Олег Кашин: 4 года консервативной надежды, обращенной в прошлое закончились. Теперь перед нами безжалостное жесткое будущее

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают прошедшую инаугурацию президента США, объединение партии «Справедливой России» с другими партиями, коррупционные схемы, новые назначения в администрации президента, антиковидные паспорта


О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. И страшный секрет – Эдвард Чесноков на конспиративной квартире в Стамбуле. Эдвард, здравствуйте. Сегодня про Навального особых новостей нет. Поэтому, я думаю, эфир будет спокойный. А что вы там делаете, в этом турецком подполье, я бы так сказал?

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Да, я еду в Африку. Это моя вторая африканская экспедиция. И посмотрите, - это такой призыв всем нашим радиослушателям – не только слушать, но и смотреть стрим Радио «Комсомольская правда». Вот что это?

О. Кашин:

- Эдвард обнажается. И мы видим на Эдварде вышиванку. Она украинская или белорусская?

Э. Чесноков:

- Да, если бы не красный, а черный в моем случае цвет, то она была бы почти бы такой бэчебэшной белорусочкой. Но на самом деле это футболка, которую мне подарили мои африканские друзья из Руанды. Как они объяснили, с традиционным африканским орнаментом. То есть все вот эти национальные культуры, возникшие на обломках Российской империи, у ее западных границ, они, как бы сказать помягче, предполагают некоторую африканизацию. Вы знаете, когда говорят: ах, какие страшные вещи в Африке происходят! – это далеко не так.

В Сьерра-Леоне местная «Единая Россия» проиграла, и тогда ее руководство, то есть самые честные выборы прошли в Сьерра-Леоне, потому что ее руководство, несмотря на то, что местная «Молодая гвардия» «Единой России» сьерра-леонская высыпала на улицы, разогнала их и мирно передало власть оппозиции. Вот в Белоруссии бы так.

О. Кашин:

- На самом деле про Белоруссию мы думать пока не будем, наверное. Потому что сегодня главное событие, наверное, хотя это такой колониальный подход, тем не менее, главное событие – это инаугурация президента США. Теперь это официально Байден. Наш друг Дональд Трамп улетел на вертолете, вышел с черного хода из Белого дома, не стал передавать власть Байдену.

Э. Чесноков:

- Хорошо, что не в женском платье.

О. Кашин:

- Хорошо, что не в тюрьму. Дай бог, чтобы его не посадили. Есть по этому поводу всевозможные подозрения, слухи и так далее. Да, четыре года у обамщиков есть. Лозунг про «силу надежды». Четыре года надежды такой консервативной, обращенной, если угодно, в прошлое, закончились. Теперь перед нами безжалостное жесткое будущее. Камала Харрис, вице-президент и потенциальный президент США. И Леди Гага, поющая гимн великой страны, как символ всего этого. Естественно, мы те еще американцы. И, да, мне кажется…

Э. Чесноков:

- Мы те еще американисты, я бы сказал.

О. Кашин:

- Даже те еще американцы. Такой вот Брайтон-Бич традиционный. Тем не менее, да, естественно, американоцентричность мира располагает к тому, чтобы с тревогой смотреть на то, что происходит там. Потому что, ну вот, новая страница в истории Америки. Когда в Вашингтоне стригут ногти, в России ломают пальцы.

Э. Чесноков:

- А вы верите, что наш Дональд Трамп, уезжая из Овального кабинета, по традиции оставил записку, на которой было всего несколько слов своему преемнику: Джо, ты же знаешь, я выиграл.

О. Кашин:

- Я видел такой мем, что оставил записку, на которой написано: кто прочитает, тот сдохнет! Поэтому здесь я, наверное, буду думать. Я помню, как уходили журналисты, когда был разгром редакции Ленты.ру, после Украины. Оставляли записки: это рабочее место проклято. С тех пор Лента.ру стала другим изданием. Но не сказал бы, что проклятым. Оно на самом деле даже иногда гремело какими-то…

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, изданием с сильно кликбейтными заголовками.

О. Кашин:

- Тем не менее, да. На самом деле мы же с вами тоже не застрахованы, мы тоже кликбейтные люди. И да, понимаете, почему я говорю про колониальный подход. Когда, действительно, мы в каждой российской новости политической выискиваем какой-то лихой западный след, это на самом деле обычно грустно все-таки. Потому что, ну почему? Причем не только про Навального и еще что-то, а, допустим, американский журналист привился вакциной "Спутник V", написал об этом в «Нью-Йорк таймс», и все российские патриоты такие: боже, белый господин привился! Надо от этого избавляться.

Э. Чесноков:

- Белый сагиб, вы ух лексику соответствующую извольте.

О. Кашин:

- Да, мы – белая Индия на самом деле. Об этом писал поэт Клюев.

Э. Чесноков:

- Индия духа, о которой писал поэт Гумилев.

О. Кашин:

- Поэтому что я хочу сказать. Вот как раз у этих тезисов, которые иногда могут звучать грозно, что мы не позволим Америке вмешиваться в наши дела, - всегда есть оборотная сторона, когда вмешиваться не позволим, но признание Америки, улыбка Америки оказываются высшей наградой. Потому что по поводу внутренних критериев все понятно. Естественно, что, когда прививку "Спутник V" хвалит, допустим, Первый канал, все думают: ага, это пропаганда!

Вы же знаете, Эдвард, новый мем. Когда российские медиа чтобы не портить настроение россиянам, говорят не «взрыв», а «хлопок», в этом же ряду, наверное, стоит поставить выражение «крупная партия вакцины» - регулярный герой российских новостей. Потому что нигде не звучит цифра, сколько ампул, сколько литров. Везде говорят: на Сахалин прибыла крупная партия вакцины. Возможно, это две ампулы, но при этом звучит солидно. Удивительная вещь. Мне интересно, как работают такого рода…

Э. Чесноков:

- Не две, конечно. Потому что есть закон перехода количественных изменений в качественные. Диалектика Гегеля.

О. Кашин:

- Две коробочки, допустим. Или два вагоны даже. Но скажите, сколько их.

Э. Чесноков:

- Можно все-таки продолжу вашу мысль про 46-го теперь уже президента США. Мы же с вами помним 2012 год, 6 мая, когда наши друзья возмущались: ах, Путин едет инаугурироваться по пустой Москве. На самом деле не пустой. А смотрите, как вот этот толерантный Обама! И что мы видим? Что вот эти заборы УВД ЦАО, к которым мы привыкли, это даже не детский сад, это ясельная группа по сравнению с теми фортификационными сооружениями, теми тысячами бойцов национальной гвардии, которые мы видим в Вашингтоне – столице демократии.

О. Кашин:

- Итак, мы видим, что Российская Федерация в своем авторитаризме опередила Соединенные Штаты лет на десять, наверное. Тем более, что и пронзительная кампания предвыборная у нас такая же была: не дай бог…

Э. Чесноков:

- В 1996 году.

О. Кашин:

- Купи еды в последний раз. Да, получается, Россия – передовая страна. И поскольку мы помним, как Екатерина II поддерживала стремление американцев к независимости, как в 1917 году после февраля были плакатики про Ивана и дядю Сэма, как в 1941-1945-м были союзниками, была реклама «Кока-Колы» военных лет.

Э. Чесноков:

- А документальный фильм «Россия сражается». Заметьте, не СССР – Россия. По-моему, «Оскар» получил в 1943 году.

О. Кашин:

- И был еще гениальный фильм тех же лет режиссера Майлстоуна, хотя мы понимаем, что это режиссер Мильштейн из Кишинева, американский, голливудский фильм прекрасный совершенно – «Северная звезда». Советую всем посмотреть. О том, как украинские партизаны, у которых в красном углу висит портрет Пушкина вместо иконы, сражаются с немцами. Абсолютно такая добрая просоветская клюква. Вот да, есть эти двести лет цивилизации. И из них сто лет мирового владычества. И на самом деле в масштабах истории это очень-очень-очень мало.

Э. Чесноков:

- Да, наш князь Владимир, простите меня, Царьград брал, когда у них там вообще непонятно кто был.

О. Кашин:

- Тот самый князь Владимир, которого изваяли возле Кремля, и тот самый телеканал «Царьград», который как бы разоблачает пресловутого Навального.

Э. Чесноков:

- Князь Владимир, если уж вы об этом, перед тем, как взять Царьград, Херсонес взял – Севастополь сейчас.

О. Кашин:

- Естественно, мой знакомый, бывший мэр Калининграда, знаете, да, вчера купались все, поскольку теперь положено в Крещение окунаться в прорубь, мой знакомый Александр Ярошук полетел в Крым, в Херсонес, купаться там в море. Я думаю, потому что там теплее, чем в Балтике.

Тем не менее, да, я к чему говорю. Сидя в городе, основанном римлянами, в смысле, я в Лондоне сижу, я начал проникаться тем, что эти американские двести лет в масштабах мировой истории, в общем, ничего не значат. Это мгновение. И вот мысль о том, что…

Э. Чесноков:

- Вы имеете в виду, что вот этот газон на сто лет больше подстригали в Британии?

О. Кашин:

- На какие сто? На тысячу лет, я бы сказал, подстригали дольше. Естественно, мысль о том, что это двухсотлетнее американское мгновение заканчивается, конечно, греет любую русскую душу. Потому что да, естественно, мы, вот сколько себя помним, всегда соотносили себя с Соединенными Штатами. И потребляя их культуру, и желая быть как они. На самом деле и вы, и я, я думаю, в жизни это переживали.

Э. Чесноков:

- И все это превращалось в обезьянничество.

О. Кашин:

- Да. И когда сегодня вы в качестве аргумента в пользу того, что в России правильно расставляют эти заборчики УВД ЦАО, ссылаетесь на Америку, я призываю вас сделать первый шаг к освобождению от этой колониальной зависимости и перестать ссылаться. Когда говорите, что вот там БТРы ездят, так слава богу, что у нас не ездят БТРы, и пусть они не ездят никогда. И пусть следующий президент России идет по запруженной людьми улице, обнимает прохожих и машет флагом. Пускай будет так. Пускай мы не будем как байденовская Америка, которой правят пожилые деды.

Э. Чесноков:

- Так же и делается. Ведь после конституционной реформы у нас перераспределяется система власти. Больше полномочий получает парламент. Госсовет опять же создается. Вот когда система, а в 1991 году полностью старая система была уничтожена, вот когда система появляется работающая, тогда и можно надеяться, что топовые политики на велосипедах ездят.

О. Кашин:

- Давайте же скажем: слава глубинному государству, которое, вот интересно, как оно выдержит субботние митинги, проанонсированные тем же Навальным.

Э. Чесноков:

- Турецкое слово derin devlet – это аналог «глубинного государства», термин как раз в Турции зародился.

О. Кашин:

- Поскольку русские воевали с турками и немцами, конечно, мы братские народы.

Переходим к внутренней политике Российской Федерации. И сегодня мы узнали, что бесславная история партии Захара Прилепина «За правду» закончилась, не начавшись. Эдвард, давайте послушаем Николая Новичкова, члена ЦК этой партии Прилепина.

Н. Новичков:

- Добрый вечер.

О. Кашин:

- Николай, спасибо, что ты к нам включился. Все, закрывают вашу партию? Прилепин один в Госдуму пойдет? А ты чего?

Н. Новичков:

- Начнем с того, что то, что ты сейчас выдал в эфир, вообще не соответствует действительности. Никто ничего не закрывает. И Прилепин один в Госдуму, конечно, не идет.

Э. Чесноков:

- Кашин фейкньюсит.

О. Кашин:

- А как на самом деле? Вы объединяетесь с партией «Справедливая Россия»?

Э. Чесноков:

- Или она объединяется с вами? Это же важно.

Н. Новичков:

- Конечно, мы объединяемся на базе той партии, которая имеет фракцию в Госдуме, имеет госфинансирование.

О. Кашин:

- Формально вы вливаетесь в партию Миронова на правах…

Э. Чесноков:

- Мне нравится этот пассаж про госфинансирование. В конечном счете все про деньги.

Н. Новичков:

- Конечно. С этого все и началось. Понятно, что мы туда вступаем. Но мы вступаем точно не как вишенка на торт. Мы вступаем как равноправный партнер.

О. Кашин:

- А в чем это партнерство заключается? Кто будет списки формировать? Понятно, что Кириенко, наверное, но все-таки, чей голос будет громче – Прилепина или Миронова?

Н. Новичков:

- Списки будут формироваться вместе. Как они будут формироваться – вопрос второй. Но понятно, что, если мы заходим, то мы заходим широко. Ты меня прекрасно знаешь, я по-другому не умею.

О. Кашин:

- Разумеется.

Э. Чесноков:

- Может, Кашина тогда сразу позовете в списки?

Н. Новичков:

- Я звал, еще на этапе создания партии.

О. Кашин:

- Да, спасибо большое, как говорится. Но все-таки, я правильно понимаю, что еще месяц назад этой идеи не было? Когда вы создавали партию, планы были другие. Идти в Госдуму отдельно, отдельной сущностью. А теперь концепция изменилась?

Н. Новичков:

- Это же политический процесс. Ситуации разные бывают, ситуации меняются. Возникла эта идея. Почему ее не отработать?

О. Кашин:

- Но при этом, смотри, партии появились одновременно, - и твоя партия, и «Фаберлик», и «Танчики» были. В итоге «Танчиков» нет. Про «Фаберлик» тоже говорят, что они с «Партией Роста» сливаются в одну. И вы сливаетесь со «Справедливой России». То есть вся эта цветущая сложность, которую придумали год назад, заканчивается.

Н. Новичков:

- Я не могу отвечать за другие партии. Тем более что с «Танчиками» решился вопрос еще в сентябре, когда они не прошли ни в одно заксобрание. Что касается «Фаберлика», на мой взгляд, это изначально была искусственная история. Но это их дело, не мое. Тот путь, которым мы сейчас намерены пойти совместно с партией «Справедливая Россия», это, как минимум, заявка на второе место в Госдуму, никак не меньше.

О. Кашин:

- Откуда «Патриоты» взялись? Ведь Семигин – такая фигура уже забытая. Многие удивились даже, что он жив. Почему «Патриоты России», откуда они сейчас?

Н. Новичков:

- А почему нет? У них есть фракции в ряде заксобраний. В каких-то регионах они по-прежнему имеют значение.

О. Кашин:

- Они получают госфинансирование?

Н. Новичков:

- Нет, не получают. Получают только партии, получившие в Госдуму в прошлый раз больше 3 %. Таковых у нас четыре.

О. Кашин:

- А еще вопрос, Гвардия Захара Прилепина отдельно от вашей партии существует?

Э. Чесноков:

- Она тоже сольется с молодыми социалистами России?

Н. Новичков:

- Это проект Захара Прилепина. Он будет жить дальше.

О. Кашин:

- Личный проект. Мы пытались выйти на Захара, он где-то далеко очень и без связи. Правда, он куда-то уехал?

Н. Новичков:

- Он живет дома в Борском районе Нижегородской области. Работает над очередной книгой. Он периодически так делает, чтобы не отвлекаться от основной работы – литературы. Он туда уезжал, и там, действительно, нет связи.

О. Кашин:

- Исторический момент в жизни его партии, а он самоустранился, его нет. Это такой жест?

Н. Новичков:

- Нет, не жест. Что значит – самоустранился. У нас завтра заседание ЦК. Олег, ерунду не говори. Заседание ЦК – серьезное событие. Конечно, он у нем будет участвовать.

О. Кашин:

- Он приедет?

Н. Новичков:

- В Москву он не приедет. Но он найдет возможность принять участие.

О. Кашин:

- Понял. Зум есть. В деревне интернета нет. Николай, а ты собираешься сам в Госдуму идти?

Н. Новичков:

- А почему нет?

О. Кашин:

- Ты готов, ты планируешь?

Н. Новичков:

- Конечно.

О. Кашин:

- Я знаю Николая Новичкова с нулевых годов. Он был и министром культуры Пермского края, и зам. министра туризма в России.

Э. Чесноков:

- Это маратогельмановщина при вас была?

Н. Новичков:

- При нас! Более того, некто журналист Кашин приезжал на эту гельмановщину.

О. Кашин:

- Разумеется. Я и пытаюсь деликатно к этому подойти. Ведь тебя в политику привел Марат, который еще тогда был кремлевским менеджером политическим. Я помню движение «Интернационал», где ты тоже был.

Н. Новичков:

- Ты вспомни, что еще до этого был избирательный блок «Родина».

О. Кашин:

- Коля, ты знаешь, что он в субботу приезжает в Москву, чтобы выйти на митинг против Путина? Как ты к этому относишься? Вы будете встречаться?

Н. Новичков:

- О том, что он приезжает, я узнал от тебя. У нас не было в планах никаких встреч. Но это не значит, что мы не общаемся. Мы остаемся друзьями, но так получилось, что больше времени он проводит не в России. Поэтому дружим мы в основном виртуально.

О. Кашин:

- Я понимаю, что жизнь раскидала.

Н. Новичков:

- Я просто напоминаю про блок «Родина», который мы вместе делаем. И это один из самых успешных левопатриотических проектов за историю нашей страны. Есть что вспомнить и есть чем гордиться. И есть что повторить.

Э. Чесноков:

- Хотим мы того или нет, все упирается в экономику, в стоимость ипотеки и кредитов. Нынешняя ключевая ставка Центробанка Российской Федерации – 4,25 %. Вот вы в вашей новой партии, как бы она ни называлась, какие взгляды имеете на ставку? Понижать, повышать ставку Центробанка? И почему?

Н. Новичков:

- Если отвечать коротко, то мы считаем, что это не самый важный инструмент экономической политики. И в современных экономических условиях можно работать и с другими инструментами. Что касается ставки, это не то, на что нужно сейчас обращать внимание.

Э. Чесноков:

- А на какие другие инструменты обращать внимание?

Н. Новичков:

- Например, нужно обращать внимание на меры смягчения. Господин Байден, как бы к нему ни относились, собирается вложить в Америку после избрания 2 триллиона долларов.

Э. Чесноков:

- То, что называется количественное смягчение, это просто запустить печатный станок. Как Керенский сделал после Февральской революции.

Н. Новичков:

- Я привожу пример. Есть другой пример. У нас профицит бюджета по итогам 2020 года – триллион рублей. И по итогам 2019 года – триллион рублей. Почему эти деньги не направить на то же количественное смягчение? Вот реальный инструмент. Я вам скажу больше. Для того, чтобы платить базовый безусловный доход всем гражданам России в течение года, нужно 4 триллиона. А два мы только что с вами уже нашли. Вот и вся история.

Э. Чесноков:

- Лихо.

Н. Новичков:

- А как иначе?

О. Кашин:

- Хорошо. Спасибо. Да, вот то самое умное голосование, про которое мы время от времени говорим, возможно, теперь будет: голосуйте за Прилепина! Между прочим, я недавно узнал, у Захара Прилепина, у писателя нашего крупного, одно было американское издание, именно в США выходило, и предисловие к этой книге написал Алексей Навальный.

Э. Чесноков:

- Да ладно! Вы шутите?

О. Кашин:

- Нет, серьезно.

Э. Чесноков:

- Они же вместе движение «Народ» поднимали.

О. Кашин:

- Конечно, давние времена, давняя эпоха. Все переплетено. Николая Новичкова знаю по разным проявлениям активности политической, в разные годы и абсолютно в каких-то неожиданных местах, включая Министерство культуры Пермского края.

Я не думаю, что правильно сказать, что он меня убедил, что нет, ничего не меняется. Реально же год назад Кремль подумал: а давайте сделаем много новых разных партий. Теперь как-то все эти много разных партий куда-то деваются на наших глазах. И в этом году осенью будут выборы в Госдуму. И опять нам предложат: вот есть Зюганов, есть Жириновский, есть «Справедливая Россия» и есть – вот не знаю что. Либо «Единая Россия», либо партия самовыдвиженцев, которые за все хорошее.

Э. Чесноков:

- Кстати, есть вполне интересная гипотеза, что «Единую Россию» может возглавить Мишустин. Я считаю, это совершенно настоящий подвиг, о котором никто не говорит, что в условиях невероятного сокращения поступлений от экспорта нефти и газа, по объективным причинам, - и падение цены, и падение спроса в связи с короноблокадой, - правительство смогло добиться подъема ненефтяных доходов на триллион рублей.

О. Кашин:

- Мне странно представить вот этого молодого, нового, популярного, наверное, деятеля, который сам добровольно согласится на себя навесить этот токсичный бренд партии с ее двадцатилетней историей, которую мало кто любит. Что такое единоросс для народа? Это мордатый чиновник из областного правительства, который в пыжиковой шапке приходит и дает тебе не знаю что. Я думаю, Мишустин, если он умный человек, он будет этого избегать. Но могут заставить, конечно.

Долгожданный проект «Схемы» от Эдварда. Давно их не было, мы истосковались.

Э. Чесноков:

- В течение нескольких дней подряд я говорил о странных экономических комбинациях, совершенных в Государственной Третьяковской галерее. Предполагаю, что не без ведома ее руководительницы Зельфиры Трегуловой. В частности, об этом много кто писал в Telegram, Незыгарь писал, любимый нами Максим Кононенко, Историк-Алкоголик и другие популярные телеграмщики.

Третьяковская галерея заказала четыре кофе-поинта за 250 млн. рублей. И наши коллеги из издания «Политическая Россия», вы опять скажете, что это кремлевские мурзилки, допустим, они написали…

О. Кашин:

- Это пригожинцы.

Э. Чесноков:

- Не знаю, чьи они. Они написали обращение в прокуратуру, в то самое милое здание на Крестьянской Заставе рядом с памятником рабочему, держащему в руках айфон. И пришло уведомление, что установлено: должностными лицами Третьяковской галереи предприняты меры для заключения контракта, того самого, на четверть миллиарда за четыре кофе-поинта, без проведения конкурентных процедур, что способствовало ограничению конкуренции и нарушению прав неопределенного круга лиц на право участия в торгах. И копия результатов проверки передана в отдел экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по ЦАО. Вот мы сегодня говорили про заборы от УВД ЦАО.

О. Кашин:

- Приходишь в Третьяковку, а там вместо снятого, нарушенного вандалом «Ивана Грозного, убивающего своего сына», стоит заборчик УВД ЦАО.

Э. Чесноков:

- «Иван Грозный и сын его Иван» - называйте правильно.

О. Кашин:

- Эдвард, рады ли вы своей победе над Зельфирой Трегуловой?

Э. Чесноков:

- Я, как русский интеллигент-антифашист, призываю к спокойствию, миру и порядку. Мы за то, чтобы у всех всё было хорошо. И будем героически не критиковать Трегуловку за то, что в Третьяковке появилась выставка, косвенная оправдывающая терроризм.

О. Кашин:

- На самом деле не было такой выставки. Потому что Эдвард имеет в виду картину одну, на которой нарисован молящийся в окопе чеченский сепаратист из 90-х.

Э. Чесноков:

- Я сказал – косвенно оправдывающая. Я сказал, что мы это не осуждаем. Мы говорим только о схемах, только об экономике.

О. Кашин:

- Иногда наши с вами выражения лиц тоже могут косвенно оправдывать не знаю что. Но вспомните, когда вы обличали кофе-поинты, в конце прошлого года, вы же не только Третьяковки касались, но еще и другого музея. Какого?

Э. Чесноков:

- Эрмитаж, конечно же. Там тоже было четыре точки питания. Тоже за четыре миллиарда. Но тут надо ждать и надеяться.

О. Кашин:

- Так вот, я хотел апдейты по Эрмитажу вам интересные привести. Потому что именно сегодня депутаты Законодательного собрания Петербурга согласовали кандидатуру вице-губернатора по фамилии…

Э. Чесноков:

- Пиотровский?

О. Кашин:

- Разумеется. Вице-губернатор Пиотровский, но Борис – сын Пиотровского, который директор Эрмитажа. И если мы вспомним, что и Пиотровский – директор Эрмитажа, тоже сын директора Эрмитажа Пиотровского, то понимаете, я представляю эту картину, этот советский глубинный deep state сидит и думает: вот Эдвард заинтересовался нашими кофе-поинтами. Ну, попробуй, Эдвард, нас сковырнуть! Попробуй еще Микояна сковырнуть, который еще со времен мясокомбината…

Э. Чесноков:

- «От Ильича до Ильича – без инфаркта и паралича».

О. Кашин:

- Есть такие люди, они восхищают. И почему-то Петербург, как родовое село президента России, буквально он воспроизводит эти самые такие классические практики.

Э. Чесноков:

- Так потому и в Петербурге, что президент оттуда уехал. И без ока государева непотребство всяческое творится.

О. Кашин:

- Наверное. Но при этом вот тоже интересно. Путин Кремль, говорят, не любит. Петербург, получается, он тоже не любит? Почему там такая азиатчина?

Э. Чесноков:

- Константиновский дворец отреставрирован. Простой вопрос. Просто Путин не может быть везде. Вот Сочи он смотрел, никто не может возразить, что Красная Поляна – плохой курорт. Прекрасный курорт. Там с удовольствием проводили время даже до короноблокады.

О. Кашин:

- Разумеется. Просто, действительно, проблема Петербурга, ну, на самом деле я представляю себя. Я – депутат заксобрания, даже не Борис Вишневский, который настолько демократ, что он даже как раз Навального не любит…

Э. Чесноков:

- Даже человек, похожий на Вишневского, был заснят с чем-то, похожим на вещество.

О. Кашин:

- Если верить изданиям этого пула, типа «Политическая Россия».

Э. Чесноков:

- Поэтому я говорю: человек, похожий…

О. Кашин:

- Эдвард, передаем вам ответ Евгения Викторовича. Сейчас я читал его Telegram-канал опять. Он оправдывается за отравление школьников в одной из школ Подмосковья, где, как обвиняют его компанию, он говорит, что нет, это не моя компания отравила школьников. Вообще ничего не знаю, на всех подам в суд.

Э. Чесноков:

- Так давайте верить людям.

О. Кашин:

- Конечно, естественно, эта музыка будет вечной. Но на самом деле, да, когда очередной чей-нибудь сын, это ж не только Пиотровского сын, регулярно сыновья разных людей возвращаются во власть, вернее, старики уходящие воспроизводятся в виде новых сыновей.

Э. Чесноков:

- Это вы про Джорджа Буша-младшего?

О. Кашин:

- То, с чего мы с вами начали. Нет, естественно, Америка нам не пример. У нас все иначе. На днях буквально Владимир Путин принимал Михаила Фрадкова, постаревшего, похудевшего, прямо очень иначе выглядит, чем выглядел раньше. И после этого сын Фрадкова, один из сыновей, был назначен замом управделами президента. И каждый раз, когда очередного сына кем-то назначают, все пишут: вот усилилась группа этого или этого. Я бы иначе предлагал к этому относиться. Ведь не Фрадков назначает своего сына в Кремль высоким чиновником.

Э. Чесноков:

- А почему нет? В чем проблема?

О. Кашин:

- Проблемы как раз нет. Более того, есть же надежда, как дети гангстеров вырастают, заканчивают Гарвард и строят ту большую хорошую Америку.

Э. Чесноков:

- Музей Гуггенхайма строят.

О. Кашин:

- В крайнем случае. Все эти люди на самом деле, давайте их называть сыновьями Путина. Потому что это буквально вот то поколение, которое он выращивает.

Э. Чесноков:

- Птенцы гнезда Путина, как у Пушкина было – «птенцы гнезда Петрова». Давайте будем корректными в выражениях.

О. Кашин:

- Это наша с вами вечная тема. Когда я говорю «жопа», вы говорите: нельзя так говорить, говорите по-другому. Но уж слово «сыновья» можно говорить? Это же, тем более, образно.

Э. Чесноков:

- Птенцы гнезда. Все-таки мы – продолжатели великой русской литературы.

О. Кашин:

- Ни слова в простоте.

Э. Чесноков:

- Есть писатель Платон Беседин. Писатель не без некоторой такой салтыково-щедринской иронии. Он написал совершенно замечательный пост, который я хочу процитировать, как ни странно, про Бурятию. Мы привыкли, что Бурятия – это запрещенная организация АУЕ, что это солдаты, расстреливающие других солдат, и прочая хтонь. Но «пока вы о лжецах и куклах, хочу рассказать вам о настоящем герое. В Бурятии мужчина сбился с пути, застрял без связи в мороз, в лесу – и начал погибать. На помощь пришёл местный участковый Александр Агафонов. Бросив машину, он отправился в лес пешком, за несколько часов отыскал мужчину, после чего нёс его на себе полтора километра. «Другого выхода не было, пострадавший нуждался в срочной госпитализации», - рассказал Агафонов. И донёс, и спас».

О. Кашин:

- Буквально вчера я читал в Фейсбуке российского МВД тоже историю, как девушка заблудилась в лесу, с нее слетели кроссовки. Пока она бродила по сугробам. И какой-то полицейский в лесу ее нашел, поднял на руки, отдал ей свои ботинки, сам шел босиком, держа ее на руках. Такие истории, морозные истории, как говорится, да, естественно, мы даже можем поверить, что все так регулярно бывает. Но еще раз скажу, почему-то каждый раз, когда рассказывают: смотрите, есть уникальный случай хорошего полицейского, - ты думаешь: наверное, есть такой где-то там далеко в Бурятии. О чем нам это говорит? Да ни о чем на самом деле.

Э. Чесноков:

- Это говорит о том, что наша медиа-система не умеет абсолютно работать с позитивной повесткой. Я маленький был, тогда, в конце 90-х, нам показывали сериал «911», основано на реальных событиях, псевдодокументализм о том, как героические американские полицейские из старой трамповской, реднековской Америки, которая от нас уходит, спасали героически людей. И мы смотрели, наивные постсоветские дети, и верили, что вот она, хорошая полиция. А Джорджа Флойда та же самая полиция убила.

О. Кашин:

- Когда в руки попадает тебе газета "Комсомольская правда" за 1984 год, о том, как все хорошо в стране советской, она скучная. И я помню тот освежающий эффект, когда газета стала таблоидом, стала писать об убийствах.

Э. Чесноков:

- И в итоге страна развалилась через пару лет после этого освежающего эффекта.

О. Кашин:

- Слушайте, ну не жалко нам Советский Союз, не жалко нам КПСС.

Э. Чесноков:

- Русских жалко, которые за границей остались. 25 миллионов лишились Родины.

О. Кашин:

- Да вот я остался за границей, тоже лишился Родины.

Александр из Симферополя:

- Господин Кашин, рад вас слышать. Слушаем вашу передачу. Единственный момент, я, как воспитанный в Советском Союзе, могу вам просто сказать: не стреляйте из пистолета в прошлое, чтобы будущее не ответило артиллерийским залпом. А господину, который рядом с вами, Чеснокову. Господин Чесноков, горжусь, мы с вами земляки, ваш интеллект, подача, безусловно, характерны, хороши, великолепны.

Э. Чесноков:

- Благодарю. Я просто хотел вам ответить, несмотря на то, что вы мне сделали волнительный комплимент. Наши друзья большевики, к которым у меня нет ненависти, но они то же самое делали. Они стреляли в прошлое, они отменили всех российских героев, кроме Емельяна Пугачева и Степана Разина. Так тоже не надо.

О. Кашин:

- Обсудим про прошлое, пушку и пистолет. Интересная история. Прокуратура в том же Петербурге распорядилась демонтировать бюст востоковеда-тюрколога Ахмет-Заки Валиди, который является национальным героем Башкирии. Это удивительный человек. Он был одним из основателей советской Башкирии. Потом быстро разочаровался в советской власти, но избежал уголовного преследования по советским законам, потому что уехал в Среднюю Азию и ушел там примерно в такое же подполье, в котором сейчас находится Эдвард. Потом эмигрировал. Потом, как считается, но как яростно опровергают нынешние башкирские власти, он участвовал в формировании башкирских формирований в вермахте. И теперь, поскольку он оказался фашистом, прокуратура его сносит. Интересно, дадут ли башкиры? Я не верю, я думаю, они его отстоят.

Сергей из Ульяновска:

- Олег, у меня к вам два вопроса. За что вы не любите мою Родину – Россию? А что вы лично сделали для моей страны? Не бла-бла-бла, а вот конкретно что вы лично сделали?

О. Кашин:

- Вы знаете, вы меня с кем-то перепутали. Я очень люблю свою Родину – Россию. А те люди, которые привыкли путать Отечество с его превосходительством, они всегда есть. Такие как вы. И ничего страшного, это тоже наши слушатели, которых мы любим и для которых мы каждый день вещаем с Эдвардом. Мы развлекаем вас. Что мы с Эдвардом делаем для Родины? А вот так вот мы с Родиной разговариваем. По-честному, без всякого вот этого виляния.

Э. Чесноков:

- Тем не менее, вот это как-то странно все срифмовалось. Ахмет Валидов, этот парафашист, а может быть, патриот, мы до сих пор не решили, не знаем, и ковид-паспорта в Башкирии. Вы об этом слышали?

О. Кашин:

- О ковид-паспортах дискуссия идет на федеральном уровне. И сегодня, по-моему, Володин говорил, что они не нужны. А что в Башкирии?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Они вводятся. Об этом говорят. Прямо последняя новость. В Башкирии переболевшим и привитым от коронавируса жителям выдадут антиковидные паспорта. Отлично, новость еще от 18 января. Но возникает вопрос: а что, нельзя было каким-то федеральным законом утвердить некую нормы, кому выдавать, кому не выдавать, как это будет выглядеть? Так немножко ассоциации со второй мировой, на желтые звезды похоже. Нет?

О. Кашин:

- Да пусть будет на самом деле. Я как-то и по поводу желтых звезд уже не беспокоюсь. В том смысле, что, наверное, нам всем придется рано или поздно их носить. Надо как-то к этому уже философски относиться.

Э. Чесноков:

- Я вам скажу неприятную вещь. Поскольку я уже вылетел из России, ее сказать можно. Для того, чтобы меня посадили в самолет, надо было показать положительный – в смысле отрицательный – ковид-тест. В чем проблема? Что данные – мое имя и паспорт – записали с моих слов. То есть теоретически, если бы я был болен незаметной формой, то я мог бы отправить простого здорового человека, вбив свои паспортные данные. Он бы получил. Потому что паспорт не проверяют, просто дают ковид-тест. И спокойно бы вылетел, будучи больным, но с бессимптомной формой. Вот это страшно. Я в терминале D аэропорта «Внуково» проходил ковид-тест. Но я-то честный человек. Но систему очень легко взломать.

О. Кашин:

- Знаменитый аэропорт «Внуково». На самом деле, понятно, здесь можно опять повторить эту вечную банальность про тяжесть российских законов, которая смягчается необязательностью исполнения. Наверное, надо как-то с этим жить. Хотя еще раз скажу, что наблюдая за тем, как в России люди в этом сезоне игнорируют проблему коронавируса, я боюсь за массу своих знакомых и родных. Друзья, берегите себя.

Э. Чесноков:

- В глубоком интернете уже предлагают поддельные сертификаты о том, что вы прошли вакцинацию. Я более чем уверен, что это не какой-то развод, это на авторитетных в даркнете площадках предлагают. За 15 тысяч рублей тебе домой доставят паспорт. Подробности умолчу.

О. Кашин:

- Прекрасно. Я почему-то думал, может быть, я слишком испорчен конспирологией, но каждый раз, когда я вижу такие новости, я почему-то думаю, что за продажей этих справок всегда стоит какой-нибудь либо чиновник, либо полицейский, в общем, не простой жулик, а, скорее, какая-то коррупция. Может быть, я, конечно, все упрощаю в этом смысле.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Плохие люди есть в любой структуре. Даже в движении «Наши» были плохие люди в небольшом количестве.

О. Кашин:

- Это не вы, по крайней мере.

Э. Чесноков:

- И не вы тоже.

О. Кашин:

- Я не был в движении «Наши».

Э. Чесноков:

- И при этом мы хотим сказать: друзья, заболеваемость коронавирусом, кривая эта идет вниз. И это та хорошая новость, которая заставляет чувствовать себя уверенно.

О. Кашин:

- Дай-то бог на самом деле. Действительно, времена трудные. Надеюсь, мы их как-то переживем без потерь. Прощаемся до завтра. Всем спасибо!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!