Олег Кашин: Своей прививкой Путин поздравил британцев с первой годовщиной локдауна

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают запрет книг Егора Холмогорова на ярмарке Non/fiction, криминальные новости, интервью скопинского маньяка Ксении Собчак, закрытие Елисеевского магазина в Москве

О. Кашин:

- Всем привет! Я - Олег Кашин. В Севастополе - Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте. Как там Севастополь?

Э. Чесноков:

- Совершенно невероятно! Можете себе представить, здесь разрешено Р-слово. Например, я хожу по Севастополю, по его прекрасно отреставрированному историческому центру, по Б. Морской, а отреставрирован он московскими подрядчиками, видимо, потому, что местные подрядчики просто все распилят, пользуясь украинскими отработанными схемами. Но, знаете, все прекрасно. Приезжайте к нам!

О. Кашин:

- Я не помню, просто в руках не держал, на купюре в 200 рублей нарисован Севастополь?

Э. Чесноков:

- Да. И можно, например, выплачивать нашим украинским партнерам какие-нибудь долги этой купюрой. Почему нет?

О. Кашин:

- Я к тому, что Россия близка к замене купюр. На самом деле, интересная такая ротация. У нас в Англии так же. Пока я здесь живу, уже наблюдал замену трех купюр.

Э. Чесноков:

- Простите, что перебиваю - вы огорчили меня так же, как делегация горцев, пришедшая к Сталину, огорчилась, когда он сказал - у вас на Кавказе. А вы уже - у нас в Англии.

О. Кашин:

- Скорее, я пошутил, но, тем не менее, да. Тем не менее, убирают Хабаровск, называется «очередной привет Фургалу», в Москве вместо Большого театра будет Зарядье - привет уже в хорошем смысле Собянину. Ну и, слава богу, Пятигорск от имени Кавказа - то есть, не будет Грозного на купюре, хотя на самом деле, зная привычки российских властей, мы бы не удивились с вами купюре с Грозным. В общем, новости хорошие и на самом деле да здравствуют новые деньги - всегда это хорошо.

Но давайте с грустного начнем. Потому что вчера цензура на …

Э. Чесноков:

- Егор Холмогоров в связи с этими купюрами написал у себя в Телеграм канале - с денег хотят убрать Соловецкий монастырь, Петра Первого и Муравьева-Амурского.

О. Кашин:

- Да, мы деликатно перешли к Егору Холмогорову. В чем коллизия? В Москве намечена на ближайшие дни выставка non/fiction - культовая легендарная книжная выставка… и первый скандал - это вчерашнее решение не провести презентацию пресс-секретаря Навального Киры Ярмыш.

Э. Чесноков:

- Бывшего пресс-секретаря, да.

О. Кашин:

- Да ладно вам, бывшего. У сидящего Навального тоже есть пресс-секретарь. В общем, вся либеральная интеллигенция протестует, бойкотирует и т.д. А сегодня вторая, на мой вкус, более значительная новость. Егор Холмогоров, который написал книгу о русской литературе - вот эту книгу тоже решили не презентовать, забанили нашего Холмогорова - возможно, для симметрии.

Э. Чесноков:

- Кстати, он нас слушает сейчас.

О. Кашин:

- Он нас слушает? А если мы ему позвоним?

Э. Чесноков:

- Он нас слушает, уже позвонивши.

О. Кашин:

- Тогда здравствуйте, Егор Станиславович.

Е. Холмогоров:

- Здравствуйте, друзья!

Э. Чесноков:

- Есть ли какие-то доказательства, что вас цензурируют, помимо ваших слов?

Е. Холмогоров:

- Ну, дело в том, что тогда для этого нужно было бы звонить не мне, а моему издателю Дмитрию Лобанову, главе издательства «Книжный мир», одного из ведущих современных российских политических издательств, одного из наиболее последовательных издательств патриотического направления, который действительно не боится издавать книги. Например, в прошлом марте это издательство выпустило мою книгу с названием «Русские». Многие вы знаете сейчас издательств в России, которые готовы издать книгу с названием «Русские»?

Э. Чесноков:

- Издательство «Комсомольская правда» готова.

О. Кашин:

- Но не издает, да.

Е. Холмогоров:

- Да. Битва «Книжного мира» с non/fictionпродолжается, наверное, последние лет несколько. Год за годом они подают заявку на присутствие на этой ярмарке. Год за годом им отвечают нет со словами - вы нехорошие люди, вы фашисты, у вас треш-литература, нам все это не подходит и нас это не интересует.

Э. Чесноков:

- А прямо вот какие-то конкретно письма, какие-то слова, где вот это зафиксировано, есть?

О. Кашин:

- Кто будет цензуру письменно оформлять в наших условиях?

Е. Холмогоров:

- Я еще раз скажу. Можно обратиться к Лобанову - все эти их противостояния очень хорошо документально зафиксированы…

О. Кашин:

- Егор, хочу уточнить. Вот Эдвард говорит - либералы, либералы… Эти же либералы вчера закенсолили навальнистскую девушку Киру Ярмыш. Да, понятно, она как бы враг государства, ее убираем. Но вы-то лояльный человек. Почему вас кенсолят, в чем проблема с вами у них?

Е. Холмогоров:

- Как мне кажется, здесь проблема в следующем. Когда, например, началась особо ожесточенная охота того же non/fiction на меня. В 2014 году, когда были события, связанные с Крымом, с Новороссией, как бы известна была моя позиция на эту тему…

Э. Чесноков:

- Егор Станиславович - один из создателей термина «русская весна».

О. Кашин:

- Главный создатель, естественно. Автор.

Е. Холмогоров:

- И в этот момент человек, который занимает позицию какую-то очень высокую сейчас в «Новой газете», известный Кирилл Мартынов, развернул целую кампанию против книжных магазинов, которые продают книги Холмогорова. И вот одним из книжных магазинов, которые четко встал по стойке «смирно», был магазин «Фаланстер» господина Куприянова.

О. Кашин:

- Который отрицает, что он вас продавал, хотя продавал много лет совершенно спокойно. Я сам визуально помню ваши книги там в продаже.

Е. Холмогоров:

- Да. А потом он начал всем рассказывать, что Холмогорова у нас никогда не было и быть не может, и на non/fiction его тоже быть не может, и т.д. Причем, он сам в эту свою ложь поверил настолько, что, скажем, в 2019 году появились мои книги в другом издательстве, которое так просто не забанишь, тем более, что книги были не посвящены политике, они были посвящены философии и истории, древней Греции и т.д. Был забавный эпизод, как тот же Борис Куприянов подходил к издателю, кричал - как вы смели привести сюда Холмогорова? Да я вам устрою бойкот со стороны нормальных порядочных авторов!..

О. Кашин:

- Нет, просто непонятна грань между порядочными авторами, теми, которые, условно говоря, либералы, враги России, и государственными чиновниками.

Э. Чесноков:

- Да. То есть, Быкова не забанили. Ярмыш забанили.

Е. Холмогоров:

- Как я понимаю, там ситуация такая. Что сейчас, грубо говоря, эта история, прежде всего, доказывает, что цензура на non/fiction была всегда. Что просто убирали тех, кто не подходит для текущего руководства выставкой. В течение многих лет это были либералы, леваки и т.д., представленные тем же Куприяновым, и они банили Холмогорова. В этом году, как я понимаю, там, что называется, бОльшую роль играют чиновники.

Э. Чесноков:

- Охотники попались в собственный капкан.

Е. Холмогоров:

- Да. И теперь получается, что как бы главный враг и главный противник Ярмыш.

Э. Чесноков:

- А почему они Прилепина не банят, я не понимаю? Холмогорова банят, а Прилепина не банят.

Е. Холмогоров:

- Ну, все-таки Прилепин у нас практически государственный институт в стране. То есть, кто ж его забанит - он же памятник! Но скажем, например, о старой либеральной цензуре. На non/fiction в 2018 году был замечательный случай, когда Анну Шафран, на тот момент вообще официальное лицо, забанили за ее книгу о монархии.

Э. Чесноков:

- Ведущую Владимира Соловьева на тот момент, да?

Е. Холмогоров:

- Да. Но бывшую уже на тот момент. То есть, она тоже такой государственный институт и тоже попала под эту либеральную цензуру. Но вот теперь цензура стала не либеральной.

Э. Чесноков:

- Так вот кто на самом деле управляет Россией!

О. Кашин:

- Не понял. Я давно хочу вас спросить. Вот вы же из таких крупных фигур национализма, не знаю, там Крылов, Галковский, Просвирнин, кто угодно - вы наиболее подвижны в плане сотрудничества с государством или лояльными ему структурами типа того же Царьграда. И каждый раз они вас в итоге отталкивают. Но вы продолжаете, что называется, быть все равно не навальнистом, скажем так. У вас какие эмоции по этому поводу? Это ж должно быть крайне обидно.

Е. Холмогоров:

- Ну, безусловно, это крайне обидно. Если бы моей главной жизненной мотивацией было бы, что называется, личное продвижение и удовлетворение собственного честолюбия, я бы, конечно, уже сто тысяч раз обиделся. Потому что мне было интересно наблюдать за тем, какие фигуры, например, в 2014 году получали ордена и медали за участие в том, как это тогда называлось «Крымской весне», сейчас, по счастью, снова начали употреблять «русская весна»…

Э. Чесноков:

- В Севастополе, по крайней мере, употребляют. Официально.

Е. Холмогоров:

- Я грустно смотрел на пустующую левую половину своего пиджака и понимал, что да, как бы мне не положено. Но поскольку все-таки главная моя цель очень простая - это то, что Российская Федерация стала как бы более русским государством, то меня вполне удовлетворяет то, что происходят какие-то ментальные изменения в мозгах самых разных людей - от Владимира Владимировича Путина до того же самого Олега Владимировича Кашина.

О. Кашин:

- Соглашусь. Да, спасибо огромное. В общем, на самом деле, поражает, как после бана Киры Ярмыш, навальнистки, вся интеллигенция вскинулась - ах, бойкот… а тут более знакового Холмогорова запретили, а никто не замечает. Как будто бы нет такого события. Это, конечно, отдельный кошмар.

Э. Чесноков:

- Да, как будто бы нет такого писателя и публициста.

О. Кашин:

- Горячая новость - Путин привился. Удивительно. При всей его тяге к публичному обнажению - не побоюсь этого слова - он не стал приглашать людей с камерами на эту процедуру и нам остается только верить на слово Владимиру Путину, а верить ему или нет - каждый решает сам.

Э. Чесноков:

- Но при этом Путин же мудрый человек. Он чужд этого позерства. Он же сам сказал - я не хочу изображать, что я что-то изображаю такое перед камерами, просто взял - и привился. И это - хорошо, человечно, и это столь отличает его от западных политиков.

О. Кашин:

- Вы знаете, если мы считаем Россию криптоколонией Великобритании, то, я думаю, своей прививкой Путин поздравил британцев с первой годовщиной первого локдауна. Сегодня утром в Англии в Лондоне была минута молчания, вечером после нашего эфира, не поверите, Борис Джонсон призвал людей выйти в свои дворы с фонариками в знак памяти о погибших и в знак уважения к врачам. И сегодняшний день, 23 марта, предлагается объявить навсегда в календаре днем памяти погибших от коронавируса. В общем, в такой день Путин привился. Неспроста.

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю. Вернемся к нашим схемам. На прошлом блоке мы говорили с Егором Холмогоровым, которого законселили на этой самой ярмарке. И руководствуясь принципом отражения всех точек зрения, мы, конечно, попытались связаться и с ними. Хоть с кем-то из оргкомитета non/fiction. Но нам сказали: «Мы не готовы это комментировать». Если бы хотя бы они сказали - да нет, у нас нет никакой цензуры, мы рады, счастливы видеть Холмогорова и кого угодно, но стендов не хватило. Ну да, это была бы хотя бы позиция. А так они сами все сказали своим отказом от комментария.

Я еще не подошел к схемам… Хуцпа - вы все знаете, мы боремся с пошлостью, но я не нашел иного слова, которое могло бы ярче описать сложившуюся ситуацию. Ибо я нагуглил интервью Ирины Прохоровой, которая входит в экспертный совет этой самой ярмарки, интервью казанскому изданию «Бизнес онлайн» с говорящим названием «Разве есть такая профессия патриот» - заголовок интервью - правда, от 2016 года, но с совершенно шикарной фразой. «Цензура в России существует и неуклонно ужесточается».

О. Кашин:

- Она права, конечно.

Э. Чесноков:

- Видимо, Ирина имеет в виду, что в авангарде этой цензуры стоят они, статусные либералы с non/fiction. Но давайте уже к схемам в конце концов.

О. Кашин:

- Извините, пометка. Конечно, слово «они» в контексте слова «хуцпа», оно не про либералов совершенно. Поэтому давайте не будем сейчас…

Э. Чесноков:

- Кашин достал черепомерку… Ладно, знаете ли вы, кто организует с 1999 года эту самую non/fiction? На самых лучших площадках - сначала в новой Третьяковке, потом в Гостином дворе. Кто же это? ООО «Экспо-парк. Выставочные проекты». Причем, оказывается, хотя у нас плачутся, что литература не приносит денег, - приносит. Каждый год выручка - это доходы без расходов - организаторов non/fiction составляет в среднем 200 млн. рублей. При этом, что интересно, с 2016-го по 2018-й годы налоговых деклараций у них в открытых базах просто нет. Это нарушение… Ну ладно… но что интересно - имея выручку в среднем в 200 млн. в год, организаторы, то самое «ООО Экспо-парк. Выставочные проекты» показывает ничтожную чистую прибыль. Например, 8,5 миллионов рублей за 2019 год при выручке в 200 миллионов. Ну, ладно, допустим. Это их право. Есть одно государственное учреждение, я не буду называть какое, ибо оно в данном контексте совершенно неважно. В марте 2018 года, то есть, ровно три года назад, это государственное учреждение провело тендер на присутствие его стенда на международной выставке архитектуры и дизайна АрхМосква за 7 миллионов 790 тысяч рублей. И на этот тендер заявилось целых два участника. Один - ООО ЭКСПО-ПАРК ВЫСТАВОЧНЫЕ ПРОЕКТЫ, о котором я вам рассказывал. И второе - ООО ЭКСПО-ПРОЕКТ. Дальше. Нажимаем и смотрим, кто же участник, кто же учредитель и гендиректор? В первом случае, у первого участника конкурса учредитель и гендиректор Бычков Василий Владимирович. Во втором случае, у второго участника конкурса учредитель и директор Бычков Василий Владимирович. Олег Владимирович, какое невероятное совпадение, а?

О. Кашин:

- Эдвард, ну, слушайте, на самом деле, почему-то к каждым вашим схемам я отношусь с некоторым скепсисом. Причем, и по линии Ирины Прохоровой, которая все же не есть как бы фигура равная non/fiction; non/fiction - это давняя институция, там интересы Роспечати пресловутой, еще времен знаменитого Сеславинского и т.д. Естественно, non/fiction - это наше общее достояние.

Э. Чесноков:

- non/fiction - это новая нефть.

О. Кашин:

- Да, да, безусловно. Вот когда я жил в Москве, самое большое удовольствие было ходить раз в год или раз в полгода за книжками тогда это был ЦДХ, по-моему. И все эти разговоры - а вот там записан на этого, записан на этого - да бог бы с ними. Мы исходим из того, что в России все висит вот на таких ООО, оффшорах и т.д. Главное, чтобы продукт был на выходе. И когда здесь нам приподняли краешек занавеса, а за ним оказалось такое… то лучше как бы, что называется, продолжать соблюдать приличия. А приличия заключаются в отсутствии цензуры. Но к вопросу о приличиях, Эдвард, давайте я скажу деликатно - давайте резко переключим внимание и расскажем про дипломатию, мы ж международники в конце концов. Вы знаете, что случилось в российском консульстве в Страсбурге?

Э. Чесноков:

- Расскажите же. Что, кто-то привился от коронавируса?

О. Кашин:

- Ну, наверняка он был привит. Сотрудник российского консульства в городе Страсбурге, а это, напомню, Франция, воровал на улицах велосипеды, которые оставляли доверчивые французы всех цветов кожи. Он украл и каждый раз выставлял на продажу и успешно продавал 300 велосипедов и заработал 100 тысяч евро. И когда местный муниципальный депутат обратил внимание на то, что этого человека поймали, но отпустили, как дипломата, он поднял шум, но оказалось, что вот этот сотрудник он вроде бы всего лишь водитель, но, тем не менее, водитель консульства, он срочно уехал в Россию, потому что заболел, возможно, коронавирусом.

Э. Чесноков:

- Подождите, подождите. А в годовщину подписания пакта Молотова-Риббентропа человек, застреливший в толпе… посла в Берлине… Да, все это определенно звенья одной цепи…

О. Кашин:

- Нет, но при этом, Эдвард, понимаете, три года назад, когда прошла эта информация про аргентинский кокаин, который возили дипломатической почтой, ну, можно было восхититься, по крайней мере, вот этой хантертомпсоновской силой духа некоторых российских дипломатов, большим стилем. А похитители велосипедов - это уже такой итальянских неореализм. Тоже, конечно, здорово, но немножко другое. И вот вопрос - что будет дальше? Какого писателя или кинорежиссера будут воспроизводить российские дипломаты дальше? Пелевина? Сорокина?

Э. Чесноков:

- Да не знаю. Я думаю, что Киру Ярмыш будут воспроизводить. Хотя мы уже ушли от литературы, но, я думаю, вы позволите мне, мой милый друг, к ней вернуться. К той самой законселиной книге. Полуиностранный, как и подобает всей нашей полуинтеллигенции, агент The Insider опубликовал по случаю цензурирования этой книги, одну главу. Там очень узнаваемая девушка, которую зовут Аня, описывает свой опыт работы в МИДе практиканткой - я так понимаю, это какая-то биографическая Кирина история - и там вы можете догадаться, что там, конечно же, ее, студентку МГИМО Аню-Киру попытался захарассить дипломат, куратор ее практики. Вот такие дела. И проблема в том, что все это, конечно, написано таким очень беспомощным языком, где-то второй курс Литинститута…

О. Кашин:

- Давайте не будем особенно топтать Киру Ярмыш…

Э. Чесноков:

- Нет, наоборот, я пропиарил ее книгу.

О. Кашин:

- Хорошо.

Э. Чесноков:

- Издательство «Эксмо», чтоб вы понимали, как цензура лютует, в самой престижной серии «Корпус», по-моему, «Обитель» Пелевина в той же серии издали…

О. Кашин:

- Нет, нет, Прилепина издает Шубина, а «Корпус» - это жена Пархоменко…

Э. Чесноков:

- Все очень просто. Нам надо давать высказаться и другой стороне. И МИД РФ уже заявил, что подождите, если есть обвинения, преступление, то где дело? Да, полиция задерживала этого россиянина, который якобы что-то там велосипедил, но ему не предъявили никакого обвинения.

О. Кашин:

- Так он же дипломат!

Э. Чесноков:

- Но ему могут предъявить обвинение. Но его нет.

О. Кашин:

- Всегда же так бывает, что даже шпионов высылают, прогоняют.

И возвращаясь к рубрике нашей с вами…

Э. Чесноков:

- Тогда человека объявляют персоной нон грата, например, официально вручают уведомление.

О. Кашин:

- В общем, мутно. И к вопросах о мутных историях, вы же меня вчера смутили историей про то, как в Канаде мужчину, у которого ребенок провозгласил себя трансгендером, посадили в тюрьму за то, что он называл свою дочку «она», а дочка считала, что она – он. Тут в Twitter гигантская дискуссия, я не во все вникал, но ссылки на тему того, что это случилось, это было два года назад. И пишут, что да, его не посадили, а оштрафовали. И, действительно, есть такая ссылка на канадскую прессу. И не за местоимение, а за то, что, извините, африканцев из окна криками называл «макаки».

Э. Чесноков:

- Если я в чем-то ошибся, то простите меня.

О. Кашин:

- Бывают сюжеты, которые остаются замалчиваемыми прессой.

И о чем мы еще сегодня говорим?

Э. Чесноков:

- Мы ждем. Безумное происшествие в Калининградской области, да. Вот уехали вы оттуда и началось!22 марта 18-летнего парня из города Гусев, в полутора километров от города открыли микроавтобус, там обнаружили гусевцев-россиян в возрасте 30, 26, 24 лет, вместе с ними перепуганного студента. Оказалось, что он переехал их собаку. И они тем самым решили его наказать. Господи, как одичала наша несчастная Россия! Надо сказать, что Сталина на них нет!

О. Кашин:

- Со времен «хрустальной ночи» в нашей Восточной Пруссии таких событий не происходило. Кошмар.

А есть ли там имена? Может, это были какие-то приезжие? Моя ксенофобия стучит.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Может, украинская ДРГ. Кроме шуток, очень многие выходцы с Украины нашли приют на Калининградчине.

О. Кашин:

- Вы спровоцировали мои краеведческие воспоминания, когда был 2014 год, пошли русские беженцы из Донбасса, приезжали в Калининград. Ты – русский, бежишь от бандеровцев, тебя принимает губернатор. Была нашумевшая история: губернатор Цуканов тогда еще говорит, вот да, вы приехали к нам с Украины. Вот у нас здесь есть кружок украинской культуры, можно вареники лепить. Конечно, поразительно.

Это к вопросу к глухоте российской власти к русской весне и к нуждам русского народа.

Путин снял сегодня губернатора Белозерцева в связи с утратой доверия, хотя некоторых губернаторов после ареста не снимают довольно долго.

У нас звонок от Андрея из Москвы.

Андрей:

- Добрый вечер! Я задавал вопрос про пещерный национализм, Эдвард сказал, что это тот, что Россия для русских. Олег, получается, что Россия не для русских? И тогда какая страна для русских?

О. Кашин:

- Что же вы у Олега спрашиваете, если Эдвард сказал!

Андрей:

- Эдварда спрашивать бессмысленно, понимаете?

О. Кашин:

- Ой, ладно вам! Но да, конечно, главная наша беда – русских людей, что, будучи на вид белыми, мы проходим по категории вот тех афро каких-то беженцев, которым некуда себя деть. И я в Великобритании буквально себя так и чувствую, но, что называется, остается мечтать о русском национальном государстве, что мы и делаем постоянно.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста, ДНР и ЛНР. Провозглашены.

О. Кашин:

- Эдвард, готовы ли вы поручиться за то, что хотя бы через пять лет будет Донецкая Народная Республика?

Э. Чесноков:

- Говорили римляне: капля за каплей камень долбит.

О. Кашин:

- И через пять поколений у русских, может, будет свое государство.

Итак, про хороших полицейских?

Э. Чесноков:

- Вы будете регулярно инсинуировать против людей в погонах, называя их оборотнями, но нет, в городе Диксон на Таймыре, в городе, где сразу навевает воспоминания о читанном в детстве романе «Два капитана», белый медведь пришел к зданию городской администрации, а потом направился к детской площадке. Ну, в Диксоне все рядом. И только участковый героический не побоялся выступить против этого криптонавальниста, я не исключаю. И из огнестрельного оружия произвел милосердный выстрел в воздух. И медведь убежал. И даже собаки его не смогли прогнать, а милиционер смог. Вот! Это та полиция, которой я горжусь. Главное, что никто не пострадал.

О. Кашин:

- Да. И пока звонков нет, вернемся ко вчерашней адской теме про Ксению Собчак, потому что уже и Бастрыкин взял под контроль выступление маньяка Мохова, и Жириновский предложил запретить Ксению Собчак, причем, в выступлениях Жириновского звучит буквально классовая ненависть к Собчак, что смотрите, сколько там миллионов рублей было уплачено.

Э. Чесноков:

- А Людмила Нарусова не попросила там запретить ток-шоу?

О. Кашин:

- Конечно, все закончится крабами. Это все понятно.

Более того, есть дискуссия, а в ней участвует и Антон Долин, известный кинокритик, и Варвара Туроса – известный не знаю, кто, которые обсуждают сейчас в 2021 году: не стыдно ли тем людям, которые голосовали за Собчак в 2018 году после того, как она выступила на тему маньяка? Это, конечно, запредельное безумие. В таких ситуациях бросается в глаза, насколько пустое пространство общественной мысли сегодня в России, когда начинаются дискуссии на темы, которые дискуссии не заслуживают. Это, конечно, полный кошмар.

Деликатно выскажусь в поддержку Ксении Собчак. Действительно, любой журналист имеет право освещать любую общественно-значимую тему. И если человек выходит из тюрьмы, у государства к нему претензий нет, между прочим, Эдвард, помните блогера Синицу? Вот да, если бы маньяк Мохов написал твит в Twitter, он бы до сих пор сидел.

Э. Чесноков:

- Давайте предложим ему это сделать и проверим.

О. Кашин:

- Свободу Синице!

Э. Чесноков:

- Вы уж договорите, за что сидит Синица. И можно предположить нечто подобное в Британии, например?

О. Кашин:

- Не знаю, но традиционно скажу, что если где-то в Британии, в Польше писатель назвал премьера придурком, писателю грозит два года тюрьмы, тоже не сахар, конечно. Но если мы говорим, что где-то на Западе есть какие-то безобразия, которые заставляют нас волноваться и переживать, то право, долг и честь российского гражданина и патриота говорить: мы не хотим, чтобы у нас было, как в Польше, как в США.

Э. Чесноков:

- И при этом на Западе говорят, что в России нет демократии! И вводят санкции.

О. Кашин:

- Здесь повод возвысить голос против Запада, а не за российского товарища майора, который…

Э. Чесноков:

- Который спугнул из Диксона и спас детей и собак.

О. Кашин:

- Загадочная история про IPO Telegram и российский государственный Фонд прямых инвестиций покупает какие-то акции Telegram. Завтра окажется, что и Telegram у нас государственный.

Итак, скопинский маньяк Мохов находится под постоянным надзором полиции, сообщает ТАСС.

Э. Чесноков:

- Полиция его охраняет.

О. Кашин:

- Да. И полиция уточняет, что Мохов рад общению с журналистами, потому что «его пиарят, а он доволен» - цитата.

Эдвард, вы обещали что-то про русский фашизм?

Э. Чесноков:

- Зачитаю цитату, а вы попробуйте понять, где размещен этот текст. «Зарубежные мозговые центры ведут деятельность по расколу национальных элит (российских, то есть). Институт Кеннана продвигает русофобию. Фонд Сороса ведет деструктивную деятельность. Беспощадно дави русофобию или она задавит тебя!».

О. Кашин:

- Ой, я думаю, это на заборе написано.

Э. Чесноков:

- Вы почти угадали. Фонтанка. Ру, чтобы вы не думали, что это фейки. Она сфотографировала этот информационный лист в МВД России. Неплохо так, да?

О. Кашин:

- Очень хорошо.

Э. Чесноков:

- Не русский фашизм, а русофобию.

О. Кашин:

- Перехвачу вашу цитату. Завтра секретарь Совбеза Патрушев, слава ему, доложит Путину о борьбе с экспансией западных идеалов, угрожающих политической стабильности в России. По мнению Патрушева, Запад пытается разжигать в России этнические и религиозные конфликты и внедрять чуждые идеалы и нормы, угрожающие общественному согласию, культурному суверенитету и политической стабильности.

Э. Чесноков:

- И в этом всем он не прав?

О. Кашин:

- Абсолютно прав! Он всегда прав!

И сейчас будет такая новость-загадка. Новость в том, что близок к закрытию легендарный магазин «Елисеевский» на Тверской, который всегда был.

Э. Чесноков:

- Где расстреляли директора при Андропове.

О. Кашин:

- Не в магазине расстреляли, его вывезли в лагерь, там в специально отведенной комнате… В общем, да. Он закрывается. И там, действительно, шокирующие кадры пустых прилавков традиционные.

Кстати, пока не забыл. Я жаловался, делился годовщиной локдауна в Англии. Сегодня ввели штрафы 5 тысяч фунтов за выезд из Великобритании без уважительной причины. Тоже фантастика!

Но про «Елисеевский».

Э. Чесноков:

- Почти что выездные визы, да?

О. Кашин:

- Да. Абсолютный Советский Союз.

Э. Чесноков:

- Вот куда вы катитесь!

О. Кашин:

- Кошмар!

Э. Чесноков:

- Я вас предупреждал! Уезжайте, возвращайтесь на Родину!

О. Кашин:

- А загадка простая. Вот вчера зашла речь, вот «Елисеевский» есть в Москве, есть в Петербурге. Меня спрашивают: это одна и та же сеть? Нет, они не связаны, просто они принадлежали купцу Елисееву до революции. И вопрос, Эдвард, вам: кому принадлежит «Елисеевский»?

Э. Чесноков:

- Он принадлежит, насколько я знаю, кулинарному техникуму имени Вагнера.

О. Кашин:

- Вы знали! И петербургский «Елисеевский» принадлежит тому, кто стоит за ЧВК Вагнера, действительно, и всевозможными ольгинскими ботами. Естественно, штришок к портрету нынешней России. Я люблю этот мемуар, потому что я был на открытии «Елисеевского» после ремонта, собственно, меня удивило, что вице-мэр Москвы легендарный и всесильный Ресин на открытии магазина буквально извивался ужом перед каким-то респектабельным мужчиной, которого он называл Яков Михайлович. Кто это такое? Этро оказался Яков Якубов – легендарный, который владел всеми магазинами по правой стороне на Тверской улице и жил на ВДНХ. Ну, как вот живут люди на ВДНХ – квартира окнами на метро ВДНХ. А он жил, у него был замок на территории выставки. Не знаю…

Э. Чесноков:

- Я даже видел этот замок. Он до сих пор стоит. Даже во время ночи «длинных ковшей» его не смогли...

О. Кашин:

- И легенда гласит, что он, как раз, и построил все, что потом Собянин рушил, потому что эта группа бизнесменов известного как бы происхождения даже не этнического, а географического, потому что там главное село – дагестанское, откуда они все приехали. В общем, эти люди отвечали за спорную недвижимость 90-х годов.

И это и есть настоящая история России!

Э. Чесноков:

- Это в южном Азербайджане годе-то село.

О. Кашин:

- Нет, это под Дербентом все. Это наши русские люди, нет?

Э. Чесноков:

- Ну, допустим. Не буду спорить.

О. Кашин:

- В общем, какая разница?

Э. Чесноков:

- Красная Слобода, Азербайджан.

О. Кашин:

- Хорошо, принимается. Тогда да здравствует Азербайджан! Тем более, что такой мем сейчас ходит по соцсетям, кто эффективнее? Пашинян – лидер оппозиции, победивший на честных выборах и свергший коррумпированный режим. Или коррумпированный сын бывшего первого секретаря компартии. Вопрос.

Э. Чесноков:

- И, заметьте, никаких санкций. У нас-то Крым вернули, весь мир ополчился и даже Apple заблокировал некоторые свои приложения. А там вот вполне себе ничего.

О. Кашин:

- Мы понимаем, что Карабах на картах мира всегда был азербайджанским. Даже на картах Советского Союза. Здесь претензии к большевичкам, которых мы традиционно не любим.

Э. Чесноков:

- И знаете ли вы, что происходит сейчас в Тобольске? Там местный аэропорт хотели назвать именем Ермака Тимофеевича.

О. Кашин:

- Не политкорректно, да.

Э. Чесноков:

- Притом, что громя все эти ханства, он же выступал против рабства, получается. Отсюда следует, что противники Ермака и аэропорта, поддерживают рабство и институциональное угнетение! И никакой БЛМ им не указ!

О. Кашин:

- А я не знаю, кого вместо предложили?

Э. Чесноков:

- Действительно, достойных людей. Композитора Алябьева, например, но при всем уважении, исторический масштаб этих людей меньше, чем у Ермака.

О. Кашин:

- К сожалению, не успели еще до того времени, когда возникло это движение за всевозможные покаяния, не успели по-настоящему увековечить наших героев, потому что памятник Ермаку должен стоять, допустим, в центре Новосибирска вместо памятника Ленину. Или в центре Красноярска.

Э. Чесноков:

- Насколько я знаю, памятник Муравьеву-Амурскому в Хабаровске построили.

О. Кашин:

- Да, но с купюры его и уберут, как мы это обсуждали. А на денежке с Новосибирском, ну, что можно нарисовать?

Э. Чесноков:

- Оперный театр?

О. Кашин:

- Кроме оперного театра, в общем, нет.

Э. Чесноков:

- И при этом новосибирские сугробы – такой мем, который из блога Ильи Варламова широко шагнул по России. Действительно, это проблема. Там огромные сугробы выше человеческого роста. Почему-то в Екатеринбурге я таких не наблюдал, хотя плюс-минус та же климатическая зона.

О. Кашин:

- Я бы сейчас покувыркался в трехметровом сугробе!

Э. Чесноков:

- Может, сугробы на этой купюре и изобразят?

О. Кашин:

- Наверное, место этому есть. А нам пора прощаться с нашими соотечественниками. Вернемся завтра в девять вечера.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!