Чего добивается Чехия

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают нападки Чехии на Россию, предполагаемую акцию навальнистов 21 апреля, отравление Скрипалей, форум в Донбассе «Единство русских»

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. И я бы начал с деликатной темы, пойму Эдварда, если он скажем мне: Олег, стоп, енотовидная собака. Но когда была война в Карабахе, мы говорили о двойной лояльности. Армяне в российском мейнстриме и азербайджанцы, естественно, занимали сторону своей малой, может, и более большой, чем Россия родины. Эдвард у нас наполовину чех. Эдвард, здравствуйте!

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович! Перейдем давайте к скандалу в Богемиии.

О. Кашин:

- Извините, вопрос не корректный.

Э. Чесноков:

- Знаете, у меня бабушка татарка, папа чех и так далее, можно много кого найти. Но я русский человек, родился в России и отстаиваю ее национальные интересы. Поэтому я считаю, что чехи так напрыгнули на нас по очень простой причине. Они и не только они прощупывают порог нашего терпения. Они снесли монумент освободителю Праги маршалу Ивану Коневу. Мы смолчали. Так они идут дальше, хотя некоторые публицисты, я скромно не буду говорить, кто именно, предлагали отреагировать. Например, подумать о том, справедливо ли, что Россия является шестым по величине рынком сбыта для автомобилей «Шкода», но мы никак не отреагировали.

О. Кашин:

- Автомобили немецкие, скорее.

Э. Чесноков:

- Но делает она в Млада-Болеславе чешском.

О. Кашин:

- А Россия делает «Кока-колу». Давайте запретил «Кока-колу» в конфликте с Америкой.

Мир до ковида был глобален. И такого рода практики из времен национального огораживания, они, конечно, выглядят вполне старомодно.

Э. Чесноков:

- Американцы вполне себе запретили хлопок из СУАР по той причине, что там, по их утверждениям уйгуров китайцы угнетают.

Э. Чесноков:

- А мы знаем, что китайцы не угнетают уйгуров? Понятно, что довольно часто и всегда за такого рода мерами скрывается банальный протекционизм. Можем вспомнить запрет грузинского вина в России, когда обострялись отношения с Грузией. И шпроты, и так далее.

Но вы говорите про памятник Коневу. И у меня, у русского человека, должно как бы что-то екать особенно после моего некорректного к вам вопроса. Но я понимаю, что поставленный при Брежневе в 80-м году памятник Коневу в городе, который за десять лет до этого давили танками советские оккупанты буквально, к сожалению, советские войска были оккупантами, которые безнравственно совершали такого рода агрессию. И чехов можно понять, когда и Конев тоже…

Э. Чесноков:

- Если продолжать вашу такую либеральную линию, то советские оккупанты и в 18-м году много чего оккупировали.

О. Кашин:

- Я надеюсь, что памятники Ленину и всем большевикам еще повалятся с площадей России, как они падали иногда в других странах. Нет, здесь ваш упрек не принимаю, конечно, Россию оккупировали большевики. Это вечная тема, мы любим поговорить о советских делах.

Нет, скандал в Богемии, понятно, но пошлятина полная: Петров и Баширов, понятно, два единственных имени гэрэушников известные. И сейчас оказывается, что Баширов и Петров там часовню тоже развалили. И еще раз отметим. Сейчас, когда я вижу людей, которые всерьез говорят о том, что смотрите, они там взрывали оружейный склад, на самом деле, критическое мышление – это свойство свободного человека. А повторять спецслужбистские версии, ну, тогда давайте поговорим о том, как в Дагестане ФСБ уничтожило очередного террориста, который оказался на поверку мирным пастухом.

Грустно это все. Риторика, что они русофобы, прогнулись под Америку, тоже никого не украшает.

Э. Чесноков:

- Сначала под Марию Терезию, потом под Адольфа Алоизовича, под всех прогибались.

О. Кашин:

- То ли дело мы с вами – гордые советские люди, которые только под свою советскую власть или под своего товарища майора.

Естественно, грустно, в очередном витке глобального обострения происходит еще один драматический эпизод. Власти Чехииуже забанили Росатом по строительству атомной станции, на которую наши претендовали.

Э. Чесноков:

- И китайцев забанили, кстати. Такая вот демократическая конкуренция между разными сателлистами США в лице американской, французской и южнокорейской фирмы.

О. Кашин:

- Сателлиты США – что это такое? Называть любую заграницу сателлитами США тоже не вполне корректно. Очень просто все объяснить, что чехи обозлились на Россию, потому что Байден назвал Путина убийцей, но это упрощенная картина мира. Она сама бумерангом к вам прилетит. И ничем хорошим не кончится. Если думать, что любое несогласие с Россией внутреннее или внешнее обусловлено проамериканкостью. Нет, конечно, все сложнее и многограннее.

Э. Чесноков:

- То есть, когда посольство США на Украине заявляет, что Украина не возьмет русскую вакцину, значит, это не США заявляет?

О. Кашин:

- Когда американское посольство на Украине что-то заявляет, какое это отношение имеет к чехам?

Вот вы привели пример, который можно интерпретировать как то, что нынешняя Украина является сателлитом США, хотя и это не правда, разумеется. Но из того, что Украина является сателлитом, как следует, что Чехия является сателлитом?

Э. Чесноков:

- Штаб-квартира радио «Свобода» и проект «Настоящее время» - они где находятся? В каком городе?

О. Кашин:

- В самом дешевом городе, ближайшем к российской границе – это Прага.

Э. Чесноков:

- Да господь с вами! В Будапеште, например, фильмы снимают, что там дешевле. И Сорос там штаб-квартира…

О. Кашин:

- Если помните, радио «Свобода» сидела до Праги в Мюнхене, но выбирая между Мюнхеном и Прагой, они абсолютно реалистично выбрали… И на основании этого делать большие выводы? Ну, хорошо. Весь мир подчинен Америке, весь мир ненавидит Россию, хочет ей зла. Как быть дальше? Воевать? Бомбу бросать?

Э. Чесноков:

- Секунду! Гуманитарные институты, многочисленные некоммерческие организации под названием «Атлантический мост», они так же многие находятся в Праге.

О. Кашин:

- Вы специалист. Можете цифру сказать. Она была какая-то гигантская – прошлогодний скандал. Сколько сотрудников посольства России в Праге? Посольство, будто это Вашингтон, размер, а потому что такой город, вот на пересечении…

Э. Чесноков:

- Потому что там живет большое количество россиян. И большое количество туристов там было до ковида, которое нуждается в консульском обслуживании. Вот и все.

О. Кашин:

- Ни слова о разведке?

Э. Чесноков:

- Подождите! Там много россиян.

О. Кашин:

- Представьте американское посольство в Киеве, и там работает 10 тысяч человек. Вы скажете, понятно, почему. Украина – сателлит Америки. Хорошо, а если в Праге у России гигантское посольство – это на что указывает? А туристов много. Может, на Украине много американских туристов.

Э. Чесноков:

- Мы что-то о таком не слышали.

О. Кашин:

- А сейчас российских туристов и в Праге нет, мы помним прошлогодний скандал, когда они более аргументировано, чем сейчас, про Петрова и Баширова, говорили про то, что под прикрытием российского посольства работает разведка.

Но, Эдвард, есть два эти образа – Петров и Баширов или Чепига и Мишкин. Люди, имеющие вроде бы звания Героев России, какие-то журналисты находили в том училище, где учился один из них, на доске его фамилию, что вот – Герой России Чепига. И эти люди, а однажды нам повезло их увидеть в 2018 году, когда Маргарита Симоньян брала у них интервью, они, куражась и кривляясь, по сути, признавались, да, не открытым текстом, но читалось очевидное, в покушении на убийство человека в Великобритании.

Э. Чесноков:

- А кто лицо Великобритании? Джеймс Бонд – человек, у которого от королевы была лицензия на убийства. И очевидно, что у него были реальные прототипы.

О. Кашин:

- Лицо Швеции – Карлсон. Ну, как бы всерьез говорить о том, что лицо Великобритании…

Э. Чесноков:

- Геополитическая мощь Швеции, она заметно меньше, чем у России и Британии, у которых другие лица. Все логично.

О. Кашин:

- Шведы, по-моему, не покупают в магазинах у себя в городах русскую мебель, а россияне с удовольствием обставляются «ИКЕА». Это же и есть величие, а не танки, ракеты и так далее.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Вот Telegram русским полмира пользуются. Это тоже величие. После «ИКЕА» что еще? Даже там «Вольво», по-моему, китайцы купили.

О. Кашин:

- «Вольво» купили китайцы. А так же они же вырубают нашу тайгу в Красноярском крае Иркутской области.

Э. Чесноков:

- И «Комсомольская правда» в лице Ворсобина делает об этом расследование.

О. Кашин:

- Правильно! И потом мы еще поговорим о китайском хлопке, когда станет ясно, что и по России так же бьет вот эта китайская политика в Синьцзяне, но пока, видимо, не пришло время.

И на 26 апреля назначен суд по жалобе прокуратуры Москвы о признании ФБК, который пока всего лишь иностранный агент, о признании его экстремисткой организацией. И через неделю будет запрещено законом говорить о ФБК в эфире. Пока можно. И не анонсируя, но имея в виду пока можно сказать, что они наметили свою акцию на вечер 21 числа, то есть, на послезавтра, то есть, после послания Путина Федеральному Собранию, которое будет утром, а в семь вечера во всех городах России ФБК призывают выходить на улицы. С требованиям вот чего, Эдвард? Вот я как бы предполагаю, что требование допустить к Навальному врача как бы не есть единственное требование этих акций.

Э. Чесноков:

- А давайте взглянем на вопрос с другой стороны. Чтобы что? Когда Навальный устраивает акции, то я не помню ни одной из них, которая бы привела к каким-то результатам. Я не говорю, когда Дмитрий Анатольевич перестал быть премьером, то это произошло потому, что за два с половиной года до этого школьники, которые сейчас постарели, вышли куда-то с уточками, нет. Вот давайте…Вы тоже такой криптонавальнист! Когда его акции приводили к каким-то реальным политическим целям?

О. Кашин:

- Я рад, что у вас есть методичка, извините, но напоминаю, что с января этого года Алексей Навальный находится сначала в СИЗО, а теперь в колонии. Он объявил в колонии голодовку, его здоровье достигло, как сообщают его адвокаты, критических позиций. А на таком фоне рассуждать, что акции Навального, оказывается, к чему-то не приводят? Эдвард, даже названии организации Навального благодаря этим дурацким законам мы вынуждены сопровождать какими-то идиотскими титулами. Понятно, что в этой ситуации говорить о Навальном, как о полноправном участнике политического процесса, не очень корректно. Навальный сегодня жертва российского государства и лично Владимира Путина. Владимир Путин, который…

Э. Чесноков:

- Он, прежде всего, жертва своих амбиций.

О. Кашин:

- И еще надо сказать, что…

Э. Чесноков:

- И своей веры, что Запад его спасет.

О. Кашин:

- Эдвард, вы забыли сказать, что и Волков его обманул, заставил приехать в Россию, посадил в тюрьму. И, соответственно, этот митинг в защиту Волкова – я сейчас читаю посты соответствующих блогеров, все пишут, что это митинг за Волкова.

История отвратительная. Все идут на принцип. И Владимир Путин в своем желании идти на принцип, естественно, у него ресурсов гораздо больше. И сейчас эти бравые ветераны госбезопасности доиграются до того, что Навальный умрет у них на руках. И кровь падет на них, конечно, уже навсегда. Поэтому давайте попросим Путина, понадеемся, что он после послания подойдет к своему Зарубину, скажет, Паша, кстати, я принял решение помиловать Алексея Навального. Вот это будет хорошо. А все остальное от лукавого.

Э. Чесноков:

- Почему 21-го, кстати? Я вам скажу. Потому что 22-го начнется климатический саммит, на котором уже подтверждено участие и российской стороны в режиме видеосвязи. А теперь смотрите. Семь вечера. В Америке в это время начало дня. Конечно же, эти активисты будут устраивать провокации с полицией. Конечно, кому-то прилетит. Конечно, будут душераздирающие фотографии.

О. Кашин:

- Слушайте, я к вам очень хорошо отношусь, но противно слушать это! Когда полицейский не поднимет дубинку, не ударит человека, не будет картинки. Есть опыт юбилея Путина, когда чтобы не создавать картинку, власть позволила навальнистам погулять по городу, по Тверской, не было ни одного удара и задержания. И оказалось, что это не так страшно. Но почему 21-е? Путин 21 год у власти, 21-й день и так далее.

Э. Чесноков:

- Я за то, чтобы и полиция не била мирных детей.

О. Кашин:

- У вас сорвалось с языка - они же дети. Стоп! Они же дети – нельзя так говорить! Потому что выражение «они же дети» оправдывает самое мразотное насилие полицейских по отношению к людям, которым жить, учиться, разочаровываться в навальнистах. В итоге, из них делают политзаключенных. В России сегодня сидят люди ни за что. Ничтожному оператору, не политику, который в Twitter написал, что в смерти Славиной виновата власть, оператору Фонда борьбы с коррупцией Павлу Зеленскому дали два года колонии. Эдвард, режим дает людям два года за твиты! Он обречен!

Э. Чесноков:

- Пока еще не запрещенный ФБК помог этому оператору чуть менее, чем никак.

О. Кашин:

- Понимаете, даже если ФБК начнет убивать животных и насиловать трупы, ФБК не станет хуже российской полицейщины. Понимаете? У ФБК фора сейчас. ФБК в условиях, когда у них половина под арестом, половина за границей, да, разгромленная организация собирает выбитые зубы сломанными руками, а вы рассуждаете, что они как бы антиэстетичны!

Э. Чесноков:

- Есть конкретная история, есть интервью Путина, вернее, его встреча с одаренными студентами от 2003 года, когда он говорит, что вот интересное время – февраль 17-го года. И ему как бы хотелось там оказаться. Понятно, почему. Чтобы переиграть, чтобы остановить революцию. Потому что на 17-й год, на февраль Россия выигрывала по всем фронтам. И нужно было просто подождать буквально год. И все было бы хорошо.

Не стало. Началась революция. Можем ли мы упрекать наше руководство в том, что оно защищает стабильность?

О. Кашин:

- Посмотрите. Зная Владимира Путина, вот точка «а» - 2000-й год, да, Явлинский и Немцов в Госдуме заседают, никому не мешают. Но при этом как бы власть, Кремль настроены на удаление этих людей из политике в маргинальное поле. И точка – «б» - 2021 год, когда…

Э. Чесноков:

- Ну, я не думаю, что заседание в ярославской облдуме – это маргинальное поле.

О. Кашин:

- Вот Борис Немцов участвовал в ярославской облдуме, пока его офицеры МВД России не убили в центре Москвы.

Э. Чесноков:

- Это совершенно другая история. Это не кремлевская история. Вы прекрасно знаете.

О. Кашин:

- Не вопрос Кремля, да. Кадыровские подонки, которые с оружием ходят по Москве – это не Кремль? Путин не отвечает за Кадырова. Может, Эдвард, Путин боится Кадырова? Может, Путин жертвует Кадырову часть своей легитимности во имя мира? Тогда это провал.

Нет, зная Владимира Путина и его умение тонко работать в политике, умение, которое привело к радикализации не поколения, конечно, но гигантского количества людей, которые могли быть встроены в систему, если бы система позволяла себя чуть больше степени свободы.

Э. Чесноков:

- Так, пожалуйста, Антон Красовский и Мария Баронова встроены в систему вполне.

О. Кашин:

- Путин мечтает вернуться в февраль 17-го года, мечтает, хорошо. Молодец. Но у него бы тоже не получилось, как не получается сейчас. Вот просто такая история.

Нет, смотрите. Бывают хорошие парни в истории, у которых процветание и любовь царит. И бывают парни, у которых народный герой заточен в темницу. Понятно, что заточение народного героя в темницу – знак плохого режима.

Э. Чесноков:

- Я с вами согласен, что заточение народного героя Тесака было, наверное, неправильным. Притом, что я его не поддерживаю. И кто же его заточил по 282-й статье?

О. Кашин:

- Последний раз чисто российское государство, которое с ним поиграло в такое…

Э. Чесноков:

- Началось все известно, с кого. Понимаете, я не вижу какой-то трагедии в том, что происходит. Я против полицейских дубинок.

О. Кашин:

- А что будет трагедией? Ну, что? Если Россия станет как Минск в прошлом августе? Это трагедия или все нормально? Плохо, когда образцом для России становится даже не Прага наша с вами любимая, по которой мирные бюргеры ходят и пьют пиво, а именно Минск, где хозяином положения оказывается полицейский. И дальше все – вопрос его садизма или гуманизма. Он может убить, в Минске убивают.

Э. Чесноков:

- По поводу Федуты. Я слабо сомневаюсь, если гипотетически допустить, что был заговор Федуты, то я сомневаюсь, что приход к власти людей, которые занимались дерусификацией еще яростнее, чем Лукашенко, нам бы сейчас помог.

О. Кашин:

- Трудно быть более яростным, чем Лукашенко. Извините, он в каждом городе ратушу построил. Даже там, где ее не было. И вывески везде на белорусские поменял. Но ссылаться на политические воззрения Федуты, оправдывая его похищение и отправление на пытку, человека, который филолог, прекраснодушный дурачок, которые с какими-то людьми обсуждал, как было бы здорово свергнуть Лукашенко.

Э. Чесноков:

- Еще раз. Я вижу либерализацию. Я вижу, что люди, осуждавшиеся по самым диким делам наподобие дела Чудновец или дела той женщины с греческой фамилией из Сочи, они, в итоге, выходят на свободу. Система совершает ошибки, но она эти ошибки исправляет.

О. Кашин:

- Назовем это либерализацией.

Максим из Москвы нам звонит. Максим, здравствуйте.

Максим:

- Здравствуйте. Спасибо большое за такую интересную, острую дискуссию, я хотел сказать, что лично для меня было бы трагедией. Вот в предыдущей реплике вы сказали, что для вас неприемлемо, что будет катастрофой? Вот для меня - мне 38 лет - для меня катастрофой было бы, если бы мы вернулись в 1999 год или если бы Москва стала бы Киевом таким политическим. Когда решения ключевые по экономике, по социальной сфере принимаются не в угоду национальным интересам, а в угоду каким-то царькам, которых за ниточки дергают за океаном…

О. Кашин:

- Подождите, а почему 1999-й? Какие примеры у вас есть? В 99-м Ельцин уже Путина назначил. Что вы имеете в виду-то?

Максим:

- 1998-й - начало 1999-го. Когда Ельцин ушел, я радовался, как ребенок, а я на тот момент был уже взрослым, сформировавшимся человеком. Но каждый раз, когда что-то в политическом плане происходило, я видел, что происходит с нашим президентом…

О. Кашин:

- Ну кто? Американцы Белый дом расстреляли в Москве или американцы Грозный бомбили? На самом деле сваливать на американцев такие вещи…

Максим:

- Подождите, я же вас не перебивал, дайте мне сказать… учитесь культуре общения, пожалуйста.

О. Кашин:

- Нет, вы учитесь, потому что вы в гостях, вас спросили. Вы говорите 1999-й год, американцы принимали решения за Россию. Какие решения? Откуда этот миф идиотский?

Максим:

- Мне было стыдно за нашу власть. Сейчас мне за нашу власть не стыдно.

Э. Чесноков:

- Нет, загуглите про Козырева, например.

О. Кашин:

- Что Козырев, Эдвард? Расскажите про Козырева мне, пожалуйста, да.

Э. Чесноков:

- Пожалуйста. Именно пассивная позиция России в годы балканских войн в 1995 году позволила хорватам осуществить геноцид сербов в операции «Буря».

О. Кашин:

- А при Примакове албанцам позволила осуществить геноцид. Эдвард, слушайте, Козырев - единственный министр иностранных дел России, при котором ни один союзник России, причем, даже тот, который на уровне общественного мнения, да, сербы, не подвергался западной агрессии. Вообще не было ни одной коллизии. Первое большое столкновение, совершенно верно, 1995 год, когда начали разбираться и вот Козырева уже сливали, заменяли как раз на Примакова в 1996 году, к выборам. Потому что всегда есть такой герой медийный, кто у нас самое зло, да. То Чубайс, то Онищенко…

Э. Чесноков:

- Да, и при этом Козырев сейчас живет в США и рассказывает, как он «любит» Россию и клеймит российскую агрессию.

О. Кашин:

- Слушайте, ну, многие живут в США. Доктор Сосновский живет в Германии…

Э. Чесноков:

- Но не клеймят российскую агрессию… мы ж про национальные интересы говорили.

О. Кашин:

- Ну, слушайте, боже ты мой! Внучка Сталина живет в США… Есть ли у нас еще звонки? Наталья, Москва. Наталья, здравствуйте.

Наталья:

- Здравствуйте. У меня обращение к Эдварду. Во-первых, я хочу сказать, что у меня бабушка в войну дошла до Праги и вот она рассказывала, как там встречали наши советские войска. Я думаю, что надо больше показывать по телевизору хронику…

О. Кашин:

- А помните Твардовского, великого нашего поэта, автора «Василия Теркина»? И его стихи: «Что делать мне с тобой, моя присяга? И как спокойно рассказать о том, как в 45-м нас встречала Прага и как встречала в 68-м». Вот опять же мнение фронтовиков.

Наталья:

- У меня фотография есть бабушки из этой Праги. 9 мая 1945 года.

О. Кашин:

- Да. За 23 года они реально потеряли вот то доверие. То есть, когда второй раз танки пришли, пражане им коктейли Молотова в лицо кидали, потому что это те же танки, но…

Э. Чесноков:

- Да, и при этом громче всех требовала ввести танки Польша, которая хотела еще под шумок Тешинскую область.

О. Кашин:

- А еще ГДРовцы наиболее жестокие были, потому что как бы фашиста не выдавишь из себя, хотя, как мы знаем, армия ГДР не участвовала в операции Варшавского договора…

Э. Чесноков:

- Да. Но при этом польских товарищей-то они почему-то не упрекают. Строят с ними всевозможные союзные форматы, наподобие Вышеградской четверки. Понимаете, опять вот то же самое новое лицемерие…

О. Кашин:

- Интересно, почему, да. А у нас Юрий из Казани. Здравствуйте.

Юрий:

- Эдвард, я тоже не совсем русский. Моя мама фамилию Загорская имела, я поляк отчасти. Но в душе я русский, как и вы. И вопрос Олегу. Скажите, пожалуйста, по делу Скрипалей есть ли какое-то официальное заключение?

О. Кашин:

- В смысле? От Скотланд-Ярда мы и узнали имена Петрова и Баширова, их фотографии и полный маршрут.

Юрий:

- Нет, о Петрове и Баширове мы узнали из прессы.

О. Кашин:

- Нет. Вы путаете. Я тоже до того, как они даже интервью RT, не верил, но Скотланд-Ярд реально воспроизвел весь их маршрут - это официальная позиция британских властей.

Юрий:

- То есть, есть доказательства, что именно они отравляли Скрипалей, да?

О. Кашин:

- Именно они, да.

Э. Чесноков:

- Да, только если вы этот доклад Скотланд-Ярда внимательно почитаете, там будет написано, что они в 11 уже ушли оттуда, а Скрипали вышли там чуть позже - то есть, они просто по времени не стыкуются.

О. Кашин:

- Ну, опять же, доклады Скотланд-Ярда, наверное, не самая высокая литература и из них про Шерлока Холмса мы знаем, что там работают не самые большие интеллектуалы, но, если мы говорим об официальной позиции, - да. И главное для меня, для русского человека, доказательство причастности этих двоих к покушению на убийство Скрипаля, - это их интервью, где они, объясняя свою непричастность, объяснили ее так, что сомнений не осталось.

Э. Чесноков:

- Подождите, но это же не какие-то профессиональные медийные личности, у которых по 10 эфиров в день, они объяснили, как умели.

О. Кашин:

- Да. Объяснили, как убили, да. На самом деле плохо, когда наемные убийцы оказываются лицом государства. Правда, плохо, Эдвард, я понимаю всю важность разведки как таковой, но действительно плохо…

Э. Чесноков:

- Пожалуйста. Американский Голливуд регулярно снимает фильмы про героических снайперов на войне в Ираке и т.д.

О. Кашин:

- Вы от жизни отстали. Американский Голливуд снимает фильмы про героических трансгендеров и, соответственно, про страдания чернокожих людей. Голливуд про героев разведки - это старые рейгановские времена, прошедшие времена.

Э. Чесноков:

- Ой, вы сериал «Хоум ленд», видимо, не смотрели.

О. Кашин:

- Но опять-таки, противопоставлять художественное творчество реальной гордости россиян за то, что, а, смотрите, как мы «новичком» - ого-го-го… А давайте еще будем шутить… Боевое отравляющее вещество, запрещенное всеми конвенциями мировыми, применяется российскими спецслужбистами в Лондоне - по-моему, это плохо, это не здорово, да?

Э. Чесноков:

- Да. И при этом по странному совпадению в Солсбери находится лаборатория Портон-Даун, которая занимается химическими веществами и может синтезировать все, что угодно, вплоть до «новичка». Но это просто совпадение.

О. Кашин:

- …вот как британские спецслужбы похищаются Петрова и Баширова, судят их в королевском суде и Петров и Баширов говорят: позвольте, господа, но ведь какое странное совпадение - в Солсбери находится Портон-Даун. И судья говорит…

Э. Чесноков:

- А почему эти британские спецслужбы не предъявили официальное обвинение, не направили Россию через ручной Интерпол какой-нибудь запрос на экстрадицию? Даже не попытались как-то провести опроса?

О. Кашин:

- Ну, я не адвокат британским властям, но, по крайней мере, их имена, если зашла речь об этом, мы узнали от Скотланд-Ярда…

Э. Чесноков:

- Еще раз. Они не последовательны. И как раз то, что британские власти никак не пытались пойти дальше и как бы там не предъявить обвинение… потому что тогда был бы суд, тогда были бы прения сторон и т.д. Значит, они боятся прения сторон?

О. Кашин:

- Еще раз скажу. Если вы хотите видеть перед собой защитника интересов Британской империи, то, наверное, нет, не могу от их имени говорить. Но, по крайней мере, говорить, ах, это смешно, ах, кот Скрипаля… нет, конечно. Речь идет об очень тяжелом обвинении...

Э. Чесноков:

- Это тяжелое обвинение. Но морских свинок-то и кота Скрипаля действительно сожгли.

О. Кашин:

- Нет, вам проще поверить, что они шпиль смотрели, или что? Ну, правда, о чем разговор?

Э. Чесноков:

- Поверить можно во что угодно.

О. Кашин:

- Проблема этих лет - съехали представления о добре и зле. Убивать плохо. Нарушать конвенцию о запрещении…

Э. Чесноков:

- Соединенные Штаты убили генерала Сулеймани 3 января прошлого года…

О. Кашин:

- Да, они плохо убили, и Трампа плохо прогнали, на самом деле, нехорошо. Огромный список претензий…

Э. Чесноков:

- Так а где этот идеал-то, которому…

О. Кашин:

- …Генерал Сулеймани, а на другой чаше весов гражданин России, политик Навальный, который, будь Россия чуть-чуть понормальнее, заседал бы в парламенте и не причинял бы ей никакого вреда, но по понятиям этих дедов из совбеза, объявлен каким-то американским шпионом…

Э. Чесноков:

- Слушайте, даже Немцов пытался заседать в парламенте и заседал, в Ярославской облдуме. Почему Навальный, когда у него была такая возможность, не попытался избраться хотя бы в Ярославскую облдуму?

О. Кашин:

- Навальный - единственный выбор, куда его допустили, он чудом помог Собянину избежать второго тура - набрал, по-моему, 27%.

Э. Чесноков:

- И при этом не стал никак опротестовывать этот результат и согласился, что наводит на мысли как бы…

О. Кашин:

- Давайте, Эдвард, его за это отравим или просто убьем в тюрьме… Эдвард, не надо быть людоедом. Это плохо.

А сейчас давайте отдохнем душой на теме русского фашизма, - нашей любимой. Эдвард.

Э. Чесноков:

- Да. В Донбассе состоится продолжение форума для русских, он будет называться «Единство русских» и пройдет в Донецке 22-23 апреля. Кстати, день в день с климатическим саммитом. Хороший ответ, кстати. Они толкают зеленую 666-гендерную повесточку, а мы русскую тему.

О. Кашин:

- Спикеры заявлены, я предполагаю, что там будет делегация азербайджанцев во главе. Для симметрии с прошлым форумом, где была делегация противоположной стороны, так скажем.

Э. Чесноков:

- Ну, наша добрая знакомая Екатерина Винокурова написала, что будет в Донбассе, как я понимаю, именно на этом мероприятии и я понимаю, что она привезет еще туда гуманитарную помощь, на которую опять же скинулись читатели. То есть, вот это и есть настоящее русское гражданское общество…

О. Кашин:

- Екатерину, конечно, мы любим… и пожелаем ей, естественно удачи. Ну а в чем же подвох тогда? Потому что фашизм-то фашизм, но как его поймать за руку?

Э. Чесноков:

- А почему вы всегда и везде ищете подвох? Ведь и Крым присоединили не сразу. Сначала говорили, что нет, это не мы, потом - нет, мы своих не бросим, а потом - бац, и референдум. Может быть, и сейчас что-то будет?

О. Кашин:

- Не знаю. На самом деле, ну, очевидно, что как-то тема притихла, тема ожидания войны, но в целом, наверное, какие-то новости… кстати, Эдвард, вот вы чего ждете от послания Путина? Про что будет больше? Про условно говоря «спасем Донбасс» или про «дадим людям денег»?

Э. Чесноков:

- А почему нельзя дать людям денег с помощью спасения Донбасса? Там же мощнейший экономический кластер еще с царских времен существует. Руда.

О. Кашин:

- Допустим, вот присоединяете Донбасс к России, добываете уголь, теряет курс рубля, теряете еще какие-то… от последствий санкций и лет через 100…

Э. Чесноков:

- У нас люди не ездят, у нас люди уже не ездят за границу в силу естественных причин и просто не могут терять на курсе рубля, потому что тратить не на что.

О. Кашин:

- Серьезно? То есть, если доллар вчера был 100, а сегодня 200, то ничего не изменится в жизни людей?

Э. Чесноков:

- Нет, ну, 200 уж точно не будет. И, самое главное, Россия заметно импортозаместилась за эти семь лет. Мы уже товары наши основные, ну, хотя бы то же продовольствие, покупаем в России. И пармезан от Олега Сироты не хуже всех этих французских плесневых подделок.

О. Кашин:

- Ох, Эдвард, вот в начале 80-х такие же были настроения, - что все будет хорошо? Или все-таки кому-то было тревожно? Вот я не знаю, я слабо ориентируюсь в иранском прошлом, но на самом деле грустно это все, я не в смысле, что «что за ужас вы, Эдвард, говорите», наверняка как бы к этому все и придет - у нас чучхэ, мы все добываем внутри России. Про березы интересное в «Коммерсанте» читал. Родители детей-аллергиков жалуются, что аллергия на пыльцу берез и раньше мы ездили за границу, а теперь Турцию закрыли и ехать некуда… вот можно было бы поехать в Сочи и Крым, но там, оказывается, я не знал, березы высаживают из соображений патриотизма. Если честно, может быть, таблетки от аллергии… но сама ситуация - вот куда от берез бежать, да?

Э. Чесноков:

- Может быть, в Калмыкию? Там степи, там дацаны… А вы знаете, в прошлом году полеты в Турцию разрешались некоторое время при наличии медицинской справки, если тебе это необходимо для лечения. Так, может, мы действительно оставим эту лазейку? Например, для тех же аллергиков? Я думаю, что это был бы как раз очень гуманный акт.

О. Кашин:

- Да трудно сказать на самом деле, потому что там выйдет Николай Платонович Патрушев и скажет - а в моем детстве никто никуда не ездил и вообще аллергии ни у кого не было…

Э. Чесноков:

- Ездили в Болгарию, на солнечный берег, наверное.

О. Кашин:

- О, это кому повезло, да… В общем, такой разговор, который невозможно на самом деле вести, потому что вот эта новая реальность с закрытыми границами, да еще обострившимися отношениями, ведь такого не было никогда на нашей памяти, поэтому как в этой ситуации быть, непонятно. Может быть, действительно, радоваться? А, может, страдать и вырывать волосы на голове?..

Э. Чесноков:

- Кстати, россияне, которые по Руси теперь путешествуют, вместо этих самых Анталий, они видят, что совершенно неожиданно большое количество прекрасных отелей! А откуда они взялись? Потому что провели чемпионат мира по футболу, к которому эти отели строили. То есть, мы видим, как наша власть конкретно и последовательно внедряет решения, которые неочевидны сейчас. Потому что еще два года назад говорили - ну, кто в этих отелях будет жить, когда пройдет ЧМ по футболу? Оказалось, есть кому. Нам же.

О. Кашин:

- Да, отлично. То есть, получается, что люди, которые строили отели, допускали, по крайней мере, возможность глобальной катастрофы и на самом деле я не шучу, потому что есть такое ощущение, что у людей до сих пор есть тайное знание, что завтра те проблемы, которые кажутся нам животрепещущими, вообще не будут ничего значить, потому что у людей будет главный вопрос выжить, второй вопрос - найти еду, не стать людоедом и т.д. В общем, войны же так же начинались. Вот ты живешь, 1939 год, ты в Варшаве живешь, там кофе пьешь на веранде и тебе хорошо. А послезавтра ты сгораешь в Освенциме, в печке. Это же кошмар, да!!

Э. Чесноков:

- Ну, или в Румынию убежать, как польское правительство все-таки успело…

О. Кашин:

- Виновато польское правительство, что убили шесть миллионов евреев? Конечно, конечно.

Э. Чесноков:

- Понимаете, я смотрю в будущее с оптимизмом. Потому что, что бы ни случилось, Россию всегда будут раскачивать. И снаружи, и изнутри. И если произойдет революция, то я не думаю, что все будет сильно лучше. Я думаю, что будет сильно хуже.

О. Кашин:

- Да и так, и так будет хуже. На самом деле, пора, наверное, это принять, что любой день, который наступает на смену следующему, будет немножко хуже предыдущего. И, когда ставишь два дня рядом, разницы никакой. А когда оборачиваешься лет на 10 и думаешь, а как хорошо было… ну, при Медведеве, да…

Э. Чесноков:

- Так мы с вами просто моложе были. Мы уже стареем. И именно поэтому и брюзжим. А не надо.

О. Кашин:

- Да, это отдельный разговор, молодежь, конечно, вообще это зло, с которым нужно бороться, о чем я регулярно говорю. Да, вы правы, Эдвард.

Э. Чесноков:

- И более того, в Череповце, в городе, который я хорошо себе представляю, ибо там родился, местные крайне одаренные чиновники решили переход наземный через одну из улиц недалеко от мэрии запретить с 6 до 9 утра. Потому что, дескать, машин много и люди мешают машинам. При том, что 75% людей - это пешеходы, а оставшиеся 25% - автомобили. Вот с таким головотяпством надо бороться, за это надо выступать.

О. Кашин:

- А тем временем Максим Пантелеев пишет вам в комментариях в интернете, что напомните Эдварду, что у нас и без курса рубля цены на продукты выросли на 50-100% за год! Самое время списать это на конфликт с западом и из-за поддержки Донбасса…

Э. Чесноков:

- Понимаете, я не знаю, на какие конкретно продукты выросли, я помню, что там цена на бананы колебалась в районе 50-60 рублей…

О. Кашин:

- Я про яйца слышал, у меня родители жалуются на куриные яйца… На самом деле тема богатая, но время закончилось наше. До завтра! Всем пока!

Э. Чесноков:

- До свидания!