Родительское образование: как стать осознанным родителем школьника, не делая за него уроки

Родительский вопрос
Дарья Завгородняя вместе с директором Академии родительского образования Еленой Бачевой, специалистом по разрешению школьных конфликтов Натальей Сченснович и учителем истории Виталием Смирновым разбирается, как в непростых условиях дистанционки сохранить учебный процесс

Д. Завгородняя:

- Дорогие друзья, меня зовут Дарья Завгородняя. Со мной мои дорогие гости. Тема нашего разговора: «Родители и школа. Как выстроить эффективное партнерство и эффективное взаимодействие?». Недавно на портале российского образования я вела прямой эфир АО специалистами по родительскому образованию, по тому, как родителям помочь быть родителями в свете современных педагогических веяний и современных детей. У нас дети совершенно другие, чем были раньше. И поколение родителей другое. Оно стремится быть более осознанным, любящим, внимательным, чтобы воспитать более счастливых людей.

У нас в гостях Елена Владимировна Бачева, учредитель и руководитель Академии родительского образования из города Перми. Здравствуйте!

Е. Бачева:

- Здравствуйте!

Д. Завгородняя:

- Вы у нас сегодня по ZOOM, вы у нас на экране.

И у нас в гостях Наталья Евгеньевна Сченснович, директор московского института развития непрерывного образования, кандидат педагогических наук.

Н. Сченснович:

- Здравствуйте!

Д. Завгородняя:

- И учитель истории одной из подмосковных школ Виталий Игоревич Смирнов.

В. Смирнов:

- Здравствуйте!

Д. Завгородняя:

- Сегодня огромное количество учеников отправлено на удаленку. Даже родительское какое-то движение было создано в Москве. Люди написали, по-моему, письмо чуть ли не президенту о том, что на удаленке детям учиться трудно. И давайте вернем очную форму обучения. Но пока это где-то невозможно, и нам надо в этих невероятных условиях сохранить учебный процесс.

Наталья, говорят, что у нас новые дети.

Н. Сченснович:

- Могу сказать, как многодетная мама, как учитель с двадцатилетним стажем, как тот человек, который реализует с подростками много разных интересных проектов, например, прошлым летом мы организовали с правительством Москвы огромный профориентационный проект «Лето моей карьеры». И я могу сказать, что да, дети, конечно, разные. По сравнению с теми детьми, которые были 10-15 лет назад, когда я начинала свой профессиональный путь, конечно, они меняются. И дети осознанны в том, что их будущее очень не определено.

Д. Завгородняя:

- Они понимают, что будущее у них сложное и непонятное.

Н. Сченснович:

- Именно так. И поэтому они задают очень много вопросов, они несколько потеряны. Они интересуются, а зачем мне это нужно? И этот вопрос ставит нас в тупик: а почему я должен именно это делать? И так далее. Это вопрос, который лично я воспринимаю, как вопрос про смыслы, на него очень важно ответить самому ребенку. И нам надо помочь, чтобы быть более уверенным в том будущем, которое нас ждет. И которое очень не определено.

Д. Завгородняя:

- Виталий, что вы скажете про осознанных детей?

В. Смирнов:

- Я сейчас услышал развернутое объяснение «осознанности». Я считаю, что в этом плане да, что они задают вопросы, тут они, безусловно, стали осознаннее. Но почему эта осознанность появилась? Если раньше у нас действовала в стране одна-единственная идеология, тоталитарное государство, мы сами знаем, это было в Советском Союзе. Там люди, в принципе, не задавались вопросам, а зачем мне нужно? Все знали, что мы строим светлое будущее и идем в прекрасное далеко.

Двадцать лет назад страна прекратила свое существование. И мы живем в новом мире. И сейчас идеологии нет у нас, даже в конституции закреплено, что у нас идеологический плюрализм. Из-за того, что сейчас нет понятия, просто иди туда, не знаю, куда, просто потому, что сказали туда идти, и мы живем в капиталистическом мире, где нет такого, что я буду делать то, что мне сказали, а то, что считаю нужным, правильным и что будет влиять на мое развитие. И, конечно, у детей возникает куча вопросов. Они получили базовое образование на уровне первых пяти классов, а потом с пятого класса начинается ОГЭ и ЕГЭ, ОГЭ и ЕГЭ… Выбирай предметы! Готовься и так далее. И когда они доходят до 9 класса, у них четко сформировано, что мне нужно только четыре предмета, которые я буду сдавать. И встает вопрос осознанности: а зачем мне остальное?

Этот момент осознанности надо корректировать. И то, о чем я говорил, что я немного не согласен: они не осознают того, что все остальные предметы нужны для формирования картины мира, расширения своего кругозора. Сколько я задавался вопросом, а есть ли бесполезные предметы? В школе такое бытует, что физика полезнее, химия, биология. Я, честно говоря, не могу выделить, что важнее, потому что всестороннее развитие человека – это один из важнейших показателей в нынешнем мире.

Д. Завгородняя:

- Спасибо. Елена Владимировна, вы согласны с тем, что говорили предыдущие ораторы?

Е. Бачева:

- Я хочу сказать… Вы говорите, что сейчас дети другие. Так ведь и родители другие. Мы как-то не учитываем, вот последний коллега сказал, что новое государство у нас. Да, у нас новая страна, но ведь и люди, время другое. Вот если мы посмотрим. Переход от социализма к капитализму со всеми перестройками, ушло ведь порядка 30 лет. Выросло не одно поколение с размытой шкалой семейных ценностей. Вот мы потеряли границу между добром и злом, истинной ложью, красотой и безобразием. А ведь эта граница – совесть! И я сегодня говорю об этом с болью, потому что у нас то, что раньше было хорошо, теперь это плохо. Человек поступает не порядочно, его сегодня никто не осудит. И не вступится где-то за того, кого обижают.

Наша школа, я сейчас не только про Пермской край, я вхожу в президиум координационного совета общероссийской общественной организации «Национальная родительская ассоциация». У нас много уделяется знаниям, но у нас совсем не уделяется внимания душе. Вот воспитание. Посмотрите, что происходит. Семья занята заработком, чтобы было на что жить, школа перегружена, измотанные учителя. Где до воспитания? Какие силы? Слава богу, есть счастливые исключения. Но еще один момент: стерты границы между добром и злом. Традиционные семейные ценности размыты. Какое поколение растет?
Д. Завгородняя:

- «Академия родительского образования» - уникальное учреждение. И нам везде нужны такие академии.

Е. Бачева:

- Я назову один документ – методологическая основа всех федеральных государственных образовательных стандартов – это «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России». Она появилась в 2009 году, и там четко было сказано в ее первом варианте, что воспитываем семьянина. Это был первый документ. А потом появился целый ряд документов, где говорилось об ответственной и позитивной родительской позиции.

Посмотрите, я сейчас обращаюсь к родителям, вы, наверное, по утрам тоже наблюдаете ту картинку, что и я в своем городе. Молодая мама тащит за руку четырехлетнего карапуза, он не выспался, начинает капризничать, а она шумит и кричит на него: пореви у меня! Сейчас как поддам! И ведь поддает. И я пробовала вмешиваться. Но, думаю, вы предполагаете, чем это все закончилось, когда тебя отправляют по одному известному адресу! «Иди! Это мо! Что хочу, то и делаю!». Но ведь вырастет этот малыш, лет через двадцать он тебе скажет: мать, чего ты тут расселась? Марш на кухню! Ладно, если на кухню, а если на улицу? Сколько людей стоят с протянутой рукой около наших храмов! Около магазинов! И всегда хочется спросить: милая женщина, а где же ваши дети?

Создается впечатление, что люди забыли про любовь. Если ушла любовь из дома, там селится неблагополучие. Это основа для правонарушений и преступлений взрослых и детей.

Д. Завгородняя:

- Елена Владимировна, я с вами абсолютно согласна. Расскажите про академию родительского образования, как она устроена и какие там мероприятия проводятся? И что говорят родители?

Е. Бачева:

- Наша академия занимается родительским образованием, но она обучает специалистов, работающих с семьей. Это не только учителя и воспитатели детских садов. Это могут быть и сотрудники комиссии по делам несовершеннолетних, социальная служба, культура, МВД. Все, кто работает с семьей, мы даем им свои технологии родительского образования. И выстраиваем, а у нас есть своя концепция – главное в семье должна быть любовь. И мы учим специалистов, они учат родителей. Просто мы так больше и быстрее решим эту проблему, когда забывают о любви в доме.

У нас, кроме курсовой подготовки, вот сейчас уже третий год при поддержке Фонда президентских грантов у нас идет проект «Сохраним семью – сбережем Россию». Мы отработали механизмы региональной межведомственной модели системы родительского образования взрослых и детей. И эти уроки семейной любви, которые проходят и с детьми, я имею в виду школьников с первого по одиннадцатый класс, и сами родители проходят эту учебу. Знаете, меняется микроклимат. У нас технология развивающая. И наблюдается, что человек корректирует сам свою позицию здесь и сейчас.

Я совершенно точно знаю и от учительниц: отправила своего мужа на занятие любящих родителей. И говорит: я удивилась, когда вдруг мой муж, вернувшись с занятий, вдруг подошел к сыну, обнял его, поцеловал в макушку и сказал: сын, а ты ведь у нас хороший парень!

Это то, что очень нужно современному ребенку. Он не чувствует себя любимым за очень редким счастливым исключением.

Д. Завгородняя:

- Спасибо!

В. Смирнов:

- Согласна. Влияние родителей сейчас, как раз во время коронавируса, очень и очень важно. И я хочу поделиться теми исследованиями, в которых говорится о том, что роль родителей сейчас очень важна, потому что усиливается образовательное неравенство. И если школа и родители не начнут партнерство, то есть риск того, что в период сложной ситуации у детей с ОРЗ, у детей из неблагополучных семей в таких неблагоприятных социально-экономических условиях может возникнуть ситуация, что они просто не пройдут программу.

Д. Завгородняя:

- Хочу объяснить, что такое образовательное неравенство. Троечники скатятся на двойки, четверки и пятерки останутся на прежнем уровне.

В. Смирнов:

- Именно так. И мое исследование, которое я в Высшей школе экономики провожу по поводу уровня партнерства семьи и школы, говорит о том, что родители очень разные. Есть осознанные родители, которые готовы поддерживать, включаться в процесс, правда, делают они это очень резко и с позиции претензии, скорее, нежели с позиции смыслов. И учителя не готовы, это факт, это доказано сейчас моими исследованиями. И результаты будут опубликованы уже в феврале. Учителя не готовы включаться в процесс партнерства. Они воспринимают предложения родителей, как вторжение в их профессиональную автономию. Именно поэтому то, что делает коллега – работает с родителями – очень важно.

А мы заходим со стороны учителей. И учим их общению, воспринимать то, что говорят родители, правильно. И порождать вот это партнерства, потому что, с моей точки зрения, первоочередное – это задача школы: порождать вот это партнерское взаимодействие с семьей.

Д. Завгородняя:

- Виталий, как родителям коммуницировать со школой? И что такое обидные наезды родителей?

В. Смирнов:

- Во-первых, я считаю, что тут четко разграничивать, чтобы каждый понимал, кто он есть и что он делает. Понимаете, возьмем часы. Например, секундная стрелка не может отображать минуты, в смысле, не должна отображать минуты, так задуманы часы. И точно так же система образования, да вообще любая система, что каждый должен выполнять свою определенную функцию. Родитель воспитывать и любить своего ребенка. Учитель учить.

Д. Завгородняя:

- Родители привыкли к тому, что имеют право наехать на учителя.

В. Смирнов:

- Что значит привыкли? Я не знаю. Я, например, не позволяю, чтобы на меня кто-то наезжал, то есть, в моем понимании это недопустимо. Особенно то, что если, например, кто-то хочет оспорить, такого вроде не было, методы ведения моей педагогической деятельности, то я готов выйти всегда на конструктивный диалог.

Д. Завгородняя:

- У нас звонок от Сергея из Чехова. Здравствуйте!

Сергей:

- Здравствуйте! Я послушал полчаса и сделал для себя вывод, как родитель. У меня дочка ходит в восьмой класс, сыну 22 года. И я видел все образования. И сам воспитанник советской школы образования, соответственно, могу сравнивать. И вот здесь я услышал, как я понял, что сейчас хотят учителя все переложить на родителей. И никто из учителей сидящих не сказал «дистант весенний». У меня дочка потеряла зрение! И сейчас у нас как происходит? Что должен делать учитель? Я считаю, что родитель – свои обязанности, учитель – свои. Я плачу налоги! Мне учитель должен дать образование моему ребенку! А что происходит? Ставит двойку, иди нанимай репетитора! Или в школе за деньги: плати. И он там поставит четверки. Вот что творится!

А слушая вас, будто вы на одной планете живете, а я на другой. Я согласен с женщиной, которая по ZOOM говорит, что любовь, все правильно, что педагоги должны объяснять родителям. А с остальным, особенно учитель по истории который, я не согласен!

Д. Завгородняя:

- Спасибо, Сергей! Вопрос очень в тему. Виталий, вот родитель с претензией.

В. Смирнов:

- Да, очень обеспокоенный. Что я могу на это сказать? Например, я не знаю, как в других городах России выстраивается система дистанционного образования, но что конкретно говорить про Москву. Дистанционный урок длится порядка 20 минут.

Д. Завгородняя:

- Везде так же.

В. Смирнов:

- Понятно, в регионах с техническим оснащением сложнее. В Москве 20 минут урок, где учитель предоставляет материал. Далее учитель дает домашнее задание в дистанционном формате. За себя скажу, что я даю в формате тестов, то есть, я рассказал 20 минут тему и тест порядка 10 вопросов на специальном сайте.

Ребенок должен это прорешать, а я потом смотрю, что не так, как они сделали. И если наблюдаются серьезные ошибки, то с учениками будет идти коррекционная беседа, где будет разбор, так скажем, полетов, что было не так.

Второй момент. Большое спасибо развитию технологий, что сейчас есть куча ресурсов для онлайн-образования. Если ученикам не хватило 20 минут, чтобы услышать то, что хотел сказать учитель или учитель не смог все уложить в 20 минут, я могу, например, приложить видео с YouTube, презентации, отдельные фотографии, которые делаю с каких-то книг, которые лежат у меня дома. И так же их прикрепить к домашнему заданию. С подробными схемами и так далее. Плюс я объясняю, как с этим материалом работать.

Родителю, в принципе, вот они переживали, что родитель должен учить и еще что-то, да не нужно ничего родителям делать! Я дохожу вплоть до того, что пишу, как пользоваться YouTube. Другой вопрос, если люди не знают, что надо зайти на сайт, тыкнуть кнопку «зарегистрироваться», то, думаю, это не мои проблемы. Учитывая, что я даже и с этим помогаю, что зайдите, зарегистрируйтесь, тыкнете кнопку «пройти тест». Я расписываю поэтапно самые банальные вещи, которые в двадцать первом веке уже стыдно не знать. А чтобы кто-то сидел и выполнял за меня мою работу? Нет! Ни в коем случае! Я не прошу родителям читать им сказки, читать им историю, нет, не так. Другой вопрос, что если родители сами теряются в этом технологическом мире, да, им страшно, они переживают, особенно когда сталкиваешься с тем, что ты не понимаешь, понятно, это будет нарастать – эта агрессия, беспокойство и все остальное.

Учителя не перекладывают свои обязанности. Учителя не просят, чтобы на нас что-то делали.

Д. Завгородняя:

- Спасибо!

Е. Бачева:

- Я хочу присоединиться и ответить слушателю, который звонил. Вы во многом правы. И справедливо возмущаетесь тем, что сегодня творится с дистантным обучением. Вот так оказались мы, будем честными сами с собой, не готовы. Большинство учителей, такие, как Виталий Юрьевич, у нас единицы. Я по Пермскому краю сужу. У учителей возраст, что называется, за пятьдесят и больше, они оказались не готовы. И оказались не готовы родители, они, кстати, почему должны быть в этом плане готовы? И дети. Старшие оказались более-менее продвинутые, а с остальными проблема.

Виталий Юрьевич прав. Мы уже говорили, что нужны какие-то памятки, маленькие микроуроки для родителей, как ребенку помочь включиться. И нужна какая-то психологическая помощь, что все получится, все выйдет. И эти уроки для родителей, они же большинство, я сейчас про свой сельский край, что они знают? Позвонить и принять звонок? Да? Отправить смс? И сфотографировать. И так нагрянуло, что надо куда-то и чего-то… К каким-то платформам подключаться. Знаете, надо было по-доброму и по-хорошему сделать перерыв в обучении наших детей, проучить педагогов, подготовить пакет материалов для тех же родителей с маленькими видеоуроками. И многие проблемы бы снялись.

В. Смирнов:

- Извините, можно я на секунду? Дело в том, что родителям отправляются подробные инструкции в вотсаппе и в виде фотографий со скрипшотами и в виде видеозаписи, где учителя, я так подозреваю, в каждой школе есть инициативная группа, у нас точно есть, где прикладываются инструкции, как пользоваться онлайн-ресурсамми, чтобы правильно зайти в электронный журнал, как настроить домашнее задание и так далее.

Проблема в том, что когда все отправляется родителям, я не буду врать за процентовку, допустим, несколько родителей эти инструкции не просмотрели. Или поверхностно глянули.

Д. Завгородняя:

- Мне недавно ученик говорит: я английский проспал, потому что ссылку прислали маме на урок, а мама была чем-то важным занята. Маме бедной надо все время быть в вотсаппе и ждать эти ссылки!

Е. Бачева:

- Да!

Д. Завгородняя:

- Она такая тревожная становится…

Е. Бачева:

- Мама тоже работает на удаленке, ей нужен компьютер. В общем, проблем оказались так много!

В. Смирнов:

- Здесь да, проблема в том, что родители начинают переживать, они что-то не досмотрели. И они в разгар рабочего дня, когда учитель сам ведет уроки, начинают вот это вот написывать, что вот как зайти. Как вот это вот тыкнуть. Ну, собственно, вопрос. Вам же скинули инструкции! Посмотрите! Почитайте еще. А они посмотрели две строки и все, пошли своими делами заниматься.

Д. Завгородняя:

- Вопрос в том, чтобы уделить ребенку полчаса и технически все эти штуки пройти.

В. Смирнов:

- Да.

Д. Завгородняя:

- Освоить по-быстренькому.

Н. Сченснович:

- Я хочу добавить. Вот я слушаю коллег и понимаю, что… И после вот этого звонка фокус внимания у нас сейчас не учебные результаты. А вот если бы мы посмотрели на эту ситуацию с фокусом на новые навыки детей для того, чтобы и нам, как родителям, было легче, и нам, как учителям тоже было спокойнее. И если бы мы то, что я и моя команда делаем, мы фокусируем учителей на то, чтобы помогать родителям. И объединяться в том, чтобы развивать определенные навыки детей.

Например, самостоятельность. И как мы вместе, объединившись, давайте выстроим стратегию с тем, чтобы наши дети стали более самостоятельными, более ответственными, чтобы не я ему эту ссылку посылала, а он сам понимал, что в девять часов придет ссылка. И что мне нужно сделать, чтобы он активировал вот эту свою самостоятельность.

Д. Завгородняя:

- Очень трудно, когда родитель не доволен учителем, я сейчас о средней школе. И идет он не к предметнику, а к классному руководителю или сразу к директору. Минуя учителя. И это очень неприятная и сложная ситуация, которая ранит очень многих учителей.

Елена Владимировна, у вас рассматриваются такие ситуации?

Е. Бачева:

- Любой конфликт имеет право быть, если отсутствует нормативно-правовая база или она очень слабая. Мы с вами уже говорили с вами на эту тему, Дарья, что желательно, чтобы в каждом образовательном учреждении было положение об этике учителя и об этике родителя. А еще желательно, чтобы развести полномочия и объединить усилия – это должна быть согласованная миссия, это своеобразный документ тоже – миссия педагогического коллектива и миссия родителей. Знаете, я все время читаю лекции, говорю, все помним свадебное приглашение – кольца переплетаются. Вот так и получается: семья имеет свой функционал, свою миссию, педагоги – свою. Но обязательно есть общее звено, которое их объединяет вместе в вопросах. Надо учиться быть благодарными друг другу, помогать. Ребенок между нами, между семьей и педагогами. И ради этого ребенка и надо объединяться.

Лето мы пропустили. Мы же знали, что будет вторая волна. Почему в системе повышения квалификации педагогов экстренно, как в военное время надо было собраться и таких, как Виталий Игоревич, те, кто наработали уже свой опыт, все эти изюминки, все это собрать. Потому что одно дело – Москва, и одно дело где-то район, до которого ехать пять часов от города Перми.

Нужно было подготовить маленькие видеоуроки, видеоинструкции, чтобы мне, как маме, можно было увидеть, где и куда, какую кнопку наживать. Вы, мужчины, конечно, более продвинутые в этих вопросах. Но вот люди есть визуалы, вот я - визуал. Мне бы надо было поглядеть, чтобы мне показали. Я бы раз сделала это вместе с ребенком, второй раз повторила, а третий раз он уже обошелся бы без меня.

Мы должны извиниться перед родителями. Мы, правда, перезагрузили их настолько! Просто сама система образования, сами педагоги оказались не подготовленными. Мы много говорим о том, что у нас цифра, кругом цифра, у нас все работает, информационные технологии работают. Да нет, ребята, они на бумагах много работают, а на практике вот они, конфликты. Сколько хотите!

Мы пытаемся сегодня эту проблему решить у себя. Сейчас готовится краевой семейный форум, он будет онлайн. И мы уже говорим о том, что серию видеоуроков по линии школы родительского образования надо запускать. Мы не знаем, как мы будем жить дальше. И помочь детям мы обязаны. И учителя, и родители.

Д. Завгородняя:

- Спасибо!

Наталья, как выстраивать отношения сейчас в этом непонятном мире?

Н. Сченснович:

- У меня один совет: слышать смыслы друг друга. И воспринимать то, что говорят родители, я сейчас говорю со стороны учителей, слыша вот эти позитивные смыслы для своего ребенка. Просто так родитель не приходит. Он приходит по поводу своего ребенка и приходит, чтобы его ребенку было хорошо. То, как он это делает, как это говорит, да, может нас не устраивать, может где-то ранить, потому что интонации, эмоции тут работают. Но если мы не научимся слышать эти смыслы, мы не сможем выстроить диалог.

Точно такой же совет для родителей. Когда вы приходите в школу, идете на разговор, не игнорируйте учителя. Идите сразу к нему. И когда вы выстраиваете диалог, когда начинаете что-то говорить, говорите про смыслы ребенка. Например, мне очень важно, чтобы ребенок был спокоен, более самостоятелен.

Д. Завгородняя:

- Смотрите, говорите, чтобы мой ребенок был спокоен. Учитель в ужасе сразу. А так обычно он у меня на занавеске висит на уроке!

Н. Сченснович:

- Именно поэтому я к вам и пришел!

Д. Завгородняя:

- А вы мне помогите, так сказать, своим авторитетом, чтобы ребенок успокоился на уроке, чтобы он не висел на занавеске. Вася, не виси, пожалуйста!

Н. Сченснович:

- Во-первых, ни родителю, ни учителю не надо помогать, они взрослые и самодостаточные люди. У них все в порядке. Единственное, кому нужно помогать в школе – это ребенку. Именно по поводу этого и надо нам объединяться. И если мы вместе подумаем, как мы будем помогать этому Сереже быть более спокойным, не висеть на шторах, что я буду делать как учитель и как родитель, тогда все будет хорошо.

Понимаете, немного другой фокус внимания в разговоре, в речи, в посылах, которые мы говорим друг другу.

Д. Завгородняя:
- Виталий, ваши пожелания родителям?

В. Смирнов:

- Внимательно читайте все инструкции, которые посылают. Сохраняйте спокойствие и не нужно нервничать. И, действительно, в этом спокойном и умиротворенном состоянии идти на контакт с учителями, учитывая, что учителя не хотят навредить. И я, как представитель педагогического сообщества, могу точно сказать, что мы потом, после того, как рабочий день закончился, мы все переживаем за то, если что-то пошло не так. И мы ищем пути решения.

Д. Завгородняя:

- Спасибо! Учителя тоже люди. И они, как никто, заинтересованы в том, чтобы ребенок научился.