Олег Кашин: Пока жив Владимир Путин, Крыму ничего не угрожает

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают годовщину присоединения Крыма к России, возможную блокировку Твиттера и криминальные новости

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. И в русском Крыму, в котором отмечается седьмая годовщина референдума и воссоединения с Россией, Эдвард Чесноков. Здравствуйте, Эдвард!

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович! Я не просто в Крыму, а на фоне Ялты. Кто смотрит нас в эфире, могут увидеть Ялту за моей спиной. Я не чувствую особенного праздничного настроения, я прошелся по улицам Ялты с утра. Единственный российский флаг, который я увидел, находился на здании библиотеки, где, вероятно, ему положено быть.

С одной стороны как-то и не праздник, с другой, получается, что российский Крым – это данность.

О. Кашин:

- Вы сказали про флаг, я вспомнил свою поездку в Крым в дни российского военного вторжения туда буквально, я пришел в республиканское управление тогда еще украинского МЧС, над которым уже не было украинского флага, был только крымскийс татарской закорючкой. И ко мне вышел зам начальника управления, спрашиваю, а где украинский флаг? Он говорит, поскольку было неясно еще, присоединят или нет, а не знаю, постирать отправили. И я понимаю, что вот этот хитрован с этой крестьянской улыбочкой крымской, он наверняка по-прежнему работает в российском уже МЧС. И так же относится к флагам: мало ли что? Может, через десять лет опять будет украинский флаг?.. Или турецкий.

Кстати, забавно, сегодня узнал. Двести лет открытия Антарктиды в прошлом году. Оказывается, есть монетка 2 евро, на которой имя Беллинсгаузена. Андреевский наш российский флаг. И угадайте, кто эту монетку выпустил?

Э. Чесноков:

- Елизавета Вторая?

О. Кашин:

- Монетка 2 евро. В Англии фунты. Монетка эстонская, потому что Беллинсгаузен эстонец. И российская символика в виде андреевского флотского флага проникла на евро монеты, через вот эту дружественную Эстонию.

К вопросу, что нет праздника. А чего быть-то празднику? Ведь официальная дата воссоединения 18-го числа, да, когда всеми уже забытый Чалый и Аксенов подписывали в Кремле это соглашение с Путиным, произнесшим свою великую, прямо скажем, крымскую речь.

Но сегодня Песков сказал, что в России, в Кремле не допускают возможности проведения референдума по выходу части страны из ее состава, поскольку это противоречит конституции. Ха-ха, в такой день! На Украине тоже было не положено проводить такие референдумы, но кого это останавливает?

Э. Чесноков:

- Даже Чеченская республика, с которой у вас сложные отношения, в свое время провела референдум о том, чтобы оставаться в России. Это было в начале нулевых. И те чеченцы, с которыми я разговаривал, они при всем сложном их отношении к некоторым персонажам, за Россию и за то, чтобы быть в составе России.

О. Кашин:

- Душа-то за Россию, думаю, болит у всех, даже у англичан, тем более, что сейчас во всем мире и в Европе коллизия с вакциной AstraZenecа. Помните на той неделе Кремль через источники свои сообщал о готовящихся провокациях против «Спутник V», в итоге, наверное, бумерангом это отлетело на AstraZeneca, действительно, не рой другому яму. Или кто с мечом к нам придет…

У нас есть что сказать еще про Крым? Ведь главное событие дня не в Крыму, а в виртуальном пространстве.

Э. Чесноков:

- Вы про запрет Twitter?

О. Кашин:

- Да, потому что я не то, что один из первых русских пользователей Twitter, по крайней мере, я был тысячником еще…

Э. Чесноков:

- А еще Дмитрий Анатольевич.

О. Кашин:

- Я был до него, был тысячником еще в 2009 году. Twitter – это важная часть моей жизни. И неоднократно через Twitter я обращался к широкому кругу лиц с совершенно разными высказываниями. И есть такой мем, я знаю, что вас сниженная лексика шокирует, но обращаясь к Роскомнадзору сегодня, хочется сказать, анус себе заболкируй, пес! Естественно, любая борьба со сложившимися частями гражданского общества, если угодно, борьба с горизонтальными связями, в ней обречен.

Думаю, пока расчет на то, что Twitter как гибкая компания договорится с российской стороной. Ну, а за Twitter маячит YouTubе. И это более драматично, потому что в Twitter, конечно, все шутят про всякие глупости, мемчики постят или что еще, я нами с вами стенограммы растаскиваю по 280 знаков на цитаты, а есть YouTubе, в котором я сегодня…

Э. Чесноков:

- Главное, чтобы 280 знаков не переросли в 282 статью.

О. Кашин:

- Разумеется. И я всегда об этом помню, всегда об этом думаю.

Э. Чесноков:

- Помните.

О. Кашин:

- Конечно. И наша редакция тоже стоит на страже. Но Twitter – это реально для гиков, для модной и креативной молодежи, для журналистов, для навальнистов, между прочим, потому что все истории про Кац травит Яшина, Яшин травит Каца – они из Twitter.

Э. Чесноков:

- В Instagram как-то уже не травится.

О. Кашин:

- Конечно. Instagram – вообще пространство гламура, новый глянец. А есть YouTube, в котором я сегодня узнал цифру – 7,7 миллиона одних только стримеров. И мы с вами одни из них, Эдвард. То есть, это не просто большая часть общества, это гигантский кусок нации, если угодно.

Э. Чесноков:

- И миллиардные обороты.

О. Кашин:

- Да. И я понимаю тех евангелистов запрета YouTube, у которых от жадности капающая слюна: а давайте создадим российский YouTube, чтобы эти миллиардные обороты доставались нам. И чтобы мы пилили.

Э. Чесноков:

- А я понимаю патриотов, которые находят на YouTube проповеди террориста Саида Бурятского, который там, без шуток, есть.

О. Кашин:

- Я видел. Давайте точечно банить проповеди Саиду Бурятского, такая техника тоже есть. А настоящие патриоты, я вам расскажу, как они себя чувствуют. Вот я сегодня, есть такой Александр Нечаев, он заместитель главного директора ВГТРК, он отвечает за их стриминговый сервис, насколько я понимаю, «Смотрим». И вот они сегодня на этом «Смотрим» сделали раздел фильмов, доступ к которым был ограничен зарубежными сервисами, куда выпустили и «Крым. Путь на Родину» Кондрашева, и «Беслан» Рогаткина. И это правильная тактика. Понятно, лицемерие, но формальное, речь о том что кровавый YouTube блокирует доступ народа к этим гениальным фильмам Кондрашова. Смотрите Кондрашова на платформе «Смотрим»! А на платформе YouTube смотрите Кашина с Чесноковым.

Не блокируйте! Зачем?

Э. Чесноков:

- Да затем же, что он навязывает нам определенную повестку. Я посмотрел пару фильмов Навального чисто из профессионального интереса. Но и до того, притом, что я смотрю разве что красивые пейзажи городов России, мне регулярно в рекомендуемых показывали Навального и другие оппозиционные видео. Как же так? Может, потому что манипуляция происходит со стороны этих цифровых платформ западных?

О. Кашин:

- Эдвард, я вспомнил из морской юности, как бы это ни звучало, у нас была одна на весь экипаж видеокамера, времена были лихие – девяностые годы. И эту видеокамеру носил с собой наш капитал второго ранга, который отвечал за нашу дисциплину. И он потом сделал фильм о том, что он снял, что вот в Амстардаме как он заходит в стриптиз, снимает голых женщин, его выгоняют.

Э. Чесноков:

- Господи, он снимал о том, как он снимает?

О. Кашин:

- Да. И за кадром он поясняет, очевидно, для жены, что я, как честный российский гражданин, у нас этого нет, зашел посмотреть, до каких глубин падения дошли…

Э. Чесноков:

- В красоте порока.

О. Кашин:

- Так и вы, Эдвард, чтобы ужаснуться красоте порока, ни в коем случае ни ради того, чтобы узнать какую-то страшную правду, вот так поясняете, зачем вы смотрите Навального. Ну, бывает. И представьте, что завтра, чтобы посмотреть Навального, вам придется настраивать VPN или искать его где-то в подполье. У меня знакомый, работающий на радио «Свобода» - иностранном агенте, кровавая радиостанция ненавистная всеми, хорошо сказал, что у них в редакции такая идея – читать в эфире на коротких волнах ленту Twitter, потом пересказывать какие-то модные фильмы YouTube, чтобы люди в России сквозь вой глушилок слушали это, как когда-то по радиостанции «Свобода».

Э. Чесноков:

- Знаете, китайцы тоже не могут на YouTube фильмы Навального посмотреть, но почему-то не один из более чем миллиарда жителей Поднебесной на этой еще не пожаловался. Переживем.

О. Кашин:

- В очередной раз, когда вы ставите нам, русским, свободному христианскому белому народу в пример населения тоталитарной коммунистической диктатуры, я хочу сказать, нет, мы лучше их, мы культурнее, развитее. И мы имеем право на доступ к информации.

Еще раз повторю главный мой тезис. Когда власть встает на пути буквально технического прогресса и культурного тоже, она обречена. И попытки его оседлать, когда в Telegram пришли все эти кураторы, нормально, это лучше, чем блокировка, там Telegram замусорен прокремлевским контентом, но его никто не блокирует.

И вот горячая новость. В татарстанском городе Заинск сгорел памятник воину-освободителю, изготовленный из огнеупорного материала. И установленный к юбилею Победы меньше года назад. Горение на площади 6 квадратных метров. Поставили вместо старого из огнеупорного материала-полимера. Выражаем сочувствие жителям города Заинска. И вопросы к тем, кто его ставил.

Э. Чесноков:

- Есть с этим городком татарстанским еще одна история. С настоящими жертвами. Я об этом уже рассказывал месяц назад. Местный священник отец Андрей, который организовал уникальный православный стартап – автобус, где жители дальних татарстанских сел, где в годы советской власти разрушили церкви, могли в этом православном автобусе, трансформировавшимся в храм, приобщиться святых даров и других таинств.

Так вот. После того, как сам Патриарх одобрил этот проект, вышли материалы в федеральных СМИ, против отца Андрея из города Заинска возбудили дело о педофилии, которая якобы имела место в 2012 -2013 году. Какие-то очень странные дела в этом городке… Стивенкинговщина.

О. Кашин:

- У нас есть другой татарский писатель, которого мы регулярно вспоминаем, Гузель Яхина, шлем ей привет. Говорят, у вас есть письмо слушателя, которое вам не терпится прочитать.

Э. Чесноков:

- Да. Андрея из Китая нам пишет. «Эдвард и Олег! Я слушаю вашу полемику и когда Эдвард говорит «ну, позвольте» в ответ на какую-то мерзость наших чиновников американские жабогадючники делают в десять, в сто раз большую мерзость. Конкретный пример – у нас 170 муниципальных депутатов и Ройзмана задержали. У них почти такое же число – 176 людей. И реально возбудили против них уголовные дела просто за то, что они зашли в Капитолий».

О. Кашин:

- Вы вчера об этом говорили.

Э. Чесноков:

- Да. И вы на это отвечаете, что нам нужно смотреть не на другие страны, а на нашего товарища майора, потому что мы в России живем. И вот наш радиослушатель Андрей из Пекина предложил посмотреть на этот наш спор с совершенно другой стороны. Представьте, что я - ученик, пришел к маме после контрольной в школе. Мама спрашивает, сколько ты получил? Тройку. И она тебе подзатыльник! И ты говоришь, подождите. Это была сложная контрольная, за которую все остальные получили двойки! Я получил тройку, остальные двойки. Она тебе два подзатыльника. И на этом фоне как-то расти, мотивироваться на то, чтобы получать пятерку, например, по демократии и по качеству работы полиции как-то совершенно нет.

Вот такое письмо читателя.

О. Кашин:

- Эдвард, в этой конструкции кто нам пятерку ставит? Сами должны ставить пятерку. И если Российское государство ведет себя на двойку или на кол, естественно, его надо сажать на кол или, по крайней мере, клеймить словами всевозможного позора.

А что касается симметричных мер, я слышал сегодня, что компания Google в ответ на возможную блокировку YouTube пригрозила России заблокировать работу операционной системы Android, которой пользуется 60% владельцев смартфонов.

Э. Чесноков:

- Даже в Китае Android не заблокирован. Но так и отлично же!

О. Кашин:

- А отлично что? Нам выдадут триллион на разработку российской информационной системы? Помните знаменитые телефоны, которые делал еще Чубайс, потом Ростех. И где они?

Э. Чесноков:

- Если бы не живительные санкции, наша сельскохозяйственная промышленность не воспряла бы на импортозамещении. И не превратилась бы в экспортера номер один во всем мире как при царе-батюшке. Если сейчас Google введет против нас аналогичные санкции и даже что-нибудь прекратит, ну, так отлично же! Это значит, что наш гениальный дубайский предприниматель Павел Дуров разработает полноценную операционную систему вместе с Натальей Касперской. И наступит полная цифровая суверенизация. Мне иногда кажется, что эти западные жабогадючники реально подыгрывают нам, чтобы в России укрепилась экономика. На нас они, на самом деле, работают, будучи завербованными еще тогда, в 79-е.

О. Кашин:

- Не на нас с вами, хотя ваша африканская деятельность вызывает вопросы, может, на вас, но не на меня точно. А так, действительно, есть мировой интернационал жаб и гадюк, которые в зависимости от флага, делают общее дело. Разумеется, те негодяи, которые заблокировали Трампа в Twitter – это родственники тех негодяев из Роскомнадзора.

И все это абсолютное зло, что мировые гиганты, что российские чиновники и майоры. И главное, как писал поэт Евтушенко, они всегда договорятся между собой, а мы – простые русские люди, всегда останемся в пролете. Это ужасно, но это повод и для злости по отношению к ним, и для терпения, что будет на нашей улице праздник. Проплывет еще по телеку труп нашего врага.

Э. Чесноков:

- Я только не понял: «по телеку» или «по Тереку»?

О. Кашин:

- Я сказал про реку, потом подумал, что звучит, как «телек», поэтому по телеку покажут. Всякое бывает.

Э. Чесноков:

- При этом очень странные дела у нас творятся в Нижегородской области. Урбанист всея Руси Илья Варламов сообщает душераздирающую историю жительницы сей области Полины Пантелеевой. Ей отказались вводить вторую дозу "Спутник V" из-за того, что доза закончилась. И только после шумихи в СМИ Полине Пантелеевой перезвонили и предложили заехать. Надеюсь, в поликлинику, а не в отделение.

О. Кашин:

- Это к вопросу о том, почему россияне не прививаются, потому что Российское государство понимает, что вакцины на всех не хватит. И само не форсирует тему прививки, скорее, форсирует тему антипрививочной культуры, чтобы потом говорить: посмотрите, какой у нас дикий народ.

Если говорить про новости дня, интересная история в Татарстане. Мужчина по имени Галиуллин, его заставляли полицейские делать наркотики для фабрикации дел. Четверо сотрудников полиции задержали его год назад. И потребовали от него производить наркотики, снабдили его компонентами. И по веси следствия целью у полицейских было с помощью собственной лаборатории фальсифицировать инициативные уголовные дела. И заодно они склонили его к употреблению, после этого он уже пожаловался в УСБ. Дикая история. И вопрос: не что делать с татарами, бог бы с ними, а вопрос…

Э. Чесноков:

- А зачем что-то вообще делать с татарами? У меня бабушка татарка.

О. Кашин:

- Бабушка татарка либо мы все считать Гузель Яхину, нет. Я хочу сказать, что российская полиция в очередной раз пробивает дно. И нам с вами пора подумать, как сделать так, чтобы доверие общества к ней вернулось. Понятно, конечно, всех убить и посадить. А дальше?

Э. Чесноков:

- В российской полиции служат ровно такие же россияне, глубинные россияне, как мы с вами. Там ровно столько же героев и предателей, сколько в среднем…

О. Кашин:

- Сколько в нашем с вами коллективе.

Э. Чесноков:

- Да.

О. Кашин:

- Собери Кашина и Чеснокова, один будет герой, другой предатель.

Э. Чесноков:

- Нас спасет искусственный интеллект. Если ввести андроидов-полицейских, то они будут исключительно котиков с деревьев снимать, а не наркоту варганить. А кто у нас занимается андроидами? Все знают, кто. И вот эти сколковские интеллектуалы нас всех спасут, я уверен.

О. Кашин:

- Но до этого времени российские полицейские еще успеют и наркотиков подбросить, дел сфабриковать, насилие проявить в своих закрытых дверях полицейских участков.

Э. Чесноков:

- Пользуюсь возможностью прорекламировать невероятно смешной сериал «Проект Анна Николаевна» о том, как робота в обличии прекрасной женщины назначили в российскую полицию служить в небольшой городок. С одной стороны, кинофантастика, с другой, сдвиг окна Овертона, чтобы мы привыкли, что некоторые полицейские не будут людьми.

О. Кашин:

- Думаю, до воцарения роботов нам придется подождать, пока каким-нибудь мэром российского города станет, например, трансгендер, как на обложке журнала Time…

Э. Чесноков:

- Не бывать тому, потому что феминистки воспротивятся.

О. Кашин:

- Трансгендер из «Единой России»! Феминистки из «Справедливой России»!

А нам Антон из Белгорода звонит. Антон, здравствуйте.

Антон:

- Добрый вечер. Я, наверное, лет 6-7 назад слушал прямую линию с Владимиром Путиным и он говорил, что главная ценность нашего государства - это люди. И это главный наш ресурс. Я с ним согласен, да, действительно, главный ресурс - это мы. Но как так получилось, что на политической арене нет конкурентов, кого было бы интересно послушать, кто бы действительно был бы…

О. Кашин:

- Слушайте, ну, откуда им взяться, когда все выжженное поле, когда системные партии, и когда даже Навального сажают в тюрьму…

Э. Чесноков:

- Господи, ну какое выжженное поле? Его сама оппозиция выжигает. Вы же были в координационном совете оппозиции уже девять лет назад. Где он сейчас, Олег Владимирович? Его Путин выжег?

О. Кашин:

- Его Путин выжег, разумеется. Потому что, конечно, администрация президента для этого и существует. Как орган, который отвечает за ликвидацию любой активности.

Э. Чесноков:

- Это вы работаете на администрацию президента и Путина, поскольку вы участвовали, пусть косвенно, но в выжигании этого КС оппозиции…

О. Кашин:

- Я могу вам сказать, что как бы начальником аппарата, ответственным секретарем координационного совета был Дмитрий Некрасов, который сейчас мелькает по телевизору, как либерал.

Э. Чесноков:

- Значит, вы, оппозиционеры и Навальный, он же глава координационного совета оппозиции, настолько наивны, что человека с таким бекграундом пригласили в главный оппозиционный орган…

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, прикольно говорить при события девятилетней давности, а сейчас-то Навальный сидит, давайте это иметь в виду… А так политика наша, да, хорошо, не одним Навальным жив человек. Платошкин? Эдвард, где Платошкин? Где ваш брат Платошкин?

Э. Чесноков:

- Подождите, а саратовский депутат вполне себе…

О. Кашин:

- … потому что его же задерживали, Бондаренко. А где, простите, Никита Исаев? Возникают яркие люди и потом почему-то они ликвидируются. Где Борис Немцов? Бориса Немцова убили чеченские МВДшники…

Э. Чесноков:

- Немцов - это действительно трагедия. Но посмотрите, Кац и Яшин, что они делают? Это их Путин лично стравливает? Если Твиттер будет заблокирован, то это им только поможет, мне кажется. С энтузиазмом делят власть…

О. Кашин:

- Кац сегодня есть, а завтра скажут - Кац иностранный агент, посадят Каца и ни я, ни вы с этим ничего не сделаете. А у нас есть еще один звонок. Роман из Питера. Здравствуйте, Роман.

Роман:

- Здравствуйте. Эдвард, вы жаловались, что вам в интернете где-то постоянно подсовывают Навального. Вот представляете, а всей стране по телевизору постоянно подсовывают только одну точку зрения…

Э. Чесноков:

- Подождите, сразу видно .что вы не смотрите программу «60 минут», где можно послушать точку зрения Кашина.

Роман:

- Подождите, позвольте я закончу предложение. Можно подумать, что у нас уже по Салтыкову-Щедрину единомыслие уже на Руси введено.

Э. Чесноков:

- Подождите, радио «Эхо Москвы» у вас в Петербурге заблокировали, видимо, да?

Роман:

- Нет. Вот осталось немного в «Комсомолке», немного в «Эхо Москвы» и все. И больше ничего не осталось. По телевизору я никого не вижу. А я хочу вам напомнить, что без копейки денег Навальный в Москве собрал 27,5% на выборах мэра. Это уважаемый человек.

Э. Чесноков:

- Ой, у него было очень серьезное финансирование. Вопрос в том - откуда.

О. Кашин:

- Нет, вопрос в том, что любое финансирование - не есть преступление. Это нормально, когда разные люди…

Э. Чесноков:

- Нет, наш слушатель сказал «без копейки денег». Деньги у Навального были, у него с этим всегда было хорошо.

О. Кашин:

- Ну, еще раз - Навальный в тюрьме сидит, его посадили ни за что…

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, на Первом канале показывают Владимира Владимировича Познера, который Государственную Думу Государственной Дурой называет. Что вам еще надо?

О. Кашин:

- Слушайте, ну, сейчас будете говорить, что Володин тоже как бы опальный человек и, если его показывают, значит, оппозицию показывают. А Володин, да, сегодня сказал, что надо в школьный курс истории ввести Владимира Путина, потому что без Путина не было бы России. То есть, как бы тоже острая точка зрения, с которой Песков не согласен. Спасибо большое, Роман.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, Кашина по телевизору показывают. Екатерину Винокурову показывают. Меня даже иногда оказывают, потому что я жестко критикую Лукашенко… Гозмана, Олег Владимирович, Гозмана…

О. Кашин:

- Гозмана перестали показывать и держали сами понимаете за что - за эту фактурную внешность…

Э. Чесноков:

- Да, за то, что Гозман на рельсы русского национализма перешел, вот и перестали.

О. Кашин:

- А у нас есть еще звонки? Аскер, Адыгея, здравствуйте.

Аскер:

- Здравствуйте. Олег, вопрос такой. Когда Горбачев правил в период перестройки началась у нас в стране вот эта многопартийность, многоукладность в экономике и прочее.

Э. Чесноков:

- ЛДПР в 1989 году создали.

Аскер:

- Ну, да, с 1985-го по 1991-й год. Китайская газета коммунистической партии, вот эта, официальная у них, она заявила, что заявление Горбачева о том, что для Советского Союза многопартийная система лучше, более эффективнее будет, китайская газета сказала, что это абсурд мелкобуржуазного толка.

О. Кашин:

- Аскер, а вы помните, что было, когда у нас была анархия, вакханалия, академик Сахаров в парламенте, что было в 1989 году в Китае? Танками давили демонстрантов. Понятно, что вы скажете, что хорошо, что давили. Но представьте, Аскер, вас давят танком, ваши кости хрустят под танковой гусеницей, вы умираете под танком. Вам приятно? Какого черта вы ставите нам в пример коммунистическую тоталитарную диктатуру? Мы не хотим в ней жить. Китай - зло. И эти айфоны они зарабатывают унижением народа и превращением его в рабов. Как при Мао, так и сейчас - ну, хорошо, они сейчас получше одеты, но рабами и остаются. Не ставьте нам в пример китайскую диктатуру.

Э. Чесноков:

- Подождите, в Китае шесть партий в парламенте.

О. Кашин:

- И в ГДР было шесть партий в парламенте, что Путин тоже помнит, поскольку он там служил. Это не есть показатель. Показатель - когда танки ездят по живым людям. В Китае они ездили, в Китае есть концлагеря, в Китае нет свободы. Поэтому Китай - зло. Не должно быть никакого Китая, мы - белый европейский народ, христианский.

Э. Чесноков:

- Подождите, уберите черепомерку, Олег Владимирович. У нас, между прочим, есть и афророссияне, которые за ДНР сражаются. Мы полиэтничная империя. Мы - новый Рим.

О. Кашин:

- Подождите, но все же, когда говорят «навели порядок», всегда почему-то люди думают, что порядок будут наводить они. Что плетку надсмотрщика в лагере будут давать им. Нет, не будут. Кто требует лагерей, сам будет в лагере гнить. Кто требует 37-го, сам первый получит пулю в затылок. Это закон истории и он справедлив. Не должно быть такого порядка. Должна быть гармония, любовь, свобода и благополучие. Вот о чем мы должны мечтать, а не о полицейском порядке и не о танках, которые ездят по демонстрантам.

Да, действительно, важная история относительно, по крайней мере, вот у нас отгремели споры о памятнике Александру Невскому, а наступающий год - год же 800-летия Александра Невского и сегодня Владимир Мединский оживил в нашей памяти собор Александра Невского, который уже на излете Российской империи был построен в Варшаве, красивый собор, его взорвали при Пилсудском, как символ российского владычества, и сегодня Владимир Мединский предложил в идеале его восстановить. Ну, понятно, это трудно при нынешних поляках, и поставить, по крайней мере, на его месте памятник. Тоже такой интересный момент. Понятно, что этого не будет никогда, но, по крайней мере, тоже стоит вспомнить о том, что собор Александра Невского в свое время строился и в Таллинне, в Болгарии, насколько я помню, в Софии главный собор носит это имя. В общем, перспективная тема.

Эдвард, а завтра же годовщина 30-летия референдума сохранения Советского Союза. Проголосовал народ сохранить, но, как вы понимаете, случилось все иначе. Вот, может быть .и с Крымом тоже, есть такой риск, именно в эти дни так же крымская годовщина.

Э. Чесноков:

- Пока Россия сильна, ничего плохого не случится. Ведь вы помните, что стало в 1991 году? Ослабла Россия. Метили в коммунизм, а попали в другое.

О. Кашин:

- А давайте я по-володински скажу - пока жив Владимир Путин, Крыму ничего не угрожает. А любой следующий уже сможет его использовать как предмет торга с западом. Это тоже надо как-то учитывать, бояться этого или иметь это в виду, по крайней мере.

Э. Чесноков:

- Вы знаете, была замечательная книга «Третья империя» - и там президент России, следующий после, был родом из Крыма, из Севастополя. Интересно, многообещающе…

О. Кашин:

- Вот как раз есть имя. Чалый. Человек, который вводил Севастополь в состав России семь лет назад, а потом его слили, потому что чиновники, назначенные Москвой, Москве милее, чем народный севастопольский лидер. И так всегда происходит. Я не знаю, что с ним сейчас, но в эти дни надо вспомнить тех людей, которые привели Крым в состав России и уже их Россия предала - конкретного Чалого, да. Кошмар же на самом деле.

Э. Чесноков:

- Чалый сам отказался.

О. Кашин:

- Знаем, знаем… сам отказался. А Шестун серпуховский не отказался и знаете, что с ним стало? Сейчас он в Твери на пересылке и жалуется, что в тюрьме холодно.

Э. Чесноков:

- Шестун очень сложный человек, например, при всей, наверное, нашей к нему не то что даже симпатии, а сочувствия, так и непонятно, откуда у него взялись многочисленные объекты имущества и другие активы, которые вряд ли он купил на зарплату.

О. Кашин:

- Разумеется. Но вот берешь любого чиновника и спрашиваешь - чиновник, а сколько стоят твои часы, а зарплата у тебя какая? Я говорю, что вот есть какой-то особенный Шестун, а глава соседнего района - честный бессребреник и ездить на жигулях-копейке.

Антон из Ростова нам успел позвонить. Антон, здравствуйте.

Антон:

- Здравствуйте. Вчера вот интересная беседа по Крыму была, очень животрепещущая, и у меня вопрос. Крым вообще чей? Кому он принадлежит?

Э. Чесноков:

- Крым - божий.

Антон:

- Россия вроде как признала его, но никаких инфраструктуры финансовой, IT там нету. Нету банков материковых, нету связи материковой. То есть, какой-то плевок в народ Крыма. То есть, как бы мы признаем, но - не признаем.

О. Кашин:

- Ну, вот Эдвард же жаловался сам, что интернет дорогой, потому что это международный роуминг формально. Ну да, естественно. Вот здесь уже я выступлю адвокатом российского дьявола - все рано или поздно будет. Мы видели, что возникла Почта Крыма отдельно от Почты России. Крымская железная дорога отдельно от РЖД.

Э. Чесноков:

- Вполне себе можно до Москвы и Петербурга доехать.

О. Кашин:

- Разумеется. В общем, придумают что-нибудь, это как раз не проблема. Понятно, что приятнее видеть Крым, как если бы это был Лазурный берег, но все делается как бы. Аэропорт, дороги построили. Если Крым лежит в разрухе - это не повод его отдавать обратно украинцам - вот в чем дело. То есть, уж на что я готов ругать всех налево и направо, говорить, что Крым можно отдать хохлам, нет, естественно, Крым - наш, Крым русский…

Э. Чесноков:

- Невероятная новость, которая похожа на страницы информагентства «Панорама». Но нет, в Москве, в Строгино, недалеко от дома, где прошли детские институционально угнетательные годы Манижы, снесли старый советский кинотеатр «Таджикистан» и построили на его месте культурный центр под названием «Современник». Как всегда, самыми большими националистами оказываются глубинные московские чиновники.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, а здесь я поскольжу по тонкому льду, потому что сегодня в вашем любимом Телеграм канале «Инфобомба» интересная публикация про папу Манижи, там даже опубликована фотография ее каких-то родственников с Эмомали Рахмоном. Оказывается, семья Манижи, если верить Телеграм каналу «Инфобомба», попилила миллиард долларов, которые Россия заплатила Таджикистану за электроэнергию.

Э. Чесноков:

- Вот видите, только мы понадеялись на строительство какой-то электростанции, только мы понадеялись, что вот, хотя бы простая девушка-мигрантка может всего достичь сама. Но на самом деле нет, и тут какие-то кланы. Остается только плакать и писать по много тысяч знаков в день, как мы с вами, чтобы найти свою аудиторию.

О. Кашин:

- Ну, писать в Твиттере пока можно. А потом можно будет в Телеграм каналах, поскольку Павел Дуров, которого вы назвали дубайским бизнесменом, уже давно бизнесмен опять петербургский, как был в юности.

Э. Чесноков:

- И слава богу. Вот она, национализация элит и суверенный интернет, без которого мы не можем с тобой.

О. Кашин:

- Просто вот один из звонивших из Петербурга правильно сказал про бутылку, почему-то национализация элит происходит вот именно с помощью нехитрых пыточных приспособлений. И здесь на самом деле есть повод…

Э. Чесноков:

- Да слова-то на них не действуют, понимаете. Путин каждый год говорит - выводите уже активы из своих оффшоров назад на родину-матушку, а они не выводят.

О. Кашин:

- Потому что Геленджика-то на всех не хватит. сами понимаете. Естественно, не все могут себе позволить дворец в Геленджике, поэтому им приходится строить на Лазурном берегу или в Лондоне.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, пусть дворец себе в Абхазии построят, например. Ну, Россия же большая.

О. Кашин:

- Но Абхазия не Россия, как мы знаем. Абхазия даже России не выдает преступников или, наоборот, сажает тех, кого Россия не готова была бы сажать. Но, если честно, Эдвард, мест, пригодных для жизни на территории России не так много и тот полуостров, на которым вы находитесь, одно из этих немногих мест, конечно же.

Э. Чесноков:

- И слава богу. И, более того, здесь в гостинице, где я нахожусь, ее построили при Брежневе, а интернет летает так, что даже в высоком качестве видео и звук. То есть, Российская Федерация продолжает бездарно проедать интернет, проложенный еще при Брежневе.

О. Кашин:

- Эдвард, слушайте, а это такая, собственно, советская, бетонная многоэтажная гостиница, да?

Э. Чесноков:

- Да, с таким барельефом забавным на входе.

О. Кашин:

- То есть, это же в ней снимали совершенно гениальный фильм с Анатолием Кузнецовым, который товарищ Сухов, да? «Частное лицо», по-моему, как сыщик из Москвы расследует преступление в Крыму, в Ялте, и обнаруживает секту сверхчеловеков, которые пытаются захватить мир и в итоге, естественно, все это ужасно кончается. Советую посмотреть. А так - всем пока. Эдварду - хорошего Крыма и хорошей поездки!ю

Э. Чесноков:

- Благодарю. Крым - наш - и это главное.

О. Кашин:

- Да, Крым - наш, и - долой Роскомнадзор, свобода всегда важнее всего остального! Всем - до завтра, пока!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!