Олег Кашин: Америка не враг и не та страна, с которой Россия будет воевать

Отдельная тема с Олегом Кашиным
Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают американские тепловозы в Якутии, обвинения во взрывах в Болгарии, бывшего министра Михаила Абызова, укрупнение регионов, тюремный срок российского энтомолога на Шри-Ланке, закупки российской вакцины против коронавируса Турцией и инцидент в Польше с российским флагом

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин. В московской студии Эдвард Чесноков. Эдвард, здравствуйте.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, Олег Владимирович. Давайте начнем с…

О. Кашин:

- Вы знаете, что Дмитрий Песков опроверг существование неофициальной статистики правительства, со ссылкой на которую Bloomberg ранее сообщал о начале третьей волны коронавируса в России? Никакой второй бухгалтерии нет и быть не может на этот счет, заявил Песков. И напомнил о данных штаба.

Э. Чесноков:

- Так и отлично. Это же прекрасно. Потому что у нас есть только одна статистика. У нас есть только одна родина. И самое главное, кривая эта статистическая положительная.

О. Кашин:

- И один фюрер?

Э. Чесноков:

- Вот не надо. Это вы сказали. И вы ваши фантазии оставьте при себе.

О. Кашин:

- Тогда о чем хотели говорить вы?

Э. Чесноков:

- Якутия. Мы очень любим эту республику. Там патриотизм, там молодой прогрессивный глава. Но что происходит? Я открываю сайт «Новости Якутии». С пометкой «На правах рекламы», «источник пресс-службы Железных дорог Якутии», даже не просто показывают нам эту новость, а за нее Железнодорожная корпорация платит, чтобы эту новость опубликовали, написано, что в Республике Саха, куда добрая Российская Федерация проложила железную дорогу, вот это северное ответвление БАМа – Нерюнгри – Нижний Бестях – туда прибыл тепловоз. Может быть, из России тепловоз? Из вагоностроительного завода, который расположен в Новочеркасске? Да нет. Тепловоз Caterpillar. «Он собран в Чикаго, оттуда по железной дороге прибыл на побережье Тихого океана, затем морем до Владивостока. И снова по рельсам – в Якутию. Здесь ему предстоят испытания в экстремальных условиях севера». Очевидно, что испытания будут пройдены благополучно. И по железным дорогам Якутии забегают американские тепловозы. Той самой страны, которая вводит санкции, выбирает президента мертвецов. И отрицает традиционные ценности. Но, оказывается, деньги дороже. Как так?

О. Кашин:

- Эдвард, удивительно. Вы реально переживаете из-за того, что компания Caterpillar каким-то образом сумела обойти санкции и приносит свои достижения в российскую экономику. Давайте и Siemens разоблачим, который тоже через какие-то прокладки поставляет турбины в Крым. Безумие какое-то! Как будто бы мечта изоляционистов российских - вот такая вечная Куба, где американские автомобили, очень новые, модные, по меркам 1959 году, и в 2021-м уже не раз перекрашенные, с какими-то рессорами от тракторов, продолжают ездить. Зачем? Радуйтесь этому Caterpillar. Потом его не будет.

Э. Чесноков:

- Ваша риторика мне напоминает риторику либералов-восьмидесятников. Радуйтесь жвачке, «Кока-коле».

О. Кашин:

- Паровозы – не жвачка. Высокие технологии – не жвачка.

Э. Чесноков:

- Так у нас же есть наши паровозы. Из Новочеркасска, с Коломенского завода, из-под Калуги. Зачем заказывать у геополитических противников?

О. Кашин:

- Давайте найдем в руководстве Якутии или РЖД американского лоббиста и шпиона? Может быть, не выдерживают вечной мерзлоты ваши коломенские паровозы. Может быть, еще что-то.

Э. Чесноков:

- Да, они же как-то в России работают. И по Сибири, и по Транссибу таскают цистерны.

О. Кашин:

- Это новая дорога. По этим местам еще не ездил никто. Более того, мы же на днях говорили о том, что достройку БАМа будут осуществлять силами заключенных и военных. Не нужно искать звездно-полосатую кошку в темной комнате, тем более, если ее там нет.

Э. Чесноков:

- Я с вами абсолютно согласен. Я за мир, я за кооперацию, я за новые технологии с прогрессивного Запада. Но почему же тогда США заставляют Польшу покупать не российский СПГ, а американский? Видимо, потому что с Запада в голубом топливе молекулы демократии и свободы содержатся, а у нас – нет. Они используют свою геополитическую мощь для продвижения своих экономических интересов, товаров, а мы, поджав хвост, лапки и все остальные конечности, молчим.

О. Кашин:

- Я не знаю, как будет на железнодорожном языке «сыровар Сирота». Но реально, не будьте сыроватом Сиротой в высокотехнологичных областях. Если американцам удалось преодолеть санкционный железный занавес, это хорошо. Потому что мы знаем, как для ВСМПО-АВИСМА сделали исключение, потому что она поставляет титан для «Боинга». Может быть, это симметрично для этого баланса. В ответ на это мы принимаем американские тепловозы.

Э. Чесноков:

- Тайные пакетные сделки.

О. Кашин:

- Да, ради бога. Главное, что должен вынести российский обыватель из всей этой большой санкционной политики, причем не только на американском уровне, но и на украинском, про липецкую фабрику «Рошен» пресловутую, когда патриоты в телевизоре говорили о том, что война с бандеровцами, бандеровцы зарабатывали на российском кондитерском рынке. Всегда интересы больших людей, глубинных государств будут немножко иначе между собой взаимодействовать, чем то, что в риторике. И быть человеком, который не проиграет, значит, ориентироваться на то, что есть на самом деле, а не на лозунги. Америка – не враг. Америка – не та страна, с которой Россия завтра будет воевать насмерть.

Э. Чесноков:

- Если вы говорите, что Америка – не враг, почему она в 2017 году приняла закон CAATSA, санкционный пакет, где прямо перечислены враги. Они используют слово adversaries. И там прямо перечислены: Россия, Иран, Северная Корея. Мы е немного отличаемся от этих стран.

О. Кашин:

- Естественно. И Мария Захарова на днях сказала, что Америка – главное недружественное государство. Это нормально. Риторика.

Э. Чесноков:

- Какая риторика? Это на уровне системного дизайна. На законодательном уровне принято.

О. Кашин:

- Американцы поставляют в Якутию тепловозы. И на это нужно ориентироваться. Исчезнут тепловозы. Когда мы увидим заколоченными офисы «Кока-колы» в России? Когда у чеченской семьи Хасбулатовых отберут франшизу на «Макдональдс»? Или когда российские нефть и газ не пойдут на Запад, а пойдут вообще непонятно куда, все их перестанут покупать? Или когда SWIFT отключат? Когда это будет, тогда поговорим.

Э. Чесноков:

- В Крыму вполне себе «Макдональдсы» закрыты, заколочены. И ничего. Крым живет.

О. Кашин:

- Когда вся Россия станет как Крым, вот тогда будем говорить.

Э. Чесноков:

- Присоединение России к Крыму – эк вы вывернули.

Сейчас в болгарском городе Лясковце горит склад оружейного завода «Аркус». Огонь удалось локализовать. Но как-то уж карта к карте прямо.

О. Кашин:

- Я вспоминал на днях, мне было 6 лет, что дети понимают, запоминают, но именно какие-то вещи на подкорку оседают. Я вспоминал, как после аварии на Чернобыльской АЭС я к своим друзьям в детском саду приставал с вопросом: а ты слышал про аварию на итальянской АЭС, американской, французской? Потому что в те дни программа «Время» ежедневно начинала рассказывать о том, что не только у нас в Чернобыле авария на атомной станции, но и на итальянской станции было замыкание, в Америке было замыкание.

Э. Чесноков:

- Действительно, было.

О. Кашин:

- И здесь то же самое. А вот в Болгарии постоянно горят склады, поэтому обвинять Петрова и Боширова в поджоге семилетней давности того склада безнравственно. На болгарскую тему моя любимая цитата: «Коварно подготовляемая с самого начала войны и все же казавшаяся невозможною измена Болгарии славянскому делу свершилась. С горечью встретит русский народ предательство столь близкой ему до последних дней Болгарии. И с тяжким сердцем обнажает против нее меч, предоставляю судьбу изменников славянства справедливой каре Божьей». Ничего не меняется.

Э. Чесноков:

- Федор Михайлович Достоевский, «Дневник писателя»?

О. Кашин:

- Упаси боже. Николай II, император, Высочайший манифест об объявлении войны болгарам. И есть зеркальная цитата в болгарском манифесте об объявлении войны России. Согласно советским источникам, может быть, это выдумка, болгары якобы сказали: распутинская клика объявила нам войну. Прошло больше ста лет, по-прежнему Болгария – враг. Самые родные братушки. Курица – не птица, Болгария – не заграница. Заграница, причем не самая дружественная.

Э. Чесноков:

- А теперь давайте о России поговорим. Россию потрясло видео с Михаилом Абызовым. Наше глубинно-силовое государство уже ставило нас сопереживать самому бессмысленному бывшему министру в самом бессмысленном министерстве, человеку, который непонятно как заработал свои миллионы. Но вот когда его, по его утверждению, больным коронавирусом чуть ли не на носилках приносят в зал суда, знаете, это производит тяжелое впечатление.

О. Кашин:

- Каждый раз, когда кто-то из бывших хозяев жизни оказывается в тюрьме, вопрос…

Э. Чесноков:

- И как-то не тянет злорадствовать.

О. Кашин:

- Естественно. Вы только про Навального можете злорадствовать. Российский ФСИН бесчеловечен даже по отношению к людям номенклатуры. Забавная полемика сегодня между Дмитрием Медведевым и другим известным сидельцем – Алексеем Навальным. Медведев сегодня сказал, что Навальный пытается вовлечь в свою деструктивную деятельность большое количество людей, в том числе молодежь. «Вытаскивает их, по сути, на противодействие власти, подставляет их, а сам в это время находится в другом месте».

Э. Чесноков:

- И в чем он не прав?

О. Кашин:

- Абсолютно прав! Представляете, какой негодяй Навальный – сам в тюрьме сидит, не идет на митинг, а должен был идти, наверное. Но Медведев…

Э. Чесноков:

- Хорошо, на предыдущих акциях.

О. Кашин:

- Сколько лет назад? Какой срок давности у этой истории? Про Медведева главная цитата, которую он не произносил, но с которой, я думаю, он войдет в историю: «Добейте выживших», которую приписывают грузинской войне. Вот к Навальному он тоже как бы… вернее, к своим людям, к своим сторонникам, к нам с вами, наверное, обращается: добейте выживших. И мы слышим нашего президента Дмитрия.

Э. Чесноков:

- Понимаете, если ты что-то собой представляешь, то ты должен прикрывать своих людей. Если ты выводишь людей на митинги, пусть даже несанкционированные, то у тебя должна быть юридическая команда, которая будет этих людей вытаскивать из СИЗО и учреждений соответствующих. Это же просчитывается на раз, что будут задержания. Но ты не помогаешь своим людям, которые в тебя верят. Так кто ты после этого?

О. Кашин:

- У вас есть такая привычка – как бы выступать с позиции оппозиционера, который говорит: я бы поддержал Навального, но у него программы нет. Или: я бы поддержал Навального, но у него юристов нет.

Э. Чесноков:

- Я никогда не поддержу Навального, потому что он не поддерживает русских. Он не за русских.

О. Кашин:

- Да, он не за русских. Вы – за русских. Или Владимир Путин – за русских. Мы-то как раз с вами всегда говорим про какие-то кейсы многонационалочки, когда российское государство каждый раз между русскими и кем угодно выбирает не русских, потому что русским должно быть еще хуже.

Э. Чесноков:

- Не уводите в сторону.

О. Кашин:

- Наша вчерашняя дискуссия про Хуснуллина, про его идею с укрупнением регионов. Сегодня читаю продолжение дискуссии. Курганская область, Тюменская – зачем? Давайте Курганскую вольем в богатую Тюменскую. Курганцам будет лучше. Или, допустим, Татарстан. Зачем столько областей вокруг? Давайте сделаем большой Татарстан. Ульяновскую область в него, Мордовию. И там, и там татары живут. Сделаем Великий Татарстан. И тут я уже думаю: ой, я не это имел в виду. Да, Хуснуллин, не надо нам большой Татарстан.

Э. Чесноков:

- Но можно же в эту игру играть по-разному. Например, создать Казанскую губернию, где все бы – русские, татары, башкиры, чуваши – жили мирно, как когда-то.

О. Кашин:

- Не уверен, что на это пойдут. Паста из тюбика уже вылезла. Я сам бы об этом мечтал. Но будучи реалистом, понимаю, что если ликвидировать Татарскую республику, то завтра мы увидим татарский ИГИЛ, запрещенный в России. ИГИЛ в сочетании с уличной традицией Казани и…, когда люди берут бейсбольные биты и идут разбираться…

Э. Чесноков:

- Ичкерийскую республику ликвидировали. Мы не увидели чего-то такого страшного.

О. Кашин:

- У нас есть еще 27 миллионов жизней, чтобы повторить победу над фашизмом? Или у нас есть еще сто тысяч жизней, чтобы еще раз победить какой-то исламистский сепаратизм. Каждая жизнь на счету. И так лихо говорить – победили Чечню. Спорно ведь на самом деле. Победим Татарстан? Не надо так.

Э. Чесноков:

- Да не надо Татарстан побеждать. Татары и русские – братья. У меня бабушка – татарка.

Про Дагестан теперь давайте поговорим. Российский миллиардер, член Совета Федерации от Дагестана Сулейман Керимов раздаст некоторым российским семьям по 20 тысяч рублей. Всего таковых получателей несколько десятков тысяч. В Дагестане в сельских районах семьи, которые воспитывают особенных детей в том числе. И это здорово. Я искренне рад, что в Дагестане, по сути, устанавливается социальное государство, вводится тот самый безусловный базовый доход, о котором даже западные философы могут лишь фантазировать.

А вот у нас-то найдется какой-то миллиардер, который раздаст? Даже Павел Дуров запустил пару самолетиков с пятитысячными, и все.

О. Кашин:

- Это было эффектно. Но теперь уже какие-то видеоблогеры тем же самым занимаются. Понятно, что у дагестанцев есть Керимов. У узбеков есть Алишер Усманов. А у русских нет никого, кроме Владимира Путина, который раздает по 10 тысяч.

Э. Чесноков:

- Кроме православных олигархов, немногочисленных, но мы их всех знаем. И как-то вот такое ощущение, что провисает этот вопрос в воздухе. И вроде бы благая идея: давайте дадим людям денег. Конечно, давайте дадим людям денег. Но вот кому? В каком количестве? По каким критериям? Все это сложный вопрос.

Другая история, тяжелая. Сотрудника Ростовского зоопарка бросили в тюрьму за сбор жуков. Представляете, до чего дошли региональные власти. Это на Шри-Ланке. Он приехал туда незадолго до коронавируса. Год назад. Зоолог, энтомолог Александр Игнатенко. И шриланкийцы утверждают, что он хотел контрабандой жуков у них украсть. Видимо, это какие-то важные жуки. Нам в это предлагают поверить.

О. Кашин:

- 40 лет тюрьмы. Давайте процитируем заявление российского МИДа.

Э. Чесноков:

- Я более чем уверен, что какое-то заявление есть. Эти заявления достаточно однотипные. Мы держим ситуацию на контроле. И это факт, они читают зарубежную прессу, смотрят, сигнализируют в Москву. Но у МИДа же нет ракетных катеров. Давайте нанесем визит вежливости на Цейлон, пригоним туда какой-нибудь российский малый ракетный корабль. Пусть он там проведет учебные стрельбы. А перед этим пусть у нас силовики скажут, что мы боимся, что вдруг ракета улетит куда-нибудь не туда. Может, вы нашего жуколюба-энтомолога отпустите? Вот так надо делать.

О. Кашин:

- Мы говорили уже об обострении со Штатами, с Болгарией, с кем угодно. А давайте еще со Шри-Ланкой повоюем. Шри-Ланка – член Британского содружества. Может так случиться, что в итоге за нее встанут все, вплоть до Австралии.

Э. Чесноков:

- Не встанут. Трамп, когда очень хотел переизбраться, он темнокожего рэпера, попавшего в тюрьму, из Швеции вытащил. Просто позвонил, договорился со шведскими товарищами и вытащил. Или другая история. Племянница водителя Беньямина Нетаньяху, еврейская девушка, которая летела транзитом из Индии в Израиль через «Шереметьево», ее арестовали.

О. Кашин:

- Она точно племянница?

Э. Чесноков:

- Не племянница Нетаньяху, а племянница водителя Нетаньяху, который выступал ключевым свидетелем на деле о коррупции Нетаньяху. И Нетаньяху договорился, и ее отпустили. Тоже, вероятно, в обмен на что-то. Я не вижу причин, почему мы не можем вытащить нашего парня. Ведь нам нужны энтомологи.

О. Кашин:

- Это полный беспредел. Сорок лет тюрьмы за жуков? Понятно, не такой принципиальный вопрос, не шпион, не диверсант, не Петров и Боширов. Надеюсь, наши ланкийские братья вспомнят…

Э. Чесноков:

- Бунина, Чехова.

О. Кашин:

- Да элементарно – чай. Я помню цейлонский чай – в моей юности был популярный напиток в России.

Э. Чесноков:

- Сейчас краснодарский чай превосходный. И азербайджанский. «Азерчай». Так что у нас нет рычага давления на Цейлон.

О. Кашин:

- Тогда посидит энтомолог, ничего страшного.

Э. Чесноков:

- Не говорите так.

О. Кашин:

- Естественно, я издеваюсь. Дай бог, чтобы его отпустили. Потому что это полное безобразие.

Сегодня Песков интересно сказал про «Медузу»: «Современный рынок информации построен так, что исчезновение любого СМИ не будет сильно ощущаться». Это он комментирует возможное закрытие издания «Медуза».

Э. Чесноков:

- Я абсолютно с вами согласен.

О. Кашин:

- Один мой знакомый хорошо эту фразу повторил: современный рынок людей построен так, что исчезновение любого человека не будет сильно ощущаться. И это правда.

Э. Чесноков:

- Была газета «Социалистическая индустрия». Ее сейчас нет. И ничего. Ощущается нормально.

О. Кашин:

- Самое смешное, что она есть. Она называется «Трибуна Общественной палаты».

Напрасно мы говорим, что Россия – гомофобская страна или даже гомофобское государство. Гей-икона начала нулевых, участница лесбийского дуэта «Тату» Юлия Волкова, оказывается, подала документы на участие в праймериз "Единой России" в Ивановской области. И вполне может случиться, что мы на выборах увидим депутата Юлию Волкову от "Единой России". Судьбы людские – это о-го-го!

Э. Чесноков:

- Мария Бутина от Кировской области подала. А Эдвард Чесноков – от Московской. Я не вижу никакой проблемы в других. Потому что тот же дуэт «Тату», все же понимают, что это ЛГБТщина у них была наносная. Это был продукт всем известного продюсера Ивана Шаповалова.

О. Кашин:

- Вы хотите, наверное, как-то социально вырасти. Станьте продюсером и придумайте такую группу, когда две школьницы с таким педофильским посылом буквально целуются с языками. И продайте этот клип Первому каналу хотя бы. Вас посадят на бутылку правосудия.

Э. Чесноков:

- Только основным потребителем «Тату» был Запад. И они там огромные деньги зарабатывали на гастролях и на продаже песен.

О. Кашин:

- Они прогремели довольно быстро. Когда уже выступали на «Евровидении»…

Э. Чесноков:

- Просто у одной из них в силу того, что она была не профессиональной певицей, стал пропадать голос. Так бывает, когда ты по полной выкладываешься.

О. Кашин:

- Также я помню, когда Шаповалов разбогател на этой группе, это была нашумевшая часть светской жизни Москвы, он арендовал пентхаус гостиницы «Пекин» на Маяковской, это называлось «Поднебесная», и там был такой сквот, где всевозможные музыканты играли альтернативную музыку. Я помню их песню «Володя Путин, давай замутим». И употребляли наркотики. Довольно культовое место.

Карьера Шаповалова сломалась на проекте «Nato», когда в годовщину 11 сентября в 2004 году он решил сделать концерт как бы шахидки, то есть девушка в чадре поет по-таджикски отвлеченные песни. Но контекст понятен. Тогда был главный страх – исламский терроризм. И вот 11 сентября 2004 года должен был быть ее концерт в Доме Союзов. Но это было через неделю после Беслана. И как-то совсем уже кринж. И на этом все закончилось.

Э. Чесноков:

- Да, а для российско-турецких отношений все, наоборот, начинается. Ибо Турция все-таки подписала контракт на поставку российской вакцины "Спутник V", об этом заявил министр здравоохранения Турции Фахреттин Коджа. В декабре он заявлял, что они не будут применять российскую вакцину. Потом, правда, сказал, что корреспондент газеты Habertürk, который у него брал интервью на эту тему, не так его понял. На самом деле будет.

И опять русско-турецкая синусоида идет вверх. Эрдоган скажет что-нибудь с Зеленским, «Крым не русский», и все такие: а-та-та, враг! Где же «Искандеры»? Потом проходит месяц, Эрдоган делает что-то другое, например, с Путиным созванивается, очередной развод вооружений в Сирии, и все такие: ну вот… Сейчас на пике наша очередная синусоида. И можно предположить, что еще через месяц снова будет что-то такое. Или какое-то заявление, что она опять пойдет на спад. Давайте проверим.

О. Кашин:

- Мы пробудили нашего внутреннего тюрколога. На ловца и зверь бежит. Юрий из Казани.

- Я уже критиковал Олега. У вас странное впечатление о Казани и Татарстане. Казань – это русский город.

О. Кашин:

- Мы тоже так считаем. Но есть нюансы.

- Нюансов нет. В Татарстане 3 млн. жителей. 1 % из них радикалы. Из них 99 % радикалы интернетные. 1 % есть, которые готовы воевать, они едут в Сирию, в Афганистан.

О. Кашин:

- Есть такая песня «Все хорошо, прекрасная маркиза…» Янукович звонит Путину в 2013 году и говорит: у нас в Киеве только 1 % радикалов. Их хватает, чтобы…

Э. Чесноков:

- Вы еще скажите, что мечети аль-Ихлас никакой не было, что там не проповедовали салафитские имамы. Проблема в том, что повестку задают как раз радикалы. И на Украине радикалов вовремя не одернули. То же самое еще лет десять назад говорили: да, эти западенщики со своими Бандерой, это кучка клоунов. А люди-то другие. Да нет, люди подстраиваются под радикалов, форматируются под них. Это опасность. Когда вот эти фрики, радикалы, клоуны выходят из года в год в день взятия Казани Иваном Грозным, по сути, в день воссоединения Татарии и Руси, говорят, что это была оккупация, и все стыдливо молчат, это ужасно.

О. Кашин:

- Юрий из Волгограда, здравствуйте.

- Чей город – Казань? Русские, конечно, создали великое государство. Но не одни создавали. Ведь и татары тоже. Это, пожалуй, второй народ после русских по численности. Но был такой даже класс – служилые татары. Они служили под флагом русского царя. Так что Казань – наш общий город.

Э. Чесноков:

- Только царя сначала низложили, потом убили, потом прочертили границы, которые отражали что угодно, кроме реальной этнографической карты старой России. Потом из русского тела вырезали самые сочные куски и бросили этот обрубок и сказали: нате, живите. Живем.

О. Кашин:

- Я про дружбу народов Российской империи. Медведев тоже интересно сказал, что у нас уже сто лет нет расовой дискриминации, с 1917 года. Дмитрий Анатольевич, давайте поправим вас. Расовой дискриминации у нас никогда не было. Даже черта оседлости по религиозному принципу. Еврей мог креститься и жить где угодно. У нас в России никогда не линчевали негров. Мы в этом смысле самая толерантная держава.

Э. Чесноков:

- Я обращаюсь к книге Бенедикта Лившица «Полутораглазый стрелец». Это друг Маяковского. В книге он описал жизнь бурного 1913 года. И никакая черта оседлости ему не мешала. Заметная часть этой книги – его мемуары об армейской службе, которую он в 1912 году проходил. Если человек интегрировался в российское общество, то никакой черты оседлости, никакого угнетения не было.

О. Кашин:

- Характерная история, которой не было в других империях. Империя православная, царь – глава церкви. Награды военные, боевые тоже – «Святое Георгий», прежде всего, и поскольку, да, среди солдат и среди офицеров были не только православные христиане, была модернизированная версия медали «За храбрость», где на ее лицевой стороне был либо портрет царя, либо двуглавый орел. Потому что икона могла задеть чувства мусульман. И в мемуарах регулярно встречались эпизоды, когда какой-нибудь горец получал такую медаль, ему давали с гербом, а он говорил: нет, мне с джигитом. На этом уровне было все вполне цивилизованно. И вражды не было.

Показательные моменты. Мы часто жалуемся на какие-то проблемы с ЖКХ, но проблема проблеме рознь. Сегодня в Петербурге на трансформаторной будке кто-то нарисовал граффити с Алексеем Навальным, показывающим руками сердечко. В тот же день закрасили. Не стали время на раскачку брать.

Э. Чесноков:

- А вы не думаете, что это провокация навальнистов? Они же закрасили, а потом сказали: режим лютует. ЖКХ-арт, я бы сказал. Я посмотрел этот портрет до того, как его закрасили, в сети. Я бы не сказал, что он представлял художественную ценность. Портрет и портрет. Тот же Бэнкси в Лондоне гораздо лучше рисует.

О. Кашин:

- Бэнкси сам пошляк. А портрет Навального, могу напомнить всем желающим, найдите плакат партии «Наш дом – Россия», 1995 года, где Черномырдин в такой же позе и с таким же поворотом головы показывает руками домик. Это такой постмодерн. Ветераны поймут, слоган партии Черномырдина, партии власти тогда, был «Если дорог тебе твой дом», цитата из стихотворения Симонова «Убей его!». Россия – страна победившего метамодерна.

Э. Чесноков:

- Не «его», а там был конкретный этноним…

О. Кашин:

- «Убей его». В тексте было «убей немца».

Э. Чесноков:

- Наоборот, вы путаете. «Так убей же хоть одного, так убей же его поскорей…»

О. Кашин:

- «Так убей же немцы, чтобы он, а не ты на земле лежал…». Потом уже Симонов переписал «убей фашиста». У меня есть прижизненное издание. «Убей немца» - статья Эренбурга.

Э. Чесноков:

- 27 апреля бывший президент Европейской федерации шашек Яцек Павлицкий во время матча снял со стола наклейку с именем российской шашистки Тамары Тансыккужиной и убрал флаг. Он объяснил этот поступок требованием главы WADA Витольда Баньки.

О. Кашин:

- А Тамара в ответ пробила ему с ноги или сыграла с ним в Чапаева в шашки?

Э. Чесноков:

- Она выиграла. Хотя она отстает от своей соперницы польки Натальи Садовской, но, тем не менее, заметно сократила разрыв. Сейчас 32:28 в пользу Садовской.

О. Кашин:

- Эта история меня тоже возмутила.

Э. Чесноков:

- Видео обошло соцсети.

О. Кашин:

- Я пошутил про «с ноги». За Тамару переживаем. Она крутая, герой, что выиграла. О чем эта история? О том, что нельзя быть куколдом наполовину. Если ты начинаешь идти на компромисс вот с этой мировой жабой в спортивном мире, когда тебе говорят: давай на олимпиаду без флага? Ну, давай. Давай еще что-нибудь? В итоге какой-то непонятный чиновник срывает твой флаг, а ты проглатываешь оскорбление. Зачем это? Вопрос.

С другой стороны, наверное, того стоило. И триумфальная олимпиада в Сочи, даже Крым. Вот огребаем. Но при этом зачем огребать вот так? Позор или война? В итоге получаешь и позор, и войну.

Э. Чесноков:

- Мы очень любим ругать Советский Союз. Допустим, есть за что ругать. Но ведь там в половине всех этих международных спортивных федераций заседали наши советские люди. И союзники наши по Варшавскому Договору за них голосовали и продвигали их. И Олимпиада-80 во многом получилась благодаря тому, что эти выдвиженцы их лоббировали. А сейчас? Разве что Умара Кремлева я могу вспомнить, который на международной арене отстаивает наши спортивно-аппаратные интересы.

О. Кашин:

- Умар Кремлев – мутная фигура. Человек тратит гигантские деньги на свое продвижение в медиа. Вы назвали его, я надеюсь, что он вам заплатил, чтобы вы его упомянули. Он не Кремлев же на самом деле.

Э. Чесноков:

- Я честно говорю, когда можно сказать о наших достижениях. Да и у кого сейчас однозначная и бесспорная репутация? У нас с вами, что ли?

О. Кашин:

- Мы с вами вообще – пыль под ногами, не знаю, чьими. Но про политику и спорт хочу сделать ремарку. Ветераны помнят знаменитое видео, от него хочется плакать. Как по пустому стадиону в Сантьяго в 1973 году, не во время переворота, а после, бегут чилийские футболисты, забивающие гол в пустые ворота в отборочном туре чемпионата мира. Потому что советские футболисты отказались в отборочном туре являться на эту игру. Потому что там проливалась кровь, там убивали людей.

Современные российские спортсмены – патриоты и так далее – они бы и в Киеве сыграли во время 2014 года или во время пожара в Одессе. Потому что немножко поменялась система ценностей и порог восприятия национальной гордости.

Э. Чесноков:

- Но есть и специфические новости. С мозаичного панно на Щербаковской улице, что в Первопрестольной, пропал портрет Иосифа Сталина с надписью «Спасибо деду за Победу!». Жители пожаловались, что этот огромный баннер, вывешенный поверх панно, загораживает последнее. Что это такое? Медведевский призыв к десталинизации десятилетней давности наконец-то дошел до ушей районной управы?

О. Кашин:

- Сдирая Сталина, поскольку он был поверх, хоть и не очень ценной, но все равно монументальной советской мозаики, надеюсь, они не испортили оригинальную мозаику. Да, про Медведева вы сказали. Я вспомнил, как ресталинизация началась при Медведеве, еще до волны этих любительских памятников в регионах. В Москве после ремонта станции «Курска» в 2009 году вернули строчку «На вырастил Сталин на верность народу…».

Э. Чесноков:

- Из того самого гимна Михалкова в наземном вестибюле. И при этом многие либералы, поскольку там совсем рядом Сахаровский центр, говорили: нет, мы не будем пользоваться этой станцией. И ничего, как видим, вполне себе пользуются.

О. Кашин:

- Про Умара Кремлева мне уточняют слушатели: Луфтуллоев Умар Назарович. Легко гуглится его криминальная биография.

Э. Чесноков:

- Это были 90-е, мы выживали как могли.

О. Кашин:

- Не говорите «мы», по крайней мере, о тех людях. Я буду вас бояться.

А про сталинизм сейчас смешная история. Когда Захар Прилепин, теперь функционер объединенной партии «Справедливая Россия – За Правду», инициировал постановку памятника Сталину в пантеоне кавалеров Ордена Победы, который они предложили создать. Все бы хорошо, но еще формальный лидер партии Сергей Миронов, а у него Сталин деда расстрелял. И Сергей Миронов, вот этот гораздо более незначительный политик, чем даже Захар Прилепин, в итоге сумел дать окорот Захару.

Э. Чесноков:

- Коль скоро мы про символику и национальную идентичность, в Санкт-Петербурге открыли станцию метро «Проспект Славы». Открыли еще в октябре 2019 года. И там есть панно на самом видном месте – в вестибюле. Как советские войска то ли входят, то ли выходят из Афганистана. Они же со знаменем входят, на БТРе. На знамени написано «За нашу советскую Родину». Но панно скомпоновано таким образом, что слово «советская» нет. Оно как бы за кадром. И получается: «За нашу Родину». Это опять некая историческая шизофрения. За нашу какую родину? За Россию? За СССР? За Российскую Федерацию? Мы опять бултыхаемся, прикрываем советское панно Сталиным, потом его снимаем. Синусоида опять между сталинизацией и десталинизацией. И понятно, что делать.

О. Кашин:

- Можно обратиться к творчеству нашего выдающегося современника – поэта Виктора Пеленягрэ, автора строк «А в чистом поле система «Град», за нами Путин и Сталинград». Пора перестать стесняться истории. И да, поскольку половина моей жизни, большая часть вашей прошла при Путине, давайте писать: «За Родину! За Путина!» даже на памятниках военных, Великой Отечественной .

Э. Чесноков:

- Давайте тогда Сталинград вернем как наименование. Потому что Волгоград…

Э. Чесноков:

- У Сталинграда – Волгограда есть историческое название – Царицын.

Э. Чесноков:

- Можно тогда и город назвать Царицын, а область назвать Сталинградской. Как Санкт-Петербург и Ленинградская область. Это и будет наше национальное примирение.

О. Кашин:

- Давайте. А еще хочется, чтобы российское государство было лучшим другом русского народа. Мы возвращаемся к теме многонационалочки. И на этой высокой ноте уходим до завтра.

Э. Чесноков:

- До свидания.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!