Олег Кашин: Российское кино пережевывает наследие советского

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают встречу Владимира Путина с волонтерами, задержание готовившего теракт калининградца, репрессии 30-х годов и визит премьер-министра в Туву

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России – Эдвард Чесноков. А с нами сегодня Владимир Путин, который много сегодня рассказал про людей, которые наделали в штаны, которых надо раздавить и которым не нужно ломать челюсти, они сами их сломают об наших ветеранов. Эдвард, здравствуйте. Как вам сегодняшний Путин?

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Вы знаете, я рад, что мой президент не боится говорить жестко. Ведь и мы все помним, как после пьяного блеяния Ельцина мы услышали о необходимости борьбы с терроризмом. И те самые слова, которые, может быть, несколько низкие, но которые прозвучали как луч света в темном царстве безнадеги.

О. Кашин:

- Пьяное блеяние Бориса Николаевича – это, конечно, знаменитое «Берегите Россию». Собственно, вы намекаете, что он, будучи невменяемым, назначил кого попало преемником?

Э. Чесноков:

- Я имею в виду, и вы прекрасно понимаете, о чем я, что, когда Ельцин во время обострения в Югославии грозил, что Россия имеет атомное оружие, то это просто смешно смотрелось.

О. Кашин:

- Но вы рассказываете о Ельцине позднем, Ельцине периода распада личности буквально. А мы помним молодого, крепкого Ельцина, забиравшегося на танк. И вы сейчас рассказываете о молодом, крепком Путине, забиравшемся на танк. Но прошло уже много лет – больше двадцати.

Э. Чесноков:

- Но Путин, в отличие от Ельцина, следит за своим здоровьем и не пьет. Это важно.

О. Кашин:

- Мы не знаем, что на самом деле употребляет Владимир Путин. Потому что, конечно, его сегодняшнее выступление местами очень спорное. В частности, ту концепцию «Синих китов», которая до сих пор остается спорной, а открыла для нас ее «Новая газета», Галина Мурсалиева написала нашумевшую статью пять лет назад, и теперь Владимир Путин как будто бы ее прочитал и всерьез говорит о каких-то деструктивных молодых людях, которые буквально обкакались при задержании. Что это такое, Эдвард? Это же, действительно, поздний Ельцин, который рассказывает про 38 снайперов.

Э. Чесноков:

- Подождите, а вы отрицаете факт существования «Синих китов»?

О. Кашин:

- Я допускаю, что их нет. Потому что достоверных данных о том, что они существовали или существуют, что они приводят к самоубийствам, до сих пор нет. Но при этом как городская легенда, знаете, все-таки мы люди консервативные, в мое время городские легенды рассказывали по секрету в школе, а не первое лицо государства с трибуны. Поэтому здесь, действительно, тревожно.

Э. Чесноков:

- Давайте так, ваше слово против моего слова. Я общался с одним школьником, и он где-то за полгода до той исторической статьи в «Новой газете», которая называлась «Группы смерти», рассказал мне, я тогда подумал: господи, что за дичь! – что есть какие-то группы ВКонтакте, где провоцируют самоубийства. Сам феномен есть. И отрицать его? Давайте скажем, что у нас в экономике все хорошо, рост экономический 10 процентов.

О. Кашин:

- Не знаю, на самом деле есть уровень, есть потолок. Вот Галина Мурсалиева, условно говоря, уважаемый журналист «Новой газеты», наверное, та фигура, которой стоит об этом говорить, на эту спорную тему. Когда об этом говорит Владимир Путин, ты видишь в нем, действительно, Эдвард, вы правильно обратили внимание на позднего Ельцина. Опять же, я, может быть, слегка вашу речь интерпретирую, но да, это вот такой военный пенсионер в гараже, который рассуждает об интернете, в котором сам ничего не понимает, к глубокому сожалению. Естественно, у Путина есть гораздо более важные дела, наверное, но когда он берется об этом говорить, то выглядит довольно неловко, как мне кажется.

Э. Чесноков:

- Сошлюсь на конкретный документ – воспоминания Артемия Лебедева, когда он говорил, что был на встрече с президентом еще в 2000 году или в 1999-м.

О. Кашин:

- В 1999-м, по-моему.

Э. Чесноков:

- Когда Путин был еще премьером. И Путин – единственный, кто его понял и поддержал предложение упростить регистрацию имен в рунетовой доменной зоне. И так далее. То есть он уже 21 год назад разбирался в интернете. А тут вдруг перестал.

О. Кашин:

- Разбирался, а потом забыл. Эта встреча с Темой, действительно, была легендарной. Там были те люди, которые потом станут какими-то хедлайнерами, в частности, и ЮКОСа того, над которым нависло «дело ЮКОСа» в начале нулевых, и Глеб Павловский все это дело организовывал, по-моему. Литвинович Марина у него работала тогда, теперь она известная правозащитница из ОНК. В общем, действительно, дела давно минувших дней.

О. Кашин:

- Cегодня опять моя фотография на морде сюжета Владимира Соловьева, называется «Анатомия предательства», он рассуждает, что я – власовец.

Э. Чесноков:

- Не знаю, мне кажется, что вам бы просто как-то увидеться. Может быть, на стриме или еще как-то. И просто спокойно обсудить все эти вопросы.

О. Кашин:

- Я же не жалуюсь вам, Эдвард. Мне приятно, что в эфире других радиостанций – государственных – каждое утро народу рассказывают о том, какой я хороший.

О. Кашин:

- Как говорил помощник генеральных секретарей Александр Евгеньевич Бовин: будем считать, Эдвард, что вы меня убедили.

Э. Чесноков:

- Что у нас еще сегодня? Наверное, «Кашин-бинго»? Давайте уже сразу.

О. Кашин:

- Нет, без «Кашин-бинго» пока. Мы это отложим на десерт. А сегодня интересная история в Калининграде. Может быть, вы знаете имя? Потому что там ФСБ арестовала мужчину, готовившего теракты на объектах энергоснабжения области. Причем теракты из ненависти к российскому правительству. Мужчина работал на местном телевидении. Поскольку я сам когда-то работал в местных калининградских медиа, мне безумно интересно, как его зовут и кто это, и в чем здесь подвох. Вроде бы ни крымской проблемы, ни немецко-фашистской проблемы в Калининграде нет. Исламистской тоже, слава богу, нет. Интересно, чего же этот человек хотел?

Э. Чесноков:

- То, что он на телевидении работал, это симптоматично. Недавно в правых пабликах обсуждали одного сотрудника телеканала «Культура», того самого канала, где оскопили «Вставайте, люди русские!» - кантату в фильме «Александр Невский». Этот человек поливал российскую культуру грязью, потом сказал, когда это вышло, что его взломали неизвестные хакеры. Поэтому у меня тяжелые подозрения относительно тех, кто работает на телевидении. А региональные – это вообще все проблемы, умноженные на два.

О. Кашин:

- Поэтому недаром я про Соловьева заговорил. Это же и к нему относится. Если ты постоянно в эфире, можешь сойти с ума.

Э. Чесноков:

- Не знаю, мы с вами в эфире, по-моему, не меньше.

О. Кашин:

- Мы, конечно, меньше. Потому что у него многочасовые эфиры прямые на протяжении многих лет. Но и мы с вами, конечно, Эдвард, в зоне риска. Я думаю, если через годик мы с вами начнем бросаться на людей, что называется, нам, наверное, мало давали молока за вредность.

Э. Чесноков:

- И самое главное, вот вы смеетесь, но то, что ФСБ регулярно арестовывает террористов, а я верю, что это реальные террористы, говорит о том, что ФСБ работает. Потому что, пока ФБР и Департамент внутренней безопасности их гоняется за сторонниками Трампа, которые что-то неправильное постят в соцсетях, кстати, и бээлэмовцев, что тоже интересно, стали выпиливать, практически такая ликвидация СА образца 1936 года.

О. Кашин:

- Я бы сказал, ликвидация донецких полевых командиров середины десятых.

Э. Чесноков:

- У нас ФСБ реально работает и реальных террористов упекает.

О. Кашин:

- А еще, возвращаясь к сегодняшнему Владимиру Путину, тоже загадочная история, он ссылается на какого-то своего западного друга, коллегу, в мужском роде. То есть это не та женщина – министр из Австрии, с которой он танцевал, которая теперь войдет в совет директоров «Роснефти». В общем, этот друг Путина, который, оказывается, прилетал к нему вчера вечером, рассказал ему о пустых европейских столицах на фоне оживленной бодрой Москвы. Я готов это подтвердить. Да, в Лондоне пустынно, в Москве людно. Иногда даже пугает. Но интересно, кто этот рептилоид, который прилетает к Путину вечерами и рассказывает ему о западных столицах? Эдвард, у вас есть версия?

Э. Чесноков:

- Да не знаю, не знаю.

О. Кашин:

- Может быть, Лукашенко? Это же западная столица.

Э. Чесноков:

- Может быть, Герхард Шредер? Здесь сложно сказать. Может быть, Берлускони. Все может быть. Я думаю, что пусть этот человек останется загадкой. Потому что не надо давать ответы на все вопросы даже таким кремленологам, как мы.

О. Кашин:

- Согласен. А вы помните Ивана Федоровича Тевосяна?

Э. Чесноков:

- Нет. Не помню.

О. Кашин:

- Это сталинский нарком цветной металлургии, главный герой легендарного запрещенного романа Александра Бека «Новое назначение». В общем, оказывается, он был уроженцем города Шуши в Нагорном Карабахе. И поскольку фамилия его Тевосян, то есть армянин, мы не будем шутить, что памятник ему ломают, уже сломали. Потому что он был расистом и в рамках борьбы за ценности BLM. Нет, ему памятник сломали, потому что он был армянином. Это даже не декоммунизация, а тупая деармянизация Нагорного Карабаха. Впечатляющее видео в TikTok разошлось, как азербайджанцы ломают памятник несчастному Тевосяну, который «не пытал несчастных по темницам», уж на что я большевиков не люблю, но к Тевосяну претензий нет. Он металл выплавлял.

Сегодня Рамзан Кадыров в сврем Telegram-канале сделал большое заявление на тему убийства Бориса Немцова. Он довольно так агрессивно отвергает все обвинения в адрес его самого и его ближайшего окружения в причастности к убийству Немцова. Как и Эдвард, настаивает на версии украинской ДРГ. Он пишет: почему в этом деле так часто фигурирует Украина? Соответственно, дальше доказывает, что у либералов заказ на Чечню, поэтому они украинскую версию отрицают.

Но на самом деле главная история про Кадырова сегодня – медийная история, когда он опубликовал сообщение о том, что в ответ на предложение ФБР дать 250 тысяч долларов за информацию, которая позволит арестовать известного повара Евгения Пригожина, вдохновителя группы Вагнера, «фабрик троллей» и так далее, Кадыров сообщил, что да, он готов заработать эти деньги, потому что Пригожин гостит у него.

И сам Пригожин сегодня написал ответ, процитирую дословно, потому что это та же «фабрика троллей» буквально, эстетически, по крайней мере. Дословно: «Дело было так. Шел я по Москве, подъехали чеченцы. Открываю глаза – я в подвале у Кадырова. Дай бог ему здоровья. Вокруг люди в белых халатах. Говорят – будут меня клонировать, потому что 250 тысяч долларов один раз – мало. Сейчас пытаюсь договориться, чтобы продали меня по частям. Вроде идут навстречу. Рамзан Ахматович – человек гостеприимный». Эдвард, смешно?

Э. Чесноков:

- Да не знаю. У нас же есть сейчас такой целый термин – метатролли. И очень хорошо, что они есть. Потому что вот это американское безумие можно только высмеивать. И можно как угодно относиться к этим людям, но они хотя бы не вешают нос в трудной ситуации. Как сказал классик, все злодеяния в мире совершаются с серьезным выражением лица.

О. Кашин:

- Причем как литературовед отмечу, что классик – Григорий Горин в своем сценарии к фильму «Тот самый Мюнхгаузен» написал про «умное лицо». А вот актер Янковский исправил это, произнося «серьезное лицо». Это спорная история. Ну да, представить себе фильм «Тот самый Кадыров» или «Тот самый Пригожин», где ироничный и мудрый повал или боевик учит нас, недотеп обывательских, тому, как на самом деле нужно жить, с улыбкой на лице, с самоиронией и так далее, наверное, я думаю, и снимет какой-нибудь Сарик Андреасян или опять-таки создатели фильма «Крымский мост».

Э. Чесноков:

- А что вы так иронизируете? Вот вышел же сериал про Назарбаева, где он – мудрый такой, разнимает Ельцина и Горбачева.

О. Кашин:

- Казахский сериал, то есть азиатский сериал, такое вот азиатское кино, которое, вслед за фильмом «Паразиты» корейским оригинальным, приобретает некую моду.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, Тимур Бекмамбетов пусть снимет что-нибудь.

О. Кашин:

- В общем, на самом деле, да, российское кино по-прежнему пережевывает наследие советского. А настоящие, как вы говорите, метатролли, действительно, смеются, а иногда и даже мочатся нам в лица, как бы это ни звучало.

Э. Чесноков:

- Ох, ну не надо, я прошу вас. Мы же все-таки интеллигентные люди.

О. Кашин:

- Интеллигент, Эдвард, поет блатные песни.

Э. Чесноков:

- Это не та интеллигенция, которая выжила в 1937 году. Я не могу представить себе людей, собиравшихся на «Башне» Вячеслава Иванова, - Николая Гумилева, Александра Блока, которые бы пели блатные песни.

О. Кашин:

- Есть же история про эту «Башню», когда Гиппиус, по-моему, предложила придумать рифму к слову «дьявол». И люди долго думали, думали, и Брюсов предложил – «дьявол – плавал». И потом все придумали стихи на эту рифму.

Э. Чесноков:

- У Сологуба есть такое стихотворение:

Когда я в бурном море плавал,
И мой корабль пошел ко дну,
Я так воззвал: «Отец мой, Дьявол,
Спаси, помилуй, — я тону.

О. Кашин:

- А вот годы спустя тюменский поэты-нонконформисты, и мы эту историю помним от поэта Мирослава Немирова, вспомнили эту историю. Кто-то рассказал ее: знаете, вот трудное слово «дьявол» для рифмы. Придумайте рифму к слову «дьявол». И все такие хором… И тут я уже многоточие поставлю, потому что вы знаете, что такое лексическая редупликация? Вот как раз это как у Солженицына было «фуяслице». Вот так они все сказали – «фуявол».

Э. Чесноков:

- Ох, вы знаете, у Валерия Брюсова, это я прочитал в мемуарах Ходасевича, которые называются «Некрополь», якобы он придумал рифму к слову «смерть» - «умилосердь». И написал на радостях целый сонет с этой рифмой.

О. Кашин:

- У Бориса Акунина есть роман про рифму к слову «смерть». Когда буквально клуб самоубийц, «Синие киты», в начале века пытаются…

Э. Чесноков:

- Там была рифма «хоть круть ее, хоть верть…». Это из романа «Любовница Смерти».

О. Кашин:

- Причем стихи для этого романа, по-моему, писал Лев Рубинштейн, если я не ошибаюсь. Чего-то мы куда-то далеко отъехали.

Еще сегодня интересная новость, хотел бы ее коснуться. В «Комсомольской правде»-Новосибирск» интересная статья. Вы помните, наверное, Дениса Карагодина, который уже лет пять назад начал большое расследование о том, кто именно и как репрессировал, то есть буквально убил незаконно, бессудно его деда Карагодина, Степана Карагодина, который был крестьянином в Забайкалье, потом в Сибири. И среди тех людей, которых Денис Карагодин называет на своем сайте «палачами и убийцами», обнаружился некий Алексей Митюшов, который был делопроизводителем в НКВД в момент убийства деда Карагодина. И этот Митюшов-младший, сын старого чекиста, подает в суд или написал заявление в полицию на Дениса Карагодина, объясняя это тем, что тот оклеветал его деда. И дальше я дословно процитирую, действительно, интересная, спорная тема, что «дед никого лично не убивал. Он в НКВД вел картотеку – кто сидел, кто судим, кто погиб, кто расстрелян. Это тоже важная работа, но он не палач, у него есть награды, ордена, медали».

Философский вопрос: можно ли называть палачом человека, который сидит и записывает: так, сегодня мы расстреляли 150 человек. Это палач, соучастник? Или нейтральный человек?

Э. Чесноков:

- Я оставлю этот вопрос висящим в воздухе. Скажу другое. Моя петербургская тетя посетила местный архив ФСБ в том самом Большом доме на Литейном. И попросила выдать ей личное дело ее деда – моего прадеда. Ей, действительно, выдали. Там имена людей, которые на него написали доносы, были везде замазаны. Везде, кроме одного листа, где по недосмотрю не замазали. И это была фамилия нашего соседа. Конечно, он уже давно мертв. Но его прямые потомки плюс-минус по тому же адресу до сих пор живут. И вот я не знаю, а не вызовет ли открытие архивов, о котором мы постоянно говорим, какие-то новые сведения счетов и новую войну?

О. Кашин:

- Я слабо представляю себе внука репрессированного, который приходит с заточкой к внуку чекиста и режет его. Но вот акцент на слове «донос» тоже показательный на самом деле. Мы это помним еще со времен писателя Довлатова, который говорил про четыре миллиона доносов. И это, как уже можно понять и сделать вывод, такой черный советский миф. Потому что, конечно, вся эта волна массовых убийств, организованных советским государством в тридцатые годы, в последнюю очередь была основа на доносах людей друг на друга. Действительно, была такая произвольная система уничтожения народа, просто, что называется, для приведения его в тонус. Доносов было меньше четырех миллионов гораздо. И они не влияли на главное.

Э. Чесноков:

- Но когда процент оправдательных приговоров у этих самых «троек» был под 30 процентов, то есть, если человек не ломался на пытках и не оговаривал себя, то у него был достаточно высокий шанс, это, знаете ли, несколько больше, чем…

О. Кашин:

- Чем сейчас. Но это не у «троек», это у всех судов в тридцатые годы. А суды тогда были и уголовные в том числе, и с народными заседателями, и так далее. В про «ломался», да. Вы помните, как Ягода или Ежов, в общем, нарком. Известная по мемуарам вдовы Бабеля Антонины Пирожковой история, когда нарком, по-моему, Ежов уже, говорил Бабелю, что главное в нашем деле, если вас пытают, ни в коем случае не давайте признательных показаний, тогда НКВД будет не с чем работать, будет трудно вас осудить. Бабель, по крайней мере, это знал. Бабель был в курсе. Но его при этом все равно убили. Видимо, ему не помог этот совет.

Э. Чесноков:

- Знаете, нам сложно, наверное, судить. Еще раз, я не за ГУЛАГ. Но сложно отрицать, что процент оправдательных приговоров, даже у таких псевдосудов как «тройки», был существенный.

О. Кашин:

- Оправдывали как? Вот ты совершил убийство. Классическая история. Вот вы, как человек, часто бывающий на Урале, наверное, имя Винничевского вам много говорит, маньяк-пионер, который в конце тридцатых годов, когда ему было 15-16 лет, лично убивал и насиловал много маленьких детей. Такая прямо легендарная фигура – Чикатило тридцатых годов. И чтобы этого урода, выродка, мразь, негодяя казнить, ему пришлось приписать 58-ю статью – антисоветскую деятельность. Потому что за массовые убийства и изнасилования детей ему бы грозило в лучшем случае десять лет. Да и то бы с правом амнистии и условно-досрочного. Поэтому так было устроено так называемое советское право. Конечно, это был советский ад во всех проявлениях.

Я отсылаю всех желающих к прекрасной книге Алексея Ракитина «Уральский монстр». И он там рассказывает, что в детстве как раз, в школьные годы этот Винничевский дружил с Эрнстом Неизвестным. Удивительно дело, как одни стал маньяком, а другой стал известным советским скульптором-авангардистом.

Э. Чесноков:

- Это все напоминает венскую богему, в которой и Гитлер вращался. Но я так понимаю, вы уже мостик прочерчиваете к другому – современному маньяку Сергею Мохову из Скопина. Кстати, город Скопин как бы плюс-минус связан с некоторыми российскими политическими фигурами, что тоже любопытно.

О. Кашин:

- Кстати говоря, сегодня мы узнали от Владимира Путина статистику, сколько в России привилось от коронавируса – 2 млн. человек сделали первый укол и 2 миллиона сделали два укола. То есть 4 миллиона россиян из 140 миллионов привиты. Это, по-моему, очень мало.

Э. Чесноков:

- Но это все-таки больше ноля.

О. Кашин:

- Ну, в Израиле привиты почти все.

Э. Чесноков:

- Ну, в Израиле достаточно много людей, находящихся в серой зоне – и мигрантов…

О. Кашин:

- Разве это люди, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Господи, что у вас за погромные черепомерочные настроения?

О. Кашин:

- Наоборот, я за израильтян. А что касается Мишустина, сегодня он забавно попал в новости. А именно, популярное видео в интернете из Горно-Алтайска, где едет его кортеж по заснеженному городу, а полицейский так отчаянно кричит народу: «Уходим, уходим! Ждем!», разгоняя пешеходов. Но на самом деле ничего антимишустинского в этом нет, но такая трогательная история из провинциальной жизни. И в Туве тоже то ли был, то ли ожидается Мишустин. Накануне в центре Кызыла собаки загрызли женщину, о чем весь Кызыл, насколько я знаю, говорит. Ну, и сегодня популярное видео с визитом главы Тувы, который приехал в воинскую часть, где служат тувинцы, и так довольно жалобно…

Э. Чесноков:

- Видео, по-моему, довольно старое.

О. Кашин:

- Ну, не знаю. Сегодня его все форсят (видимо, к отставке Шолбана Валерьевича), где он так жалобно рассказывает, что тувинцы тоже люди, вот у нас министр обороны – тувинец.

Э. Чесноков:

- Ну, а что сказать? Наверное, нужно что-то делать. Заметьте, когда начинается, то уже совсем начинается. То есть, очевидно, что эта статья на Znak.com, именно на либеральном ресурсе, была очень нужна…

О. Кашин:

- На эту статью тувинские власти подают в суд.

Э. Чесноков:

- Видимо, на статистику МВД они подают в суд.

О. Кашин:

- Да. В общем, если вы намекаете, что либеральное медиа, хотя Znak.com нейтральное все-таки медиа, зря вы его так демонизируете…

Э. Чесноков:

- Да ладно, скажите: русские националиста со «Знака».

О. Кашин:

- Русские националисты со «Знака» действительно пишут страшную правду о Туве. А, между прочим, преследование правды и свободы в Германии… Свежая и горячая новость, и здесь я не готов как-то злословить, хотя люблю это делать. Немецкая RT и их подразделение Ruptly получили уведомление о том, что их счета в немецком Commerzbank заблокированы с 31 мая 2021 года, и другие банки, где они пытаются открыть счета, отказывают. При этом сам телеканал RT, российский, связывает это с запуском немецкоязычного телеканала. Соответственно, немецкие власти пытаются…

Э. Чесноков:

- Они автоматически превращают канал в такой аналог «Радио Свобода» для советского времени, когда все люди приникали к каким-то чудом сохранившимся длинноволновым радиоприемникам и слушали, что же они там говорят на таком старорусском эмигрантском языке.

О. Кашин:

- Мыслящие люди, голосующие для «Инициативу для Германии». Но на самом деле здесь несложно дать прогноз, как говорится, к бабке не ходи. Естественно, после таких новостей трудно поручиться за дальнейшую безоблачную судьбу Deutsche Welle в России. Потому что, естественно, такого рода медийные конфликты, они абсолютно симметричные.

Э. Чесноков:

- И самое главное, если, например, мы их счета заблокируем, то они будут искренне возмущаться: а нас-то за что?

О. Кашин:

- Помните, про Deutsche Welle великая история? Про ту Россию, которая недолго была европейской и открытой, когда во время чемпионата по футболу какой-то прохожий ущипнул корреспондентку Deutsche Welle и потом сам явился в полицию, извиняться.

У нас есть звонок. Надежда из Новосибирска.

Надежда:

- Я хочу сказать, что дети НКВДшников живут точно так же, как и их предки. Дед Семен был начальником НКВД Челябинска-40. Что там делалось, вы знаете. Его уволили из-за того, что там было ЧП, один из больных уже, не соображавших ничего ученый вылил в канализацию радиоактивные…

Э. Чесноков:

- Мне кажется, реплика понятна. Давайте следующего.

О. Кашин:

- Александр, Белгород.

Александр:

- Олег, у меня к вам простой вопрос. Говорят, что Лукашенко долго у власти, Путин долго у власти. А сколько у власти Елизавета II находится?

О. Кашин:

- 69 лет.

Александр:

- Но почему-то никто в мире не возмущается, что она столько лет у власти находится.

О. Кашин:

- Но вы же возмущаетесь, поэтому уже нельзя сказать, что никто не возмущается.

Э. Чесноков:

- Ангела Меркель с 2005 года у власти.

О. Кашин:

- Меркель уходит, как мы знаем.

Э. Чесноков:

- Но пока еще не ушла.

О. Кашин:

- Я думаю, все мы в душе монархисты, поэтому королеву не осуждаем. Более того, сейчас скандал с Меган Маркл, которая критикует королевскую семью, и в ответ королевская семья через газету Daily Mail сегодня сообщила, что у Меган Маркл сережки, которые ей подарил (уже после убийства саудовского журналиста) саудовский принц, и на этих сережках кровь.

Нам звонит Сергей из Нижнего Новгорода.

Сергей:

- Я бы хотел выразить вам благодарность за программу. У меня короткий вопрос. Уже март, год, как идет пандемия, как была она объявлена. Мне бы хотелось услышать ваше мнение, кто управляет этим переделом мира, который начался год назад?

О. Кашин:

- Врачи, врачебное лобби. Я думаю, если власть у чекистов в нашем случае перехватят врачи, это будет уже такой шаг вперед.

Э. Чесноков:

- Подождите. Но ведь Антон Павлович Чехов, по-моему, говорил, что пусть интеллигенция (а врачи, безусловно, часть интеллигенции) возьмет власть, и наступит благорастворение воздУхов.

О. Кашин:

- Я абсолютно без иронии говорю, как здорово было бы, если бы Россией управляли врачи. Если Денис Проценко на самом деле тайный преемник Владимира Путина, и он будет президентом России после Путина, давайте об этом подумаем.

У нас на связи Евгений из Каширы.

Евгений:

- Знаете, сейчас идет какая-то странная ситуация, ажиотаж, какая-то идет травля опять. Нас что, опять сталкивают, Украину и Россию? К чему это приведет?

Э. Чесноков:

- Подождите. Эта травля велась украинскими СМИ в течение многих лет, когда рассказывали, что Украина – не Россия. Это, между прочим, некто Кучма такую книгу написал, когда искажали историю, говорили, что бандеровцы – это герои, и так далее. Не мы начали эту войну.

О. Кашин:

- В общем, действительно, вопрос – кто начал, кто закончит и как. Как говорится, с победной музыкой и пением войдут войска в столицу чью?

Э. Чесноков:

- Поговорим о трагедии в Бердске.

О. Кашин:

- Я не знаю, о чем речь, но наверняка страшно.

Э. Чесноков:

- Трагедия действительно очень тяжелая, без шуток. Мать, 62-летняя женщина, убила своего 39-летнего сына. Сын страдал ДЦП, но при этом он просто не может двигаться или двигается очень плохо (насколько я знаю, ДЦП не приводит к утрате интеллекта). И, видимо, она настолько устала, как она сама это объясняет, что напоила его таблетками, сама сделала попытку деяния, запрещенного Роскомнадзором. Мужчину-инвалида спасти не смогли, а саму сибирячку в тяжелом состоянии доставили в больницу, сообщает «КП-Новосибирск».

Понятно, что недоработали социальные службы. Потому что, наверное, они должны предоставлять какую-то помощь. Вот в Москве есть социальное такси. Ты хочешь куда-то с инвалидом поехать – за тобой приезжает машина. Да, Бердск очень сильно беднее Москвы, наверное, там такого социального такси нет. Очевидно, что женщина устала от этого многолетнего груза (я сейчас не оправдываю ни в коей мере убийцу), и социальные службы как-то облегчить ее бремя не смогли. И самое главное, я не думаю, что у этих людей все было хорошо с деньгами.

Но простая же вещь. Давайте пересчитаем все кредиты по ставке Центрального банка, по 4,25% (ну, чуть-чуть больше, чтобы банк что-то заработал). Но не 10 и не 15%. Это же очевидная, простая вещь, но ее не делают, и ни одна партия, насколько я знаю, к этому не призывает. Тоже странно.

О. Кашин:

- Эдвард, вы в нашем альянсе такой экономист, а мне приходится быть правозащитником, что ли. Этой женщине, по логике вещей, полагается тюремный срок, хотя мы понимаем, что не за что ее сажать, в колонию ее не нужно отправлять. И как с этим быть? На самом деле понятно, что это продолжение давней и вряд ли разрешимой в России дискуссии про эвтаназию. Тем не менее, я думаю, что реальной тюрьмы она не заслуживает, и нужно следить за ее судьбой, в том смысле, чтобы она не уехала в колонию. Потому что наши судьи не очень гуманны (скажем деликатно).

Э. Чесноков:

- В таких случаях суд часто назначает психиатрическую экспертизу. Возможно, она была…

О. Кашин:

- Я представил эту психбольницу тюремного типа. Вот уж радость…

Э. Чесноков:

- Мы обещали поговорить о господине Мохове (если можно так о нем сказать – господин). Скопинский маньян, который в начале нулевых держал двух девушек в заточении, они чудом спаслись. И вот сейчас он спокойно вышел из колонии. Якобы он уже приехал в Москву (хотя человеку вроде бы надо отмечаться, и Навального за аналогичное нарушение определили в колонию), якобы за миллионный гонорар выступить на каком-то телешоу. Или это все ложь, как вы думаете?

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, я верю. Более того, модный этот тренд – а давайте не будем его показывать, давайте скажем, что это позор, это аморально… Считаю, что нет, это нормально как раз, что у нас есть телешоу про жизненные истории, про страшные истории в том числе. Но если этот человек действительно будет выступать у Малахова или у Борисова, пускай выступает, не вижу проблему.

Э. Чесноков:

- Вы сейчас на полном серьезе говорите или троллите?

О. Кашин:

- Абсолютно никакого троллинга. Понятно, что перед вами чудовище, злодей…

Э. Чесноков:

- Это нам с вами понятно. Человек совершил чудовищное злодеяние. Все же на этих шоу выступают за гонорары. Как бы это злодеяние, по сути, вознаграждается. То есть давайте вы что-то совершите, потом вас пригласят на ВГТРК, чтобы вы что-то за гонорар рассказывали. Но это же просто абсурд.

О. Кашин:

- Эдвард, это можно считать абсурдом, можно считать аморальным деянием, можно критиковать (что вы, по крайней мере, и делаете, и я даже в глубине души вас отчасти поддерживаю). Но говорить: а давайте это запретим, - нет, не надо запрещать, пусть выбор делает зритель, пусть выбор делает нравственный закон внутри Андрея Малахова на самом деле. Потому что тоже нужно быть, наверное, совсем людоедом, чтобы рассказывать о том, что этот маньяк хороший. А чтобы рассказывать, что он плохой, нужно…

Э. Чесноков:

- Что у него было тяжелое детство и так далее. Чтобы рассказывать, что он плохой, не обязательно звать его в эфир.

О. Кашин:

- Да почему? Если есть возможность, позовите. Потом это будут преподавать на кафедрах криминалистики. А что касается тяжелого детства, давайте понагнетаем под конец программы самые ужасные истории. В Пермском крае тоже на днях было убийство семьи. Изначально считалось, что папа зарубил семью и ушел куда-то в бега. Потому что лицо одного из трупов было изуродовано, непонятно было, кто это. Оказалось, как раз папа, изуродованный и убитый. А убийца – 16-летний мальчик, который из-за конфликта в семье зарубил топором всю свою семью, в том числе сестру 2008 года рождения. Он дает показания.

Мы взвешиваем его возраст, степень его опасности для государства и думаем, что и этот мальчик лет через 5 выйдет на свободу (он же несовершеннолетний еще) и тоже придет на телевидение. Вот такая жизнь в Российской Федерации.

Чтобы совсем было ужасно, давайте, Эдвард, вспомним Кита Флинта. Потому что ровно год, как музыкант группы The Prodigy покончил с собой в своем доме в городе Данмоу, графстве Эссекс.

Э. Чесноков:

- Насколько я помню, The Prodigy Крым поддерживал - приезжал, выступал. Помните?

О. Кашин:

- Нет, не помню. Я помню, было 850-летие Москвы, у них был большой концерт в Москве. В общем, это та эпоха, 90-е, одна из знаковых групп. Бывают такие западные группы, которые в России делаются более народными, наверное, чем в оригинале.

Э. Чесноков:

- Да. Как Дин Рид.

О. Кашин:

- Нет, Дин Рид – это совсем такая экстремальная ситуация, как там всякие друзья Советского Союза. Depeche Mode, допустим, тоже легендарная группа, но в России ее особенно любят. И The Prodigy тоже. Я думаю, каждый в школьном туалете хоть раз писал - The Prodigy.

Э. Чесноков:

- Нет, не выступал он Крыму, просто в Россию ездил.

О. Кашин:

- Послушаем песню Firestarter, которой четверть века на самом деле, а звучит свежо и остро, так же, как наша программа, которая прощается с вами до понедельника.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!