Олег Кашин: Россия растерянно реагирует на реплики Байдена

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают выступление президента России и предложение встречи Байдену, криминальные новости, возвращение актера Серебрякова из Канады

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Эдвард Чесноков по-прежнему в Крыму. Вы там или уже вернулись. Здравствуйте!

Э. Чесноков:

- Я в Севастополе. Нашел тут скоростной интернет. И я знаю, о чем мы будем говорить – о русском ответе. Да?

О. Кашин:

- На самом деле, русский ответ. И давайте состыкуем его с вашим прибыванием. Русский ответ сегодня был дан публично Владимиром Путиным.

Давайте я на секунду встану на сторону Байдена. И сам назову Владимиру Путина в лицо убийцей, потому что в эпоху коронавируса такие толпы на заполненном стадионе «Лужники» - это, конечно, какая-то безумная дикость. Я понимаю, что в России немного иначе устроено, чем в Европе, но сейчас, когда еще зараза не побеждена, когда вакцины не хватает, собирать людей такими толпами ради телекартинки, ну, слушайте, можно было бы этого избежать.

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, я не понимаю, какие толпы? Вы о чем? О коронавирусе?

О. Кашин:

- Конечно.

Э. Чесноков:

- Вот сразу видно, что вы не смотрели, в отличие от меня, этот концерт. В «Лужниках», по крайней мере, из того фона, что я видел на ТВ, люди в масках сидели на трибунах.

О. Кашин:

- Я смотрел. Люди, как в бочке сидят в маске или не в маске. Зачем их собирать?

Э. Чесноков:

- Маски…

О. Кашин:

- Хорошо, даже бедного Путина, зачем его подвергать такому риску? Ради чего?

А что касается того, как Путин позвал Байдена в Clubhouse, конечно, интересная история. Может, не Clubhouse, понятно, но вот куда-то позвал на дебаты. Интересная история в том смысле, что хорошо, предположим, Байден согласится, хотя сейчас мы услышали от Джен Псаки, что он пока неизвестно, сможет ли, потому что завтра занят. А Путин сказал, давайте завтра или в понедельник.

Тем не менее, обращаем внимание, что за 20 лет карьеры Владимир Путин никогда не проводил дебатов ни с какими своими оппонентами, в том числе, на выборах президента России, а тут вдруг к американцу готов бежать! Что это такое? Это неуважение к русскому народу!

Э. Чесноков:

- Нет, Олег Владимирович, это готовность отстоять честь русского народа. Кстати, кто? Жириновский? Зюганов? Кто гипотетически мог бы пригласить его на дебаты – это 6никак не оскорбляло национальных чувств русского народа – какие-то заявления Жириновского или Зюганова. А заявление Байдена, оно нас оскорбило. И именнро поэтому Путин и выступил на защиту и выразил готовность к дебатам. Вот!

О. Кашин:

- Я здесь, наверное, немного нагнетая со своей сегодня демшизовой стороны, здесь я с вами согласен. Но уточню, что президентские дебаты – дело не в том, кто кого оскорбил. Как раз, неучастие кандидата от власти в дебатах, это пошло еще со времен Ельцина, понятно, почему, и дебатируют слабо, и считают, что власть должна быть сакральной, но это, конечно, историческое неуважение к избирателям. Это такая заметка на полях.

В целом, на самом деле, мы видим, давайте отрефлексируем саму драму, которая происходит сегодня. Действительно, вдруг, хотя понятно, что все копилось десятилетиями, случилось по инициативе американской стороны довольно жесткое обострение российско-американских отношений. И сегодня Джен Псаки сказала, что Байден не сожалеет о том, что он сказал вчера, что Путин – убийца. И мы видим, как российская сторона растерянно реагирует, причем, беспрецедентно растеряно. Я бы не стал связывать крымский концерт конкретно с Байденом, потому что, думаю, свою речь Владимир Путин готовил давно. Но предложение публично поговорить – это беспрецедентно. Это похоже на то, как мы недавно вспоминали Карибский кризис, когда финальное заявление о том, что советская сторона уводит ракеты с Кубы, было прочитано публично по московскому радио, потому что боялись, что шифрованная депеша не дойдет. И американцы начнут бомбить.

Э. Чесноков:

- Не то, что не дойдет, а перехватят ее противники примирения между нами.

Понимаете, ведь когда Зеленский, например, пригласил Порошенко на дебаты в таком эмоционально-тиктокерском видеоролике, люди аплодировали, да…

О. Кашин:

- Да, стадион…

Э. Чесноков:

- Ух, какой молодей, не побоялся! И когда Путин пригласил Байдена на дебаты, все такие: ой, а как, а это неправильно! А это слабость!

Ну, Олег Владимирович! Ну, будьте последовательны.

О. Кашин:

- Эдвард, я сказал, я произнес набор тех аргументов, которые у меня есть в моей демшизовой половинке моей раздвоенной души, а так-то я вижу, как российская сторона испугалась, да, растерялась и засуетилась. Вот этот уровень: «альцгеймер», «старый дурак» - это на уровне локальных хамов не выше Володина по статусу. На большом уровне, что Путин, что Медведев, скорее, благодушно – там мало ли, что сказал, там желаю здоровья. Помните, да? Сама фраза – как он обзывается, он так и называется – Путин еще уже трижды употреблял в дискуссиях, не помню, то ли с Лукашенко, то ли с Саакашвили, а фраза про здоровье, которую можно тоже истолковать по-разному. Есть легенда про Марину Салье знаменитую, да, женщину-депутата Ленсовета начала 90-х, которая еще в те годы расследовала коррупцию в мэрии Петербурга, очевидно, будучи предвзятой к Владимиру Путину, обвиняла его в том, что полковник КГБ пустил по миру Питер.

Так вот, когда Путин стал президентом, по версии Марины Салье, по словам Марины Салье он послал ей телеграмму на день рождения, что желаю вам здоровья и возможностью им пользоваться. И вот здесь, думаю, обращение к Байдену звучало примерно так же.

Э. Чесноков:

- Да нет, Олег Владимирович, это по-настоящему. Вы весь-то ответ слышали? Что, наверное, там кто-то ожидал, что Путин ответит оскорблением на оскорбление. Но это был очень тонкий ответ. Очень дипломатичный. Очень интеллигентный. Он заставил людей понять, вот кто есть кто. Кто бешено истерит, а вот кто спокойно и с достоинством…

О. Кашин:

- Эдвард, давайте…

Э. Чесноков:

- У нас есть синхрон.

О. Кашин:

- Давайте послушаем.

Маленькая реплика. Просто вы как будто бы заготовили мне ответ. И отвечаете, даже если я согласен с вами. Я же и говорю, что взаимное хамство: сам ты – больной и старый ублюдок – это уровень не выше Володина, это эти шавки из Госдумы, из «Единой России». А на уровне Путина все интеллигентно.

Э. Чесноков:

- Я летал с Володиным в Стамбул полтора года назад на межгосударственную конференцию. И он там очень достойно представлял интересы России.

О. Кашин:

- Я сам Володина люблю. Просто еще раз подчеркну, что вот жесткая критика Байдена идет с невысокого уровня, а на высшем уровне обращения вполне уважительные и испуганные.

Давайте послушаем синхрон Путина.

Путин Владимир Владимирович
Владимир Владимирович Путин
Президент Российской Федерации

- Я бы сказал ему: будьте здоровы. Я желаю ему здоровья. Говорю это без иронии, без шуток. Это первое.

Второе. Если говорить пошире по этой теме, то в истории каждого народа много очень тяжелых, драматических и кровавых событий. Но когда мы оцениваем других людей, мы всегда как бы смотримся как будто в зеркало. Мы всегда там видим себя. И вот, знаете, я вспоминаю… В детстве мы во дворе, когда спорили, мы говорили так: кто как обзывается, тот так и называется. И это не случайно. Это не просто детская поговорочка и шутка. Смысл очень глубокий в этом психологический. Мы всегда в другом человеке видим свои собственные качества. И думаем, что он такой же, как и мы. И из этого исходя, оцениваем его действия и даем оценку вообще.

О. Кашин:

- Да, на самом деле, давайте не будем игнорировать заместителя Владимира Путина в Совета безопасности Дмитрия Медведева, бывшего президента России, который комментируя высказывание Байдена, процитировал, вы не поверите, Эдвард, Фрейда. Он сказал дословно: ничто не обходится а жизни так дорого, как болезнь и глупость. Вот тоже такой интересный момент.

Э. Чесноков:

- Да. Сухой остаток по прошествии 24 часов. Байден показал себя, ну, мягко говоря, не далеким человеком. Ну, можно было как-то это дезавиуровать, сказать, ну, это был частный разговор, да что угодно! Эдвард Чесноков в качестве пресс-секретаря мог бы ответить, но Джен Псаки не стала дезавуировать. Это, по сути, официальная позиция. И как тонко ответили мы.

О. Кашин:

- Нет, секунду. Почему вы ставите знак равенства между недалекостью и желанием обострить? Более того, сегодня Блинкен сообщил, что американская сторона будет добиваться ликвидации всех компаний, участвующих в «Северном потоке-2». И, наверное, это рифмующаяся история. Да, США как-то снижают свою толерантность по отношению к Российскому государству. И Российское государство не понимает сходу, что с этим делать, потому что…

Э. Чесноков:

- При этом забавно, что там половина из этих компаний северопоточных европейские, причем, очень авторитетные.

О. Кашин:

- Мы помним опыт Рейгана, который тоже пытался сорвать сделку газ в обмен на трубы, не все у него получалось. Такое ощущение, я сам до последней секунды не хотел в это верить, но да, наверное, наступает какая-то новая российско-американская реальность, в которой нам с вами – Олегу и Эдварду – отведена роль таких вот граждан Ирака 2003 года, допустим, января. То есть, вот-вот что-нибудь начнется.

Э. Чесноков:

- Это же самое забавное. Все же понимают, что лет 15 назад вслед за этим жестким заявлением прилетели бы стальные серые птицы от американцев, а сейчас ничего.

О. Кашин:

- Конечно, птицы бы не прилетели лет 15 назад бомбить Россию. Я не могу себе представить, Эдвард…

Э. Чесноков:

- Нет, не Россию! А ту страну, которой эти слова адресованы. Типа там: Саддам Хусейн – владелец химического оружия! Его нужно демократизировать!

О. Кашин:

- А при Байдене разве не было еще ударов по позициям правительственных войск в Сирии?

Э. Чесноков:

- Да, при этом страшно критиковал Трампа за то, что тот без согласия с парламентом организовал свои удары по Сирии. Ну, свои удары теперь организовал.

О. Кашин:

- А про Россию, конечно, сложнее. Я здесь тоже не разделяю точку зрения своих воображаемых единомышленников, тех, кто сейчас говорит, что вот теперь мы ось зла и Байден с нами разберется. Нет, Россия, конечно, слишком сильна, богата и огромна, чтобы Байден с ней разбирался. Но если честно, представить себе такую тотальную конфронтацию в стиле 83-го года, когда ракеты в Европе, ракеты в Калиниграде, поскольку восточной Европы у нас уже нет, тем не менее, представить такое обострение с железным занавесом, отрубанием интернета, SWIFT, если угодно, отрубанием всего на свете – такое уже можно. Представить такое 15 лет назад было нельзя, потому что как же так, глобальный мир, даже оффшоры, деньги и дети российских руководителей, а 15 лет назад была проблема или не проблема, наоборот, гарантия мира, что слишком все интересы переплетены. А теперь спустя 7 лет после Крыма, вообще-то, возможно все.

Э. Чесноков:

- И заметьте, как удачно COVID-19 прилетел. Весь мир самоизолировался по клетушкам, можно кого угодно от кого угодно отключать, никто не заметит.

О. Кашин:

- Да, при этом я не знаю, как это выглядит из Крыма, по-моему, у вас в Севастополе была часть концерта сегодня…

Э. Чесноков:

- Да, на площади Нахимова.

О. Кашин:

- Там, где я 7 лет назад кричал «ура» вместе со всеми севастопольцами.

Да, это выступление Владимиру Путина сегодняшнее, конечно, я с интересом его посмотрел. И как он, помните, сказал, причем, видно было, что он, наверное, со времен Болотной, когда Навальный, помните, кричал: мы здесь власть, а Путин так не умел. Я помню робкого и неуверенного Путина…

Э. Чесноков:

- Не не умел, а не хотел. Путин вежливый в отличие от Навального.

О. Кашин:

- В 2012 году Путин пытался так в «Лужниках» себя вести. И видно было, что ему трудно. А теперь он, видимо, тренировался все эти годы, преодолевал комплекс. И сегодня прямо там: наберите воздуха, скажите – мы любим Россию! Да!

Э. Чесноков:

- И хорошо.

О. Кашин:

- Путин не только стареет, но и растет. Но сама содержательная часть, он немного повторял свое крымское послание 2014 года, он снова сказал про большевиков, которые по каким-то непонятным причинам, хотя понятно, по каким, если честно, раздали русские земли квазигосударственным образованиям. Собственно, будущим союзным республикам и забавно, как Путин после этого стал говорить: но мы смирились с этим, теперь эти люди для нас партнеры.

Но маленькое замечание, не могу молчать. Когда Владимир Путин говорит, что сами же коммунисты, их партия прогнила изнутри, развалилась, развалили страну, да, конечно, это правда, но важно учесть, что это говорит, во-первых, сам бывший член КПСС. Во-вторых, человек, окруженный бывшими членами КПСС всевозможными.

Э. Чесноков:

- И что?

О. Кашин:

- Естественно, я думаю, что должна быть какая-то рефлексия, что и часть его ответственности.

Э. Чесноков:

- Он не состоял в ЦК КПСС.

О. Кашин:

- Слушайте…

Э. Чесноков:

- Он был рядовым коммунистом, как миллионы других людей. 5 миллионов коммунистов…

О. Кашин:

- 18 миллионов коммунистов было. И ни один из 18 миллионов, в том числе, Владимир Путин не вышел на защиту любимой Родины.

Э. Чесноков:

- Можно сказать, что все 18 миллионов коммунистов виноваты, но нет, наверное, не будем всех подряд шульмовать.

О. Кашин:

- Действительно, когда СССР падал, людей, которые были против его падения, не нашлось. Их не было как таковых, по крайней мере, в публичном поле. Уже потом возникали там какие-то. Лукашенко в белорусском парламента голосовал против ратификации…

Э. Чесноков:

- Назарбаев, в общем, вроде как рассказывал, что он там за Союз был. И чуть ли не последним из рублевой зоны вышел.

О. Кашин:

- Из рублевой зоны даже Прибалтика не сразу вышла, в этом большой доблести нет. Так-то Горбачев за Союз взялся. Ну, ладно, просто интересно. И еще момент, что Путин, перечисляя те славные битвы, в которых русский народ отстаивал Крым, пропустил, наверное, самую драматическую историю в Крыму, а именно падение врангелевцев и захват Крыма красными войсками. То есть, вопрос тогда Крым…

Э. Чесноков:

- Ровно сто лет назад, получается.

О. Кашин:

- Сто один.

Э. Чесноков:

- Это 1921 год, мне кажется, нет?

О. Кашин:

- Пускай будет сто, но, действительно, поскольку есть же благодаря писателю Аксенову однофамильному премьеру Крыма, у нас зародилось давным-давно желание и сомнение, сожаление о том, что…

Э. Чесноков:

- Прошу прощения, 1920 года это было.

О. Кашин:

- … остался бы Крым русским при советской власти, вот это такой наш Тайвань. Поэтому вопрос, а почему Путин не упомянул так называемую гражданскую войну? Забыл?

Э. Чесноков:

- Мне странно, наоборот, что вы говорите «так называемую гражданскую войну». Реальную гражданскую войну. Тогда пришлось бы сказать, за кого мы? За белых или за красных? А Путин, он за всех, он президент всех россиян.

О. Кашин:

- Хотя, думаю, не мешало бы однажды определиться, о чем мы не раз говорили и в контексте похорон Ленина, и в контексте памятника Дзержинскому. А так – быть за всех, значит, быть ни за кого. Собственно, в этом Путин и есть, наверное, весь.

Э. Чесноков:

- Быть за всех – значит обеспечивать стратегическую стабильность общества.

О. Кашин:

- Это да, это вы очень хорошо сказали, Эдвард. Спасибо.

И у нас тут родилась пауза… Будто милиционер родился. И самое время сыграть в Кашин-бинго, потому что, действительно, удивительная полемика. Пока мы с вами разговаривали, Рамзан Кадыров вступил в такую же буквально жесткую полемику, как Байден с Путиным, с Песковым. Кадыров спорит и в ответ на то, что Песков сказал, что это не вопрос Кремля – обращение кадыровцев к Путину про «Новую газету», про публикацию Елены Милашиной о бессудных казнях, Кадыров Пескова обругал. И сказал, что вы меня озадачили: граждане России, оказывается, не могут обратиться к своему гаранту Владимиру Путину. И дальше Кадыров отрицает угрозу журналистам, говорит, нигде не видел даже малейшего намека для такой тревоги.

И дальше. Мало-мальски мыслящему человеку понятно, что сотрудники «Новой газеты» являются распоясавшимися от безнаказанности агентами известных западных служб, а не журналистами. Ну, что это за безобразие! И Песков, да, наш гордый великий Песков ведь проглотит этот ответ! Да?

Э. Чесноков:

- Не знаю, Олег Владимирович, я не пресс-секретарь пресс-секретаря. Ну, есть Россия, есть Кадыров. Ну, это факт. Это реальность, данная нам в ощущениях. И давайте лучше поговорим не о бесконечных ваших кашинокадыровых, а вот о реальной проблеме. Есть реальная проблема. В городе Котельники, а это город, где я прожил 16 лет, где прошла моя юность, откуда я ездил в литинститут, откуда я поехал на свадьбу, там тоже произошла одна история между мужчиной и женщиной. История совершенно чудовищная. Россиянин зарезал сестру. Ну, это нам обычно в таком духе рассказывают, а, на самом деле, у этой истории есть национальность.

О. Кашин:

- А какая? Я не вчитывался. Я видел эту новость, это убийство чести такое классическое кавказское. А кто это?

Э. Чесноков:

- Да вот непонятно. Но видно, что вот из новых москвичей, вернее, этот 43-летний мужчина жил некоторое время в Туле, потом приехал в Подмосковье. Его 40-летняя сестра, как выяснилось, развелась с мужем, при этом была беременна. И вот он кричал, это ужасно, на самом деле, я узнал фонарь, дом, это практически рядом с тем домом, где я жил в Котельниках. И вот этот мужчина сначала кричал по-русски, что она плохая мусульманка. Потом он что-то стал кричать на другом языке. И потом ее зарезал.

О. Кашин:

- Эдвард, а на ваш вкус, а мы с вами оба криминалисты-любители, это бытовуха или теракт? Я-то считаю, что теракт.

Э. Чесноков:

- Понимаете, есть такое понятие «преступление ненависти». Им еще западные СМИ любят пользоваться, но в основном там когда какой-нибудь белый, обычно психически больной, совершает какое-то преступление. И вот они пишут «убийство на почве ненависти».

О. Кашин:

- Но здесь буквально оно и есть. Если честно, я бы, несмотря на все свое миролюбие, конкретно этому человеку пришил бы какую-нибудь политическую статью вплоть до 282-й, потому что это не просто убийство, не просто бытовое убийство.

Э. Чесноков:

- Давайте назовем имена, не будем бояться. Мунир и Лейла. Фамилия Лейлы Аббасова.

О. Кашин:

- Это может быть кто угодно.

Э. Чесноков:

- Это не были системно угнетаемые люди, например, у женщины был Porsche Cayenne, она на нем за продуктами ездила.

О. Кашин:

- Бывает, но это не повод ее убивать.

А к вопросу преступлений ненависти и западной мировой жабе пожалуюсь вам, Эдвард…

Э. Чесноков:

- Вот она пишет, что Гасым после развода подарил ей этот Porsche Cayenne, уехал в Баку.

О. Кашин:

- А, понятно, какая национальность. Да.

Андрей из Москвы нам звонит. Андрей, здравствуйте.

Андрей:

- Добрый вечер. Маленькая ремарочка по поводу этих высказываний Байдена… Мне кажется, это даже не заслуживает обсуждения. Просто смешно это. Но ладно, это бог с ними. Скажите, а вот про пещерный национализм - это, получается, который против Путина? А не пещерный национализм - это который за Путина, да? И второй вопрос. Все-таки какой нам нужен ??, чтобы наконец нас спас от геноцида?

Э. Чесноков:

- Пещерный национализм - это Россия для русских когда кричат. Вот.

О. Кашин:

- Эдвард, вы утрируете. Все-таки есть такая проблема, когда вот наш слушатель сказал, что бывает национализм за Путина, хороший…

Э. Чесноков:

- Подождите, какой национализм за Путина может быть? Может, я что-то пропустил?

О. Кашин:

- Слушайте, да даже вы отчасти или тот же Егор Холмогоров. Есть набор каких-то людей, которые, будучи сторонниками Владимира Путина, или умеренными сторонниками Путина, пытаются его состыковать с национальными интересами русских. Там вот, не знаю, - голосуйте за русские поправки в Конституцию. Или голосуйте за памятник Александру Невскому! И в итоге почему-то всегда оказываются в дураках. Опять-таки я не злорадствую, это трагедия, естественно, националистов-лоялистов, но это всегда проблема. То есть, никакой национализм Путину на самом деле не нужно.

Про геноцид вопрос, если честно, я не понял. Вы поняли, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Нет, не понял.

О. Кашин:

- Ну и давайте скажем еще, что, когда наш слушатель говорит, что полемика Путина с Байденом не заслуживает внимания, ну да, вот придите к Путину и скажите - Путин, ты зря вот так засуетился, зря говоришь про дебаты, надо игнорировать, да?

Э. Чесноков:

- Он не засуетился, он навязал Байдену игру по своим правилам. Даже если Байден откажется от дебатов, если согласится, но, скорее всего, откажется, то все равно он уже будет играть по нашим правилам.

О. Кашин:

- Нет, а представьте, Эдвард, допустим, Байден завтра скажет - нет, дебатировать я не буду, потому что Путин настолько кровавый убийца, что мне с ним вообще говорить не о чем. Это же кошмар будет, Эдвард!

Э. Чесноков:

- Это будет отказ от дебатов и вспоминаем всю ту риторику, которую применяли к самому Путину, когда он не дебатировал просто потому, что занимался государственными делами.

О. Кашин:

- Ну, то есть, да, Байден будет завтра в Джорджии, а Путин будет в тайге в субботу, поэтому, что называется, можно будет списать на плохую связь. Но на самом деле я бы не хотел реально как-то… то есть, забавно, интересно, увлекательно наблюдать за этой драмой, но, извините, когда она может быть чревата если не реальной войной, то, по крайней мере, таким большим противостоянием, которое по каждому из нас ударит, наверное, лучше мир. Хотя, может быть, во мне говорит такой исторический пацифизм советского человека - лишь бы не было войны. Есть ли еще звонки? Антон из Ростова. Здравствуйте. Как у вас там дела?

Антон:

- Добрый вечер. Спасибо за передачу, все время вас слушаю. У меня вопрос про то, как выразился Эдвард, тонкий ответ Путина Байдену. Если можно, я кусочек процитирую? «Когда мы оцениваем других людей и даже другие государства и народы, мы всегда как бы смотримся в зеркало, мы видим там себя». И вот у меня вопрос такой. Государственная пропаганда нам все время говорит, что на западе одни геи, сплошная содомия и всякое такое. Что же получается, что это наше отражение, по логике Путина?

О. Кашин:

- Хорошая идея. Эдвард, как вы?

Э. Чесноков:

- Да не знаю. Еще раз. Есть Россия и есть ее национальные интересы, которые нам надо защищать и отстаивать. И есть наши западные партнеры - от Польши до США - которые делают все, чтобы сделать России хуже. Которые ни на йоту не соглашаются со мнением, что у России есть национальные интересы, которые не соглашаются даже на то, что зона бывшего СССР является зоной приоритетных интересов России. Точно так же, как Новый Свет является зоной приоритетных интересов США. Но нет, они не рассматривают нас в качестве равноправных партнеров. Только в качестве рабов. Все.

О. Кашин:

- Ну, кто кому раб опять-таки. По-моему, российское государство к народу примерно так же относится к своему. Юрий, Москва. Здравствуйте.

Юрий:

- Добрый вечер. Я хотел на самом деле вопрос предыдущего слушателя, который вы, видимо, не совсем поняли… я примерно понимаю, о чем говорил слушатель. Он имел в виду по поводу внешней угрозы, врага, и что должно произойти, чтобы прекратился геноцид. Скорее всего, он имел в виду, поскольку это уже является как бы понятным, что самая ущемляемая нация в России это русские, поэтому какое еще должно наступать 22 июня, чтобы опять вот это пошло - братья и сестры, дорогие русские, мы за вас опять поднимем бокал, только возьмите ваши винтовки и спасите наши пятые точки. Я думаю, что, скорее всего, в этом был вопрос.

О. Кашин:

- Спасибо за такую интерпретацию. Просто тогда не возьмите винтовки и спасите нас, а возьмите винтовки и погибнете за нас. Вот погибать за Ротенберга, допустим, не знаю, все ли будут готовы?

Э. Чесноков:

- Понимаете, если бы наши дорогие партнеры в случае своего гипотетического нападения ограничились бы объемом яхты олигарха, которой все равно на всех не хватит, наверное, я бы согласился. Но они же не ограничатся. Они у нас все отнимут - и млеко, и яйки, и яхты. Все.

О. Кашин:

- Помните, как в 1996 году часто показывали по телевизору - сидит бабушка какая-нибудь в избе, в нищете абсолютной и говорит: «Придет Зюганов, все отберет». Вот что-то такое. Что отнимут? И у кого? Отнимут Роснефть у Сечина? Но она и так не наша с вами, поэтому не жалко, наверное. Нет?

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, если вы не в курсе, ну, вы же застали 1991 год в сознательном возрасте, мои бабушка с дедушкой, а дедушка неплохо зарабатывал, на заводе работал, в отделе снабжения, откладывали деньги на книжку. Когда я родился в 1987 году, у них было на книжке, но они дальше стали откладывать, чтобы мне купить квартиру, когда я вырасту. И потом все эти деньги просто сгорели. Вот это то, что мы потеряли.

О. Кашин:

- Эдвард, так почему вы не боитесь, что вот завтра опять скажет что-нибудь там Байден, Путин, и рубль упадет, как уже не раз бывало? Я помню декабрь 2014 года, когда я в Женеве был…

Э. Чесноков:

- Нет, это был ответ на ваш вопрос «что мы потеряли».

О. Кашин:

- Нет, к вопросу о том, что можно потерять, да, естественно…

Э. Чесноков:

- Когда Советский Союз проиграл в «холодной войне», проиграли все простые россияне.

О. Кашин:

- После Крыма, когда Российская Федерация выиграла в «холодной войне», выхожу за елкой под новый год в Женеве купить с рублевой карточки. Снял денег в банкомате, пришел на елочный базар, не хватило 10 франков. Возвращаюсь к банкомату, а курс уже в два раза изменился. Потому что был такой день, когда рубль падал в два раза. То есть, вот после Крыма мы стали беднее в два раза.

Э. Чесноков:

- Живите в России. В России елки столько же стоят.

О. Кашин:

- А в России, простите, люди не стали беднее в два раза, когда рубль упал в 14-м году?

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, но вы же не понимаете экономики, что ли? У нас цены в чем номинированы? В рублях или в долларах?

О. Кашин:

- А цены внутри России в 13-м году были такие же, как сейчас?

Э. Чесноков:

- Если вы не в курсе, хлеб и зерно производятся в России. И номинируются в рублях… и мы в рублях платим за товары…

О. Кашин:

- Эдвард, сколько стоила буханка хлеба в 13-м? Она стоит как сейчас или нет?

Э. Чесноков:

- По сравнению с 13-м годом, наверное, и в США цены поднялись. И в Лондоне. Спросите у Ходорковского, он там как раз с 13-го года обитает.

О. Кашин:

- В Лондоне фунт упал, когда начинался брекзит и как раз это немножко меня выровняло пять лет назад. Но на самом деле, действительно, странно отрицать, что после санкций и всего на свете у России случились печальные всякие истории. А помните эту сечинскую историю с падением цен на нефть и, соответственно, с падением рубля. Тоже вот как бы даже уже без привязки к Крыму, тоже люди делаются беднее в одночасье как бы. Ну, странно это отрицать.

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, у нас есть Россия, и у нас есть наше национальное богатство. Недра наши, чистая вода Байкала и т.д. Это у нас хотят отнять.

О. Кашин:

- Кто?

Э. Чесноков:

- Вам рассказать, откуда к нам террористы едут, кто их финансирует? Ну, вы откройте глаза, посмотрите.

О. Кашин:

- Нет, откуда? Из Средней Азии они к нам едут, а иногда из российского Северного Кавказа. А откуда еще? Из США они едут?

Э. Чесноков:

- А кто их финансирует? Вы почитайте пресс-релизы Следственного комитета. Из Сирии финансируют террористов в Россиию.

О. Кашин:

- Как раз почитайте статью «Новой газеты», когда людей, которых убивают в полку Кадырова, в итоге списывают на уехавших в Сирию. Поэтому я бы стал делить такую информацию на десять, но мы друг друга, я думаю, оба понимаем в данной ситуации…

А нам звонит Эльдар из Москвы. Эльдар, здравствуйте.

Эльдар:

- Здравствуйте. У меня маленький такой вопросик. Почему с самых высоких трибун и вы тоже все называете этих американцев и запад партнерами? Хотя они нас называют врагами с самых высоких трибун и в открытую говорят. Ну, ладно, хорошие, эти большие чиновники там что-то выдумывают… но вы почему их не назовете врагами открыто? Это ведь враги.

Э. Чесноков:

- Отвечаю. Я их называю иронически партнерами, потому что был знаменитый санкционный акт CAATSA от 2017-го года, который еще Трамп подписал, где черным по белому было написано - против врагов США, в числе каковых и Россия.

О. Кашин:

- И Путин, конечно, иронически тоже. Эльдар, вот вы говорите - враги, враги - а вы воевать хотите с американцами? Буквально лично идти в штыковую атаку?

Эльдар:

- Ну, а другого варианта нет. Разве есть другой вариант?

О. Кашин:

- Ну, наверное, жить в мире, дружить, я не знаю…

Э. Чесноков:

- Подождите, если на нас пойдет армия американских трансгендеров, то я не думаю, что… вы понимаете, о чем я.

О. Кашин:

- Нет, не понимаю. А чем плохи трансгендеры?

Э. Чесноков:

- Тем, что их боевые качества меньше, нежели у наших чеченских солдат.

О. Кашин:

- Да увидим. Мы помним опыт чеченских солдат в Донецке, допустим, они не всегда себя героически проявляют.

Э. Чесноков:

- Зато в Сирии себя хорошо проявили.

О. Кашин:

- Ну, в Сирии трудно себя проявить плохо, потому что там… А у нас Геннадий из Можайска. Здравствуйте.

Геннадий:

- Добрый вечер. Ну, вы знаете, что война идет не против крови и плоти, а против злобы духов поднебесных. Это надо читать Библию и Ветхий Завет, все это идет оттуда…

О. Кашин:

- Ну, понятно, что мы такие скептики… нет, конечно, дебатов не будет, а если будут дебаты Байдена и Путина, допустим, в понедельник, я думаю, что вот тот корреспондент, который из Байдена вчера этот вопрос и вытряс, если он действительно вхож в Белый дом и влиятелен, пусть он добивается… пускай. На самом деле, я думаю, здесь никто никого не растопчет, не уничтожит, Путин останется при своем, Байден при своем, оба примерно одинаковые полемисты, в чем-то плохие, в чем-то хорошие. Байден может сказать, что, а вы там убили Никиту Исаева, допустим, Путин легко это отобьет…

Э. Чесноков:

- Ну, Байден скажет про выборы, например.

О. Кашин:

- Ну, например, да. Или скажет - вы Ирак бомбили, у вас была пробирка Коэна Пауэла. Весь этот набор. Но это будет захватывающее шоу. И в самом деле, давайте вспомним ,как вы правильно сказали, дебаты Порошенко и Зеленского на стадионе… Пусть так и будет. Ну, действительно, такие телемосты, как кто-то написал, вот были телемосты в начале 80-х между Америкой и Советским Союзом, когда простые студенты, домохозяйки между собой общались. Сейчас пришло время телемоста вот на этом уровне. И действительно он может быть историческим…

Э. Чесноков:

- В общем, мы рады, что в своей советизации США проскочили благополучно 1937-й год и подъехали в свой 1986-й год. После этого, видимо, у них будет капитуляция в «холодной войне»…

О. Кашин:

- Но при этом «Теремок» на Манхеттене прогорел.

Э. Чесноков:

- Да он не мог не прогореть? Там же коронавирус и локдаун тотальный.

О. Кашин:

- Да, а в России, как мы видим, толпы на стадионе отмечают присоединение Крыма.

Э. Чесноков:

- В масках.

О. Кашин:

- Хорошо, в масках. Я посмотрел список артистов, там даже Клава Кока есть. Вообще удивительное дело, конечно…А где они все были в 2014 году? Понятно, Клава Кока ходила детский сад, но тот же Денис Майданов? Почему он не выступал тогда?

Э. Чесноков:

- Я в то же время не помню, чтобы Денис Майданов был и на майдане. Так что тут 50 на 50.

О. Кашин:

- Да, Денис Антимайданов, как его, по-моему, тогда и прозвали. В общем, пожелаем ему удачи на выборах в Госдуму вместо Оксаны Пушкиной, которую Эдвард исторически не любит. По крайней мере, интересные начинаются события. Прямо на самом деле традиционно захватывает дух, хотя, наверное, мы еще поскучаем по марту 2021 года, который будет гораздо более спокойным и мирным месяцем, если смотреть за него из апреля, мая или летних месяцев…

Э. Чесноков:

- Я уверен, что все будет хорошо. Потому что все больше стран выражают интерес к покупке русской вакцины. А это значит, что Россия снова всех победила, и снова запустила в микрокосмос уже свой Спутник.

О. Кашин:

- Где Спутник, там, как говорится, и Погром, хотя на самом деле, наверное, в вашем присутствии на эту тему шутить трудно, потому что у вас, насколько я понимаю, теперь еще ежедневные стримы от создателей «Спутника и Погрома»…

Э. Чесноков:

- Да. И там я отстаиваю позиции лоялиста, человека, который в общем не видит ничего плохого в миграции, который за Путина и в то же время за Крым.

О. Кашин:

- Да, на самом деле, еще хорошие новости, что актер Серебряков, который до этого заявлял, что он эмигрировал в Канаду, вернулся в Российскую Федерацию.

Э. Чесноков:

- На концерте к 8-летию воссоединения с Крымом уже Серебряков тот же самый споет песню «Легендарный Севастополь», ему заплатят за это, ну, миллион рублей, как минимум, и в общем все будут довольны и сделают вид, что так и надо, да?

О. Кашин:

- Ну, на самом деле, примерно так и делается все, потому что, что называется, убежденные лоялисты, а зачем им платить, они и так убежденные лоялисты. Поздравим, между прочим, тоже кандидата на возвращение в Россию Аркадия Бабченко, у него сегодня день рождения. Естественно, мы Аркадия читаем, ценим и любим. Хотя, может быть, я в этом одинок…

Э. Чесноков:

- Господи, когда нам кажется, что Россия проигрывает, то и тут он пишет про русскую агрессию, про этот наступающий имперский мордер - и как-то на душе теплеет.

О. Кашин:

- Ну, как говорится… и шутка опять же… Байден не жалеет, что назвал Путина убийцей - это сообщила Псаки. И Байден еще пожалеет - сообщил Кремль. Но это сообщает телеграмм канал «Беспощадный пиарщик» и, естественно, Кремль так не говорит. Суровые дни. Мы, затаив дыхание, следим за развитием событий… А мы с вами прощаемся. Я - до завтра. Мы с Эдвардом - до понедельника. Всем пока.

Э. Чесноков:

- До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!