Олег Кашин: Власть придумает какой-нибудь антинародный закон, который в пылу голосования по памятнику на Лубянке никто не заметит

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают последние события в Армении, голосование за памятник на Лубянской площади, доклад Хрущева о культе личности Сталина и коррумпированных чиновников

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. А душой мы, наверное, с Эдвардом в Армении сегодня. Или все-таки не трогают события?

Э. Чесноков:

- Вы знаете, говорят уже, что в Москве нынешним вечером ожидаются пробки, поскольку сторонники Пашиняна массово выходят на улицы.

О. Кашин:

- Хорошо. Но я сошлюсь на Дмитрия Пескова. Финальный авторитет в таких сюжетах, который сказал, что Путин созвонился с Пашиняном и высказался в пользу сохранения порядка и спокойствия в Армении и урегулирования ситуации в рамках закона.

Э. Чесноков:

- Вопрос в том – какого закона. Того закона, который «все – друзьям» или «все – врагам»? Это тонкий вопрос. И вообще, была ли хоть одна цветная революция, которая бы принесла улучшение жизни людей?

О. Кашин:

- Я бы назвал это постсоветской диалектикой. Потому что власть, приходящая к власти в процессе цветной революции, в итоге становится полноценной властью. Когда новая цветная революция пытается ее свалить, на чьей стороне будет отрицающий любую революцию Владимир Путин? Конечно, на стороне вчерашних революционеров. Поэтому Пашинян теперь нам лучший друг.

Э. Чесноков:

- И это даже несмотря на то, что он крайне нелестно высказался о российских «Искандерах». Дескать, стреляли они по Азербайджану. Но «Искандер» - боевой носитель не разорвался. Возникает вопрос: что вообще у человека должно быть в голове, чтобы все-таки так дразнить своего последнего союзника по ОДКБ и чтобы признаваться, что он стрелял по Азербайджану из «Искандеров»? Ведь все-таки Армения выставляла себя жертвой.

О. Кашин:

- Это как раз главная интрига. Потому что сегодня Минобороны России сообщило, что ни один из ракетных комплексов «Искандер» во время конфликта в Карабахе не применялся. Источник – Минобороны. Но при этом я наблюдаю все эти дискуссии. Действительно, вопрос: те «Искандеры», которые «не смешите наши «Искандеры». Если, действительно, они их пытались использовать, но они не полетели, вопрос: это так было задумано? Или это что?

Э. Чесноков:

- Я вот не знаю. Кстати. Анкара уже высказалась против переворота в Армении, за Пашиняна, что подбросило немало поленьев в топку конспирологов, дескать, вот Пашинян – турецкий агент. На самом деле я снова вижу, что наш главный МИД – это Минобороны. Потому что пока ведомство на Смоленке даже не выражает озабоченность, а просто говорит, что это внутреннее дело Армении, майдан на Украине почему-то не был внутренним делом Украины, - то наш уважаемый Сергей Кужугетович, да, устами неизвестных источников, близких к источникам, прямо говорит: ереванские товарищи заблуждаются.

О. Кашин:

- Как раз вот вопрос. Я в последние дни об этом думал. Потому что даже в День защитника Отечества как-то не было пресловутого Сергея Кужугетовича в медийном поле. Куда он делся? Вопрос, действительно, кто руководит Россией. Недавняя встреча Владимира Путина с коллегией ФСБ, поскольку мы читали, и можно верить такого рода историям, что, когда очно Путин с кем-то видится, этих людей запирают на карантин на две недели. Вот если представить себе, что всю коллегию ФСБ заперли на карантин на две недели, кто же руководил Федеральной службой безопасности в эти две недели? Люди, которые изолированы от окружающего мира?

Э. Чесноков:

- Слушайте, современные технологии позволяют и не такое. Мы же прошли через удаленку. Здесь интересно другое. Что на предыдущих коллегиях ФСБ всевозможные инсайды появлялись чуть ли не на следующий же час. Даже до ее окончания. А вот сейчас как-то мало пишут. Может быть, там обсуждали что-то очень чувствительное и важное?

О. Кашин:

- На самом деле, да, я думаю, об этом мы узнаем по новостям ближайшего времени. Причем по новостям любого рода. Более того, представить себе, что именно на этой коллегии ФСБ вот эти настоящие отцы России сидели и обсуждали: а кого ставить на Лубянке – Дзержинского или Александра Невского? И решили, возможно, что Александра Невского. Потому что сегодня очень забавный главный евангелист постановки памятника Дзержинскому Захар Прилепин в стиле, уж не знаю, какого оппозиционера ругался, что у него украли голоса. Потому что якобы, по мнению Захара Прилепина, в системе «Активный гражданин» мэрия производит вбросы за Александра Невского. Безобразие!

Э. Чесноков:

- Если конкретно, он говорил, что в самом начале голосования, в первые минуты было плюс 2 тысячи за Александра Невского. Но возникает вопрос: почему Захар Прилепин не сопроводил это каким-нибудь скриншотом.

О. Кашин:

- Вы голосовали?

Э. Чесноков:

- Я не голосовал. Я некоторым образом не москвич. Люберецкий дискурс.

О. Кашин:

- В Прилепин говорит, что голосовать могут все. Я не проверял.

Э. Чесноков:

- А вы-то голосовали?

О. Кашин:

- Эдвард, с моей точки зрения это было бы безнравственно.

Э. Чесноков:

- Вот видите. Но здесь же интересно другое. Это демографическая возрастная пирамида голосовавших. Потому что люди до 35 лет вдвое чаще поддерживают Александра Невского, нежели Дзержинского. А именно, 60 на 30 в пользу молодежи за Невского. А вот у старшего поколения – ровно наоборот. Это такая новая Россия?

О. Кашин:

- На самом деле, да. Вот как раз я бы…

Э. Чесноков:

- Так скажем, Россия-88, если вы понимаете, о чем я.

О. Кашин:

- Я помню одноименный фильм Павла Бардина, всех к нему отсылаю. Я помню, как Павел Бардин, я был в оргкомитете Болотной, он снимал ролики в поддержку очередного митинга. Я говорю: а Навального когда будете снимать? Он говорит: Навального не буду, он националист. Я подумал: боже, какой интересный человек Павел Бардин.

Интересное наблюдение. Да, действительно, молодежь за Александра Невского. И я в это охотно верю. Более того, мне было бы приятно сказать, что молодежь разделяет мои воззрения на советский режим. Для молодежи неприемлем кровавый палач Дзержинский. Но в глубине души я подозреваю, что все гораздо проще. Это мы с вами такие советские аддикты, которые готовы спорить о Дзержинском до посинения, если потребуется. А для людей, рожденных после падения памятника, возможно, про такого человека нет. А кто такое Дзержинский? Что-то знакомое, польская фамилия какая-то? Наверное, польский актер, рок-музыкант? Александр Невский – это человек из школьной программы.

Э. Чесноков:

- Может быть, это админ Telegram-канала Nexta, как известно, скрывающийся в Варшаве?

О. Кашин:

- Да, что-то такое. Александр Невский – мы его знаем, про него есть кино, которое в школьную программу как-то включено.

Э. Чесноков:

- Да. При этом на одном федеральном канале, да что уж там, давайте его назовем – «Культура» - изъяли, вырезали кантату Сергея Прокофьева «Вставайте, люди русские!». Об этом много писали в правых Telegram-каналах, даже ссылались на копию фильма, выложенную на официальном YouTube-аккаунте канала «Культура». Я, если честно, не проверял. Но, наверное, раз пишут, то в этом что-то есть. Культура кэнселинга дошла и до нас.

О. Кашин:

- Что поделаешь. На самом деле, я думаю, это неизбежно. Тем более, что, вот как мы видели показ фильма «Брат» и первого, и второго на федеральных каналах, когда тоже все неполиткорректные высказывания оттуда удаляют, хотя фильм из них во многом состоит. Между прочим, сегодня день рождения великого русского режиссера Алексея Балабанова, которого мы помним, любим. Сейчас я участвую параллельно в дискуссии в нашем густопсовом чате о том, какие фильмы у него заслуживают внимания.

Знаете, бывают такие снобы, которые говорят: после первого «Брата» он ничего хорошего не снял. Нет, разумеется, второй «Брат» великий и повлиявший вообще на облик поколения. И фильм «Груз-200», который я отдельно выделяю, отдельно ценю именно как манифест нашего коллективного страха перед полицией. И, собственно, один из последних фильмов – «Кочегар», о том, что якуты отомстят. Когда я вижу в «Комсомольской правде» заголовок, что институты развития Якутии активно развиваются, я думаю: а ведь, действительно, якуты нам отомстят.

Э. Чесноков:

- «Груз-200», кстати, в моем родном Череповце снимался. В связи с чем череповчане крайне негодовали. Исказил он город. Бросил тень на советскую действительность.

Но мы начали про Дзержинского. И Николай Сванидзе и Ксения Собчак жестко высказались против. Не кажется ли вам, что благодаря этому в том числе многие даже умеренно правые говорят: ах, нет, если эти господа против Дзержинского, то я просто назло им буду за. Так сказать, такая криптолевая диверсия. У Бориса Акунина в его сборнике «Сказки для идиотов» был такой забавный рассказ, как главный коммунист, член КПРФ, в начале 90-х вступает во все эти либеральные партии, творит там ужасающие бесчинства именно для того, чтобы их скомпрометировать, чтобы люди поняли, что коммунизм – это хорошо.

О. Кашин:

- Я знал такого человека. И вам, как ветерану Росмолодежи, это может быть интересно. Его звали Костя Лебедев, который именно, по его официальной позиции, он был официальный сторонник Ампилова. И для того, чтобы бороться с ренегатами из КПРФ, он вступил и сделал карьеру в «Идущих вместе», где стал пресс-секретарем и каким-то большим человеком. А потом его посадили в тюрьму по делу «Анатомии протеста». Действительно, судьбы людские.

Э. Чесноков:

- Но несколько дней назад я давал прогноз: голоса за Дзержинского и за Невского разделятся 50 на 50, обе стороны обвинят друг друга в манипуляциях. И это станет поводом для некоего очередного витка напряжения. И пока что в первый день голосования так и идет.

О. Кашин:

- А параллельно с тем, что вы рассказываете, так и будет, власть придумает какой-нибудь хитрый антинародный закон, которого никто не заметит в пылу голосования.

Э. Чесноков:

- Например, закон о присоединении Донбасса к России.

О. Кашин:

- Алексей Навальный этапирован вроде бы в колонию. По крайней мере, об этом сообщает член ОНК Ева Меркачева. Пока неизвестно, какая колония, в какой области. Ждем новостей по Навальному. Действительно, интересно.

И какие-то более бодрые и более сейчас новости. Вот только что перед нашей программой российский МИД в своем Telegram-канале выложил видео с эвакуируемыми из Северной Кореи российскими дипломатами, которые натурально сами физически толкают дрезину, на которой лежат их чемоданы. Эдвард, как вам? Великая держава.

Э. Чесноков:

- Да, это очень концептуально. Но это же на территории КНДР происходило. Это единственная связующая нить между Пхеньяном и Владивостоком.

О. Кашин:

- Не понимаю, Эдвард, подождите, а неба нет, воздуха нет? Где наши боевые вертолеты хотя бы, которые прилетели бы и спали русских людей?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Но ведь Грета Тунберг же сказала, что вся эта авиация оставляет углеродный след. Правда, сейчас в США и Германии ветряки, которые обледенели из-за сильных морозов, чередующихся с оттепелями, обрабатывают противообледенительными реагентами с вертолетов. Да, буквально ветряки опыляют с вертолетов. Но этот бездуховный путь не для нас.

О. Кашин:

- В общем, да. На самом деле, если мы говорим о событиях днях, нет большой новости, но есть начало больших слухов о том, кто пойдет в Госдуму. Мы уже знаем, по сути, потому что все его соцсети посвящены западу Москвы.

Э. Чесноков:

- Роман Юнеман?

О. Кашин:

- Это само собой. Это как бы святое. Да, я говорю про соцсети и запад Москвы, Евгений Попов, телеведущий популярный. Есть телеведущая Марина Ким, которая пойдет от «Справедливой России». Есть певец Денис Майданов. А интрига последних дней как раз про Юнемана, вы правильно сказали. Он написал у себя в социальных сетях, что по его округу идет легендарный врач Денис Проценко, главврач Коммунарки, Герой труда.

Э. Чесноков:

- Человек, который спас Кара-Мурзу, честно сказал, что там какое-то странное вещество, похожее на некий токсичный агент. И даже честно отправил биообразцы на исследование. Потом само ФБР заявило, что никакого токсичного агента не было.

О. Кашин:

- ФБР засекретило анализы после визита в Вашингтон Патрушева, Бортникова…

Э. Чесноков:

- Я же говорю, конвергения двух систем продолжается даже быстрее, чем при Солженицыне.

О. Кашин:

- Разумеется. Просто про Проценко что интересно. Он как бы, да, опроверг, что идет по округу с Юнеманом. И вроде бы разобрались. От власти по этому округу, где Юнеман, это Чертаново, пойдет депутат Выборный, что бы это ни значило. У него фамилия такая. Но судя по активности Дениса Проценко, легендарного врача, спасшего Россию от ковида, можно сказать, как он теперь приходит в комментарии к тому же Юнеману и каждому комментатору отвечает: вы меня критикуете, ну расскажите мне, как правильно лечить людей. И видно, что человек уже работает какой-то публичной фигурой. Поэтому как раз несмотря на опровержения, именно его комментарии указывают мне о том, что…

Э. Чесноков:

- Но вы же говорили: почему эти все единороссы закрылись у себя в башне из единорожьей кости. Так вот. Человек лично пришел и отвечает.

О. Кашин:

- Эдвард, мы меня тут с кем-то путаете. Потому что я как раз давно заметил, еще и Володине возникла такая идея оригинальная у власти, что если мы власть, если мы правы, зачем нам бояться? Мы будем, конечно…

Э. Чесноков:

- А уж Роберт Шлегель зарегистрировал всех членов фракции "Единой России" в социальной сети ВКонтакте.

О. Кашин:

- Я помню свои треды с тем же Евгением Ревенко, какими-то еще единороссами. И видно, что люди реально стараются как-то активно себя вести, но у них почему-то ничего не получается. Между прочим, вы напомнили полузабытое название «Единая Россия». Мы обсуждали, очевидно, самую единороссовскую историю с этим голосованием по памятникам. Где как раз такой симулякр голосования и симулякр-партия должна в нем участвовать. И ни одного комментария от "Единой России" под брендом "Единой России" на тему этого голосования почему-то нет.

Э. Чесноков:

- Любопытно. Может быть они – тайные троцкисты и поддерживают Феликса Эдмундовича, который, как известно, был за Троцкого, на что указывал и Сталин, и вообще памятник поставили только при Хрущеве. Коммунист, помните, если ты за Дзержинского, то ты против Сталина! Сделай правильный выбор – голосуй сердцем, голосуй за Сталина! Ну, далее понятно.

О. Кашин:

- Эдвард, вы, действительно, перекинули мостик на наш календарь исторических событий. Потому что сегодня ровно 65 лет с того дня, как Никита Хрущев в своем докладе на ХХ съезде КПСС раскритиковал товарища Сталина. Да, ваша эта ирония на тему того, что если ты за Сталина, то ты против Дзержинского, и наоборот, она, действительно, оправданна. Потому что, конечно, при всем историческом значении доклада Хрущева, на самом деле вот в топе, наверное, самых лицемерных, самых лживых, самых гнусных советских текстов будет доклад Хрущева о культе личности Сталина. Потому что, как мы понимаем…

Э. Чесноков:

- Он забыл, что организатором этих репрессий на Украине был некий Никита Хрущев.

О. Кашин:

- В том числе. Если бы он только о себе забыл, можно было бы простить ему эту слабость. Но он забыл вообще обо всем. И о коллективизации, и о заградотрядах, и о бессудных расстрелах в ежедневном режиме в 1937-1938 году. Он рассказывал только об избиении партийных кадров. И первое имя, которое он произнес, это большевик Кедров, который руководил карательными учреждениями в Архангельской губернии. И очевидцы помнят, как вода в Двине была красной из-за активности Кедрова. А Хрущев цитировал его предсмертное письмо товарищу Сталину про чудовищную ошибку.

Дальше Хрущев называл как положительный пример Косиора, который был организатором пресловутого голодомора на Украине. И Хрущев его назвал невинной жертвой. Это был такой стыдный доклад, но понятно, что другого доклада быть не могло. Если бы Хрущев говорил правду, он бы сказал: во-первых, я сам в крови; во-вторых, вся наша партия в крови, Ленин в крови, и вообще, товарищи, давайте все дружно сделаем харакири.

Э. Чесноков:

- Самоликвидируемся.

О. Кашин:

- Это было невозможно. О чем я думаю, когда читаю этот доклад, естественно, о том, как наследники Владимира Путина будут отказываться от его наследия. Ведь тоже будет какая-то такая компромиссная версия. Допустим, Путин был плохой и он во всем виноват. А вот Сергей Семенович Собянин – при нем Москва похорошела. Такие будут разговоры.

Э. Чесноков:

- Я думаю, что мы сломаем все эти ожидающиеся стереотипы. Что будет построен «Путин Центр», может быть, он будет построен на Васильевском острове.

О. Кашин:

- В Геленджике, конечно.

Э. Чесноков:

- Может быть. И мы наконец-то вот благодаря этим десятилетиям путинской стабильности примиримся с нашим прошлым и с нашим настоящим. Я думаю, что вот этот губительный тренд, когда каждый предыдущий генсек, как бы он ни назывался, царь, оказывался плохим, - он будет, наконец-то, сломлен. И это и есть на самом деле, это будет главное достижение вот этой путинской эпохи.

Раз уж вы заговорили о Хрущеве, сразу вопрос к вам, как главному советологу всея Руси. Вы верите в книгу бывшего директора ЦРУ Джеймса Вулси, что Хрущев приказал убить Джона Кеннеди?

О. Кашин:

- Эдвард, удивительное дело, я как раз буквально накануне новостей про эту книгу перечитывал всевозможную Википедию на тему убийства Кеннеди и дошел до «леди бабушки». Была такая женщина, закутанная в платок, которую американская пресса назвала «леди бабушка». Эта женщина стояла прямо перед Кеннеди и снимала его на видео. И кто эта женщина – так и не выяснили. Я думаю, если ее найдут, то окажется, что она Герой Советского Союза и ветеран госбезопасности.

Легко можно допустить, что… тем более, мы помним это столкновение по карибскому кризису, мы понимаем, что волюнтарист Хрущев был человек суровый и эмоциональный. И представить себе, что вот главное, о чем я всегда думаю, что, естественно, вот эта история про противоборство и мировых систем, и башен Кремля, и власти и оппозиции – это такая разводка для широкой публики. А между собой они, конечно, взаимодействуют гораздо теснее.

Э. Чесноков:

- То есть вы предполагаете, что вот эта гибридная операция против Навального с его деамнистированием интернациональным - она как раз продукт этой тайной телефонной линии Белый дом – Кремль, проложенной еще при Никите Сергеевиче?

О. Кашин:

- Конечно. Вот когда мы говорим: а кто убил Кеннеди? ЦРУ или КГБ? Нет такого «или». Это один мировой альянс спецслужб. Про кэнселинг Навального, вы, наверное, не следите, а, между прочим, там развитие событий очень интересное. Я даже не имею в виду звонок пранкеров в Amnesty International от имени Волкова.

Э. Чесноков:

- Мы устали все от этих пранкеров. В 2014 году это было забавно, об этом все говорили. Сейчас разыграли Пранкеры какого-нибудь президента США – да и бог бы с ним.

О. Кашин:

- Это и тогда было отвратительным, на мой вкус. Тем не менее, да, на самом деле гораздо интереснее, что известная нам с вами и любимая нами с вами Мария Певчих, такой серый кардинал Фонда борьбы с коррупцией…

Э. Чесноков:

- Подождите, ее тоже разыграли?

О. Кашин:

- Наоборот. Вот как раз именно в эти дни она вдруг превратилась в активную феминистку. То есть посмотрите ее социальные сети, она доказывает, что разница в оплате труда между мужчинами и женщинами совершенно чудовищная, и так далее.

Э. Чесноков:

- А какая в ФБК была разница?

О. Кашин:

- Мы видели с вами эти карикатурные таблички на тему того, что у Волкова есть дом в Люксембурге, который стоит столько, сколько 50 квартир для нуждающихся Саратова. Когда российская пропаганда начинает воспроизводить штампы пропаганды Навального, это всегда получается стыдно и позорно.

Э. Чесноков:

- Нужно сказать, что да, честный человек заработал, вложился в биткоины, молодец. Русский человек богато должен жить, даже если это Леонид Волков.

О. Кашин:

- Я хотел сказать, что Мария Певчих стала феминисткой, чтобы завоевать доверие Байдена и спасти Навального…

Э. Чесноков:

- Есть термин «дымовая завеса» - smoke screen. И поговорим о русском фашизме в следующем блоке.

О. Кашин:

- А у нас есть звонок от Сергея из Ленинградской области. Сергей, здравствуйте.

Сергей:

- Здравствуйте. Насчет установки памятников. Я бы за то, чтобы установили памятник Дзержинскому - по той причине, что его делать не надо, он создан как бы, и довольно-таки монументальный памятник. А Александру Невскому еще надо делать… и как бы его не сделали такой, как Петру Первому.

Э. Чесноков:

- О, тут с вами нельзя согласиться. Потому что есть слух, непроверяемый, конечно, что памятник некоего человека с инициалами С Щ уже изготовлен, где-то заботливо прикрыт драпировочной пленкой и ждет своего часа. Ждет, как спящий король из той легенды, который однажды проснется и всем покажет.

О. Кашин:

- СЩ - прямо скажем Салават Щербаков - автор Калашникова, Владимира, патриарха Гермогена и т.д., уже одобрил идею Александра Невского и такое ощущение, что действительно он все сваял. Вы знаете, Эдвард, такая маленькая лирическая забавная история - сегодня журнал «Афиша» написал о том, что компания «Зара» начала производство шоперов на колесах. Знаете, да?

Э. Чесноков:

- Шоперы - это что-то такое для завивки волос?

О. Кашин:

- Нет, буквально то, с чем ты ходишь в магазин.

Э. Чесноков:

- Авоськи?

О. Кашин:

- Нет, нет, не авоська. Шопер на колесах - это такая тележка. И сегодня все обсуждают в социальных сетях, как деградировал запад, что вот как бы они обращаются к какому-то самому одиозному совку, а интеллигентные западники не верят в это и меня разбудил сегодня мой товарищ, работавший в «Коммерсанте» - Олег, правда же, ерунда какая, ведь в Лондоне нет такого? На что я ему вместо ответа шлю фотографию своего шопера на колесах - я буквально с такой бабкиной тележкой хожу в магазин.

Э. Чесноков:

- Понятно…

О. Кашин:

- К вопросу о советизации запада буквально. А, Леонид из Москвы. Здравствуйте.

Леонид:

- Здравствуйте. Я хотел бы высказаться о памятнике. Я обязательно проголосую за Дзержинского. Во-первых, мне непонятно ваше ерничанье насчет Дзержинского. Надо о нем судить по тому времени. Потом, надо, чтобы обязательно на этот памятник смотрели наши олигархи нынешние и боялись хоть немножко. Потому что этот товарищ бы не допустил такого беспредела, который сейчас творится с разворовыванием страны.

О. Кашин:

- Спасибо, конечно, за мнение. Но вы глубоко неправы, потому что ведь большевики придумали грабить Россию. Вот сейчас до сих пор в Минфине есть подразделение, которое называется Гохран, его создал буквально Ленин и что это было такое? Большое помещение, куда чекисты как раз приносили и драгоценности, снятые с трупов, и чуть ли не золотые коронки. Оттуда все пошло. И, конечно, наследие Дзержинского - ну, не в памятнике, а вот в этом ведомстве, которое осталось от него, к сожалению…

Э. Чесноков:

- Надо понимать, что вот этот миф о Дзержинском, создававшийся в оттепельную эпоху, бесспорно, красивый памятник, он очень сильно расходится с реальным Феликсом Эдмундовичем и его делами.

О. Кашин:

- Я думал, Эдвард, вы сейчас будете ругать Светлану Алексиевич, автора очерка о Дзержинском, который ей сейчас часто припоминают. Но я как раз не сторонник ее критики, потому что время было такое, хорошо, что она из этого выросла.

Э. Чесноков:

- Ну, она колебалась вместе с линией партии.

О. Кашин:

- Ну, опять-таки, в те времена, при Андропове, говорить, что Дзержинский был хороший - тоже был такой жест. Давайте о фашизме. Я жду вашего фашизма, Эдвард.

Э. Чесноков:

- В здании управления Росреестра по Курганской области прошли обыски. Очень забавная такая заметка на ТАСС в связи с этим - был задержан человек, похожий на руководителя этого управления Росреестра Олега Молчанова. И в Телеграм каналах тоже не верифицируемая появилась информация, что у господина Молчанова во время обыска нашли книгу Адольфа Гитлера «Майн кампф». Это весьма симптоматично. Ни Гоголя, ни Белинского, даже ни книгу мемуаров жены Дзержинского, написанную на польском языке, несмотря на то, что она полвека прожила в СССР, а «Майн кампф». Мне кажется, что вот там Россия-88 - это, наверное, и есть тот глубинный дипстейт и, самое главное, надо посмотреть, а чьи же дачи и квартиры в Курганской области по Росреестру пробиваются как принадлежащие некоей Российской Федерации. Этот задержанный должен знать.

О. Кашин:

- Ну Российская Федерация - да, она в этом смысле большой помещик, латифундист, многие предметы недвижимости записываются теперь на нее, особенно после разоблачений… Ну да, про «Майн кампф», конечно, смешно. Действительно, это такое отражение тренда и, если даже предположить, что его не подбросили, а действительно этот человек его читал…

Э. Чесноков:

- Я не вижу смысла подбрасывать «Майн кампф»…

О. Кашин:

- Вы знаете, мой любимый Телеграм канал называется «Вещи, в которых был неправ Гитлер». Знаете его? Просто он совершенно пустой. Пять лет этому каналу и там ни одного поста. Собственно, в этом и концептуальный его смысл, да.

Э. Чесноков:

- Любопытно. Еще. Вице-премьера и министра ЖКХ Башкирии Бориса Беляева тоже арестовали. Параллельно, кстати, с курганским этом делом, что поневоле задаешься вопросом - не звенья ли все это одной цепи, учитывая, что регионы-то близкие. И, если у него тоже найдут ну хотя бы «Миф ХХ века» Розенберга, то уже будет прямо карта к карте - карточный домик России. Что же произошло? В 2017 году, когда он и Беляев был мэром Кумиртау, сообщает, кстати, "Комсомольская правда", он подписал бумаги, подтверждающие окончание строительство очистных сооружений в городе. Проблема - до сих пор очистные сооружения не работают.

О. Кашин:

- Ну, что поделаешь? Вот когда мы говоримо пресловутом путинском дзюдо, что, побеждая соперников, Путин перенимает их лучшие качества, вот, пожалуйста, фонд борьбы с коррупцией обернулся опять-таки в пользу власти и главный ФБК у нас как бы в Кремле, или главный ФБК - это ФСБ?

Э. Чесноков:

- Так и хорошо же. Это значит, что на самом деле ситуация стабильная. И на самом деле в Кремле все очень хорошо понимают. И они действительно думают о нас. И борьба с коррупцией она же действительно идет. Посмотрите, сколько губернаторов посажено, сколько министров! Там целый Улюкаев, который, простите меня, Макрону руку жал.

О. Кашин:

- Ну да, опять таки, когда звонящие нам в эфир люди говорят, что Дзержинский бы всех пересажал… сажают, сажают, ведомство живо. А у нас кто звонящий есть? Игорь со Ставрополя. Здравствуйте.

Игорь:

- Добрый вечер. Я вот хочу поспорить насчет памятника Дзержинскому на Лубянке. Зачем там один памятник? Пусть сделают эти памятники по всей России. Даже в каждом городе по два пусть поставят, по три. Почему нет? Это выдающийся человек. Он сделал очень много.

Э. Чесноков:

- Нет, а, может быть, вы тогда за свой счет вот у себя во дворе просто поставите, чтобы все увидели, так сказать…

О. Кашин:

- Кстати, Игорь, ведь в Ставрополе на проспекте Маркса есть очень правильный памятник - в смысле, правильно поставленный, на народные деньги, в нулевые годы, памятник генералу Ермолову, который, скорее, символизирует такое противостояние русских Ставрополя с кавказцами. Так?

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, что он символизирует противостояние леса и степи, будем политкорректны.

О. Кашин:

- Ну, в известном смысле да. Но в общем такого рода краудфандинг есть, конечно, в России, и сталинобусы, регулярно возникающие…

Э. Чесноков:

- Это забавно, я просто общался с человеком, который выступал организатором Сталинобуса и, как я понял, это человек старше нас с вами, ему под 60, историк железных дорог и, как я понял, одна из его мотиваций - это увидеть, как перекашиваются физиономии вот этих статусных либералов, как их красивые лица искажаются в такой аристократической истерике…

О. Кашин:

- Но, вы знаете, Эдвард, главное понимать, что, если бы при Сталинизме кому-то пришло в голову собирать деньги коллективно, чтобы заказать автобус, на котором нарисовать Сталина, я думаю, все эти люди дружно уехали бы в лагеря, потому что, конечно, сам краудфандинг - это такая очень несоветская тема, несоветская история…

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю, люди же постоянно тринадцатую зарплату в фонд мира сдавали и еще что-то…

О. Кашин:

- Ну, вы понимаете, в чем разница, да. Ну и говоря о сталинистах, самая модная сталинистка этой недели, давайте назовем еще раз ее имя - это вот та девушка, по жалобе которой Amnesty удалила Навального из узников совести. Катя Казбек, поскольку сейчас она действительно на гребне волны, все ее обсуждают, изучают ее старые высказывания и забавно, когда она, споря с какими-то американцами, доказывает как раз, что Сталин и Мао был лучше нынешних политиков.

Э. Чесноков:

- Так, может быть, действительно лучше? Что после Сталина-то осталось?.. Шинелька с маршальскими погонами и звездочкой маршала? А что после Леонида Волкова останется? Дом этот его в Люксембурге? Ну, мельчают политики российские, мельчают…

О. Кашин:

- Эдвард, странно вы сравниваете Сталина с Волковым…

И Юрий из Волгограда нам звонит. Юрий, здравствуйте.

Юрий:

- Здравствуйте. Так вы говорите, ведомство, которое, к сожалению, осталось после Дзержинского, так?

О. Кашин:

- Да, товарищ майор.

Юрий:

- Нет, я не майор. Тогда у меня такой вопрос. Скажите, какое есть в мире государство, которое обходится без спецслужб и где нет спецслужбы, где нет своего Пиночета, Гиммлера?

О. Кашин:

- Пиночет и спецслужбы есть везде, а гестапо признали преступной организацией, хотя она была гораздо гуманнее и цивилизованнее, чем ведомство Дзержинского…

Э. Чесноков:

- Нет, тут вы все-таки постоянно сравниваете нацистов с коммунистами… не надо этого делать.

О. Кашин:

- Нацисты с коммунистами, безусловно, были явлениями одного порядка и действительно во многом нацисты были лучше коммунистов. Безусловно.

Э. Чесноков:

- Вы чего хотите? Чтобы вас законселили?

О. Кашин:

- В данном случае я хочу, чтобы…

Э. Чесноков:

- Это наш вечный спор, но нацисты сажали евреев в концлагеря, а мы их освобождали.

О. Кашин:

- А НКВД евреи основали, да. Нет, я хочу, Эдвард, чтобы, как говорится, полыхали пердаки у совков. Этого я действительно хочу, простите, пожалуйста.

Э. Чесноков:

-Да, но вы опять, эта наивная интеллигенция, вы вместе с СССР выплескиваете из корытца Россию, потому что, если мы уравниваем нацистов и коммунистов…

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, спецслужбы, конечно, нужны, государство, конечно, имеет право на существование в любом виде…

Э. Чесноков:

- …мы тем самым отрицаем границы нынешние…

О. Кашин:

- Нет, нет, просто наследовать карательные ведомства советской эпохи это неправильно, плохо. Современные немецкие спецслужбы, которые есть и на которые вы, я уверен, у вас есть куча компромата про «Альтернативу для Германии», как они ее прессуют и т.д. Но эти люди, которые прессуют «Альтернативу», они не говорят о себе с гордостью - мы гестапо, мы наследники Гиммлера.

Э. Чесноков:

- Знаете, кстати, в БНД очень много вполне себе служило бывших и эсэсовцев, и гестаповцев, и так далее.

О. Кашин:

- В БНД ладно, так на самом деле в этом смысле ГДР и ФРГ нормально стоили друг друга, они все. Потому что некого больше было брать. И бывших членов нацистской партии брали на работу, и ветеранов вермахта, естественно, и всяких злодеев упырей. Опять-таки нормально, немцы всегда за немцев, а русских я призываю быть всегда за русских. Но за русских Дзержинский был русофоб и убийца русских людей, и НКВД убивало русских людей. Надо быть за русских. А не за тех, кто русских убивает.

Э. Чесноков:

- Но при этом Дзержинский же детей не любил…

О. Кашин:

- Правильно, правильно. И, когда говорят, что он же с беспризорностью боролся, важно понимать, что человек, убивая родителей, еще и детей у них забирал. Естественно, как бы боролся с беспризорностью. Ну, о чем здесь говорить? Это такой уже вечно зеленый разговор…

Э. Чесноков:

- Вы заметьте, что никто не высказался против Дзержинского - все за высказались.

О. Кашин:

- Потому что это вот буквально радио поколения Земфиры. Как бы грустно это ни звучало. Я думаю, если бы нам позвонил кто-нибудь 20-летний, он бы сказал, что он не знает, кто такой Дзержинский. А у нас есть еще звонки? Олег, Липецк. Здравствуйте.

Олег:

- Добрый вечер. Я бы хотел услышать ваше мнение по поводу наших дипломатов в Корее. Неужели в наших силовых структурах нет возможности их как-то десантировать, привезти и т.д.?

О. Кашин:

- Я тоже Эдварду говорил - где вертолеты? Ну, бог с ними, с вертолетами, вопрос пиара…

Э. Чесноков:

- Да, поразительно, как вот это дрезина будоражит воображение аудитории.

О. Кашин:

- Эдвард, а на Украине об этом еще не узнали, представьте, как до них дойдет, вот будет… вот это вечное, там блины на лопате, помните?

Э. Чесноков:

- Да один раз было-то…

О. Кашин:

- Да, один раз было, они до сих пор…

Э. Чесноков:

- Причем, люди же везде одинаково, я более чем уверен, что, если бы это было где-нибудь в Коломые, так там бы еще более лопатообразно все произошло.

О. Кашин:

- А я вот скажу, как представляющий Великобританию человек, если бы это было в Англии - блины на лопате - многие бы в России говорили: как это мило, страна хранит традиции, представляете, блина на лопате в Англии! Боже мой, куда нам до них!

Э. Чесноков:

- И что там с Василием Лановым произошло?

О. Кашин:

- Мрачная история с Василием Лановым. Анна Велигжанина сегодня пишет, со ссылкой на народного артиста, режиссера Вячеслав Моцардо, что перед смертью Ланового обманули, втянув в какой-то блудняк под названием «Армия и культура». Оказывается, есть две организации, одна законная, а другая…

Э. Чесноков:

- Типичный схематоз, когда создаешь организацию с именем другой организации и проворачиваешь разные дела…

О. Кашин:

- В общем, показательно, что, мне казалось, что уж такой человек, который и Герой Труда, и любимый актер Путина, Шойгу и всех на свете, герой фильма «Офицеры», автор списка Ланового на выборах в Мосгордуму, уж его-то могли бы защитить от мошенников! А, оказывается, нет, оказывается, любой русский старик беззащитен перед мошенником. И, когда государство говорит - мы любим наших стариков! - на самом деле, плевать государству ну людей.

Э. Чесноков:

- Ну да, то есть, вы заставляете выбирать между государством, которое не может быть в каждом доме, и Навальным, который этих стариков оскорбляет и даже не поделился с ними своими биткоинами, честно заработанными…

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, когда вы произносите эти слова, хочется широко улыбаться вам в ответ. Биткоины Навального - ля, ля, ля…

Э. Чесноков:

- Ну, кроме шуток. Моцардо называет даже фамилию той женщины, которая, видимо, как он намекает, сыграла в жизни Ланового ту же роль, что Виталина Цымбалюк-Романовская у другого советского мэтра…

О. Кашин:

- Вы расшифровали? Я не смог.

Э. Чесноков:

- Нет, я тоже не понимаю. Если есть какая-то женщина, мужчина, кто угодно, и вы уверены, что этот человек сделал что-то плохое, ну, назовите его полным именем. Я не понимаю вот этой робости…

О. Кашин:

- Нет, давайте я защищу «Комсомольскую правду» от вас, дорогой Эдвард, потому что в последнее время в России да, действительно, криминализовали клевету и история с судом Навального, в том числе, про это - что за так называемую клевету могут судить. И, естественно, когда мы женщину по имени Ж…ва… когда мы пишем, даже с фактами и бумагами, что вот такой человек оказался жуликом…

Э. Чесноков:

- То есть, вы намекаете, что Моцардо имел в виду не фамилию, а национальность?

О. Кашин:

- Всякое бывает. Но мне страшно об этом думать. В общем, давайте уйдем до понедельника, до 1 марта, когда…

Э. Чесноков:

- И, я думаю, будет уже понятно, с какими результатами Лубянская площадь войдет в новую эпоху.

О. Кашин:

- Да, но главное - чтоб всем было хорошо. Олег Кашин и Эдвард Чесноков. Всем пока.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!