российское государство, на словах ругающее американцев, в действительности перехватывает их самые позорные и самые стыдные практики в времен расовой сегрегации.

Э. Чесноков:

- Они посадили Богдану Осипову и Бутину.

О. Кашин:

- Это не подход великой державы – «они первые начали». Люди перерастают это в детском саду.

Э. Чесноков:

- Они дали моральное право.

О. Кашин:

- Нет, они не дали моральное право. У великой державы немножко все иначе должно быть. и тот, кто мудрее, сильнее, кто более уверен в себе тот и должен быть благороднее по отношению, прежде всего, к своим гражданам. Как ни смешно, как ни странно, даже у Владимира Путина, как президента Российской Федерации, должны быть обязательства перед Львом Пономаревым, как гражданином. Даже если Лев Пономарев обедал с японцами и говорил с ними про Курилы. Даже если Лев Пономарев плохой. Он – гражданин России. И, когда его, по сути, поражают в правах, это буквально фашизм-лайт.

Э. Чесноков:

- Фашизм-лайт – это когда 70 тысяч человек, то есть население целого города Кашин, поражено в правах в виде того, что у них серые паспорта не граждан в Прибалтике. И почему эти уважаемые правозащитники молчат об этом чудовищном попрании норм прав человека?

О. Кашин:

- Лет пятнадцать точно российская власть создавала, воспитывала, выращивала своих правозащитников, которые как раз должны не молчать по таким поводам. Где они? Где вся эта публика – отставные прокуроры из СПЧ? Почему сейчас вы предъявляете эту же моральную претензию затурканным демократам, старым либералам? Где ваши правозащитники?

Э. Чесноков:

- Есть Александр Малькевич – член Общественной палаты Российской Федерации, глава Фонда защиты национальных ценностей, который регулярно, в том числе на международных площадках, поднимает эти вопросы.

О. Кашин:

- Он поднимал вопросы. Потому что это такой пригожинский прихлебатель. Теперь его назначили директором телеканала «Санкт-Петербург», теперь он не будет ничего на международных площадках поднимать, потому что ему поднимать телеканал.

Э. Чесноков:

- Малькевич – мой старший товарищ. Так же как Кашин. Я не позволю вам его слишком ругать.

О. Кашин:

- В принадлежности к пригожинской клиентеле нет ничего стыдно, с вашей точки зрения.

Э. Чесноков:

- Но вы все-таки развешиваете ярлыки.

О. Кашин:

- Он пригожинский или не пригожинский?

Э. Чесноков:

- Я не знаю, спросите у него.

О. Кашин:

- Он связан с медиа-группой «Патриот»? Связан, конечно.

Э. Чесноков:

- Мы ушли от темы. Вопрос был о том, есть ли у нас правозащитники, которые этим занимаются. Да, у нас есть покойный Лимонов, у нас есть Малькевич, в конце концов, есть мы с вами.

О. Кашин:

- Очень странная подборка. У вас есть сто человек в СПЧ при президенте России. И где эти сто человек? Чем они занимаются?

Э. Чесноков:

- Спросите это у Екатерины Винокуровой. Она людям помогает.

О. Кашин:

- Она помогает людям, домашним животным. Но она в иерархии СПЧ, скажем так, не самый главный человек. Если мы принимаем вашу точку зрения, Россия должна защищать русских на всей территории Земного шара. Вот Валерий Фадеев – главный по правозащите у Владимира Путина. Сколько раз Валерий Фадеев возвысил голос в адрес даже вашего другого товарища – Шугалея? Валерий Фадеев участвовал в его судьбе?

Э. Чесноков:

- Боюсь ошибиться, но не припомню, чтобы он как-то участвовал.

О. Кашин:

-Я тоже боюсь ошибиться, но удивлюсь, если он участвовал. А это об одном конкретном непростом российском социологе. А что говорить об обычных русских людях в той же Туркмении, которая голодает, и где русские буквально на правах белых негров времен расовой сегрегации в США или в ЮАР? Где российская казенная правозащита? Она молчит. Она готова критиковать бандеровцев, потому что Украина – враг. Готова критиковать Прибалтику. Но даже Казахстан, Средняя Азия, особенно Туркмения, даже и Белоруссия – нет, там все нормально, там наши друзья. Это позор.

Э. Чесноков:

- Пономарев сам признавал, что его Движение за права человека почти полностью финансировалось американскими фондами. Например, знаменитым Nаtional Endowment for Democracy. Куда это годится?

О. Кашин:

- Если это какая-то криминальная структура, делайте уголовное дело, сажайте. Такое моральное давление на граждан, когда им привешивается этот ярлык, а это еще и постоянные проверки, и так далее, - это зло, это стыд, позор.

Э. Чесноков:

- У меня будет длинное вступление. На днях правительство России запретило импорт в Россию масок, произведенных не на территории ЕврАзЭС. Это Белоруссия, Армения, Россия, Казахстан, Киргизия. Те бизнесмены, которые богатели на поставках масок, понятное дело – из Китая, они, вероятно, теперь не смогут богатеть или просто будут завозить эти маски не через Россию, а через Казахстан. И ставить там клеймо «Сделано в Казахстане». А наши коллеги по ЕврАзЭС тоже приняли аналогичные нормативы?

Казалось бы, у нас есть ЕврАзЭС, наши евразийские братушки, которые могут сюда приезжать спокойно. Я не вижу, чтобы россияне ездили в Среднюю Азию, чтобы работать там. А они едут, пересылают туда миллиарды своим родственникам.

Казахстан подписал соглашение с американской компанией Pfizer и планирует поставки вакцины от коронавируса. Некоторые наши депутаты, например, те, кому мы дали вторую фамилию «Казахстанский» и так далее, высказались достаточно жестко, что Казахстан России должен. На этом фоне Казахстан получил моральное право сказать: ах, вы такие империалисты, русские, а мы американскую вакцину назло вам закажем.

О. Кашин:

- Наверное, ровно поэтому так много российских новостей про Аргентину, которая принимает поставки российской вакцины. Там интрига, связанная с DHL, которая берет деньги за доставку Pfizer, а Россия поставляет свою вакцину бесплатно. И доставка бесплатно.

Э. Чесноков:

- Учитывая опыт брата Навального и «Почты России», я думаю, что уроки извлечены.

О. Кашин:

- У меня абсолютно обывательский вопрос. Хорошо, Россия поставляет вакцину туда, сюда, куда примут. А что, в России всем хватает вакцины? Всех россиян уже привили?

Э. Чесноков:

- Не гнать же дорогих россиян ударами кнута к шприцу? Не нужно создавать очереди в больницах и на прививочных пунктах. Первыми получают прививку люди, находящиеся в наибольше опасности. Врачи, учителя, журналисты.

О. Кашин:

- А курьеры получают? Этот карантинный год был бы абсолютно невыносим во всех странах без курьеров.

Э. Чесноков:

- Сейчас бесконтактная доставка. Курьеры даже не на общественным транспорте ездят, а по улице на велосипедах.

О. Кашин:

- Я думаю, велосипед в конце рабочего дня весь в бактериях разных. Возможно, и коронавирусных.

Э. Чесноков:

- Очень хорошо, что без ненужного ажиотажа идет внедрение вакцины.

О. Кашин:

- Есть еще очень серьезная интрига. Владимир Путин вакцину вколол? Нет, но… И Песков вчера сказал, когда уже разрешили ее колоть людям 60+, то Путин примет решение. Какое решение – неизвестно. Может быть, он не будет ее себе вкалывать?

Э. Чесноков:

- Главное, что его дочь вколола вакцину. И это абсолютное повторение истории с Екатериной II, которая Павлу Петровичу вколола вакцину от оспы.

О. Кашин:

- Его предполагаемая дочь. Я помню высказывание, что одна из дочерей вколола. Какая – неизвестно. Но будем считать, что правильная дочь. Все это тоже влияет на народное восприятие. И есть давняя культура антипрививочников. У меня такое ощущение, что она во многом к нам с Запада пришла.

Э. Чесноков:

- На Западе говорят, что это российские тролли разжигают. Уровень абсурда.

О. Кашин:

- Взаимного абсурда. Но эта антипрививочная культура сейчас легла на такое гораздо менее конспирологичное мышление. Да, вакцина новая, не очень еще опробованная. Мало ли что, давай-ка я пропущу впереди себя в очереди миллионов десять человек.

Э. Чесноков:

- Мне кажется, эта логика в чем-то близка к логике американского посла. Наши ему предложили уколоться, а он говорит: я не хочу отнимать у россиян. И у Путина может быть такая логика.

О. Кашин:

- Может быть. Мы уже привыкли, что все лучшее – Путину, в широком смысле.

Э. Чесноков:

- Путин любит новую игру. Мы постоянно видим Путина2.0, Путина3.0. Он даже очень сильно отличается от самого себя образца 2012 года.

О. Кашин:

- Поскольку у нас дневник наблюдений уже имеет двадцать томов, если брать один год за том, то я могу сказать, что Владимир Путин, конечно, предсказуем в своей непредсказуемости. Сегодня Владимир Жириновский, перечисляя преемников Владимира Путина, назвал весь список имен, которые звучат в прессе, у политологов.

Э. Чесноков:

- По сути, справочник «Кто есть кто в Кремле». Он не сказал ничего нового.

О. Кашин:

- Конечно. И дальше он пошутил, что в итоге назначат Жириновского. Но на самом деле в этой шутке есть доля правды. Конечно, преемником будет не тот, на кого все думают.

Э. Чесноков:

- И Жириновский подтвердил свое участие в президентских выборах в России 2024 году.

О. Кашин:

- Я помню слоган Жириновского на выборах 1991 года: «Я буду защищать интересы русских на всей территории РСФСР и Советского Союза». Потребность в этом существует уже много лет. А мы с вами в 2020 году говорим об этом как о свежей идее. Тридцать лет разговор об этом идет. И каждый раз как первый.

Э. Чесноков:

- Очень романтическую историю вы рассказали – «каждый раз как первый». При этом наши ребята в Африке высадились.

О. Кашин:

- Вы имеете в виду коллег из ВГТРК, которые делают репортажи о ваших коллегах?

Э. Чесноков:

- Я имею в виду ваших коллег, которые делают репортажи о моих коллегах. Это же очень большой прогресс нашего нарратива. Раньше мы все отрицали, говорили, что их там нет. Потом мы говорили, что они купили форму в военторге. А сейчас мы говорим: да, есть военные инструкторы, которые помогают братскому африканскому народу.

О. Кашин:

- Там много разных народов. Как раз сегодня по социальным сетям ходят скриншоты из рпортажа ВГТРК об инструкторах в ЦАР. И там в кадре два ваших коллеги по вагнеровской линии. У одного на груди какие-то языческие руны, похожие на нацистскую символику. Поскольку на отрицании нацистской символики много лет российское государство и его телевидение строило весь украинский нарратив, теперь, оказывается, бывают хорошие люди этих взглядов.

Э. Чесноков:

- У него есть что-то руническое. Но еще чуть выше – наклейка «А». может, это значит «Антифа» или знак пацифистов.

О. Кашин:

- Я знаю банк в России, у которого символ «А». Может быть, он начинал карьеру в этом банке, но потом решил проветриться, поехать в Африку. Понятно, о чем мы говорим. Вряд ли и вы будете отрицать, что люди, которые вербуются в частные военные компании, к каким-нибудь поварам, музыкантам и так далее, они все-таки не такие рафинированные либеральные интеллигенты, которых мы знаем по социальным сетям. Они как раз люди жестких взглядов, в том числе очень часто вполне людоедских. Как знаменитый Мильчаков, которого сейчас активно продвигают… Человек, который собачек мучил, откровенный нацист, вот он – лицо ополчения. Годы спустя вдруг нам его стали продавать как лицо ополчения, как будто бы такая антифашистская пропаганда через наших правых коллег-публицистов.

Э. Чесноков:

- Я думаю, что это хорошо, когда мужчина может заняться мужской работой, причем где-нибудь в другой стране, где риск при шальной пальбе подстрелить какого-нибудь россиянина все-таки ниже, чем в России.

О. Кашин:

- Какого-нибудь афророссиянина.

Э. Чесноков:

- И хорошо, что он получает за это солидные деньги. Потому что русский человек должен жить хорошо.

О. Кашин:

- Вопрос – какой ценой.

Поделюсь бытовым. Праздники новогодние. Мы поставили в гостиной телевизор, подключили российское телевидение, как настоящие эмигранты. Я в субботу смотрел НТВ, программу Леонида Каневского про криминал «Следствие вели…». И там про убийство на «Ждановской». То, что сейчас называется «Выхино». Там произошло убийство майора КГБ. Забили до смерти милиционеры метрополитеновские, желая отобрать у него бутылку коньяка и батон колбасы, которые он вез домой. И после этого началась жесткая борьба башен советских силовиков. МВД, КГБ, Андропов, Щелоков. Закончилась она победой Андропова.

Случилось это 26 декабря 1980 года. Спустя сорок лет московском метрополитене на станции «Щукинской» загадочно умер мужчина, который весил 115 килограммов, вроде бы он то ли был без маски, то ли стучат по терминалу оплаты. Привлек внимание полиции. Они его скрутили, зачем-то сняли с него штаны. В общем, у них в руках он загадочно умер.

Понятно, что велик соблазн для нашего современника. Для меня, частности, выстроить параллель. Тут тогда игра, когда не проиграешь никогда. В любую годовщину любого трагического события где-нибудь в российском полицейском участке погибает очередь Джордж Флойд. Никому до этого нет никакого дела. Поэтому все исторические параллели натянуты и бессмысленны.

Э. Чесноков:

- Почти как название советского детектива – «Это было на «Щукинской». Я думаю, что надо дождаться заключения судмедэкспертов. Они обязаны в таком случае проводить вскрытие. Может быть, они что-то установят. Я сомневаюсь, что наши полицейские взяли и лишили человека жизни.

О. Кашин:

- Бывает такое.

Э. Чесноков:

- Истории куда более сложные, чем кажется на первый взгляд. Я бы призвал подождать.

О. Кашин:

- Я бы призвал уже к презумпции виновности российских полицейских. Когда слишком много таких историй, это они должны доказывать, что человек умер сам, а не прикрываться этими бумажками экспертизы.

Э. Чесноков:

- Я бы призвал к куда более гуманному жесту. Давайте контролировать, включены ли портативные видеорегистраторы у наших тружеников жезлов и фуражек.

О. Кашин:

- Видео, где он без штанов, выложено в Telegram-канале «Московские новости».

И еще очень скользкий, но ретро-компромат. Сегодня Роскомнадзор потребовал от какого-то регионального издания БАБР удалить статью 2006 года про приключения Александра Хинштейна. Я побежал читать эту статью. Дело происходило в Ижевске на дне рождения Дмитрия Шумкова, который спустя 9 лет повесится в Москва-Сити. Судьбы людские. Но тогда он был в силе, он был богат, арендовал у себя на родине отель, позвал артистов, гостей.

И дальше я цитирую газету «Жизнь». «Депутат принялся кидаться попадавшими ему под руку предметами. Стулом, например, он запустил в окно. Если бы вовремя не поймали стул, окна бы не было. Хинштейна, крепко державшего в руке предмет, похожий на бейсбольную биту, однако, все это мало волновало. «Пока все не раздолблю, не успокоюсь!» - кричал облаченный в красные в белый горошек трусы депутат».

Я, конечно, конспиролог. Но поскольку слово «трусы» в последнюю неделю стало таким важным политическим символом, медийным в том числе…

Э. Чесноков:

- Можно сказать, флаг-словом.

О. Кашин:

- «Похожий на плавки и пахнущий плесенью флаг», как пела бы группа «Аквариум». Мне кажется, нынешнее оживление этой забытой почти 15 лет назад истории, и вот теперь все обсуждают Хинштейна в трусах, такое легкое заглушение, перебивание повестку с трусами Навального и ФСБ.

Э. Чесноков:

- Это как-то слишком конспирологично. Что угодно можно объяснить.

О. Кашин:

- Месяц назад сколько было новостей со словом «трусы» в заголовке.

Э. Чесноков:

- Слово «коронавирус» было в заголовке год назад.

О. Кашин:

- Коронавирус появился как явление. А сейчас трусы появились как явление. Наверняка я нагнетаю и заблуждаюсь, но есть такая история. И депутат Хинштейн, который требует удалить эту заметку с сайта мало популярного регионального издания БАБР, буквально работает по «эффекту Стрейзанд». Потому что теперь все знают, что 15 лет назад он носил красные в белый горошек трусы.

Э. Чесноков:

- Это некоторый фрейдизм у тех, кто интересуется нижним бельем.

О. Кашин:

- Когда представляешь хорошо знакомого тебе по медиа солидного человека в трусах и с бейсбольной битой…

Э. Чесноков:

- Поменьше думайте о Берлиозе, господин Бездомный.

О. Кашин:

- Могу себе позволить.

Э. Чесноков:

- В Калининград приехал новый узкоколейный трамвай «Корсар» российского производства. Надеемся, что при нем калининградскую трамвайную систему, пришедшую в упадок в последние 25 лет, ожидает ренессанс.

О. Кашин:

- Я очень надеюсь. Потому что калининградский трамвай – это моя любовь с детства.

Вернемся завтра!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Каждое утро известный публицист Сергей Мардан заряжает информацией на весь день! В его эфире найдется место как лучшим спикерам страны, так и диванным экспертам. Мардан даёт высказаться каждому, но и сам за словом в карман не лезет!