Олег Кашин: Меркель и Макрон прибежали к Путину за вакциной против коронавируса

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают желание Эдварда выдвинуться в депутаты Госдумы, объявление Алексеем Навальным голодовки в колонии, погибшего стрелка из Подмосковья, критику творчества Манижи, цензуру в Латвии и криминальные новости

О. Кашин:

- Всем привет! Я Олег Кашин, в Севастополе по-прежнему Эдвард Чесноков, с которым нам сейчас предстоит непростая беседа, потому что у Эдварда есть важное заявление по поводу его конфликта интересов и журналистской этики.

Э. Чесноков:

- Да. Ибо не только Медузе же учить нас всех правильной журналистской этике. Я не хочу использовать радио «КП» как платформу для своей предвыборной агитации, ибо тогда это и будет тот самый конфликт интересов - ты или журналист, или ты политик, сказали мы Виталию Милонову, который периодически ведет разные радиопрограммы. В общем, буду краток, буду беспощаден и буду обнаженно честен. Я принял решение, это решение далось мне непросто. Я решил выдвинуться на праймериз в Государственную Думу от «Единой России».

О. Кашин:

- У меня готово буквально краткое экспертное пояснение, потому что я уже вижу в разных медиа второго, правда, чаще эшелона, которые пишут - вот, «Единой России» потребовались узнаваемые медийные лица, вот по Кунцевскому округу идет Евгений Попов с России-1, и вот Эдвард Чесноков из «Комсомолки» тоже куда-то идет. На самом деле, нет, все не совсем так. По поводу и Попова, и других телевизионщиков…

Э. Чесноков:

- И Попова, и Чеснокова…

О. Кашин:

- Нет, я вас разделяю. По повода певца Майданова и прочих, прочих уже принято решение в администрации президента, что они будут депутатами, но, поскольку в партии «Единая Россия», в партии, которая в народе приобрела давнее выражение «партия жуликов и воров»…

Э. Чесноков:

- Да не в народе. Это было инспирировано известно кем и потом оно уже…

О. Кашин:

- Да, в этой партии, по крайней мере, есть формальная традиция праймериз, и Евгению Попову, и певцу Майданову, и Виталию Милонову, и Метельскому, и прочим знаменитым и не знаменитым единоросам требуется массовка для того, чтобы идти на выборы…

Э. Чесноков:

- Ну, давайте уже скажите - кандидаты-спойлеры.

О. Кашин:

- Не спойлеры, а буквально удобрения, для того, чтобы на них произросли новые единоросы… Эдвард, мне горько, что вам приходится быть удобрением для этих людей. Вы заслуживаете бОльшего. Я вас слишком уважаю, чтобы радоваться вашему решению...

Э. Чесноков:

- Олег Владимирович, я хочу сказать очень простую вещь. Я хочу адресовать свое послание двум социальным группам. Это среднему бизнесу, который хочет стать большим бизнесом, и силовикам. Первое - среднему бизнесу, чтобы стать большим, нужен выход на новые рынки, на другие континенты, и мы готовы его обеспечить. По крайней мере. Говорю за Сомалиленд, где я был. И второе. Силовики, люди, для которых честь мундира - это не пустые слова. Люди, которые, живя в одном поселке Новые Вешки с этим странным пенсионером, не такие, как он, а лучше. Им нужна защита от медиапровокаций...

О. Кашин:

- От, Эдвард, повеяло прямо московским школьником, Конкордом, Пригожиным, ЧВК Вагнер… собственно, я думаю, даже квота на пригоженцев в Госдуме будет занята вашим другом Шугалеем…

Э. Чесноков:

- С чего вы взяли, что я пригожинец?

О. Кашин:

- Ну, малофеевец, не знаю кто…

Э. Чесноков:

- Я Малофеева видел один раз в жизни пять лет назад 11 марта 2016 года на открытии Царь-града, куда нас позвали…

О. Кашин:

- Я думаю, те люди, которые погибают в песках Сирии, будучи безымянными, незнаменитыми и невоенными, формально частными военными компаниями, они тоже Пригожина в жизни ни разу не видели. Но это не есть аргумент. На самом деле, не круто, Эдвард, вот, что называется, я вас люблю, но абсолютный дизлайк, как говорится… И надеюсь, что эту тему мы закрываем и больше наша программа не будет площадкой для агитации в пользу Эдварда Чеснокова?

Э. Чесноков:

- Конечно, конечно. Это был такой большой развернутый дисклеймер. Ведь мы уважаем наших читателей, которые имеют право знать правду.

О. Кашин:

- Да, разумеется. Переходим к другим темам дня. Я уже в выпуске новостей слышал, как я понимаю, такие суетливые и в общем довольно позорные объяснения Федеральной службы исполнения наказаний, вот заговорили, на самом деле, заявление о голодовке оно действует, оно заставляет этих мерзавцев в погонах, фсиновских садистов, гулаговских людоедов и т.д…

Э. Чесноков:

- Ну, не ровняйте все-таки ГУЛАГ и ФСИН.

О. Кашин:

- Нет, ФСИН хуже ГУЛАГа. Потому что ГУЛАГ - это, по крайней мере, такие настоящие, классические людоеды-садисты, а это людоеды-дегенераты, людоеды-выродки.

Э. Чесноков:

- Послушайте, вы просто злоупотребляете сейчас своим правом журналиста развешивать ярлыки. Давайте будем соблюдать хоть какую-то…

О. Кашин:

- Федеральная служба наказаний всегда может подать на меня в суд, разумеется, хоть в российский, хоть в британский. Так вот, Навальный заявил о том, что он начинает голодовку, его письмо доступно в его социальных сетях, оно странное, оно действительно начинается со слов «Дорогой начальник колонии…», там полно фирменного навальновского юмора, в общем, да, наверное, сама голодовка тюремная как явление дискредитировано известными украинскими пленными, которые как бы голодали медийно в последние годы. Все это понятно. Тем не менее, заявление о голодовке работает и вот эти людоеды-мутанты из ФСИН, про которых я сказал , тут же засуетились и дали комментарий, что Навальный получил взыскание за то, что был неправильно одет и отказался быть дежурным по отряду, в общем, какая-то полная ерунда…

Э. Чесноков:

- …и соблюдать распорядок дня.

О. Кашин:

- Да. Мы как бы представляем себе вот этого кошмарного Навального, который демонстративно отказывается делать зарядку под Гимн России…

Э. Чесноков:

- А главное, ФСИН говорит, что Навальный в колонии получает всю необходимую медпомощь.

О. Кашин:

- Да, в смысле таблетки ибупрофена, которые ему дают в ответ на жалобе по поводу болей в ноге. Понятно, кому здесь больше веры и понятно, что, если завтра начнется эта медийная свистопляска - ха-ха, Навальный не голодает, Навальный ест - но понятно, кто будет выглядеть людоедом в этой истории. Здесь, естественно, вопросов нет. У меня как раз больше надежд, если угодно, на вчерашний созвон Путина с Меркель и Макроном, которые говорили, и сегодня в британской «Дейли телеграф» я видел на первой полосе - Меркель и Макрон побежали к Путину за прививкой, за вакциной. То есть, это интересно, но, очевидно, что, если Россия с западом начали диалог о вакцине…

Э. Чесноков:

- Это классический британский юмор. Спокойно!

О. Кашин:

- Посмотрим, посмотрим. Но, поскольку мы помним осенний созвон Макрона с Путиным на тему Навального, который в итоге сам Макрон же в прессу и слил французскую, потому что ему показалось обидным, что Путин врет ему в лицо так же, как бы он врал русскому крестьянину… в общем, на самом деле стоит надеяться, что это вот какой-то тайный переговорный процесс закончится, я надеюсь, действительно освобождением Навального…

Э. Чесноков:

- Ну, если уж мы говорим о словах Макрона, то он говорил - нет французской культуры, а есть культура во Франции.

О. Кашин:

-Да, понятно, что называется, Макрон вам не тот, у Меркель негров линчуют, США вообще уже погибли, одна Россия, как утес, стоит, но на поверхности России… есть вот Россия, как кит из «Конька-Горбунка», а на ней сверху такая федеральная служба исполнения наказаний - образцовая форма взаимоотношений власти и гражданина.

Э. Чесноков:

- Да, но я хочу предложить выход в глубину. Может быть, они договорятся, что, например, Навальный будет отбывать наказание в какой-нибудь немецкой тюрьме. Мне кажется, это был бы оптимальный вариант.

О. Кашин:

- Эдвард, Навальный - гражданин России. И все эти каламбуры и шутки по поводу того, что… как Солженицына высылали и Сергей Михалков, я помню, писал - нам до него теперь и дела мало, пусть возятся с ним те, чья желчь его питала. Проблема российского государства и российской власти в том, что оно позволяет себе относиться к тем российским гражданам, которые ему не нравятся, как к каким-то иностранцам. Все эти истории про иностранных агентов… да, вот бедная Мария Бутина, ваша одна из любимых героинь, у которой работа рассказывать, как ужасно в американской тюрьме, ей, конечно, сейчас сложнее…

Э. Чесноков:

- Действительно ужасно, ее там на цемент сажали…

О. Кашин:

- Да, вот она теперь должна еще сильнее стараться, чтобы люди, которые ее слушают, верили, что в американской тюрьме хуже, чем в Покрове Владимирской области.

Э. Чесноков:

- Это и не нужно верить, потому что это факт.

О. Кашин:

- Эдвард, скажите, пожалуйста, что в Покрове лучше, чем в Америке? Скажите.

Э. Чесноков:

- Нет, я не собираюсь говорить, просто давайте признаем очень простую вещь. Что в тюрьмах везде плохо. В США, в Покрове…

О. Кашин:

- В Грузии были тюрьмы европейского типа, а потом оказалось, что там кого-то веником насиловали…

Э. Чесноков:

- Да, и туда еще блогер Адагамов ездил и писал мурзилочные….

О. Кашин:

- Я Бутину вспомнил потому, что у российского государства есть такой публичный спикер, у которого работа - рассказывать об ужасах американской тюрьмы, которая тоже в Госдуму идет, между прочим, и тоже, видимо, по-настоящему. В отличие от вас.

Так вот, забавно, что российское государство тратит какие-то усилия на борьбу с американскими тюрьмами, когда в российских Навальному лечат «новичок» ибупрофеном.

Э. Чесноков:

- «Новичок» не доказан. Его даже пресловутая лаборатория бундесвера сказала, что там есть какие-то остатки сходной группы, но вообще данные все засекретили - мы вам не покажем, потому что они секретные - понимаете?

О. Кашин:

- Так вот даже на уровне «новичок не доказан» мы видим уязвимость и неубедительной российской официальной позиции на фоне более чем плотного и связного нарратива той стороны. В этом проблема российской власти, российского государства.

Сегодня депутат Хинштейн показал какие-то страшные кадры страшных арсеналов из вчерашнего этого мужчины из поселка Вешки, из его дома, потом стали показывать его сверхмеры роскошные интерьеры, посмотрите, как жил этот буржуй! В общем, понятно, что эта медийная суета тоже прикрывает уже ставший очевидным провал Росгвардии, потому что сегодня стало ясно, что все стволы его были более-менее легальны и дело по нелегальному хранению оборота оружия не было, и вообще непонятно, зачем Росгвардия к нему пришла. Люди, окружающие его, его соседи, говорят - нормальный был мужик, но менты его прессовали. И, очевидно, здесь речь идет о том, что менты, росгвардейцы, просто убили человека, с которым у них были какие-то взаимные недопонимания.

Э. Чесноков:

- Я понимаю, что вы должны, наверное, как Моргенштерн, сделать татуировку на лбу, только не «666», а «A.C.A.B.» - я думаю, вы знаете расшифровку?

О. Кашин:

- Да, это «все полицейские ублюдки», но проблема в том, что Росгвардия - это ж даже не полицейские, это какой-то такой люмпен-пролетариат силового сословия, люди, которые ничего не умеют, кроме как разгонять митинги и которые при этом имеют какие-то амбиции быть такой же силовой структурой, как ФСБ, которая решает вопросы. Вообще-то реально тема оружия подведомственна ФСБ. И то, что вчера ФСБшников там не было, тоже вызывает вопросы. Почему росгвардейцы, которым надо рынки охранять и демонстрации разгонять, приходят и сжигают заживо человека? Что это такое?

Э. Чесноков:

- Но при этом росгвардейцы, например, регулярно котят с деревьев снимают. То есть, если вы ругаете Росгвардию, то вы описывайте явления во всей полноте, говорите, например, о том, что они хорошего делают.

О. Кашин:

- Они делают много хорошего, но бессмысленного, ну а лидер их ведомства…

Э. Чесноков:

- Они школы охраняют, между прочим.

О. Кашин:

- Да, да, школьный охранник - это всеобщий любимец всегда, да. И лидер этого ведомства Виктор Золотов, человек в этой пиночетовской фуражке, который начинал карьеру на заводе ЗИЛ и гордится этим, рассказывает, а вы, говорит он, бездельники и негодяи, хуже меня…

Э. Чесноков:

- Ну, так он человек труда и защищает человека труда…

О. Кашин:

- Именно, именно. В общем, давайте еще раз признаем, что попытка отделить от МВД вот эти все организации - ОМОН, внутренние войска и т.д. - ни к чему хорошему не привела и пора закрывать эту лавочку, и депутата Хинштейна выгонять на мороз.

Э. Чесноков:

- И вопрос к вам, как к медиаэксперту. Риторика, коей пользовался телеграмм канал «Мэш», это не какой-то маргинально подковерный канальчик, у него почти 900 тысяч подписчиков, она вызвала вопросы у некоторых журналистов. Например, описывая вешкинского стрелка, «Мэш» говорил - «Мытищинский Тони Монтана решил уйти красиво», «Есть опасность .что наш Рэмбо останется там навсегда», «Никто так долго не держал пять звезд»… это БАЗА пишет…

О. Кашин:

- Ну, Эдвард, вчера в нашем эфире, по-моему, это вы первый его назвали Рэмбо… потом вы оговорились, что вы не одобряете…

Э. Чесноков:

- Да, это было иронически…

О. Кашин:

- Так и «Мэш» иронически. То есть, на самом деле, во-первых, важно понимать, что «Мэш», поскольку это полугосударственное медиа, хоть и в Телеграме, и недавно именно «Мэш» пустили в этот так называемый ротенберговский, хотя понятно, чей дворец в Геленджике… в общем, это придворное СМИ, которому можно многое, гораздо больше, чем Медузе пресловутой. А так-то стиль, да, он пошел уже по разным Телеграм каналам. Я поклонник Телеграм канала «Топор», в котором реальная порнография или какие-то виды ужасов чередуются с новостями про Путина, написанными примерно таким же языком. В общем, да, естественно, идет упрощение. Вы же помните фильм «Идеократия», как президентом Америки стал негр - и понеслась… Фильм 20-летней давности, наверное, о том, как все общества деградируют. Ни поливали посевы Кока-Колой и попаданец из нашего времени спас их, научив поливать водой.

Э. Чесноков:

- Да. Но, понимаете, в чем проблема? Вы так лихо перескакиваете от киноведения к кремленологии, но Алена Нарвская, о которой я хотел рассказать, она дала большое интервью Газете.ру…

О. Кашин:

- А откуда вы знаете, что кто-то дал какое-то интервью? Фамилия автора этого интервью в Газете.ру - действительно, якобы девушка, работавшая в штабе Навального, рассказывает страшные секреты о том, что там царит что-то неприличное. Это интервью подписано несуществующей фамилией несуществующего автора и этот жанр…

Э. Чесноков:

- Конечно. Потому что понятно, что, как только ты публично что-то скажешь против Навального, то на все твои страницы набегут навальнопсы и начнут тебя смешивать с грязью.

О. Кашин:

- Давайте сделаем эксперимент. Я скажу - долой Навального! Фонд борьбы с коррупцией, запрещенный в России, - это зло. Давайте посмотрим, набегут к нам тролли или нет…

Э. Чесноков:

- Я реально разговаривал с человеком, например, блогером Сергеем Сигачевым, который однажды разобрал один абсолютно дилетантский и безграмотный наброс Навального на РЖД, и к нему набежали навальномоты.

О. Кашин:

- Навальнисты хомячки, там, естественно, троллей профессиональных много - все нормально. Но когда вы предлагаете мне всерьез обсуждать какую-то позорную, подрейтузную заказуху в Газете.ру, которую читать стыдно…

Э. Чесноков:

- Ну, опровергните тогда…

О. Кашин:

- Что опровергните? Нет, нет, дело не в этом. Опровергать - это уже всерьез обсуждать. Человек, про которого там пишут, что это 17-летняя девушка, разговаривает языком какого-то полицейского оперативника, что мы собирали персональные данные граждан. Это позор, Эдвард. Это халтура, халтуру обсуждать не будем.

Э. Чесноков:

- Там фото этой девушки на фоне баннера «Навальный-2018».

О. Кашин:

- Если поискать фото этой девушки по гугл-картинкам, наверняка фото случайной девушки из фотобанка. Ерунда абсолютная…

Э. Чесноков:

- Понимаете, вы это отвергаете просто потому…

О. Кашин:

- Нет, нет, я еще раз скажу - я против Навального. Все. Но это кал. Кал обсуждать не надо.

Э. Чесноков:

- Не говорите таких слов.

О. Кашин:

- Валентина Ивановна Матвиенко сегодня раскритиковала Манижу.

Э. Чесноков:

- Вы точно так же носились со статьей «Новой газеты» про Чечню, которая тоже была очень сложно верифицируема и тоже написана очень специфическим языком…

О. Кашин:

- Не тоже. И опять таки, одно дело, когда даже Кадыров признает, что герой статьи в «Новой газете» служил в полку имени Ахмата Кадырова, а здесь вообще… ну, правда, тут Алена Нарвская… какой-то копирайтер полицейский придумывает какие-то фамилии от балды…

Э. Чесноков:

- Нет, еще раз, докажите, что ее не было…

О. Кашин:

- Да это стыдная заказуха, халтура… Эдвард, давайте Навального по-человечески ругать, его структуру, она заслуживает критики, но не обсуждать же позор. Газету.ру я помню прекрасным изданием. Почему российская власть, когда берет под контроль независимые медиа, превращает их непонятно во что.

Э. Чесноков:

- Да не российская власть, что вы все на Кремль-то списываете.

О. Кашин:

- Мамут, независимый бизнесмен… Да, так вот, сегодня Валентина Ивановна Матвиенко обругала Манижу, причем, странно обругала. Она сказала, что ее песни - это кони и люди и мы с вами помним, что это цитата из поэмы Лермонтова «Бородино», и то ли Валентина Ивановна «Бородино» ругает…

Э. Чесноков:

- Нет, а, может, то аллюзия на футбольную какую-нибудь историю?

О. Кашин:

- А, может быть, Кони - это вообще собачка Владимира Путина, которую ему когда-то подарил Сергей Шойгу… в общем, загадочная история. В том смысле, что… вот как это звучит? В Совете Федераций обсуждают песню, которую российские телезрители отправили на конкурс «Евровидения».

Э. Чесноков:

- Да не российские телезрители, а один телезритель, Константин Львович, и еще, возможно, человек по фамилии Аксюта, хотя насчет него я не уверен.

О. Кашин:

- Аксюта подчиненный Константина Львовича. А кто в Кремле занимается Константином Львовичем, отвечает за его…

Э. Чесноков:

- А почему вы не считаете, что это самодеятельность? Он мог это не согласовывая сделать.

О. Кашин:

- То есть, может быть, Валентина Ивановна копает под Алексея Громова?

Э. Чесноков:

- Я сомневаюсь, что, например, Медузой, которая публикует хвалебные статьи о Маниже, занимаются те же люди, которые занимаются Эрнстом. Это либеральная даже не шестая, а седьмая, наверное, колонна.

О. Кашин:

- Ой, это долгий разговор, Эдвард. И, если вы поищите публичные высказывания Галины Тимченко, ее интервью, то вы обратите внимание, что некоторых чиновников Кремля, отвечающих за медиа, она буквально восторженно хвалит. Это тоже вызывает всякие ассоциации.

Э. Чесноков:

- Может быть, наоборот, она их хвалит, чтобы их утопить?

О. Кашин:

- Не знаю, не знаю… Вот кого мы должны похвалить, чтобы утопить? Давайте похвалим Лукашенко?

Э. Чесноков:

- турчака?

О. Кашин:

- Например, да. Вот эта партия, Эдвард, от которой вы хотите участвовать в праймериз, чтобы создать фон для ее кандидатов, там же еще Турчак, который пытался меня убить. Это тоже отвратительно. И он же заместитель Валентины Ивановны. И это тоже отвратительно. Вообще, Эдвард, сколько отвратительного в нашей жизни, что называется, - уму непостижимо!

Э. Чесноков:

- Да. И что же, выходит, как и сказала Валентина Матвиенко, будет запрошена информация о процедуре выбора участника и песни на «Евровидении», ибо процедура-то эта явно не прозрачная, а мы же за демократию.

О. Кашин:

- А Первый канал уже ответил Валентине Ивановне, что известная компания следила за чистотой голосования, Первый канал к ее услугам стал прибегать с тех пор, как был скандал с дочкой Алсу. Так что Валентина Ивановна неправа.

Э. Чесноков:

- Вот когда нам покажут статистическое распределение голосования и соответствующие временные графики, и социолог Шпилькин скажет - да, Манижу выбрали честно - то, наверное, я соглашусь. А пока увольте.

О. Кашин:

- Да, понятно. Давайте нажмем тему Манижи на паузу, я сам в глубине души допускаю, что уже есть как раз политическое решение, под давлением критиков Манижи как-то ее ликвидировать - в смысле, не отправлять на конкурс. Но посмотрим…

Нам звонит Юрий из Москвы.

Юрий:

- Я слышал высказывания высоколобых экспертов, криминалистов, психиатров и т.д. по поводу мотивации и т.д. Очень много всего на этого человека было вылито. Спасибо корреспонденту «Комсомолки», которая не поленилась, встретилась с бывшими соседями, которые характеризовали его как нормального мужика, православного, верующего и т.д. Мотивация у него, мне кажется, была достаточно простая, которая, к сожалению, сейчас у многих отсутствует. Этот человек жил по нормальным принципам: мой дом – моя крепость. Когда к тебе вламывается такой сброд в погонах…

О. Кашин:

- Абсолютно согласен с вами. Да, конечно, даже если на человеке погоны…

Э. Чесноков:

- Подождите. Если вы невиновны, и вы знаете, что вы невиновны, почему нельзя просто позвонить адвокату?

О. Кашин:

- У них не было даже ордера на обыск.

Э. Чесноков:

- Надо было сказать: «Ребята, у вас нет ордера на обыск», а не стрелять им в лицо. И они стали стрелять в ответ.

О. Кашин:

- А неизвестно, кто первый начал стрелять. Была песня «Наутилуса» - «Последний человек на Земле»: «Сойдемся на месте, где был его дом. Где трава высока над древесным углем. И зароем нашу радость в этом черном угле. Там, где умер последний человек на Земле». Вот это оно.

Владимир из Воронежа звонит нам.

Владимир:

- Я хотел задать вам вопрос. Вы все время сравниваете Англию и Россию. Как относится власть к реабилитированным в России и в Англии? Мне за 2 тысячи дней незаконного уголовного преследования компенсацию выплатили по 50 рублей за день. А что бы я получил в Англии за такое же отношение ко мне?

О. Кашин:

- Мы, естественно, вам сочувствуем. Я не специалист по Англии, поэтому не буду говорить, но я знаю историю, которая сейчас на слуху. В Англии время от времени выпускают новые купюры, и сейчас выпустили купюру 50 фунтов с Аланом Тьюрингом, одним из создателей компьютера как такового, который расшифровал немецкую шифровальную машину «Энигма», в общем, легендарный герой. И он был гей в те годы, когда в Англии геев подвергали химической кастрации, и английского гения кастрировали, по сути, погубили, убили человека, который мог приносить пользу человечеству. И спустя 70 лет делают денежку с ним. Собственно, в России так же будет, если вы какой-то стоящий человек…

Э. Чесноков:

- При этом я не понимаю, почему белого мужчину помещают на купюру, которую, очевидно, будут держать в руках пакистанцы, темнокожие. Это же тоже форма институционального поведения.

О. Кашин:

- А давайте я вам подмигну и скажу. Мы в Англии, не в Соединенных Штатах. И в Соединенном королевстве все гораздо проще в этом смысле.

Э. Чесноков:

- Вы намекаете, что изгнали Меган Маркл и ее мужа, более того, якобы, как она сама говорит, опасались относительно цвета кожа ее сына?

О. Кашин:

- Я не хочу на эти тему подробно говорить, я боюсь королевскую семью.

Э. Чесноков:

- Если вспомнить, что они сделали с принцессой Дианой, вы правильно боитесь.

О. Кашин:

- Да. Англия совершенно не Соединенные Штаты в этом смысле, и как раз я радуюсь тому, что эти страны, которые из России кажутся частью какого-то глобального англосаксонского мира, на самом деле такие разные, это правда.

Мы хотели с вами еще обсудить цензуру в Латвии.

Э. Чесноков:

- Да. Там прекратили вещание Russia Today, запретили. Но сейчас они пошли дальше, и местные провайдеры запрещают заходить на сайт RT. И при этом мы вчера обсуждали интервью Алвиса Херманиса «Медузе», где он говорил, что Латвия гораздо свободнее, чем Германия. Очень забавно. В Германии RT вроде еще не запретили.

О. Кашин:

- Ну, почти. В Германии тоже RT прессуют, как вы знаете, даже блокируют их банковские счета. Мы говорим об этом в эфире российской радиостанции, то есть находимся в правовом поле той страны, где есть Роскомнадзор, где блокируют сайты, где даже такие старые медийные гиганты прошлого времени типа «Грани.Ру», легендарное либеральное здание заблокировано уже 6 лет, или «Каспаров.Ру».

Э. Чесноков:

- Вы еще скажите, что «Спутник и Погром» тоже заблокировали.

О. Кашин:

- Да много чего на самом деле заблокировали. Россия, конечно, не в том состоянии, чтобы показывать латышам, что у них все не в порядке. Но при этом я здесь всецело на стороне российской пропаганды. Поскольку, естественно, блокировка, цензура – это слабость. И здесь давайте заглянем в прошлое. Понятное, что иновещание на языке потенциального противника – это наследие ХХ века. Мы помним соглашения советско-американские, советско-британские о том, что в Советском Союзе будет вещать «Голос Америки», а там будет вещать «Московское радио», допустим, или что журнал «Америка» будет продаваться в Москве, а за то в США будет продаваться журнал «Советский Союз». При этом понятно, что для Советского Союза, высушенного даже не цензурой, а просто тотальной системой подавления, журнал «Америка» с картинками про американский быт был таким глотком…

Э. Чесноков:

- Вы еще вспомните журнал «Корея сегодня».

О. Кашин:

- Был отдельно журнал «Корея», цветной, глянцевый, а «Корея сегодня» - попроще, на газетной бумаге, я его покупал в детстве и даже писал письма Ким Ир Сену.

Эта конструкция, она из тех времен, когда советская пропаганда, обращенная на Запад, в общем, не работала. И если они покупали журнал «СССР», то только потому, что дизайн был у него красивый, он до сих пор в музеях лежит – там железная обложка, обложка из парашютного шелка и т.д. А теперь российская пропаганда научилась разговаривать с западной публикой на ее языке.

Э. Чесноков:

- Потому что она говорит то, о чем другие молчат.

О. Кашин:

- Да, разумеется. И мы видим, что западные государства не понимают, как на это реагировать, они никогда с этим не жили. Они никогда не существовали с той российской пропагандой (московской, кремлевской), которая может достучаться до сердец. Это похоже на довоенный период, когда коминтерновская, коммунистическая пропаганда цепляла души американцев.

Э. Чесноков:

- Вы знаете, что первое вещание на каталонском языке, который был запрещен во франкистской Испании долгое время, тоже началось из Москвы где-то после Второй мировой войны?

О. Кашин:

- «Говорит радиостанция имени Коминтирна». Я помню даже по детству своему. Забавно. Всемирная служба московского радио, то, что сейчас называется Радио «Спутник», все эти годы (50-60-е), оно рассказывало американцам, англичанам, испанцам, кому угодно про марксизм и преимущества социализма. А уже на сломе эпох, в конце 80-х, почему-то именно эта радиостанция, которая должна была заниматься советской пропагандой, там даже главная программа называлась «В стране и в мире» в честь диссидентского журнала Кронида Любарского. То есть советские пропагандисты на излете как-то вдруг стали диссидентами.

Э. Чесноков:

- Пожрали сами себя?

О. Кашин:

- Да, буквально змея съела хвост. И на самом деле забавно будет, если…

Э. Чесноков:

- Это как раз монетка в копилку теории, что интеллигенция предала Советский Союз (как бы ни относиться к обоим).

О. Кашин:

- Да, разумеется. Но и эта интеллигенция, которая работает на российское государство, естественно, тоже его предаст. Потому что у кого-то есть озеро Комо, у кого-то – родной Карабах и т.д. Естественно, у них у всех есть другая родина.

Э. Чесноков:

- И важный вопрос к вам как к независимому медиаэксперту. Надо ли нам делать ассиметричный ответ и, например, блокировать «Медузу»?

О. Кашин:

- Я не знаю, почему «Медузу». Даже если считать ее латвийским изданием (что формально так и есть), «Медуза» - частное издание. Поэтому ответ не будет симметричным. Заблокируйте Русскую службу латвийского радио, заблокируйте Русскую службу… Я помню, как запускали на моих глазах два часа русскоязычного вещания на эстонском государственном телевидении после Крыма. Я тогда выступал в Таллине на конференции…

Э. Чесноков:

- На Форуме свободной России?

О. Кашин:

- Нет, это была конференция «Эстонцы – на тему будущего России». Я говорил: «Друзья, вы 25 лет жили, имея полстраны русскоязычных, без государственного русского телевидения, а потом удивляетесь, почему все местные русские за Путину? Вы чего вообще?»

Э. Чесноков:

- При этом у нас вполне себе есть государственное телевидение на татарском, например, и ничего.

О. Кашин:

- Да не только на татарском.

Э. Чесноков:

- Да, на разных языках. Я не так просто заговорил про Татарстан и про «Медузу». У этого сайта есть такой прекрасный раздел «Партнерские материалы», то есть проплаченный, рекламный. И там я набрел на прекрасный материал, где предлагается переехать в экономическую зону Иннополис. Это тот самый новый город, татарстанский ответ Сколково, построенный под Казанью. То есть на деньги России, Татарстана просто финансируется «Медуза», которая занимается антироссийской пропагандистской деятельностью. Ну, отлично же, я аплодирую.

О. Кашин:

- Это тот редчайший случай, когда российские государственные деньги потрачены на нормальное медиа, а не как обычно. Поэтому здесь как раз стоит поприветствовать татарских пиарщиков.

Сергей из Нижнего Новгорода нам звонит.

Сергей:

- Я хочу вспомнить совсем забытую пенсионную реформу.

О. Кашин:

- Ну, как забытую? Ее еще вспоминать и вспоминать.

Сергей:

- В общем, я попал под нее. Я 60-го года рождения и в прошлом году должен был идти на пенсию по старым законам. Меня отодвинули на 1,5 года. Все мои хождения ни к чему не приводят, льгот у меня нет. Но у меня одна мысль в голове засела. Я до сих пор не верю, что Владимир Владимирович сам подписал этот указ.

О. Кашин:

- А вы разве не знаете про двойников? Их же много.

Э. Чесноков:

- Что вы за глупости говорите?

О. Кашин:

- А как еще, на каком уровне вести разговор? «Не верю, что Путин мог это сделать». Да, Сергей, Путину было тяжело, Путин переживал, но он был вынужден это сделать, потому что деньги кончились.

Э. Чесноков:

- Друзья, нам нужно понять одну простую вещь. На самом деле никто не знает, что будет даже через 10 лет, как еще 2 года назад мы не знали про коронавирус. Давайте уже придем к нормальному выводу, что пенсий, скорее всего, мы не увидим. Не потому, что государство плохое или хорошее, а потому что мир вступает в эпоху глобальных потрясений. И если бы я был, условно говоря, главой, человеком, принимающим решения, я бы вообще пенсии отменил и сказал: вот сколько детей родил, столько у тебя и пенсия, дети будут платить тебе из зарплаты, тебе будет автоматически отчисляться.

О. Кашин:

- Эдвард, вы социал-дарвинист. Андрей из Краснодара нам звонит.

Андрей:

- Я хотел бы пригласить Эдварда Чеснокова возглавить «Морской марш свободы» из Туапсе в Севастополь на самодельных парусных тримаранах (есть два тримарана в Туапсе).

Очень хорошо, что вы упоминаете в своих передачах тему блокирования СМИ. Сейчас в Краснодаре 3,5 года уже блокируется офис независимой правозащитной газеты «Кубанский правозащитник».

Э. Чесноков:

- Знаете, есть альтернативная площадка – Телеграм, который никто не сможет заблокировать, даже когда его пытались заблокировать. Вот пусть этот проект приходит туда.

О. Кашин:

- Про маломерные суда (правда, в Севастополе). Я сегодня прочитал, дикая история. Бизнесмен Шапиро. Было уголовное дело. Мужик завез девушку на яхте куда-то в центр бухты, и она утонула непонятно почему. Возбудили дело по убийству. Сейчас его закрыли по примирению сторон, в промежутке переквалифицировали на нарушение техники безопасности. Загадочная история.

Э. Чесноков:

- Ну, на некоторые из этих баркасов действительно страшно смотреть. Я даже с трудом могу себе представить, как они переживут волнение, если выйдут за пределы Ахтиарской бухты.

О. Кашин:

- Эдвард, баркас баркасу рознь. Бывают такие баркасы, на которых можно жить годами. У Абрамовича знаете, какой баркас?

Э. Чесноков:

- Ну, я не думаю, что он зайдет в Балаклавскую марину. Не поместится.

О. Кашин:

- Власти Москвы обещают, как я и анонсировал, сохранить гастроном «Елисеевский», и его нынешнее закрытие связано прежде всего с банкротством сети, в которую он входил. Но магазин не равен сети, он объект культурного наследия, и будут искать нового арендатора.

Э. Чесноков:

- Мне кажется, уже нашли. Это будет «Азбука вкуса». Будет, наконец-то, куда ходить обитателям Тверской улицы за хлебом.

О. Кашин:

- Ну, например. Потому что здесь же вопрос в том, чтобы интерьер сохранили, а какой марки там молоко или хлеб… Это раньше, извините, колбаса была, только как музейный экспонат, а сейчас-то везде колбаса есть.

Э. Чесноков:

- Было бы очень концептуально, например, открыть там «Магнит» или «Пятерочку».

О. Кашин:

- «Магнит» же как раз (или «Пятерочка») любил самые такие одиозные сталинские интерьеры – или ДК, или высотки. Я бы тоже какой-нибудь дешевой народной сети отдал «Елисеевский».

Говорят, Эдвард, уборщицу ограбили в Москве. Это правда?

Э. Чесноков:

- 45-летняя Вера, сообщает отдел уголовной хроники «КП», работает уборщицей в одном из столичных банков на Новинском бульваре. Это реально напоминает анекдот про уборщицу из Газпрома, которая потеряла миллион. Но тут реально это случилось. И все опять-таки банально. То есть, сколько ни говорят людям: не верьте, не введитесь на эти разводки, - ей позвонили из другого банка… Хотя я не верю, что они не проходили тренинги об опасности такого мошенничества. В метро даже крутят на внутривагонных экранах видеоролики о том, что не верьте звонкам из колл-центра Сбербанка, это вам из колонии на самом деле звонят.

Все банально. Ей сказали: угроза для счета. Она вынесла миллион рублей, куда-то отдала. И всё, потеряла. С одной стороны, конечно, грустно, но, с другой стороны, у уборщицы миллион рублей за работу.

О. Кашин:

- Я почему-то представил уборщицу севастопольской редакции «Комсомольской правды», которая наверняка гораздо беднее, и на самом деле мир несправедлив в этом смысле.

Еще раз давайте скажем, что мы с замиранием сердца ждем, о чем на самом деле договорились Макрон, Меркель и Путин вчера. Может быть, Францию, Германию и весь Евросоюз Россия зальет своим «Спутником», а в обмен выпустит Навального. Почему бы и нет? Я на самом деле на это надеюсь по обоим пунктам, по обеим причинам.

Э. Чесноков:

- А я надеюсь, что наконец-то мы договоримся, чтобы Меркель и Маркрон надавили на Украину, и та перестала бы обстреливать Донбасс.

О. Кашин:

- Ну, и чтобы не было войны этим летом. Потому что как-то слишком много слухов о том, что война действительно начнется, для создания донбасского консенсуса.

Э. Чесноков:

- Кстати, получается, каждые 7 лет (2008, 2014, 2021)…

О. Кашин:

- Да. Мы прощаемся до завтра.

Э. Чесноков:

- И Севастополь – лучший город России.

О. Кашин:

- Разумеется. После Калининграда. Уходим до завтра. Всем пока. Всех обнимаю.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!