Олег Кашин: Если Лукашенко не удержится, это будет провал России

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают последние события в Белоруссии и богатство дочери рязанского губернатора

Мы предлагаем полный текст радиопередачи.


О. Кашин:

- Всем привет. Я – Олег Кашин. Сегодня у нас день рождения Эдварда Чеснокова, 33 года, хороший возраст. Эдвард, поздравляю вас.

Э. Чесноков:

- Спасибо. Знаете, что мне подарили?

О. Кашин:

- Знаете, я бы вам подарил отставку Лукашенко, которого вы не любите, но чуть-чуть не успеваем, наверное. Сегодня валится его власть. А какой у вас подарок?

Э. Чесноков:

- Мне подарили предмет куда более приземленный. Это руандийская вышиванка с африканским национальным узором. Ее мне африканцы подарили. Я это специально уточнил. И на этом фоне особенно идиотическими выглядят вышиваночные истерики белорусских не братьев-националистов. Понимаете, единственное, что вы можете предложить своей пастве, это африканизация. Надо ли ей это? Я не знаю. Может быть, это действительно то, что она заслуживает.

О. Кашин:

- Я так же, как и вы, отношусь к вышиваночным истерикам. Тем не менее, понятно, когда альтернатива им – абсолютный такой беспримесный, адский фашизм, садизм… В последние сутки включили белорусский интернет, и мы читаем самые шокирующие и самые адские подробности пыток, издевательств, избиений в белорусских застенках. Это какой-то абсолютный Сальвадор 83-го года. Но при этом сегодня также мы не видим уже никакого полицейского шоу на белорусских улицах, видим шарики, флажки и хорошее настроение, как будто бы кто-то переключил рубильник. Уже нет никакого Лукашенко. Где он вообще? Уже, по крайней мере, низовые чиновники выходят к народу и каются перед ним за вбросы или за то, что милиция избивает людей, начальник какого-то РУВД обещает, что больше не будет делать больно людям.

Э. Чесноков:

- Процесс пошел.

О. Кашин:

- Как так? Это загадка. Что происходит, какая кнопочка нажимается, и кем? Наш любимый профессор Соловей пишет, что у Лукашенко инсульт, и его спасают китайские врачи. Понятно, что это скорее такой желаемый прогноз тех людей, которые всегда отдают политическую волю куда-то туда, фатуму, пускай судьба решит, что случится. Вот здесь действительно как будто бы в нашей с вами коллизии – глупость или измена, вдруг уже возникла какая-то измена, и какие-то люди, может быть, в Минске, а может быть, и в Москве сказали: ладно, Лукашенко заигрался, мы его сливаем. Откройте сайты ТАСС или РИА «Новости», или обратитесь к материалам корреспондента «Комсомолки» Александра Коца, который оттуда передает. Они уже освещают протесты в Белоруссии чисто как «Медуза» какая-то, абсолютный такой рассказ о полицейских зверствах.

О корреспондентах «Комсомолки». Дмитрий Смирнов, осуждая, безусловно, полицейское насилие, пишет: как здорово, что в России – «вежливые люди». Как будто бы год назад не было таких же сцен на московских бульварах. Что случилось, Эдвард?

Э. Чесноков:

- При всем уважении, сцены были, но не такие же. Не было такого, чтобы полиция стреляла по окнам, не было такого, чтобы выламывали двери подъездов, где люди прятались. Не было такого, чтобы на плацу в РУВД людей просто клали штабелями лицом на асфальт, проводя с ними воспитательную работу. Нет, у нас не ангелы, но у нас и не такие каратели, слабаки (и весь этот смысловой ряд из белорусского Телеграма). Олег Владимирович, вы мне намекните, когда про схемы будет можно говорить.

О. Кашин:

- Слушайте, схемы это такая вещь, которую, конечно, наши слушатели всегда ждут. Давайте во втором блоке про схемы поговорим. У вас уже готова какая-то схема, я правильно понимаю?

Э. Чесноков:

- Готова. Нет, не у меня…

О. Кашин:

- Давайте еще, говоря по-белорусски, посмакуем происходящее. Вот девушка по имени Мария Василевич, которую мы на днях обсуждали, юная «Мисс Беларусь», которая стала таковой по воле буквально Александра Лукашенко, а потом ее и депутатом Верховного Совета, палаты представителей стала, она говорит тоже: как же так, пора остановить насилие.

Тоже интересный момент. Пора остановить насилие, пора посмотреть в глаза друг другу. Обычно об этом говорят, когда произошло что-то непоправимое. Я помню, как 20 августа 1991 года в программе «Время» комментатор Владимир Стефанов тоже говорил: «Друзья, как-то слишком далеко зашла эскалация, давайте остановимся, уйдем от Белого дома, давайте дождемся через неделю сессии Верховного Совета, чтобы решить, как же быть со страной». А это уже не работало, уже люди у Верховного Совета понимали, что они здесь – власть.

И сегодня, с одной стороны, наличие интернета позволяет видеть в реальном времени, что происходит. Вот сейчас трансляцию из города Жодино смотрит, по-моему, 80 тысяч человек в моменте.

Э. Чесноков:

- Интернет все-таки подглушивают.

О. Кашин:

- Да, но, по крайней мере, не так, как в первые дни. При этом всеобщей забастовки нет. Люди объявили: да, мы бастуем. Вышли, поговорили с начальством и вернулись на завод.

Э. Чесноков:

- Это в Телеграме объявили, что люди бастуют, а где-то там в Иркутске с удивлением узнали, что у нас в марте 17-го года, оказывается, революция была месяц назад.

О. Кашин:

- И здесь как раз наличие информационного общества, наличие информационных технологий, с одной стороны, позволяет видеть своими глазами то, о чем вы говорите (избитые люди, сложенные штабелями), а с другой стороны, манипулировать можно, как угодно. И в этом зазоре мы живем.

Сегодня российский бизнесомбудсмен Титов возмутился оборзевшему, обнаглевшему Лукашенко. Рашкин из нашей любимой КПРФ выступил против партии и осудил Лукашенко за эскалацию. Гарик Сукачев осудил Лукашенко.

Э. Чесноков:

- Ну, можно дать людям ордена почетного эстонца. Почему нет?

О. Кашин:

- Скорее не почетного эстонца, а почетного… Какие бывают самые одиозные азиаты, чтобы не разжигать? В общем, такая абсолютная азиатщина, когда ты всегда «за», даже если вчера надо было быть за омоновцев, а сегодня быть за протестующих. И то, что с сегодняшнего дня российские люди, которые всегда «за», вдруг озаботились правами человека в Белоруссии, указывают на смену, по крайней мере, непубличной позиции Кремля.

Интересная туркменская новость. Оказалось, что 3-4 туркменских студента тоже задержали на белорусских улицах. И сегодня туркменские власти обратились к белорусам, во-первых, что они не возражают, чтобы этих туркменов судили по белорусским законам, во-вторых, просят сообщить в Ашхабад, не было ли у этих студентов с собой газовых баллончиков или ножей (если будут, я думаю, все их семьи в Ашхабаде отправят в лагеря). И в-третьих, образовательные программы с участием этих студентов сворачиваются. Даже если туркменский студент мимо проходил, туркменские власти отзывают его в Ашхабад. В общем, интересная перекличка двух столиц – Минска и Ашхабада.

Э. Чесноков:

- Мы все время говорим, как в России нам не нравится, слишком вялая реакция на эти внешнеполитические раздражители. Тут совершенно неожиданно оказывается, что у нас-то наши внешники вполне себе приличные люди по сравнению с этим ашхабадским национальным позором. И у меня как у любителя хитрых планов возникает незамедлительно предположение – может быть, это тоже часть плана, чтобы все увидели, на каком фоне на самом деле все происходит.

О. Кашин:

- К вопросу о внешниках. Я к ним тоже хорошо отношусь, но сегодня, извините, российский МИД через соцсети сделал заявление, что они «отмечают беспрецедентное давление, которое оказывается отдельными зарубежными партнерами на белорусские власти. Прослеживаются отчетливые попытки внешнего вмешательства в дела суверенного государства с целью расколоть общество и дестабилизировать ситуацию».

Э. Чесноков:

- Причем белорусские власти тоже говорят, что у них есть доказательства внешнего актора. Вопрос в том, это те же самые или все-таки другие?

О. Кашин:

- Ну, про российский след сказала Светлана Алексиевич. Она с трибуны своего нобелевского статуса сказала о российском ОМОНе. И теперь можно ссылаться на Светлану Алексиевич как на первоисточник.

Мы на днях говорили про молчание Сергея Михалка из группы «Ляпис Трубецкой». Он прервал молчание и на каком-то концерте на Украине сказал, что я не хочу нести геополитическую чепуху с этой сцены, я буду петь свои песни, но воины света победят. В общем, как бы прервал молчание и не прервал.

Эдвард, мы с вами оба за границей. Вы руандийскую прессу читаете? Что там пишут про Белоруссию?

Э. Чесноков:

- Понимаете, все на руандийском языке, я не могу прочитать. И даже гугл-переводчик не знает этого языка. Была у них одна англоязычная газета, но президент Поль Кагаме, тот самый человек, который 26 лет остановил геноцид, он сказал: «Эта газета слишком лоялистская, заведите мне другую газету, вторую, более оппозиционную». Вы можете себе представить, какой хороший, прекрасный человек.

Олег Кашин

О. Кашин:

- Могу сказать про британскую прессу (да и про американскую тоже). Я выписываю Financial Times. На 4-й полосе, без фотографии, маленькая заметка с упором на реакцию Евросоюза на белорусские события. Я знаю корреспондента Daily Telegraph в Москве, русская женщина, регулярно пишет большие репортажи. Они выходят, но чтобы их найти, надо долго-долго копаться в английских новостях. Ну ладно, BLM – понятно, это Америка, центр мира, ах, убили одного Флойда. Понятно, что это мировое потрясение. Но при этом очень странно, все-таки не каждый день в Европе (какой-никакой, но настоящей Восточной Европе) авторитарный диктатор устраивает огонь на поражение огнестрельным оружием в Бресте по протестующим. В принципе это, наверное, большое, важное событие. И можно догадаться на самом деле, почему западная пресса… Даже наши какие-то корреспонденты спрашивают их корреспондентов, почему нет первых полос. А те отвечают: понимаете, наша публика не знает, где находится Беларусь. То есть где Босния и Герцеговина 25 лет назад, ваша публика знала.

Э. Чесноков:

- И где Гонконг, знала.

О. Кашин:

- Где Ливия, где Сирия, знала. Когда нет дела большому Западу до происходящего, значит, и кровь - не кровь, и насилие – не насилие, и, в общем, можно пренебречь. Поражают, конечно, русские люди, которые говорят: западная пресса права, это действительно не приносит кликов. Вы что вообще? А мы, русские, следим за событиями в Белоруссии, нам не все равно.

Э. Чесноков:

- Поражают русские люди, которые, живя на Западе, критикуют Запад. Как же так?

О. Кашин:

- Нет, я не критикую Запад, я критикую западную прессу, советскую прессу, как мы с вами ее называем.

Э. Чесноков:

- Ладно, тогда разрешаю. Я сейчас в Руанде, где 26 лет назад начался геноцид. Был убит миллион человек в течение 100 дней, а на брифингах Госдепа говорили об отдельных актах насилия. А знаете почему? Потому что один из вдохновителей геноцида был местный профранцузский (то есть прозападный) диктатор, свой плохой человек, поэтому и молчали. Так, может быть, и Лукашенко – это тоже, хоть и плохой человек, но свой? Потому что санкции против него вроде какие-то вводят, но по экономике они никак не бьют.

О. Кашин:

- Давайте выясним, все-таки Лукашенко, он прозападный диктатор или пророссийский? Сейчас такое ощущение, что не пророссийский точно. А какой тогда? Кто тот тайный узбек, который управляет Белоруссией, где он находится – к востоку или к западу от Бреста, от Витебска? Я не знаю, я не понимаю. Может быть, ваши схемы, Эдвард, это объяснят. Давайте перейдем к ним.

Э. Чесноков:

- Давайте плавно перейдем к схемам. Есть государственное учреждение, оно называется санаторий «Беларусь» уже знакомого нам управделами президента Республики Беларусь. И вы можете догадаться, где он находится. В городе Сочи. Его учредили, как вы понимаете, управделами президента Республики Беларусь. Какие же у него финансовые показатели? Просто головокружительные. В 16-м году выручка – почти миллиард рублей. Потом, правда, поменьше, 600-700 в следующие годы. В 19-м году – 856 миллионов рублей. Самое прекрасное, что этот санаторий «Беларусь», что в Сочи, еще и выигрывает государственные контракты в российских ведомствах. Да, не на очень большую сумму, 15 госконтрактов на 5 млн. 200 тыс. рублей, но тем не менее. Это же забавно.

Последняя новость, что в Яндекс.Беларусь пришли с обыском, «БеларусьГазпром» рейдерскому захвату подвергли, 33 человека наших арестовали, журналистов наших избивали. Я уже не говорю про дерусификацию, которая продолжается последние 10 лет. А мы – такие добрые люди. Поскольку, после того как мы здесь что-то предлагаем, очень часто это действительно реализовывается или, по крайней мере, берется красный карандаш, лежащий на зеленом сукне на столе, на котором нет компьютеров, только вертушечные телефоны… Знаете, есть НДС. И даже самые умные бухгалтера иногда допускают в нем ошибки. Я думаю, а вдруг в этом санатории «Беларусь» какие-нибудь 15 копеек не туда заэндээсили? Не проверить ли, ведь выручка-то миллиардная?

О. Кашин:

- Оказывается, у Александра Лукашенко есть резиденция и в Балашихе. Она записана на белорусскую нефтяную компанию «Нафтан». Но у компании «Нафтан» называется это пансионат «Салтыковка». Но у «Нафтана» договор с управделами президента Белоруссии о том, что он может его использовать. И это, естественно, не пансионат для нефтяников, а, по фотографиям в газете «Собеседник» (которая когда-то было приложением к «Комсомолке», между прочим), понятно, что это просто дача.

Э. Чесноков:

- Я видел эти фотографии. Там еще винные бочки. А еще это страшные фотографии. Там кровать в стиле Людовика XV, наверное. Но это в XVIII веке было модно, эти деревянные финтифлюшки. Послушай, друг, брат, дорогой мой, ну, украл ты миллиард у нас, но найми хотя бы архитектора, дизайнера интерьеров, не позорься.

О. Кашин:

- Вы совершенно правы. Более того, там не только эта кровать, но еще и «мини-пруд с полянкой для уединения и зонтом». Я думаю, вашу критику услышали заранее. Потому что не так давно компания «Нафтан» решила эту резиденцию продать. Но сегодня она сняла ее с продажи, передумала продавать. Видимо, Александр Лукашенко все-таки допускает для себя возможность переезда куда-нибудь, к этим бочкам с вином, к этим кроватям в стиле Людовика, к этому прудику с поляной и зонтиком. В общем, интересная история.

Э. Чесноков:

- Может, и допускает. Но нужен ли он нам вообще? Помните Аскара Акаева? Он же вроде там, в Минске?

О. Кашин:

- Нет, там живет Курманбек Бакиев, а Аскар Акаев живет в Высшей школе экономики, кстати говоря, в нашей любимой, и нормально там руководит какой-то кафедрой, наверное, чем-то еще. В общем, все у него хорошо, такая ротация, горизонтальные перемещения, как это раньше называлось.

Э. Чесноков:

- Причем внутри постсоветского пространства.

О. Кашин:

- Эдвард, мы с вами, по сути, уже торжествуем падение Лукашенко (может быть, конечно, самонадеянно, может быть, он устоит, это тоже нельзя сбрасывать со счетов). Но если все-таки он пал, какими глазами Российская Федерация, поздравившая от имени Владимира Путина Лукашенко в первые часы после окончания голосования, хотя до сих пор нет финального заявления ЦИКа, будет смотреть, и на кого – на президента Тихановскую, на белорусский народ? Непонятно.

Э. Чесноков:

- А вы не думали, что это тоже какой-то хитрый план? Ведь Януковича поздравили, потом он пропал, сбежал, и Крым стал наш. Может быть, это не поздравление, а черная метка?

О. Кашин:

- Возможно. При этом Крым-то стал наш, а Киев, Одесса и тем более Львов стали не просто чужими, а враждебными. И тоже цена вопроса. Если бы у Белоруссии был какой-то кусок земли, святой для нас, сакральный (Витебск – город русских моряков, город русской славы)…

Э. Чесноков:

- Так есть. Брестская крепость, где, как известно, героически сражались чеченские воины.

О. Кашин:

- Чечено-ингушские, давайте будем объективны по отношению к обоим вайнахским народам. Да, конечно, есть и Беловежская пуща, помнящая нашего первого президента, и тоже, наверное, имеющая возможность быть сакральной. Понятно, это простор только для шуток, и ничего более. На самом деле нет ощущения, что у России есть какая-то продуманная политика отношений с западным соседом белорусским. И мы понимаем, что если Лукашенко не удержится, это будет провал России, хотя Россию никто не просил и не заставлял связывать свою судьбу на белорусском направлении только с этим человеком. Это к вопросу о диверсификации внешнеполитических и мягко-сильных, скажем так, ресурсов. Грустно на самом деле.

Э. Чесноков:

- Понимаете, были многочисленные случаи, когда диктатор из прозападного превратился в антизападного. Например, США в случае с Каддафи и другие западные акторы, они просто взяли и заморозили то ли 8, то ли 10 миллиардов долларов 8 лет назад и до сих пор не отдали.

О. Кашин:

- Срочная новость. Министр МВД Белоруссии, тот самый осетин, извинился перед людьми, которым нанесли травмы во время протестов.

Прямо сейчас по белорусскому телевидению, которая называется, между прочим, «Ничего личного», выступает белорусский министр МВД Юрий Караев. На самом деле, от себя добавлю, - бандит, убийца и негодяй, которого рано или поздно ждет либо тюрьма, либо позорная смерть.

Э. Чесноков:

- Это ваше оценочное суждение.

О. Кашин:

- Разумеется. И, пожалуйста, не закрывайте за эти мои слова газету «КП»-Беларусь, не врывайтесь, как врывались сегодня в Яндекс. Я процитирую Караева. Он, во-первых, жалуется на травлю. Травля подлый прием, говорит он, она провоцирует ответное насилие. Во-вторых, он всегда против любого насилия над журналистами. «Я за то, чтобы все освещалось цивилизованно, но это не означает, что нужно залезть между двумя сторонами и подставляться. Не лезьте в самое пекло». Повторю его фразу, что он берет ответственность и просит извинения за травмы случайных людей на протестах, попавших под раздачу, и про 11 наездов автомобильных на правоохранителей, - представьте, какая ответная реакция будет у товарищей этих военнослужащих. В общем, засуетились. И, вы знаете, Эдвард, когда вдруг начинаются разговоры вот такие - а давайте остановимся, давайте посмотрим друг другу в глаза, Минздрав Белоруссии тоже сегодня…

Эдвард Чесноков

Э. Чесноков:

- И выясняется, что главным антисталинистом был Лаврентий Павлович Берия.

О. Кашин:

- Ну, Хрущев же такой же был, да. Буквально активный участник 1937 года, все залил, да… Это такая логика… причем, дело, конечно, не наше, дело белорусское, но, если завтра этот Караев окажется оттепельщиком главным белорусским, - нет, неправильно. До сих пор уже сколько дней непонятно, где Лукашенко. Раньше последние дни показывали его телевизионные консервы, какие-то совещания на отвлеченные темы, сегодня первый день, когда Лукашенко по телевизору нет. Ну, и тоже такой момент, когда люди вдруг стали увольняться, да. Белорусские госслужатели. Журналисты телевизионные государственные. Вот белорусские соловьевы, шейнины…

Э. Чесноков:

- Даже из театра Яна Купалы…

О. Кашин:

- Да, так вот, эти уволившиеся ведущие вышли из телецентра и под гитару поют песню «Ветер перемен». То есть, вот как будто две разные Белоруссии есть. Сегодняшняя, вот такая бархатно-чешская, 89-го года, да. И вчерашняя Белоруссия, где «нельзя мне в этой были славить день советский свой, не сказать, что и над Чили тоже день, но день другой».

Давайте, Эдвард, в Россию вернемся. Россия тоже интересная страна. И сегодня мы нашли самого богатого ребенка нашей страны. Кто этот ребенок, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Ну, я не знаю, может быть, наследник какого-нибудь миллиардера?

О. Кашин:

- Наследник, я сказал бы, рязанского престола. Дочь губернатора Рязанской области. На самом деле, у меня смешанные чувства на этот счет… 14-летняя дочь губернатора Рязанской области Николая Любимова задекларировала доход в 10 млн. рублей за год - в два раза больше отца. Согласно декларации, она не работает и не является собственником какого-либо объекта недвижимости или транспорта. Странная история. Я думаю, если честно, что разгадка там какая-то очень прозаичная, типа на нее была записана квартира, квартиру продали и деньги ей достались, в ее 14 лет. Но вот вы говорите - схемы, схемы… Ведь наличие схем, когда легальных способов доказать свое богатство у российских чиновников нет, а бедными они быть не хотят…

Э. Чесноков:

- Не доказать, а подтвердить.

О. Кашин:

- Ну, в общем, быть богатыми законно, не скрывать своего богатства способов у них нет. Они все в принципе люди официально бедные. И поскольку вот мы живем тоже в этом зазоре между тем, как по бумагам и как на самом деле, - это же продолжение вообще всего. Даже споры о вакцине, когда говорят - вакцина, настоящая она или нет? Она может быть настоящей, тем более, что Путин заявил, что вколол ее своей дочке, да. Но при этом не верить в это люди тоже имеют право. Потому что вот так, потому что у губернаторов дети - миллионеры.

Э. Чесноков:

- А я просто цифры озвучу. Знаете ли вы среднедушевые денежные доходы по Рязанской губернии?

О. Кашин:

- Я думаю, они невелики…

Э. Чесноков:

- 25 тысяч 400 рублей. Это на 2018 год. Да, можно сказать, что среднедушевые денежные доходы - это одно, а потребительские, реальные, - среднемесячная, номинальная заработная плата - это другое, и она действительно чуть побольше, и составляет 32 тысячи рублей по Рязанской губернии... но как-то вот душа свербит, как у Есенина в Константиново, когда видятся эти цифры. А?

О. Кашин:

- На самом деле, я всегда боюсь таких новостей, когда вдруг оказывается, что главный злодей - это у нас, оказывается, рязанский губернатор, а соседний губернатор…

Э. Чесноков:

- Вы, как главный советолог, вы же знаете, что такое рязанский почин?

О. Кашин:

- Рязанское чудо, конечно. Ну, это известная история, когда Рязань решила при Хрущеве, когда догоняли Америку, перевыполнить план по производству мяса, в итоге так перевыполнила, что порезала и молочных коров тоже…

Э. Чесноков:

- Нет, они с соседних районов согнали всех, всех порезали, разумеется, статистика прироста получилась колоссальная…

О. Кашин:

- А секретарь обкома получил Героя. Он успел получить звезды Социалистического Героя труда… Да, действительно, там такая местность. Но что я хочу сказать? В последние годы, наверное, меня пугают такие вещи, когда вдруг через медиа нам сообщают, что начальница управления образования Свердловской области сказала какую-то глупость про то, что можно прожить на 100 рублей в месяц, допустим. И все такие - ой, позор, позор! Или какой-то чиновник там опять сказал, что а я вашу маму не просил вас рожать. И все такие - ах, возмутительно! Эдвард, вот в год вашего рождения появилась передача на советском телевидении «Прожектор перестройки», где сообщалось - оказывается, в Рязанской области, допустим, нет мяса. И сидит эксперт и говорит - да, удивительное дело, как же так вышло, что в Рязанской области нет мяса? Естественно, люди смеялись над этим, потому что когда из потока примерно одинаковых явлений выдергивают одно и говорят, что оно нетипичное и давайте его разоблачим, это странно. Важно понимать, что рязанский губернатор сегодня ничем не отличается от любого российского губернатора, не беря, конечно, Кавказ. Там особая категория, особый счет. Поэтому да, мы их всех, условно, не любим, мы к ним ко всем относимся настороженно.

Э. Чесноков:

- И пари этом есть же хорошие новости. Доходы членов правления Газпрома в первом полугодии увеличились на треть - до одного миллиарда рублей. Ну, хорошо же! Мы же с вами стоим на вполне конкретной идеологии, что русский человек должен хорошо жить, хорошо зарабатывать, хорошо работать. И - вот! А то, что там по Турецкому потоку практически остановилось движение газа, ну, так всякое бывает. Сегодня остановилось, завтра возобновится. Нужно смотреть широко, понимаете, не зацикливаться на мелочах каких-то. Так ведь?

Программа в студии Радио КП

О. Кашин:

- Ну, я вот почему сегодня такой ретро-телекритик, уж не знаю почему… Вот когда появилось в 1995 году Общественное российское телевидение, нынешний Первый канал, но тогда он принадлежал не одному Березовскому, а группе олигархов, директор этого телеканала, тогдашний Эрнст, Сергей Благоволин, сказал - да, это общественное телевидение, оно принадлежит обществу в лице его самых обеспеченных представителей.

Э. Чесноков:

- И это было честно.

О. Кашин:

- Да, это было честно. Ну, собственно, да, наверное, надо с кого-то начинать. Пускай, по крайней мере, члены совета Газпрома поживут за нас!

Э. Чесноков:

- Да. Но, смотрите, вот нужно же все-таки что-то сделать. Ну, давайте как-то узаконим ту практику, которая во времена московской Руси называлось кормлением. Знаете, что это такое? Вот приезжает воевода и ему отдают вот эту вотчину в кормление.

О. Кашин:

- Да, по факту тоже вот все это есть…

Вот в Белоруссии теперь выступает спикер сената Кочанова, которая, ссылаясь на Лукашенко, сам он не появился, сказала, что он услышал мнение трудовых коллективов и поручил разобраться по всем фактам задержаний, которые произошли…

Э. Чесноков:

- А, это прямо как история - я там посоветовался с духом Че Гевары, я посоветовался с Уго Чавесом, который тоже там после триумфально выигранных выборов куда-то пропал, а оказалось, что он уже в мире ином был… ну, помните эту историю?

О. Кашин:

- Да. А помните, между прочим, историю про транзит власти в Азербайджане в 2003 году, когда на глазах у публики во время выступления перед военной академией упал Гейдар Алиевич Алиев, его увезли в больницу, потом он вроде бы переехал в больницу в Бостон и с тех пор его никто не видел, более того, когда в Бостоне был блэкаут и больница была обесточена, он мог там тоже умереть, допустим. Тем временем, от его имени премьером назначили Ильхама, его сына, потом прошли выборы, Ильхам избрался и только после этого Гейдар Алиевич умер.

Э. Чесноков:

- В любой советской стране на такой случай лежит чистый бланк с подписью, который хранится в сейфе, а код от сейфа знает только одно лицо.

О. Кашин:

- Владимир Ильич Ленин.

Э. Чесноков:

- Да, да, да.

О. Кашин:

- В общем, интересные события мы анонсировали. Конец лукашенковской эры, эпохи… и есть сегодня такое ощущение, что да, вот мы наблюдаем этот конец, который не таким должен был быть, не таким казался в 1994 году, когда все начиналось, когда мы смотрели на Лукашенко…

Э. Чесноков:

- Когда были новости на передовицах - Лукашенко избили в здании Верховного Совета…

О. Кашин:

- Коллектив белорусского государственного театра кукол выступил против полицейского насилия…

Э. Чесноков:

- Против кукловодов выступил.

О. Кашин:

- Против кукловодов, да. Но давайте вернемся еще к теме, извините, Яндекса и Убера, насколько я понимаю, в белорусских условиях это одно и то же, но, поскольку Яндекс-такси в альянсе… в общем, на самом деле еще в первые дни протестов мы слышали от белорусов, от находящихся в Минске, что вот те, как тихушники, вот как на Украине были титушки, приезжают избивать людей именно почему-то на яндексовских такси. Но судя по тому, что силовики пришли в Яндекс, опять же это немножко не помогло Яндексу удержаться.

Э. Чесноков:

- Революция пожирает своих детей и контрреволюция тоже. А вы знаете, Олег Владимирович, сколько вообще всего тысяч задержанных за последние 4 дня в Беларуси? МВД, которое же, понятно, что оно статистику приукрашивает, называет цифру в 7 тысяч. Учитывая, что с трудовыми мигрантами, которые из Беларуси отъехали в ЕС и Россию, там реального наличного населения как раз миллионов семь, то сами посчитайте, какой процент 7000 от 7000000! Это только официальные данные о задержанных.

О. Кашин:

- Ну, на самом деле даже Лукашенко говорил позавчера, что 3000 задержанных и его не смущает, что все эти 3000 - немаленькая цифра - он говорит «организаторы, иностранные вмешатели» и т.д. Это, конечно, кошмар, но, слушайте, вот мне 40 лет, я Олег, я понимаю, что, если я погрязну в своем там самоупоении, то к 65 я буду такой же, как Лукашенко. Понятно, что на своем уровне. Но, по крайней мере, такой же в общем деградировавший упырь буду я.

Э. Чесноков:

- Да, да, и деньги, главное, в лукошко будете складывать, постоянно с ужасом озираясь, засовывать туда, под сукно, в это лукошки руки, смотреть - господи, вдруг они пропали? Знаете, это синдром заначки.

О. Кашин:

- И они будут гнить, деньги. Знаете, как гниют деньги? Между прочим, британские деньги делаются из пластика с некоторых пор, купюры, поэтому интересно, да, как они у меня будут деградировать в лукошке. Главное - чтобы были, конечно же.

Программа в студии Радио КП

Э. Чесноков:

- Слушайте, это все ужасно пошло. А умные люди, они хранят все в оффшорах, в панамских бумагах хранят. Потом, правда, панамские бумаги всплывают, но ведь никогда еще того, кого не надо было коллективной Хиллари, они почему-то не уничтожили эти панамские бумаги. Так что все ясно. Но вопрос в другом. Что на наше национальное достояние, Яндекс, произведен опять-таки наезд. Ну, сколько можно нам не реагировать? Давайте уже какие-нибудь экономические санкции… Слушайте, даже уже против Украины какие-то слабенькие, вяленькие, дохленькие, но ввели там какие-то санкции… список там из 400 человек санкционный обнародовали, они все равно держат у нас активы, но бог с ними, но список-то хотя бы есть. Может, мы тоже такой белорусский список дадим? Не, знаю, там список Пегова или вот, как зовут того человека, который погиб?

О. Кашин:

- Я тоже видел фамилию, она, если бы он был жив, была бы смешная, скажем так, и тоже интересно - давайте, у кого есть возможность, проверьте, правда ли он был судим за убийство? Потому что есть сомнение…

Э. Чесноков:

- У Джорджа Флойда тоже был целый букет судимостей. В данном случае это неважно. В данном случае важен символ.

О. Кашин:

- Ну да, это не повод его убивать. И тоже вот интересно, я еще раз посмотрел выступление этого мужчины, Караева, министра МВД, осетин, да, опять же, при всем уважении к осетинскому народу, интересно, конечно, что вот Белоруссия послевоенная началась с наркома НКВД Цанавы, такого местного Берии, который в здании МГБ Белоруссии даже выстроил себе такую как ротондочку на крыше, чтобы из нее смотреть из кабинета своего на матчи Минского «Динамо». И, собственно, история советской Белоруссии заканчивается тоже кавказским силовиком. Поразительно, вот в этих соснах, в этих песках, белорусских болотах почему-то жизнь силовая зарождается именно с таким горским акцентом, оттенком… Очень интересный феномен, мне кажется.

Э. Чесноков:

- Да, но мы ждем конкретных действий от наших людей, которые должны заниматься вроде бы национальной безопасностью. Потому что, если вы помните, была еще одна странная операция, помимо воссоединения с Крымом в 2014 году - это турецкая история 2015-2016 года, когда вдруг мы запретили продавать туда туры, мы запретили покупать помидоры, все бизнесмены, которые подавались на гостендеры, особенно в Краснодарском крае, должны были, я знаю от людей, я лично это видел, написать специальное заявление к заявлению об участии в гостендере, что они не имеют никакой связи ни с какими бизнесменами из Турецкой республики и случилось невозможное! Наш Эрдоган снова стал россиянином, показывает страшные репортажи с опустевших турецких курортов… То есть, это работает! Экономическое принуждение работает, если его применять точечно и адресно.

О. Кашин:

- Я неправильно вас понял, наверное. Вы считаете, что помидорами мы, Россия, принудили Эрдогана в чему-то? Мне-то казалось, что как раз…

Э. Чесноков:

- Не помидорами, а их отсутствием.

О. Кашин:

- Ну да. Мне-то казалось, что этими метаниями от дружбы с Эрдоганом к вражде с Эрдоганом Россия как раз себе испортила карму, наверное, да. Тем более, что, когда сегодня со спины второй летчик говорит, что вы мне еще за командира ответите, да, помните такую историю? А потом вдруг оказывается, что проблемы нет и ракеты мы им продаем, - ну, как-то тоже непоследовательность, которая может быть оправдана даже какими-то высшими соображениями, но их никто никому не объясняет, и люди, которые хотят быть лоялистами, вынуждены колебаться…

Э. Чесноков:

- Я о другом. О конкретном кейсе, как с помощью экономического санкционного давления конкретного, адресного, очень болезненного, которое принесло многомиллиардные убытки нашему дорогому партнеру, мы смогли принудить его следовать все-таки в нашем фарватере.

О. Кашин:

- Эдвард, это такая очень радикальная официальная версия все-таки…

Э. Чесноков:

- Есть все-таки один святой человек, Илон Маск написал: печально наблюдать за событиями в Белоруссии, что мы можем сделать? А что он может сделать? Может быть, ракету направить или подлодку? Или, может быть, огнемет - он же огнеметы на случай зомбиапокалипсиса готовил…

О. Кашин:

- Там еще был нюанс. Это белорусские оппозиционеры тэгают знаменитых людей - Билл Гейтс, помоги; Илон Маск, помоги. И Маск реплаем ответит: а что я могу сделать? То есть, как раз не так, что он хочет помочь и дать огнемет.

Давайте прощаться. Эдвард, еще раз с днем рождения вас! Возвращайтесь наконец-то из своей Африки, а то, как показывает опыт Украины, в Африке можно остаться навсегда!

Э. Чесноков:

- Вернусь!

27 сентября в Нагорном Карабахе произошло обострение армяно-азербайджанского конфликта.
В воскресенье, 27 сентября, в Нагорном Карабахе вспыхнули боестолкновения Армении и Азербайджана. Каждая из сторон обвиняет друг друга в нападении первыми