Олег Кашин: А кто Навального прикрывал все эти годы?

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают командировку Эдварда в Сомалиленд, прошедшие несанкционированные акции протеста, видео встречи соратника Навального с сотрудником британского посольства

О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин, я сижу в Лондоне, а Эдвард Чесноков, по оперативным данным, находится в Сомалиленде. Так ли это, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Какие у вас ассоциации с этим таинственным Самолилендом?

О. Кашин:

- Знаете, мне легко ответить на этот вопрос. Мои друзья в свое время ездили. Как я это себе представляю? Есть та легендарная страна Сомали, которую даже Билл Клинтон не сумел одолеть, не сумел победить генерала Мохаммеда Фараха Айдида, о чем снят художественный фильм «Падение «Черного ястреба». И с тех пор в Сомали абсолютное дикое поле, абсолютные хаос и анархия. И только какой-то уголок этого бывшего государства более-менее цивилизованный, то есть там, на этих квадратных метрах, можно гулять так, чтобы тебя не съел какой-нибудь местный полевой командир и не обглодал твои косточки. Я так понимаю, вы находитесь в этом цивилизованном уголке.

Э. Чесноков:

- Да. 18 мая 1991 года Сомалиленд провозгласил независимость, то есть в какой-то мере это произошло, после того как то старое Сомали со столицей в Могадишо пошло войной на Сомалиленд, там были чудовищные массовые репрессии, погибли десятки, а может быть, и сотни тысяч человек. Харгейса, столица Сомалиленда, чудесный город, который я посмотрел, был буквально стерт с лица земли. И в чем-то этот кейс похож на историю ДНР и ЛНР, только у них 7 лет в этом году будет непризнанной независимости, а вот Сомалиленду 30 лет.

О. Кашин:

- Лихо вы зашли, что Сомалиленд – такая Донецкая Народная Республика. Я, наверное, даже с вами согласен, но, я думаю, такое сравнение прозвучит обидно для тех, кто борется за присоединение Донбасса к России.

Э. Чесноков:

- Понимаете, у нас полные стереотипы, что Сомалиленд – это какие-то банды мужиков с «Калашниковыми», которые бегают и похищают те, кого сомалийские пираты не успели похитить, но это совершенно не так. Сомалиленд – это реально одна из самых стабильных стран этой непростой территории. Более того, за те самые 30 лет независимости там демократическим путем, на свободных выборах сменилось 5 президентов. И вот страна живет.

О. Кашин:

- В ДНР, если мы проводим параллели, тоже время от времени меняются главы, но, я думаю, это такой уже вечный разговор. На самом деле берегите себя все равно, хотя и цивилизованное место.

Э. Чесноков:

- Закончу про Самолиленд. Здесь я встречал людей, которые говорят по-русски, потому что они в Советском Союзе учились, и потому что Советский Союз имел военную базу в районе Берберы на побережье Сомалиленд (тогда – еще часть Сомали). И в приватных разговорах люди очень хотели бы как-то продолжить и военное, и техническое сотрудничество с Россией, ибо они помнят, что наша страна им помогала, и они ждут, готовы развивать торговлю с Россией.

О. Кашин:

- Эдвард, помните, Михаил Светлов однажды очень интересный вопрос задал, который без ответа остается до сих пор. Он сказал: «Я понимаю, почему русские не любят евреев, но я не понимаю, почему русские так любят негров». Может быть, вы мне ответите на этот вопрос?

Э. Чесноков:

- Понимаете, в Африке живут не только темнокожие, там живут пигмеи на востоке Руанды, которая ни разу не черная, там живут африканеры, которые вполне себе белые, там живут арабы, которых тоже темнокожими назвать нельзя. Поэтому давайте говорить «африканцы».

О. Кашин:

- Я цитировал советского поэта. Эдвард, Советский Союз африканеров не очень котировал, речь шла именно о чернокожих африканцах.

Э. Чесноков:

- Что меня поразило в Сомалиленде? Первое, о чем меня спросили местные журналисты, это что я думаю про Путина и Навального. В Сомалиленде, в Харгейсе.

О. Кашин:

- Я думаю, вы своими глазами убедились, до какой степени российские официальные власти с помощью своей неуклюжей политики сделали Навального мировой темой, вплоть до самых диких, самых токсичных уголков карты мира. И зачем это было делать – вот вопрос.

Вчера Москва и Петербург были похожи, ну, не сказать, что на Минск, все равно российские столицы остаются цивилизованнее, чем белорусская столица, даже сейчас. Но, тем не менее, эти кадры, когда сплошные какие-то шеренги омоновцев преграждают движение растерянным, испуганным мирным людям, которые протестуют в поддержку Навального, я не понимаю, зачем было накручивать этот искусственный кризис до такой степени. И если в этом есть какой-то хитрый план Владимира Путина или кого-то еще, только на это и остается надежда, потому что иначе остается признать, что российское государство как-то пошло вразнос, что ли. Потому что это очень важное чувство, которое есть у гражданина - что в стране соблюдается порядок, но при этом не пересекается та грань, которая отделяет обычную, спокойную страну от такой полицейской диктатуры. И вчера (естественно, в порядке спектакля, в порядке презентации, скажем так) нам была явлена возможность полицейской диктатуры на улицах городов России. И зрелище это, конечно, очень неприятное.

Э. Чесноков:

- Вы еще про Голландию забыли сказать, где просто водометами коронавирусную демонстрацию разгоняли. Не будем брать пример с бездуховного Запада.

О. Кашин:

- Из нововведений последнего времени особенно впечатляют эти уже поставленные на поток видео, где растерянные, испуганные молодой человек (или девушка), стоя перед камерой, на которую его снимает какой-то добрый человек, говорит, что очень сожалеет о своем поступке, о выходе на митинге, и приносит извинения полицейскому, которого толкнул, или, как в Краснодаре, казачеству. Потому что девушка залезла с трусами в руках на памятник кубанскому казачеству.

И вопрос. С одной стороны, это даже можно считать этим новым гуманизмом, таким чеченским гуманизмом, когда вместо тюремного срока ты получаешь 40 секунд унижения на видеокамеру. Но все же давайте оговоримся, то ни Уголовный, ни Уголовно-процессуальный, ни тем более Административный кодекс не подразумевает такой формы наказания, когда ты должен извиняться публично перед какими-то непонятными людьми. Те люди, которые практикуют производство таких видео, совершают буквально должностное преступление. Потому что, очевидно, такие видео снимаются в полиции, и у полицейских нет права заставлять людей извиняться на камеру.

Э. Чесноков:

- Знаете, я, как и вы, наверное, не за чеченизацию, а за русификацию. А за что выступают те, кто призывает людей выходить на митинги?

О. Кашин:

- Здесь есть даже формальное объяснение – как минимум, за освобождение Алексея Навального из тюрьмы. Потому что ситуация с ним более-менее двусмысленная. Его, как вы помните, отравили в августе, в бессознательном состоянии, по договоренности Путина с Меркель, Навального отвезли в Германию, там вылечили, откачали, спасли. Потом оказалось, что к нему имеет претензии Федеральная служба исполнения наказаний. И можно предположить, что эти претензии и были выдвинуты для того, чтобы он не возвращался. Но он вернулся, и его посадили. И 2 февраля Московский областной (или городской) будет рассматривать дело о его дальнейшем содержании под стражей.

Э. Чесноков:

- Но за что посадили? Было дело «Кировлеса», было дело «Ив Роше», где предположительно, как говорят те, кто знаком с материалами дела, господином Навальным или его близкими людьми создавались фирмы-прокладки для сравнительно честного отъема денежных средств. И я не знаю другого человека, который, имея на себе уголовных дел почти столько же, сколько пальцев на руке, до недавнего времени спокойно разгуливал на свободе, ездил по заграницам и т.д.

О. Кашин:

- Вы кого об этом спрашиваете, меня, как такого стихийного адвоката нелюбимого мной Навального, или самого Навального вы спрашиваете об этом? Или, может быть, вы об этом хотите спросить (как я хочу спросить) кремлевских кураторов внутренней политики – от Суркова до Кириенко и, естественно, Володина, который отвечал за политику, когда Навального выпускали из тюрьмы в Кирове? Или лично Владимира Путина, который мог пошевелить бровью и сказать: Навального не сажаем? Потому что, конечно, в отношении Навального на протяжении всех этих лет применялось какое-то очень избирательное и очень дружелюбное по отношению к нему правоприменение, которое, по большому счету, является чистым правовым нигилизмом, когда к человеку особое отношение закона, то есть штампуются приговоры, но при этом он почему-то в тюрьме не оказывается. И покажите мне ту украинскую ДРГ, которая такой правовой нигилизм выстроила. Кто Навального прикрывал все эти годы?

Э. Чесноков:

- Я абсолютно с вами согласен в том, что почтовые отправления и плату за них и «Кировлес», их оптимизировала не украинская ДРГ, а сам господин Навальный или, в крайнем случае…

О. Кашин:

- А кто его из тюрьмы выпускал в 13-м году, когда его приговорил кировский суд?

Э. Чесноков:

- Если вы адвокат Навального, то вы прекрасно помните, что люди вышли аж на Охотный ряд, к Государственной Думе. И, конечно, наше гуманное правосудие к ним прислушалось.

О. Кашин:

- Даже в такой версии, извините, Эдвард, разве российский закон устроен так, что люди, выходящие на площадь, могут влиять на решение суда?

Все равно происходит какая-то политическая турбулентность, Эдвард. Потому что мы не раз наблюдали… Вы сами приводите пример, что если иногда власти хочется, митинг оказывается мирным, люди выходят, толпятся, потом расходятся. Потому что власть, как было однажды… Я помню, в день рождения Владимира Путина, 7 октября, Навальный назначил какой-то митинг на Пушкинской, и его не разгоняли, чтобы назавтра в мировой прессе не было первых полос. Но сегодня я вижу первые полосы американских и британских газет, на них действительно российский омоновец заносит дубинку над головой какой-то очередной бабушки. Скажите мне, Эдвард, глупость это, измена или хитрый план?

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, я понимаю, почему вы географически локализуетесь именно Москвой и Санкт-Петербургом (в крайнем случае, Екатеринбургом). Потому что на Дальнем Востоке митингов практически не были, они были крайне малочисленными. Даже за Фургала в последние месяцы выходило больше, чем сейчас вышло за Навального. Объективно людей вышло не очень много, я бы сказал, на два порядка меньше, чем выходило на Болотную.

О. Кашин:

- Мой милый Эдвард, если бы в день Болотной закрыли бы все станции метро в центре Москвы, как случилось вчера (а вчера помимо центра закрыли еще и «Комсомольскую», и даже «Сокольники»), закрыли магазины, изменили маршруты автобусов, перекрыли тротуары… В общем, на таком фоне говорить «а смотрите, людей много» даже как-то неприлично.

Э. Чесноков:

- Какие станции метро закрыли в Санкт-Петербурге? Я не помню такого.

О. Кашин:

- В петербургском метро также закрывали центральные станции метро. Можно по новостям посмотреть. Но это ваше злорадство, что, смотрите, в провинции выходит меньше…

Э. Чесноков:

- Это не злорадство, это факт.

О. Кашин:

- Напомните мне, Эдвард, сколько народу в феврале 17-го года вышло на улицы Пензы, сколько народу в августе 91-го года вышло на улицы Мурманска. Естественно, революции делаются в столицах, и кризисы происходят также в столицах. И то, что происходит сегодня в России, это естественно, по всем признакам, причем без видимого повода (ни выборов у нас нет, ни скандала большого нет), ничего нет, а зачем-то народ надраконили так, что даже какие-то даже не типичные для протестов люди говорят, что плевать я хотел на все, ухожу. Как ушел сегодня, допустим, редактор Телеграм-канала Mash в знак протеста против того, что их заставили делать это видео…

Э. Чесноков:

- То, что их заставили делать, известно пока что только из одного источника – собственно, этого редактора Телеграм-канала.

О. Кашин:

- А вам мало? Если человек говорит: «Меня заставили», - а кто вам еще нужен, товарищ майор, который его заставил? Я не понимаю.

Э. Чесноков:

- Людям свойственно постоянно искать виноватого и какую-то третью силу, которая портит им жизнь. Но психология показывает, что все несколько не так.

О. Кашин:

- Какую третью? Это не я же ищу регулярно украинскую ДРГ. Я говорю, что российская власть зачем-то создала эту картинку, при виде которой люди хватаются за головы: боже мой, что происходит в Москве.

Э. Чесноков:

- По картинке. Мы видим, что очевидным образом меняется тактика протеста. Людей объективно выходит мало (сейчас не будем говорить почему). Но делаются красивые, такие открыточные видео: вот, смотрите, как лютует режим. Но это же понятно.

О. Кашин:

- А кто видео делает, кто заставляет этого омоновца размахивать дубинкой в Петербурге? Кто заставил полицейского пистолетом размахивать, как будто он какой-то бандит, который в ресторане буянит?

Э. Чесноков:

- Есть большое количество и других видео. Например, как парень с дубинкой бежит на омоновцев.

О. Кашин:

- Да, с бейсбольной битой. Какой-то загадочный парень. Эдвард, представьте, вот вы взяли бейсбольную биту, и вдруг почему-то вас окружает сразу три оператора каких-то телеканалов. Вы их предупредили, наверное? Откуда они взялись?

Э. Чесноков:

- Сейчас у каждого человека смартфон есть.

О. Кашин:

- Но тут его снимали на камеры, на этих видео видно, что люди стояли с камерами, ждали. То есть человек с битой пока похож на полицейского провокатора, тем более что репутация нашей полиции такова, что в провокациях ее, конечно, заподозрить несложно.

Э. Чесноков:

- Опять наша вечная теория заговора. Между тем, раз уж мы говорим о некоторых видео с камер, очень интересная вещь. Владимир Львович Ашурков засветился на видео 20-летней давности. Это видео, я полагаю, все смотрели.

О. Кашин:

- Да. 9-летней давности, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Там человек, похожий на Владимира Ашуркова, общается с британскими дипломатами и просит 20 миллионов на российскую политику. Что вы об этом думаете, мой лондонский друг?

О. Кашин:

- Мы были знакомы с Владимиром, публично «раззнакомились» в декабре этого года, поэтому, наверное тема личная.

Э. Чесноков:

- То есть вы стали нерукопожатным.

О. Кашин:

- Да. Поэтому, наверное, любая критика с моей стороны будет восприниматься как сведение личных счетов. Эдвард, вопрос к вам. Это видео 9-летней давности. То есть 9 лет назад, видимо, российские спецслужбы, а может быть, российские журналисты, как-то аффилированные со спецслужбами, тайно сняли разговор Владимира Ашуркова с британским дипломатом. И почему-то не выдали его в эфир тогда, когда…

Э. Чесноков:

- Может быть, соратники Навального его тайно сняли?

О. Кашин:

- Я помню тот период, когда регулярно какие-то посиделки в ресторанах с оппозиционными лидерами заканчивались тем, что за соседним столом оказывался «корреспондент Life News», который снимает. Была такая легенда постоянная. Вы помните эту историю про Илью Яшина и Антона Красовского, которых также снимали в ресторане? Красовский тогда разбил камеру корреспонденту, который снимал его скрытой камерой, и возбуждали уголовное дело. И Илья Яшин утверждает, что именно закрытие уголовного дела превратило Антона Красовского в деятеля пропаганды (к вопросу о теориях заговора).

Для меня загадка, почему это видео 9 лет берегли. То есть почему-то не хотели дискредитировать Владимира Ашуркова. Это интересный вопрос.

Второй момент. В этом разговоре, поэтому его такой романтически сказанной фразы, которую можно по-разному истолковать (что нам бы не помешало какое-то количество денег)…

Э. Чесноков:

- Революции нужны винтовки.

О. Кашин:

- Да. Эдвард, давайте считать, что действительно Ашурков просил у дипломата деньги. Что это может значить? Вы помните историю, мы ее обсуждали, когда в 51-м или 52-м году в посольство США в сталинской Москве пришел молодой человек и сказал, что я знаю, что из посольства есть подземный ход, а у меня папа – маршал, который в тюрьме сидит, и спасите меня, уведите по подземному ходу. Полиция посольства выгнала его как провокатора, и правильно сделала, потому что этого парня звали Николай Яковлев, он будущий автор книги «ЦРУ против СССР».

Если вы заметите, на этом видео с Ашурковым на реплику Ашуркова про деньги дипломат не отвечает ничего. То есть он это услышал и подумал: очевидно, в эти суровые дни, когда российская власть хочет увидеть хоть какое-то доказательство причастности западных дипломатов или разведок к протестам, естественно, поддаваться на провокации нельзя.

Как мы обсуждали, а кто же был тем загадочным американским шпионом, который выносил Навальному такие приговоры и выпускал его из тюрьмы? Эдвард, вот есть такая фигура, знаменитая на самом деле, известный человек, глава «Газпромнефти» Дюков, который в 90-е и нулевые годы возглавлял Петербургский торговый порт. То есть человек, реально близкий к Владимиру Путину, ветеран госбезопасности. И в знаменитом фильме Навального про дворец Людмила Путина сидит в офисе, а офис в этом порту.

Так вот, Владимир Ашурков в те годы вообще-то был коммерческим директором этого порта. И как раз вопрос к главе «Газпромнефти» - а что же, вы покрывали шпиона, или как это понять? Кто эти вопросы задаст? Я не могу, я не знаком с Дюковым. Может быть, вы, Эдвард7

Э. Чесноков:

- Вы прямо сняли у меня с языка соленый кристаллик в форме африканского слоника. Я тоже считаю, что это видео, оно забавное, оно ничего не прибавляет к и без того темноватому образу российской оппозиции, которая готова заключить союз хоть с чертом, чтобы отковырнуть хотя бы один кирпичик от ненавистного Кремля. Но ведь Петербургский торговый порт, где наш герой занимал должность финансового директора (по-моему, ему тогда еще и 30 не было)…

О. Кашин:

- Да, он реально умный и крутой, здесь вопросов нет.

Э. Чесноков:

- Я не отрицаю. Но глупо предположить, что тогда, на рубеже девяностых – нулевых, в морском порту, да еще в Петербурге, не было никаких схем, не было волшебных судов-банановозов…

О. Кашин:

- Мой милый Эдвард, вот вы сейчас по тончайшему льду ходите. Потому что именно про эти схемы Алексей Навальный снял фильм «Дворец». И про банановозы мы тоже знаем, какие директора каких театров или каких интернет-операторов привозили то, что они привозили с бананами. Сейчас мы с вами действительно упремся в такую схему, после которой наш эфир исчезнет отовсюду, как уже иногда бывало.

Э. Чесноков:

- Нет, я о другом. Что Ашурков говорит в интервью, что инвестирует в какие-то стартапы. Что это за стартапы? Покажите нам. А то это звучит почти так же, как инвестор в криптовалюты. Чувствуется этот смехатоз умного человека. И возникает вопрос. Вы можете себе представить, чтобы Камала Харрис, соратница Байдена, тоже очень умная женщина, сходила в посольство Китая или Индии и попросила денег…

О. Кашин:

- И сегодня было гигантское интервью Дмитрия Медведева, об этом стоит сказать, заместителя главы Совета безопасности. Оно примечательно тем, что Медведев впервые и совершенно спокойно назвал Навального по имени. Причем, это был разговор не о протестах, не об отравлении, хотя об этом там тоже шла речь. Причем, забавно, Медведев сказал: если его вылечили, в чем проблема? И отдельно он завел разговор о том, что Твиттер ведет странную политику. И у меня знакомый завел Твиттер, указал в своих интересах там музыку и культуру, а ему сам Твиттер предлагает зафолловить Навального. Это доказательство, что Твиттер работает на российскую оппозицию.

Э. Чесноков:

- Господи, я сам сколько раз такое видел. Он на мировую жабу работает.

О. Кашин:

- Но при этом, думаю, Медведеву дела нет до политики Твиттера, а произнести слово, которое ни Песков, ни Путин не решаются произнести, он хотел по какой-то причине. Интересная кремленология, хотя я наверняка тут играю в какие-то теории заговоров.

Давайте к датам. И Владимир Путин сегодня не вылезал с Новодевичьего кладбища, что называется, возлагая венки к Примакову, и к Лановому, но приезжал он к Борису Николаевичу Ельцину, которому сегодня 90 лет.

Итак, первый президент России, кто он для вас, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, конечно, Ельцин был первым русским скином. При нем русский флаг взвился над Приднестровьем, в документах при подаче депутатами в Госдуму на выборы указывалась национальность этих депутатов. Как же его не любить?

О. Кашин:

- У меня сегодня вышла статья «Ельцин был скином», я с вами согласен в том смысле, что, конечно, Борис Николаевич был абсолютная предтеча Владимиру Владимировичу.

И у нас есть звонок от Григория из Москвы.

Григорий:

- Здравствуйте1 Мне бы хотелось вернуться к высказываниям Эдварда на прошлой неделе по поводу экспорта хлеба. Он предлагал хвастаться, но не называл ни одной цифры. Какой хлеб? Зачем? Куда?

Э. Чесноков:

- Не хлеба, а…

Григорий:

- Пшеницу.

О. Кашин:

- И в чем проблема, Григорий?

У нас Роман из Петербурга.

Роман:

- Здравствуйте! Эдвард, вы так злобно бичевали Навального, вот он уголовник, так далее. Я постарше вас и прекрасно помню, как нам в школе рассказывали, что Сахаров, Солженицын – это отщепенцы. А потом выяснилось, что это…

Э. Чесноков:

- Сахаров не занимался схемами! Не оптимизировал биткоины на полмиллиарда рублей! Их нельзя сравнивать! А когда Солженицын очутился на Западе, он стал отстаивать русские интересы.

О. Кашин:

- Эдвард, я согласен со слушателем. Риторика против Начального абсолютно такая же не действующая, какая была про Сахарова, вы правы.

Роман:

- Позвольте реплику. Если бы вы чуть-чуть почитали это дело «Ив Роше», там все понятно. Это он написал по глупости заявление, которое тут же было пущено в ход. Потом это «Роше», они тут же отказывались, что не причинили никакой ущерб и так далее. Там нечего обсуждать!

Э. Чесноков:

- Было бы странно, если бы западная фирма сказала бы: нет, человек, которые отстаивает интересы Запада, причинил им ущерб.

О. Кашин:

- Вот это точно была риторика против Сахарова и Солженицына, поверьте, что эти люди отстаивают интересы Запада. Естественно, Сахарова даже на съезде, когда он был уже депутатом, клеймили за то, что он стреляет в спину советским военным в Афганистане. Так что все повторяется по кругу.

Спасибо. А по поводу дела «Ив Роше», я думаю, что там не было абсолютной корпоративной чистоты. Думаю, что был конфликт интересов. Но я так же думаю, что если бы речь шла не об Алексее Навальном, не о политике, не о необходимости возбудить такое уголовное дело, то никто его бы не возбуждал. И попробуйте меня убедить, если это уместно.

Александр из Миасса, здравствуйте!

Александр:

- Хотел узнать ваше мнение. У меня в голове не укладывается. Смотрите, Навальный выпустил свой фильм про замок, да, который дискредитирует Путина, правильно?

О. Кашин:

- Правильно.

Александр:

- И Путин сказал, так, ребята, в мою сторону плевок, давайте разбираться, чей это замок. И наши спецслужбы выясняли, чей это замок в течение 12 дней? Выходит, так?

О. Кашин:

- Я не знаю. Это к Эдварду вопрос, наверное.

Э. Чесноков:

- Подождите. Давайте по логике. Когда наша власть хочет какой-то стратегический проект реализовать, она его реализует. У Крымского моста было отставание всего в полгода, да и то только у железнодорожной части. Построены стопяцот стадионов, город Сочи к Олимпиаде и так далее. Видим: хотят – реализуют. И тут такой не менее стратегический проект, как гипотетическая резиденция первого лица, его вдруг не реализовали почему-то. Но это же глупость!

О. Кашин:

- Эдвард, не преувеличивайте, потому что вроде бы Путин там пожил, если верить фильму Навального, а потом пошла плесень, его стали перестраивать.

Э. Чесноков:

- Если в фильме Навального говорится, что 100 миллиардов рублей якобы на эту ближнюю дачку потрачено, подождите, 400-метровый Лахта-центр, у которого тоже есть подземные этажи, который является высочайшим зданием в Европе, на него сравнимая сумма потрачена.

О. Кашин:

- Сравните стоимость Лахта-центра стартовую и финальную, любые проекты в России дорожают по ходу строительства.

Э. Чесноков:

- Нельзя сравнивать дворец и четырехсотметровый небоскреб.

О. Кашин:

- Дворец с подземным хоккейным комплексом и так далее, думаю, может стоить дорого.

Э. Чесноков:

- В Екатеринбурге открыли второй выход у станции метро «Геологическая». Подземное большое строительство. Обошлось в 150 миллионов рублей. Подземный комплекс не стоит 100 миллиардов!

О. Кашин:

- Если верить «Медузе», подземный комплекс уходит в землю на 16 этажей, но мы здесь пускаемся уже на тонкий лед…

Э. Чесноков:

- Из серии, что Ким Чен Ын скормил собственную жену…

О. Кашин:

- Вы были на Таганке в музее холодной войны? Там реально подземный комплекс на 16 этажей, такая вещь технически вполне возможна.

Забавную вещь нашла телекритик Арина Бородина пятилетней давности 2016 года. Сюжет Дмитрия Киселева, который разоблачал тот самый дворец, про который пять лет назад рассказывало ВВС.

Э. Чесноков:

- Он разоблачал дворец или разоблачение?

О. Кашин:

- Разоблачал разоблачения дворца именно теми же словами, как и сейчас, что он знает Путина, Путин скромный и ему ничего такого не надо. У Путина галстук и один костюм. Просто забавно. Думаю, что и Киселев сам не помнит, что эти разговоры он уже вел. И главная наша беда – современных русских людей, что ходим по кругу. Четыре года назад фильм Навального про Медведева: смотрите, впервые на улицы вышло столько молодежи, новое поколение протестующих! Не втягивайте детей в политику! Боже, ОМОН!

Проходит год. Все забывают. Потом проходит еще два года. Опять такая история. Опять: смотрите, сколько молодежи! Они втягивают детей!

И это вечное хождение по кругу!

Э. Чесноков:

- Там еще история про 10 тысяч евро была в перерывах.

О. Кашин:

- Я понимаю, о чем вы. И те люди, которые подавали иски в ЕСПЧ, уже получили эти 10 тысяч евро, так что и здесь обмана нет. Да, вопрос, что в реальности изменилось в отношении российской власти и тех сил, которые мы называем навальнистами, оппозицией и так далее? Есть ощущение, что именно сейчас что-то изменилось. И если завтра Навальный всерьез уедет в колонию, то, действительно, это будет новая реальность. И зачем российская власть пошла на это обострение? На эту эскалацию? Ей не хватало холодной войны, которая была до сих пор? Я не понимаю.

Э. Чесноков:

- Я не считаю это обострением. Я считаю, что очень вероятно, в ходе большого трансфера, в ходе попыток наших американских партнеров устроить, наконец, цветную революцию в России, какие-то реальные серьезные антироссийские внутренние компании и сейчас происходит тестирование системы, чтобы она была готова к более жесткому сценарию, когда наши дорогие партнеры задействуют абсолютно все рычаги.

О. Кашин:

- А здесь я с вами готов согласиться. Да, это похоже, как и в 2019 году, когда была Мосгордума. Буквально такие командно-штабные учения, приближенные к реальности. А мы вот так, вот так. Но при этом такая ситуация, когда, действительно, слишком много щепок летит. Даже у пианиста Бориса Березовского, казалось бы, он никак не связан с тем олигархом, легендарный российский пианист, у него детей задержали на этих мероприятиях вчера в Москве.

Э. Чесноков:

- Это говорит о том, что наша элита и дети ея, несколько оторваны от народа. Выходят бузить дети элиты. И какого сочувствия у глубинного народа к ним нет.

О. Кашин:

- Уточнение. Тот выход метро, про который вы говорили, его построил и оплатил торговый центр, куда метро выходит. Это частная история. И представьте, если бы российский бизнес был чуть меньше задушен теми же силовиками, сколько было бы новых выходов из метро!

У нас звонок от Виталия из Коломны.

Виталий:

- Здравствуйте! У меня вопрос-предложение. Как прекратить то, что происходит сейчас в Москве? Цена вопроса – сто миллиардов рублей. Дворец.

О. Кашин:

- Отдать дворец Навальному, чтобы он там жил? И сидел офис борьбы с коррупцией?

Виталий:

- Я кратко. Сто миллиардов делим на 10 миллионов людей, которые поддерживают Владимира Путина. Получается по 10 тысяч рублей на каждого. Я простой рабочий, у меня оклад 28 тысяч рублей. Во время пандемии моим двум детям было перечислено 40 тысяч рублей. Я готов отдать свои десять тысяч рублей, я думаю, что таких 10 миллионов умных людей найдется, чтобы закрыть этот вопрос, чтобы люди не бегали по улицам, не тыкались в ОМОН и так далее. Если будут какие-то пенсионеры, люди, которые скажут, что мы поддерживаем эту акцию, но не можем заплатить 10 тысяч, я готов из своих сбережений…

О. Кашин:

- Давайте так. Я передал это Владимиру, хороший проект, спасибо огромное!

Э. Чесноков:

- У нас вопрос из Сергея из Кельна, нашего постоянного слушателя.

О. Кашин:

- А что вас связывает?

Э. Чесноков:

- Он просто пишет мне в личку, просит задать вопрос: создается впечатление, что, возможно, Стрелкова посадят? А вот если такое произойдет, как вы думаете, выйдут ли на улицу люди? И нет ли ощущения, что кто-то всеми силами людей на улицы выгоняет?

О. Кашин:

- Вы помните, как были истории с изгнанием Стрелкова из Донбасса, со сливом народной республики очередным. И были попытки каких-то сторонников Донбасса в Москве, причем, вполне заметные люди, известные по социальным сетям, вывести людей на улицы и провести митинги. Почему-то митинги были малочисленные. Из чего следует, что либо люди, поддерживающие Донбасс, боятся выходить на улицы, потому что они относятся к консервативной части общества, которая митинги не приемлет, которую Путин приучил к тому, что митинговать – это плохо. Либо народная поддержка Донбасса гораздо крымской поддержки.

Помните, когда в поддержку присоединения Крыма выходили большие демонстрации, на которых бюджетников свозили, потому что власть боится даже если люди с энтузиазмом ее поддерживают, искренняя поддержка – это риск. Сегодня люди выходят на улицу за власть, завтра выйдут против.

Э. Чесноков:

- Вопрос от слушателя про зерно. Экспорт с января по ноябрь 2020 года возрос на 18%. Составил больше 23 миллионов тонн. Много это или мало? Франция, например, экспортировала менее 4 миллионов тонн, в пять раз меньше практически.

Россия превращается в аграрную сверхдержаву! И в отличие от нефти и газа, зерно и другие агропродукты – это продукты возобновляемые.

О. Кашин:

- И борщевой набор. Я слышал, что уже сегодня способна обеспечить весь мир борщевым набором, то есть, свеклой, морковкой и так далее.

О. Кашин:

- Я понимаю вашу иронию. Надо еще сказать, что мы, наверное, скоро картошку в Белоруссию будем экспортировать.

О. Кашин:

- Я не иронизирую. Трудно отрицать, что российское сельское хозяйство за годы санкций довольно подросло.

Э. Чесноков:

- А это благодаря кому? Власти? Или вопреки ей?

О. Кашин:

- Знаете, философский вопрос, потому что нам не с чем сравнивать, мы не знаем. 20 лет у нас не было другой власти.

Я понимаю, насколько это рискованно, насколько это может подтолкнуть Россию к катаклизму, в сравнении с которым 1917, 1991 годы покажутся детским садом, но можно понять людей, которые устали и от несменяемого Владимира Путина и от тех рож в телевизоре, которые каждый день…

Э. Чесноков:

- И от несменяемого Навального тоже все устали.

О. Кашин:

- Не все, только мы с вами, поскольку Навальный более нишевая, камерная фигура. Да, наверное, власть, может, как вы справедливо отметили, может создавать такие искусственные кризисы, чтобы слегка встряхнуть народ, дать ему ложную надежду, а потом кого-то посажать.

У нас звонок от Анатолия из Солнечногорска. Здравствуйте! Вы помните, кто освобождал ваш город от фашистов?

Анатолий:

- Добрый вечер! У меня юмор такой про митинги. Аквадискотека за 20 тысяч рублей билет. Штраф – 20 тысяч рублей в суде, у нас так шутят.

Вопрос такой. Сколько Эдвард ваш начальник штаба собрал донатов на выборы…

О. Кашин:

- Я вас тоже спрошу, а кто освобождал Солнечногорск от фашистов? Как фамилия генерала была?

Э. Чесноков:

- На букву «В»?

О. Кашин:

- Всегда раз произнести.

Э. Чесноков:

- Пусть это останется нашей маленькой тайной.

Донаты. Мои финансовые отчеты, в отличие от навальнизаторов, прозрачны. Мне читатели моего Telegram-канала накидали 65 тысяч и еще портал Октагон дал 90 тысяч на авиабилеты. Я за это для Октагона репортаж напишу эксклюзивный с Сомалиленда. Мне нечего скрывать! Я могу вам за руку привести и показать тех людей, один из них нас, по меньшей мере, слушает.

О. Кашин:

- Евгений Викторович или Сергей из Кельна. Эдвард, а когда вас ждать в Москве? Мне не терпится поговорить со студией в вашем лице, а не…

Э. Чесноков:

- С божьей помощью 5 февраля прилечу.

О. Кашин:

- Хорошо. На этом заканчиваем нашу радостную сегодняшнюю беседу. Давно не было нашей программы.

Э. Чесноков:

- Мы не поговорили о русском фашизме, но я надеюсь, мы это сделаем завтра.

О. Кашин:

- Мы русский фашизм всегда осуждаем, долой русский фашизм и башкирский тоже, поскольку мы его имели в виду. В Башкирии заставляют чиновников носить национальные костюмы. Это какая-то дикость!

Э. Чесноков:

- И татары…

О. Кашин:

- И татары будут носить. В итоге да, нам, русским, придется надеть национальную одежду, а именно камуфляж, прости господи.

Уходим до завтра!