Почему Владимир Путин наконец решил привиться от коронавируса

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают предстоящую вакцинацию против коронавируса президента России и задержание пензенского губернатора

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. Где-то в глубинной России Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте. Ну что, Путин завтра прививается.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Давайте не мы с вами будем об этом языками балакать, а обратимся к первоисточнику и дадим синхрон.

В Путин:

- Вакцинация – это, конечно, добровольный выбор каждого человека. Это личное решение каждого человека. Кстати говоря, я сам намерен сделать это завтра.

О. Кашин:

- До сих пор мы с Эдвардом гадали, почему он не колется. У меня была теория, что, по крайней мере, не хочет привлекать лишнего внимания к вакцине, потому что на всех ее и так не хватит. И если для кого-то Путин есть ориентир в этом деле, то пускай они подождут. Не знаю, Эдвард, на самом деле, как международник международнику, я бы связал эту вдруг открывшуюся активность Путина с двумя событиями. Либо – либо, как говорится. Либо полемика с Байденом, которая провалилась, потому что американская сторона, по сути, отказалась от идеи Владимира Путина вести публичный диалог. Собственно, в Кремле могут испытывать по этому поводу неловкость. Это первая моя версия.

А вторая версия – вчерашняя «горбатая тайга». Поездка Владимира Путина с Шойгу в Туву. Вы читали Telegram-канал «Генерал СВР», Эдвард? Давайте трэшечка подпустим на эту тему?

Э. Чесноков:

- Это же все равно что цитировать какие-то форумы безумных конспирологов.

О. Кашин:

- Разумеется, это наш советский QAnon. Но на самом деле я знаю либералов, тем более, с подачи легендарного профессора Соловья, они верят этим сообщениям. И вот, пожалуйста, куда ездили Путин и Шойгу? Они ездили делать обряд. Обряд должен вернуть Путину здоровье, удачу и наслать беды на врагов. И дальше написано: «Была зверски умерщвлена черная собака, рожденная в честь осеннего равноденствия в прошлом году, по словам шаманов. А Путин в конце обряда выпил жертвенной крови из сердца животного». Верим, Эдвард?

Э. Чесноков:

- Господи, Олег Владимирович, давайте обсуждать реальные проблемы, на не безумные измышления конспирологов, которые на самом деле сами осознают, что это полный бред, и смеются над теми, кто их искренне репостит.

О. Кашин:

- Да, но вы знаете, насчет реальных проблем мне тоже есть что сказать. Потому что Владимир Путин, и спасибо ему, наконец-то назвал цифру, первую дозу получили 6,3 миллиона человека. И вот на самом деле можно сколько угодно смеяться над спотыкающимся дедушкой Байденом, который привился в декабре прошлого года, но на самом деле ровно вчера в Соединенных Штатах было привито 6 миллионов человек. То есть как раз сравните уровень – за все время российская сторона прививается и как бы Запад.

Э. Чесноков:

- Но при этом почему-то пандемия в США не прекращается. Чрезвычайная ситуация там до сих пор сохраняется в некоторых штатах. Поэтому я не готов вместе с вами смеяться над несчастной Россией. Потому что она вышла из пандемии с честью. Например, у нас падение экономики куда меньше, чем в Германии, Британии, других развитых странах. По крайней мере, меньше денег в процентах от ВВП на поддержку…

О. Кашин:

- Конечно, в тех странах, которые вы называете, локдаунов было минимум два, а в России – один. Вот я сегодня вижу новости, «Коммерсант UK» сообщает, российское издание в Британии, что за последние сутки в Лондоне умерло два человека от коронавируса. То есть более-менее справились. 12 апреля открываются промтоварные магазины. А в России не было этого ничего. В России все работало. В России были мероприятия.

Давайте я вас поймаю задним числом, хотя, конечно, плохая реакция с моей стороны. В смысле, некачественная, медленная. Когда вы сказали, что в «Лужниках» было все в порядке, когда была эта толпа на митинге по поводу Крыма, что все были в масках. Нет, я посмотрел видео, там в масках очень немногие люди, когда берут крупные планы. Люди открывают рты, люди дышат друг на друга. В общем, загадочная история.

Э. Чесноков:

- В любом случае, люди на свежем воздухе, где рециркуляция воздуха куда лучше, чем в помещениях. Это факт.

О. Кашин:

- На свежем морозном воздухе. Понятно, хорошо, завтра Путин привьется. И давайте прогноз дадим, хлынут ли сторонники Владимира Путина, убежденные сторонники Путина вслед за ним на прививочные пункты? Да и хватит ли им вакцины?

Э. Чесноков:

- Не знаю. Я думаю, что, к сожалению, очень многие люди такого правоконсервативного сектора всевозможные кьюанонщики, антипрививочники, антиювенальщики и так далее. Люди, которые все время ищут какого-то врага. В данном случае это Билл Гейтс и Сорос, которые хотят нас закабалить. Конечно, с помощью этого коронавируса. Сложно сейчас конспирологом быть.

О. Кашин:

- Давайте я как, что называется, временно исполняющий обязанности демшизы, скажу, что да, я думал, вы продолжите фразу, что вот эти параноики ищут врага Билла Гейтса, либералы ищут врага Путина. А российская власть и лояльные ей люди всегда ищут врага в образе навальнистов.

И вот сейчас на книжной ярмарке Non/fictio№, потому что издательство АСТ получило от администрации ярмарки черную метку на тему книги Киры Ярмыш «Происшествие в женской камере № 3». Запретили презентацию книги Киры Ярмыш. Я помню, мы с вами иронизировали по поводу того, что Кира Ярмыш стала писателем, пресс-секретарь Навального. В общем, я думаю, дебютная книга, что называется, девушки, которая до сих пор нас никак не впечатляла своим гигантским интеллектом или чем, наверное, это не такое великое событие. Но когда вдруг эта девушка подвергается цензуре, естественно, это и ее значение увеличивает раз в десять, привлекает внимание к ней. Зачем это? Вот эта унтерпришибеевщина вечная, конечно, постоянно огорчает и расстраивает.

Э. Чесноков:

- Да, абсолютно. Более того, я думаю, что можно было бы устраивать и зачитывание избранных фрагментов этой книги в эфире популярных каналов, чтобы просто все увидели. Я книгу не читал, но немножко буду осуждать, чтобы просто все увидели, что собой представляет эта книга – интеллект Киры Ярмыш.

О. Кашин:

- Я думаю, между прочим, когда Пастернака этой фразой мочили, "Комсомольская правда" тогдашняя была в первых рядах. По-моему, знаменитая статья экскаваторщика про лягушек, которую на самом деле написал Юлиан Семенов, чуть ли не в «Комсомолке» тогда и вышла. Поэтому давайте не будем повторять зады советской пропаганды. И скажем, что если…

Э. Чесноков:

- Да, и при этом регулярно выступает Дмитрий Быков, человек, который… его сложно назвать большим лоялистом…

О. Кашин:

- Враг России Дмитрий Быков!

Э. Чесноков:

- А что вы так иронизируете? Вот, пожалуйста, 27 марта 2021 года, суббота, Дмитрий Быков.

О. Кашин:

- Слушайте, если бы Быкова запретили, это был бы, действительно, уже скандал уровня борьбы с Пастернаком.

Э. Чесноков:

- Так вот!

О. Кашин:

- Быков в русской литературе – это величина, которая не зависит ни от Роспечати, ни от Путина.

Э. Чесноков:

- Нам нужна последовательность. Или мы запрещаем условно с либеральной антиметкой и Ярмыш, и Быкова, и всех остальных, или всех разрешаем.

О. Кашин:

- Если мы с вами как будто бы два чекиста в лубянской курилке, я вам объясню разницу. Потому что Кира Ярмыш – именно ядро оппозиции, Фонд борьбы с коррупцией, к котором у российского государства с некоторых пор нулевая терпимость. А Быков как бы частное лицо. Просто Быков и Быков, корреспондент газеты «Собеседник».

Э. Чесноков:

- Учитывая некоторые его позиции, я не думаю… Еще раз, я всего лишь выступаю за последовательность наших оргструктур, включая книжные, что или всех пускать, или никого не пускать. Потому что тогда получается, что раздувают из Ярмыш большую литературную величину, нежели Быков, что, конечно, не так.

О. Кашин:

- Я бы на самом деле вообще запретил бы к чертовой матери книжные ярмарки. Потому что никакой пользы от них по большому счету нет.

Э. Чесноков:

- Потому что коронавирус, как вы правильно сказали.

О. Кашин:

- Да не только коронавирус. Тем более, напомню, Кира Ярмыш проходит по «санитарному делу» так называемому, сидит под домашним арестом. Хотел сказать – в тюрьме. И поэтому она бы и так не пришла на свою презентацию. Но на самом деле в эпоху интернета, социальных сетей, всего на свете, эти офлайновые мероприятия – кому они нужны? Любой писатель может в Clubhouse открыть свою комнату и собрать гигантскую аудиторию.

И если мы говорим о протестах, давайте еще скажу одну, на мой вкус, важную вещь. Помните, как Маргарита Юдина, женщина, которую в Петербурге полицейские на камеры ударили на митинге кулаком в живот, она лежала в больнице, к ней полицейский, который, по словам ГУВД, ее ударил, приходил извиняться. Теперь ГУВД заявляет, что не нашла того полицейского, не смогла установить его личность. Вопрос: а кто же тогда приходил извиняться? Актер Ленинградского ТЮЗа?

Э. Чесноков:

- Какие-то у нас полицейские Шредингера, оппозиция непонятная. Все похоже на «Опавшие листья» Розанова, которые он все складывает в свой короб, а они разлетаются, образуя сюрреалистическую реальность. Любовь Соболь посетила православный храм, несмотря на домашний арест. Олег Владимирович, вы, как человек, который, скорее, наверное, тут на ее стороне будет, это искреннее такое обращение к православии.? Или некая игра на публику?

О. Кашин:

- Мы же вели с вами эту беседу, когда Навальный вдруг заговорил на тему христианства в последнем слове в суде. И вы обличали его на тему того, что он лицемер и фарисей. На самом деле я исхожу из того, если человек заявляет, что ему жизненно необходимо посетить храм, то ему нужно верить. И нет такого товарища майора, который вправе оценить, искренне Любовь Соболь идет в храм или не искренне. Она говорит, что хочет, значит, надо. Храм – это святое.

Э. Чесноков:

- После перерыва поговорим про Пензу.

О. Кашин:

- Эдвард хотел зайти с Чемодановки. Зайдем с наших дней. Пензенский губернатор арестован за коррупцию, за взятку. И вместе с ним гораздо более, как уже все решили, прессуют более серьезную политическую фигуру – бывшего сенатора Бориса Шпигеля, который эту взятку якобы и давал. Вот я сказал «пензенский губернатор» и забыл его фамилию.

Э. Чесноков:

- Иван Белозерцев.

О. Кашин:

- И вот на месте Эдварда я бы сказал: ну что, Олег Владимирович, выйдут пензенцы за своего губернатора, за которого они прошлой осенью отдали 80 процентов голосов?

Э. Чесноков:

- Три четверти голосов где-то.

О. Кашин:

- Но мы оба понимаем, что не выйдут. Потому что есть разница между тем губернатором, которого спустили, которому организовали победу на выборах, и Фургалом, который победил на выборах вопреки воле федеральной власти. Поэтому, конечно, даже шутить на тему того, что пензенцы или пензюки выйдут за губернатора своего, не стоит.

Забавно, как партия «Единая Россия» так называемая с удовольствием тут же сдает своих членов. Он исключен из партии. А если окажется, что он не виноват? Как быть? Почему она не бьется за своих?

Э. Чесноков:

- Она не исключила, а приостановила членство в "Единой России".

О. Кашин:

- Если он окажется не виноват, его восстановят. И он с удовольствием займет снова место в президиуме.

Э. Чесноков:

- Продолжу. Вы тут изволили иронизировать над тем, что Белозерцев как-то не так выиграл, что спустили результат. Понимаете, вот, в Бессоновском районе Пензенской области обвиняемая – бывший председатель УИКа собственноручно поставила отметку за одного из кандидатов на минувших выборах в тысячу неиспользованных бюллетеней. Не говорится, правда, за какого кандидата. Но я сомневаюсь, что это был СР или ЛДПР. При этом на том участке проголосовало всего 204 человека в реальности. Мы же понимаем, что это не федеральные власти, не генеральный совет "Единой России" спускал в Бессоновский район эту установку. Это конкретные фальсификаторы занимались надуванием выборов.

О. Кашин:

- Я с вами согласен. Потому что это и называется вертикаль. Естественно, сам Владимир Путин или Элла Памфилова по ночам не будут вбрасывать голоса. Для этого у них есть разные люди. Но да, это что-то новенькое, когда вслед за арестом губернатора обнаруживают махинации на выборах. Чтобы, не дай бог, не было такого, что жулик победил на выборах. В вашем описании как будто бы некто, сбежавший из тюрьмы, проник во власть и как бы тайно, без ведома Москвы, избрался губернатором.

Я специально смотрел, как прошлым летом во время селекторных совещаний коронавирусных губернатор Белозерцев говорит Путину, что готов идти на второй срок. И Путин ему говорит: да, конечно, у вас есть моральное право идти на второй срок. Опять же, товарищ Путин, произошла чудовищная ошибка?

Э. Чесноков:

- Да нет, Олег Владимирович. Потому что невозможно найти 85 нормальных вменяемых людей в 150-миллионной России. Я вам серьезно говорю. Посмотрите соседние регионы. Тамбовщина – такое ощущение, что там уже скоро своя антоновщина начнется. Ульяновская область, где чудовищные результаты по ковиду.

Я хочу показать вам луч света в темном царстве. Ибо по законам литературы в жанре социалистического реализма, помимо плохого первого секретаря обкома будет и хороший второй секретарь. Например, Мария Львова-Белова, сенатор от Пензенской области, один из самых молодых сенаторов, она 1984 года рождения. Многодетная мать, у нее пятеро своих детей и восемь под опекой.

О. Кашин:

- Самым молодым сенатором был Арашуков, который 1986 года рождения.

Э. Чесноков:

- Теперь она – одна из самых молодых. Львова-Белова – реально святая женщина. Она открывала специальные деревни для инвалидов. То есть рядом с этими лунарными чудовищными губернаторами-взяточниками есть и солярные их заместители или сенаторы – Марии Львовы-Беловы. Так что все не так однозначно. Не так однозначно плохо, я имею в виду.

О. Кашин:

- Два замечания. Во-первых, вы сказали про обкомовскую терминологию. Из тех же времен очень правильная и до сих пор работающая присказка, что да, первое лицо в области – это первый секретарь, а второе лицо – не второй секретарь, а водитель первого секретаря, который, в отличие от любого чиновника, имеет прямой доступ.

Э. Чесноков:

- А в нашем случае это сыновья уважаемого губернатора Белозерцева, у которых прорезались невероятные способности к бизнесу. Один похоронными структурами заведовал – Даниил, младшенький, ООО «Ритуал» ему принадлежало. Второй – Александр, старшой, занимал посты в Научно-исследовательском институте физических измерений. Даже страшно подумать, что он там делал с котом Шредингера.

О. Кашин:

- Я думаю, теперь можно предполагать, что все эти «Ритуалы» достанутся не детям нового губернатора, а, скорее, товарищам в погонах, которые обеспечивали такую операцию. Кстати говоря, я не понимаю, Эдвард, может, вы мне объясните, потому что да, вот смотрите, маленький регион и маленький город Пенза. В принципе, невозможно за одну ночь соорудить уголовное дело. Должны приезжать какие-нибудь опера из Москвы, какая-то тайная комиссия, ревизоры, кого-то опрашивать. Того же вице-губернатора: скажи, пожалуйста, а Белозерцев не ворует? И удивительно дело, что наверняка они копали, они мелькали в этой Пензе, и никто не пришел к Белозерцеву и не сказал: старик, под тебя копают, уедь-ка пока Мальдивы на пару месяцев хотя бы.

Э. Чесноков:

- Или хотя бы в Занзибар, как пытался один питерский чиновник.

О. Кашин:

- Занзибар сейчас просто единственное место, куда пускают. Интересное замечание сделал, по-моему, не любимый вами уральский журналист Дмитрий Колезев. Он говорит, что, действительно, задержали Белозерцева за взятку, которую ему дал Шпигель, основатель компании «Биотэк», поставлявшей фармпрепараты, включая прививки от ковида, в Пензенскую область. Он давал ему взятки за то, чтобы выигрывать конкурс по поставкам лекарств в Пензу. Но вообще-то Шпигель поставляет в львиную долю регионов, не только в Пензу. И в тот же Тамбов, и не знаю куда еще. И что, он одному Белозерцеву давал взятки? И на самом деле понятно, что не будет такого, что взяли Шпигеля, раскрутили клубок, посадили всех губернаторов. Нет, просто теперь каждый губернатор, которому Шпигель давал деньги, конечно же, будет на еще одном чекистском крюке. И, если что, то будет легкий способ его убрать. Наверное, так?

О. Кашин:

- Фильмы снимает Ксения Собчак на самом деле. Если видели, сегодня какой-то такой отчасти вымученный, отчасти, действительно, интересный скандал с фильмом Ксении Собчак про скопинского маньяка Виктора Мохова. Он, помимо прочего, сказал, что вот та девушка, одна из них, которую он удерживал у себя в подвале, когда она жила у него в подвале, она от него регулярно беременела. А как его посадили, беременеть перестала. И надо, он говорит, ею опять заняться. В общем, это показывают по YouTube. Всякие моралисты говорят, как Собчак посмела снимать такое кино. На что Собчак говорит, что вы бы тоже сняли, если бы смогли. А получилось только у меня.

Э. Чесноков:

- Нет, она же использовала аргумент от Гитлера. Вы его процитируйте.

О. Кашин:

- «Наверное, я бы взяла интервью у Гитлера». А вы бы взяли интервью у Гитлера? Или сказали бы: Гитлер, сдавайся. Я бы взял.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Я бы взял интервью, а потом его бритвой по горлу полоснул. Чтобы и нашим, и вашим.

О. Кашин:

- Само собой. А потом меня расстреляли, как говорится. В общем, э тот спор про журналистскую этику, помноженный на спор о моральном облике Ксении Собчак, я у Захара Прилепина сегодня видел, что дом, где Мохов содержал своих заложниц, это и есть модель «Дома-2». Подумал, ну, действительно…

Э. Чесноков:

- Кстати, программу «Дом-1», когда не было еще вот этого «Дома-2», вел Басков. Все. круг замкнулся.

О. Кашин:

- Никто этого не помнит. В общем, да, удивительная история.

Э. Чесноков:

- Когда режиссер Сарик Андреасян снимает для НТВ сериал о Чикатило, которого расстреляли, плохой сериал, то он не задает модель поведения некую ролевую. А Собчак задает модель поведения.

О. Кашин:

- Я знаю, что многие дети после сериала «Физрук» обожают Нагиева. Когда их обожаемый Нагиев вдруг является в образе маньяка, ох, посмотрим лет через пятнадцать, что будет.

Да, действительно, Чемодановка, противостояние русских с цыганами, было в епархии губернатора Белозерцева в Пензенской области.

Э. Чесноков:

- Да, в июне 19-го года это было. В ходе межнационального конфликта, напомню, погиб 1 местный житель, несколько пострадали. Чемодановцы вышли на народный сход, перекрыли федеральную трассу М5. Цыгане после этого выехали из села, потом, правда, когда все улеглось, вернулись. И есть, конечно, соблазн обвинить во всем этом наших главных врагов, русских фашистов, но деталь, Олег Владимирович. В Чемодановке 13% мордвы. То есть нужно понимать, не было ли здесь институционального угнетения мордвы со стороны цыган. Я не знаю.

О. Кашин:

- А я думал, вы скажете, Эдвард, что губернатор приехал и кого обвинил? Не русских фашистов, а Америку.

Э. Чесноков:

- Да. Это, конечно, большой прогресс. Еще лет 10 назад, конечно, обвинили бы тех самых, о ком вы сказали. Да, Госдеп, по версии Белозерцева, стоял, разжигал и науськивал, видимо, этих чемодановцев друг на друга. А самое печальное, я более чем уверен, что если сейчас съездить в Чемодановку, примерно как каждый год наши журналисты ездят в Кызыл, публикуя оттуда душераздирающие репортажи из сердца тьмы, то ничего же там не изменится.

О. Кашин:

- Да, давайте пофантазируем. Может быть, прекрасная Россия будущего и настанет тогда, когда пересажают всех официальных лиц, обвиняющих в российских бедах США.

У нас есть звонок. Дмитрий из Белгородской области.

Дмитрий:

- Американский президент нехорошо высказался в адрес нашего президента. Если бы у нас вышли бы на несанкционированные акции в поддержку президента, в том числе молодежь и дети, их бы тоже в автозаки прятали и дубинками разгоняли или нет? Какое ваше мнение?

О. Кашин:

- Несанкционированные – думаю, да. Вы намекаете на Капитолий, естественно, но самое интересное, несанкционированная акция последних дней, конечно, в Киеве, когда сторонники одесского правосека, сидящего в тюрьме, в итоге напали на резиденцию Зеленского, изрисовали ее всякими ругательствами и словом «лох» (потому что Зеленский во время предвыборной кампании говорил «Я не лох»), а он ничего не смог сделать.

Э. Чесноков:

- Да, они даже подожгли вывеску «Офис президента».

О. Кашин:

- Да. Но в отличие от памятника Воину-освободителю в Татарстане вывеска не сгорела, потому что она железная. В украинских обсуждениях я прочитал удивительное выражение. Давайте ее вбросим в ноосферу, потому что оно красивое, мне нравится, в том числе не только по отношению к Зеленскому, но иногда, к сожалению, и к Владимиру Путину его можно адресовать. Дословно: «Гремучая смесь тирана и терпилы». Вот это идеальная фраза (не обижайтесь на меня, путинисты)…

Э. Чесноков:

- Знаете, это мне больше напоминает Умберто Эко, который в своих «12 признаках фашизма» (это у него эссе такое есть) написал такой признак, что фашизм, он своих врагов показывает одновременно и бессильными, и всемогущими. То есть те, кто так говорят («тиран и терпила»), это явно фашисты, они подпадают под определение Умберто Эко.

О. Кашин:

- Они на самом деле даже свастику нарисовали на офисе президента Украины. И как раз только свастику уборщики офиса президента Украины смогли стереть.

Маленькая ремарка прозвучала, что Байден назвал Путина убийцей. Я редко вас балую британской прессой, но здесь особый случай. Я вчера даже купил бумажную Sunday Mirror, потому что там интересная статья. Я прочитаю вам по-русски (там этот текст напечатан по-русски).

«Вован сейчас не в себе от бешенства, готовится, руководствуясь его командой, что у нас длинные руки, никакая тварь от нас не спрячется. С Навальным могут подождать, пока утихнет ажиотаж… Может заразиться быстро прогрессирующей формой ковида… Что до Волкова, наивный дурошлеп полагает, что он в безопасности. Его могут похитить, попытаться багажом переправить в Россию или в Белоруссию, а потом он исчезнет. А Чичваркина и Ашуркова планируют травануть, используя препарат, похожий на тот, что использовался со Скрипалями».

Это секретная бумага из Кремля, напечатанная в британской газете Sunday Mirror вчера. Вот такая история. Понятно, что ха-ха-ха, хи-хи-хи, профессор Соловей. Но также понятно, что мы с вами сомневаемся, что российские власти могут убить, кого хотят? Не сомневаемся, я думаю.

Э. Чесноков:

- Я думаю, что российские власти думают о том, кем бы остаться для истории, думают о том, что напишут о них в учебниках истории. А все эти маленькие люди (Ашурков, Чичваркин), они для них неинтересны, они им не нужны. Да даже Скрипаль никому был не нужен, по большому счету.

О. Кашин:

- Ну, как сказать? А потом нам показали Петрова и Боширова, которые, хихикая, рассказывали, как они ездили смотреть шпиль. Ну, понятно, такая вечная история. Просто обращаю внимание, какова сегодня западная пресса.

У нас еще звонок. Елена, Москва.

Елена:

- Почему человека выпустили из тюрьмы, который удерживал девочек в подвале, насильственные действия совершал? А мое мнение, что таких людей надо на кол сажать, и чтобы каждый мог плюнуть ему в лицо.

О. Кашин:

- Я вам объясню. Потому что он не выходил на несанкционированные митинги, не собирал донаты на борьбу с коррупцией, не занимался политической деятельностью…

Э. Чесноков:

- Но при этом я не исключаю, что он будет вести треш-стримы с Ксенией Собчак.

О. Кашин:

- Знаете, я сам недосмотрел, но мне пишут зрители, которые досмотрели до того момента, что она заставила его извиниться на камеру.

Э. Чесноков:

- И эти люди ругают Рамзана Ахматовича.

О. Кашин:

- Да. Делать вид, что первый случай такой, когда телевидение как-то выходит за рамки привычной этики… Ну, у нас гигантская культура этих ток-шоу про секс, педофилию, инцест и т.д. Вот Путина ругать – это харам, а рассказывать о том, кто кого насиловал, куда, как и так далее, это – пожалуйста, на здоровье. У нас такая медийная система, она же ориентируется вот так, как вы говорите, признаки фашизма, одновременно и жесткая цензура, и вседозволенность в некоторых вещах.

И если говорить о телевидении, важно отметить, что Иван Ургант заболел коронавирусом, вроде бы он будет вести свою программу из дома. Давайте пофантазируем. Может быть, Путин потому и решил привиться, что Ургант заболел, тем более что 11 февраля Владимир Путин сказал, что «не намерен обезьянничать и делать прививку специально перед камерами». Посмотрим, сделает ли он ее завтра перед камерами.

Э. Чесноков:

- Вы несколько исказили мои слова. Я говорил, что Умберто Эко в числе признаков фашизма приводил конкретный. Когда они своих врагов называют одновременно всемогущими и бессильными.

О. Кашин:

- А мы своих друзей с телевидения называем одновременно цензорами и вседозволенными. Это же тоже всё работает.

У нас есть звонок. Леонид из Краснодара.

Леонид:

- У меня к Эдварду вопрос. Почему у нас крайне медленно проводится прививочная кампания «Спутником V», в чем дело? Мы его предлагаем всем странам, а сами прививаем свое население крайне медленно. Пример. Три месяца я жду прививки. Результат нулевой. Вчера рассказали про Пензенскую область. Из 1 млн. 300 тыс. привили где-то 40 тысяч. Хотелось бы понять, в чем причина.

Э. Чесноков:

- Мне кажется, причина в том, что суровость законов или, в данном случае, суровость борьбы с коронавирусом у нас компенсируется необязательностью оной. Но, например, в Москве можно привиться и в центральном МФЦ на Деловом центре, и в ГУМе, и в популярных торговых центрах. При этом я как-то не вижу там толп людей, желающих привиться. То есть это все не только от государства зависит. Это все зависит и от нас с вами.

О. Кашин:

- Да, народец у нас диковат и темноват.

Э. Чесноков:

- Нет, это у нас государство – самый главный либерал. В бездуховной Европе уже готовятся ввести ковид-паспорта, без которых ты в принципе не сможешь путешествовать за пределы страны.

О. Кашин:

- А российский министр иностранных дел вышел в маске сегодня в Китае с надписью по-английски «чертов карантин».

Э. Чесноков:

- А у нас невероятный либерализм.

О. Кашин:

- А у нас каждая программа «Время» начинается с того, что в Америке или в Европе от прививки иностранной вакциной кто-то заболел и умер. Конечно, такая антипрививочная пропаганда постоянно идет, а потом удивляются, почему народ не прививается. Ну, и прививок не хватает, мы это понимаем, естественно, это не раз звучало. И вот из Краснодара слушатель сказал, что ему не хватило.

У нас есть звонок. Алексей, Москва.

Алексей:

- Олег, я смотрю ваши стримы постоянно. По-моему, вы высказывались на тему вакцинации. Вы сказали, что побаиваетесь, что ли, местных вакцин Moderna, AstraZeneca. Ваша позиция поменялась, вы будете вакцинироваться?

Одно наблюдение. Я очень хотел вакцинироваться, но у меня в окружении никто не вакцинируется - кто-то боится вакцины, кто-то не боится заболеть. Я поддерживаю Эдварда в части того, что никаких толп в Москве нет, и вакцины на всех хватает.

О. Кашин:

- Ответ простой. Я побаиваюсь, но понимаю, что надо. Моя лондонская подруга сказала мне лайфхак, как привиться без очереди (моя очередь где-то к лету подойдет). Надо записаться студентом на сайте (никто не проверяет), и тебя уколют.

Э. Чесноков:

- И потом все увидят, что вы себя выдадите за трансгендера.

О. Кашин:

- Западные студенты пожилые бывают, это нормально. Я шел мимо лондонского Музея науки, там как раз большой прививочный центр. Стоит настоящая очередь. Но я понимаю, что привиться придется…

Э. Чесноков:

- Главное, чтобы социальную дистанцию эта очередь соблюдала.

О. Кашин:

- Да, естественно.

Э. Чесноков:

- Я не зря сказал про трансгендеров. Безумная история в Канаде, которую не могу не рассказать. Она, конечно, очень выигрышная для нашей пропаганды. Отца 16-летней школьницы в Канаде посадили в тюрьму за то, что он продолжал использовать местоимение «она» в отношении девочки, которая считала себя мальчиком. С чего все началось? Нам рассказывают, что от пропаганды никто не стал геем или не геем. Геем, наверное, никто не стал, но после посещения школьных уроков о гендерной идентичности эта девушка, чье имя не упоминается, ибо она несовершеннолетняя, попросила называть ее мужским именем. Ну, хорошо, родители пошли к школьному психологу, стали пытаться понять, что вообще происходит. Им говорят: ну, давайте мы этого ребенка отдадим на лечение. Родители подумали, что это некая психологическая консультация, которая помогла бы девочке разобраться с ее проблемами. Оказалось, что это гормональная терапия. В общем, у девочки достаточно тяжелые повреждения здоровья. И отца, который выступал против этого, посадили в тюрьму.

О. Кашин:

- Ну, что здесь говорить? Кошмар-кошмар, тут вопросов нет. Давайте скажем, у России есть исторический шанс стать мировой альтернативой этой мировой жабе. Но Россия предпочитает более скромные задачи, когда полицейщина на улицах, коррупция (у губернаторов, по крайней мере)…

Э. Чесноков:

- И Манижа на «Евровидении».

О. Кашин:

- Ну, не только Манижа. У нас главное – «деды воевали», поэтому скорее деды приоритетнее. На самом деле, конечно, эстетика российской государственности отталкивается…

Э. Чесноков:

- Вы намекаете на деда Манижи, который был любимым таджикским писателем Сталина (правда, воевал ли он, не говорится)?

О. Кашин:

- На самом деле в годы войны и человек, который пишет, приравнен к воюющему. Я недавно смотрел выступление Юрия Никулина. Я не знал, что в годы войны цирковые грузы маркировались как военные по распоряжению Сталина. Между прочим, Эдвард, вы видели драку слонов в казанском цирке? Понятно, кошмар-кошмар. Но что такое кошмар? Не то, что слоны могли растоптать людей, а то, что в российских цирках этот садизм практикуется, и доведенные до отчаяния слоны бросаются друг на друга.

Э. Чесноков:

- А что, сайт казанских националистов уже обвинил во всем русских или еще нет?

О. Кашин:

- Давайте я обвиню татар. Татарин Запашный, прежде всего, главный лоббист этого людоедства. Естественно, Россия должна, как многие страны, уже отказаться от цирка с животными. Потому что в XXI веке смотреть, как человек издевается над беззащитным зверем, это позор и беспредел.

Э. Чесноков:

- Давайте в цирках все-таки акробатов оставим, клоунов.

О. Кашин:

- Да, акробатов можно. Животных нужно отпустить в зоопарки хотя бы.

У нас есть звонок. Светлана из Московской области.

Светлана:

- Скажите мне как журналисты-международники. Сегодня была передача «Экономика с Михаилом Делягиным». И он сказал, что 9 мая возможно начало войны Украины с Россией. Не с Донецкой республикой, не с Луганской, а именно с Россией. Как вы к этому вопросу относитесь?

О. Кашин:

- Приезжайте в Киев (женщинам проще, потому что российских мужчин они не пускают) и спросите там любого чиновника, политика, журналиста: а когда начнется война с Россией? Они вам ответят, что она идет уже 7 лет, и как бы она не может начаться, потому что она не закончилась. Нет, давайте не верить алармистам. Ну, какое 9 мая?

Э. Чесноков:

- Мой вариант. Война с украинским нацизмом, безусловно, неизбежна, но победа в ней, товарищи, будет за нами.

О. Кашин:

- Хороший вопрос – а кого мы будем награждать орденом Богдана Хмельницкого? Это к тому, как угнетали украинцев в Советском Союзе. Буквально был единственный специальный боевой орден для украинцев (для Украинских фронтов, по крайней мере). Это такой вечный разговор. Да нет, не бойтесь, войны не будет. Владимир Путин – Мистер решительность, и все будет в порядке, он опять в тайгу лучше поедет.

Эдвард, давайте вернемся к теме прививки Владимира Путина. Она случится завтра, и мы ждем впечатляющих картинок. Я прокрутил это в голове. Наверное, медийный эффект призван прежде всего погасить впечатление от этой неловкой ситуации с Байденом. Потому что, естественно, когда…

Э. Чесноков:

- С Байденом или Белозерцевым?

О. Кашин:

- И с Белозерцевым. И отвлечь от пенсионной реформы. Потому что мы понимаем, что Скрипаля отравили, чтобы отвлечь от пенсионной реформы. Пенсионную реформу затеяли, чтобы отвлечь от войны в Донбассе. Ну, и Навального посадили, чтобы отвлечь от всего этого. Так мы и живем, и мы, дорогие радиослушатели, раскрываем для вас всегда тайные связи между событиями в России и мире.

До завтра. Всем пока. Всех обнимаю.