Дети на досуге: чем занять, как развивать, как защитить

Родительский вопрос
Дарья Завгородняя вместе с руководителем проекта Rukami Натальей Смелковой и специалистом по детской безопасности Екатериной Шумякиной обсуждает, как и чем занять детей в свободное от учебы время

Д. Завгородняя:

- Дорогие друзья, продолжаем задавать родительские вопросы и на них отвечать. У нас сегодня тема, которая связана с нынешним положением, в которое мы попали. Очень во многих школах удлиняются каникулы. Старшеклассники переведены на удаленное обучение, благодаря этому удалось избежать увеличения заражения коронавирусом. И все это полезно и хорошо, но совершенно не полезно и хорошо отражается на процессе образования.

Мы должны константировать, что наши дети предоставлены самим себе. И в выгодном положении оказываются дети, у которых есть увлечение и хобби. И в гостях у нас Наталья Смелкова, руководитель проекта Rukami – это про детское творчество. И она директор центра поддержки проектов по развитию талантов НТИ и РВК. И у нас в гостях частный детектив и мама – Екатерина Шумякина. Она специалист по детской безопасности, в том числе, по безопасности в интернете. Здравствуйте!

Е. Шумякина:

- Добрый день!

Н. Смелкова:

- Здравствуйте!

Д. Завгородняя:

- Поговорим, как занять детей на каникулах и на дистанционке. Наталья – представитель очень прогрессивного направления. Наши дети превратились в цифровых дел мастеров, то есть, если раньше клеили модельки самолетов из спичечных коробок, сегодня они это делают виртуально. Расскажите, Наталья, что такое НТИ и РВК?

Н. Смелкова:

- РВК – это Российская венчурная компания, где был придуман проект Rukami. А НТИ – это Национальная технологическая инициатива. Я думаю, что с утра грузить слушателей я не буду, что это такое, но скажу, что это большая фундаментальная программа, которая направлена на то, чтобы Россия вошла когда-нибудь в число мировых лидеров по технологиям. Это не простая история. За ней кроется то, что мы будем развивать некоторые цифровые рынки. Скажу только, чтобы такая амбициозная задача была решена, конечно, нужно компетентные специалисты. И они не возникнут ниоткуда, их надо воспитывать и учить. И надо их вдохновлять, как ни странно, это очень важная задача. И этим занимается кружковое движение НТИ. И частью этого движения является проект Rukami.

Д. Завгородняя:

- Что такое мейкерство?

Н. Смелкова:

- А вы знаете, что это такое! Пусть никого не смущает английского слово. Мы, кстати, не так часто его используем. Конечно, оно от слова make – создавать, делать. И оно про тех людей, которые что-то умеют делать самостоятельно. Но это не значит, что речь идет про паяльник и лобзик, хотя и это тоже крафтовое мейкерство, оно имеет значение, оно развивает мелкую моторику, если говорить про детей.

Сейчас, конечно, когда мы говорим про мейкерство, мы говорим про цифровое и продвинутое мейкерство. Эту историю можно разделить на несколько этапов. Она начинается с крафтового мейкерства, когда ребенок что-то делает, складывает или чинит табуретку. Но вектор общий, когда эта история продолжается, то это и цифровые технологии, программирование, робототехника. Это имеет отношение к техническому творчеству.

Д. Завгородняя:

- Техническое творчество – это одно из самых прогрессивных направлений. И вы хорошо знаете, что такое кружковое движение. И какое его состояние сейчас в России?

Н. Смелкова:

- Несмотря на архаичный немного термин «кружковое движение», нужно иметь в виду, что кружки, а у молодежи бывает предубеждение, что кружки – это как в Советском Союзе, что-то там вспоминали. Но более старшее поколение прекрасно понимает, что и все наши великие советские вехи в аэрокосмической промышленности были связаны с кружками, например, с кружком, который делал когда-то Королев. И это истоки того, что мы смогли сказать миру с точки зрения освоения космоса.

Что из себя сейчас представляют кружки? Мы в нашем проекте боремся с мифами, в которых существуют родители о том, что кружков мало и их нет. Или они существуют только для избранных. Это все неправда. Кружков сейчас достаточно много. Если вы посмотрите, то наверняка найдете в соседнем квартале кружки и будет, из чего выбирать. И когда мы говорим про техническое творчество и кружковое движение, тут я не имею в виду только кружки робототехники. Есть кружки по биоинформатике, если говорить про естественные науки. Сейчас много при университетах инициатив, связанных с современном искусством, которое тоже на базе технологий делается. Сайнс-арт, тех-арт – они тоже связаны с технологиями.

Д. Завгородняя:

- А что такое сайнс-арт? И как к этому могут иметь отношение дети? Вот у Кати дочь рисует, я знаю. И когда мы слышим слово «арт», мы понимаем, что можно притащить ребенка к этому направлению.

Н. Смелкова:

- А тут зависит от ребенка. И в этом плюс нашего с вами поколения, у нас есть огромный выбор. И наш выбор не только в том, чтобы ребенка, который любит рисовать, привести в изостудию, но мы можем ему показать то, что могут дать ему технологии, чтобы развить любовь к рисованию. У меня дочь тоже любит рисовать. И она любит рисовать и карандашом тоже, но ее больше увлекает рисование в планшете. Она любит делать мультики, а это тесно связано с технологиями. А можно пойти дальше, не только рисовать, но и запрограммировать рисунок. Можно сделать из этого игру. Допустим, используя начальную сферу программирования скретч. И это уже получится игра с рисунками.

Д. Завгородняя:

- Я сколько смотрю на своих дружеских детей, очень многие сидят в гаджетах и в планшатех. Так пусть они сидят с пользой! Для интеллекта и развития. Но, знаете, очень много претензий у физиологов к этому процессу. По физнормам больше 20 минут за компьютером сидеть нельзя маленьким, потом это время увеличивается. Как-то нам предстоит с этой проблемой разобраться…

Н. Смелкова:

- Я совершенно согласна с тем, что время, что ребенок проводит за компьютером, стоит ограничить, потому что все мы, как матери, ратуем за гармоничное развитие личности. И да, физиология тоже важна. Если не будет поступать кислород в кровь, то и никакого технического творчества не выйдет.

В этом-то и плюс технического творчества, все это можно связать вместе. Например, у нас в прошлом году был участники конкурса – десятилетние ребята из Москвы. Они придумали «умный спортзал», они подумали о том, что очень много времени тратится у учителя на объяснение, на то, чтобы засечь, кто и с какой скоростью, что и куда кидает на уроке физкультуры. И сделали «умный спортивный зал», который сам засекает скорость, силу броска и тому подобное, облегчив задачу учителю. Вот, пожалуйста! Они спортсмены, эти ребята. Но они увлекаются технологиями. И на стыке нашли интересный проект.

Д. Завгородняя:

- «Умный спортзал» помогает вычислять двоечников по физкультуре?

Н. Смелкова:

- И к тому же, этим двоечникам становится интересно. Это же что-то необычное на уроке! И это мотивирует их больше заниматься, в том числе, и своим физическим развитием.

Д. Завгородняя:

- Нейросети - сейчас очень модная история. Нейросеть вычисляют COVID-19, надо позвонить, покашлять, нейросеть скажет, COVID-19 или нет. И существует нейросеть-психолог, недавно делала испыталку такую, читайте.

Нужно ли интегрировать в систему образования все это кружковое движение? Эти компьютерные начинания?

Н. Смелкова:

- Здесь нет противоречия. Уже давно идут за ручку дополнительное образование и базовое. И кружковое движение является частью дополнительного образования, но не только. Кружковое движение шире, чем просто дополнительное образование.

Базовое школьное образование – это гигант, махина, оно не мобильно. Но без базового образования никуда. Это база, фундамент, без которого сложно что-либо сообразить, в том числе, и в кружках. А кружки – это мобильная история, где ты можешь найти свой интерес, единомышленников среди детей. Если не понравился преподаватель, его нелегко сменить в школе, а если в кружке, ты можешь подобрать другой, где ты будешь на одной волне с наставником.

Кружки нужны и важны. Это часть дополнительного образования. И важно, что кружковое движение – это некий социальный лифт. То, что раньше решалось через предметные олимпиады, а дети, которые что-то хотят изобретать, они нахватывают из разных предметов, у них есть проект, для них тоже есть путь, а раньше его не было. И это, как раз, один из проектов – это командная инженерная олимпиада, она есть с пятого класса, есть основной блок, который 9,10,11-й классы. И она дает до ста баллов к ЕГЭ. Это пропуск в жизнь для тех ребят, которые не супер хороши в каком-то одном предмете, но зато понимают их комплексно. Ведь это тоже одна из компетенций будущего – междисциплинарность.

Д. Завгородняя:

- Это история про состязания. Дети часто боятся состязаний.

А эта олимпиада может выявить гениев?

Н. Смелкова:

- Конечно!

Д. Завгородняя:

- Бывают дети, которые предлагают проекты, применимые в перспективе на практике?

Н. Смелкова:

- Два года назад, например, команда на финале придумывала алгоритм, анализировала BIG DATA – большую базу, которая была им предоставлена существующим научным институтом. И анализировали для того, чтобы создать алгоритм для высечения онкомаркеров. Да, они алгоритм сделали, это есть один из проектов финала. Но тем олимпиада и отличается, там все проекты на финале, это реально существующие кейсы, которые либо бизнесом каким-то даются олимпиаде, либо НИИ. И ребята имеют возможность, как бы пафосно это ни звучало, изменить к лучшему мир.

Дарья, вы правы, это состязательный элемент. Надо сказать, что среди кружков и движений есть и другие проекта, например, они направлены на то, чтобы собрать свою команду, свой интерес удовлетворить. Допустим, «Проектные школы – практики будущего». И вы правильно говорили, как увлечь ребенка. И проект Rukami

- он на это и направлен, чтобы вдохновить.

Д. Завгородняя:

- И что там происходит?

Н. Смелкова:

- Ядро проекта – это фестивали. Их проходит много по всей стране. В этом году их пятнадцать. И представляете, в каких условиях…

Д. Завгородняя:

- Все по ZOOM, как обычно.

Н. Смелкова:

- Ох, да. Но мы делаем это очень интересно. 28-29 ноября у нас будет московский международный кибер-фестиваль Rukami. Естественно, онлайн, но это будет не просто по ZOOM-онлайн. Например, ядро нашего фестиваля в этом году – это интерактивны й кино-квест с известными актерами. Глеб Калюжный, Юра Борисов, Анфиса Черных. И вы сможете побывать на фестивале, выбрать одного из аватара, и ему помочь в сложной жизненной ситуации – жителя метаполиса 2120 года. И такая вот интрига. У нас уже тизер есть в соцсетях, его можно посмотреть. Приглашаю вас на этот фестиваль. Это точно будет интересно.

Д. Завгородняя:

- Первый фестиваль, я так понимаю, прошел в 19-м году. И какие были там яркие участники? Дети.

Н. Смелкова:

- Их было очень много! Не только дети. А если про детей, то это такой оплот нашего сообщества, который делает фестиваль – наши конкурсанты. Помимо самой сети фестивалей, у нас проходит конкурс проектов технического творчества Rukami. И, например, сегодня перед эфиром непосредственно я открывала мероприятие для финалистов этого года. И каждый год героями фестивалей становятся те самые финалисты нашего конкурса. В этом году у нас охват огромный – под тысячу проектов. И сейчас сто проектов – это шорт-лист финалистов.

В прошлом году их было несколько меньше, но один из них и был, кстати, тот самый «умный спортзал», другой был, например, проект по дрону, который проверяет, насколько в рабочем состоянии находятся рельсы на железной дороге. И таких полезных проектов была масса!

Вдохновляют ребят не только детские проекты, но и проекты взрослых мейкеров. У нас был звездой фестиваля Коля Куглер – это из Берлина изобретатель, который привез свою панк-рок-робот группу. Она состоит только из роботов, они сами играют панк, они прекрасно выглядят, они шутят со сцены. И это, конечно, произвело фурор в прошлом году.

Д. Завгородняя:

- Да, думаю, детям будет интересно на такое посмотреть.

А какие самые перспективные направления, которые привлекают детей?

Н. Смелкова:

- Это хороший вопрос. Если про самые перспективные, то когда мы говорим про кружковое движение НТИ и технологические кружки, мы имеем в виду те сквозные технологии, на которых рынки-то и держатся. То есть, это искусственный интеллект, беспилотный транспорт и так далее. Это все перспективно. Это то, что будет диктовать инвестиционный бизнес и его тренды даже не послезавтра, а совсем скоро.

Честно скажу, детей увлекает нечто другое. Есть огромное количество детей, которым интереснее тема блогерства, как хакнуть алгоритмы TikTok и facebook, допустим.

Д. Завгородняя:

- Хорошее творчество!

Н. Смелкова:

- Да. Я не говорю, что мы этим занимаемся, но это ответ на вопрос, что интересно детям часто. И, конечно, их интересует история, связанная с созданием мультиков, гейм-индустрия, кстати, это перспективно и им интересно.

Когда я говорю про то, как хакнуть facebook тут, мне кажется, такая же история, как и с компьютерами и гаджетами, от которых мы, как родители, хотим наших детей оградить. То есть, нам нужно использовать их эту манию, а пользоваться этим во благо. Из этого искать интерес, развивать его в позитивном направлении. Хакнуть алгоритм facebook – не обязательно становиться хакером и что-то взламывать, но то, чтобы до чего-то докопаться, вскрыть изнутри, проанализировать, понять и с этим что-то сделать – вот это полезное стремление.

Д. Завгородняя:

- Хочу задать вопрос Екатерине. У вашего ребенка есть какая-то активность в интернете?

Е. Шумякина:

- Есть TikTok, но этим она достаточно редко пользуется. Мы договорились, что она попозже заведет себе страничку, она хочет и Instagram, и ВКонтакте, и когда я спрашиваю, зачем, не получаю адекватного ответа. Она сама не знает, зачем. Просто у всех есть. Говорю, что всему свое время. Станешь постарше, будет сильная логика, тогда заведем странички. Или заведем сейчас, но я буду ее контролировать. Ты к этому готова? Она говорит, что нет. Я буду нарушать твое пространство? Она говорит, да. Говорю, тогда мы подождем? Она: окей. Вот такой разговор.

Д. Завгородняя:

- Мы мне перед эфиром сказали, что соцсети представляют опасность для детей. И надо как можно позже, чтобы ребенок заводил страницу в соцсети.

Е. Шумякина:

- Людей, которые совершают противоправные действия, много. Они сильно переместились в интернет. А ребенок, у которого есть страничка в том же ВКонтакте, даже на моих лекциях в школах дети после лекций подходили. И мы с ними секретничали. И очень много детей рассказывали о том, что вот им что-то пишут, что-то присылают, просят, начиная от того, что просят денег, а многим детям заводят карточки в 12-13 лет. И заканчивая тем, что вымогают фотографии. Пишут всякие непристойности. И дети не всегда идут к родителям, не всегда знают, что им делать в этой ситуации. Иногда на что-то поддаются.

Мне кажется, их надо оберегать от этого. И точно думаю, что до 12-13 лет не должно быть никаких страничек. Они не нужны. Потому что то, что учителя общаются с детьми ВКонтакте, считаю, что это неправильно. Для этого есть группа в вотсапп.

ВКонтакте много контента не очень хорошего, групп всяких типа «Фея» и «Синие киты». И все остальное.

Д. Завгородняя:

- У нас есть звонок от Алексея из Воронежа.

Алексей:

- Здравствуйте! А не пора ли использовать опыт Японии и в обучении, и в ограничении контента? В Японии 126 миллионов, в России 146 миллионов. После войны прошло 75 лет одинаково. И посмотрите, как они учатся дистанционно, какие у них там мессенджеры и все остальное. Может, не надо изобретать велосипед с овальными колесами? Спасибо.

Д. Завгородняя:

- Спасибо. Но у нас в цифровом плане очень продвинутая страна. Да, Наталья?

Н. Смелкова:

- Мне сложно говорить по поводу японского опыта сейчас в ситуации с пандемией, не изучала. Но надо сказать, что в Японии, а она такая же открытая страна, как и любая другая. И тут нет истории, как с Китаем, когда у них есть собственные технологичные продукты.

Да, у нас довольно продвинуто подошло государство к решению этой проблемы, хотят тут не столько вопрос технологий, сколько в психологической потребности учителей – перестроиться на новую систему. К сожалению, не все учителя, а вопрос не в технологиях, понимают, что урок в онлайн – это другой продукт, это не то же самое, что провести урок офлайн. Он строится по другим законам, другая коммуникация. План урока другой. Именно в этом у нас проблема с обучением сейчас.

Д. Завгородняя:

- Ничего, мы освоим.

Н. Смелкова:

- Могу сказать, что кружки, социальный бизнес, они зарабатывали небольшие деньги, когда в онлайн проводили образовательные программы. И тут вот такое случилось. И мы специально для них делали онлайн-акселератор, сейчас мы делаем второй поток, когда мы переводим руководителей этих кружков в систему онлайн. И да, это другой продукт. Они его переводят. И у нас уже есть успешные кейсы.

Д. Завгородняя:

- Спасибо. Вернемся к проблеме безопасности.

Е. Шумякина:

- Можно я добавлю? Ужасно, что у нас происходит сейчас – это дистанционное обучение. Ни школы, ни дети, ни родители к этому не были готовы. И если говорить с точки зрения технологий, то те площадки, на которых дети занимаются, они тоже к этому не готовы. Например, пару недель назад то дети не могли войти, все висло, то учитель не мог войти. И дети нервничали, ничего не делали. Дистанционное образование на сегодняшний день – это не образование. Это просто псевдозамещение офлайн.

Д. Завгородняя:

- И с учениками, как выясняется, нельзя ВКонтакте общаться. Я, как учитель русского, всегда со своими учениками ВКонтакте общалась, потому что заходишь ВКонтакт, там все сидят. И все сразу тебе отвечают. Там легче получить обратную связь. Но я буду иметь в виду, берем на заметку. ВКонтакт – опасная сеть. Почему? Там вот эти секты вроде всего, педофилы, наверное. Какие самые главные опасности? Или мошенники, все-таки?

Е. Шумякина:

- А там опасности любые есть. И мошенники, и педофилы. Просто тут вопрос в том, что один ребенок, увидев письмо от незнакомца, его удалит или настроит так контакт, что ему невозможно написать, страница закрыта, а другой начнет переписываться, общаться и выдавать информацию. И таких случаев немало. Я на своих лекциях рассказываю, что нормально, когда ты придешь к взрослому и попросишь помощи. Ненормально наоборот. Взрослые решают свои проблемы со взрослыми.

В основном все дети сидят ВКонтакте или в Instagram.

Н. Смелкова:

- В TikTok тоже много.

Е. Шумякина:

- Да. А в facebook, я даже как-то делала опрос, когда веду лекции, делаю опрос, кто где сидит, у кого какие сети, facebook, что удивительно, в нем практически не сидят дети. В нем мы сидим.

Слушайте, если можно взрослого человека обмануть, начиная от того, что прийти и продать ему какой-то дома прибор, заканчивая тем, что это делают в интернете. И странички взламывают, просто пишут что-то. Люди становятся жертвами мошенников. И что говорить о детях? Просто взрослые забывают простую истину – взрослые были детьми, а дети взрослыми не были.

Н. Смелкова:

- Екатерина сказала важную вещь про то, что не имеет значения, какая это соцсеть, что это за технологическая платформа. Это просто некая среда. Мы тут в реальной жизни, а там мы онлайн. Но очень важно воспитывать у детей критическое мышление. И, кстати, кружки его воспитывают. И помимо междисциплинарности, как раз, критическое мышление и креативность, это то, за чем будущее, за этими компетенциями.

Да, если развивать критическое мышление, тогда можно и отпустить. Потому что отпустить, рано или поздно, все равно ребенка придется, он все равно придет в TikTok и в facebook.

Д. Завгородняя:

- А дайте совет родителям, у которых страничка в соцсетях есть? Что тут делать?

Е. Шумякина:

- Наверное, тут уже поздно советы давать. Просто с детьми надо разговаривать равный – равный. И пытаться им уже как взрослым объяснять, почему. И разговаривать, и предлагать варианты. Вот я своему ребенку предложила, что или я завожу тебе страничку, я ее контролирую, или мы с тобой еще ждем, когда ты будешь к этому готова. И когда ты мне объяснишь, зачем тебе страничка ВКонтакте.

Д. Завгородняя:

- Я очень хочу, чтобы вы дали основные советы детям на прогулках. Как общаться с незнакомцами, что отвечать знакомым, когда они просят о помощи.

Е. Шумякина:

- Я не смогу уложиться за минуту. Наверное, проще перенести ответ.

Д. Завгородняя:

- Хорошо, мы это обязательно будем обсуждать в письменных публикациях, заметках о том, как наших детей защитить. Но самый главный принцип – это, наверное, не оказывать помощи, если о ней просят незнакомые люди.

Спасибо вам большое!