Олег Кашин: Священная для каждого русского человека сцена Евровидения теперь будет осквернена ЛГБТ-таджичкой Манижей

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают певицу Манижу, которая будет представлять Россию на Евровидении, забывшего имя министра обороны США Джо Байдена, колл-центры в тюрьмах, новые поправки в закон об образовании и вспоминают похороны Иосифа Сталина

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте!

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович! Скажите, как и я вместе с русским народом переживаете касаемо Манижи, посланной на «Евровидение» от России? Или у вас другие проблемы?

О. Кашин:

- Эдвард, четвертый ЛГБТ-рейх еще раз доказал, насколько глубоко он проник во все сферы жизнедеятельности России. Проект «Манижа» - как торпеда будущего майдана у нас в стране, вчера успешно сошел со стапелей. И готова к запуску по кораблю под названием «Россия».

Нас в очередной раз удивляет абсолютная беспечность государственной власти в лице правоохранительных органов, у которых под носом на государственном Первом канале разыграли как по нотам антироссийский проект, получив Джорджа Флойда, Тарану Берг, Глорию Стайн, Мадонну и Грету Тунберг в одном флаконе. Эдвард, таких текстов десятки в наших социальных сетях.

Э. Чесноков:

- Сильно. Это движение «Сорок сороков».

О. Кашин:

- Да, не последний по влиянию Telegram-канал. И, конечно, вот эта священная для каждого русского человека сцена, которая помнит Диму Билана, Сергея Лазарева, теперь она будет осквернена ЛГБТ-таджичкой по имени Манижа. Это же кошмар, Эдвард! Это, помните, когда поймали в консерватории в советские годы гомосексуалиста-профессора? И тоже говорят: эти стены, помнящие Чайковского, вы осквернили, товарищ!

Э. Чесноков:

- А меня пугает другое. Ведь в Instagram Манижи, который я пристально изучил, есть, например, пост сочувствия к белорусской оппозиции, пост восхищения этими героическими девушками, которые дарят омоновцам цветы. Прямо фоточки.

О. Кашин:

- Вы считаете, что омоновцам не нужно дарить цветы?

Э. Чесноков:

- Подождите! Я хотел бы, чтобы у нас обошлось без некоторого морального релятивизма, когда, с одной стороны, наши медиа поддерживают Лукашенко, но при этом Первый канал посылает человека, который пусть косвенно, но поддерживает белорусскую оппозицию. Как же так?

О. Кашин:

- Мы с вами как к Лукашенко относимся? Давайте напомним друг другу. Он хороший?

Э. Чесноков:

- Мы к нему относимся, как к человеку, который занимается дерусификацией на российские деньги.

О. Кашин:

- Вот. А Манижа, наоборот, русифицированная таджичка. Она говорит по-русски без акцента. И ее родная сестра работала корреспондентом на Первом канале в свое время. И это тоже, наверное, может быть какой-то разгадкой ее взлета и успеха.

Интересный момент. Я бы хотел выступить без спросу адвокатом группы Litle Big, которая в прошлом году прогремела. Да, ваши коллеги по Селигеру. Года назад прогремела. И поскольку конкурс сорвался, как уже бывало с девушкой на инвалидной коляске, которую год назад не пустили на Украину, поэтому Россия год спустя отправила ее без отбора. Она же была готова к конкурсу. И не попала на него по независящим причинам.

Теперь мы как бы ждали, что Litle Big будет выступать в этом году, а Litle Big как бы сами формально отказались участвовать, уступая дорогу молодым. Но есть версия, почему их не пустили. У них был клип в поддержку Навального с «Новичком» на Новый год. То есть, вполне, может, это ввело Litle Big в диссиденты.

Э. Чесноков:

- А я хотел бы задаться вопросом. А у нас консервативные ценности? Или это такой хитрый план, что мы дискредитируем загнивающий Запад, используя нечто подобное?

О. Кашин:

- По-моему, мы с вами оба как-то поймали эту волну пост иронии 2021 года. И я думаю, что вот эти российские телевизионные начальники во главе с Константином Львовичем, люди, на которых держится «Угрюм-река» пресловутая – самый консервативный сериал, с какими лицами, как хохоча в лицо коллективному байдену, они трроллят его, отправляя на Запад, ЛГБТ-таджичку, не знаю, кого – мигрантку. Вот типа, Запад, ешь свой БЛМ, свой феминизм. Думаю, в этом логика.

Э. Чесноков:

- Проблема в том, что ни Лукашенко, ни другие зарубежные партнеры, они не понимают намеков. И вот эти вот реверансы, они ни к чему не приводят. Они не улучшают их отношения к нам. Они только силу понимают.

О. Кашин:

- Но если говорить о Лукашенко, коснемся белорусского номера на «Евровидении», который представляет группа «Голосы с места» - какие-то пролукашенковские кавээнщики, криткующие оппозицию и Евросоюз…

Э. Чесноков:

- И при этом еду на евроконкурс.

О. Кашин:

- Да, их отправляют на евроконкурс. До этого должна была выступать группа «Вал», но поскольку решает белорусское телевидение, кто выступает, они отменили отправку группы «Вал». Дословно: за отсутствие совести. Видимо, речь идет о том, что группа «Вал» Лукашенко не поддерживает.

Есть такой хороший тон – говорить: ах, что вы нашли в этом конкурсе для европейских фриков? На самом деле, мы уже объективно 25 -27 лет российские музыканты выступают на «Евровидении». Там был Киркоров, была Пугачева, был «Мумми Тролль», группа «ТаТу», Алсу – это имена, которые если не дороги каждому из нас, по крайней мере, известны. Пора уже смириться что «Евровидение» - это такая российская скрепа. Очень важная за неимением других скреп. Ну, что у нас есть, кроме 9 мая? Спорт? Наши олимпийцы побеждают и «Евровидение». Это нормально, мы этим должны гордиться. У нас нет ничего больше.

Э. Чесноков:

- Меня волнует другое, что наши леволиберальные друзья заявляют, что это неистовое отрицание Манижи, длящееся уже вторые сутки, вызваны ее национальностью. Для вас национальность Манижи имеет значение, Олег Владимирович?

О. Кашин:

- Вообще, для меня имеет. И когда Россия отправляет таджичку от своего имени на конкурс, Россия показывает, что она готова меняться вместе с окружающим миром и так далее. Вы вряд ли помните, это было 17 лет назад, когда продюсер «ТаТу» Иван Шаповалов таджикскую певицу – ее звали Нато, она на таджикском языке пела песню «Чорчовон». И был такой провокационный клип начала двадцать первого века, когда 11 сентября, другие теракты авиационные – просто девушка в парандже поет что-то на непонятном восточном языке, на самом деле, песня о любви. И бежит титр на арабском языке. И все думают, что у него пропаганда терроризма. И билеты тогда была еще бумажные – авиабилеты. И отправление 11 сентября 2004 года из Дома Союзов. Но поскольку это было после Беслана через неделю, концерт отменили, потому что уже тогда была прогрессивная общественность, которая возмущается.

Э. Чесноков:

- Иван Шаповалов просто блистательно опередил свое время.

О. Кашин:

- Русский гений. Да.

Э. Чесноков:

- А я говорю на всех эфирах, куда меня зовут, обсуждать эту историю, что нам нужно свое провославное и консервативное. У нас есть целых четыре страны в евразийском союзе нашем, а Иран почти присоединился. Да и Сербия, и Сирия тоже наблюдают с большим интересом. Давайте же сделаем наш конкурс!

О. Кашин:

- У нас, вернее, у Лукашенко был «Славянский базар» - важный статусный конкурс для постсоветского пространства.

Э. Чесноков:

- Да. Туда приезжали и украинские товарищи зиговать.

О. Кашин:

- Русских артистов, которые сейчас приезжают в Витебск к Лукашенко, а там надо еще и с ним обниматься, я не хотел бы. Мы видели, как Басков на пике протестов к нему приезжал. И это выглядело довольно позорно.

Вот давайте лучше без таких конкурсов, пускай уж лучше гейское «Евровидение», простите.

Э. Чесноков:

- И да, мы обсуждаем опять второй день, но второй день продолжает всех беспокоить интервью Меган Маркл, которое она дала Опре. Олег Владимирович, правда ли, что тот канал, который брал интервью, заплатил ей примерно в 20 раз больше, чем, по слухам, Первый канал маньяку Мохову? Хотя я не знаю, это по слухам.

О. Кашин:

- Западные СМИ богаче, но я эту новость тоже видел. И верю ей. Сегодня было заявление Букингемского дворца, что оно обеспокоено тем, что там было сказано. Особенно тема расизма. «Будем разбираться» и Меган и Гарри для нас любимые и родные члены семьи.

Э. Чесноков:

- Конечно. Мы, холопья ваши, умоляем и припадаем ногами с милейшей просьбой: не покиньте вы нас посреди всего этого манижья!

О. Кашин:

- Шутки шутками, примерно так я и думаю в глубине души, но говорить об этом вслух, наверное, не очень прилично.

Э. Чесноков:

- А теперь поговорим о том, что будут бороться с coll-центрами Сбербанка.

О. Кашин:

- Мы сейчас поговорим о таинственном госте из Европы, который приезжал к Владимиру Путину однажды вечером. И вохищался похорошевшей Москвой. Это бывший премьер-министр Франции Франсуа Фийон. Есть такие люди, которые ночами летают к Владимиру Путину, чтобы похвалить Москву.

Э. Чесноков:

- Был такой Франсуа Вийон – известный французский поэт. Теперь, значит, Фийон. Отлично. А еще Карин Кнайсль – бывшая глава ММИД Австрии стала главой, вернее, членом Совета директоров…

О. Кашин:

- «Роснефти»!

Э. Чесноков:

- Можно ли утверждать, что теперь наша нефть бесперебойно в Европу пойдет? И даже в обход Украины!

О. Кашин:

- По опыту Шредера, который так же тем же путем проследовал со своего канцлеровского кресла, нельзя говорить о том, что это помогает чему-то, кроме возможного личного обогащения того же Шредера. И того, что он потом будет…

Э. Чесноков:

- А я хотел бы верить. Потому что все конспирологи признают, что австрийские дипстейт покруче немецкого будет. И Каринушка наша Кнайсль, она чресла-то всем этим евробюрократам порастрясет.

О. Кашин:

- Мой покойный дедушка служил в 1945 году в Вене. И я готов, ссылаясь на него, сказать, что да, Вена – это центр мира.

Еще горячая новость из Германии. Помните, мы рассказывали о том, как немецкому подразделению российского медиахолдинга RT закрывают счета, всячески их преследуют. Сегодня вроде бы разобрались, причем, зверски в том смысле, что версия немецкой стороны, а именно газета Bild, ссылаясь на свои источники в спецслужбах, что корреспондента RT преследовали тайно за Леонидом Волковым и Мариной Певчих.

Э. Чесноков:

- Он же в Люксембурге?

О. Кашин:

- Когда Навальный лечился в Германии, Волков тоже был в Германии. И вот Волкова тайно преследовали корреспонденты RT.

Э. Чесноков:

- Я беру свои слова назад, когда говорил, что Волков – кому он нужен.

О. Кашин:

- Об этом пишут. И Волков сам возмущается: за мной шпионили. Это, на самом деле, тот случай, когда хочется встать на сторону коллег из RT, потому что, действительно, есть российские селебрити, которые под покровом тайны находятся в Германии. И вполне такая профессиональная задача журналистов следовать за ними, снимать и наблюдать.

Э. Чесноков:

- Ведь Навальный, как вы справедливо сказали, политик, а современный политик должен быть публичен. Вот Байден уже семь недель подряд не дает ни одной пресс-конференции, за него отдувается Джен Псаки. Мой 2014 год вернули.

О. Кашин:

- Джен Псаки – такой воображаемый символ американского государства в российских медиа. Загадочный феномен. Но, согласитесь, когда она работала в Госдепе, в Америке ее удельный медийный вес был гораздо ниже. Мы помним и покойного Задорного, который дурацки про него шутил, мы помним всевозможные шутки вплоть до рубрики «Псаки дня» по НТВ. Был какой-то нездоровый интерес российской стороны.

Не знаю, как это прозвучит. Есть же версия, что медийный образ Марии Захаровой, как женщины, говорящей от имени российского МИДа, так же был ответом на феномен Псаки в те годы.

Э. Чесноков:

- Давайте не будем увлекаться конспирологией. Я просто про Байдена. Он 9 марта выступал по случаю назначения двух женщин на высокие позиции в Пентагоне. И он забыл, как зовут министра обороны, которого он же вроде бы как назначил. И вот все эти анекдоты про Брежнева, который прочел собственные мемуары, но забыл позвонить Устинову, потому что забыл, как его зовут, это не анекдоты. Вот это страшно.

О. Кашин:

- Я думаю, что образ Брежнева, как шамкающего маразматика, был основан не только на том, что он был шамкающим маразматиком. Но и на том, что СССР в те годы пребывал в прахе и в пепле, в нищете и голове, дефиците. Если бы прилавки советских магазинов ломились от колбасы, а по телевизору бы показывали круглые сутки хотя бы Аллу Пугачеву, а еще лучше Пугачеву и группу «Qween», народ бы более снисходительно относился к Леониду Ильичу. То же самое – США. Когда они перестанут быть самой влиятельной и могущественной державой мира, можно будет сказать, что их президент маразматик и дегенерат. Пока Америка сильна, пока Америка велика, она может себе позволить какого угодно президента, что мы уже не раз наблюдали. И я не о Трампе совершенно, у нас были другие люди, которые вызывали вопросы своим интеллектуальным уровнем.

Э. Чесноков:

- Но еще когда наши чиновники делают какую-то глупость или гадость, мы, конечно, возмущаемся, но это же значит, что в тех же США в то же самое время та же глупость или гадость делается в десятикратном размере. Например. США готовится принять так называемый акт для народа, думаю, его примут. Согласно им даже в республиканских штатах надзирать за выборами будут комиссии электоральные, назначаемые из Вашингтона, то есть, демократической администрации – посчитают как надо. Более того, на каждые двести долларов, которые соберет кандидат, ему государство будет давать тысячу долларов. Понятно, это будет адский попил, понятно, что на каждые двести долларов кандидату на выборах в Конгресс будут перечисляться 1200 долларов из бюджета. Понятно, что под этот благословенный золотой дождь попадут лишь те кандидаты, которые толкают правильную демократическую повестку. И самое интересное – электоральная нарезка. Ее тоже будут делать правильные люди – демократы, то есть, например, берем округ, где проживают избиратели республиканцев, прирезаем к нему кварталы, населенные «новыми американцами». И понятно, что на выборах эти самые «новые американцы» с треском…

О. Кашин:

- Эдвард, вот видно, что вы международник, потому что с пафосом рассказываете историю, которая знакома многим, кто следит за российской политикой. Вот бывают проблемные округа в России. Какое-нибудь Крылатское, еще что-нибудь – запад Москвы. И к ним тоже ведь нарезали. Вот Ломоносовский район, давайте добавим к нему Абхазию буквально. Калининград наш бедный – то же самое!

Э. Чесноков:

- К Щукину добавлен Лондон.

О. Кашин:

- Вот! В Лондоне за Ксению Собчак, нет, в Лондоне Прохоров побеждал в 2012 году, а в 2018 году побеждал Путин. Один я, как перст, голосовал за Ксению Собчак на лондонском участке.

В общем, это такая российская практика. Россия вновь и вновь оказывается передовой страной с западной точки зрения. И вот вчера было 8 марта. Я под вечер уже увидел в Telegram-каналах картинку из журнала «Революционная Россия» за 20-е годы, где русский карикатурист-эмигрант пишет, что до революции были женщины, а теперь они превратились в пионерок, в комсомолок, красноармеек, матросок. В общем феминитивы. И кончается тем, что…

Э. Чесноков:

- Это какого года карикатура?

О. Кашин:

- 1926-го года. И кончается тем, что поскольку женщины превратились вот в такое, советские мужчины, которые могут себе это позволить, в поисках реальных женщин, уезжают за границу, потому что там женщины остались, а в совке уже вот эти матроски.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Мы обещали рассказать про борьбу с coll-центрами на зонах. Я не готов утверждать, что это как-то связано с водворением Навального в одну из этих зон во Владимирской губернии.

О. Кашин:

- Напомнили. Вот, опять же, Навального в медийной повестке нет последние недели, только на нас он держится. Вчера я увидел интересный пост Ильи Яшина, который считает, что Навального этапировали во Владимирскую область, чтобы поиздеваться в том духе, что Навальный отбывает наказание под Владимиром – под Путиным. Как вам такая версия?

Э. Чесноков:

- Ой, господи! Это уже, знаете, реально, это к доктору. А что, если его во Владивосток, не дай бог? Это чтобы наказание под чего-то? Коль скоро вы заговорили про Яшина, у них была чрезвычайно забавная полемика с Кацем, когда стали наезжать, Кац поссорился с Яшиным. И к одному из них пришли в комменты в Instagram люди, а он их разоблачил, что это какие-то боты, потому что у них нет подписчиков. И спорят, чья же это ботоферма? Яшина или Каца? Это забавно.

О. Кашин:

- А нам звонит Денис из Москвы. Денис, здравствуйте.

Денис:

- Здравствуйте! Иран в феврале объявил о взятии курс на вступление в ЕврАЗэС. Туран и Иран соединятся после тысячелетней раздробленности? Это что, ориентация на север? У русских вновь появится свой духовный полюс?

О. Кашин:

- Вы знаете, Денис, вот читая осетинский Фейсбук… я недавно заметил… больше конкретно Осетия, которая, наверное, арийскими своими корнями уходит куда-то туда, как будто бы превратилась в Азербайджан 40-х годов, ориентированный на поглощение южного Азербайджана. Вот я допускаю, хотя здесь, наверное, конспирология, что по этой линии Россия будет как-то влиять на ситуацию на Иране. Нет, не верю в Иран-Туран, если вы меня спрашиваете. Эдвард, а вы?

Э. Чесноков:

- Подждите, персы они ни разу не тюрки. Они совершенно другие.

О. Кашин:

- Так осетины же тоже не тюрки. Осетины арийцы. А нам говорят про объединение Ирана и Турана.

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, не доставайте свою черепомерку, она вам не идет. Но я попробую ответить. Есть мнение, что Байден, его администрация, так или иначе вернутся к ядерной сделке, когда с Ирана снимают часть санкций. Кстати, наш друг Обама в 2015 году эту же сделку провернул, считал ее своим достижением, потом при Трампе пришли такие ястребы антиисламские… Но если с Ирана снимают санкции, значит, Иран может вести торговлю. И мы ему свободно можем продавать наши товары. В том числе, например, наши самолеты, суперджеты, которые запретили продавать Ирану из-за того, что на нем санкции, а у суперджетов много иностранных компонентов. Поэтому я думаю, что в любом случае это нам выгодно и, используя ту переговорную платформу, Астанинский формат, который мы выработали с Ираном, когда вместе занимались мирным урегулированием в Сирии, мы идем дальше и уже создаем совместную экономическую платформу, чтобы им продавать наши товары. Это можно только приветствовать!

О. Кашин:

- С другой стороны, хоть не Сомалиленд, как говорится, потому что вчера, Эдвард, вы меня слегка обескуражили своими надеждами на то, что Россия станет частью какой-то такой мировой оси, где всевозможные… слово «негры» мы не говорим в эфире, но вот как-то - догонять и перегонять Африку…

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, я не вижу ровно никакой проблемы. Например, в Эфиопии наши братья православные - из эфиопской православной церкви. У них населения лишь на 20 миллионов меньше, чем в России. Это огромный рынок, который нас ждет. Например, тот же Трамп говорил, что Эфиопскую дамбу - огромную ГЭС Хидасэ, которую они недавно построили, Трамп говорил, что нужно раздолбать. И я не думаю, что мнение новой администрации сильно различается от мнения Трампа.

О. Кашин:

- Нет, дай бог, конечно, дай бог… Сергей из Нижнего Новгорода. Здравствуйте.

Сергей:

- Добрый вечер. У меня небольшой вопросик про того же всеми нами любимого Навального. Подскажите, пожалуйста, а кому выгодно было вообще его возвращение? Или его оттуда насильно прогнали сюда, чтобы он сел в тюрьму?

Э. Чесноков:

- Я думаю, его меркелисты прогнать вполне могли.

О. Кашин:

- Ну, про насильно - это такая, что называется, пропаганда второй линии, то есть, методичка, которую по телевизору не говорят, но есть гаражная версия, когда знающий человек тебе рассказывает. То есть, от каких-то источников российских, естественно, я это слышал, хотя Германия никуда его не выгоняла, естественно.

Э. Чесноков:

- У Пелевина это называлась «народная воля» - вот этот механизм.

О. Кашин:

- Да, да, естественно. На самом деле мне рассказывали политтехнологи, работавшие на выборах в регионах когда-то, что у них была такая технология, когда нанимают группу, условно, не алкоголиков, но людей, которые проводят время, условно говоря, у бочки с пивом, и этот дядя Вася… Давайте, Эдвард, про тюрьму… А, нет, Максима послушаем из Нижневартовска?

Э. Чесноков:

- Послушаем, послушаем.

Максим:

- Добрый вечер. Я недавно смотрел на канале Ютуб такой видеоролик по поводу «Эдуард Петров проводил расследование» - по поводу всех этих колцентров в местах лишения свободы, которые находятся.

Э. Чесноков:

- Да, мне такие звонили.

Максим:

- Мне сегодня буквально два раза звонил Сбербанк.

Э. Чесноков:

- Настоящий Сбербанк или тюремный?

Максим:

- Не знаю, возможно, просто колцентр. То есть, я их выслушал, поговорил, девушка всячески меня уговаривала передать данные, я сказал - все, блокируйте мою карту, снимайте деньги, все. Через полчаса перезванивает парень, я ему говорю то же самое и говорю, что мне девушка звонила полчаса назад, на что он бросил трубку. И вот я что хочу сказать? Когда была вот эта передача, когда Эдуард Петров расследование вел, там было интервью с начальником ФСИН России. То есть, все знают о том, что в местах лишения свободы у всех есть роутер, есть связь сотовая, то есть, никто ничего не предпринимает. Им, наверное, гораздо сложнее навести порядок там, чем принимать кучу заявлений от тех, кто подает заявления. У нас тут недавно ходили сотрудники полиции по квартирам и раздавали листовки. Мне один сотрудник говорит - женщина пожилого возраста приходит, буквально два дня назад написала заявление, мы ей все объяснили, проходит неделя, она опять приходит с заявлением. Мы ей говорим - мы же вам объяснили… То есть, очень много людей на это ведутся, если честно…

Э. Чесноков:

- Особенно пенсионеры, кстати.

О. Кашин:

- Ну, естественно. Спасибо огромное…

Э. Чесноков:

- При этом, вот в метро московском я вижу, там регулярно крутят такие образовательные ролики из серии, если кто-то вам звонит из банка, это не из банка.

Но есть и хорошая новость. Владимир Путин подписал закон, который разрешает блокировать мобильную связь вблизи учреждений пенитенциарной системы. Встретим эту новость со сдержанным оптимизмом или, пользуясь такой кашинской постиронией, несколько насторожимся? Потому что я не думаю, что наши чиновники хотели бы, чтобы на телефоне Навального, в его соцсетях, в его узнаваемом стиле появлялись некие такие посты с критикой партии и правительства.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, вы перехватили мою реплику. То есть, я абсолютно без иронии хотел бы связать эту новость не с проблемой подпольных колцентров, а буквально с Навальным, сидящим в тюрьме. Но не потому, что Навальный может записать видео с критикой Путина, а, скорее, вот как над колонией, где это было, в Коврове, над той, куда он должен был поехать, но не поехал, сотрудники ФБК запускали свой дрон, естественно, там съемки всевозможные, ну и да, представить активность прессы возле этой колонии, наверное, чтобы и прессу подавить… На самом деле, ощущение такое, что да, все-таки прогресс такого рода, а не того, о котором все думают.

Э. Чесноков:

- При этом ведь Илон Маск и Марк Цукерберг обещали раздавать мобильную сеть с низколетящих дирижаблей и наноспутников. Вот тут сейчас и момент истины!

О. Кашин:

- Да, и Россия почему-то была против Илона Маска, хотя идея действительно вполне гуманитарная.

Э. Чесноков:

- Да, и поддержит ли запад своего агента или кинет его, как уже случалось не раз.

О. Кашин:

- Ну, запад и агент… господи, вот Франсуа Фийон приезжает к Владимиру Путину, а западный агент все равно, как говорится, Навальный.

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю, он из республиканской партии французской, по-моему… это такие консерваторы, почти что лепинисты. Может быть, это агент другого запада? Запад же он тоже разный, понимаете?

О. Кашин:

- Ну, Россия на самом деле сама запад, но она об этом забывает, предпочитая жить с какими-то восточными автократиями… Вячеслав, великий Новгород.

Вячеслав:

- Приветствую вас! Вы привились от ковида? И думаете ли вы прививаться вообще? Как вы реагируете на все это? Сейчас людей заставляют…

О. Кашин:

- Да правильно заставляют, надо прививаться. Я жду очереди. Эдвард, а вы привились?

Э. Чесноков:

- Я хотел привиться, но потом началась моя экспедиция в Африку, которая продолжалась больше двух недель и, к своему стыду, я не привился, но я очень хочу…

О. Кашин:

- У вас, как у Путина, прививочный график. Понимаю.

А у нас из Петербурга звонок. Михаил, здравствуйте.

Михаил:

- Добрый вечер. Я хотел бы ваше мнение спросить, если возможно, ответьте каждый за себя, ваше мнение по поводу Донбасса - как вы считаете, присоединят или не присоединят? И в этой связи к чему готовиться? На сколько опять рубль рухнет? И, соответственно, наши доходы.

О. Кашин:

- Я не верю, что присоединят. Соответственно, рубль не рухнет, доходы тоже.

Э. Чесноков:

- Я верю, что присоединят. Но рубль при этом, конечно, может выказать известного рода волатильность. Почему? Потому, что я думаю, даже наши власти понимают, что нельзя бесконечно эксплуатировать там некую патриотическую идею и при этом ничего не делать. Более того, вполне возможно, наши украинские партнеры начнут обострение, пойдут в наступление под гарантии Байдена, точно так же, как наши грузинские партнеры 08.08.08 пошли в самоубийственное на самом деле наступление под гарантии такой же демократической, нет, тогда республиканцы были… но тоже в общем тех же самых неокон…

О. Кашин:

- Нет, тогда Обама же уже был. Нет? А, нет, да, выборы были в конце года, да, извините.

Э. Чесноков:

- Вот! Соответственно, я верю, что Россия все-таки не бросит Донбасс. Потому что в противном случае это может очень дорого нам обойтись. Потому что глубинный народ - реально вот эти русские мужики, патриоты, наподобие Абхаза или Моторолы, для которых Русский мир - это не пустые слова… Что вы смеетесь, Олег Владимирович?

О. Кашин:

- Я смеюсь, потому что нет такого глубинного народа на самом деле и нету мужиков, которые просыпаются с мыслями о Донбассе.

Э. Чесноков:

- Подождите, но вы писали колонку про Моторолу. Человек встал и поехал со своей автомойки в Донбасс.

О. Кашин:

- Один человек. И вот мы с вами как бы в шведской беседе на него ссылаемся. Найдите второго Моторолу, тем более, сегодня. Нет таких.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста. Абзах. Топаз еще есть.

О. Кашин:

- Топаз вообще же украинский… или это разные Топазы?

Э. Чесноков:

- Ох, всех бы вам заклеймить! Господи, да Захар Прилепин приехал.

О. Кашин:

- Вернулся Захар Прилепин.

Э. Чесноков:

- И слава богу, что вернулся. Вы хотите, чтобы он…

О. Кашин:

- Спасибо, что живой. Естественно, естественно. Давайте, Эдвард, про просветительскую деятельность.

Э. Чесноков:

- Да, это более такая странная история. Правки о просветительской деятельности вносят в закон об образовании наши законотворцы. Они если будут приняты в нынешнем виде, могут поставить вне закона чтение лекций, создание блогов и даже тематических Телеграм каналов, вроде бы в целях борьбы с экстремизмом, расовой, национальной и иной розни. Вот все это очень странно. Чего хотят наши депутаты-то, Олег Владимирович? Опять воюют не с теми и не там?

О. Кашин:

- Эдвард, мне искренне кажется, что эти депутаты они майдана хотят буквально. То есть, вот все эти бессмысленные…

Э. Чесноков:

- Вот она, шестая колонна!

О. Кашин:

- Все вот эти избыточные запретительные меры в итоге ведут к обострению и к озлоблению общества. Потому что да, понятно, когда ты не можешь лекцию прочитать, а где у тебя корочка лектора там, не знаю, от Народного фронта, да?

Э. Чесноков:

- Да…

О. Кашин:

- В общем, наши феминистки не молчат. Я вас отсылаю к Фейсбуку Беллы Рапопорт, она там так же ссылается на то, что она несет нам идеалы гуманизма и мы ее за это, естественно, благодарим и приветствуем. Но все же, да, естественно, очередная идиотская, вредная, запретительная мера, которая и по борьбе с оппозицией ничем не поможет, и жизнь в России сделает хуже. Кто придумал этот закон, тот просто негодяй и плохой человек.

Э. Чесноков:

- Вот опять, я все-таки искренне надеюсь, очень часто так бывало, что наш главный либерал, то есть, правительство и даже не побоюсь этого слова первый человек, он разберемся и развернет. Потому что уж сколько наши чиновники ни ворогозили, - запрещали вешать GPS-брелки на коров, но Путин разбирался и помогал. Вот я надеюсь, что и сейчас Владимир Владимирович поможет.

О. Кашин:

- Конечно, поможет. Но помните, сколько народу посадили, пока не разобрался, да.

Э. Чесноков:

- Я помню, что было 9 марта 1953 года. А вы?

О. Кашин:

- Были похороны Сталина и легендарная речь Лаврентия Берии - кто не слэп, тот видит, говорил Берия, пародируя по сути Сталина, потому что вот эта форма грузинской религиозной проповеди…

Э. Чесноков:

- Акцент такой же был, одинаковый.

О. Кашин:

- И акцент, и риторика… Да, вот Эдвард мне сегодня прислал ссылку на сокращенную версию фильма «Великое прощаение», он есть на Ютубе, но если вам повезет, найдите фильм «Государственные похороны», где та же хроника в полном объеме воспроизведена.

Э. Чесноков:

- Я вот не готов заниматься такой уж совсем огульной десталинизацией. Но если при Сталине был порядок, то за шесть дней, с момента его дней, наверное, порядок мог бы сохраниться хотя бы по инерции. Как же так получилось, что сталинские чиновники, московской городской комитет Компартии не смогли даже похороны организовать? Даже от Трубной толпа спускалась вот по этому московскому холмику и та сама давка образовалась.

О. Кашин:

- Самый известный евангелист этой давки, мальчик, которого на Трубной чуть не затоптали, будущий поэт Евгений Евтушенко, он написал, по его словам, тогда, хотя, я думаю, гораздо позже, написал стихи «Когда шли люди к Сталину по людям, а их учил ходить по людям он». Буквально так. Естественно, человеческая жизнь ничего не стоила. Но и о цене человеческой жизни совсем быстро скажем, что убийцы нашего посла в Турции Карлова сегодня наказаны, пять фигурантов в Турции получили пожизненное заключение и пятеро оправданы, да? Или нет?

Э. Чесноков:

- И некоторые, еще человек 9, получили заключение многолетнее. Так что можно сказать, такой евразийский баланс, уж простите меня.

О. Кашин:

- В общем, да. В итоге российская сторона приветствует этот приговор, по крайней мере, очевидно, она удовлетворена и мы не можем быть более россиянами, чем сами российские официальные лица. А мы вернемся завтра в девять вечера. Надеюсь, завтра новости будут еще более увлекательные и захватывающие.

Э. Чесноков:

- Главное - дожить до завтра. Но мы доживем! До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отклики!