Олег Кашин: Минфин, предлагая сократить расходы на армию, не предусматривает, что нам Киев еще штурмовать

Эдвард Чесноков и Олег Кашин обсуждают запрет в Белоруссии Telegram-канала Nexta, предложение Минфина сократить финансирование армии, изъятые в доход государства деньги с бывшего министра Абызова, утилизированные аппараты ИВЛ в США

О. Кашин:

- Всем привет! Я – Олег Кашин, в московской студии – Эдвард Чесноков.

Э. Чесноков:

- Здравствуйте, мой милый Олег Владимирович. Продолжается наш бесконечный радиодень, радио сурка. Конечно же, мы говорим об Р и Б.

О. Кашин:

- Да, Р и Б сидели на трубе, а буква Н уже не сидит, Лукашенко ее запретил как логотип Телеграм-канала «Нехта». И сам Телеграм-канал объявлен в Белоруссии экстремистским. Но не пугайтесь. Во-первых, в России его можно читать и репостить, во-вторых, в Белоруссии тоже читать можно, за чтение не сажают.

Э. Чесноков:

- Опять я говорю одно и то же. Отлично, есть «Нехта», термоядерный канал белорусских националистов, на Россию он пока особо не наезжает, видимо, понимая, что глубинный белорусский народ все-таки испытывает к нам симпатии. Но понятно же, что понятно, учитывая этих милых ребят в Польше. А наши-то каналы там есть?

О. Кашин:

- Эдвард, мне не очень приятно об этом говорить, потому что я собрался об этом писать статью. Но вообще-то те, кого вы называете поляками или людьми из Польши, это обыкновенные белорусы и белорусские пенсионеры, но они с этим Телеграм-каналом «Нехта» пришли в то поле, в то пространство, которое полностью подконтрольно российской власти.

Э. Чесноков:

- В непаханое поле пришли.

О. Кашин:

- Как раз в очень паханое, но паханое не трактором «Беларусь», а танком российским. Потому что весь гигантский массив Телеграм-каналов про политику в России подконтролен Кремлю. И очень смешно, когда та «Нехта», которую вы ненавидите, Лукашенко ненавидит, наверняка и Путин ненавидит…

Э. Чесноков:

- Да я не ненавижу, а восхищаюсь, это хороший проект.

О. Кашин:

- Каким бы этот проект ни был враждебным всему, что связано с российской властью, когда в нем появляются посты, что, друзья, нас скоро заблокируют, и если что, читайте правду в этих каналах, - и дальше список каналов, из-за которых торчат то уши околокремлевской среды, то буквально погоны, то еще что-то. Это безумно смешно. Ну да, наверное, эти белорусы не знают российского контекста. И когда кто-то к ним приходит (тем более с деньгами, это платная реклама) и говорит…

Э. Чесноков:

- 6 тысяч баксов, по-моему, реклама стоит на канале.

О. Кашин:

- Да. И говорит: пропиарь мой канал, допустим, «Кстати». И они пиарят. Удивительное дело, когда вот этот бескомпромиссный, революционный белорусский канал пиарит российские прокремлевские каналы. Это, конечно, очень комичная история.

К вопросу, почему Россия – не Белоруссия. Мы видим, в Белоруссии уже 2 месяца протестов, по сути, организуются и направляются Телеграм-каналом. Если в России такое начнется, то не направлять, а скорее подавлять протесты будут такие же массовые популярные каналы, которые уже не первый год подконтрольны структурам Кремля.

Э. Чесноков:

- Да, высмеивать будут.

О. Кашин:

- Конечно. Поэтому здесь надо посмотреть на Лукашенко как на такую замшелую советскую глыбу (в самом плохом смысле), которая не понимает, как работает информационное общество. Российская власть понимает.

Сегодня этот мужчина, трагический на самом деле, сломленный, запуганный, продержанный в тюрьме два месяца, и уже в сломленном виде, выпущенный на свободу и обязанный давать интервью на тему того, какой Лукашенко хороший (Воскресенский, по-моему, его фамилия), сегодня сказал, что на той самой встрече в СИЗО Лукашенко сказал, что он последний раз избрался президентом, это его последний срок, больше не будет.

Э. Чесноков:

- Знаете, учитывая, что источник – это встреча в СИЗО, я бы не был столь уверен в достоверности.

О. Кашин:

- Разумеется. Более того, я, откровенно говоря, подозреваю, что новые подробности про эту встречу этому Воскресенскому приходят ежедневно в папочке или в эсэмэске от товарища майора.

Э. Чесноков:

- Даже есть такая книга «Остроумие на лестнице», когда человек, спускаясь по лестнице, что-то вспомнил, то, чего не было на только что состоявшейся встрече, и начинает рассказывать.

О. Кашин:

- Поэтому мы, конечно, не верим Лукашенко, что он собирается уходить. Более того, мы знаем прецеденты, в том числе и российские прецеденты на самом деле, даже с Владимиром Путиным. Президент, первое лицо в начале своего срока может быть уверен, что срок последний. Мы помним, извините, первую полосу «Комсомольской правды» 2004 года, где Владимир Путин говорит, что это мой последний срок. Это было 16 лет назад.

Э. Чесноков:

- Но тогда ситуация с Западом изменилась, тогда мы были друзья. А потом Запад начал давление. И Путин просто вынужден был вернуться.

О. Кашин:

- Конечно. И мы с вами прекрасно понимаем, что к 2025 году ситуация тоже изменится, Запад повысит давление на Белоруссию, и Лукашенко будет вынужден выдвигаться в президенты еще раз. И вот это точно будет последний срок. А потом еще в 30-м году, в 35-м и т.д. Примерно такая «дорожная карта» для Белоруссии у нас. Понятно, что белорусские протесты к смене власти уже не привели и вряд ли приведут.

Э. Чесноков:

- Но при этом мы даруем нашему последнему союзнику от щедрот наших, от деревни русской богатой (русский крестьянин же богато живет) миллиард долларов уже, по-моему, 500 миллионов. Я очень счастлив, что у нас есть деньги. А вот Китай жестит, прямо культурную революцию устроил, где воробьев в деревнях едят. Что сделал Китай? Отказал Белоруссии в списании долга в 232 миллиона долларов, выданных на реализацию космического проекта, совместного спутника связи «Белинтерсат». Они хотели осуществлять совместные белорусско-китайские услуги связи, но, видимо, кто-то перепутал плюс и минус в бизнес-плане, внезапно выяснилось, что спутник не окупаем в принципе, а деньги по кредиту возвращать надо. И поскольку он не окупаем, администрация, наверное, обратилась к китайским товарищам. Они говорят: нет, 232 миллиона долларов…

О. Кашин:

- Помните, мы с вами спорили на прошлой неделе, вы говорили, что Россия не может бросать Лукашенко, потому что иначе там будут стоять солдаты не НАТО, но Китайской народной армии.

Э. Чесноков:

- Народно-освободительная армия Китая – она так называется.

О. Кашин:

- В итоге китайская народно-освободительная армия сегодня показала, что ей, в общем, плевать на Лукашенко, и защищать она его не намерена, и тратить на него ни юаня тоже не намерена. И здесь хорошие новости для тех, кому Лукашенко надоел, кого он отпугивает, для тех, кто считает его плохим человеком.

Э. Чесноков:

- Вы говорите из серии, что так можно, и люди поймут, что можно?

О. Кашин:

- Нет. Если Китай бросил Лукашенко, то осталась Россия, которая его должна бросить, и тогда он наконец-то падет.

Э. Чесноков:

- Нет, тогда не то, что падет, а тогда наступит полный дзен.

О. Кашин:

- Судя по его поведению, сегодняшнему в том числе, когда он рассказывал, что он женский президент, оказывается, что его мама растила без папы, поэтому он очень хорошо понимает нужды женщин.

Э. Чесноков:

- Это реминисценция, по-моему. Кто это писал, Розанов или Бердяев, о женской душе России?

О. Кашин:

- Розанов. Помните, как в 96-м году на выборах президента России Никита Сергеевич Михалков объяснял, что Россия – баба, а Борис Николаевич – мужик?

Э. Чесноков:

- Фрейдистская какая-то интерпретация.

О. Кашин:

- Да. Я думаю, у Лукашенко есть такой комплекс, что он при Ельцине был молодой президент, годящийся Ельцину буквально в сыновья, на 23 года был моложе, и теперь он сам хочет быть Борисом Николаевичем, тем Борисом Николаевичем, который и с танков может по парламенту, и ложками по голове Акаева побарабанить, и буянить, впадать в маразм и так далее.

Э. Чесноков:

- Но раз уж мы идем по полю международной политики, вы просили меня схемы. Пожалуйста, схемы есть. Есть Александр Вучич, президент Сербии. Меня постоянно упрекают, что я на кого-то работаю, отстаивая какие-то инвективы. На самом деле я просто соотношу факты. Есть 5 уровней взаимодействия страны с НАТО. Самый первый, по-моему, низший, - партнерство во имя мира. Его Россия подписала. А Сербия, парламент, который контролируется партией Вучича, в 16-году парафировал соглашение об IPAP. IPAP, чтоб вы понимали, это 5-й и самый высший из тех 5 уровней взаимодействия любой страны с НАТО, то есть выше – только непосредственно членство в НАТО. То есть наш последний союзник проталкивает это соглашение о взаимодействии с НАТО. Ну, НАТО же России только добра и света желает.

Что дальше? Это еще не схема, это такая подсхема. Есть предыдущий посол России в Сербии, я не буду называть его фамилию. Он заступил на свою каденцию как раз в один год в Вучичем, в 2012 году. После этого, в 19-м году, его каденция посла закончилась. Знаете, что произошло дальше? Как во всех этих многочисленных сливах про Хантера Байдена, он вошел в состав совета директоров крупнейшей сербской энергетической корпорации. И понятно, что он там получает все эти солидные «парашюты». Вот такая история, по моей версии, за то, что он особо не досаждал Вучичу вопросами: а чего же ты в НАТО идешь?

О. Кашин:

- Вот та наша российская мягкая сила, которая легко перебивается старым добрым долларом.

Вчера мы говорили об инициативе Минфина объединить МВД со смежными ведомствами ради экономии, и, оказалось, это была только присказка, а настоящая сказка сегодня. Давайте зайдем издалека. Эдвард, вы читали рассказы Сергея Шойгу, опубликованные на той неделе…

Э. Чесноков:

- Я не читал. Я слышал о его таланте живописца.

О. Кашин:

- Он обложку нарисовал для своей книги. Там есть удивительный рассказ, как однажды в советские годы он со своими друзьями (наверное, тоже непростыми людьми, поскольку мы знаем, что он из обкомовской семьи) встречали Новый год, и одна супружеская пара там не пила алкоголь. Он спросил: почему? И жена из этой пары так с достоинством ответила: «А у нас триппер». И Сергей Шойгу умилился тому достоинству, с которым она это сказала.

Так вот, я думаю, что если он вступит в диалог с министром финансов, то разговор будет примерно такой же, с тем же достоинством Силуанов ему ответит, что у нас денег нет, дорогой Сергей Кужугетович. Так?

Э. Чесноков:

- Знаете, в том анекдоте, где фигурировало это несколько пошлое слово, звучал и ответ на эту фразу. Знаете какой? «У меня тоже».

О. Кашин:

- Наверное, да. Думаю, Сергей Кужугетович найдется с ответом. И все же насколько реалистично сокращение армии под давлением этих пресловутых монетаристов из либерального блока?

Э. Чесноков:

- На благословенный 92-й год было 2 млн. 880 тыс. человек. По-моему, после китайской крупнейшая в мире – наша армия, потом она сокращалась. На 2020 год – 900 тысяч, пятое место в мире. При этом 2 миллиона воинов запаса наподобие диванных вояк, таких как мы с вами. Бюджет – 44 млрд. долларов (2,8% ВВП).

О. Кашин:

- Я помню, как в 1992 году в России было 1992 генерала. Я думаю, сейчас их гораздо больше, и они обходятся, очевидно, дороже.

Вы же помните, почему Кудрин ушел из правительства. Потому что он публично поругался с тогдашним президентом…

Э. Чесноков:

- Не решили, как тратить и как не тратить.

О. Кашин:

- Буквально про военные расходы. По-моему, речь шла о переоснащении военной промышленности. Тем не менее, мы понимаем, насколько все связано. Тем более что оборонный вице-премьер Борисов до позапрошлого года был заместителем Сергея Шойгу по военно-промышленным делам. Поэтому здесь действительно сообщающиеся сосуды. И вечный разговор, что если не хватает денег, «Папа, ты будешь меньше пить», - «Нет, сынок, теперь ты будешь меньше есть». Наверное, ведомству Сергея Шойгу ничего не грозит. Но ничего не грозит не потому, что у нас враг у порога, и не потому, что…

Э. Чесноков:

- У ворот враг. Как римляне бросили клич: Ганнибал у ворот! А он не пришел на Рим.

О. Кашин:

- Дело не в том, что Ганнибал идет (или не идет) на Москву, а в том, что у Сергея Шойгу достаточно ресурсов, чтобы отбить атаку Министерства финансов.

Э. Чесноков:

- Вы про удар беспилотником или что-то такое?

О. Кашин:

- Я имею в виду, что министр финансов не проводит выходные…

Э. Чесноков:

- А представляете, мы что-то такое видим, что-то с неба летит к Минфину – и потом темнота.

О. Кашин:

- Эдвард, вы не даете мне коснуться токсичной темы. Я не представляю себе Силуанова голого на коне с Путиным в Туве. У Шойгу это получается.

Э. Чесноков:

- Давайте я скажу токсичную тему. Допустим, никто не против сокращений избиточных расходов. Аппарат Минобороны России – это 10,5 тыс. человек, Генеральный штаб – 11300 человек. Подождите, но у нас же есть Греф Герман Оскарович. Пусть он какой-нибудь искусственный интеллект создаст, который вместо аппаратчиков Минобороны будет решения принимать, надо ракеты пускать или не надо. Тем более приложение Сбербанка и так у каждого есть, ничего выдумывать не надо.

О. Кашин:

- Ну, давайте не будем рекламировать Сбербанк. Тем не менее, даже уже не пошутишь про Арбатский военный округ. Потому что округ переехал на Фрунзенскую. Мы помним этот гигантский ситуационный центр, где сидят такие пожилые маршалы…

Э. Чесноков:

- Но они не боятся атомной бомбы.

О. Кашин:

- Они любят атомную бомбу. Они мечтают ее на кого-нибудь сбросить.

Э. Чесноков:

- А вы знаете, что есть такие полуконспирологические данные, что в Йемене, где с 15-го года продолжается какой-то малопонятный конфликт, там в одном месте применили тактическое ядерное оружие малой мощности – и ничего.

О. Кашин:

- И небо не упало на землю. Действительно, как полюбить ядерную бомбу… Помните фильм Оливера Стоуна о Путине, где Стоун спрашивает Путина, смотрел ли он фильм «Доктор Стрейнджлав»? Путин сказал, что нет, не смотрел. И Стоун ему его показывает.

Э. Чесноков:

- Я, страшно сказать, тоже не смотрел, но наслышан. Не смотрел, но восхищаюсь.

О. Кашин:

- Фильм, конечно, великий. И в финале звучит британская военная песня, и под эту музыку мир гибнет в огне ядерной войны. Мечта многих. Потому что, вы знаете ведь, мы попадем в рай, а остальные сдохнут.

Э. Чесноков:

- Так и слава богу. А ради чего еще жить? Слушайте, наша армия в Сирии, например, хорошо воюет.

О. Кашин:

- Я как раз и хотел коснуться этой токсичной темы. У нас есть прекрасный опыт известного повара и его известных музыкантов. Давайте все это дело выводить на аутсорсинг…

Э. Чесноков:

- Нет, была история в Заевфратье, когда они без воздушного прикрытия куда-то заенотились, и там, по-моему, были самые большие единовременные потери, там несколько десятков человек…

О. Кашин:

- Удивительно, Эдвард, как вы манипулируете. То есть, кто погиб и неправильно поступил, тот как бы ЧВК «Енот», не авторизованная организация. А кто герой и молодец, тот…

Э. Чесноков:

- Подождите. «Вагнера» не существует, мы же с вами знаем. И русских хакеров не существует. Ничего не существует. Только «палец Будды» существует внутри пулемета (раз мы говорим о вооруженных силах), который мы вращаем (это аллюзия на Пелевина).

О. Кашин:

- Давайте вообще ликвидируем Российскую армию. Зачем она, если у нас есть частные военные компании, которые делают то же самое, но лучше и эффективнее?

Э. Чесноков:

- Понимаете, ЧВКашнику нужно платить 150 тысяч рублей, а у нас нет такого количества, чтобы миллиону человек по 150 тысяч рублей платить.

О. Кашин:

- Давайте пустимся в эти рассуждения. ЧВКашнику нужно платить 150 за то, чтобы он воевал…

Э. Чесноков:

- Это без каких-то штурмовых операций. На штурме Алеппо и 300 тысяч могли заплатить. Но там действительно были очень большие потери.

О. Кашин:

- Если погибнешь, так вообще миллион. А обычным военным платят меньше за что? За то, чтобы они на парад выходили, или траву красили, или еще что-нибудь. Давайте упраздним Российскую армию, тем более что она есть наследница той Красной армии, которую создавал Троцкий…

Э. Чесноков:

- Слушайте, а может быть, мы английскую армию упраздним? А то зачем им эти подлодки Trident с ракетами Polaris или подлодки Polaris с ракетами Trident? Зачем им авианосец «Принц Уэльский»? Какую-то пошлую милитаристскую посудину куда-то там…

О. Кашин:

- Эдвард, если бы на моем месте сидел британец, то ваши слова его бы шокировали. А мне абсолютно по барабану, какая у Великобритании армия. Я гражданин России и всей душой в России.

Э. Чесноков:

- Они, наверное, сами не знают, какая у них армия. Я вас понимаю.

О. Кашин:

- Она брала Фолкленды, по крайней мере, уже 38 лет назад.

Э. Чесноков:

- Она брала Фолкленды, потому что у Аргентины было мало ракет средней дальности. Было бы больше, всё бы переиграли на самом деле.

О. Кашин:

- Вот так и Россия брала Крым, потому что у Украины меньше ракет средней дальности, мы это тоже понимаем.

Э. Чесноков:

- Да. И потому что русские люди там живут, и их нельзя было как-то оставлять.

О. Кашин:

- И что еще России предстоит брать. Когда Минфин предлагает сокращать расходы, он что же, не предусматривает, что еще нам Киев штурмовать?

Э. Чесноков:

- Мы с вами (плюс-минус) читаем одни и те же патриотические каналы. И вот там прямым текстом пишут, что там национал-предатели окопались.

О. Кашин:

- Я бы разобрался хотя бы с белорусским направлением, а потом и с карабахским. Потому что национал-предатели могут работать на Америку, но когда они работают на Белоруссию…

Э. Чесноков:

- Они на свой карман прежде всего работают, а условная Америка этим пользуется.

О. Кашин:

- Слушайте, на Америку работать, по крайней мере, круто, Америка великая. Работать на Белоруссию, на Армению, на Азербайджан стыдно, конечно, для русского человека. Не надо работать на такие государства, безусловно.

Э. Чесноков:

- На Россию нужно работать прежде всего. Что касается армии. Слушайте, наши силы специальных операций в Крыму, в Сирии действительно хорошо себя показали. Я горжусь Россией. Особенно когда в парке «Патриот» был в сентябре, то увидел беспилотники. То есть Россия выпускает беспилотники. Но потому, что мы секретничаем, мы об этом молчим. На самом деле это наше секретное оружие.

О. Кашин:

- И российский бюджет сегодня стал богаче на 32, по-моему, миллиарда рублей, да?

Э. Чесноков:

- Да что вы говорите? Одно дело говорить, а другое дело действительно провести транзакцию. Вот я не знаю, не знаю, действительно ли. И откуда вообще такие деньги. Вот у нас был там полковник Захарченко с какими-то ничтожными 8 миллиардами… ну, что это такое? Пара станций метро?

О. Кашин:

- Да, вот вы сказали - транзакции - действительно, на чей-то телефон, не знаю, человека в погонах, падает смс-ка из банка, что на ваш счет поступили эти миллиарды. Деньги изъяты у министра Абызова, бывшего министра, но он действительно и при должности был официально самый богатый министр, потому что пришел на министерское кресло загадочное, по сути, без портфеля, министр по делам открытого правительства - что это вообще такое? - пришел с высокой позиции в энергетическом бизнесе.

Э. Чесноков:

- Я немножко перефразирую знаменитую фразу Юлия Цезаря. Он, как известно, говорил - пришел, увидел, победил. А касательно Абызова можно сказать - пришел, увидел, убежал.

О. Кашин:

- Вот как раз именно, что не убежал. И это удивительно. Поскольку вот я представляю себя, когда у меня в кармане, или на оффшорах, или где угодно такие деньги. Естественно, я постараюсь, мне кажется, если я не сошел с ума, постараюсь убежать куда-нибудь, где их можно тратить…

Э. Чесноков:

- Ваши рассуждения про оффшоры мне интересны. Но неужели вы купили бы какую-нибудь яхту, назвали бы ее «Олег Кайль» или как-нибудь… Это же не ваш стиль!

О. Кашин:

- Неважно. Хорошо, я купил бы скромную квартиру на Манхеттене или на каких-то островах…

Э. Чесноков:

- Трамптауэр купили бы и потом стали бы фигурантом какого-нибудь дела…

О. Кашин:

- Ну, это я - бедный человек. А, наверное, если у тебя миллиарды, ты начинаешь думать - да чего мне убегать, мне в России хорошо, я же богатый, я могу себе все позволить! На самом деле, вот у меня давняя теория, что миллион долларов в России - это деньги, на которые ты можешь купить ту же самую яхту, да.

Э. Чесноков:

- Ну, не знаю, катерок, чтобы с плеса рыбачить…

О. Кашин:

- Ну да. А миллиард - это не деньги. Миллиард - это мигалка. Вот дали тебе мигалку… Это уже не совсем деньги, это уже то, что тебе дает и отбирает государство, когда считает нужным. Вот на примере Абызова мы это видим. Конечно, вот я так говорю, что я убежал - я бы не убежал…

Э. Чесноков:

- А, так 32,5 миллиарда рублей - тончайшая нюансировка, важнейшая ремарка - которые он заработал, когда был министром. А как человек мог заработать 32,5 миллиарда рублей, будучи министром? Может, он лекции читал?

О. Кашин:

- Да, да, да, тоже были такие прецеденты, когда люди получали на должностях гонорары за книги, преувеличенные, хотя, я тоже имею в виду, естественно, дело писателей 1997 года и, боже мой, какие это были маленькие деньги!

Э. Чесноков:

- Да, да, ему там вменяется что-то, сначала 4 миллиарда за рубеж он якобы вывел, в чем его обвиняют. Теперь вот уже 32 миллиарда. А что 4, что 32 - какое-то безумное умножение сущностей…

О. Кашин:

- Кстати, Эдвард, вы разбираетесь в схемах - такой глупый вопрос… Вопрос наверняка скользкий. Вот смотрите, я получаю, допустим, гонорар от радио «КП» за наши с вами беседы на карточку российского банка, на эту же карточку, с этой карточки я покупаю пачку сигарет в Лондоне - я вывожу деньги за границу таким образом или нет?

Э. Чесноков:

- Нет. Вывод денег - это вывод в какие-то юрисдикции и в какие-то активы. То есть, если бы, например, вы домик себе купили в Солсбери и открыли бы там отель «У старого агента», например, так бы его назвали, - да, это был бы вывод. Если бы вы создали оффшорную фирму, потом заключили бы со своей женой договор на оказание юридических услуг хотя бы там за миллиончик долларов - да, это был бы вывод. А так…

О. Кашин:

- Тогда давайте перенесемся на берег благословенного…

Э. Чесноков:

- Погодите, а откуда я все это знаю? Мне самому страшно.

О. Кашин:

- Потому что вы главный по схемам… и ваш статус никто не оспаривает.

Э.Чесноков:

- А, я главный по борьбе со схемами! Вот!

О. Кашин:

- Да, да. Поэтому держите меня в тонусе, чтобы я не расслаблялся.

Э. Чесноков:

- В новостях борьбы я вас буду держать. Мы противостоим, героически противостоим схемам!

О. Кашин:

- Хорошо. Раз вы заговорили об активах, о домике в Солсбери, давайте перенесемся на берег озера Комо, где находится одинокий и пустой, наверное, дом нашего друга, телеведущего известного, который сегодня отмечает день рождения, и мы его, подмигивая, конечно, и с фигой в кармане, но поздравляем!

Э. Чесноков:

- Про какого вы телеведущего? Такера Карлсона, Дональда Трампа, Ларри Кинга?

О. Кашин:

- Нет, Эдвард. Вы не поверите, но вот тот, о ком Борис Гребенщиков пел песню «Великий труженик наших времен» - Владимир Соловьев - сегодня у него день рождения. И поскольку тема народная, популярная… вот на самом деле, понятно, я и он друг друга не любим, регулярно…

Э. Чесноков:

- Да мне кажется, что это все какой-то пиар - вы пиарите друг друга…

О. Кашин:

- Конечно, вот делать мне нечего, как пиарить Владимира Соловьева! Так вот, у меня по его поводу такая юбилейная речь. Естественно, не очень комплиментарная, но хочу ею с вами поделиться. Действительно, у него такой одиозный образ, и очень много людей, и я в их числе, его не просто не любят, а нас от него потряхивает буквально. Так вот, у меня родилась такая теория. Знаете, был такой штамп публицистический, что вот наш постсоветский капитализм создавали советские номенклатурщики по тем лекалам, которые были в пропаганде советской…

Э. Чесноков:

- Книжка про Незнайку на Луне.

О. Кашин:

- Конечно, конечно. Вот по книжке «Незнайка на Луне» они делала нам капитализм. То же самое и Соловьев. Мы помним его обычным телеведущим 20 лет назад. Таким одиозным он тогда не был.

Э. Чесноков:

- Да, он такую программу «Соловьиные трели» вел.

О. Кашин:

- Да, да, и на ТНТ так же была программа про шансон, к нему даже Михаил Круг однажды приходил, они были тогда похожи, потому что Соловьев носил усы. И в те времена вот я представляю, какое было представление у старых чекистов поколения Путина о людях в телевизоре. Сидит какой-то отвратительный негодяй, которому олигархи дают деньги наличными в карман, и с экрана обижает людей, плюет во все, что нам дорого. Вот такое представление о телеведущих 90-х. Я реально думаю, что тот же Путин, допустим, к Евгению Киселеву буквально так и относился. И вот новый Соловьев, Соловьев нашего времени, Соловьев нулевых и десятых - это такое воссоздание образа уже пропутинского, отвратительного, главного такого всех бесящего телеведущего в том виде, в каком они представляли себе телеведущих 20 лет назад. Может быть, такая странная теория, но вот - да, это Незнайка на Луне, продолжение. А давайте сделаем своего Евгения Киселева и своего Сванидзе…

Э. Чесноков:

- Вы знаете, я не думаю, что всем интересно читать о Соловьеве, но вот 20 октября сегодня, вчера было 19 октября, а позавчера - 18 октября - день рождения Сергея Доренко. Кстати, он в Керчи родился.

О. Кашин:

- Царствие небесное Сергею Доренко, естественно, да. И тоже, вот на самом деле невозможно представить себе те телепередачи, которые были у Доренко в 1999-2000 году сегодня на телевидении, когда, помните, во время программы о «Курске» Доренко так спокойно, давая фрагмент о выступлении Владимира Путина, говорил - президент врет. Вот это, конечно, да, было принято его называть телевизионным киллером, говорить, что он под диктовку Березовского все это делал, но это была журналистика, когда в прямом эфире тебе дают фактчекинг речи президента. Правда, напомним, что ровно после той программы Доренко навсегда исчез из регулярных телевизионных эфиров.

Э. Чесноков:

- Он мог делать что-то такое на Ютубе. Вот как Дудь и не столь известные блогеры… Там же больше просмотров сегодня…

О. Кашин:

- Ой, слушайте, у Дудя сегодня Монеточка и надо поддержать нашего коллегу Романа Голованова, которого Дудь цитировал как раз, когда Роман говорил, что Монеточка в копилке Сатаны…

Э. Чесноков:

- Мы с Головановым как бы вместе начинали в «Комсомолке», поэтому не будем его…

О. Кашин:

- Естественно, я просто констатирую факт, что была такая цитата в эфире у Дудя, поэтому… была в «Комсомолке» рубрика «Знай наших!», я помню, в 2002 году в тюменском выпуске «Комсомолке» под этой рубрикой была заметка о том, как корреспондент тюменской «Комсомолке» набил морду гитаристу группы «Чайф», который вызывающе себя вел в ресторане.

Э. Чесноков:

- Это ваша заметка была?

О. Кашин:

- Не моя. Тюменская. Просто я, поскольку я тогда работал в калининградской «Комсомолке», помню, сколько шума она наделала, поскольку группа «Чайф», конечно, друзья «Комсомольской правды» и мы - поколение «Чайф».

Э. Чесноков:

- Но при этом мы вот немного начали с умной силы, есть ли у нас аналог Нехты для Белоруссии и вот есть такой канал - «Записки авантюриста» - это вот околоенотовидный канал, и вот он пишет, что в Ливане какие-то то ли дипломаты наши, то ли какие-то внешнеполитические деятели раздали в лагере для беженцев подарки - ежедневники. И он возмущается, что ежедневники безо всякой символики, то есть, там даже флага России не было, чтобы люди впитывали любовь мягкосильную к России, например. Где-то мы хорошо, конечно, работаем, а где-то недорабатываем.

О. Кашин:

- Ну, Россия - щедрая душа, в любом случае и, наверное, кто-то на этих ежедневниках тоже построил себе дом на озере Комо…

И все, наверное, помнят, как этой весной, на старте пандемии коронавируса Россия подарила Америке 45 аппаратов искусственной вентиляции легких. Тогда как раз был спор - подарок это или нет? Американцы сказали, что Россия сама все это дело оплатила, Россия говорила, что половину она через фонд прямых инвестиций, а половину сами американцы, но так или иначе, теперь американская МЧС, которая называется Фема, утилизировала эти аппараты, не использовав их. Потому что, во-первых, вилки электрические не подходят к американским розеткам. Во-вторых, есть подозрение, что из-за этих аппаратов в российских больницах были пожары. И, наконец, компания, которая делает эти аппараты, находится под американскими санкциями, что тоже их, с точки зрения американцев, не красит.

Э. Чесноков:

- Да, но тогда почему-то вопросов не возникало ни у кого…

О. Кашин:

- А кто спрашивал? Кто интересовался вопросами? Потому что выглядело все равно это странно, когда вот я говорю, была дискуссия на тему того, кто это оплатил. Выглядело это, как будто бы Россия хочет быть спасителем США от пандемии, хотя США не помощь не звали…

Э. Чесноков:

- Нет, ну, на помощь они не звали, но борт-то наш они приняли. И это тоже… вечное западное двойностандартничество.

О. Кашин:

- Ну, не сбивать же в конце концов!

Э. Чесноков:

- Да господь с вами!

О. Кашин:

- А так - традиции лендлиза… помните фильм «Волга-Волга»… «Америка России подарила пароход…»…

Э. Чесноков:

- А что там с лендлизом-то было? По-моему, мы так за него и не расплатились. Нет?

О. Кашин:

- Нет, при Брежневе закончили выплачивать. Как раз честно выплатили. Но в общем, да, не получилась кооперация такая. Но, по крайней мере, да, попробовали, чуть-чуть почувствовали себя той Америкой времен Рузвельта. Но на самом деле стоит пожать плечами, потому что история сама по себе такая вымученная, поскольку это не главная проблема, связанная с пандемией коронавируса сейчас. Тем более, что сегодня снова рекорды бьются и утром, помните, как сегодня задерживали статистику по заболевшим по России…

Э. Чесноков:

- А я думал, вы скажите, как задерживали в Петербурге там какого-то парня без маски…

О. Кашин:

- Я не видел как раз, пропустил…

О. Кашин:

- Но, кстати, Эдвард, вот тоже статистика - верите ли вы в 1999 заболевших в Москве? У меня ощущение, что вот как раз не хотят психологического рубежа в 2000, поэтому…

Э. Чесноков:

- Слушайте, ну, иногда и зеро пять раз подряд на рулетке выпадает. Ну, всякое бывает. Бог играет с этими числами. Вопрос - кто играет с Богом?

О. Кашин:

- Как сказал писатель Пелевин, вот на этом допущении и держится наша молодая демократия буквально. Но в общем, да. И тоже давайте повторим, как заклинание, которым мы каждый раз заканчиваем программу, что вакцина на подходе и есть дискуссия смешная про героя одного из наших недавних программ - Медведчука украинского, олигарха, политика и публичного кума Путина…

Э. Чесноков:

- Причем, Путин же как-то все особо не подтверждал. То есть, это из серии, как Собчак…

О. Кашин:

- Нет, нет, это как раз другая история. Это были крестины дочки Медведчука, публичные, в Исаакиевском соборе, где была пресса и Путин был действительно крестным много-много лет назад. Но, так или иначе, где-то неделю назад Медведчук хвастался, что он привился от ковида российской вакциной…

Э. Чесноков:

- Ну, проверить-то невозможно, может, ему просто прививку от гриппа сделали или плацебо…

О. Кашин:

- Да, пустышку вкололи, тем более, что сегодня объявили, что те, кому вкололи плацебо, узнают об этом только уже потом, когда вакцина будет пущена в массовое производство.

Э. Чесноков:

- А, может, и никогда не узнают.

О. Кашин:

- Да, но сейчас говорят, что Медведчук заболел. И было бы действительно интересно - если он реально привился российским этим Спутником и в итоге заболел - что же, вакцина не работает?

Э. Чесноков:

- Нет, а еще про Собчак, например, какая-то классическая история… Сначала говорили, что она заболела, кровавая барыня это все опровергла, потом неожиданно вышло какое-то странное видео, где она в таком печальном виде дома, что-то ей нездоровится… ну, странно, странно.

О. Кашин:

- А как вам политолог Марков, который уже будучи подтвержденным заболевшим, по его словам, он сам этого не скрывает, летел в переполненном самолете из Крыма в Москву. Вот как это? Какой уровень ответственности?

Э. Чесноков:

- Плохо это. И вот те же самые любимые наши с вами ватнопатриотическое Телеграм каналы говорят, что Марков работал на Госдеп - однофамилец Маркова, да - а, может быть, это все неспроста? Если вы понимаете, о чем я.

О. Кашин:

- Эдвард, мы все сон политолога Маркова. Мы ему снимся. И давайте не будем его огорчать. Тем более, в день рождения телеведущего Соловьева!

Э. Чесноков:

- Варвара Караулова вернула свои настоящие имя и фамилию - Варвара Караулова. Это вот та девушка, которая до сих пор под надзором полиции, ей там, по-моему, после 22 часов нельзя выходить из дома. Это вот та девушка, которая, по-моему, пять лет назад попыталась убежать в ИГИЛ (террористическая организация, запрещенная в России — прим. ред.) - потому что какой-то так называемый исламский жених сказал, что ты будешь моей женой, хорошо обработал ее, как психолог… На самом деле, это история об одиночестве…

О. Кашин:

- Да, но при этом вот для меня загадка - почему конкретно эта Варвара Караулова стала таким краеугольным камнем. Неужели она единственная русская девушка, которая шла этим путем?

Э. Чесноков:

- Нет, были еще, наверное. Просто в основном же там из Дагестана, из других республик с локальной спецификой. А вот так, чтобы там отличница, МГУшница взяли и купила себе билет в Турцию - ну, такого не было. Или есть, но мы не помним такого…

О. Кашин:

- Тоже, помните, была серия смертей, по-моему, в Лондоне как раз - и Илья Кормильцев, и Ливиненко - и про каждого говорили, что перед смертью они приняли ислам. И в какой-то момент выражение «принял ислам» стало таким мемом, как синоним смерти.

Э. Чесноков:

- Неверифицируемая информация это все, конечно…

О. Кашин:

- Да, разумеется, разумеется. Но в общем не хочется опять же как-то говорить - друзья, не принимайте ислам, кто хочет, пусть принимает, разумеется, главное, чтобы это не вредило окружающим и не вредило обществу, наверное…

Э. Чесноков:

- Ну и две недели остается до выборов в США, получается, и, конечно, наш кандидат победит! Мы болеем за тебя, друг! За тебя!

О. Кашин:

- Я даже скажу, за кого я болею, тем более, что меня вчера забаннили на месяц в Фейсбуке, правда, сегодня амнистировали. Я уверен, что я слишком часто и лайкаю Дональда Трампа, и расшариваю его посты, и, видимо, есть какой-то модератор, который за этим следит. Вот я, может быть, параноик, но другого объяснения у меня нет. На украинцев уже перестаешь грешить, потому что украинцы не настолько сильны, не настолько влиятельны.

Э. Чесноков:

- Нет, я про нашего кандидата. Канье Уэст, конечно, наш человек, собственно, никто не сделал для хип-хопа больше, чем он…

О. Кашин:

- Русский, православный, да, да… В общем, конечно, мы за Канье. Ой, а где Канье, там ведь и Ким. А где Ким - там Нагорный Карабах…

Э. Чесноков:

- Да, и Ким Чен Ын, безусловно, там, где Ким. И у них же на двоих 150 миллионов подписчиков в Твиттере. То есть, в принципе, столько же, сколько избирателей у Канье и Ким.

О. Кашин:

- Вот они дали бы ссылку на наш эфир, мы были бы мировыми звездами! Но мы сегодня ими не стали, уходим до завтра, и завтра будем опять говорить, наверное, на те же темы. Олег Кашин, Эдвард Чесноков. Вакцина на подходе! Всем пока!

Э. Чесноков:

- До свидания!

Владимир Вольфович раскладывает по полочкам главные события уходящей недели.