Олег Кашин: На фоне Европы Россия с почти доковидным форматом жизни удивляет

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают введение в Великобритании выездных деклараций, интервью Меган Маркл и принца Гарри, скандал с президентом AstraZeneca, арест командира ДНР в Абхазии, проблемы домашнего насилия и захоронение грузинских царей в Астрахани

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков, с которым мы дружно и вместе поздравляем всех женщин с праздником 8 марта. Так, Эдвард? Здравствуйте.

Э. Чесноков:

- Безусловно, Олег Владимирович. Безусловно. Я даже не знаю, с чего начать, с восьмого ли марта, о котором мы, наверное, поговорим, или с того, что в вашей Великобритании, как в самые сложные СССР, ввели выездные визы.

О. Кашин:

- Я бы не назвал это так. Я бы назвал это выездными декларациями. Но все, действительно, крайне тревожно. В том смысле, что да, это, естественно, не то светлое будущее, о котором мы мечтали в те суровые годы, когда выездные визы были только в Советском Союзе и странах социалистического блока.

Но да, на самом деле все эти приключения и ограничения, которые происходят в современной Европе, мы то и дело видим из Чехии, из Венгрии, из Франции сообщения о комендантском часе и о том, что наконец-то наступила оттепель, и можно гулять не до десяти вечера, а до одиннадцати. Естественно, на этом фоне Россия с ее почти доковидным форматом жизни вызывает такой вопрос. То ли она остается последним хранителем тех свобод, которые Европа потеряла незаметно, то ли что-то не так. Такой рассинхрон по границе бывшего «железного занавеса», действительно, удивляет.

Не знаю, будет ли преувеличением, Эдвард, и вряд ли я найду в вас союзника по этой позиции, поскольку вы-то, конечно, патриот, почвенник и лоялист отчасти, но, по крайней мере, у меня такая привычка думать, что если на Западе что-то сделали, а в России этого нет, то прав Запад. Хотя наверняка я живу устаревшими стереотипами.

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю… А мне кажется, что вот эта украинская пропаганда 2014 года, помните: через пять лет Украина войдет в ЕС, а в России введут интернет по талонам, - что вот она-то как раз так кривозеркально отразилась, и Европа стала стремительно советизироваться. И Запад. В плохом смысле – советизироваться. Когда все дружно голосуют за демократов, а те, кто проголосовал не так, у них бюллетени куда-то пропадают. Когда люди из Twitter пропадают как пропавшие комиссары.

О. Кашин:

- А потом, Эдвард, мы узнаем, что губернатор Куомо оказался не тем героем, каким он был во времена Трампа. И на него обрушиваются теперь обвинения в харассменте и в сокрытии данных о смертности от ковида. На самом деле за приключениями Куомо, который вдруг действительно сделался врагом народа…

Э. Чесноков:

- Революция начала пожирать своих детей.

О. Кашин:

- …наблюдаю с некоторым наслаждением. Хотя сознаваться в этом, наверное, не очень прилично. И также сегодняшнее нашумевшее интервью, если говорить о британской повестке, Меган Маркл и принца Гарри, которое также вызывает вопросы именно с точки зрения соприкосновения тех ценностей, которые стали общим местом в Соединенных Штатах и, видимо, не стали еще в Великобритании. Когда даже мы с вами говорим: Запад, Запад. А какой Запад мы имеем в виду? Потому что мы наблюдаем, что один Запад и другой Запад оказываются тоже друг другу не равны. Вот в чем проблема.

Давайте, Эдвард, заострим. Потому что Луиза Кривоногих, она же Луиза Розова, отыграла диджей-сет в московском баре «Ровесник». И это вызвало какой-то нездоровый ажиотаж, который…

Э. Чесноков:

- Отыграла и отыграла. И что?

О. Кашин:

- Я, понимаете, тоже так думаю. И меня в этой истории вообще что-то смущает. Потому что, да, в конце прошлого года нам предъявили девушку, похожую на Владимира Путина вроде бы, как принято считать, как модно считать, она его внебрачная дочь. Но как-то слишком много ее вокруг стало, на мой вкус. Если бы, действительно, мы знаем опыт Владимира Путина по сокрытию своих дочерей, он их мог десятилетиями где-то прятать, и мы не знали вообще, как их зовут и чем они занимаются, а тут нам представляют такую новую Ксению Собчак. Вот. смотрите, если у вас есть любопытство по отношению к окружению Владимира Путина, то оно будет удовлетворено.

Э. Чесноков:

- Ну да, видимо, нам нужно, чтобы Татьяна Юмашева, дочка Ельцина, занималась его избирательной кампанией, в ходе которой были чудовищные нарушения. Или, видимо, нужно, чтобы Джаред Кушнер вместе с Иванкой Трамп заправляли внешней политикой, тоже непонятно как. Нету идеала, нету.

О. Кашин:

- Понимаете, нету. И я понимаю, что, наверное, с вашей стороны есть соблазн как-то идеализировать то, что происходит сегодня в Российской Федерации. Но на самом деле я не готов, по крайней мере, пока выступать с таких позиций. Хотя, конечно, аргументов в пользу вот этого россияцентризма все больше и больше. Это правда.

Э. Чесноков:

- А в Европе-то творится истинный кошмар.

О. Кашин:

- Неужели опять «Альтернатива для Германии»?

Э. Чесноков:

- Нет. Президент фирмы AstraZeneca не смог попасть в Израиль, потому что, оказывается, он не привился вторым компонентом вакцины, без которого в Израиль его не пустят. Но возникает вопрос: а как так получилось, что глава фирмы, которая производит вакцину, уже полгода производит, сам ею не привился? Поневоле веришь же всей этой безумной конспирологии, не буду говорить про что.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, при этом все-таки, если вы ставите вопрос таким образом, то, естественно, можно спросить, а почему глава того государства, которое запустило вакцину чуть ли не первым в мире, до сих пор, хотя уже год прошел, не привился? Почему Путин не колется, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Как – почему? Потому что еще не пришло время. Потому что не он лично является разработчиком вакцины. А до революции инженеры путей сообщения вставали под мост, которые они же построили, когда по нему первый поезд шел. Но царь-то не вставал. Потому что это не он строил, а инженеры. Так что все логично.

О. Кашин:

- Слишком логично. В том смысле, что, понимаете, для многих в России, действительно, Путин очень популярный политик, - для многих в России он служит примером. Я полагаю, что…

Э. Чесноков:

- Так вот, его дочь привилась.

О. Кашин:

- Опять же, предполагаемая, как это принято называть. Тем не менее, я думаю, что есть какой-то подвох здесь. И каждый раз, когда нам говорят, что очередная Словакия приобрела сто тысяч доз российской вакцины или Венесуэла приобрела пятьсот тысяч доз, - это реальные дозы или воображаемые? Потому что россияне-то никакие дозы особенно и не потребляют. Озвученные Путиным цифры – 2 миллиона один укол и 2 миллиона два укола – это как-то прямо безумно мало.

Но с другой стороны, если вы послушаете российских официальных лиц, начиная от руководителя города Москвы и заканчивая федералами, то вы увидите, а зачем вообще эту прививку делать. Ведь в России все хорошо. В России сняты ограничения для пенсионеров в Москве на поездки в общественном транспорте. В России нет локдауна. В России работают рестораны и театры. Зачем делать прививку, если коронавирус в России уже побежден?

Тем более, что о западных вакцинах регулярно в наших новостях сообщают, что вакцина какую-то очередную пациентку довела до комы, до паралича и так далее.

Э. Чесноков:

- Но тут я все-таки скажу: «после» – не обязательно «вследствие». Потому что, если пожилой человек получил вакцину, а потом с ним что-то случилось, то не факт, что из-за вакцины. Могли быть просто какие-то старческие болезни.

О. Кашин:

- Эдвард, вы это не мне доказывайте, а федеральным каналам и информагентствам, которые об этом сообщают.

Э. Чесноков:

- Завершая вашу мысль. Я был в Сомалиленде. Там точно так же работают рестораны. Там вообще никто не носит масок. Там вообще уже нет никакой социальной дистанции. Вернее, этих линий, которые все должны соблюдать. И, знаете, ничего, страна живет. И сами африканцы искренне полагают, что коронавирус – это такой способ, с помощью которого белые и всевозможные их корпорации хотят снова их закабалить.

О. Кашин:

- Этого я и боюсь, как раз вот то, с чего мы начинали разговор: а вот Запад как-то более странно ведет себя, чем Россия. Запад – плохой пример. Где же хороший? И тут приходит Эдвард и говорит: Африка – хороший пример.

Э. Чесноков:

- Сомалиленд.

О. Кашин:

- Это Африка. Давайте догоним и перегоним Африку, говорит Эдвард Чесноков. И это пугает.

Э. Чесноков:

- Я не знаю, в Сомалиленде за последние тридцать лет сменилось легитимно пять президентов. Просто на выборы приходил другой, другой, другой.

О. Кашин:

- А это хорошо? Вот в России за двадцать лет президент, в общем, по большому счету ни разу не менялся.

Э. Чесноков:

- Да, и Сомалиленд – это одна из беднейших стран. А Россия – достаточно хорошо мы здесь живем. Вот ответ.

О. Кашин:

- Надо зайти на сайт Мечта ветерана.РФ и увидеть, о чем в реальности мечтают те самые российские ветераны, которых принято считать людьми, ради которых государство и живет.

Э. Чесноков:

- И над которыми глумятся наши оппозиционеры. Я про Гозмана, если что.

О. Кашин:

- Подонок Навальный, давайте прямо. Долой Навального!

Э. Чесноков:

- Нет-нет, я про Гозмана, который говорит, что были и другие ветераны. Подрабинек тот же самый.

О. Кашин:

- А, вы про власовцев? Ну, на самом деле, да, конечно, были такие ветераны. Ну что теперь?

Э. Чесноков:

- Ну, вот это же самый интерес момент – отстаивает ли Кашин власовцев или нет.

О. Кашин:

- А давайте оставим это в подвисшем виде, чтобы сохранилась интрига для наших друзей, допустим, с радиостанции «Вести ФМ».

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю, все-таки это серьезный вопрос. Вы за нацпредательство или нет? Я сейчас не говорю про рядовых власовцев, которые туда вступили, чтобы от голода не умереть в лагерях. Я говорю об идейных, о верхушке.

О. Кашин:

- Эдвард, вы меня троллите, по-моему. Вот давайте выяснять, типа, старик, как ты относишься к власовцам? Да никак не отношусь. Опять-таки, кода придет время, тогда об этом и поговорим. И памятник поставим, и мемориальную доску повесим. А пока – не время, Эдвард.

Э. Чесноков:

- В общем, вы уже некоторым образом дали ответ. А мы поговорим об Абхазии, где 30 миллиардов рублей получили, а нашего абхаза, героя ДНР, запечатали.

О. Кашин:

- Эдвард хотел разоблачать наших абхазских партнеров. И я с удовольствием предоставляю Эдварду это право.

Э. Чесноков:

- Благодарю вас. Ахра Русланович Авидзба, человек, который защищает русский мир не на словах, как балаболы наподобие Чеснокова с Кашиным, и на деле. 35 лет. Родился в Сочи. Герой ДНР. Человек, который знал Гиви и Моторолу. Один из последних героев «Русской весны». Он приехал в Абхазию, дерзнул, рискнул. И где же это абхазское гостеприимство? А оно выразилось в том, что Героя ДНР - такой же непризнанной республики, как Абхазия, задержали абсолютно по беспределу. 50 человек приехали его задерживать, обыскивать его дом. У него нашли оружие и задержали якобы за оружие. Чтобы вы понимали всю абсурдность ситуации, на Кавказе, в Абхазии человека задерживают за то, что у него дома оружие. Может, его еще задержать за то, что у него электричество дома есть?

Вы знаете, что они там с электричеством делают? Они там биткоины майнят. Грузинские авантюристы договариваются с абхазскими коллегами. Знаете, ворон с вороном всегда договорится. И поскольку у них есть Ингурская ГЭС, энергию из которой особо некуда девать, они устанавливают там фермы для майнинга биткоинов и майнят их по обе стороны границы. И так превосходно договариваются. И именно этим объясняется то, что некоторые, я так мягко скажу, не называя фамилий, пока что некоторые представители абхазских элит уже начали говорить о братстве с грузинским народом. О братстве с русскими, которые их спасли, почему-то не слышно.

О. Кашин:

- Если помните, в начале борьбы Абхазии за независимость их спасал Шамиль Басаев, который был одним из активных героев той войны. Но об этом вспоминать немодно. А так, я понимаю, Эдвард, ваш этот метатроллинг, когда даже в таком вашем пересказе человек, не видевший фотографию этого абхаза, полевого командира, представляет себе абсолютного кавказского бандоса, которого, естественно, не жалко. И я не знаю, искренни ли вы, когда говорите, что он боролся за русский мир. Если за русский мир борются эти кавказские бандосы, да бог бы с ними. Уж лучше Украина, прости господи.

Э. Чесноков:

- Подождите, вы вообще сейчас что говорите? В том и величие русского мира, что люди самого разного этнического происхождения приезжают и встают горой за идеи, за эти ценности. Сербы туда приезжали, американцы приезжали в Донбасс.

О. Кашин:

- Восемь арабов и негр, как было однажды сказано. Но я еще раз скажу, я и сам вам могу это рассказать, что величие русского мира ровно в этом. Но когда я вижу этого полевого командира абхаза и слышу ваш рассказ о нем, чем он славен? Что у него дома было оружие. Что он друг Моторолы и Гиви. В общем, видимо, хороший человек. Думаешь: да черт бы с ним. Вот пускай они там у себя, как говорили… Что в Сухуми было главной достопримечательностью в советские годы? Обезьяний питомник. Вот в этом обезьяньем питомнике пусть они между собой и разбираются. Не называйте это русским миром, Эдвард. Это неприятно звучит.

Э. Чесноков:

- Еще раз, Олег Владимирович, вы можете сейчас говорить что угодно, заниматься уже не мета-, а там постпостпосттроллингом. Но, кроме шуток, это наш человек. Вместе с ним арестовано еще несколько его помощников, часть из которых имеет гражданство России. То есть речь уже идет о том, что просто по беспределу запечатали российских граждан. Надо что-то делать.

А я просто напомню, что, по данным Би-би-си на 2016 год, Россия выделила Абхазии 37 млрд. рублей. Это пять лет назад. На тот момент – полмиллиарда долларов. Сейчас, я думаю, миллиард долларов уже будет за все годы. То есть мы дали миллиард долларов. Что мы получили? Мы получили зону правового нигилизма. Мы получили зоны, где регулярно, я так мягко скажу, что-то делают нехорошее с российскими туристками. Зону, где уже некоторые политики братаются с дорогими грузинскими партнерами. Надо что-то делать. И они рано или поздно доиграются.

О. Кашин:

- Эдвард, простите, а кто все эти годы в Кремле, по крайней мере, отвечал за политику на абхазском направлении? Неужели Владислав Сурков, тот же, который отвечал за Донбасс? Может быть, пора Суркова привлечь к уголовной ответственности за такого рода вредительство, которое, действительно, похоже на вредительство?

Э. Чесноков:

- Да я вот не знаю. Я думаю, что добрые русские люди, воспитанные в советских школах, верили в изначальную доброту человека и давали денег. Давали денег братскому народу. А отдельные выходцы из этого братского народа понимали, что лучше майнин биткоины, нежели строить русский мир. Вот в этом трагедия.

Э. Чесноков:

- Понимаете, люди, закончившие советскую школу, то есть им сейчас уже под пятьдесят, слишком много лет прошло после крушения Советского Союза. И те люди, о которых вы говорите, с абхазской стороны заканчивали абхазскую школу, а с российской стороны заканчивали российскую школу 90-х годов, в которой, вообще-то, учат, что либо ты не даешь деньги кому попало, либо ты их даешь так, чтобы за них можно было спрашивать. И если вдруг обнаруживается в границе России черная дыра, давайте посмотрим, а не получает ли проценты с денег, утекающих через черную дыру, тот чиновник, который отвечает за утекание денег? И я думаю, мы много интересного можем в этом смысле узнать.

Э. Чесноков:

- Да, у каждой коррупционной дыры есть фамилия, имя, отчество. Но более того, в «Комсомольской правде» есть серия очень тяжелых репортажей Владимира Ворсобина про как раз Абхазию, про этих несчастных старушек, русских старушек, у которых местные молодые люди отняли квартиры, просто выбросили их на улицу. Старушки пытались куда-то жаловаться, но у них даже заявления не принимали. И надо что-то делать.

Я даже не знаю, сейчас там туризм просел из-за коронавируса. Ну хотя бы Турцию мы когда-то профилактически лечили отказом от туризма. Неужели абхазское руководство не понимает, что оно может столкнуться с тем же самым профилактическим лечением?

О. Кашин:

- Эдвард, это же горько звучит, что у России, на которой и держится независимость Абхазии, и больше не держится ни на чем, оказывается, нет вообще никаких инструментов, чтобы на этих людей повлиять. Это же колоссальный провал – одни из многих провалов российского руководства на внешнем контуре ближнего зарубежья.

Э. Чесноков:

- Но, тем не менее, мы это с вами обсуждаем, мы это с вами ставим в повестку. И я все-таки скромно надеюсь, что мы будем успешны, так же как и в дальнем зарубежье, где, напомню, Мадуро торжественно привился нашим "Спутник V".

О. Кашин:

- Понимаете, как раз, да, это стандартная история, когда с Африкой все в порядке, с Мадуро – так вообще радость. А на ближайших рубежах, будь то Беларусь или Абхазия та же самая, все очень плохо.

Между прочим, про Белоруссию, давайте вернемся к теме, которую мы поднимали на прошлой неделе, Telegram-канал Nexta знамениты замолк, теперь ожил. Очень странное объяснение, что мы замолкали, чтобы сделать фильм о коррупции Лукашенко. Фильм при первом беглом просмотре похож на такую белорусскую пародию на фильмы Навального. Не знаю, насколько он шокирует белорусов. Пока там какие-то сто тысяч просмотров. Не миллион. Но и народу в Белоруссии живет меньше. Но все равно это не объяснение.

Э. Чесноков:

- А фильм на каком языке, на русском?

О. Кашин:

- А какой там язык еще может быть? Естественно, Эдвард. В общем, очень подозрительно. И я предполагаю, что те люди, которые сегодня выступают с этим фильмом, может быть, они отобрали симку у бывших владельцев Nexta. Посмотрим, интересная драма. По крайней мере, да, кощеева игла белорусского протеста оказалась симкой в телефоне.

Э. Чесноков:

- Прививка компроматом, знаете такое?

О. Кашин:

- Да, конечно.

Э. Чесноков:

- При этом я наткнулся на Facebook на пост, который я себе перепечатал в Telegram. Поэтому сразу скажу, фото не мое. Некий человек сфотографировал мусорный контейнер, из такого экологичного зеленого, приятного для глаза пластика, там написано по-белорусски: «Предоставлено Европейским Союзом…». То есть они потратили, я думаю, на эти контейнеры тысяч сто долларов, не больше.

О. Кашин:

- Эдвард, это все называется многовекторность. Они-то могут тратить эти доллары, но Лукашенко мог их не принимать. А он их принимает. Потому что он так устроен.

Э. Чесноков:

- Потому что они ему натурой дают. Они, действительно, выделили эти мусорные контейнеры с красивой эмблемой. Смотрите. Причем на национальном языке.

О. Кашин:

- Горячая новость про вашего Ахру Авидзбу. Ему предъявили обвинение в участии, не поверите, в госперевороте в Абхазии. Это уже не просто хранение оружия. Это сообщила служба госбезопасности Абхазии.

Э. Чесноков:

- В работе на грузинскую разведку его не заподозрили? Или до этого пока еще не дошло?

О. Кашин:

- Будем смеяться, когда его заподозрят в работе на российскую или хотя бы дээнэровскую разведку. И посмотрим, как попляшет Москва в этом смысле. Действительно, если Россия позволяет Лукашенко плевать ей в глаза, то абхазы подумают: а чем мы хуже белорусов? Мы ведь тоже братский народ. Так и живем, Эдвард.

Э. Чесноков:

- По сути, получается какой-то «Карточный домик».

О. Кашин:

- В общем, да. Хотя «Карточный домик» сегодня ассоциируется с Меган Маркл и принцем Гарри. Я с вами соглашусь.

У нас звонок. Денис из Москвы.

Денис:

- По поводу Абхазии хотел сказать. У меня такое впечатление, что наступать на грабли – это такая традиционная забава, можно сказать, российской власти. Потому что эти истории, которые Эдвард упомянул, то, что там русских старушек выкидывали из квартир, знаете, мне так холодком повеяло, и я вспомнил… Помните Чечню лихих 90-х, когда тоже выкидывали русских и писали на стенах…

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович говорит, что русские оттуда просто уехали, и никаких проблем не было.

О. Кашин:

- Нет, Олег Владимирович отрицает геноцид. А так русских выгоняли отовсюду.

Денис:

- Получается, что Абхазия превратилась в зону, где угнанные автомобили, когда с абхазскими номерами машины носятся по Москве, беспредельничают, и камеры никак на них не реагируют. По сути дела, за счет денег русских налогоплательщиков мы создали такую квазибандитскую территорию. Честно говоря, все эти успехи внешней политики России в пух и прах рассыпаются…

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, такой легислативный офшор. Вот у Британии – Нормандские острова, а у нас – Абхазия.

О. Кашин:

- Просто спросить не с кого. Мы называем робко какие-то имена – Сурков, еще кто-то, но где та финальная фигура, которая за это отвечает? Я подозреваю, что это Владимир Путин. Но, естественно, а кто с него спросит?

Э. Чесноков:

- Я бы не сказал, что Владимир Путин. Потому что абхазская история началась при Ельцине, признание было при Медведеве.

О. Кашин:

- Давайте объявим виноватыми Бориса Николаевича и Дмитрия Анатольевича, и это будет такая компромиссная история. Да, во всем виноват Ельцин – он создал Абхазию в таком виде, какова она теперь.

Э. Чесноков:

- Кстати, я не знаю, как бы Владимир Владимирович отреагировал, если бы атака грузинского спецназа 08.08.08 пришлась на его каденцию. Может быть, Крым бы был, может быть, еще что-то. Не знаю.

О. Кашин:

- А может быть, ничего. Потому что у нас есть опыт Ельцина, есть опыт Медведева и есть опыт хитрого плана Путина про Донбасс. Если бы, допустим, 08.08.08 президентом числился бы Путин, то вполне легко предположить, мы до сих пор рассуждали бы: а вот у Путина есть хитрый план, и однажды он наведет порядок в Южной Осетии и Абхазии.

У нас еще звонок. Александр из Москвы.

Александр:

- Олег, у меня к вам вопрос как моряка к моряку. Я выпускник Ленинградского нахимовского военно-морского училища 77-го года. Именно вы как-то коснулись темы гибели атомной подводной лодки «Курск». На ней погибло 7 выпускников-нахимовцев (эта информация есть на сайте нахимовского училища). Передо мной кадры, когда женщина плачет, когда была первая официальная пресс-конференция: «Зачем я вам рожала детей, чтобы они в этой консервной банке все погибли?» И тут же ей делают укол успокоительный. Это очень тяжело смотреть, я все это сквозь свое сердце пропускаю. Но как моряк моряка вы меня понимаете, наверное, Олег.

О. Кашин:

- Я вас понимаю. Видимо, у вас вопроса нет, а просто такая реплика. Можно я вас спрошу? Меня всегда интересовало, насколько это байка. У вас в училище, говорят, была такая черная лестница, по которой носили еду для столовой. И поскольку было мало времени на переменах добежать до туалета (он был далеко), все мочились на эту лестницу. Это правда или нет?

Александр:

- Нет, это абсолютная чушь. Перед этой лестницей такой здоровый макет подводной лодки. Но это было в 77-м году. Как они сейчас живут, это небо и земля. Официальный сайт – nvmu.ru. Но у меня значок – НВМУ СССР. И мы его называем – орден за потерянное детство.

О. Кашин:

- А что потерянное детство? Я думаю, вам приятно вспоминать.

У нас еще звонок. Андрей из Краснодара.

Андрей:

- Абхазия была и до Путина, до Ельцина, до Горбачева и даже до Ленина. Там специфические люди, это черкесы. Люди всегда такие, и живут они так, какие они есть. Вот такие абхазы, вот так они живут.

О. Кашин:

- Если вы с Кубани, мы помним историю про памятник скандальный героям Кавказской войны. Ведь когда-то черкесы жили и в Сочи, и в Геленджике, и в Адлере, но как-то наша тюрьма народов однажды только, по сути, сумела русифицировать эти края. Может быть (сейчас уже можно, наверное, говорить, спустя 150 лет), просто Абхазию не дочистили тогда?

Э. Чесноков:

- Ой, не надо так уж, мы же за дружбу народов, Олег Владимирович.

О. Кашин:

- Да. Но все-таки в глубине души сверлит такое чувство?

Э. Чесноков:

- Давайте не будем вообще этот вопрос обсуждать, давайте будем в будущее смотреть. Я смотрю на фотографии. Наверное, если бы этот молодой человек был кавказской национальности, то это уже страшно обсуждали бы, но обсуждают меньше. В Кемерово задержали новосибирца, который убил свою 17-летнюю подругу (ему было 19 лет). Между ними был скандал. Видимо, она, понимая, что он проявляет агрессию, хотела от него уйти. Он ей нанес не менее 35 ударов ножом. Она не сразу восприняла угрозу всерьез и на помощь не позвала. Он сбежал в другой город, но его все равно задержали через 4 часа, после того как это произошло. Чудовищная, конечно, история. Получается, правду говорят наши оксанопушкинские феминистки, что у насилия есть пол, и нам срочно нужен закон против домашнего насилия?

О. Кашин:

- Закон, разумеется, нужен, и усиление наказания за домашнее насилие нужно. Но такие новости, как вы сейчас привели пример, конечно, нужно через запятую произносить с другими новостями. Именно сегодня арендодатель потребовал от представителей центра помощи пострадавшим от домашнего насилия «Насилию.нет», (признана иностранным агентом) знаменитая организация, и ее руководитель Анна Ривина нарисована на обложке последнего номера журнала «Тайм»… В общем, их выселяют. Непонятно почему, но понятно на самом деле. Потому что они проходят по той категории, про которую вы так говорите – оксанопушкинские, то есть, наверное, иноагенты. В общем, ничего хорошего. Они рассказывают, что к ним уже приходили какие-то непонятные братки в кожаных куртках, которые, очевидно, символизируют гражданское общество. То есть не товарищ майор, а как бы само-само. Но когда действительно организацию сопровождает такой шлейф «как бы чего не вышло», американская пресса за них и так далее…

Э. Чесноков:

- Вы еще все-таки скажите полностью, что на их сайте написано: «Включен в реестр НКО, выполняющих функцию иноагента».

О. Кашин:

- Правильно. Я же и говорю, их называют иностранным агентом. Организация самая знаменитая, самая серьезная, которая у всех на слуху, которая чуть ли не единственная системно занимается проблемой домашнего насилия, вынуждена в итоге отбиваться от этой репрессивной нормы про иноагентов. И даже арендодатели на них смотрят косо – ах, как бы чего не вышло, давайте-ка их выселим. Так это работает. И в итоге через пару итераций мы доходим до этого Кемерово, где мужчина может убить женщину, понимая, что ему за это ничего не будет.

Э. Чесноков:

- Но мужчине все-таки 19 лет, и в этом возрасте ты куда меньше понимаешь и о личных границах, и о том, что за твоими действиями неизбежно последует какой-то ответ.

О. Кашин:

- Но если бы это была разовая история – 19-летний психанул и так далее. Это же постоянно, системно. Девушка, которой руки отрубил сожитель, им было уже не по 19 лет. Та девушка, которая звала на помощь полицию, а полиция не ехала («умрешь, тогда приедем»). В общем, стандартная история, постоянная. К сожалению, мы перевели эту тему («мы» в широком смысле, здесь, наверное, все общество несет ответственность) в дискуссию об иноагентах, о том, не есть ли это продолжение западной левацкой повесточки. Да нет, не продолжение, а действительно границы применения насилия внутри российского общества, которые слишком размыты, и с этим надо что-то делать, конечно же.

Э. Чесноков:

- Наверное. А еще надо что-то делать с экологией. Я помню, как мы бурно обсуждали катастрофу под Норильском в мае прошлого года. А теперь та же самая история на нашем Севере. В Югре утилизируют углеводороды на месте прорыва на реке Обь под Нижневартовском. 6 марта произошел этот прорыв, потом – пожар. Называют некую компанию нефтяную, которая недосмотрела. Надо уже что-то делать. Рвануло под Норильском – говорят, что недосмотрели. Теперь рвануло в Югре – недосмотрели. А когда и где еще должно рвануть, чтобы «досмотрели»?

О. Кашин:

- Да, Эдвард, надо что-то делать. И нам нужен такой колокольчик, который звонит, когда мы это произносим. То есть слишком часто.

Говорим о русском фашизме. Юрист Дмитрий Миропольцев из города Калтана Кемеровской области отсудил у полиции 5 тысяч рублей за то, что они попытались его обвинить в фашизме, составив соответствующий административный протокол. Дикая история. В городе Пензе в день 55-летия полета Гагарина (то есть уже 5 лет назад) был флешмоб, когда какие-то комсомольцы, пионеры выстраивались в форму цифры 55, причем пятерки были, как на почтовом индексе, квадратные. И две такие пятерочки, если смотреть с высоты (и это было показано в сюжете ГТРК-Пенза) действительно походили на свастику. Собственно, об этом юрист из Кемеровской области сказал.

Э. Чесноков:

- Я думал, они на аббревиатуру СС походили.

О. Кашин:

- Нет, посмотрите, там настоящая свастика. И в итоге его привлекли к административной ответственности, но он сумел в суде доказать, что это была цифра 55. Сам он считает, что полиция просто воспользовалась таким поводом, потому что он – заноза в пятках у местных властей, регулярно их критикует и за экологию, и за все на свете. В общем, такой казус из региональной жизни.

Э. Чесноков:

- А теперь еще один казус из региональной жизни. В Астрахани, оказывается, с XVIII века захоронены два грузинских царя – Вахтанг VI и Теймураз II. Это те цари, которые ориентировались на Россию. Помните у Лермонтова - «Такой-то царь, в такой-то год вручал России свой народ». В общем, Грузинская православная церковь уже давно просит передать их останки. Блогер со специфической репутацией Сергей Колясников, известный как Zergulio, пишет об этом такой прочувственный пост. Причем сам же признаёт: понятно, что это не повлечет никаких изменений антироссийской риторики, если гипотетически мы передадим им останки этих двух царей, но мы же это делаем не для грузинских царей, а для обычных людей.

Ну, ладно, пост и пост, но этот пост репостит Евгений Примаков, глава Россотрудничества. С одной стороны, это пока что, видимо, не является какой-то официальной позицией российского государства. Но, с другой стороны, хорошо, отдадим мы Грузии эти останки царей. И что, президент и премьер Грузии привьются «Спутником-5», они перестанут считать Абхазию и Южную Осетию оккупированными Россией (хотя никакой российской оккупации, если посмотреть на то, что в Абхазии творится, и не пахнет)? Как вы думаете?

О. Кашин:

- Тут вопрос риторический. Все будет по худшей планке для интересов России. Так исторически сложилось. Про грузинских царей. Вы, естественно, помните историю про Станислава Понятовского, последнего польского короля, про его останки. Он умер в Петербурге, там был похоронен. Поляки после 18-го года просили советскую сторону передать им останки. И Сталин в 38-м году останки передал. И где его похоронили? Под Брестом его похоронили в 38-м году поляки, которые добивались передачи останков. В итоге через год эта территория снова стала советской. И только Горбачев в 88-м году еще раз передал эти останки польской стороне, и теперь он похоронен в Варшаве.

Э. Чесноков:

- Я думал, территорию передал. Но слава богу, что хоть не территорию.

О. Кашин:

- Эдвард, что вы такой горбачевофоб? На самом деле, не будь Михаила Сергеевича, мы бы с вами сейчас о комсомольской работе рассказывали бы и о БАМе.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю, Олег Владимирович. Потому что процессы были закономерными. Другое дело, что им можно было придать совершенно разный вектор. И все эти левые режимы, от КНР до ЧССР, включая даже Кубу, плюс-минус, превратились во что-то более человеческое. Все это могло бы быть и без Горбачева, но куда менее кровавое, чтобы наши войска и наше геополитическое присутствие осталось и в Восточной Европе, и в других частях мира. Но это вечный, наверное, спор, нет смысла его продолжать.

О. Кашин:

- Да, когда Эдвард станет королем Сомалиленда, я думаю, это будет доказательством его правоты.

Э. Чесноков:

- Сомалиленд – республика.

О. Кашин:

- Слушайте, можно монархию сделать. Но пока, к сожалению, даже в Абхазии Россия свой порядок навести не может.

И «Евровидение» между, прочим, сегодня разрешилось. Не знаю, насколько глубокая, насколько серьезная, но все же интрига с «Евровидением». Знаете, кто поедет и с какой песней туда?

Э. Чесноков:

- Господи, я мечтаю только об одном. Чтобы начался год, когда мы бы не обсуждали «Евровидение». Я очень надеялся, что коронавирус прикончит «Евровидение», этот бессмысленный конкурс, когда последняя великая группа (ну, не то, что великая, а хотя бы что-то собой представляющая) – это была группа ABBA. Давайте сделаем наш правильный евразийский духовный конкурс песни и пляски, с нормальным голосованием, а не его имитацией, как у них.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, однажды я, впервые оказавшись в Алма-Ате на каком-то светском мероприятии, удивился, что о каких-то местных молодых артистах так с уважением говорят: вот очень талантливый мальчик, наверняка поедет на «Новую волну». Вот как мы, россияне, говорим о «Евровидении», они говорили о «Новой волне». То есть, есть евразийские проекты. Одно другому не мешает. И зря вы говорите, что последняя великая группа была ABBA. Потому что для меня, для русского человека, последний великий артист, который там выступал, это, конечно, 97-й год прошлого века, Алла Пугачева.

Э. Чесноков:

- Да, я понимаю, что Олег Кашин – это второстепенный публицист эпохи Аллы Пугачевой.

О. Кашин:

- Конечно. И горжусь этим. Но мы не сказали, что с песней под названием «Русская женщина» поедет туда певица Манижа (которая, наверное, популярна) – якобы она выиграла зрительское голосование. Поздравляем певицу Манижу.

Знаете, я сегодня смотрел, как российский официоз поздравляет женщин с 8 марта. И все эти разговоры стандартные, которые раньше не коробили (вы украшаете наш коллектив, вы – нежность, вы – тыл, вы – надежность и т.д.), все это выглядит, как нечто глубоко устаревшее, архаичное в сравнении с тем, что сегодня Всемирный день феминисток. На самом деле это, наверное, неизбежный процесс. Я говорил вам выражение «9 арабов и негр». Тоже ведь было время, когда мы спокойно говорили слово «негр» и смеялись над теми, кто предлагает говорить «афроамериканцы». А потом как-то приняли это и тоже избегаем этого слова в наших речах.

Э. Чесноков:

- Конечно. Нужно говорить о других женщинах, например, о героях фильма «Ополченочка» - про женский экипаж танка в ЛНР, который, кстати, отказались показывать в Доме кино в Москве.

О. Кашин:

- Я бы тоже отказался. Само слово довольно дико звучит. Давайте Манижу послушаем.

Прощаемся со всеми до завтра.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!