Олег Кашин: Закончились все ключевые узловые точки напряжения последних недель

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают приглашение Владимира Зеленского в Москву, недружественное отношении Чехии и встречу Владимира Путина с Александром Лукашенко

О. Кашин:

- Всем привет! Я Олег Кашин. В глубинной России Эдвард Чесноков. И Путин испугался вчерашних митингов, отводит войска от украинской границы. Эдвард, поздравляю! Мирное небо!

Э. Чесноков:

- На самом деле, чтобы отвести войска, нужно отдать приказ, как минимум, за сутки. Гипотеза с митингами не работает.

О. Кашин:

- За сутки, как мы сегодня узнали, и врачей сегодня к Алексею Навальному допустили тоже за сутки. Но митингу это не помешало. В России время действует иначе.

И сегодня вопреки всем прошлым высказыванием на тему того, что судьбу Украины будем решать с Америкой, сегодня Владимир Путин передумал. И пригласил Владимира Зеленского в Москву.

Э. Чесноков:

- Мне кажется, что это такая постирония. Мол, приезжайте в Москву, чтобы вас по возвращении в Киев потом разорвали те самые укронацики, которые писали нецензурные слова на офисе президента на Банковой. Вряд ли Зеленский пойдет на это.

О. Кашин:

- Предыдущее приглашение от имени Зеленского к Владимиру Путину приехать в украинскую часть Донбасса, тоже было похоже на троллинг, даже более, чем есть теперь. Но вот закончились все узловые точки напряжения последних недель. И мы видим обложку журнала Economist свежую с Владимиром Путиным, колючей проволокой, за которой Навальный и идут российские танки брать Киев. Неделю назад все это казалось вот таким как бы запланированным концом света. В итоге, да, смотришь на часы, конец света был вчера, а его нет. Очень странное чувство.

Э. Чесноков:

- И хочется спросить, а что такое происходило, кто с кем договорился? Прилетел ли к нам Брукхаймер в голубом вертолете и так далее. Но главный вопрос один. Если Донбасс обстреливать прекратят, то значит, мы выиграли.

О. Кашин:

- Я помню, как нагнетали. И трагическая история с гибелью ребенка в Донбассе тоже указывала на то, что сейчас Россия за него отомстит. В итоге, и ребенок оказался не отмщенный, и обещания Дмитрия Козака устроить конец Украине повисло в воздухе. И Козаку одна дорога - в депрессию.

Все очень загадочно. И каждый раз, наверное, надо привыкнуть. За исключением одного того эпизода, который вы регулярно приводите в пример с Крымом. Но каждый раз, когда…

Э. Чесноков:

- Я думал, что вы при Юзик, ну, ладно.

О. Кашин:

- Пусть будет и Юзик. Но каждый раз, когда Российская Федерация говорит, что вот сейчас вы увидите и упадете. В итоге, никто не падает, причем, под Российской Федерацией в данном случае я имею в виду и Владимиру Путина, и Леонида Волкова, и вообще всех.

Э. Чесноков:

- И самое забавное, что Британия, господи, бриты, которые провоцировали всю эту русофобию, организовали подставу со Скрипалями, так далее…

О. Кашин:

- Ой, Эдвард, ну, как организовали?..

Э. Чесноков:

- Под шумок повышали уровень торговли, увеличивали товарооборот с Россией. Можете представить глубину из коварства?

О. Кашин:

- Знаете, сколько еды я покупаю на русскую карточку, то есть, на российские деньги в Великобритании? И я думаю, что моя колбаса тоже идет в зачет российско-британской торговли. Но говоря о подставе со Скрипалями, давайте не будем так уж играть в пропаганду. Мы понимаем, что не Великобритания прислала Петрова и Баширова.

Э. Чесноков:

- И не Великобритания забыла оснастить улицу, где жил Скрипаль камерами наблюдения.

О. Кашин:

- Эдвард, это я могу, как специалист по бытовой жизни в Британии, объяснить. Улицы, где жилые дома, там камер как бы нет. Там висит значок с этими зверями-сурикатами, которые стоят и смотрят по сторонам. Соседи сами наблюдают за теми улицами, где нет оживленного трафика, где просто жилье.

Э. Чесноков:

- Даже если соседи заменяют телекамеры, то это не оправдывает вопрос, не отменяет моего вопроса, а где доказательства того, что эти люди прошли в полукилометре от дома Скрипаля? И при этом смотрели, заходили, в витрины любовались. Наемные убийцы так делают, за ручку держась.

О. Кашин:

- Наемные убийцы – не знаю. Ничего не могу сказать. Но ответ может прийти уже с чешской стороны, потому что наш с вами разговор о событиях трехлетней давности – это дела давно минувших дней, когда Россия на равных могла оппонировать Великобритании. Теперь равный России враг – это Чехия, которая сегодня, наконец, объявила о мерах по борьбе с Россией. О высылке дипломатов. И в контексте Чехии, причем, фоном это все звучало в эти дни, я как-то отмахивался, потому что мне масса знакомых говорила, а ты не думал, что Ваня Сафронов докопался до истории с подрывом этого склада? И за это его посадили.

Я до сих пор не думаю.

Э. Чесноков:

- Слишком конспирологически.

О. Кашин:

- Да. Он писал на другие темы. И вряд ли занимался разоблачением деятельности ГРУ. Иван Сафронов – журналист «Коммерсанта» и «Ведомостей», он реальный патриот, реальный лоялист. Но чего я реально боюсь, давайте это скажем, чтобы как-то привлечь к этому внимание, будет очень некрасиво и не хорошо, если в рамках этого противостояние с Чехией, теперь российские власти подумают, так, ну, Прагу бомбить мы не готовы, давайте мы этого чешского шпиона Сафронова…

Э. Чесноков:

- Аллюзию я понял. Американцы, как известно, в 45-м году по воздушной дороге в Дрезден, бомбили Прагу. Да так, что целый монастырь кармелиток - исторический памятник разбомбили.

О. Кашин:

- И мы понимаем, бойцы какой армии изгоняли немцев из Праги 9 мая 1945 года. И куда пришли на освобожденную пражскую землю уже советские воины. Об этом тоже не стоит забывать.

Э. Чесноков:

- Слушайте, не надо советскую армию и ее вклад приуменьшать. Была, например, битва за Брно, который мы освободили.

О. Кашин:

- И еще был великий Швейк. Но это уже набор наших знаний о российско-чешских отношениях. Между прочим, да, вы напомнили. Уголок советского кино. У режиссера Озерова есть гениальная экранизация то ли Швейка, то ли биография Гашека. И я узнал, почему режиссер Озеров снимал фильм «Освобождение». Не потому, что он умел батальные сцены снимать, а потому что умел работать в кооперации с восточно-европейскими студиями. Всем советую посмотреть этот фильм. Очень хороший. Опять же, он про гибель империи любой, в данном случае австро-венгерской.

Вопрос, Эдвард. То, что происходит сейчас с Чехией и Словакия в знак солидарности с ней, так же высылает дипломатов. Что происходит сейчас? Это как бы инерция от холодной войны прошлой недели? Или история, которая будет длиться долго и принесет много разных бед.

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, что это затухающие колебания. В знак солидарности со Скрипалями почти 30 великих держав, включая Украину, выслали наших дипломатов. А сейчас в знак солидарности с людьми, которые предположительно отравили Скрипалей, Словакия тоже выслала российских дипломатов. Притом, чтобы вы понимали, словаки с чехами друг друга, мягко говоря, не любят. Жизнь в одном государстве обязывает.

И премьер-министр Чехии в ответ на это поблагодарил своего словацкого коллегу. И оцените глубину этого капиталистического коварства. До ковида это было невозможно себе представить, потому что наши туристы массово летели в Прагу и оставляли там пражские кроны. А сейчас, когда им терять уже нечего, они берут и высылают. Но самое интересное, нам говорят, что то ли Петров, то ли Баширов прибыл в Чехию под видом молдавского негоцианта с забавной фамилией Попа. И добрые интернет-люди немедленно вбили номер этого паспорта этого Баширова-Петрова- Попы, который нам показали на сайте молдавских госуслуг. И чтобы вы думали? Такой паспорт там не значится. Странно.

О. Кашин:

- Или молдавские госуслуги немного глючат. Давайте дождемся каких-то упоминаний от молдавских властей. Эдвард, а кто сказал, что паспорт настоящий? Если его печатали в Москве, то здесь вопрос остается открытым.

Э. Чесноков:

- Ох, всемогущая наша разведка смогла взорвать склад. Второй склад…

О. Кашин:

- Эдвард, молдавский паспорт изготовить? Думаю, молдаване и реальные паспорта на московском «Гознаке» печатают. И здесь особой проблемы нет.

Э. Чесноков:

- Например, этот гипотетический разведчик, он же, наверное, визу получал, потому что на тот момент, насколько я помню, не было безвизового въезда для молдаван. И те, кто выдавал ему визу, те, кто смотрел на границу, не смогли вбить номер паспорта, чтобы проверить.

О. Кашин:

- Вы думаете, что на въезде в шенген пробивают по молдавским госуслугам?

Э. Чесноков:

- Нет, я думаю, что консульство шенгенской страны, которая в этот паспорт вклеивала визу, оно вполне могло бы пробить по молдавским госуслугам. Есть ли такой паспорт?

О. Кашин:

- Давайте это будет наш локальный мем – «молдавские госуслуги». Как «енотовидная собака».

Не будем так же забывать о том, что сегодня Владимир Путин и Джо Байден впервые после эпизода со словом «убийца» посмотрели друг на друга, пусть и через телевизор. И мы можем громоздить все эти конструкции про великую державу, геополитику и переигрывание, на самом деле…

Э. Чесноков:

- Вы про США сказали.

О. Кашин:

- Про обе стороны. А на самом деле, стоило Байдену поманить Владимира Путина пальчиком, и все закончилось, включая войну.

Э. Чесноков:

- Не могут они без нас. Прыгали, топали, стоило нам привести войска, это они и бросились к нам в ноги, размахивая звездно-полосатым флагом. И мы милостиво согласились поучаствовать в их саммите, который без нас не саммит.

О. Кашин:

- И новости культуры. Мы вчера говорили о так называемом схематозе главы Департамента культуры Нижнего Новгорода Романа Беагона. И теперь у нас есть не опровержение, а уточнение.

Э. Чесноков:

- По последним новостям, кстати, еще на 72 часа он останется под стражей.

О. Кашин:

- Я вам вчера говорил, что все не так однозначно.

Э. Чесноков:

- Я с вами согласен. Более того, я вчера, готовясь к эфиру, увидел где-то, что его обвиняют в том, что он попросил своего подчиненного заключить договор на изготовление 10 информационных стендов на 2 половиной миллиона рублей. Сейчас я уже ту новость нигде найти не могу. Теперь пишут, что 1 миллион 200 тысяч рублей. Уже вдвое меньше. Я не удивляюсь, если завтра окажется, что ущерб государству составит 30 копеек.

Наши читатели мне прислали очень много информации про Беагона. И что интересно, пишут только хорошее. Даже какой-то неоднозначности нет. Например, он несколько лет возглавляет Департамент культуры в городе, наконец, заработал в нормальном виде музей «Щелковский хутор». Это этнографический центр русской культуры, возрожденный при Беагоне. Сейчас, если, действительно, обижают русских и людей, которые помогали русским, то тут наша позиция совершенно иная. Интересно, что под началом Беагона все музей Нижнего Новгорода были объединены в одну структуру. Это очень важно для управленческого решения, оптимизации. Кстати, литературный музей, стоявший в запустении, был фактически возрожден. Очень хорошие отзывы. И самое главное, вы же знаете, в каком конкурсе Беагон победил?

О. Кашин:

- «Лидеры России»?

Э. Чесноков:

- Да.

О. Кашин:

- Поздравляю. И вас, как участника этого конкурса.

Э. Чесноков:

- Да, я дальше того этапа, где надо решать математические задачки на скорость, не прошел. Историю и культуру сдал блестяще, а на ЕГЭ по алгебре засыпался.

Честное разбирательство в деле Романа Беагона, за которым мы будем следить.

О. Кашин:

- Каждый раз, когда мы с вами говорим, что какой-то коррупционер, преступник, негодяй, каждый раз мы упираемся в то, чтобы обрадоваться торжеству закона, нужно поверить российским силовикам. А они веры не заслуживают, сколько бы котят с дерева они не сняли. И сколько бы бабушек они не перевели через дорогу.

Есть драматическая история про эту пару – новостницу издания «Медиазона» и его бойфренда, который где-то в штабе Навального на какой-то технической должности работает. Вчера, хотя разгона митинга не было, все было в Москве культурно, но в Петербурге били шокерами и так далее, по выражению журналистки ВВС Олеси Герасименко, там даже если депутаты выйдут с портретами Путина, полиция будет их бить. Полиция там всегда бьет.

В Москве было мирно, но ходили по домам. И утром ходили, и вечером ходили. И я пытаюсь найти фамилию этой пары, там шокирующая история. Парня били и стояли ему ногой на челюсти, чтобы они сказал пароль своего телефона. И она пишет, причем, под видом пожарных пришла полиция. Ее зовут Оля Ромашова, а ее парня зовут Саша. Он навальнист. Приходили к этому Саше.

Репрессии, да, они бывают и такие. Та картинка пресловутая, когда мы говорили, что в день послания президента будет картинка с омоновцем, который бьет прохожих на улице, не обязательно бить прохожих на улице. Можно бить прохожих дома.

Э. Чесноков:

- Понимаю. И вот опять, даже несмотря на то, что навальнисты призывают к люстрации, доводят до истерики Екатерину Винокурову, врываются в дома к вполне…

О. Кашин:

- …заслуженным химикам.

Э. Чесноков:

- Никому не сделавшим плохого людям и так далее. Доводят до нервного срыва Маргариту Симоньян, ставя под угрозу ее беременность. Я говорю про конкретные и проверяемые случаи. И даже, несмотря на все это, в отличие от этих леволибералов, которые с удовольствием повесили бы нас на дизайнерских фонарях в парке Горького, мы призываем быть справедливым. Мы призываем к тому, чтобы закон, только по закону с ними разбирались.

О. Кашин:

- Вы романтик, Эдвард. А я не верю в закон, тем более, в России. Мы наблюдали последний год изменения конституции, мы помним и принятие этой же конституции под аккомпанемент ельцинских танков. Да, в России нет закона. Часто они подменены понятиями, поэтому давайте сдержанно и лоялистски скажем, чтобы понятия хотя бы были справедливыми. И чтобы власть сама следовала своим понятиям.

Помните, как когда-то говорили, ну, вот Путин – он пацан. Он не трогает жен, детей, родителей. В итоге, и папа Ивана Жданова уже сидит, и жен постоянно тоже прессуют, каких-то детей…

Э. Чесноков:

- Думаю, потому что Путин не знает, кто такой Иван Жданов. И он не может сказать, та, вот этого вот родственника…

О. Кашин:

- Вот опять же, кто из нас больший путинист? Я помню, как у Путина горели глаза, когда он говорил про лес-кругляк. И я легко допускаю, что мы с вами зайдем к Путину, скажем, Путин, помните, вот в ФБК… И он говорит, а, Мария Певчик такого-то года рождения, прописана там же. Или Любовь Соболь. Тоже говорит, я про нее ничего не знаю. И выкладывает все ее досье. Про ее мужа, которого пригожинцы отравили ядом, кололи во дворе. Известная история Мохова Сергея.

Да, думаю, власть на этом уровне следит. И когда карикатурист Елкин, по-моему, самый глупый карикатурист в истории, рисует картинку, как Путин звонит в колонию, говорит: а вот голодающему Навальному курочку пожарьте, я думаю, здесь элемент правды может быть. Потому что, конечно, такие вещи, как действовать силовикам, бить людей на улице или не бить, решают не силовики. Они не более чем инструмент в руках Кремля.

Э. Чесноков:

- Каждый инструмент, если он одушевлен, мечтает быть чем-то большим. И вот опять, у нас главный либерал – это правительство. Я уверен, что сами эти силовики искренне убеждены, что они защищают Русь от крамолы, нового майдана и так далее. Мы же помним, кто нашел прибежище в России в 2014 году. И власть им говорит: друзья, не надо. Не надо разгонять картину «Матильда», не надо разгонять выставки, которые вам не нравятся. У нас власть – главный либерал.

О. Кашин:

- Вы хорошо сказали. У нас правительство, допустим, главный либерал. А администрация президента, допустим, главный мракобес. Или Совбез – главный мракобес. А администрация, может, главный социалист. И вот так они – борьба партий. Собственно, вот трехпартийная система. Правительство, Совбез, еще Госдуму не надо забывать. Вот как бы такая борьба институтов.

Э. Чесноков:

- И при этом все так смеялись над посланием…

О. Кашин:

- Кто смеялся? Ну, что вы!

Э. Чесноков:

- Креативный класс.

О. Кашин:

- Никогда! Послание – самое серьезное, что есть. Только Путин кашлял слишком часто.

Э. Чесноков:

- Я тоже сейчас кашляю. И что? Да, но социальный аспект. Повернулись лицом к людям, вспомнили о людях. О вот этой России малых городов и сел.

О. Кашин:

- Каждый раз, когда Путин говорит, кстати, друзья, а у нас же есть там нищие семьи, пенсионеры, хорошо, в 2000-м году это было свежо и остро. Я помню, как он сказал: мне самому хотелось бы спросить кое с кого за прошлые десять лет. В 2001-м, ну, тоже было нормально. Действительно, много бедных в стране. Когда в 2021 году вы радуетесь, что власть вспомнила о бедных людях, я спрашиваю, Эдвард, а где она была в 2020-м? В 2019-м? А я скажу, где. Она сажала Навального или травила Навального, она выясняла отношения с Украиной, она, в конце концов, в Центральную Африканскую Республику протянула свои интересы. И только сейчас вспомнила о бедных!

Э. Чесноков:

- Если вас послушать, то вы первый, кто хотел бы выяснить отношения с Украиной. И если бы…

О. Кашин:

- Не надо. Я – самый…

Э. Чесноков:

- И если бы власть говорила об Украине, Белоруссии, Донбассе и климатическом саммите, то вы бы первым сказали бы, а почему она о пенсионерах не говорит? Это риторика все.

О. Кашин:

- Нет, на самом деле, нет. Понятно, что и Украина важна, и борьба с терроризмом важна, но теперь, когда вдруг власть, закончив или забросив свои прежние дела, сегодня Путин Лукашенко принимал, и все эти слухи о том, что вот теперь нам достанется Белоруссия, да не позволит Лукашенко ее захватить.

Э. Чесноков:

- Я бы сказал, что не сильнее, а наглее. Просто Путин добрый человек.

Андрей из Абакана нам дозвонился.

Андрей:

- Маленькая ремарка. Понятно, что Москва 41-го – это не Москва 21-го года. Вопрос к Олегу. Как вы считаете, когда закончится разграбление Российской империи по англосаксонскому сценарию? Вопрос Эдварду. Вы вообще за кого – за обыкновенный фашизм или за людей труда (неважно, это олигарх или рабочий)?

Э. Чесноков:

- Я за русских.

О. Кашин:

- Я тоже за русских, естественно. А что касается разграбления России, то оно не прекратится, я думаю, никогда.

Э. Чесноков:

- На самом деле в секретной телеграмме, которую к 12 июня 2020 года королева Англии выслала Владимиру Путину, есть четкий намек, когда, и если вы перечитаете, то всё увидите.

О. Кашин:

- Напомню, что вчерашнее Послание Владимир Путин, очевидно, и приурочил к 95-летию со дня рождения королевы Великобритании.

У нас еще звонок. Сергей из Петербурга. Сергей, вчерашние жестокие избиения на фоне этого нашего самого красивого города как вы пережили, как вы это видели?

Сергей:

- Я страдал больше всех. Смотрел, страдал и просто не мог поверить. Олег, я посмотрел на свою фотографию в 21-м году и на свою фотографию в 14-м году. Это примерно тогда, когда эти наши замечательные джентльмены взорвали чешский склад. Так вот, сейчас у меня рожа страшная, бородатая, мордатая…

О. Кашин:

- Фотография устарела. Возьмите фотографию Владимира Путина 2021-го и 2000-го. Немножко непохож, но в принципе понятно, что это один и тот же человек. Люди меняются по-разному, главное, следить за собой, заниматься спортом, не пить, не курить и т.д.

Э. Чесноков:

- Помните, мы обсуждали тот фейк с несуществующим (я все-таки на это надеюсь) немецким гражданством Юлии Навальной…

О. Кашин:

- Вы надеетесь? А какие там варианты? Фальшивый же был документ.

Э. Чесноков:

- Я и говорю, что не существует.

О. Кашин:

- Вы сказали «я надеюсь».

Э. Чесноков:

- Там использована была ее фотография из журнала «Афиша» фотосессии 2014 года, довольно грубо фотошопленная. У дозвонившегося радиослушателя речь же не о том, что Петров и Боширов не меняются. Речь о том, что, как и в случае с Юлии Навальной, кочует одна и та же фотография.

О. Кашин:

- Эдвард, есть такое выражение, оно мне не нравится, конечно, и я ему не следую, но тем не менее, что у нормального человека в жизни должно быть две фотографии – на паспорт и на тот фаянсовый овал, который ставят на надгробья. Поэтому здесь как раз люди служивые, у которых нет социальных сетей, нет Инстаграма, они вполне могут фотографироваться только в условиях крайней служебной необходимости. Здесь как раз особых разговоров нет. Когда, извините, генерал Ткачев (или Королев, не помню), ФСБшник, про него все пишут в газетах, а фотографии его нет. Яндекс выдает одну фотографию, которую все используют, но на ней не он. Вот это типичный российский силовик.

Э. Чесноков:

- Не знаю. Если мы верим, что типичный российский силовик мог заказывать такси из штаб-квартиры своей спецслужбы до аэропорта и квиток хранить с адресом штаб-квартиры, который потом попадает во всевозможные базы, то я охотно верю, что он мог забыть свою фотографию на паспорт и сняться в другом месте, для другой фотографии. Но фото одно и то же - не бывает так.

О. Кашин:

- Эдвард, все люди живые. И на самом деле даже с этим квитком за такси… Слушайте, вы же учились в институте. Понятно, что на курсе есть полтора отличника и 20 троечников и кого-то еще. У меня в юности было озарение. Когда я как-то подделывал, подгадывал ответы в своей задаче по навигации и думал: а вот буду я капитаном и так же буду, я же пароход утоплю. Об этом же речь. Как из студентов, которые троечники, вырастают люди, которые делают работу, в которой жизнь человеческая может пострадать. Об этом есть фильм «Как я провел этим летом». Да, понятно, не самые лучшие, не самые умные люди служат, в том числе и в этих ведомствах. О чем мы говорим вообще? Что все российские разведчики без страха и упрека?

О. Кашин:

- При этом, если то оружие с чешского склада (раз уж мы об этом) должно было быть отправлено на Украину, причем какими-то частными болгарскими…

О. Кашин:

- Там еще про Сирию говорили.

О. Кашин:

- …то получается, что с точки зрения российских национальных интересов, если это действительно Петров и Васечкин, то они совершили героический поступок, и благодаря им в том числе ополченцы Донбасса победили.

О. Кашин:

- Давайте примем еще звонок. Павел из Щелкова.

Павел:

- Я смотрю, Олег раздражается, что Россия становится сильнее…

О. Кашин:

- Олег обожает Россию. Откуда такое берется? Почему, чтобы быть патриотом, надо говорить: «Навального расстрелять! Путин великий!» Что за ерунда? Я люблю Россию и хочу, чтобы она была самая великая.

Павел:

- А как же выплаты, детские пособия за второго и третьего ребенка, кусочек земли дают? Почему вы этого не замечаете, а видите только плохое?

О. Кашин:

- «Дальневосточный гектар».

Павел:

- При рождении третьего ребенка дают в Московской области землю. Почему вы об этом не говорите?

О. Кашин:

- Слушайте, мы всё это видим. Вечная история. Я помню, как Сергей Владиленович Кириенко говорил когда-то, если бы, когда я был премьером, нефть была хотя бы по 10 долларов за баррель, ох, мы бы Россию подняли. Естественно, жирные путинские годы нулевые, когда Россия захлебывалась в нефтедолларах, хватало и на откаты, хватало и народу оставить, естественно, разговора нет. Но если по итогам этих 20 лет опять заходит речь о том, что неимущие люди страдают, значит, можно было получше, можно было Эмираты построить.

Э. Чесноков:

- Во всех странах, кроме тех самых Эмиратов, есть неимущие. Вы глаза-то откройте, на улицу посмотрите.

О. Кашин:

- Эдвард, я в Лондоне. Знаете, здесь тоже бездомные лежат на улицах и много всякого сложного.

Э. Чесноков:

- И ветераны. Мне Томми Робинсон, британский политик, рассказывал, что огромная проблема – это ветераны, страдающие от «афганского синдрома», которые в буквальном смысле выбрасываются на улицу, лишаются жилья, потому что государство их не реабилитирует, не помогает им выходить из этого военного синдрома.

О. Кашин:

- Зато в России в мае месяце ветераны Великой Отечественной войны, эти столетние люди, которых остались буквально сотни на всю страну, могут бесплатно на «Аэрофлоте» полетать. Хорошая новость.

Э. Чесноков:

- Да. Учитывая, что от Владивостока, например, до Петербурга билет стоит очень дорого. Я здесь не вижу повода для ерничанья. Давайте все-таки про чумные деньги. В чумной год дают чумные деньги. На Ямале молодым тундровикам при рождении третьего ребенка будут выдавать капитал на строительство чума, 500 тысяч рублей, в том числе натурой – шкуры дадут, слеги, палки, чтобы чум строить. Знаете, это, конечно, институциональное угнетение. Ведь поскреби любого ненца – найдешь татарина. Допустим, я – молодой ненец, который хочет уехать в Казань, поступить там в университет в Иннополисе, разрабатывать новые углеродные нанотрубки. Иннополис, может быть, и хотел бы дать мне грант на обучение, но он уже потратил все деньги на нативную рекламу в «Медузе» (мы обсуждали пару недель назад, как Иннополис покупал рекламу в «Медузе»). И вместо того, чтобы давать мне деньги на то, чтобы учиться в Иннополисе мне, ненецкому татарину, местные власти дают мне деньги на чум. Что это? Это институциональное угнетение малых народов в лице татар.

О. Кашин:

- Международный олимпийский комитет запретил вставать на одно колено на Олимпиаде в этом году. Олимпиада будет в Японии. Представьте, Эдвард, как в Японии, тем более в этой обстановке, люди встают и говорят: БЛМ. На самом деле здорово, потому что МОК последователен, любая политика - вне Олимпиады.

Если вы помните, Эдвард, скандальный детский боксерский поединок, где сын Рамзана Кадырова 13-летний Адам Кадыров не то чтобы победил своего оппонента Аслана Биттирова, а рефери сказал, что всё, расходимся, победил Адам Кадыров.

Э. Чесноков:

- Подождите. А как же судья продажный?

О. Кашин:

- Так вот, сегодня Магомед Даудов (потому что последнее слово в чеченском боксе, конечно, за этим спикером парламента Чечни) сказал, что это правило бокса, которое придумано не сегодня и не в Чеченской Республике. Казалось бы, чего тут непонятного? Но нашлись и те, кто не понимает или делает вид, что не понимает исхода этого боя. По мнению Даудова, в детском боксе другие правила, и если судья видит, что во взгляде одного из боксеров читается, что он как бы проиграл, то можно заканчивать поединок. Такая история, чеченский детский бокс.

Э. Чесноков:

- Абсолютно согласен. Более того, отрицание наличия расизма – это уже признак расизма. Я очень хотел бы, чтобы этот наш такой кавказский южный дискурс как-то слился с американским БЛМ-дискурсом. Чтобы, подобно тому, как чехи изничтожили нашего доброго русского адмирала Колчака, точно так же, например, и наши добрые жители России отправились в США и помогли афроамериканцам и их левым друзьям устанавливать социальную справедливость.

О. Кашин:

- У нас есть звонок. Сергей из Саратова.

Сергей:

- Олег Владимирович, мне нравится, как вы излагаете свои мысли, нравится читать между строк. Но вместе с этим мне нравится политика Путина. У меня к вам вопрос. Скажите, если бы вы были на месте Владимира Владимировича, как бы вы управляли страной? То, что я читаю между строк, оно как-то не стыкуется. Почему вы так набрасываетесь на него и вместе с этим не предлагаете какие-то свои методы или способы управлять такой страной, как наша Россия?

О. Кашин:

- Отличный вопрос. Спасибо за добрые слова. Когда говорят, что критик не может критиковать фильм – ты сними лучше, а потом и говори. Как будто в зале кинотеатра кино снимается для таких же мастеров, которые могут снимать кино. Да, если бы я возглавил Россию, я бы все развалил за месяц, я бы утопил Россию в крови и в нищете. Это нормально.

Э. Чесноков:

- Как Ленин.

О. Кашин:

- Хуже. Кстати, сегодня день рождения Ленина. Напоминаю, что Ленин был кровавым упырем. Если ты не готов брать на себя такую ответственность, ты как гражданин, что, не можешь критиковать? Можешь, конечно. Это и есть свобода, это и есть гражданская ответственность. Эдвард, вы знаете, кто похвалил Владимира Путина? В США считают, что Путин изложил на климатическом саммите прогрессивные идеи, позволяющие работать сообща. Это Джон Керри, бывший Госсекретарь, влиятельный, статусный демократ.

Э. Чесноков:

- Замечательно. Я еще раз говорю, они испугались, что мы можем взять и отключиться от их Swift, и побежали просить прощения и мириться.

О. Кашин:

- Ну, наверное. Тем временем Белый дом, комментируя ситуацию с Навальным, заявил, что США сохраняют за собой право ввести дополнительные санкции против РФ. Ну, и переговоры Лукашенко и Путина завершились, почти 4 часа разговаривали старший и младший.

Э. Чесноков:

- Я сразу скажу, не будет интеграции, не будет «дорожных карт». Но и войны не будет, что тоже хорошо. Все-таки человека принимал Владимир Владимирович, которого мы уважаем.

О. Кашин:

- Владимир Владимирович и академика Хазанова награждал, а его, как мы вчера обсуждали, задерживали…

Э. Чесноков:

- Да, тонкий намек. Я не исключаю, что и последнего союзника тоже сделают не последним мини-союзником.

О. Кашин:

- Да, на самом деле Александру Лукашенко пошла бы лефортовская камера. А Ивану Сафронову – наоборот, как раз свободу.

Э. Чесноков:

- Однако в рамках именно баланса мнений я бы сказал, что сейчас Лукашенко самый суверенный правитель.

О. Кашин:

- На самом деле мире.

Э. Чесноков:

- Ковид ему не указ, санкции и окрики из Брюсселя и из Москвы (ну, пусть тихие) – не указ.

О. Кашин:

- Да. Также в США слышали объявление РФ об отводе войск из граничащих с Украиной районов, ждут конкретных дел и наблюдают за ситуацией, - объявили в Государственном департаменте США. В общем, много богатых новостей сегодня. США будут следить за завершением маневров России у границ с Украиной.

Эдвард, вспоминая вчерашнее высказывание Александра Коц, что когда была Сирия, тоже все думали, что будет ввод войск, не было, а потом было. Что, действительно можно не исключать, что завтра российские танки окажутся в Киеве, или уже действительно всё?

Э. Чесноков:

- Ну, в любом случае вы узнаете об этом из Радио «Комсомольская правда». Но и это не все новости. Кирилл Черкалин, бывший начальник отдела управления «К» Службы экономической безопасности ФСБ, сегодня признан виновным в мошенничестве и получении взятки от банкира на сумму 850 тысяч долларов. Его лишили ордена «За заслуги перед Отечеством» 2-й степени. Правда, это не отвечает на вопрос: а еще 12 миллиардов рублей, которые у него нашли?

О. Кашин:

- А дали ему сколько лет?

Э. Чесноков:

- 7 лет.

О. Кашин:

- То есть влиятельный человек в ФСБ украл кучу денег… Для сравнения. За твит на 2 года посадили Павла Зеленского.

Э. Чесноков:

- Он выполнил условия сотрудничества со следствием, деятельно раскаялся, есть смягчающие обстоятельства. Так что я думаю, что за этим делом потянется пучок других дел благодаря сделке со следствием.

О. Кашин:

- В общем, да, за этим делом потянется пучок бомбардировок Воронежа или, допустим, посадок оппозиционеров. Потому что уже со следующей недели Фонд борьбы с коррупцией будет в России запрещен и будет признан такой же экстремистской организацией…

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. А вдруг это такая запрещенная пакетная сделка между США и РФ, что, мол, мы говорим, что у вас отличная речь, вдохновляющая, а вы не запрещаете организацию нашего агента?

О. Кашин:

- Я думаю, что если спросить Джо Байдена, кто такой Навальный, Джо Байден скажет «не знаю».

Мы прощаемся до понедельника. Всем пока. До встречи.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!