Олег Кашин: Мощи России хватило бы, чтобы обеспечить достойный уровень жизни в Крыму

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают жизнь на Крымском полуострове, криминальные новости, напряженную ситуацию на Украине и локдаун в Европе

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. И где-то в глубинной России, боюсь, что по-прежнему в Севастополе, Эдвард Чесноков. Эдвард, давайте я угадаю. Вы поехали в севастопольский зоопарк посмотреть на местного сурка, который просыпается в начале марта. И он ежедневно просыпается, а вы ежедневно просыпаетесь 2 марта?

Э. Чесноков:

- Нет, Олег Владимирович. Я зашел посмотреть на цены в севастопольских магазинах. Честно сказать, был неприятно удивлен. Чтобы не впадать в такое бравурное настроение от седьмой годовщины «Русской весны» и говорить, что всё прекрасно в русском Крыму. Да вот не всё. Например, в Москве плохонькая пачка яиц стоит 50-60 рублей. Тут плохонькая тоже пачка яиц не самого высшего сорта стоит в районе ста рублей. Почти вдвое дороже. И даже открытый Крымский мост с его сообщением не помогает. Вот это, конечно, печально.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, я не понимаю. На самом деле, все-таки, на мой взгляд, может быть, дилетантский, мощи, в том числе финансовой мощи, российского государства хватило бы, чтобы обеспечить какой-то сносный уровень жизни на дотациях, на всевозможной поддержке в этом маленьком, но принципиально важном регионе. И то, что российской официальной стороне, федеральному центру плевать на такие мелочи, с его точки зрения, это, конечно, печально. Потому что, естественно, на месте нормальных крымчан, которые нам с вами иногда в эфир звонят, я бы тоже подумал: а ведь при украинцах было лучше.

Эдвард, у меня бабушка жила в Черновцах. И она мне рассказывала регулярно, как какие-то люди старшего поколения там говорили. А Черновцы – это Западная Украина, бывшая Румыния. То же самое, вечный разговор: а при румынах было лучше. Видимо, это такой…

Э. Чесноков:

- Привет Лорченкову.

О. Кашин:

- Да, естественно. Лорченкову, который недавно меня раскритиковал. Но он – гений, ему можно. В общем, да, действительно, очень странная история. Потому что, ну, боже мой, вот есть же пресловутый Ротенберг. Отдай свои расходы ежедневные на запонки – на нужды города Севастополя хотя бы. И многие проблемы просто сойдут на нет.

Э. Чесноков:

- Я бы стал не Ротенберга тут критиковать, его-то легко попинывать, а Януковича. Я не думаю, что он в одном исподнем в Россию бежал. Я думаю, что у него есть какие-то активы. Покупает же он на что-то севрюгу донскую на свою ростовскую дачу. Может быть, попросить у него арендную плату, а деньги эти на Крым пустить?

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, Янукович – такая мерцающая сущность. Кто такой Янукович? Ну, был президент Украины. А есть, допустим, Курченко. Возьмите человека, который является таким теневым хозяином Донецкой народной республики, близкий к Януковичу олигарх. Вот, пожалуйста, пускай он немножко покормить крымчан. Хотя бы будет польза. Но это уже такой совсем сверхфилософский разговор. Давайте приземлился.

Э. Чесноков:

- И это еще не все. Я специально замерил, на последней АЗС перед Крымским мостом был бензин на 3 рубля дешевле, чем в Крыму. И бензин в Крыму дороже, и продукты дороже. А зарплаты раза в два ниже, чем в Московской области, я не говорю даже о Москве.

О. Кашин:

- Но при этом здесь мы с вами, сами того, может быть, не желая, разоблачаем извечный семилетний миф московских либералов о том, что россияне теперь обречены платить, доплачивать за благополучие крымчан. По факту получается, что сами крымчане доплачивают за свое не благополучие даже, а просто за какую-то сносную жизнь. Но все же, да, это уже какие-то совсем высокие материи.

Я предлагаю приземлиться. И приземлиться в городе имени Януковича – в городе Ростове-на-Дону, где местный суд арестовал 66-летнего Юрия Жданова, известного нам с вами, прежде всего, как отца директора Фонда борьбы с коррупцией, иноагента Ивана Жданова. История такая, что когда-то Юрий Жданов работал в поселке Искателей в Ненецком автономном округе, возглавлял жилищную комиссию и рекомендовал главе поселка выделить квартиру женщине по договору социального найма. А оказалось, что у женщины уже была жилищная субсидия.

В общем, даже на ваши схемы это не тянет. Какая-то совсем мелочь. И, на мой взгляд, возможно, дилетантский, если бы Иван Жданов, ныне пребывающий где-то в Евросоюзе, если бы он не был соратником Навального, то российская правоохранительная система, естественно, проигнорировала бы возможные нарушения со стороны Жданова-папы. Но поскольку Жданов-сын вдруг стал врагом государства, то и к папе возникли вопросы. И в очередной раз мы видим избирательное правоприменение со стороны российского государства, которое и государство не красит, и его оппонентам наносит имидж и образ таких невинных жертв.

В общем, кошмар на самом деле. Вот те люди, которые придумывают такие уголовные дела, им позор совершенно. Не знаю, вы, конечно, можете что-то риторически возразить, но зачем?

Э. Чесноков:

- Но вы, тем не менее, не отрицаете, что схема, действительно, была. Другое дело, что, да, соразмерность наказания. Наверное, можно было его пожурить и ввести в реестр недобросовестных чиновников. Я думаю, такой есть.

О. Кашин:

- Например. Тем более, что он когда-то был в партии «Справедливая Россия». И тогда также его пытались прессовать, когда «Единая Россия» решала свои проблемы даже с системными партиями с помощью уголовных дел. В общем, действительно, я об этом говорил с Марией Бароновой, на самом деле забавно, когда здесь, в эфире радио «Комсомольская правда», выступаю на фоне даже Эдварда с пронавальнистских позиций, а потом навальнисты тебя ругают за то, что вот ты, соответственно, мразь, нашего Навального мочишь в эфире радио «Комсомольская правда». Ладно, это такая лирика.

Немножко смежная тема. Еще одно интересное и перспективное с точки зрения того, что завтра я об этом буду говорить, - позор, кошмар! – уголовное дело в отношении, вы, наверное, знаете это имя, Эдвард, Дениса Карагодина, философа из города Томска, который лет уже пять назад увлекся расследованием убийства своего прадеда – крестьянина Степана Карагодина, которого в 1938 году расстреляли в НКВД. Денис посвятил все эти годы выяснению поименного состава убийц этого ни в чем не виноватого крестьянина. Поскольку он айтишник, он сделал сайт, он с помощью нейросетей раскрашивает фотографии этих старых палачей из НКВД. И, конечно, это совершенно завораживающее зрелище, когда на тебя смотрят цветные живые эти люди, у которых, действительно, не руки по локоть, а туловище по шею в крови.

Но теперь МВД передало в Следственный комитет материалы по уголовным и административным статьям, которые якобы нарушил Карагодин. А именно, что он разглашает персональные данные ветеранов НКВД. И в этом смысле нарушает российский закон. Я бы мог сказать Денису Карагодину: Денис, беги из России, ведь посадят тебя наследники старых энкавэдэшников. Но такое прекрасно понимаю, что этот человек не для того занимался всем этим делом, чтобы бежать.

Э. Чесноков:

- Подождите, а тот факт, что Путин открывал памятник жертвам репрессий недалеко от проспекта Академика Сахарова, он ни для кого, включая силовиков, ничего не значит?

О. Кашин:

- Эдвард, вот тут я как раз даже могу объяснить логику российской власти. Потому что одно дело – открывать абстрактный памятник абстрактным жертвам. А другое дело – называть палачами конкретных Ивановых, Петровых, Сидоровых из томского отдела НКВД, у которых есть дети-внуки. И главное – наследники, те люди, которые в этих кабинетах сидят.

Когда судили пресловутого Навального, помните, была такая комическая выездная сессия суда в химкинской полиции. Навальный сидел на фоне стенда «Наша славная история» российской МВД, и там был портрет Генриха Ягоды – палача, убийцы, кровопийцы, который, по современным российским документам, всего лишь один из великих предшественников даже не Бортникова в ФСБ, а Колокольцева в МВД. НКВД – то ведомство, которое сегодня называется МВД. Преемственность, наследие и так далее.

Э. Чесноков:

- Но при этом я все-таки надеюсь, что в московских коридорах Следственного комитета разберутся во всем безумии происходящего вокруг Карагодина и примут правильное решение. Потому что основная проблема – это перегибы на местах. Белозерцевщина такая, которая расцвела в Пензе буйным цветом.

О. Кашин:

- Есть такие кабинеты. В одном разберутся про Карагодина. В другом разберутся про Жданова. В третьем разберутся про Навального. В четвертом разберутся про Анастасию Шевченко. Слишком много кабинетов, не кажется ли вам?

Э. Чесноков:

- Да и башен, в общем-то, много. Пользуясь возможностью журналиста, хотел бы приковать внимание к не менее важной проблеме. Вы слышали, что произошло с мельницей Гергардта в Сталинграде?

О. Кашин:

- Боже, нет! Ее разрушили?

Э. Чесноков:

- 16 марта часть фронтона мельницы обрушилась.

О. Кашин:

- Той самой, которая стояла там как символ разрушений…

Э. Чесноков:

- Южный фронтон, часть кирпичной кладки.

О. Кашин:

- Позорище! Это беспредел.

Э. Чесноков:

- Я абсолютно случайно обнаружил это в СМИ второго уровня и был потрясен. Потому что наши же в том числе силовики, в том числе Следственный комитет занимается расследованием геноцида советского народа, в том числе на территории Сталинградской области СССР в годы войны. Почему бы не заняться расследованием того, как так получилось, что фронтон мельницы Гергардта рухнула? Я предположу, что выделялись, наверное, и выделяются какие-то деньги на реставрацию и консервацию памятников такого уровня.

О. Кашин:

- А может, и не выделяются. Потому что, опять же, не удивлюсь, если по бумагам это просто старинные руины.

Э. Чесноков:

- Тогда это еще большее преступление. Это одна из немногих консенсусных вещей.

О. Кашин:

- Зато так называемое РВИО штампует новые бездушные, бесчеловечные памятники.

Э. Чесноков:

- Поговорим о схемах.

О. Кашин:

- Эдвард обещал легендарные схемы, про которые мы регулярно говорим. Что же случилось теперь?

Э. Чесноков:

- В Москве совершенно булгаковская история, о которой сообщает "Комсомольская правда". Миллионеру отрубило голову поездом метро.

О. Кашин:

- Да, я читал.

Э. Чесноков:

- Ему было 72 года. Его звали Валерий Багдасаров. На станции метро «Дмитровская».

О. Кашин:

- Он ветеран ЦК КПСС, между прочим. Удивительный человек.

Э. Чесноков:

- Еще 21 марта это произошло. Личность установили только сейчас. Тоже очень странно. Чистая булгаковщина. Его называют миллионером. Я специально делаю на этом слове – «называют». Говорят, что он основатель и председатель совета директоров сельскохозяйственной промышленной группы «Алсико».

Потратив буквально пять минут, я зашел в открытые базы данных юридических лиц и нашел арбитражное дело. Потому что господин Багдасаров, действительно, в учредителях этого концерна «Алсико». Но ему принадлежит там 49 %. Оставшиеся 51 % принадлежат другому человеку. И в арбитражном апелляционном суде на проезде Соломенной Сторожки, это, кстати, недалеко от того места, где он погиб, на сайте суда можно найти очень интересное дело о том, что Багдасаров Валерий Рачикович судится с другим учредителем, я специально не говорю его фамилию, за решение о назначении некоего человека генеральным директором. Понятно же, что директор – это ключевая фигура, он подписывает финансовые документы. То есть мы имеем классический спор учредителей.

О. Кашин:

- Эдвард, не томите. Его убили?

Э. Чесноков:

- Нет, подождите. Смотрим радел «Финансы». В финансах получается, что у этого концерна огромная нераспределенная прибыль – порядка 230 млн. рублей. Более того, у э того же концерна есть в числе учрежденных им юрлиц другое ООО «ЦЭО-Макс». И там просто чудеса. Это я просто открываю и смотрю финансовую отчетность. Баланс этого «ЦЭО-Макс» на начало 2019 года – 55 млн. рублей, на конец 2019 года – 0 млн. рублей. А в других учредителях у них кипрская фирма. Понятно, что мы имеем дело с каким-то схематозом. Понятно, что мы имеем дело с выводиловом. Понятно, что, скорее всего, я предположу, покойный вступил с кем-то в спор хозяйствующих субъектов о тех 230 миллионах рублей, которые еще оставались на балансах концерна.

А вот ключевой вопрос – он совершенно внезапно умирает. И притом так умирает, что личность установили только сейчас, спустя неделю. Я лишь просто говорю, что все это крайне подозрительно. Особенно в делах, где фигурируют такие деньги. И призываю доблестный московский МУР обратить внимание на это дело. И проверить, нет ли там коммерческого интереса со стороны каких-либо лиц. Потому что, как вы понимаете, этот Багдасаров выступал истцом в судебном споре. И очевидно, что речь шла о деньгах. А нет истца – нет претензий на деньги.

О. Кашин:

- Да, кошмарная история. Я тоже обратил внимание. Потому что не каждый день миллионеры, даже бывшие, попадают под колеса состава метро.

Э. Чесноков:

- Еще что важно. Если посмотреть это арбитражное дело, то он там просит, чтобы с него не брали судебную пошлину в 75 тысяч. То есть, если бы он, действительно, был миллионером, я думаю, он бы заплатил, а не тратился бы на адвоката.

О. Кашин:

- Разумеется. Тем не менее, действительно, убивают людей и таким образом тоже. Классическая тема из американских нуарных фильмов или из британских детективов.

Э. Чесноков:

- Вы смотрели «Карточный домик»? Там абсолютно такая же сцена, как Фрэнк Андервуд, которого играет законселенный Кевин Спейси, толкает под поезд девушку. И совершенно спокойно выходит из воды.

О. Кашин:

- При этом, если говорить о нуаре, причем вот таком, что называется, как если бы это кино снимали в 1946 году, Мьянма, бывшая Бирма, загадочная азиатская страна восточная, и вот в ней во время военного переворота в тот день, когда местные силовики убили 64 человека, по официальным данным, проходит военный парад, который, в том числе, принимает замминистра обороны Российской Федерации Александр Фомин. И рядом с ним, загадочная также история, вот мы вещаем на волнах «Комсомольской правды», естественно, медиа, конкуренция, - Павел Гусев, «Московский комсомолец», главный редактор, в этой Мьянме посреди переворота, и так далее.

Я далек от этой риторики: а, смотрите, кровопийцы, кровопийцы! Переворот сверг Аун Сан Су Чжи, которая вырезала половину Мьянмы по религиозному признаку.

Э. Чесноков:

- Не половину. Я бы сказал – сотни тысяч рохинджа, живущих на границе с Бангладеш, пострадали.

О. Кашин:

- Эдвард, представьте, вы здесь сидите, перед вами сотни тысяч трупов. По-моему, страшное зрелище. В общем, убийцу прогнали новые убийцы. Они убивают не сотнями тысяч, а десятками. Тоже ничего хорошего. Ну хорошо, в России такая внешняя политика. И я так деликатно пытаюсь подвестись к двум следующим темам. Тема первая – «Лайт». Вчера в Каире в парке Свобода в районе Замалек открыли бюст великого дагестанского поэта Расула Гамзатова, при поддержке российского посольства. В общем, в Каире теперь будет стоять бюст Гамзатова.

Казалось бы, вот даже для нас с вами, для людей, погруженных в советскую культуру, кто он? Автор песни «Журавли» и дедушка Шахри Амирхановой, не более того. Но оказывается, российские официальные структуры в последний год открыли такие же бюсты Гамзатова в Тегеране – в Иране. Тоже такая страна, с которой как бы, да, хотелось бы дружить, вопрос – как. А давайте мы вам подарим бюст Гамзатова. И в Непале.

Э. Чесноков:

- Конечно, у Ирана же есть ракеты средней дальности.

О. Кашин:

- У Ирана хотя бы есть ракеты. Что есть у Непала и зачем в Непале, в Катманду нужен памятник Расулу Гамзатову? Я не понимаю.

Э. Чесноков:

- … непальцы и непалки.

О. Кашин:

- У меня сегодня настроение такое, давайте я вам расскажу ремейк старого анекдота, а вы поймете, в чем шутка. Мне дико нравится. Инопланетяне поймали русского, украинца и француза. Просят их сделать какой-то фокус с двумя железными шарами. Кто удивит, того отпускают на свободу. Француз жонглирует шарами. Инопланетяне говорят: да, здорово. Чем нас порадуют двое других. Русский один шар сломал, другой потерял. В чем шутка? Анекдот старый, шутка новая.

Э. Чесноков:

- А что украинец?

О. Кашин:

- Вот, хохла забыли спросить. В этом анекдот. Так я перехожу к теме Украины. Наш заочный друг Евгений Примаков, «Россотрудничество», научился грамотно троллить украинцев, которые за последнее время пытались отнять у нас борщ и много чего еще. Теперь «Россотрудничество» отнимает у них Тараса Шевченко. Эдвард. Как вы считаете, удастся России сделать Шевченко великим русским поэтом и доказать это миру?

Э. Чесноков:

- Не знаю, он же еще предлагает разместить на Русском доме в Киеве портрет Шевченко. Его же местные радикалы из всевозможных запрещенных на территории Российской Федерации организаций регулярно забрасывают протухшим салом. Это очень концептуально, конечно. Знаете, как в романе Пелевина «Числа», где тоже фигурирует некий портрет. Но мы должны вести наступательные действия, а не только оборонительные.

О. Кашин:

- Это наступательные как раз.

Э. Чесноков:

- В Донецке и Луганске, например, открыть представительство «Россотрудничества». По-моему, их там нет. Вот это будет сильно.

О. Кашин:

- У России нет дипотношений с ДНР и ЛНР, к сожалению.

Э. Чесноков:

- Но паспорта ДНР признаны.

О. Кашин:

- Мало ли где паспорта… Вот даже в Лондоне есть некоторые россияне с российскими паспортами, но, что называется, кому от этого лучше. Тема ДНР и ЛНР – вечная тема. Все почему-то сейчас ждут летом войны. Прошла в «Коммерсанте» история о том, как Минобороны ликвидирует буквально у сельхозпроизводителей платформы, на которых перевозят по железной дороге тракторы и комбайны.

Э. Чесноков:

- Реквизирует.

О. Кашин:

- Да, буквально. На время. Одалживает, что называется, без возможности отказать.

Э. Чесноков:

- Вот видите, куда демократия дошла. А в советское время уазики, например, на учете стояли у колхозов.

О. Кашин:

- Да, на случай войны. И в реальную войну – вторую мировую, мы помним, как у народа отнимали радиоприемники и те немногочисленные автомобили. Потом отдавали им, когда приходил тот час. Вопрос: будет ли война? Потому что можно, конечно, так лихо сказать: да, конечно, никакой войны не будет. Но слушайте, если ее все ждут, то может быть…

Э. Чесноков:

- Но будет ли война – мы узнаем по одному очевидному маркеру. Когда табачные фабрики на территории России будут перестраиваться под производство патрона калибра 7,62, то уже точно все. А пока еще все нормально.

О. Кашин:

- Это вечная история про макаронные фабрики, у которых макароны были того же калибра, что и патроны. Юлия Леонидовна Латынина об этом неоднократно рассказывала в своих эфирах. А правда это или нет – мы не знаем. Но, по крайней мере, да…

Э. Чесноков:

- По крайней мере, стрелка осциллографа от этого факта дрожит.

О. Кашин:

- Разумеется, да. По крайней мере, в голове мы имеем в виду, что до лета остается два месяца. И, может быть, действительно, война близка. И на самом деле понятно, что не дай бог, чтобы люди погибали и лилась кровь, падали бомбы. Вполне есть шансы как-то мирно все…

А у нас есть звонок. Сергей со Ставрополья. Здравствуйте, Сергей.

Сергей:

- Добрый вечер. Всем известно, что положение "Единой России" удручающее сейчас на общем фоне и чтобы поднять этот рейтинг выше плинтуса и тем самым рейтинг Путина, как бы обычно в этих случаях нужна маленькая победоносная локальная война. Как вы думаете, будет она?

О. Кашин:

- Мы об этом говорили перед новостями - ждать ли войны на Украине? Есть вероятность, но я бы не стал ее привязывать к выборам, потому что все-таки да, вот был крымский консенсус, который повысил возможные рейтинги 7 лет назад, мы это понимаем. Донбасский консенсус из крымского все-таки не следует никак. Потому что за эти семь лет и усталость от украинской темы гигантская у общества, и желание кормить опять-таки, вот как мы говорили с Эдвардом, - кто будет повышать уровень жизни крымчан? Никто не будет. Желания кормить у людей нет, тем более, что желание кормить на фоне новых санкций, а и старые нас как-то довольно сильно потрепали… Да, Эдвард?

Э. Чесноков:

- А я с вами не соглашусь. Ведь понятно, что в случае присоединения Донбасса мы получим не менее 90% голосов за партию власти. Присоединения и быстрой паспортизации.

О. Кашин:

- А уж не за партию ли Захара Прилепина, который как раз вел свою предвыборную кампанию в ДНР последние 7 лет и, может быть, даже завоевал там какой-то авторитет, по слухам, по крайней мере?

Э. Чесноков:

- Не знаю, не знаю, к нему там отношение в Донбассе-то тоже довольно сложное. Я здесь не вижу никаких проблем. Наоборот, те условно правые, которые голосовали за ЛДПР, например. Они, безусловно, станут ядерным электоратом "Единой России" - то есть, донбасский консенсус вполне возможен.

О. Кашин:

- Если говорить о консенсусе там, о консенсусе по России, которая все-таки больше и по населению, и по всему, чем ДНР, не знаю, стоит ли овчинка выделки, но на самом деле, если мы фантазируем, что потребуется нынешнему Кремлю для повышения лояльности масс к Владимиру Путину и его партии, не думаю, что военная тема здесь первична. На самом деле, весь последний год прошел под знаком коронавируса и шутки шутками, но, понятно, при всем спорном отношении к этой проблеме, при всей избыточной смертности от ковида, который безусловный факт, да, люди умирают, Россия выбрала действительно шведскую для себя модель, тема вот этой свободы на фоне запертой Европы у нас в Великобритании сегодня первый день, когда можно принимать гостей во дворе. И это фантастика, кажется - такая прямо оттепель-оттепель. Россия от этого далека, в России все, как обычно, плюс вакцина, естественно… Я бы на месте Путина строил свою кампанию вот на этом. Пока мир ходит в намордниках, у нас в России полная свобода. Путин должен быть новым либерторианцем. Путин за свободу, пока Европа сама надевает на себя наручники и кляпы.

Э. Чесноков:

- Да. А в Австрии-то, посмотрите, там даже на Пасху, казалось бы, важный для этой патриархальной страны, день ввели очень серьезный локдаун. Не посмотрели на свои традиции и корни.

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, я думаю, что вы на самом деле шутите, поскольку здесь, по моему представлению, в наших с вами беседах у вас должна быть реплика - кстати, мой милый Олег Владимирович, знаете ли вы, что самое популярное имя для новорожденных мальчиков в Австрии это Мухаммед?

Э. Чесноков:

- Да, я думаю, не только там. Нет, я скажу другое. На Кубе свою вакцину уже почти разработали. То есть, Куба сейчас стоит наравне с такими гигантами, как США, Британия, Россия, Германия, Индия, Китай. Вопрос Кашину - значит ли это, что социалистическая система все-таки эффективнее этих ваших бездуховных капиталистов?

Э. Чесноков:

- Вы знаете, легенда же про высокий уровень кубинской медицины, я думаю еще по детству, что вот там детей из Чернобыли отправляли на Кубу, потому что в Советском Союзе лучевую болезнь не лечат, а там лечат. Ну, не знаю, по-моему, это миф, по-моему, это коммунистическое очковтирательство. А у нас есть звонок. Григорий из Саратова. Григорий, здравствуйте.

Григорий:

- Добрый вечер. Я все о Навальном. Вчера я послал по электронной почте свое обращение к уполномоченному по правам человека во Владимирской области Романовой Людмиле Валерьевне и при этом наткнулся на такую вещь. Что у нее опция интернет-сообщений вообще не работает. Сегодня туда потратил деньги свои личные, пенсионные, отзвонился, с клерком переговорил, а они говорят, что у них приходящие сисадмины и они с этим ничего поделать не могут. Ну, я написал простое пожелание, чтобы она туда наведалась, в эту колонию, в этот город, вместе со своей помощницей, которая…

О. Кашин:

- Ну, если говорить вот об этом медийном провале российского государства на фоне информации об ухудшении здоровья Навального, покажите нам Навального, у нас есть пресловутый Эдуард Петров, который вхож во все инстанции…

Э. Чесноков:

- Кстати, Олега Сенцова показывали, когда были вбросы, что якобы там плохо. Рассказывали, сколько стоит дорогой швейцарский углеродный коктейль, вернее, протеиновый коктейль, который ему там вводили в вену…

О. Кашин:

- Я помню эту историю, на самом деле, я тоже скептически относился к тому, что голодовка Сенцова длится 387 дней. Понятно, что это не вызывало доверия, но я так же помню, как уже в финале, когда уже всевозможный мировой резонанс на эту тему достиг какого-то предела, ФСИН показал какие-то размытые фоточки Сенцова из отряда и никого ни в чем, естественно, не убедил. Покажите нам Навального. Любая информация от его адвокатов. Его родственников и т.д., что ему плохо, что он болеет, будет как бы верифицирована в публичные позиции. И на самом деле позвать врачей из «Шаритэ», про которых говорит Венедиктов, говорят другие полуофициальные лица, тоже ведь не проблема. Пусть эти врачи приедут и проверят. Навальный все-таки не обычный заключенный, поэтому давайте не делать вид, что к нему требования как ко всем остальным. Нет, не как ко всем остальным. У нас еще есть звонок.

Г. Владимир:

- Здравствуйте. У меня вопрос к Олегу. Мне очень нравятся ваши размышления, я уже звоню не первый раз, вы очень хорошо все разъясняете. Вот мне хотелось бы узнать вашу мысль по поводу разрешения вопроса на Донбассе. Как вы хотели бы это видеть и как вы считаете, для России лучший вариант какой? Как нужно сделать?

О. Кашин:

- Ну, поскольку России уже приходится выбирать из плохих и очень плохих вариантов, наверное, в идеале было бы - присоединить. Но присоединить, что называется, вчера. Чтобы без войны, без кровопролития, без того, чтобы семь лет люди оставались в этом довольно диком положении. Конечно, нужно было еще в 2014 году, по крымской модели, после референдума, который проводился там, собственно, проводить эти мероприятия.

Э. Чесноков:

- Ну, чтобы Донецкая железная дорога пустила наконец поезд через Ростов-на-Дону до Москвы, как Крымская железная дорога такой же поезд пустила. Ну, дайте людям жить. Это вопрос элементарной справедливости. Это даже не вопрос геополитики, донбасского консенсуса, рейтингов правящей партии, кого-то еще. Это просто вопрос сострадания и элементарной гуманности.

О. Кашин:

- Эдвард, вот вы добрый человек, вы можете говорить о сострадании, как сострадающий человек. Я думаю, на уровне выше нас с вами в российской пирамиде государственной, ну, уровней на 10 выше, чем мы, уже люди лишены всевозможной эмпатии и для них как бы все эти вопросы - ну, да, этот вопрос обойдется нам там, не знаю, в 10 тысяч жизней. Приемлемо. Дороговато, конечно, но приемлемо…

Э. Чесноков:

- Только с потолка не берите какие-то цифры… 112 военнослужащих погибло за 6 лет уже в Сирии.

О. Кашин:

- Ну, по официальной версии… а сколько погибло в Донбассе, мы помним все эти тайные похороны десантников не только в Пскове, а можно пройтись, как делали корреспонденты Би-Би-Си по кладбищам российским, где на военных мемориалах вдруг возникают какие-то даты. 2014-й года, 2015-й…

Э. Чесноков:

- Вот тут я согласен. Пусть наше Минобороны, как делают турецкие коллеги, честно скажут - вот эти люди, которые пали за Россию. Помните, Твардовский: «Мы за родину пали, но она спасена»?

О. Кашин:

- Ну, да… в общем, слишком много незнаменитых войн и слишком размыты представления о том, где Россия воюет по-настоящему, а где руками вот того самого кулинарного техникума имени Вагнера, про который мы с вами, регулярно подмигивая друг другу, говорим. А у нас звонок. Равиль из Владимира, здравствуйте.

Равиль:

- Здравствуйте. Вот я хочу поговорить по поводу Навального, поскольку такое внимание во всем мире к этой персоне…

Э. Чесноков:

- Потому что оно пропагандистски выгодно западу.

О. Кашин:

- Нет, не знаю, вот даже Германия, Эдвард, про которую вы регулярно говорите, что там прессуют вашу любимую партию «Альтернатива для Германии», там ее лидеров не сажают в тюрьму по сфабрикованным экономическим статьям. Поэтому здесь как раз ситуация. В России есть самый очевидный и самый популярный, даже Равиль как бы критикуя Навального, не может его игнорировать, самый очевидный лидер оппозиции. Его посадили в тюрьму по явно высосанному из пальца уголовному делу. И почему же мы о нем говорим? Загадка, загадка…

Э. Чесноков:

- Вы знаете, когда в Германии депутаты от правящего блока ХДС/ХСС попадаются на коррупции в организации госзакупок масок по завышенным ценам, их тоже не сажают в тюрьму и они не уходят в отставку.

О. Кашин:

- Ну, давайте посоветуем, Эдвард, политическому блоку Кремля создать в Германии какой-нибудь дерфонд борьбы эфюркоррупшн и посмотрим, что у них получится. Потому что представить себе, что российские критики режима каким-то образом зависят от западных кругов, не было доказательства этому, за Навальным действительно стоят какие-то гигантские количества его сторонников, которых тоже невозможно сбрасывать со счетов и, между прочим, они лишены политического представительства…

Э. Чесноков:

- Митинги показывают, что оно не такое уж гигантское, если вы сравните, например, митинг "Единой России" и митинг Навального…

О. Кашин:

- Ну, за митинг "Единой России" и Жириновского не сажают в тюрьму, не забирают в полицию, не исключают из институтов. Ну, разговор такой опять же… я не люблю навальнистов, не хочу их защищать, но приходится, к сожалению. И это мне не нравится, меня потряхивает. Да. Еще звонок у нас есть. Александр из Находки. Здравствуйте.

Александр:

- Здравствуйте. Я хотел бы сказать насчет Крыма, Украины… Дело в том, что все забывают изначальное название Украины и Киева. Киевская Русь. Все забывают, что мы были общим большим государством…

Э. Чесноков:

- Вообще в «Слове о полку Игореве» говорилось «Русская земля! Уже за шеломянем еси», то есть, даже слова «Киевская» не было. Просто русская земля.

О. Кашин:

- Понимаете, чем опасны ссылки на такое седое историческое прошлое? Да, тогда была Киевская Русь, тогда Киев был русской землей. А чьей землей была Находка? Совершенно не русской, совершенно не киевской. И, если рассуждать, что было тогда, то возникает вдруг товарищ китаец и говорит - а вот Нерченский договор, граница по Байкалу. Поэтому тоже, мне кажется, это опасно и токсично может быть.

Э. Чесноков:

- Так давайте те исторические события, которые в нашу пользу интерпретировать в нашу ползу, а те, которые не в нашу, отложить в долгие ящик.

О. Кашин:

- Это научная концепция Владимира Мединского на самом деле оправдана, но слишком многие, что называется, считают ее избыточно грубой, поэтому давайте воздерживаться.

Э. Чесноков:

- Давайте о настоящем поговорим. О загнивающем западе. «Найк» выпустила кроссовки Сатаны, в буквально смысле. Они выпустили 666 пар, каждая стоит 1018 долларов, и в них вшита капля человеческой крови… Скажите, вот там, например, если бы фабрика «Большевичка» выпустила, допустим, 1488 пар ботинок из кожи кого-то там, не буду говорить кого, то как бы все это восприняли, а? А им можно.

О. Кашин:

- Вы знаете, Эдвард, на наших глазах разворачивается драма, которая касается и «Найка», в том числе… собственно, вот западные компании, у которых есть и производство в Китае, и потребители в Китае, стали критиковать вот те концлагеря, в которых вы побывали в пресс-туре… И вдруг оказалось, что никакого H&M - гигантской компании - для китайского рынка не существует. То есть, буквально магазины ее исчезли из китайских навигаторов, таксисты не знают, куда ехать, штрихкоды не считываются, нет никакого H&M…

Э. Чесноков:

- И заметьте, cancel culture вот эта, она изобретена на западе и сейчас она вернулась к ним бумерангом. Да, так можно. И нам тоже так надо.

О. Кашин:

- Да, разумеется. Но я не знаю, надо ли нам так, то есть, представить себе… давайте представим себе нашу аудиторию. Я думаю, вот в эту одежду, из этих доступных массовых марок одеты очень многие наши слушатели. Если вдруг мы объявим, что это фашистская одежда, неправильная…

Э. Чесноков:

- Я вам открою страшную тайну. Одежда от ивановских ткачих она, по меньшей мере, не хуже. А одежда, которую можно купить на рынке «Садовод», она в общем-то те же самые бренды…

О. Кашин:

- А у нас есть еще звонок? Андрей из Москвы. Андрей, здравствуйте.

Андрей:

- Добрый вечер! Олег, вот вы говорили, что единственных … русских - это ЛДНР, так вот, скажите, может, поэтому не стали присоединять Донбасс, чтобы все русские из России переехали туда?

О. Кашин:

- Да, а что здесь в России останется?..

Э. Чесноков:

- Я не хотел, чтобы человек называл русских дураками.

О. Кашин:

- Эдвард, простите, дураки должны уезжать в ЛДНР? Нет, в ЛДНР живут умные люди…

Э. Чесноков:

- Не в ЛДНР, а в Лондон они должны уезжать.

О. Кашин:

- В идеале да. А что в России останется?.. Ну, пролетел наш час, нашей увлекательной беседы, хотя сегодня больших сенсационных новостей не было, но вот такие дни, которые кажутся днями без событий, по факту оборачиваются днями накануне каких-то больших потрясений… Вернемся завтра в 9 вечера по Москве. Оставайтесь с нами, слушайте Радио «Комсомольская правда». Всем - пока!

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!