Олег Кашин: Я боюсь, что Путина мы будем вспоминать как лучший период, выпавший на нашу жизнь

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают значимость Владимира Путина для России, объявление Светланы Тихановской в федеральный розыск, события в Нагорном Карабахе и криминальные новости

О. Кашин:

- Всем привет!» Я – Олег Кашин. И мы с Эдвардом поздравляем друг друга с днем рождения Владимира Путина. Эдвард, я вас поздравляю!

Э. Чесноков:

- Я вас поздравляю, Олег Владимирович! Добрый вечер! И я считаю, что мы свидетели, конечно, исторического момента, исторической личности. Для любого писателя, режиссера интересно показать, как человек меняется. И посмотреть, например, какой Путин в 99-м году, какой он в 2009-м, какой он сейчас. Вот я глубоко убежден, сейчас, наверное, полетят в меня каменья, что до какого-то момента ему просто хотелось концентрировать силы, ресурсы, какие-то те приятные бонусы, которые дает власть, особенно в такой богатой стране, как Россия. Но потом он стал воспринимать власть, как служение! Понимаете? Он стал реально думать, что о нем напишут в учебниках истории через десять там, сто лет. И сейчас именно это детерминирует его поступки.

О. Кашин:

- Я здесь согласен абсолютно с вами. Другое дело, что есть плохая новость для Владимира Путина. С огромной вероятностью учебники после него будут писать люди, которые будут его не любить. И перечисляя хорошее и плохое, что было связано с Путиным, они будут делать акцент, конечно, на плохом просто потому, что так устроен мир, так устроена история, так устроено качание…

Э. Чесноков:

- Это Россия – страна с непредсказуемым прошлым, да?

О. Кашин:

- Разумеется. И тут давайте зафиксируем, что были и плюсы, и минусы, был культ, но была и личность. И сегодня, наблюдая уже который год с некоторых пор, далеко не сразу, хотя вот вам маленький оммаж: акция под названием «Идущие вместе с президентом» на Васильевском спуске, была в 2000-м году 7 октября, с этого началось движение, которое потом стало «Нашими». В общем, с некоторых пор 7 октября в новостях идут косяком такие новости, что вот на Манхеттене американец открыл магазин футболок с Путиным, в Нью-Йорке сделали путин-бургер в какой-то бургерной, сегодня вот в Лос-Анджелесе на пляже кто-то написал большими буквами: «Путин, с днем рождения». Понятно, что это какая-то адская халтура, понятно, фальшак и дешевка. И вот те люди, которые это делают, которые создают Путину такую иллюзию всемирного торжества, как они презирают Путина, как они халявно и халтурно относятся к своим обязанностям. В общем, это грустно. И даже сегодняшнее интервью гениального Андрея Ванденко, конечно, все обсудили уже эту историю про покашливание, что зачем вы хрюкаете, я покашливаю – острый диалог Андрея Ванденко с Путиным тоже производит впечатление такой вымученности. Наверное, да, поскольку самое пронзительное в этом интервью было про внуков и дочерей.

Вы говорили про 99-й год, как раз, в чем Путин неизменен, удивительно, причем даже в этих агиографических фильмах, которые в последние годы часто показывают…

Э. Чесноков:

- И даже про Горбачева спектакль.

О. Кашин:

- Не, ну, про Горбачева спектакль в Театре Наций. Про Путина сколько было таких больших основательных фильмов, где тоже есть штампы, как тогда в Дагестане Путин в палатке…

Э. Чесноков:

- Вы про нехудожественные фильмы?

О. Кашин:

- Да, документалка. Фильмы, где Путина играли актеры, они как бы неудачными считаются.

Э. Чесноков:

- Так, и?

О. Кашин:

- Ну, Андрей Панин играл «Поцелуй не для прессы». И потом Андрей Панин загадочно погиб. Есть конспирология на тему того, что это связано.

Так вот, Путин ни в чем неизменен. Вот он в этих фильмах у Кондрашовой, помню, рассказывал, что когда его назначили премьером или его президента, первая мысль: куда прятать детей? Малашенко покойный – основатель НТВ говорил, что однажды при Путине он звонил своей дочке, которая прилетела в Лондон, в «Хитроу» ловит такси…

Э. Чесноков:

- Малашенко звонил?

О. Кашин:

- Да, Малашенко звонил. Путин рядом и с такими глазами: как? У вас дочка в такси, в Англии? Вы что, вдруг это будет фальшивое такси? Он как-то, естественно, к этому очень странно относится, к семейным вопросам.

Э. Чесноков:

- Странную серию смертей россиян в Англии, я бы уже не удивился и такому варианту.

О. Кашин:

- Ну, слушайте, когда было, тогда еще не было еще модно умирать. И, в общем, сейчас, когда Владимир Путин не называет дочерей по имени, говорит, что у меня есть несколько внуков. И вот буквально «внук №1», «внук №2», конечно, это очень грустно. И вот я тоже, как отец, наверное, не представляю, а вот что бы мне нужно было бы, чтобы скрывать своего ребенка, если я выбираю между властью и Нилом? Наверное, я выберу Нила, бог с ней, с властью. А здесь, вы правильно сказали, служение и надежда на то, что его профиль будет выбит на до сих пор не существующей скале Рашмор российской. Формальный основатель Российской Федерации Борис Ельцин, формальный первый президент нашей страны.

Э. Чесноков:

- Э, основатель Российской Федерации, которая тогда называлась немного иначе, это Ленин.

О. Кашин:

- Как наш друг Медведев говорил, что у нас молодое государство, ну, окей, День России – 12 июня 90-го года. Ну, давайте уже Ленина забудем, все-таки, постараемся его в какую-то…

Э. Чесноков:

- Похороним.

О. Кашин:

- Ну, вот тоже интересно! Ведь Ленин, когда творил свои ленинские злодейства, тоже ведь думал, наверное, о том, как он будет вписан в учебники истории. И успел как бы прожить посмертно сколько еще? Лет семьдесят, лет пятьдесят с 24-го по 91-й год – 67 лет, когда его почитали. И я, конечно, помню это потрясение, когда в прессе 90-91-го года появились фотографии двойников Ленина. И вот двойник Ленина показывает фигу на обложке журнала «Столица». Это была бомба, конечно.

Ждет ли нас десакрализация Путина? Или Путин и так не вполне сакрален? Тоже вопрос. Не знаю, передает ли наш скайп мое чувство? Оно такое щемящее, потому что при всем наборе важного и принципиального, того, что я не могу принять в путинской власти, путинском государстве, я понимаю, что мы о нем, естественно, когда-нибудь будем вспоминать, может быть, как о лучшем периоде, выпавшем на нашу жизнь. И от этого, конечно, не по себе, правда.

Э. Чесноков:

- Не знаю, я думаю, что лучший период нашей жизни еще не наступил. Я просто напомню: возвращение Крыма, строительство Крымского моста, освобождение Пальмиры, сирийская операция, да, не очень блистательная, но поступательная, когда мы освобождали…

О. Кашин:

- Ну, мы это обсуждаем каждый день – вернул Крым, Олимпиада. Тоже я говорил, в этих фильмах есть штампы, как он поднял тост, но не стал пить за победу в Дагестане в 99-м году. Естественно, это то, что Путин хотел бы вписать, но, думаю и Брежнев, если бы он писал учебник истории о себе, тоже ему было бы, что… Станция «Салют» запустили в космос, атомный ледокол, но почему-то…

Э. Чесноков:

- Брежнев ввел войска в Афганистан. И потом мы с позором были вынуждены их выводить после больших потерь.

Э. Чесноков:

- Слушайте, войска в Афганистан отменяют первый в мире атомный ледокол? Или первую. В мире орбитальную космическую станцию?

Э. Чесноков:

- Первый в мире атомный ледокол при Хрущеве был.

О. Кашин:

- 59-й год, извините, но самый большой в мире атомный ледокол и не один.

Э. Чесноков:

- Ладно.

О. Кашин:

- Тот, который потом назвали «Леонид Брежнев».

Сегодня интересная такая рифмующаяся новость: Жванецкий заявил об уходе со сцены, потому что, по его словам, главное – вовремя уйти. И, естественно, злопыхатели соединяют это с тем, что другой пожилой мужчина не готов вовремя уходить.

Э. Чесноков:

- Вы про Зюганова?

О. Кашин:

- Я про всех. Я про очень многих пожилых мужчин. И вторая история про поздравления. Опять же, сегодня активисты «Пусси Райот» развесили радужные флаги на присутственных учреждениях в центре Москвы, даже не поверите, на здании ФСБ на Лубянке. То есть, я даже думал, что это фотошоп, но нет, там лестницу приставляли, все как полагается. ФСБ, администрация президента, минкульт и еще какие-то учреждения. Радужные флаги в знак того, что они хотят, чтобы 7 октября было днем геев, потому что в путинской России геев преследуют. И, думаю, чего вы все к Путину привязались? Тоже… Не имею позиции окончательной на этот счет.

Э. Чесноков:

- Действительно, что-то не слышно было про «Пусси Райот», а вот хорошо, а геи, угнетают, развешивают флаги. А вот, например, русский флаг повесить в Одессе, например? Мне кажется, в некотором роде это равновеликие в этой логике поступки, но почему-то они не идут. Они сражаются только с нашим мейнстримом, а вот с их нет.

О. Кашин:

- Если мы говорим про «Пусси Райот», они вообще клип в поддержку Хилари Клинтон снимали в 16-м году. Это был, конечно, безумный позор.

Интересно про флаг в Одессе. А где же эти хваленые люди, которые ко дню рождения Путина организуют надпись на пляже в Лос-Анджелесе? Вот почему они не повесят флаг в Одессе? И мы помним, какая партия, какая политическая сила вешала русские флаги и в Риге, и в Севастополе, когда он еще был украинским.

Э. Чесноков:

- Да. На букву «н».

О. Кашин:

- Запрещенная до сих пор в России партия Эдуарда Лимонова. И эту партию именно при Путине…

Э. Чесноков:

- Лимонов умер, но дело его живет.

О. Кашин:

- Ну, неважно.

Э. Чесноков:

- Разогнали эту партии.

О. Кашин:

- Да, при Путине репрессировали, сажали и даже убивали.

Э. Чесноков:

- Путин встал на позиции Лимонова по Донбассу, по Крыму, например.

О. Кашин:

- Это как сказать? Это путинское айкидо. Какие взгляды у Путина? Какая позиция?

Э. Чесноков:

- Это и есть особенность, что каждый в Путине видит что-то свое. Либералы его за первый период любят, патриоты за последний и так далее.

О. Кашин:

- И давайте я скажу, что в России сегодня два таких политика – Путин и Навальный. Вчерашнее интервью Навального, который на Рика и Морти ссылается, на группу «Кровосток», всем нравится – молодежный и модный, вот буквально как Владимир Путин.

Э. Чесноков:

- Молодой политик 44 лет, да.

О. Кашин:

- Ой, слушайте, дедушка Ленин в 54 года умер, а наш, как раз, 68-летний Путин молодой и крепкий лидер, поэтому это тоже очень тонкий лед, по которому давайте не будем прыгать, а то он обрушится.

Ну, что? Все равно с днем рождения, господин Путин! Чего уж там. Моя жизнь, половина прошла при Владимире Путине, никуда этого уже не денешь.

Э. Чесноков:

- А у меня две трети жизни. И это были не худшие годы, а в чем-то даже лучшие. Я помню этот подъем 14-го года. Жизнь нашего поколения получила оправдание.

О. Кашин:

- Дай бог, чтобы впереди еще были подъемы.

И вот такие российско-белорусские новости: Светлана Тихановская, бывший кандидат в президенты Белоруссии, считающий, что она победила, внесена в базу разыскиваемых лиц МВД России. Источник ТАСС в МВД пояснил, что розыск был объявлен в Белоруссии, но в России тоже будут искать, так как у нас соглашение.

Э. Чесноков:

- Союзное государство, да.

О. Кашин:

- Государство-то союзное, но, наверное, все эти ссылки на то, что ах, здесь никакой политики, это все автоматом, немножко лукавые. Такие персоны, как Светлана Тихановская, естественно, не идут по общей категории. Естественно, о ней думают в администрации президента.

Э. Чесноков:

- Вот учитывая, что Тихановская занесла Калиновскому, это тот термоядерный польский националист, которого почему-то белорусские националисты считают белорусским националистом, там цветы ему возложила, что-то там, как-то вот нет у меня сочувствия к этой новости.

О. Кашин:

- Понимаете, это было неделю назад – ее возложение цветов Кастусю Калиновскому. И если бы после этого возложения вы, который восхищался ею до этого, который говорил: Путин, признай Тихановскую, если бы после Кастуся вы заплакали и сказали, я разочарован – это было бы одно. Но надо отдать должное, еще до выборов и российское телевидение, и всякие лоялисты, и медиа, и депутаты Госдумы называли ее дурой, домохозяйкой, кем угодно. И я смотрю на нее. И понимаю, что я бы в ее положении, не знаю, Гитлеру бы понес цветочек, прости господи, только чтобы все эти люди, которые топтали ее два месяца, хотя уж российским официальным лицам она вообще ничего плохого не сделала.

Э. Чесноков:

- Да, ну, согласен.

О. Кашин:

- Россия, в принципе, сама себе на пустом месте, пускай бы она имела…

Э. Чесноков:

- Я решил уточнить, почувствовав что-то… Вы сказали, неделю. 3 октября, в прошлую субботу она это сделала, уточню детали.

О. Кашин:

- Почти неделя, да.

Россия, да, мы с вами на рынке играем, окей, дипломатией занимаемся, чем угодно. Наверное, лучше, удобнее, комфортнее, интереснее, правильнее иметь там десяток вариантов действий, чтобы было пространство маневра.

Э. Чесноков:

- Нежели кричать: Соров, волк, майдан, да?

О. Кашин:

- Разумеется. Россия – щедрая душа, сама себя довела до того, что ее как бы жизнь сосредоточена на кончике полицейской дубинки министра Караева. Другое дело, давайте констатируем, мы, конечно, говорим с августа о белорусских волнениях, белорусской революции. Мы наверняка и в субботу, и в воскресенье увидим белорусские митинги. И даже сможем сказать, не знаю, с какой степенью иронии: белорусы, вы невероятные. Но надо зафиксировать, что протесты уже захлебнулись…

Э. Чесноков:

- Не такие невероятные, как киргизы, если вы поняли мой тончайший намек.

О. Кашин:

- В общем, да, революция захлебнулась. И белорусскому народу, к сожалению, придется еще сколько-то лет жить под пятой Александра Лукашенко. Почему так вышло? Можно спорить. По крайней мере, делать вид, что вот-вот народ победит, это как бы ненормально. И даже NEXTA пресловутая, как мы говорили, интересуется больше…

Э. Чесноков:

- Все эти оппозиционеры от Тихановской до NEXTA, ну, если не победили, то как-то они не на зубре сидят, может, и правильно мы делали, что их не поддерживали, а?

О. Кашин:

- Эдвард, одно дело – не поддерживать, другое дело – в розыск объявлять. Зачем это все доводить до какого-то не то, что даже предела, а до ада? Это, действительно, позор, потому что вот есть такое слово даже «политзаключенные». И нет ничего недобрососедского в том, чтобы признавать, что Бабарико – политзаключенный, Колесникова – политзаключенная, те безымянные люди, которые там в тюрьмах сидят, тоже. Шкляров, между прочим, который почти как бы наш. Россия даже за своих журналистов, когда они там оказываются в Окрестино, как мы наблюдали, не борется, более того…

Э. Чесноков:

- Она, конечно, заступилась, но как-то не очень рьяно.

О. Кашин:

- Понимаете, за кого? За корреспондентов РИА Новостей, да? А за «Медузу», в общем, с большим скрипом.

Я не могу сказать, что Российская Федерация на высоте в белорусском вопросе. Да, процесс как бы идет, процесс идет в пользу Лукашенко. И идет он не потому, что Россия так захотела, а потому, что Россия, действительно, признает только тех, у кого в руках окровавленная дубинка. Это плохо. Это не красит Российскую Федерацию.

Э. Чесноков:

- Не знаю, я вроде как-то должен вам возражать, но я возражу фанатам нашего последнего социалиста Европы. Сейчас было объявлено, что Россия вместе с Белоруссией автоматически применит те белорусские контрсанкции против Европы, которые Минск недавно ввел. Мы просто их распространяем, мы – Союзное государство. Отлично! Я аплодирую. Но вопрос: а когда Россия вводила санкции против Европы, то наш последний союзник пошел на такой же шаг? Автоматически распространив у себя эти санкции, в том числе, адресные были против некоторых западных чиновников. Или нет?

О. Кашин:

- Легенда гласит, что он спрашивал то ли Путина, то ли Медведева о том, компенсирует ли ему Россия потери от этих санкций после признания Крыма, которые он как бы рассматривал. И когда ему сказали, что нет, он Крым признавать не стал. Может, так и было вполне.

Э. Чесноков:

- Классный пример такого государственного прагматизма. А то зачем давать непонятно за что? Крыму-то все равно. Ни тепло, ни жарко.

О. Кашин:

- Российского прагматизма?

Э. Чесноков:

- Да.

О. Кашин:

- Я с вами согласен, конечно, потому что зная некоторые привычки российских властителей, я допускаю, что в другой ситуации такая ситуация была возможна, тем более, что легенда гласит, что некоторые страны признавали Абхазию и Южную Осетию небескорыстно, но со свечкой мы не стояли, просто можно догадываться.

И давайте немножко про Навального. Все обсуждают его интервью, он дал вчера четыре интервью. Такая интересная медиа-тактика, но в одном из интервью газете Bild немецкой он призвал ввести санкции против дирижера Гергиева, потому что Гергиев работает в Мюнхене и при этом он доверенное лицо Путина. И вот интересный очень пример. С одной стороны, Навальный говорит: не надо вводить санкции против моей Родины, это будет хуже – молодец. С другой стороны, он говорит, что бедного Гергиева нужно мочить, чтобы он думал, кого поддерживать. И от этого уже немного не по себе, естественно, на себя примеряю: а завтра – давайте введет санкции против Кашина.

Э. Чесноков:

- Но при этом вот эта вот навальновское оберхамство, когда да, его называют не буду говорить, как, это ужасно пошлые слова, все эти наши турбоватники, но он в том же интервью сказал: Шредер был канцлером самой могущественной страны Европы, а теперь он мальчик на побегушках. Ну, это же все тоже смешно! В Германии очень многие поддерживают «Северный поток».

О. Кашин:

- Да, но вы уверены, вот представьте: Владимир Путин уйдет в отставку, допустим, на покой. И после отставки станет, допустим, членом совета директоров BP британской. Наверное, все удивятся и подумают, ой, а Путин не такой патриот, он променял старость на родине на старость на службу Великобритании. То, что Шредер пришел в Роснефть, думаю, если бы я был немцем, я бы удивлялся и к Шредеру бы относился, конечно, хуже.

Э. Чесноков:

- Германия постоянно говорит, что «Северный поток» ей выгоден. И другие аналогичные экономические проекты. Человек пришел туда проверять национальные интересы, в чем проблема? Немецкие в данном случае.

О. Кашин:

- Слушайте, пришел в корпорацию, у которой главная идея – зарабатывать. Здесь тоже можно спорить. «Северный поток», выгоден ли он России? Может, те, кто травил Навального, и хотели сорвать «Северный поток», чтобы не тратиться на него.

Э. Чесноков:

- У нас есть турецкий поток, на который потратили огромное количество денег и сейчас он не дозагружен. Просто Турция там у других поставщиков там газ покупает. И вообще потребление из-за коронавируса упало.

О. Кашин:

- Я, наверное, совсем ерунду говорю политологическую, но представьте, что вот ты не хочешь строить «Северный поток», но боишься в этом признаться. Если сказать, что это все было зря, я отменяю проект – это не круто. А если ты спровоцируешь санкции немецкие против России, ты будешь такой: ой, я хотел, но вот мне не дали. Может, это и есть причина отравления Навального?

Э. Чесноков:

- Какая-то безумная совсем конспирология по очень простой причине. Можно же что угодно сделать, зачем кого-то там травить или убивать? Можно слив какой-то организовать, что мы там в выборы вмешивались, каких-то боевых троллей посадить. Просто это все можно сделать, не подвергая жизни людей опасности. Потому что все эти ядовитые вещества, они убивают. И они могут убить не только того, на кого они нацелены, а очень много кого. А это никому не надо.

О. Кашин:

- Ой, Эдвард, вы романтизируете Российскую Федерацию. По-моему, к жизням людей любых, особенно своих, она относится спокойнее, чем средние христиане по палате. Потерять сколько-то народу, в общем, дело такое.

Сейчас, кстати говоря, гремят взрывы в Рязанской области. Взрываются старые арсеналы. Замминистра обороны поехал смотреть. Интересно, куда пропал министр, потому что о ракете, о «Цирконе» сегодня Путину докладывал Герасимов, начальник Генштаба. А Шойгу не видно и не слышно вообще. Удивительно! Война в Карабахе, всякие новости. Где наш министр обороны, интересно?

Э. Чесноков:

- Возможно, появились в Telegram-каналах непроверенные публикации, что некоторое снижение активности байрактаров – турецких беспилотников, снижение темпов продвижения Азербайджана, как раз, и вызвано тем, что у Карабаха появились нагорно-космические силы. Может, это ответ на ваш вопрос?

О. Кашин:

- Хорошо. Вы думаете, Шойгу в Степанакерте на лихом коне? Или на Фрунзенской набережной управляет.

Э. Чесноков:

- Может, в этом командном пункте? И лично следит, выводы делает. На карандаш берет.

О. Кашин:

- В прошлые-то годы он водил президента России по тувинской тайге 7 октября.

Э. Чесноков:

- «Водил меня Вергилий по дантовским местам» - помните эту песню?

О. Кашин:

- Конечно. Сейчас как-то жизнь раскидала. Интересно наблюдаем. Даже по активности членов политбюро интересно наблюдать, кто сегодня фаворит, а кто нет.

Эдвард анонсировал жуткое преступление в Москве, и я готов выслушать версию Эдварда, что случилось.

Э. Чесноков:

- В Москве у курьера украли почти 100 тортов. Очевидно, что речь идет о каких-то небольших коробочках. Водитель-экспедитор стал жертвой кражи. Он развозил заказы по столице. Припарковал машину, ушел, а вернувшись, увидел, что замок взломан, а сладости исчезли. То есть 96 коробок с тортами унесли. Это показывает, что даже несмотря на весь коронавирусный ад, на войны, на санкции, на интервью Навального Дудю, мы все равно живы, и страна наша живет, когда есть такие новости.

О. Кашин:

- Мы верим курьеру? Вдруг он сам эти торты, допустим, съел или помял.

Э. Чесноков:

- Этот коронавирусный ад, люди заедают стресс, это объективно. Опять же, малоподвижность на самоизоляции, люди заедают стресс. Мы ждем каких-то съемок с камер, чтобы это преступление не осталось безнаказанным.

О. Кашин:

- Знаете, Эдвард, я искал следующую новость у себя в Фейсбуке и обнаружил, что модераторы Фейсбука заблокировали мой пост с цитатой Трампа о том, что у него взяли ДНК, и вместо ДНК у него оказалось США. Фейсбук счел это фейк ньюсом. Понятно, Трамп удачно пошутил, хорошо сказал.

Э. Чесноков:

- Лютует Фейсбук, конечно. И проблема даже не столько в цензуре. Он ужасный, тормозной, глючный, им невозможно пользоваться.

О. Кашин:

- Вчера на линейке в Великих Луках 13 детей упали в обморок. Продолжают выяснять, что это. Я наблюдаю по форумам. Есть разные версии. Может быть, был ядовитый газ в надувных шариках, может быть, какие-то наркотики они употребляли.

Э. Чесноков:

- Это были дети разных возрастов, как я понимаю, из разных классов. Я думаю, что наши дети выше того, чтобы что-то употреблять.

О. Кашин:

- Не знаю. Я склонен думать, что дети не виноваты. Управление образования, администрация Великих Лук объясняет, что это было торжественное мероприятие, звучали речи о патриотическо-нравственной направленности, особенная музыка, это было серьезное, волнительное мероприятие, то есть дети переволновались и штабелями попадали.

Э. Чесноков:

- Эти заявления, что был хлопок газа и так далее, это все печально. Знаете, любую историю можно объяснить естественными причинами. Я не говорю, что они здесь были, но, например, говорили, что могла быть аллергическая реакция на хлорку, потому что интенсивно убирают все школы и другие присутственные помещения из боязни коронавируса.

О. Кашин:

- На что угодно. Вы правильную тему подняли. Когда западный представитель полиции, шериф провинциальный, еще кто-то рассказывает, допустим, что на поле фермера Джона упал самолет, он говорит живым языком, своими словами, что знает Джона 25 лет, у него прекрасные детишки и мама, зайчика вместе на охоте убили, у нас бы сказал: операция «Перехват», самолет…

Э. Чесноков:

- Так это земство американское и русское, которое мы хотим, чтобы оно было.

О. Кашин:

- Американское земство живо, а вместо русского земства, извините, какая-то дирекция единого заказчика. Потому что чуть-чуть шагнешь в сторону от казенных формулировок – тут же тебя накажут, отправят в отставку и т.д.

Э. Чесноков:

- При этом наши любимые чиновники торжественно, с перерезанием лент открывают новую автобусную остановку, представляющую собой просто три листа гофрированного железа.

О. Кашин:

- Вопрос – что первично? Что чиновники не справляются или воруют? Или в том, что они не понимают, как строить отношения с народом?

Э. Чесноков:

- А проблема в нас с вами. Что вы уехали из своего Калининграда, я уехал из своего Череповца. Может быть, если бы мы остались и развивали бы нашу малую родину, то все было бы иначе (или не все, но многое)?

О. Кашин:

- Больная тема, конечно. Но поскольку я был журналистом «Комсомольской правды» в Калининграде, я понимаю, что когда ты молодой студент, ты работаешь в калининградской газете, но зачем ты работаешь в газете? Стараешься работать хорошо, чтобы, когда получишь диплом, уехать в московскую «Комсомольскую правду», потому что там и жизнь веселее, и зарплата больше.

Э. Чесноков:

- И интервью можно взять у таких звезд первой величины.

О. Кашин:

- Знаете, даже в первые годы, преодолевая провинциальный комплекс, я, бывало, и Волочковой звонил, ночами звал ее выпивать к нам на Первомайскую, и Познеру звонил в новогоднюю ночь. Да, я могу дотянуться до этих людей.

Э. Чесноков:

- Но давайте все-таки о серьезном. Режим лютует. В Москве проведены рейды по торговым центрам. 53 нарушителя попали под протокол. Знаете, за что? За маски, вернее, их отсутствие. А знаете, какой штраф? 4 тысячи рублей. При повторном нарушении повышается до 5 тысяч. При этом параллельно проходили другие рейды. 49 точек сетей закрыли за отсутствие перчаток. И даже ЦУМ оштрафовали за несоблюдение масочного режима. Для юрлиц – штрафы за миллион. Олег Владимирович, это режим лютует или, наоборот, все правильно делает?

О. Кашин:

- Когда вы начали говорить про рейды по торговым центрам, я подумал, что ловят армян и азербайджанцев…

Э. Чесноков:

- …и отправляют на карабахский фронт.

О. Кашин:

- Вы говорите, что закрыли кучу заведений. В Великобритании тоже закрыто 25 пабов крупнейшей сети, и 800 сотрудников будут уволены.

Э. Чесноков:

- Как же англичане теперь выживают?

О. Кашин:

- Но это не из-за нарушений масочного режима, а из-за того, что нерентабельны пабы в условиях…

Э. Чесноков:

- В условиях социальной дистанции и всей этой новой нормальности.

О. Кашин:

- Да. Смотрите, две истории с одинаковым итогом – увольнение людей, закрытие заведений. Но в Англии это рыночек порешал, в России это полицейщина, режим лютует. Вот разница между двумя странами. Хотя где она на выходе? Нет ее. Люди остаются без любимых заведений, без любимых мест работы. В общем, все грустно и печально. Сейчас уже не март, уже не будешь говорить, что мир рушится.

Э. Чесноков:

- А вы заметили, кстати, что предыдущий самоизоляционный период приходился на холодную часть года, и очень может быть, что в новой холодной части года он снова наступит. Потому что летом же не посидишь дома, хотя бы из-за жары, а зимой-то чего?

О. Кашин:

- Летом людей пожалели. Но когда та же Анастасия Ракова опять говорит, что люди нарушают, люди такие безответственные, думаешь: ой, люди ли? Эти ссылки на майских шашлычников…

Э. Чесноков:

- Те самые таксисты мифические, которые 10 лет назад, во время теракта в аэропорту «Домодедово», брали 10 тысяч, которых никто не видел никогда.

О. Кашин:

- Да. В общем, все это грустно и печально. Но, наверное, есть повод смотреть в будущее с оптимизмом.

Сенсация. Дерек Шовин вышел из тюрьмы под залог 1 миллион долларов с обязательством явиться в суд в марте 21-го года.

Э. Чесноков:

- Я не исключаю, если он в Абхазии где-нибудь обнаружится потом.

О. Кашин:

- Слушайте, шутки шутками, но Россия же хочет быть родиной всех ментов мира. Вот его-то, наверное, стоит спасти. Потому что это человек, который попал под лошадь исторического процесса, что ли. В общем, плохо сделал, что задушил Флойда…

Э. Чесноков:

- Ну, при этом шовинизм Дерека Шовина никто не отрицает, что действительно он перегнул палку, хотя Джордж Флойд – двухметровый гигант, и умер, скорее всего, от неумеренного употребления веществ. Но залог – 1 миллион долларов.

О. Кашин:

- Да, кто внес?

Э. Чесноков:

- Я не знаю. Это не указано.

О. Кашин:

- Можно предположить тайный краудфандинг американских правых. Естественно, найдутся люди, которые скажут, что это Трамп заплатил миллион долларов. А может быть, это Россия перевела?

Э. Чесноков:

- Я более чем уверен, что какие-нибудь тролли там засветились. Но получается, что вся эта беспримерная кампания, когда даже на Украине кто-то выходил с лозунгами Black Lives Matter и требованиями покончить с расизмом против темнокожих. Весь мир охватило это движение. И получается, что всё это был один огромный симулякр. И когда мы ругаем нашу жабу, которая что-то говорит про консервативные ценности и при этом ничего не делает, когда сносят памятники, но у них же там то же самое, что-то говорят, а оказывается, что это симулякр.

О. Кашин:

- Мы говорили про закрытие пабов в Лондоне и в Москве. Как бы природа разная, а итог один. Здесь то же самое. У них симулякры создает какая-то теневая сила, жаба, как мы ее называем, у нас симулякры создает администрация президента. И непонятно, что лучше в этой ситуации.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю. Сурков уже не там, а симулякры остались. Может быть, не в этом дело, а в чем-то другом?

О. Кашин:

- Слушайте, Сурков не там, но дело его живет, его место занимает Кириенко, который делает это, может быть, даже еще талантливее и лучше. Сегодня, между прочим, мы узнали о том, что один из топов этой системы, Алексей Гореславский, теперь возглавит систему «Инцидент», которая будет мониторить социальные сети всех россиян.

Э. Чесноков:

- Подождите. Она же «Демон Лапласа» называется.

О. Кашин:

- Теперь она называется «Инцидент».

Э. Чесноков:

- Я сейчас жесткую вещь скажу. Кириенко надо похвалить. Например, вся эта технократическая история с «Лидерами России»… Вы, кстати, участвовали?

О. Кашин:

- Нет, конечно.

Э. Чесноков:

- Я участвовал. Очень хорошо сдал гуманитарную часть, срезался на математике (что ожидаемо). Но это же интересно. Я чувствовал, что вся страна едина, потому что все единым порывом регистрируются на сайте, проходят тесты, пытаются взломать систему. Люди реально почувствовали, что есть эти социальные лифты.

О. Кашин:

- Я не знаю, есть они или нет. Когда Мишустин говорит, что он воспитал какую-то девушку на «Лидерах России», и он сам у нее учился, я вспоминаю рассказ «Абрикосовое варенье» Солженицына, где Алексей Толстой, сидя на своей рублевской даче в 37-м году, тоже говорит: мы должны учиться у рабочих правильному построению литературы. Здесь тоже… Вот когда мы увидим, уж не знаю даже кого, губернаторов из «Лидеров России»? Да, наверное, если таким гребнем идет по России. Я знаю, не вы один из «Комсомольской правды» в этом участвовали. И если вы станете губернатором, например, Вологодской области…

Э. Чесноков:

- Знаете, я претендую не больше, чем просто быть писателем земли русской. Не нужно смешивать одно с другим.

О. Кашин:

- Послушайте, Грибоедов смешивал. Представьте, вы по «Лидерам России» станете послом России в Великобритании.

Э. Чесноков:

- Ну да, с Томми Робинсоном буду чаи гонять.

О. Кашин:

- Со мной будете гонять чаи.

Э. Чесноков:

- Вас же арестуют за то, что вы в посольство ходите. Вот Майкла Флинна, генерал-лейтенанта, который первоначально был советником Трампа по нацбезопасности, его посадили в американский ГУЛАГ только за то, что он звонил послу Кисляку (или Кисляк ему звонил). Правда, я не понимаю, что у человека должно быть в голове, чтобы звонить, а не в Телеграме, допустим, писать (тогда уже был Телеграм).

О. Кашин:

- Я думаю, нам это все-таки не грозит. И надеюсь, что после победы президента Трампа на выборах как-то успокоятся Соединенные Штаты.

Э. Чесноков:

- Да, нам американская тюрьма точно не грозит.

О. Кашин:

- В общем, наблюдаем. Сколько уже остается до выборов? Меньше месяца.

Э. Чесноков:

- Вы все-таки за кого? Вот я поставил деньги на Трампа 4 года назад при коэффициенте 1 к 4.

О. Кашин:

- Я за Трампа. Я не буду ставить деньги, естественно, я не мастер пари. Надеюсь, что он победит. Буквально ради того, чтобы эти самодовольные лица мировой левой интеллигенции немножко вытянулись…

Э. Чесноков:

- И опять, вместо того, чтобы думать о том, как же сокрушить нашу русскую духовность своими радужными арт-акциями и флагами на зданиях в России, они бы бились друг с другом, а наш мудрый русский медведь будет сидеть на горе, перелистывать страницы Евгения Онегина и смотреть на это североамериканское беснование.

О. Кашин:

- Эдвард, вы как человек, находящийся в России, ходящий по улицам, скажите, правда ли, что…

Э. Чесноков:

- …что там медведи ходят?

О. Кашин:

- Нет, наоборот, знаменитые футболки с голым Путиным, Путиным верхом на медведе и так далее, они исчезли из продажи? Я слышал не раз об этом.

Э. Чесноков:

- Это был какой-то короткий всплеск, может быть, в 14-м году. И они на самом деле исчезли очень давно.

О. Кашин:

- Нет, я в прошлом году приезжал, и они еще продавались. Даже в аэропорту были автоматы, где можно было купить футболку с Путиным, и только с Путиным. Меня это поражало как такого интуриста.

Э. Чесноков:

- Тут же надо понимать, что это бизнес. И особенно такой, мелкий бизнес, они никогда не будут работать себе в убыток. И если они это делали, значит, реальный спрос. Я иногда в регионах это встречаю у людей, на курортах.

О. Кашин:

- Значит, спрос исчез.

Э. Чесноков:

- Может быть, он не исчез, а удовлетворен.

О. Кашин:

- Ну, не знаю. Если бы у меня была прошлогодняя футболка с Путиным, а я был бы поклонником, я бы покупал и новую.

Давайте еще раз поздравим друг друга с днем рождения Путина. Самому ему, я думаю, наши поздравления нужны не очень, но, по крайней мере, они более-менее искренние.

Э. Чесноков:

- И самое главное, что это были отличные 20 лет, и слава богу, что мы здесь.

Понравилась программа? Подписывайтесь на новые выпуски в Яндекс.Музыке, Google Podcasts или Apple Podcasts, ставьте оценки и пишите отзывы!

Для нас это очень важно, так как чем больше подписчиков, оценок и комментариев будет у подкаста, тем выше он поднимется в топе и тем большее количество людей его смогут увидеть и послушать.

Выведем Кашина на первое место в топе!

Что будет
Человек против бюрократии: программа «Гражданская оборона» о том, как люди сопротивляются или уживаются с чиновниками в регионах России.
Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.
Владимир Мединский, помощник президента РФ
Народный адвокат Леонид Ольшанский
Экономика с Никитой Кричевским