Олег Кашин: Слишком много ада в Россию пришло через украинскую границу

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают борьбу с коррупцией в Крыму, работу общественных независимых комиссий (ОНК), депортацию советских граждан, закон о защите чести ветеранов, зарубежные и криминальные новости

О. Кашин:

- Всем привет! Я - Олег Кашин. А по-прежнему в Севастополе Эдвард Чесноков, который, чем дольше там сидит, тем больше имеет шансов застать начало новой украинской войны. Да, Эдвард? Или я драматизирую?

Э. Чесноков:

- Она на самом деле уже начинается. Но война эта не с Украиной, а с коррупцией. Хотя для кого-то последние два слова - синонимы. Например, если вы помните, въезжая в благословенную доковидную эпоху из иных стран в Россию, какие там красивые пограничные домики и заставы, красиво оформленные, и какое все грустное у нас. Так вот, в Крыму, где я нахожусь, прокуратура захотела изъять имущество у бывшего первого замначальника управления капитального строительства службы обеспечения деятельности ФСБ генерал-майора Юрия Сулина. Его обвиняют в хищении 650 миллионов рублей, выделенных на погранзаставы в Крыму.

О. Кашин:

- Бывает, да. На самом деле, росграница как таковая, да, не пограничники, а то ведомство, которое строит погранзаставы, сколько я себя помню, там постоянно были какие-то коррупционные скандалы, поэтому вы так говорите иронически, что Украина пришла в Россию с Крымом, с коррупцией, а на самом деле это наша тема, давайте не будем ее отдавать врагам. Но, между прочим, вчера мы говорили про голых женщин - в Дубае тоже ведь украинец оказался организатор этой фотосессии. Украинский бизнесмен, киевский, Виталий Гречин. Об этом сообщает издание БАЗА, что странно, потому что вчера уже было имя бизнесмена из города Иваново и даже, по слухам, губернатор Ивановской области Станислав Воскресенский призвал российский МИД как-то спасать этого парня. Видимо, они вдвоем с украинцем все это дело мутили.

Э. Чесноков:

- Какие-то невероятно пошлые вкусы, в духе прокурора Пшенки, воздвигнувшего статуи именно себя или что-то такое…

О. Кашин:

- Ну, Пшенка - интернационален, да. Но, естественно, так же не надо думать, что, если вы пересекаете российско-украинскую границу, то где-нибудь в Воронеже или в Ростове, у местных хозяев жизни, у местных генералов, прокуроров дома выстроены в стиле скандинавского минимализма, а оформлял их Ай Вэйвэй. Нет, абсолютно тот же дизайн, та же архитектура.

Э. Чесноков:

- На самом деле аэропорт ростовский, новый который, имени великого казака Платова, прекраснейший аэропорт, и архитектура там невероятная, а его терминал бизнес-авиации вообще попадал в зарубежные сборники русской архитектуры, так что не говорите.

О. Кашин:

- Аэропорт и в Симферополе, насколько я знаю, симпатичный.

Э. Чесноков:

- Его южные корейцы строили.

О. Кашин:

- Да, по другой категории, поэтому да, конечно, о вкусах власти судят не по аэропортам и не по крымским мостам, а, конечно, по интерьерам их резиденций, ну и опять же, Эдвард, наша с вами традиционная шутка про дворец в Геленджике. .

Э. Чесноков:

- Я думаю, что наш президент и наша власть - они много сделали. Вот последний пост мой в Телеграм канале моем. Говорят, что Россия не может слезть с нефтяной иглы, вы знаете, это не так. Говорят, что Россия не экспортирует товары, являющиеся конечным звеном технологической цепочки - это тоже не так. Например, за 2020 год при том, что тяжелый, кризисный, экспорт бытовых газовых плит стал лучшим за последние 26 лет - достиг 150 тысяч штук.

О. Кашин:

- А куда, не пишут? В Белоруссию, ДНР?

Э. Чесноков:

- Ну, не в ДНР точно, там все-таки не газ, а уголь. Важные цифры. Я думаю, что за эти достижения вполне дворец может…

О. Кашин:

- Если честно, я думал, вы про зерно скажете. Обычно вы говорите про зерно и я видел у вас сегодня пост про зерно и я хотел пошутить, что, наверное, вы в Сомалиленде договаривались об экспорте российского зерна. Чтобы ввозить в этих горах пшеницы, не знаю, там российские танки или российский кокаин.

Э. Чесноков:

- Ох, у нас есть кокаин - он называется Александр Блок. Я всем рекомендую - читайте Блока. Это вставляет лучше любого наркотика.

О. Кашин:

- Соглашусь с вами. Тогда к другим событиям дня. Что у нас сегодня еще случилось? Потому что я наблюдаю как бы за тем, что беспокоит читателей из социальных сетей, и не вижу, за что можно уцепиться. Ну, вот Марину Литвинович прогнали из Общественной наблюдательной комиссии, формально за то, что она разглашает какие-то персональные данные заключенных, хотя по моим представлениям о мире, если человек говорит «а у Фургала сердце болит», то, естественно, это полезное занятие и вряд ли сам Фургал будет на эту тему жаловаться. Тем не менее, я помню, как создавались общественные наблюдательные комиссии, действительно, это была такая журналистская история, когда вот есть Ева Меркачева в «Московском комсомольце», она член ОНК, она посещает того же Фургала и как бы потом берет не то что у него интервью, а разговор свой с ним пересказывает в газете - вот мне удалось взять интервью. И те журналисты, которые лишены таких преференций, они, конечно, ругались по ее поводу. Но прошло время и власть поняла, а чего это какие-то непонятные журналисты посещают тюрьму? И как-то мало-помалу всех этих людей стали вытеснять, заменяя какими-то отставными полицейскими, отставными ФСИНовцами, которые теперь под видом правозащитников посещают тюрьму и рассказывают, как там хорошо, как мы наблюдали это в контексте Марии Бутиной и Вышинского , посещавших Навального. Так вот, и Марина Литвинович, да, я сам с ней знаком лет 20 уже, она начинала в штабе Путина в 2000 году и, по ее словам, это она придумала делать на Красной площади каток, чтобы Красная площадь была символом человечности власти.

Э. Чесноков:

- У любого достижения всегда много отцов.

О. Кашин:

- Да, разумеется. Поэтому я так слегка иронически об этом и говорю, я тоже не очень ей верю. Но с тех пор было много разного, она была одним из организаторов коалиции «Другая Россия» миллиард лет назад, она делала проект с матерями Беслана против Путина, она же при этом предлагала Медведеву в 2009 году создать партию медведевцев против партии путинцев - это была идея под названием «Большинство перемен».

Э. Чесноков:

- И еще такое движение было околоросмолодежевское - Medvedev girls - то есть, вы намекаете, что это она тоже?

О. Кашин:

- Нет, это была не она, насколько я понимаю, потом она была, я помню, в штабе Собчак и т.д. И последнее - вдруг меня самого удивило - вот это место, очень ведь на самом деле сложное и невыгодное, что ли - место члена ОНК, и она вдруг вернула вот этим подзачахшим под судом отставных ментов общественным комиссиям…

Э. Чесноков:

- Сделала ОНК снова великим?

О. Кашин:

- Да, сделала ОНК снова великим, но кому-то это перестало нравиться и теперь ее выгоняют. Она заявляет о намерении выдвинуться в Госдуму, хотя опять-таки мы вчера с вами говорили, что состав Госдумы уже расписан на кремлевских столах.

Э. Чесноков:

- Да ничего не предопределено и, когда вы говорите, что русские чего-то не смогут, то это просто засовывание страусиной головы в песок. Нет, мы, русские, сможем.

О. Кашин:

- Нет, Эдвард, конечно, русские смогут построить новую Россию без Путина, русские смогут принести свободу и демократию русским…

Э. Чесноков:

- А почему вы разделяете Путина и Россию? Почему нельзя новую Россию построить с Путиным?

О. Кашин:

- Ну, это такой очень тонкий, буквально языковой момент. Владимир Путин, конечно, равен Российской Федерации - вот этой РФии, антинациональной и антирусской - конечно, не будет Путина, не будет и этой РФии. А Россия вечна и русский народ вечен.

Э. Чесноков:

- При этом Путин сейчас главный патриот и я уверен, что, например, в 2014 году, в августе, вмешательство в Донбассе, когда северный ветер помешал украинским илловайским генералам расколошматить народные республики, произошел только по воле Путина.

О. Кашин:

- Эдвард, давайте обсудим шокирующую тему. Я читаю анонимные Телеграм каналы, прокремлевские, естественно, и именно из них, из их таких нервных опровержений я узнал о слухах о том, что 21 апреля Владимир Путин в своем послании объявит о своей отставке.

Э. Чесноков:

- Ой, господи, ну, это все слухи, которые распускаются, чтобы прощупать почву, чтобы посмотреть, как вся эта камарилья - я не про вас - будет реагировать.

О. Кашин:

- А я даже подумал - нет, это слухи более утилитарные - чтобы повысить телевизионные рейтинги послания, чтобы люди, которые ждут отставки Путина, включили телевизор в этот день и чтобы послание оказалось, допустим, популярнее фильма Навального про дворец. Кстати говоря, сегодня услышал хорошую версию…

Э. Чесноков:

- Да про него уже все забыли, господи.

О. Кашин:

- Да, разумеется, я сам говорю - забыли, конечно. …что просто отвлекают войной в Донбассе не от Навального, а от новой пенсионной реформы, а именно - новых правил техобслуживания автомобилей. Почему бы и нет?

«Эдвард, я сама крымчанка, дочь офицера, здесь все не так однозначно», - Софинас Алиева из села Дачного Судакского района рассказала в Фейсбуке такую захватывающую историю, как ее дочка на уроке, посвященном воевавшим дедам, рассказала про своего деда, крымского татарина, как он воевал, как он получил ранения, вернулся с фронта…

Э. Чесноков:

- Кстати, летчик Амет-Хан Султан очень авторитетный был, вот он воевал в Красном воздушном флоте…

О. Кашин:

- А я не помню, если честно, его лично депортировали или нет? Потому что героя ему дали позже.

Э. Чесноков:

- Кстати, есть такой очень циничный анекдот, потому что ему таки дали Героя позже, положен был бюст Герою Советского Союза, ему построили бюст и после этого он так несколько на грани шутил, что после этих событий осталось ровно два крымских татарина в Крыму. Первый - это Амет-Хан Султан и второй - его бюст.

О. Кашин:

- Вот, вот, да, коллизия понятна. Вот девочка крымско-татарская в российском Крыму рассказала…

Э. Чесноков:

- Сафира Алиева, ученица 4-го класса.

О. Кашин:

- Да. Рассказала про своего воевавшего прадедушку, а учительница сказала - кстати, дорогие дети, а вы знаете, почему выслали крымских татар? Потому что они фашисты, все на Гитлера как бы работали, предатели и совершенно правильно их выслали. И действительно, история противоречивая. Все-таки депортации разных народов, причем, начавшиеся до войны, об этом все забывают, - и поляков, и корейцев, и много кого еще - из приграничных территорий переселяли в Среднюю Азию, Казахстан, Дальнюю Сибирь, начиная с середины 30-х годов. И несколько вот этих финальных, военных депортаций они уже были продолжением устоявшейся советской людоедской практики, буквально этнических чисток. Формально, да, есть же еще знаменитый крымский татарин - Сергей Кара-Мурза, это такой пожилой прокоммунистический мыслитель, и он такую популярную народную версию рассказывал… я помню, как меня, юного сталиниста, воодушевляли эти тексты, что вот сам крымский татарин объясняет, что, если каждого предателя по закону надо было судить, то всех же мужчин татарских перебили, поэтому депортация была гуманная.

Э. Чесноков:

- Ну, это ж тоже коммунистический миф из серии, что Сталин оставил страну с атомной бомбой, подняв ее с четырьмя линкорами…

О. Кашин:

- Да, да, спасибо, Эдвард, что вы не стали говорить, что депортация - это хорошо, по-моему, мы с вами едины в этом, и все-таки, главное, что я пытаюсь сказать. Эта учительница, которая по сути спровоцировала травлю девочки, вот как жить ей теперь в этом классе, когда вокруг одни русские, у которых деды воевали…

Э. Чесноков:

- Татары в этом классе тоже есть.

О. Кашин:

- Один. Один. Учительница, естественно, дура, во-первых, во-вторых, она жертва. Жертва вот этого неосоветского нарратива, который за неимением нынешнего переосмысления истории…

Э. Чесноков:

- За неимением другого патриотизма.

О. Кашин:

- Да, им приходится с подачи российской власти и каких-то публичных людей пережевывать вот эту советскую жевательную резинку, абсолютно лживую и гнусную, на тему того, что, оказывается, были предательские народы (замечу, что я люблю свой великий русский народ, но, конечно, коллаборационистов именно в нем было, по крайней мере, в абсолютном исчислении, больше, чем в любом другом).

Э. Чесноков:

- В относительном исчислении, в процентном, больше всего как предателей, так и героев Советского Союза, было среди украинцев, что тоже интересно.

О. Кашин:

- Разумеется, да. Естественно, в этом смысле народы братские. Поэтому да, выделять вот этих людей, которые, оказывается, чеченцы подарили Гитлеру белого коня…

Э. Чесноков:

- И при этом они сражались в Бресте, в Брестской крепости.

О. Кашин:

- Вы знаете эту историю, что, поскольку документы о Брестской крепости сгорели в грузинском военкомате в 1994 году, доказать это невозможно, но - красивая история.

Э. Чесноков:

- Но и опровергнуть невозможно.

О. Кашин:

- Да, конечно. Чеченцы защищали Брестскую крепость и это именно их тема, там чечено-ингуши, да. Тем не менее, на самом деле, конечно, эти эксцессы, когда очередная школьная тетка с каменным лицом выйдет и скажет, что товарищ Сталин был прав во всем…

Э. Чесноков:

- …рассказывает, что Навальный хуже Гитлера, допустим.

О. Кашин:

- Ну, да, на самом деле, конечно, Навальный лучше Гитлера, и Путин лучше Гитлера - здесь сомнений особенных нет. Но все-таки, пока у нас, у русских, нет уже финальной своей реальной русской истории, когда мы не будем уже пользоваться этим советским принципом - вот, коллективизация была нужна, чтобы обеспечить подготовку к войне. Коллективизация - это преступление против русского народа, это геноцид, не подлежащий оправданию. Вот когда мы к этому придем коллективно, на уровне последней дуры из Судакской районной школы, вот тогда такого рода конфликтов не будет.

Э. Чесноков:

- Все-таки геноцид - это заранее спланированное истребление. А вот тех людей, которых высылали, никто не хотел убивать, их просто высылали.

О. Кашин:

- Конечно, коллективизация была спланированным актом, поэтому здесь, естественно, вопросов нет. Конечно, это было преступление против человечества.

Э. Чесноков:

- Подождите, конкретной интенции убить людей - еще раз, я не оправдываю большевиков, но конкретной интенции убить людей не было.

О. Кашин:

- Вы опять сейчас будете ссылаться на статью Сталина «Головокружение от успехов». А я бы не стал на нее ссылаться, потому что, конечно, задача была не просто организовать колхозы и забрать излишки хлеба, да и не излишки, а, наверное, весь хлеб у людей, но и буквально ликвидировать как класс то, что они называли кулачеством и что по факту было крестьянством, потому что кулак - это очень узкий дореволюционный термин. Это люди в деревнях, которые давали деньги в долг под проценты. Естественно, эти миллионы репрессированных, сосланных, убитых и т.д., это были не кулаки, это были обычные крестьяне и их уничтожали как класс.

Э. Чесноков:

- И поскольку у нас уже разговор слишком далеко ушел в советологические экзерцы, все-таки вернемся. Друзья, вот мы ненавидим леваков за то, что они говорят как феминистки - все мужчины это стручконосцы, допустим, изначально агрессивные. Что все бизнесмены - это кровососы, мироеды и т.д. И когда кто-то в той же самой коммунистической риторике говорит, что все, допустим, крымские татары и далее мы слышали - вот, знаете, это просто мерзость, когда обобществляют и одного мажут общей черной краской. Вот не надо так.

О. Кашин:

- А еще я вам скажу так же деликатно, что мы, конечно, тоже ненавидим украинцев за то, что они пытаются доказать, что наш русский Крым на самом деле безраздельно крымско-татарский. И вот у них есть образцовые крымские татары, проукраинские, которые хотят Крым завоевать. У России действительно есть дефицит публичных лояльных крымских татар и как раз такого рода эксцессы, которых можно избегать, если хотя бы проводить буквально уроки истории для учителей в крымских школах…

Э. Чесноков:

- Кстати, фамилия этой учительницы, наверное, из уважения к ней, я не буду ее озвучивать, она совершенно украинская. И я же люблю везде выискивать украинскую ДРГ, конечно, я ничего не утверждаю, но очень уж поступок учительницы выгоден украинской пропаганде, которая ухватится, конечно же, за это и скажет - смотрите, угнетают в Крыму крымских татар!

О. Кашин:

- Эдвард, по-моему, мы сегодня с этого начали, что слишком много ада пришло в Россию через украинскую границу, поэтому здесь как раз нет вопроса, русская фамилия или украинская, есть вопрос, что это действительно какой-то отвратительный советский принцип, которого мы стараемся избежать и похожая история…

Э. Чесноков:

- В Брянске, да?

О. Кашин:

- Подписанный Владимиром Путиным закон о защите ветеранов - вот сегодня мы увидели пример, правда, на уровне еще гражданского иска, но брянский губернатор Богомаз засудил местного блогера по фамилии Маслов за то, что тот в своем Ютубе рассуждал в том духе, что воевавший папа губернатора Богомаза был в немецком плену, был еврей и был коммунист, и его не расстреляли, значит, он работал на немцем. Дальше он там выстраивает логику, что и нынешний Богомаз как бы работает на немцев, потому что лоббирует интересы компании «Байер». Да, действительно, гадкая история, когда мы видим, что губернатор, пользуясь админресурсом, затыкает рот своему оппоненту…

Э. Чесноков:

- Но критиковать же нельзя. Ну, нельзя же взять и назвать губернатора нацистским прислужником.

О. Кашин:

- Ну, как? Во-первых, он предполагал… а предполагать и рассуждать можно обо всем…

Э. Чесноков:

- Нет, есть клевета. А клеветать нельзя.

О. Кашин:

- Два замечания. Мы говорили про слухи, распускаемые об отставке Владимира Путина, когда он зачитает свое послание, поставлю вас, Эдвард, в неловкое положение. Знаете, какое издание первым об этом сообщило? Ваши друзья из Октагона.

Э. Чесноков:

- Иногда нужно, чтобы разделиться, нам нужно соединиться и наоборот. Я думаю, что Владимир Путин в любом качестве – это часть истории России. И часть нашей с вами истории. И я не хотел бы прожить все эти 22 года иначе, нежели я их прожил.

О. Кашин:

- Разумеется. Я, наверное, тоже. И второй момент. Мы говорили про историю брянского губернатора Богомаза, который судит своего оппонента из YouTube за критику в адрес его покойного папы-фронтовика, про фронтовиков и культ фронтовиков – характерная новость в Ленте Ру. В Тамбовской области семья не может похоронить ветерана Великой Отечественной войны. У них нет денег, чтобы вырыть могилу и довезти тело до кладбища. Власти помогать отказываются, потому что у них нет таких полномочий. Предложили компенсацию в 6 тысяч рублей.

Я в эти истории верю, когда сообщает об этом лоялистское СМИ. Такие истории гораздо сильнее оскорбляют любую тему памяти, Победы, войны, чем чьи угодно слова, даже наши с вами, когда мы спорим о власовцах и бандеровцах.

Э. Чесноков:

- Да. И мы должны помогать ветеранам. И спасибо журналистам, которые эту историю достали.

Ветераны есть разные. Есть те, которые цепляются за свои ветеранские кресла, превращая все в геронтократию. Например, сегодня умер Элси Хастингс – это американский член Палаты представителей. Ему было 84 года, причем, давно известно, что он болел. Эта болезнь неизбежно приводит к концу, но вот он победил почти что с белорусским результатом – 78,7% на последних выборах. И самое интересное, что у демократов, у самой честной нашей партии, которая контролирует ту самую Палату представителей США, было 222 места после выборов. Сейчас осталось 218. Три человека просто умерли, как Элси Хастингс после выборов.

Нас упрекают в каком-то брежневизме и застое.

О. Кашин:

- Помните любимую присказку Брежнева, что у нас 70 лет средний руководящий возраст. И да, в те годы семидесятилетние старцы в Политбюро производили впечатление шамкающих полумертвецов. Нынешнее поколение 70-летних правящей России научилось с помощью медицины, видимо, пластической хирургии, всего на свете как-то более прилично выглядеть. Но рано или поздно мы тоже упремся в эту тему, когда сверхпожилые люди будут символизировать Российское государство. На самом деле, среди российских сенаторов, а я помню к вопросу о Крыме, когда в 2014 году было голосование в Совете Федерации о вводе войск в соседнюю страну, главным участником этой дискуссии был 85-летний на тот момент Николай Иванович Рыжков, по-моему, до сих пор остающийся сенатором, хотя ему уже за 90.

Э. Чесноков:

- Да и Владимиру Владимировичу Позневу – уму, чести и совести нашей телеэпохи уже 87 исполнилось 1 апреля.

О. Кашин:

- Да, и мы знаем, что происходило в день его рождения в Тбилиси. Я посмотрел выступление пятилетней давности его на ту же тбилисскую тему, где он рассказывал о своем первом посещении Грузии, как он попал в незнакомую компанию, а там все поднимали за него тосты, какой он хороший. Люди, которые видели его впервые в жизни. И он говорит: мне было неприятно, потому что я понимал, что эти люди лгут и лицемерят. А потом его друг-грузин объяснил ему, что, понимаешь, представим, что ты плохой человек, а они говорят о тебе хорошие слова. И ты станешь лучше. И вот Познер рассказывает эту историю романтическую, говорит, вот я понял тогда, какие бывают разные культуры и разные менталитеты. И видно, что этот старый, мудрый франко-американец так презирает этих недалеких туземцев, что правильно они его прогнали, как это бы ни звучало.

Э. Чесноков:

- На знаю, не знаю… Понимаете, нам нужны новые Познеры. Константин Львович, дайте уже дорогу молодым! Да даже Софья Эрнст будет в программе «Вечерний Познер» смотреться лучше, чем Познер. Я в этом уверен.

О. Кашин:

- Не знаю. Вот вы прекрасно знаете, вы – большой путешественник. В любой стране, куда приезжаешь, ты обнаруживаешь там магазин, стоящий на одном месте последние 800 лет. Или ресторан, в который захаживал еще лорд Байрон. И так далее.

А в России нет вот таких вечных институций. И если…

Э. Чесноков:

- А как же Елисеевский магазин?

О. Кашин:

- А вот сейчас решается его судьба, по крайней мере, московского. Между прочим, проблема в том, что сеть банкротится – «Алые паруса». Известно, что на Бронной был магазин «Алые паруса». И вот…

Э. Чесноков:

- Да, я туда бегал, будучи в литинституте, за треугольными бутербродами.

О. Кашин:

- А теперь говорят, что там будет что-то вроде фудкорта «Депо». И, конечно, жители этой довольно тихой улочки очень рады, конечно же!

О. Кашин:

- И мы их с этим поздравляем! Если ты живешь в центре Москвы, будь готов к тому, что у тебя во дворе будет ресторан.

Э. Чесноков:

- У нас в институте при ректоре Есине и ректоре Тарасове можно было бесплатно получать студенту в столовой.

О. Кашин:

- Мы рады, что ректор Есин, царствие небесное, спас вас от голода.

Э. Чесноков:

- И мы продолжаем военно-украинскую тему. Британский разведывательный самолет пролетел недалеко от Крыма, карта показывает, что в 50 километрах от Севастополя, практически на границе воздушной зоны нашей.

Я, наверное, покливлю душой, если сравню это с июнем 1941 года, но ощущения какие-то такие.

О. Кашин:

- Когда вы заговорили о британской разведке, я подумал, что вы хотите рассказать о том, что над ее офисом в Лондоне повесили флаг трансгендеров. И начальник не помню чего – МИ-5 или МИ-6 сказал, что именно трансгендеры обеспечивают славу или чего-то еще. Думаю, речь идет о каких-то шпионах, которые оказываясь на Дальнем Востоке, одеваются в паранджу. Нет такого, что люди делают операции по смене пола, хотя…

Э. Чесноков:

- Длительное же время МИ-6 с Джеймсом, олицетворявшем его Бондом, было столпом традиционных ценностей, токсичной мускулинности. А тут, оказывается, и сюда проникла повесточка.

Причем, Виктор Пелевин в одном из последних романов писал, что, на самом деле, все эти либеральные феминистские, трансгендерные и прочие истории придуманы в зловещих андроповских лабораториях, чтобы разрушить Запад. И вот, ура, теперь МИ-6, это агенты Андропова.

О. Кашин:

- И мы видим горячую новость. Камала Харрис назвала Байдена крутым чуваком, после чего истерически засмеялась. А что касается нашего МИ-6 и всего прочего, возвращаясь к теме послание Путина, которое меня почему-то сегодня очень заботит, стоит отметить, что послание пройдет 21 числа строго в день 95-летия королевы Елизаветы Второй. Это, возможно, неспроста. Но если это спроста, то 21 число 21-го года – это может быть не просто путинская кремлевская нумерология, в которую они, по всем данным, верят.

Э. Чесноков:

- И прямо сейчас в США продолжается суд над полицейским по фамилии Шовин, который шовинистически коленом придавил Джорджа Флойда.

О. Кашин:

- Появилось видео, где он не давит на него коленом. Вроде бы, действительно, Флойд умер не от колена, а от того, чем он болел до этого.

Э. Чесноков:

- И на суде этом через своего адвоката выступает драгдилер, который продал Джорджу Флойду запрещенные вещества. Самое видео обнародовали, где Флойд чуть ли не в том самом магазине, владелец которого вызвал полицию из-за того, что он попытался что-то украсть, на камеру и у него такой тремор рук, такие у него движения, что видно – человек, простите, под этим.

Так вот. И этот драгдилер, продавший ему наркотики, через своего адвоката на суде отказался давать показания, потому что, говорит, не хочу, чтобы меня заподозрили в попытке убийства Флойда.

О. Кашин:

- Мы видим, что жизни черных не имеют значения. К этому все пришло.

И Андрей Кончаловский, наш великий режиссер, попросил организаторов премии кинокритики и кинопрессы «Белый слон» удалить из шорт-листа его фильм «Дорогие товарищи» в знак протеста с фильмом Алексея Навального про дворец. То есть, это такие демократические кинокритики, которые хотят продать нам фильм Навального, как продукт киноискусства. И это оскорбило Андрея Кончаловского. Противоречивые чувства, на самом деле. Ну, какая ему разница! Получил бы приз от навальнистов, это было бы почетнее, чем от непонятных лоялистов.

Э. Чесноков:

- Даже наш мэтр понимает, что Навальный и его творчество никакого отношения не имеет к кинематографу.

О. Кашин:

- Я думаю, что наш мэтр немного боится конфликтных ситуации, тем более, что продюсер его картины – Алишер Бурханович Усманов неоднократно подвергался критике со стороны Алексея Навального. Даже полемизировал с ним, если помните. В общем, такой конфликт интересов. Забавно, что Кончаловский в своем заявлении об отказе от участия в премии, упомянул всуе «Комсомольскую правду», сказав, что это как если бы передовицу «Комсомольской правды» номинировали на нобелевскую премию по литературе. И сегодня наши коллеги напомнили ему, что да, среди авторов «Комсомолки» в разные годы были разные нобелевские лауреаты по литературе. И Солженицын, и Шолохов. И даже главы «Тихого Дона» впервые печатались в «Комсомольской правде».

Э. Чесноков:

- Да и Владимир Маяковский был корреспондентом КП, хотя и не нобелевский лауреат, но масштаб.

О. Кашин:

- Конечно, Андрей Кончаловский не совсем прав. Зря вы говорите, что он понимает, что Навальный – это не кино. Нет, он понимает, что если он будет с навальнистами за одним столом, ему предстоит тяжелый разговор с Алишером Бурхановичем.

Э. Чесноков:

- Ксения Собчак была с навальнистами за одним столом, вы были с ними, кстати, общались тоже с Алишером Бурхановичем, но не сводите все к простым объяснениям. Мир всегда сложнее.

О. Кашин:

- Это сложное объяснение, Эдвард. И вот судьбы и Собчак, и моя, между прочим. Про Собчак тоже интересно, что рязанские власти хотят запретить маньяку Мохову давать интервью кому бы то ни было. Он свое главное в жизни интервью уже дал. Теперь ему запретят, но только ему. Остальные как бы могут еще получить свои пятнадцать минут славы.

Э. Чесноков:

- И очень странная пришла новость из серии взаимоисключающие. Мы обсуждали дело главного нефролога Петербурга, который в рамках расчленинградной истории предположительно 11 лет назад убил свою жену. И новость номер один – дети главного нефролога объяснили, почему не верят в его причастность к убийству матери. И новость номер два – Александр Земченков, тот самый главный нефролог, признался в убийстве жены.

О. Кашин:

- Вот и скажите, Эдвард, чем вот эти истории, когда журналисты выдергивают детей, у которых папа маму расчленил, и спрашивают: скажите, дети, как вы думаете, ваш папа расчленил маму? Чем эти журналисты лучше, моральнее Ксении Собчак? Если мы говорим, что таких тем касаться не нужно, значит, не нужно.

Э. Чесноков:

- Понимаете, нужно касаться социально-значимых тем, но касаться их можно по-разному. Можно задать ролевую модель, маньяка сделать героем, что ты вышел из колонии, совершив страшное преступление, получил 50 тысяч рублей. Хотя Собчак уже сказала, что она никаких денег не давала, но деньги откуда-то взялись.

О. Кашин:

- Говоря о ролевой модели в контексте расчленинград, то ролевую модель задал профессор Соколов, который, как я узнал, я не был в Перми на премьере, но там, оказывается, один из героев – профессор Соколов. Опера «Кармен», поставленная мужем Собчак Константином Богомоловым.

Э. Чесноков:

- Интересно, против этой оперы будут протестовать так, как против «Тангейзера»? Или нет, учитывая консервативные шаги Богомолова и его манифест.

О. Кашин:

- Как раз, убийца «Тангейзера» Владимир Кехман, присутствовал в зале. Более того, приветствовал, когда появился титр – Краснознаменный хор моряков одесского морского порта имени Кехмана. Почему-то да, «Тангейзер» - это было плохо.

Э. Чесноков:

- И при этом все понимают, что Одесса – это главный такой контрабандный порт. И все поняли намек. Не буду ходить по тонкому льду.

О. Кашин:

- И так же мы поняли, кто были партнерами Владимира Кехмана. От них через пару рукопожатий можно добраться даже до того человека, который 2021 числа в отставку не уйдет. Действительно, все это очень сложно и загадочно.

Э. Чесноков:

- Зато власти Ленобласти переедут из Санкт-Петербурга в Гатчину. Александра Третьего называли «гатчинским затворником».

О. Кашин:

- С языка сорвали. Губернатор Дрозденко говорит, что теперь гатчинским затворником буду я. Это, конечно, тоже смешно.

Э. Чесноков:

- Как это оцениваете?

О. Кашин:

- Нормально. Переехали же подмосковные власти в Красногорск. Город расцвел, жилье в нем подорожало. Другое дело, если они меняют как бы локацию центра области, потому что ненормально, когда правительство области сидит в соседнем регионе – в Петербурге.

Если они меняют локацию, то пора бы и область переименовать, потому что несмотря на наше почтение к блокаде, которая была пережита под именем Ленинграда, конечно, имя Владимира Ленина в названии вот этой области, и не нужно Ленина увековечивать.

Э. Чесноков:

- Давайте сражаться не с Лениным, а с разрухой. На другом краю Ленобласти в Выборге есть дом Говинга. Уникальный памятник архитектуры рубежа девятнадцатого – начала двадцатого веков, который уже много лет разваливается. Там чуть ли не весь исторический центр Выборга, кроме библиотеки, разваливается. Но вот дом Говинга особенно жалко.

О. Кашин:

- Библиотеки, которую ФСИН отремонтировали, надо это оговорить.

Э. Чесноков:

- Слушайте, если бы наши им не помогали, не разрешили, ничего бы не было. Более того, финны говорят, что мы бы этот весь Выборг в пятидесятые годы разрушили и застроили бы унылыми панельками в стиле тогдашнего функционализма. Вот русские молодцы. Так вот давайте спасем дом Говинга в Выборге. И другие его исторические здания.

О. Кашин:

- Я подписываюсь под вашим заявлением. Если вы видели картинки будущей доминанты на проспекте Сахарова над зданием Центросоюза на Мясницкой, над тем самым зданием Ле Корбюзье, там гигантский небоскреб собираются строить. Вот новый облик Чистых прудов, на самом деле, к вопросу об облике российских исторических городов. У нас почему-то всегда с этим проблема.

Э. Чесноков:

- Электросамокат убил чихаухуа и отправил его хозяина в реанимацию в Ленобласти. Боже.

О. Кашин:

- И на этой ноте нам пора заканчивать.

Э. Чесноков:

- Надеясь на лучшее.

О. Кашин:

- Завтра все будет еще лучше. Всем пока!