Олег Кашин: Я бы назвал партизанами нового поколения как раз белорусских омоновцев в масках

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают события в Белоруссии, коррупцию белорусских чиновников, 20-летие со дня гибели подлодки «Курск» и арест блогера Андрея Пыжа

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин. И по-прежнему не в московской студии, а в столице Руанды, название которой я никак не выучу. Здравствуйте, Эдвард.

Э. Чесноков:

- Кигали.

О. Кашин:

- В общем, понятно, я в Лондоне, вы в Руанде, но по-прежнему мы душой где-то около Минска. Новость последнего часа, что те самые 33 богатыря, «вагнеровцы», могут быть переданы России. Об этом сообщил Интерфаксу информированный источник. Такое ощущение, что выборы прошли, и эта интрига утратила смысл, соответственно, держать их смысла нет. Вернут их России, украинцам передавать не будут. Эдвард, это хорошая новость или осадок остается?

Э. Чесноков:

- Вот когда вернут, давайте и посмотрим. Да плохая новость на самом деле. Потому что я не слышал каких-то шумных протестов со стороны России. Протестовала патриотическая общественность в основном.

Знаете, я хотел бы усесться на своего руандийского носорога и продолжить про схемы и деньги. Это же самое интересное.

О. Кашин:

- А я хотел про искусство все-таки. Потому что Владимир Спиваков, легендарный музыкант, сегодня швырнул в усатое лицо Александра Лукашенко орден Франциска Скорины, который тот его когда-то наградил за укрепление культурных связей.

Все-таки буйство с мандатом на буйство, о котором мы говорили, оно и здесь, мне кажется, проявилось. Я уже улавливаю смену интонаций, скажем так, российских официальных лиц и тех журналистов, которые иногда бывают более официальными, чем официальные лица. Оказывается, в Минске применяется немотивированное насилие. Оказывается, полиция в Минске сверх меры жестокая. И, оказывается, российский сверхлояльный и обвешанный десятками наград от Путина музыкант может себе позволить стать карбонарием относительно Лукашенко и сказать ему в лицо: вы палач. Что-то происходит, какая-то движуха. Уж не сдаст ли Москва Александра Лукашенко народу?

Э. Чесноков:

- Не знаю, Олег Владимирович. Если кто-то его сдаст, то, прежде всего, он сам себя. Потому что Николая II, например, свергли не потому, что его сдала какая-либо международная сила.

О. Кашин:

- Я поспорил со своей публикой, и не все со мной согласны (никто со мной не согласен). В комментариях прекраснодушных россиян, которые говорят «Живи, Беларусь», неоднократно встречал такой оборот, что белорусы ведь партизанами в войну были, Гитлеру не покорились, и теперь они сопротивляются Лукашенко. Я это слушал, не вникал, а потом вдруг подумал: а кто сказал, что внуки партизан или не кровные наследники партизан Великой Отечественной войны, то есть тех людей, которые приходили по ночам к крестьянам, спокойно живых под оккупацией, отбирали у них сало и яйца для своих партизанских нужд, кто сказал, что это минские протестующие? Я бы назвал партизанами нового поколения как раз этих омоновцев в масках. Я преувеличиваю, глупость говорю?

Э. Чесноков:

- Меня поражает другое. Когда люди не выходят с кричалками «Кто не скажет, тот москаль» (все помнят эти знаменитые ролики с киевского майдана). Когда люди почти не говорят о российской оккупации и о России. Когда даже фейк про неких мифических русских спецназовцев тоже не взошел и был удален самими же его авторами. Это чрезвычайно любопытно.

О. Кашин:

- Есть второй фейк, про «Вагнер», который пока в стадии разрешения.

Э. Чесноков:

- Это какие-то русофильские белорусские националисты?

О. Кашин:

- Наверное, нейтральные. Потому что у белорусов не было, как у Украины, такого опыта державности, поэтому они скорее советские люди. Ментально та же аудитория, что и живет в Донецкой или Луганской Народной Республике, как бы это сейчас издевательски ни звучало. Когда мы говорим «белорусы», мы, наверное, все-таки имеем в виду этничность. У меня был спор, когда я говорил: кто говорит «Живи, Беларусь», тот отрицает себя, отрицает Россию как империю. Мне говорят: нет, было же, что «Все мы берлинцы», когда была блокада Берлина. Да, конечно, есть разные подходы, но все-таки, если ты имеешь в виду, что «все мы берлинцы», ты это проговаривай. А когда ты не проговариваешь, по умолчанию все равно это за нашу и вашу свободу, со всеми антиимперскими, антироссийскими, а в итоге и антирусскими коннотациями. Когда француз или англичанин вешает красно-белый флаг на памятник Жанне д’Арк, как сегодня во Франции повесили, это солидарность француза…

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, Ich bin ein Berliner – это сказал человек, который чуть не развязал третью мировую войну вместе с Хрущевым. Поэтому давайте не будем.

О. Кашин:

- Пример, по крайней мере, не подразумевающий солидарности с немецким фашизмом. Когда современный западный европеец поддерживает Белоруссию, там, наверное, нет таких коннотаций. Когда россиянин, который сам не определился внутри себя, где соотношение его неприятия государства и неприятие России как таковой… Я сам знаю людей, которые в Москве говорят…

Э. Чесноков:

- «Россияне, не принимающие Россию», - это как-то вы уж слишком лихо.

О. Кашин:

- Извините, неужели вы не знаете таких людей? Вот я вчера ругал вакцину путинскую, но люди, которые ее ругают по-настоящему, вам бы понравились: долой вакцину, пускай Путин ее себе вколет и вдохнет…

Э. Чесноков:

- Я понимаю, что у нас главная россиянка – женщина-спикер Госдепа, которая ее ругала.

О. Кашин:

- Того же нашего Гасана из Высшей школы экономики… Вы понимаете, что такое россиянин, который имеет сложные отношения с Россией? Таких людей много. И когда мы говорим, что такие наши голуби – это, оказывается, не наши ястребы, - да, так и есть. И даже не русофобская и не бандеровская Белоруссия для них мила именно как антироссийский проект. Я на этом настаиваю.

Э. Чесноков:

- И прежде чем я перейду к схемам, еще одна ремарка. Вы заметили, что мы очень любим искать хитрые планы? Так, может быть, это и есть хитрый план, что наша интеллигентная (и даже не очень интеллигентная) аудитория увидит весь этот ужас, все эти ролики, когда по людям стреляют на поражение, все эти гала-концерты со светошумовыми гранатами, весь этот полный беспредел со снятием кандидатов и арестами, весь этот чудовищный видеоролик Тихановской, записанный на каком-то совершенно неэстетичном совковом фоне, и наша публика подумает: а все-таки у нас-то хорошо, демократия? Может быть, это хитрый план?

О. Кашин:

- Знаете, у меня более романтическое представление даже не о плане, а о психологических последствиях. То есть Владимир Путин действительно видел украинский майдан, и он ужаснулся, он не хочет, чтобы так было в России.

Э. Чесноков:

- Он и немецкий майдан видел в 89-м.

О. Кашин:

- Допустим, видел он и его. Он видел и «арабскую весну». И он понимает: не хочу, чтобы было, как в Киеве, не хочу, чтобы было, как в Ливии. Теперь судьба его спрашивает. Хорошо, а ты, Владимир Путин, хочешь, чтобы было, как в Белоруссии, хочешь обнулиться до состояния нынешнего Лукашенко, хочешь, чтобы российская полиция деградировала до состояния белорусской? Это же тоже такая монетка с двумя сторонами. После майдана Путин закручивал гайки в России. Увидев, к чему приводят закручиваемые гайки в Белоруссии, может быть, он ужаснется и еще раз пересмотрит свое отношение к реальности? Я на это надеюсь.

Э. Чесноков:

- Слушайте, копирование американского закона FARA про иноагентов, я бы не сказал, что это такое страшное закручивание гаек, которое нам с вами перекрыло кислород.

О. Кашин:

- В известной мере перекрыло. Я как бывший автор «Немецкой волны» и Радио «Свобода» - на самом деле самые теплые воспоминания о том и о другом.

Э. Чесноков:

- Я совершенно спокойно пишу для каталонской газеты – и ничего, кислород есть.

О. Кашин:

- Это пока. Если вдруг не то, что по умолчанию… У нас же в России правоприменение избирательное, и если вы чем-то кому-то не подойдете, и вы окажетесь иноагентом.

Э. Чесноков:

- Я уже Лукашенко не подхожу - мы в круглосуточном режиме рассказываем про его схемы.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Пока Лукашенко не всех умеет захватывать, похищать в центре России. Итак, Эдвард, схемы.

Э. Чесноков:

- Я хочу извиниться перед Александром Григорьевичем, я был к нему несправедлив. Нужно показать и светлую сторону его правления, как он заботиться о народе. Есть управделами президента Республики Беларусь, которому принадлежит государственное предприятие «Беларусьторг», которому, в свою очередь, принадлежит сеть магазинов «Аматиста». Эта сеть магазинов торгует алкоголем и табаком. 16 магазинов по всей стране, в том числе 9 в Минске. Для маленькой страны это много. И они пишут: «На всю продукцию установлена минимальная наценка». То есть человек заботится, чтобы у народа был хороший алкоголь и хорошие сигареты. Это же прекрасно, социальный режим, последний социализм. Я задумался: а почему они так пишут, что на всю продукцию установлена минимальная наценка? Когда эти наши советские чиновники себя обижали? А теперь смотрите, какая, возможно, схема. У меня есть таможня. Я говорю этой таможне…

О. Кашин:

- Эдвард, вы недоговорили, как лукашенковский управделами приторговывает белорусским элитным алкоголем.

Э. Чесноков:

- Ну, не только белорусским. Смотрите, ведь наши же коммунисты, они гогочут: ах, Патриарх сигаретами торговал. А тут последний коммунист Европы делает то же самое, а они молчат. Но это была на самом деле только присказка, а сказка впереди.

Продолжим про государственное торгово-производственное предприятие «Беларусьторг», принадлежащее управделами президента Республики Беларусь. У него в России есть дочернее предприятие – ООО «Аматиста Групп». Его основной вид деятельности – реализация продукции «Беларуськалия» в России. А теперь открываем базу данных, достаем кролика из шляпы. Фирма зарегистрирована в Санкт-Петербурге 26 апреля 19-го года. Ничего не напоминает? 30 апреля того же года Дмитрий Мезенцев стал послом в Белоруссии.

О. Кашин:

- Вы отрицаете, что это была взятка Мезенцеву?

Э. Чесноков:

- Нет, вы что! Нет, это просто совпадение. Я настаиваю на этом. Но выручка этого ООО за 8 месяцев 19-го года – 517 млн. рублей при среднесписочной численности сотрудников два человека. Это значит, что управделами президента Республики Беларусь заработал через это ООО очень большую сумму. Выручка этого ООО – полмиллиарда. То есть существует фирма, через которую ведется, вероятно, монопольная или околомонопольная торговля этим самым белорусским продуктом. Это только одна фирма. И когда возникает вопрос, когда нам говорят, что в Белоруссии нет олигархов… А вы уверены, что доходы от этой фирмы, имеющей черты прокладки, действительно идут народу, а не управделами президента, который эту фирму создал? И это не последняя схема.

О. Кашин:

- Мне добавить нечего. Да, естественно, Белоруссия – такая же клептократия, как Российская Федерация.

Э. Чесноков:

- Господь с вами…

О. Кашин:

- Да, труба пониже, дым пожиже...

Э. Чесноков:

- Вы так страшно ненавидите Российскую Федерацию, как может ненавидеть нечто только человек, являющийся ее органической частью и кормящийся с тех же росфедеративных систем. Я чувствую историк вашей ненависти.

О. Кашин:

- Я не люблю Российскую Федерацию как русский человек. Я думаю, каждый русский человек испытывает такое же отношение к ней. Но если бы, скажем, на вашем месте был украинец (и даже белорус), я бы совершенно иначе с ним разговаривал.

Э. Чесноков:

- Продолжим про схемы. Есть трактора «Беларусь». Ими торгует торговый дом Минского тракторного завода. Мы пару эфиров назад говорили про прокладку с «БелАЗами», которая тоже имела в своем названии волшебные слова «торговый дом». Любимое нами предприятие «Беларусьторг» управделами президента Республики Беларусь находится в учредителях этого торгового дома Минского тракторного завода. Второй учредитель – тот самый Минский тракторный завод. И там суммы уже другие. Вы понимаете, зачем вводить человеку (или, в данном случае, юридическое лицо) в учредители. Потому что учредители могут раз в полгода или раз в год собраться, сказать: мы выплачиваем себе дивиденды, - и дивиденды выплатятся. Там соотношение 51 на 49%. 49 процентов принадлежит «Беларусьторгу». У меня возникает вопрос. А как же так получается, что 49 процентов дохода от реализации тракторов «Беларусь» торговым домом Минского тракторного завода, зарегистрированного в деревне Долматово Московской области, получает не почтенный, уважаемый Минский тракторный завод, а управделами президента РБ?

О. Кашин:

- Маленькая ремарка. Сейчас в этой вашей речи не хватает призыва к рабочим Минского тракторного завода присоединиться к забастовке.

Э. Чесноков:

- Я за мирный протест и итальянскую еду. Как вы думаете, сколько эта фирма получает, имеющая признаки прокладки (хотя я уверен, что там все – честнейшие люди)? Эта фирма зарегистрирована 30 сентября 19-го года в деревне Долматово Московской области, получается, меньше трех месяцев, потому что в конце декабря уже никто не работает. И выручка только за три месяца прошлого года у этого торгового дома Минского тракторного завода, действующего в России, составила 2,3 миллиарда рублей. Это же бизнес-гении – почти по миллиарду в месяц, получается. Самое смешное, что у них там уже есть госконтракты на 60 с лишним миллионов рублей, в том числе госконтракт на поставку чего-то (я предполагаю, что трактора) для ФСО на небольшую сумму – 3 миллиона. Авторы самой правдивой социологии, вы посмотрите, вдруг там какой-нибудь GPS-приемник установлен, в этом тракторе. Хорошая же схема, Олег Владимирович.

О. Кашин:

- Схема традиционно гениальная. А как иначе бывает? Мы видели эту коммунальную технику, которая в Белоруссии орудует на улицах, какие-то удивительные полутанки-полубульдозеры. Я думаю, буквально о них идет речь. Поэтому волноваться не стоит. Деньги отбиваются, с деньгами все в порядке, никто не жалуется.

Вы же слышали, сегодня Александр Лукашенко ругал обуржуазившихся граждан, которые не работают, тунеядцы, поэтому ходят митинговать. И он потребовал устроиться всем на работу.

Э. Чесноков:

- Это же понятно, люди от хорошей жизни, от богатства ходят митинговать. Видимо, так хорошо живут белорусы, что требуют демократии и чего-то еще.

О. Кашин:

- Миф о том, что белорусы живут хорошо… На вашу иронию я отвечаю серьезным выражением, что люди верят в то, что там дороги хорошие, молочка хорошая и т.д. Вы видели фрагмент фильма Невзорова (сейчас он ходит по интернету, его программа «Дни» на Первом канале, 96-й год) об антилукашенковских митингах Зенона Позняка? Удивительное кино, всем советую посмотреть.

Э. Чесноков:

- А кто это?

О. Кашин:

- Зенон Позняк это лидер белорусской радикальной оппозиции в начале 90-х, которого Лукашенко…

Э. Чесноков:

- Видимо, он пытался метаться, но не получилось.

О. Кашин:

- Он даже не метался. Невзоров показывает кадры митинга, где Зенон Позняк выражает соболезнование гибели Джохара Дудаева и обещает русским матерям в Чечне слезы оттого, что их (дословно) чуть ли не ублюдки будут погибать. Так вот, теперь Позняк – политэмигрант в Польше. Я понимаю российского зрителя тогда, 25 лет назад, что либо такие Позняки, либо Лукашенко. И вопрос – на сколько лет хватает этой риторики, на сколько лет хватает того, что если мы не будем воровать, то тут будут солдаты НАТО? Я, разумеется, Эдвард, про Белоруссию. Риторика, что если не мы, то майдан, если не мы, то НАТО, она же все-таки конечная, однажды она перестаёт работать.

Э. Чесноков:

- Можно еще сказать: если не мы, то страшные 90-е. Я позволю себе нанести на эту схему, которую я обрисовал, последний штрих. Знаете, если бы Чесноков с Кашиным были не здесь, а там, то после первого же задержания «вагнеровцев», после первого же съема русскоязычной таблички с улицы, после первого разворота в сторону НАТО и заключения секретных соглашений мы бы с вами сделали бы волшебный звонок, и счета этих фирм, которые я назвал, с миллионами (а может быть, и миллиардами) на счету просто заморозили бы, поскольку они представляют угрозу для демократии. Но мы же с вами демократы.

О. Кашин:

- Эдвард, это моя реплика из нашей вчерашней программы. Я тоже не понимал, правда, имея в виду вашу предыдущую схему, почему Российская Федерация терпит у себя в Южном Бутово этот очередной торговый дом, близкий к управделами Лукашенко. Как-то все это печально и загадочно.

Итак, у меня тоже схема, но про национальную память и про новейшую историю. Я даже принес наглядный материал, который виден Эдварду. Это книжка «Тайна гибели «Курска», она там не раскрывается, изданная «Комсомольской правдой» 20 лет назад. И я ее храню, как раритет. И принес не для того, чтобы потыкать, вот какой тогда был Баранец не лояльный и какой он сейчас лояльный. Хотя, конечно, тогдашняя пресса, она впечатляет в плане смелости, причем, даже лоялистская пресса не боится спрашивать и задавать жесткие вопросы всей власти во главе с Владимиром Путиным. Это поражает. Действительно, была другая страна.

Погибло 118 человек 20 лет назад. Понятно, это одна из трех главных болевых точек путинской уже эпохи. Три больших горя: «Курск», «Норд-Ост», Беслан. Но при этом я прекрасно понимаю, вот давайте я буду пользоваться образом человека, который либерал и может говорить неприятные вещи. Если бы «Курск», не дай бог, погиб сейчас или погиб бы в 94-м году, все было бы совсем не так. В 94-м, ну, одна из постоянных бед где-то между штурмом Грозного, гибели майкопской бригады и еще и лодка затонула, понятно, у нас все плохо, у нас 90-е, убивают людей, все бегают голые.

Если бы сейчас, понятно, что нам бы по чуть-чуть, через пресс-службу передавали: погибло двое, погибло трое, и все нормально, зато у нас есть вакцина от коронавируса. И Доренко, который говорил бы спокойно, глядя в камеру Первого канала, «президент лжет». Доренко бы уже не было. Все журналисты как паиньки, цитировали бы этого Дегало, был спикер…

Эдвард Чесноков

Э. Чесноков:

- Знаете, в Telegram-каналах правда бы очень быстро всплыла, если уж вы так…

О. Кашин:

- Знаете, почему в 2000-м году не было анонимных Telegram-каналов?

Э. Чесноков:

- Нет, вы же говорите про сейчас.

О. Кашин:

- Потому что пресса была более-менее свободная.

Э. Чесноков:

- Павел Дуров еще в школу ходил.

О. Кашин:

- Он в школу ходил, но был сайт «Коготь», который вешал распечатки телефонных разговоров Волошина и Татьяны Дьяченко. Как бы все относились к этому, как к помойке.

Э. Чесноков:

- Мне тогда было 13 лет.

О. Кашин:

- Я, действительно, считаю, как бы это ни звучало пренебрежительно по отношению к абсолютному значению горя, что именно 2000-й год, как стык эпох, именно и стал таким моментом, когда гибель 118 моряков только и могла стать национальной болью и потрясением. Ни до, ни после такого бы страшного эффекта кумулятивного не было бы.

Э. Чесноков:

- Вы про свободу слова сказали. Знаете, я немножко помню, когда телеканал (не слышно) олигарху, а другой другому. И они друг друга, скажем так, критиковали. И создавалось впечатление такой полифонии. Но мне сложно сказать, что это свобода слова.

О. Кашин:

- Не об этом речь, хотя есть олигарх Эрнст, олигарх Добродеев. Тоже сложные отношения у них. И я не вижу большой разницы…

Э. Чесноков:

- Я не слышал, чтобы эти люди скупали депутатов Госдумы. Не демонизируйте.

О. Кашин:

- Депутатов Госдумы скупают другие люди. И мы тоже их знаем. Это такая отдельная история, не хочу переходить на сейчас. Все-таки.

И сегодня какие были мемориальные мероприятия? Я не смотрел по новостям, я догадываюсь. На Северном флоте наверняка была поминальная служба и возложение венков, на Балтийском флоте была служба и возложение венков. Это такое корпоративное флотское мероприятие, корпоративная скорбь. Общенациональной даты такого рода, что вот 12 августа – день гибели и день нашего потрясения, нет. Немножко вымыто оно из памяти. И я считаю, что вымыто сознательно, как и вымыты даты 23-26 октября, там какие-то цветы возлагают на Дубровке. В мое время Кобзон возлагал, иногда Лужков приезжал, если дата была круглая, не более того.

Тем более, да, 3 сентября у нас, как вы знаете, день победы над Японией, а вовсе не день памяти Беслана.

Э. Чесноков:

- Вообще-то, весь Telegram сейчас в «Курске». Я не согласен с вами.

О. Кашин:

- Я активный читатель Telegram.

Э. Чесноков:

- А было бы лучше, если был бы официоз какой-то? Не знаю.

О. Кашин:

- А вы видели фильм прошлогодний о «Курске»? Слабее «Чернобыля»…

Э. Чесноков:

- Я читал рецензии. После них как-то не захотелось смотреть.

О. Кашин:

- Наверное, у вас есть российский фильм Федора Бондарчука, который талантлив, ярок и прекрасен, фильм о «Курске».

Э. Чесноков:

- Есть фильм Хотиненко «72 метра».

О. Кашин:

- Про что он? Не про «Курск». Про абстрактную подводную лодку.

Э. Чесноков:

- Не про «Курск», но, по-моему, в 2004-м году вышел.

О. Кашин:

- Сейчас бы, наверное, фильма Хотиненко не было.

Разве будете спорить, что когда у нас есть подведение итогов путинских 20 лет? Нам рассказывают про Олимпмиаду, про мюнхенскую речь, как он поставил рюмку в Дагестане, потому что это важное и большое событие – Путин поставил рюмку. А «Курска» в этих юбилейных продуктах нет, как нет «Норд Оста» и Беслана.

Э. Чесноков:

- Когда мы говорим об оттепели, то мы тоже как-то новочеркасские расстрелы, бульдозерную выставку не вспоминаем.

О. Кашин:

- Это вы. Мы вспоминаем. Более того, как раз при Путине снят очень хороший сериал «Однажды в Ростове», который снимали для ВГТРК, по-моему, а потом случилась Болотная. И его не показали, а потом через два года показали по Первому.

Э. Чесноков:

- Один какой-то сериал, который показали или не показали…

О. Кашин:

- И сейчас в Андрея Кончаловского выходит фильм про Новочеркасск. Мы его все ждем.

Но тоже… Путин – это такой тоталитарный Хрущев, который в чем-то добр. Нет, все-таки…

Э. Чесноков:

- Тоталитарный Хрущев – это Трамп. Такой же Наполеон.

О. Кашин:

- Трамп – это Трамп. Он абсолютная величина.

Так вот. В чем сходство и в чем неприемлемость для официальной историографии этих трех событий, как я считаю? Действительно, это те моменты, когда вот можно было сказать о нации, об обществе, о народе, как угодно. И в этом «мы», которое оказывалось лицом к лицу с горем, не было власти. Она была где-то сбоку, как, опять же, «Комсомольская правда» 20 лет назад давала заголовок «А куда делся подводник Путин?».

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, загуглите «Александр Петрович Гамов задает вопрос Путину». Он задает вопросы про медицину и так далее. Поэтому говорить, что 20 лет назад что-то вот такое свобода слова цвела, а сейчас увяла, это тоже некоторая натяжка.

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Я обожаю Александра Петровича Гамова даже больше, чем вас. И когда он задает вопрос Владимиру Путину, говорит: Владимир Владимирович, почему вы такой прекрасный? Я, конечно, радуюсь, естественно…

Э. Чесноков:

- Серьезно! Он серьезные вопросы задает.

О. Кашин:

- Слушайте, сейчас, конечно, можно бегать за Путиным и говорить: а почему ты из Сочи тогда не приехал? И, конечно, я уверен, что Путин жалеет, что он сразу не приехал и Сочи, что он потерял эти пять дней.

Э. Чесноков:

- Вы ответили на свой вопрос?

О. Кашин:

- А мы еще тогда не знали, что Путин всюду опаздывает, поэтому тогда это было в новинку, шоком. И та самая стенограмма видяевская, в которой Путин произнес, на самом деле, программные слова о том, что ему тоже хочется спросить с кого-нибудь за то, что случилось со страной в 90-е, до сих пор спрашивает…

Э. Чесноков:

- Он там сразу не появился, а в коронавирусном госпитале он появился. Вот тогда.

О. Кашин:

- Да. И прививку себе сделал. Ну, слушайте, даже коронавирусная его история, думаю, в глубине души он избегает повторения ошибок 2000-го года. И на «Зимнюю вишню» он ездил. Нет, он реально преодолевает ту травму, которая остается навсегда. Потому что …

Э. Чесноков:
- Это, наверное, хорошо?

О. Кашин:

- Конечно! Мы оба путинисты, но при этом важно понимать, что в двухтысячный год не вернешься, ничего не исправишь. И, естественно, его царствование началось именно с «Курска».

Э. Чесноков:

- А вы верите в версию, что там была американская лодка какая-то? И после этого США как-то стали с нами резко дружить.

О. Кашин:

- Я еще раз предъявлю книгу «Комсомольской правды». Там уже тогда в августе 2000-го года появилась версия об американской подлодке. Из того, что мне нравится сейчас, что под видом работников предприятия «Дагестандизель», по-моему, на лодку проникли чеченские террористы, которые ее и взорвали.

Нет, я не верю в такие вещи, естественно. И американцы стали с нами дружить, ну, слушайте, они стали с нами дружить после 11 сентября, когда Путин первым позвонил Бушу и выразил соболезнования, как он сейчас первым позвонил Лукашенко и поздравил его. И, в общем, та дружба как бы…

Э. Чесноков:

- Лукашенко – это Буш сегодня.

О. Кашин:

- Да, конечно. Был Буш-младший, Буш-старший, а Лукашенко такое буш средний, очень средний буш.

Я думаю, если вы об этом заговорили, тогдашняя дружба России с Западом, хотя Путин мюнхенской речью признал ее ошибочность, она России помогла в чем-то. Представьте, все, что есть сейчас – это государственное антизападничество, милитаризм…

Э. Чесноков:

- Государству дали восемь лет покоя.

О. Кашин:

- Да, это было. И спасибо Бушу за это буквально, кстати говоря.

Э. Чесноков:

- Помню, гуляешь по Москве, там искрятся эти казино у кинотеатра «Пушкинский», что прямо вот чувствуешь, как же хорошо жить!

О. Кашин:

- А что плохого в казино? Я не понимаю.

Э. Чесноков:

- Я ничего не говорю. Смотришь на эти черные лимузины, из которых выходят россияне под руку с русскими девушками.

О. Кашин:

- Многонациональные. Те люди, которые закрывали казино, тоже могли быть в доле с белорусским казиношным бизнесом, поскольку белорусский игорный бизнес расцвел именно после…

Э. Чесноков:

- Вообще, Россия – криптоколония Белоруссии.

О. Кашин:

- Да, естественно! Потому что кто управляет Путиным? Лукашенко управляет.

Э. Чесноков:

- Мне страшно спрашивать, а кто управляет Лукашенко?

О. Кашин:

- Вы знаете, я сегодня об этом думал. Как может колхозниц так умело управлять страной?

Итак, продолжаем. Еще не отгремел скандал с Иваном Сафроновым, журналистом «Коммерсанта», «Ведомостей» и Роскосмоса, который посажен в тюрьму за какую-то госизмену, непонятно, какую. И новая история, буквально рифмующаяся, потому что уже ФСБ объявило, что арест блогера Андрея Рыжа не связан с его блогерской деятельностью, хотя, судя по всему, связан. Пыж – это какой-то кумир молодежи тиктоковского поколения, который ходит по советским заброшенным объектам. И рассказывает, как они выглядят, как они устроены. И среди этих объектов, так получилось, оказалась радиолокационная станция «Днепр М», которую он запечатлел. И удивительный момент, я не понимаю, как это работает, незадолго до его задержания к нему постучался некий аноним с пустым аккаунтом. И написал, что, старик, скоро к тебе придет товарищ майор. И, в общем, товарищ майор пришел. И да, цитирую дословно анонима: «вы залезли не на простой объект, вам может грозить реальный срок, пишу из застенок Лубянки».

Это отдельный разговор, как и почему какие-то оперативные истории, вот ФСБ готовится арестовать блогера. Почему эти истории как-то утекают каким-то троллям из интернета Telegram-каналам типа «112» или «Товарищ майор». Понятно, что у Пыжа есть украинский паспорт, думаю, это усугубляет. Но пока нам ничего не предъявлено, говорят, что не связано с блогерской деятельностью. Хочется дежурно, без ярости и пафоса, но сказать «свободу Андрею Пыжу!». Каламбур: пыжом в нулевые называли пожизненное заключение.

Э. Чесноков:

- Я бы еще призвал к более мягкой истории, чтобы его просто, дело его рассматривал суд присяжных.

О. Кашин:

- Да.

Э. Чесноков:

- Им сложно будет что-то доказать неправильное.

О. Кашин:

- Я доклад закончил. Знаю, что у вас была какая-то мысль.

Э. Чесноков:

- Невероятная новость для уставшего от белорусской истории русского народа. Чиновникам Минкульта готовят Соловки, а именно Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь, объект, на минутку, ЮНЕСКО, на нем расхитили 20 миллионов рублей некий люди из Минкульта, даже названы их имена. Знаете, какой это процент от всего бюджета на реконструкцию Соловков? Там 70 объектов. Это 3%, то есть, 6 миллиардов рублей всего выделили, 20 миллионов расхитили. Заметьте, с такого ракурса совершенно иначе на все смотрится.

О. Кашин:

- Собственно, дело реставраторов, оно же давнее. И просто многоголовое.

Э. Чесноков:

- Многоэпизодное.

О. Кашин:

- Снаряды уже не первый год рвутся вокруг нынешнего помощника или советника президента Владимира Мединского, бывшего министра культуры и вечного главы, по сути, основателя в нынешнем виде Российского военно-исторического общества. И мне интересно, эта военно-историческая нагрузка, неужели она дает настолько непробиваемый иммунитет? Я к Владимиру Ростиставовичу с нежностью и симпатией отношусь, но не думает ли он, что ему пора куда-нибудь ехать через Белоруссию, туда куда-нибудь, к нам?

Программа в студии Радио КП

Э. Чесноков:

- Так в том-то и дело, что не выехать. Коронавирус.

О. Кашин:

-А…

Э. Чесноков:

- В Стамбул лететь.

О. Кашин:

- Недооцененная тема антикоррупционной борьбы, когда закрыты границы, карантин, самое время сажать коррумпированных чиновников. Нет, мы не троллим Владимира Мединского, но что тут сказать? Понятно, где есть государственные деньги, там есть такого рода схемы. И к вопросу о военной истории. Я сегодня заметил, это не первый день, но как международник международнику. Вы не читаете аккаунт российского посольства в Эстонии?

Э. Чесноков:

- Нет. А что там?

О. Кашин:

- Угадайте, что они празднуют уже месяц?

Э. Чесноков:

- Я предположу, что что-то связанное с Великой Отечественной войной.

О. Кашин:

- Нет, это было бы объяснимо и оправдано. Российское посольство в Эстонии реально порвало два баяна, празднуя 80-летие присоединения Эстонии к СССР. То есть, то, что для эстонцев на официальном уровне есть почти Холокост, который как бы во многом даже можно подтвердить, сколько народу вывезли в Сибирь, сколько наказали, сколько расстреляли, понятно, драма.

Э. Чесноков:

- А сколько всякие прибалтийские стрелки в революцию и в гражданскую войну…

О. Кашин:

- Как раз латышей с эстонцами давайте не мешать. Даже финны больше, чем эстонцы позверствовали. Эстонцев вообще мало. Но даже не в этом дело.

Э. Чесноков:

- А как они «замечательно» проводили Холокост? Это единственная территория Европы, где евреи были уничтожено поголовно, причем, местные!

О. Кашин:

- Градация – Литва, Латвия и Эстония, Литва – чемпион по Холокосту. Я защитник Эстонии сейчас.

Не об этом. Речь о том, что это такой эффективный прикольный троллинг. Просто вопрос: зачем российская дипломатия занимается троллингом? Этим должно заниматься посольство? Мне кажется, нет.

Э. Чесноков:

- Троллингом должны заниматься тролли.

О. Кашин:

- Да. Типа нас с вами Эдвард. А вам не дали в твиттер пометку «государственный аккаунт»?

Э. Чесноков:

- Так «Комсомольская правда» - это частное предприятие.

О. Кашин:

-Эдвард – вы устаревший человек. Лайф ньюс получила такую отметку. Частное абсолютно предприятие.

Э. Чесноков:

- Ну, они… Это подарок на день рождения Араму Ашотовичу, да?

О. Кашин:

- Наверное, хотя он больше не имеет, по-моему, отношения, но при этом прикол. «Спутник» – государственное агентство российское, полностью государственное, помечено как аффилированное с государством. То есть, какие-то школьники, в общем, русскоязычные люди с «Википедии», видимо, составляют для твиттера подборку государственных медиа. И выглядят довольно печально.

А вы вчера читали в «New York Times» нашумевшую статью про сожжение Библии, про русский фейк ньюс?

Э. Чесноков:

- Я не читаю советские газеты, Олег Владимирович.

О. Кашин:

- Правильно, но я вам расскажу. Агентство RT сделало новость о том, как бы протестующие афроамериканцы, не помню город, сжигают Библию. «New York Times» их разоблачает. На самом деле, Библию они не то, чтобы специально сжигали, просто им было холодно, они сжигали много книг. И среди них было две Библии. Это российский фейк ньюс.

Э. Чесноков:

- Гениально. Более того, я в «New York Times» нашел статью где-то в мае 19-го года. Она называлась «Аборты спасают жизнь». Они на полном серьезе говорили, что нужно больше абортов, они спасают жизнь. Это не был троллинг. И когда ты читаешь наши СМИ, то как-то душа отдыхает.

О. Кашин:

- А у меня отдыхает, когда я читаю Telegram-каналы, между прочим…

Э. Чесноков:

- Расследование биткоина Навального, понимаете, кажется чем-то вполне приличным.

О. Кашин:

- Я хотел прорекламировать ваш канал «Чеснок медиа» и свой канал «Кашингуру». И на этом мы сегодня прощаемся. Когда вы в Россию-то? Или вы так и будете в Африке?

Э. Чесноков:

- Ну, я еще не все схемы разоблачил.

О. Кашин:

- Тогда до завтра!

Официальный представитель МИД России Мария Захарова дала эксклюзивное интервью Радио «Комсомольская правда»
Лидер группы «Рондо» Александр Иванов в гостях у Радио «Комсомольская правда».