Олег Кашин: К либералам российская власть более терпима, чем к русским

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают российский национализм, возврат памятника Дзержинскому на Лубянскую площадь, липецких чиновников, решивших построить дорогу на месте деревни и русских за рубежом

О. Кашин:

- Всем привет! Я Олег Кашин. Где-то в глубинах России Эдвард Чесноков. Здравствуйте, Эдвард, что у вас происходит и с чего мы начнем? Потому что больших новостей сегодня я, если честно, не заметил. Может быть, хороший день такой?

Э. Чесноков:

- Вечер добрый. Утро доброе, дорогой Олег Владимирович! Начнем мы с того, с чего не начали вчера. А именно - с русского фашизма, который поднял голову и, конечно, надо с ним сражаться. На этот раз русские фашисты обнаружились на Южном Урале, что само по себе весьма симптоматично. Ведь там находится Аркаим - ну, та самая якобы арийская крепость или нет - неважно. Важно, что они опять подняли голову - фашисты эти. В городе Троицке Челябинской области, в муниципальном бюджетном учреждении под названием «Центр досуга», по-простому говоря ДК, русские фашисты хотели на 23 февраля, на день защитников какого-то Отечества советского, исполнить песню, где были бы слова человека, который осуществлял геноцид малых народов и подавлял восстание Пугачева, кроваво подавлял, Александра Суворова, под названием «Мы - русские, с нами Бог». Но, к счастью, администрация ДК вовремя пресекла поползновения этих шовинистов и абсолютно, кстати, в мировом тренде законселила эту песню, отменила. И отлично! Теперь все проблемы решены и угроза фашистского реванша миновала.

О. Кашин:

- На самом деле, я регулярно слышу, об этом говорил из публичных людей Алексей Венедиктов, что Владимир Путин главным врагом своим считает русский национализм и по большому счету, если мы оглянемся на последние 20 лет, наверное, так и есть. К либералам российская власть как-то более терпима, чем к тем, кто говорит «я русский». Вот на Преображенской площади в Москве стоит памятник солдату-преображенцу и так получилось, что я 15 лет назад был на заседании комиссии Мосгордумы по монументальной пропаганды, как это называлось, где обсуждали этот памятник. И то же самое там человек из ветеранской организации какой-то сказал, что есть идея, есть проект поставить памятник русскому солдату. И комиссия, обычные люди, по-моему, славянского происхождения, а там, особенно кавказцев или бурятов нет в Мосгордуме, и не было при Лужкове, все сказали - подождите, какому русскому солдату, мы многонациональный народ, нет такого русского солдата. Так что это вечная давняя традиция и, Эдвард, раз вот вы сказали про Южный Урал, я предлагаю вам переехать на Северный, потому что там сейчас разворачивается драма с активистом по фамилии Иванов и по имени Алексей, который борется… ну, там отдельная история, что он был задержан за митинги навальнистские, но он борется за право давать показания в суде на комиязыке. То есть, он, ссылаясь на законы республики Коми, предусматривающие использование этого языка в судопроизводстве, говорит - я плохо понимаю по-русски, я буду говорить на своем родном языке…

Э. Чесноков:

- Интересно, а вот агитационные призывы Навального выходить на митинги он как-то понял? Они же по-русски, наверное, были. А вот это не понял. Странно, странно…

О. Кашин:

- Вы знаете, какие-то провокаторы - я сегодня видел картинку - сделали плакат на татарском языке в поддержку Навального, с сердечками, но там было написано что-то вроде «Навальный оскорбил ветерана, позор Навальному!».

Э. Чесноков:

- Еще бы легковерные навальнисты сразу стали распространять - смотрите, малые народы за Навального! Забавно!

О. Кашин:

- Ну, на самом деле да. Просто вот о чем мы с вами говорим - регулярно, иронически, о русском фашизме - на самом деле поднимает голову та проблема, которая завтра может оказаться бедой. Потому что в среде так называемых левачков, а я поясню, что вот вы боитесь, ругаете навальнистов, но навальнисты - они государственники, навальнисты - они имперцы, навальнисты - они патриоты. А есть вот эта публика, которая ориентируется на западные БЛМ, феминизм, на все эти истории, у них модно быть как бы нерусским. Если в тебе есть капелька удмуртской крови, ты будешь удмуртом и будешь говорить - я удмурт, ненавижу русских колонизаторов.

Э. Чесноков:

- Кашин сам репостит какого-то человека, которого все называют «кашинский удмурт».

О. Кашин:

- Вот, вот, я на него и ссылаюсь, естественно, хотя я уже перестал его репостить, потому что ужаснулся тому, какое…

Э. Чесноков:

- …потому что в вас совесть заговорила.

О. Кашин:

- Потому что, да, не надо выращивать такого рода чудовищ. И на самом деле Россия завтрашнего дня, когда каждый человек, я не на вас, естественно, показываю пальцем, вы, хоть и Отакарович, но русский, естественно, наш русский парень…

Э. Чесноков:

- Папа мой был русский человек, из крестьян Вологодской губернии.

О. Кашин:

- Да, вот. Но завтра каждый второй будет говорить - я финноугр, я там полубурят, я еще кто-то…

Э. Чесноков:

- Я енот.

О. Кашин:

- Да, и на самом деле надо покритиковать Владимира Путина за то, что в эти 20 лет он не сумел построить новую русскую идентичность, потому что, конечно, это единственная тема, дедывоевальская, на ней нацию не построишь. А сегодня мы наблюдаем третий раз суда по Навальному с ветераном - уже нет даже так называемого этого хайпа, который сопровождал предыдущие заседания, уже всем тоскливо, лениво, уже вошло в такую привычку - вот как бы мы опять говорим о внуке, торгующем дедом, опять мы говорим еще о чем-то… рекордный штраф обещают Навальному, по-моему, 950 тысяч рублей, опять-таки по статье о клевете…

Э. Чесноков:

- Нет, ну, курс биткоина рекордный и штраф рекордный - все логично.

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, ваша вот эта вечная байка про биткоин, она тоже никак не объясняет феномен Навального. Было бы на самом деле просто выявить прямую зависимость между деньгами и народной любовью каким-то успехом политическим, ну, давайте вот мы с вами потребуем, чтобы нам повысили гонорар до 900 тысяч рублей за эфир как бы… Я не думаю, что наша передача после этого станет популярнее, чем программа того же Владимира Соловьева, который сегодня Гитлера похвалил, назвав его смелым человеком и геройски воевавшим в первой мировой войне. Он, естественно, Гитлера противопоставлял Навальному и оказалось, что Навальный хуже Гитлера, то есть, Гитлер лучше Навального. Это удивительный тоже феномен.

Э. Чесноков:

- Вы знаете, вот касаемо Владимира Соловьева, я знаю, что у вас некоторая с ним полемика такая - Соловьев пикируется с Кашиным, Кашин пикируется с Соловьевым - и я с ним общался неформально ,и спрашивал, а в чем проблема? И он сказал, что проблема в вашем твитте, как я понимаю, достаточно далеком, где вы так иронически на 9 мая написали что-то про хороших бандеровцев. Это правда?

О. Кашин:

- Нет, неправда абсолютная, конечно. Владимир Соловьев теряет профпригодность, естественно, он и Твиттер читать тоже не умеет, ну и из Clubhouse его, как мы знаем, так же выгнали - биониклы и легочеловечки в сговоре, коллективно пожаловались на него и теперь Роскомнадзор…

Э. Чесноков:

- Подожди, но все же могут ошибаться, да. И если вы никогда не прославляли бандеровцев, то, возможно, и какого-то предмета для дискуссии и перестреливания катапультами нету.

О. Кашин:

- Ну, как нет? Подождите. У нас сегодня новый предмет дискуссии - это Гитлер. Вот кто лучше, Эдвард, по-вашему, Гитлер или Навальный?

Э. Чесноков:

- Я просто хотел бы про Путина сказать.

О. Кашин:

- Путин лучше Гитлера, конечно, конечно…

Э. Чесноков:

- Вы процитировали Венедиктова, который, ссылаясь на Путина, сказал, что русский национализм это плохо. Но проблема в том, что Путин, он, как Евгений Онегин, для каждого свой. Например, Холмогоров, человек не менее интеллектуально подкованный, нежели Венедиктов, говорил, что ему на мероприятии, где присутствовал Егор Станиславович, Владимир Владимирович сказал - мы, русские националисты. То есть, Путин он многоликий, ваши попытки запрокрустить его в какое-то узкое ложе, заведомо обречены на провал.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, я был знаком с покойным Антоном Носиком, человеком из Израиля…

Э. Чесноков:

- Он себя сионистом, по-моему, называл?

О. Кашин:

- Да, он называл себя сионистом, и я присутствовал на вечеринке однажды, где Антон Носик и еще какой-то человек оттуда же откуда-то, вместе кидали зиги. И я думаю, кидая зиги, они не переставали быть сионистами и, естественно, зиги они кидали иронически. Я так же думаю, что Владимир Путин, пересажавший половину националистов, половину купивший и обративший в ничтожество, естественно, может сколько угодно говорить «я русский националист», но это, скорее, такая злая ирония с его стороны. Путинское чувство юмора - это, конечно, отдельный феномен…

Э. Чесноков:

- И при этом Навальный - я, кстати, пытался найти это интервью на Ленте.ру - очень долго искал, нашел только цитаты, перепечатки. Само интервью куда-то исчезло. Это интервью от 2012 года, которое, по-моему, брал Азаров. Цитата. «Я отношу себя к нормальным русским националистам. Алексей Навальный».

О. Кашин:

- Эдвард, вы устаревший человек, вы ссылаетесь на 2012 год, боже мой, когда это было! В свежем номере журнала «Нью-Йоркер» большая статья Маши Гессен на тему того, что Навальный переболел русским национализмом и переживать за него не надо.

Э. Чесноков:

- Да, да, и что на самом деле Русский марш был за права геев и лесбиянок, которых мы, безусловно, очень любим и даже ходим на их спектакли в Гоголь-центр, но возникает вопрос…

О. Кашин:

- Но … разделяем все-таки, да… вашу гомофобию не разделяем…

Э. Чесноков:

- Мою гомофобию? Помилуйте, мой милый Олег Владимирович, я самый толерантный человек на земле. Более того, я за то, чтобы бюджетные деньги, выделяемые через Гоголь-центр и другие хабы, так сказать, они в бОльшем количестве выделялись, потому что сейчас геи могут сказать, что их угнетают, что им недостаточно денег…

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, просто вы говорите об открытых геях… а я мысленно перебираю тех людей, о гействе которых мы знаем, но об этом не пишут в газетах и, поверьте, они получают денег гораздо больше, чем любой Гоголь-центр. Поверьте, мы вчера про некоторые их фильмы говорили, по крайней мере…

Э. Чесноков:

- Заметьте, не я начал эту тему… это наши патриоты об этом говорят, а теперь еще и вы, оказываете, говорите…

О. Кашин:

- Ну, естественно. Гейская тема - главная тема патриотизма.

Уголок монументальной пропаганды. Мы уже о ней начали говорить… но сегодня, когда пустой день, мало новостей, явно вброшена искусственно, никому не нужная тема, но все дискутируют - о памятнике на Лубянской площади. Главный архитектор Москвы сказал, что памятник нужен. Не сказал, какой, и, наверное, здесь есть простор для дискуссии, мы уже не раз об этом говорили и, наверное, слушатели и Эдвард, в том числе, уже немножко вам приелось, когда я говорю: нет, Дзержинский упырь, кровопийца, русофоб, людоед и т.д. Он, конечно, упырь и кровопийца…

Э. Чесноков:

- Дорогие друзья, звоните нам в эфир и скажите, а что вы об этом думаете?

О. Кашин:

- Дзержинский хуже и Навального, и Гитлера, и Соловьева, и Путина. Дзержинский хуже нас всех с вами вместе взятых, но интересный поворот дискуссии. На самом деле, наверное, когда группа деятелей, в том числе, тот же Холмогоров, деятелей правого толка предложила поставить на Лубянке памятник царю Ивану Третьему, все равно и эта идея, которая, естественно, реализована не будет никогда, эта идея тоже льет воду на мельницу Дзержинского…

Э. Чесноков:

- Ну, Владимиру-крестителю, кстати, поставили памятник.

О. Кашин:

- Ну, это другое. Если бы президента России звали Иваном, я думаю, памятники Ивану и первому, и второму, и третьему, и четвертому, и пятому, и шестому Антоновичу…

Э. Чесноков:

- По-моему, в Орле поставили памятник Ивану Грозному. Те есть, процесс прошел.

О. Кашин:

- Да, там был очень странный губернатор тогда, Потомский, петербургский каратист, от КПРФ, он был поклонником Ивана Грозного, еще в Александрове, где Александровская слобода, так же ставили Ивана Грозного, но потом памятник исчез. Так вот, сегодня интересный ход этой дискуссии дал человек по фамилии Швыдкой, бывший министр культуры, представитель президента по культурным связям с западными странами, то ли уже такой отставник, пенсионер, то ли представитель глубинного государства, он предложил объединяющую и примиряющую фигуру поставить вместо Дзержинского на Лубянке - а именно: Юрия Владимировича Андропова. И вот этот ход меня немножко прямо вот привел в оторопь. Как вы, Эдвард, думаете, Москва заслуживает монументального памятника Андропову?

Э. Чесноков:

- Я думаю, что Москва, безусловно, заслуживает памятник Малюте Скуратову. Ведь человек же в общем хороший был. На него навели очень много поклепов, а человек стабилизировал, укреплял вертикаль. Не вижу никаких проблем в Малюте. Все, что о нем говорят, это, знаете, надо меньше смотреть фильм про Ивана Васильевича, меняющего профессию, а больше читать умных книг. Хотя бы Галковского.

О. Кашин:

- Хорошо. Я не знаю, как Галковский относился к Малюте, может быть, никак, тем не менее, тема Андропова меня взволновала, потому что, может быть, во-первых, что в следующем году будет 100 академику Сахарову и говорят, что уже принято решение о том, чтобы в Москве ставили ему памятник, и на самом деле формально памятники на проспекте Сахарова - памятник Сахарову, а на Лубянской площади - памятник Андропову.

Э. Чесноков:

- Кстати, в виде атомной бомбы будет очень концептуальный памятник. Потому что памятник в виде фигуры человека - это очень старый такой формат, а нам же нужны новые форматы, новые дуновения в искусстве.

О. Кашин:

- Вот вы иронизируете, может быть, ну да, к сожалению, на самом деле, памятник в виде фигуры человека уже явно вышел из моды, явно вышел из тренда и даже современные скульпторы, когда пытаются ваять по прежним стандартам, ну, вот Салават Щербаков, который Калашникова делал, еще кого-то…

Э. Чесноков:

- Жукова.

О. Кашин:

- Подождите, Жукова ж делал Клыков. Причем, Клыков делал Жукова, а лошадку делала какая-то женщина старенькая, она уже умерла, как и Клыков, потому что ваять лошадок у нас вообще уже никто не умеет. Разучились. В моем родном Калининграде поставили памятник Ивану Грозному, казалось бы, полководец, герой, но памятник пеший, потому что лошадь не умеют сваять. Вот у нас есть там какие-то институты ваяния живописи и зодчества, но лошадку сваять не могут. Между прочим, вы знаете историю про Юрия Долгорукова на Тверской, что скульптор Орлов, который никогда памятников не делал…

Э. Чесноков:

- Да сейчас, но мимо проезжал Буденный и увидел, что у коня недостает определенных частей.

О. Кашин:

- Нет, нет, я не про те части, упоминания которых вы боитесь. Нет, нет. Я имел в виду, что скульптор Орлов никогда не делал больших фигур, он делал свистульки глиняные и какую-то свистульку Молотов заметил на выставке и как бы Орлов таким образом сделался влиятельной фигурой, ну и известная байка также про Сигизмунда Каца, - я не знаю, кто это, видимо, хороший был человек. Но Сигизмунд Кац на открытии памятника Юрию Долгорукому сказал, что не похож и, соответственно, все засмеялись. Так вот, на самом деле формально памятники одновременно в Москве Сахарову в виде..

Э. Чесноков:

- А на чьем пьедестале стоял памятник Юрию Долгорукому? По-моему, на месте памятника Скобелеву же?

О. Кашин:

- Памятник Скобелеву уже где-то на Вернадского восстановили, по-моему, как раз Клыков его и делал, если не ошибаюсь. А между Скобелевым, которого большевики - варвары, вандалы, негодяи - снесли в 1917-18 году, там 25 лет стояла так называемая Свобода - обелиск с фигурой женщины, символизирующей свободу. И при Хрущеве была идея снести Долгорукова и вернуть Свободу. Но все-таки дайте мне договорить про Андропова и Сахарова. Формально же это был бы реально символ примирения постсоветского.

Э. Чесноков:

- В смысле, в одном памятнике их объединить?

О. Кашин:

- Ну, в пределах одного района. Какой это район? Мещанский? Вот там стоит Андропов, а через 100 метров от него стоит человек, которого он сажал, в ссылку отправлял и всячески обижал. Вот .пожалуйста - примирение. Но мы понимаем, что такого рода примирение на самом деле хуже любого издевательства. Потому что, конечно, и гражданская война, которая как бы классическая, недовоеванная, естественно, между русским народом и большевиками, и та холодная гражданская война, которая продолжается сегодня, она, конечно, есть всегда. И каким будет памятник примирению, когда помирятся, грубо говоря, Соловьев и Кашин, Навальный и Эдвард Чесноков, ветеран и его внук - каким будет памятник вот тому примирению, которое нас ждет после, видимо, какой-то большой катастрофы, которая однажды постигнет Россию - вот об этом памятнике я бы советовал сейчас думать. Вот что я хочу сказать.

Э. Чесноков:

- Знаете, чтобы Эдвард Чесноков примирился с Навальным…

О. Кашин:

- Навальный должен полюбить русский Донбасс, я знаю.

Э. Чесноков:

- Да, безусловно. Он должен выйти из тюрьмы, да, я против кривосудия. Но самое главное, Навальный должен нажать кнопку «откл» на той армии людей, я не скажу ботов, просто вот этой невероятной армии, которая устраивает травлю, которая довела до слез Екатерину Винокурову и т.д. Вот когда доброте люди научатся, в том числе, и те, которые вроде бы за добро и свет выступают, тогда мы все и примиримся. Но это не про нас.

О. Кашин:

- Знаете, я повторю сегодня свою такую дразнилку в ваш адрес ситуативную, не обижайтесь, - что вы опять оперируете устаревшими категориями, потому что вот та армия, про которую вы говорите, она на наших глазах уже распадается. Если вы знаете, есть такой Милов, довольно дикий, отвратительный, бывший замминистра энергетики…

Э. Чесноков:

- Да, интегрированный в мировую элиту.

О. Кашин:

- Да, он был замминистра миллиард лет назад, с тех пор он как бы известный деятельно российской оппозиции, в последние годы один из заметных навальнистов, и вчера я нашел трехдневное, но очень трогательное видео, где Милов говорит - вы знаете, друзья, меня спрашивают, а почему я теперь не провожу прямые эфиры на Навальный.лайф? Объясняю. Садясь в тюрьму, Навальный как бы заявил, что все полномочия по политическим решениям передает Леониду Волкову, ну и что я буду Волкову мешать, поэтому пока я помолчу. А на самом деле это ж очевидно уже - раскол башен в навальновском движении. Потому что, когда есть вертикаль и есть антивертикаль, они сами собой начинают друг друга повторять…

Э. Чесноков:

- Я с удивлением узнал, что там есть еще какие-то лидеры, как вы говорите, в этом движении, помимо самого Навального…

О. Кашин:

- Волков есть, Милов есть. А что, про Марию Певчих вы не знаете? Она сейчас тоже очень заметная фигура.

Э. Чесноков:

- Ну да, теневой лидер практически.

О. Кашин:

- Уже световой…

Э. Чесноков:

- Глава службы разведки при Навальном, да, согласен.

О. Кашин:

- Так что на самом деле те процессы, которые идут в последние полгода, начавшиеся с отравления Навального, силами, предположительно, российского государства, в посадке Навального и т.д… Так вот, процессы идут, они не закончились, чем они кончатся неизвестно, но вот ваша, Эдвард, мечта о том, чтобы армия навальнистов перестала доводить до слез, допустим, Екатерину Винокурову, да если бы ее одну, я думаю, эта мечта может сбыться, потому что действительно все, что происходит сейчас, как-то не указывает на то, что завтра кто-то будет кого-то доводить до слез. Скорее бы уже какой-то большой катаклизм, а после него народное примирение. Все мы уже устали от конфликтов внутрироссийского общества.

Э. Чесноков:

- Какой вы жестокий, право. А вот давайте поговорим о перегибах на местах. Если вы помните, в известнейшем романе Дугласа Адамса «Автостопом по Галактике», завязка заключалась в том, что вместо планеты Земля некие галактические мараты хуснуллины хотели провести галактическое шоссе со сносом последней. Чиновники Липецкой области, реализуя, безусловно, нужный и важный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги», решили провести восточный обход Липецка в районе села Казинка. Отлично и нужно. Слава богу, что не стали сносить. Раньше бы, наверное, снесли, но мы уже цивилизовались и людям, дачникам, у которых там есть жилье, иногда даже в несколько этажей такие домики, дают деньги. 365 тысяч рублей. Отлично! Проблема в том, что цена, которую легко проверить на Авито, на жилье в этом районе, на эти дачные домики, начинается от миллиона. И, в общем-то, это совершенно прекрасно, это можно только приветствовать - с одной стороны, экономия бюджетных средств, с другой стороны, мы создаем статистику, что жилье стоит всего 365 тысяч рублей, то есть, добиваемся результата.

О. Кашин:

- У нас есть звонок. Владимир, Красноярский край.

Владимир:

- Хотелось бы высказаться по поводу памятников. Думаю, тема абсолютно надуманная. Кажется, вы об этом давно еще начинали говорить и так ее охарактеризовали. Вот так она, собственно, и объяснима вполне.

О. Кашин:

- Напомните, какая именно. Мы много чего говорим.

Владимир:

- Эта дискуссия – памятники, надо его восстановить или не надо. Народу, что называется, надо вбросить что-то…

О. Кашин:

- Здесь согласен. Если, не дай бог, снизится экспорт зерна или подешевеет нефть, или упадет рубль, будет еще больше таких тем.

Э. Чесноков:

- Да, чьим именем назвать аэропорт, например.

О. Кашин:

- Да, такое уже было.

У нас звонок. Анатолий из Московской области.

Анатолий:

- Такая шутка – памятник Кашину поставить, а Эдвард чтобы донаты собирал.

О. Кашин:

- Как начальник штаба. А вы регулярно звоните на эту тему. Это ваша шутка фирменная про начальника штаба Эдварда?

Анатолий:

- Между прочим, мы вам уже донаты собираем, Олег Владимирович, на ваши выборы.

О. Кашин:

- Спасибо.

Анатолий:

- Второй вопрос у меня к вам такой. Минчане для нас люди родные. Если вам, например, Тихановская предложила бы должность вице-премьера, вы бы согласились?

О. Кашин:

- Понимаете, есть нюанс. Если Тихановская предлагает должность вице-премьера сейчас, в изгнании, то это переезд в Вильнюс.

Э. Чесноков:

- Разве что с Меркель там встречаться, в Европарламенте выступать. Но это все так уныло, вся эта светская жизнь так утомительна.

О. Кашин:

- Но при этом не нужно забывать, что любой смех над Тихановской не отменяет того, что Лукашенко – диктатор и выборы себе объявил выигранными нечестно. Позор Александру Лукашенко, позор белорусской полицейщине.

Э. Чесноков:

- Илья Варламов опубликовал видеоролик, как водитель из Новосибирска сбил женщину с годовалым ребенком, после того как она сделала замечание о неправильной парковке.

О. Кашин:

- Я читал эту новость на другом сайте. Я процитирую. «Водитель из Новосибирска психанул, что девушка с коляской сделала ему замечание, и наехал на нее. Мать получила перелом ноги, а водитель скоро получит перелом очка в тюрьме». Простите, но реально бывают такие новостные Телеграм-каналы.

Э. Чесноков:

- Ведь это же симптоматично, что это происходит в Новосибирске, в самом красном городе, где мэрствует коммунист Локоть, где очень странные оперы такие ставятся, где с огромным трудом тот самый русский патриотизм на традиционных ценностях…

О. Кашин:

- Подождите, Эдвард. Вам бы реально у Дзержинского или Андропова работать, шить дела. Потому что увязать оперу («Тангейзер», видимо, вы имеете в виду) с неприятным инцидентом на дороге… Я бы на самом деле спросил, может быть, человек был какой-то горячей национальности, скажем так?

Э. Чесноков:

- Давайте не будем доставать из сундука черепомерку.

О. Кашин:

- Увязывать мэра Локтя, оперу «Тангейзер» и эту ситуацию некорректно. Такое могло произойти даже в бездуховном Лондоне, я думаю.

Э. Чесноков:

- Благодарю вас, Олег Владимирович. Кстати, по поводу бездуховных Штатов. Колония, которая что-то слишком много о себе возомнила. Малек Дудаков, один из лучших, наверное, наших американистов, сообщает у себя в Телеграм-канале. Если вы помните, был такой Телеграм-канал под название «Ты сядешь за лайк», который выступал агрегатором всех этих безумных 282-статейных историй о том, как кого-то посадили за лайк. Но теперь это происходит в США. Агенты ФБР устроили маски-шоу у активиста BLM во Флориде, ворвавшись в его квартиру со светошумовой гранатой. Не потому что этот BLMщик занимался погромами, может быть, даже и не занимался, а просто за посты в Фейсбуке, где он призывал вооружаться. Когда Россия либерализуется, отменяя 282-ю статью, США, наоборот, движутся в самый оголтелый совок.

О. Кашин:

- Тогда я вам расскажу детективную историю про Москву уже. Потому что ваша аргументация, что в Америке еще хуже, меня всегда огорчает, потому что мы – русские люди.

Э. Чесноков:

- Да, она вас огорчает, потому что ее невозможно опровергнуть.

О. Кашин:

- Разумеется. Но тем не менее. Студентку Высшей школы экономики избили после конфликта в такси и украли часы «Ролекс» за 1 миллион рублей.

20-летняя Милена с другом немного выпили, собрались по домам. Тут вмешался новый знакомый Карен, который требовал продолжения банкета (я цитирую Телеграм-канал Mash). Компания принялась колесить по городу на такси. Игристое лилось рекой. Карен ушел первым. Потом девушка вышла из машины, пыталась поймать другое такси, пнула по колесу. Дальше бомбила вышел, пробил красавице «двоечку» и закончил разговор (то есть ударил ее, как вы понимаете, при этом никто его даже за это не осуждает). В итоге уже в «скорой» девушка заметила пропажу «Ролекса».

Эдвард, как вы считаете, кто украл часы – таксист, который его ударил, или Карен, который ушел первым?

Э. Чесноков:

- У меня очень тонкий такой вопрос. Мы же знаем, скажем так, какую линию продвигает канал Mash, кто там за ним стоит. Я не думаю, что они ехали на каком-то элитном такси. Я думаю, что они ездили на экономе. Мы же знаем, скажем так, с каким культурным кодом таксисты в эконом-классе. Наши феминистки, они здесь за кого будут? И наши либералы и доморощенные BLMщики? Они будут за несчастных, гонимых мигрантов или за русскую фашистку по фамилии Шилова (это мое оценочное суждение ироничное, не подумайте ничего другого), которая посмела довести людей на работе до полного нервного срыва своими, безусловно, расистскими (я уверен) замечаниями?

О. Кашин:

- Я тоже знаю, что «Ролекс» - это «правая» марка часов, только фашисты ее носят.

Э. Чесноков:

- Я не удивляюсь, если у нее белые шнурки были в гриндерах.

О. Кашин:

- Эдвард, вы разбираетесь в этих субкультурах, а, допустим, наши коллеги из иностранного агента «Настоящее время» на радиостанции «Свобода» сегодня в статье про дело Тихонова и Хасис, осужденных за убийство адвоката Маркелова и журналистки Бабуровой, назвали Тихонова и Хасис нацболами. То есть выросло уже поколение, которое не отличает ветеранов партии Лимонова от реальных нацистов.

Э. Чесноков:

- А помните, какие люди во всех этих иноагентах занимаются Россией? Маша Гессен на их фоне – это первостатейнейший кремленолог дипломированный.

О. Кашин:

- Маша Гессен реально очень умный человек, я с ней был когда-то знаком, и я помню, как она… Вы так иронически говорите, что она первостатейный, а ее даже принимал Владимир Путин и говорил с ней о жизни. Если помните, когда она покидала журнал «Вокруг света»…

Э. Чесноков:

- У нас была история, и как Рамзан Кадыров принимал русских националистов в Грозном, и они вышли в полном взаимопонимании.

О. Кашин:

- Да. Но в итоге Демушкина посадили… В общем, дорогие националисты, если вам звонят от Кадырова, предлагают встречаться, то не встречайтесь. Обманут и посадят.

У нас есть звонок. Алексей из Москвы.

Алексей:

- У меня вопрос больше, наверное, к Олегу Владимировичу. Был ли какой-то шанс на успех у такой странной коалиции, как «Другая Россия», в лице Каспаров – Касьянов – Лимонов? По-моему, это три каких-то антипода.

Э. Чесноков:

- Я даже помню, как в газетах появлялись манифесты движения «Наши» (естественно, в разделе «На правах рекламы» и без пометки «На правах рекламы») с таким заголовком – «Противоестественный союз либералов и националистов»…

О. Кашин:

- На самом деле любая коалиция – это всегда хорошо. Но чем те коалиции отличаются от нынешних? Что получилось у нынешней оппозиции, то же получилось у той, или наоборот. Ничего не меняется.

Э. Чесноков:

- Сказал Олег Кашин, который был в координационном совете оппозиции. Не вы ли ее разваливали?

О. Кашин:

- Своими руками, Эдвард.

Главный редактор «Медиазоны» Сергей Смирнов, по-прежнему отбывающий свои 25 суток в Сахарово, пресловутом изоляторе или лагере для мигрантов под Москвой, обратился в ЕСПЧ с жалобой на свой арест из-за ритвита шутки про Дмитрия Спирина, который похож на Смирнова. Суд счел это призывом выходить на акцию. Также Смирнов жалуется на бесчеловечные условия содержания в СИЗО и нарушение права на апелляцию. В общем, такая история, продолжаем следить за ней. Свободу Сергею Смирнову, конечно.

У нас есть звонок. Григорий из Москвы.

Григорий:

- Я по поводу Навального. Вы не рассматривали такую возможность обмена Навального на Бута?

О. Кашин:

- Вы знаете, это давняя тема. Каждый раз, когда в России есть какой-то заключенный, которого воспаленные мозги старцев из Совета Безопасности считают агентом Запада, возникает идея…

Э. Чесноков:

- Летчик Ярошенко, например.

О. Кашин:

- Да, Бут и Ярошенко. Возникает идея – а давайте обменяем Сенцова на Бута и Ярошенко, давайте обменяем Савченко. Американские деды, сидящие в Пентагоне, ЦРУ или где-то еще, хватаются за головы: какой обмен, зачем нам эти хохлы, вообще что за бред? Но при этом воспаленные мозги российских старцев так работают.

Э. Чесноков:

- «Х-слово, вы забанены, вы отменены…»

О. Кашин:

- Извините, у нас самое свободное радио, которому сегодня 12 лет. И сегодня же 12 лет работы его генерального директора Романа Карманова. Давайте всех поздравим.

Эдвард, вы хотели сказать про русский фашизм от «Россотрудничества»?

Э. Чесноков:

- Это русский фашизм на самом деле, это русская мягкая сила. 30 одаренных молодых людей из Узбекистана получат возможность научиться кинематографическому мастерству в Государственном институте кинематографии благодаря «Россотрудничеству». Наверное, это хорошо. Потому что эти парни возмужают у нас в Москве. Я думаю, они не будут грубить таксистам, катаясь на эконом-классе. Вернутся к себе в Среднюю Азию, получив дипломы ВГИКа, и будут снимать отличные фильмы об узбекско-турецком братстве, как они вместе в средние века строили Великий Туран.

О. Кашин:

- Абсолютно так и есть. Смежная история. Я сегодня в социальных сетях наблюдал дискуссию о русском фашисте Артеме Эдуардовиче Новикове. Это человек, который до прошлой недели был премьером Киргизии. И вот вопрос. Он вырусь или это здорово, что русские люди, колонизаторы делаются премьер-министрами в Киргизии? Вопрос философский. Важно, что он уже не премьер, вместо него теперь преемник Улукбек Марипов. Так что межнационалочка победила, но забавно, что есть, кроме России и какой-то условной Белоруссии, страны, причем вполне не славянские, где премьер-министром может стать русский человек.

Э. Чесноков:

- Подождите. Русский – это категория не этническая. Потому что, когда мы видим Нила Ушакова, который после многочисленных коррупционных скандалов во время своего мэрства переехал в Европарламент работать евродепутатом, и когда мы вспоминаем, как он приветствовал танки НАТО (в буквальном смысле, они же там дислоцируются), то, знаете, тут уже не до этого трогательного восхищения русской этникой.

О. Кашин:

- Эдвард, я уже третий раз говорю, что у вас устаревшие данные. Потому что когда-то он мог - и он в своем праве, конечно, по поводу танков НАТО, но при этом сейчас его партия бьется против запрета российских телеканалов в Латвии. Поэтому он сейчас как раз льет воду на вашу мельницу. Все меняется, ваши данные устаревают на глазах.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Этак и Лукашенко будет биться за возврат русского языка.

О. Кашин:

- Лукашенко будет биться за возврат русского языка, если в его кабинет однажды ногой откроет дверь русский посол и спросит, что этот человек себе позволяет. Естественно, Лукашенко может быть гибким, мы знаем это, важно, чтобы у российской стороны были люди, способные его согнуть. Но российская сторона почему-то боится Александра Лукашенко.

Э. Чесноков:

- Ну, посмотрим. Я думаю, что мы все-таки очень долго запрягаем, но наше терпение может закончиться, как оно, например, закончилось у добрых русских людей к весне 14-го года на Донбассе, и сейчас там вполне себе объявили русское национальное государство.

О. Кашин:

- Да, Эдвард, как вы интерпретируете ситуацию. Русские люди в Донбассе 7 лет именно что терпят криминальную диктатуру непонятных людей, поддерживаемых Российской Федерацией.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Человек, который сейчас возглавляет Донбасс, Денис Пушилин, при нем все-таки порядка объективно стало больше. Уже прекратились странные такие самодеятельные концерты некоторых командиров. Да, порядок всегда скучнее, нежели анархия.

О. Кашин:

- Потому что всех самодеятельных командиров во главе с главой республики Захарченко, как вы знали, поубивала легендарная украинская ДРГ.

Э. Чесноков:

- Знаете, был еще такой казачий атаман Козицын, которого чуть ли не лично ФСБ вывозила назад в Ростовскую область, потому что он такое творил, что как-то совсем печально было.

О. Кашин:

- А еще если вспомнить, как украинская ДРГ отравила основателя Луганской Народной Республики Валерия Дмитриевича Болотова в Москве (где же еще злодействовать украинским ДРГ?), то, конечно, можно поразиться тому, насколько сильны и влиятельны украинские спецслужбы.

Э. Чесноков:

- Конечно, их же активистов от наших не отличишь, они те же самые советские фильмы смотрели и тот же самый салат оливье ели. Они очень легко могут затеряться в толпе московских таксистов и сделать что-то плохое.

О. Кашин:

- Если представить себе таксиста-украинца, я думаю, он будет бросаться в глаза. В общем, да, суровые времена. Конечно, называть Донецкую Народную Республику продуктом восстания русских людей, нетерпения русских людей я бы не стал, конечно, вы романтизируете.

Э. Чесноков:

- Да. Только они вполне себе с русскими флагами и георгиевскими ленточками выходили. И простого русского Деда Мороза Павла Губарева избирали.

О. Кашин:

- Да, Эдвард, но это было во времена украинской демократии, а теперь уже 7 лет жизни под железной пятой Дениса Пушилина.

Э. Чесноков:

- Есть и хорошая новость. Сегодня 190 лет со дня рождения Николая Лескова, который говорил: «Русский человек со всем справится».

О. Кашин:

- Вот кому бы я поставил памятник на Лубянской площади…

Э. Чесноков:

- Кстати, а есть где-то памятник Лескову?

О. Кашин:

- Да нет. Даже на улице Лескова нет. Это позор.

Э. Чесноков:

- На Лесной улице давайте поставим памятник Лескову.

Э. Чесноков:

- Хоть бы и на Пушкинской. Там есть место – Новопушкинский сквер.

Уходим до завтра. Спасибо всем. Всех обнимаю. Всем пока.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!